авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«УДК 2 Федеральное агентство по образованию ББК 86.37 Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского В 751 ...»

-- [ Страница 4 ] --

Религиозно-политическая деятельность Константина Ве Таким образом, в российской церковной историографии ликого после издания Миланского эдикта, как правило, разделя утвердилось то самое суждение о Миланском эдикте, которое лась историками на два периода:

начинал разрабатывать В.В. Болотов. В исследовании его учени 313–323 гг. – политика в рамках законодательства Милан ка и преемника А.И. Бриллиантова оно обрело прочный научный ского эдикта и вынужденным образом согласованная с восточ статус. Нельзя не отметить на примере изучения проблемы Ми ным правителем Лицинием;

ланского эдикта красноречивой тенденции развития историче 323–337 гг. – после победы над Лицинием – политика от ского метода в церковной историографии: от полупроизвольной крытого покровительства христианству и ограничения язычества.

интерпретации текста эдикта Лебедевым, через раскрытие его Согласно распространенному в российской церковной ис непосредственного содержания Болотовым, – к исследованию ториографии мнению, уже в первый период своей политической Бриллиантова, где глубокий источниковедческий анализ и кон деятельности Константин Великий выступает покровителем текстуальный подход позволили определить его юридическое и христианства. Ссылаясь на Евсевия, историки перечисляли сле церковно-историческое значение.

дующие мероприятия императора в пользу христианства: наде Историки-византинисты не так много места в своих трудах ление христианских общин движимым и недвижимым имущест уделяли анализу Миланского постановления, хотя признавали вом, восстановление и строительство храмов, выделение денеж его всемирно-историческое значение. Ф.И. Успенский лаконич Успенский Ф.И. История византийской империи. С. 63.

94 Поснов М.Э. История христианской церкви… С. 256–257. Васильев А.А. История византийской империи. С. 103–104.

115 ных средств, обеспечение привилегий христианскому клиру, на- культ процветал, строгие меры императора не могли иметь пря мого приложения101.

значение христиан на высшие государственные и военные долж ности, запрет принудительного привлечения христиан к прине- В оценках религиозной политики Константина Великого сению языческих жертв и т. п.97 А.П. Лебедев при этом подчер- многие отечественные историки конца ХIХ – начала ХХ в.

при кивал, что возведение христианства в статус государственной держивались концепции «религиозного паритета», обоснован религии сопровождалось заметным ущемлением язычества98. ной немецким исследователем Х. Рихтером102. Принцип веро Однако большинство историков признавали религиозную поли- терпимости, провозглашенный Миланским эдиктом, реализовал тику Константина Великого после издания Миланского эдикта ся в политике, стремившейся установить в государстве высшую прохристианской, но терпимой по отношению к язычеству. В справедливость, залогом которой являлся личный нейтралитет этом видели его важнейшую политическую заслугу перед миро- самого императора. В основе паритета религий лежали сообра вой историей, свидетельство его государственной мудрости99. жения государственной стабильности. Мероприятия Константи Первые эдикты Константина Великого в отношении язы- на в пользу христианства преследовали цель уравнять его в пра чества были изданы в 319 и 321 гг. В них запрещалось соверше- вах с язычеством, но не более того. Император сохранил за со ние магических жертвоприношений и соединенных с ними тай- бой титул «pontifex maximus», а языческий культ не был ущем ных гаданий, но свобода языческого культа при этом не страда- лен в правах и привилегиях, потеряв только крайне безнравст ла. Историки подчеркивали, что эти эдикты не противоречили венные свои формы. Государственная символика времен Кон нормам римского религиозного права и только возобновляли стантина также отражает его стремление к равенству религий:

положение закона ХII таблиц, эдиктов императоров Тиберия и наряду с языческими встречаются христианские символы и эмб Диоклетиана о запрете тайных гаруспиций100. Сообщение Евсе- лемы нейтрального значения, хотя с течением времени христи анская символика преобладает103.

вия о разрушении при Константине языческих святилищ боль шинство историков считали преувеличением. Допускалось, что Это общее для историков научно-критического направле было разрушено несколько языческих храмов в Палестине, Фи- ния мнение соединялось с разными представлениями о религи никии, Египте, в городах Малой Азии и Греции – районах, где озных воззрениях самого Константина в «период паритета».

наиболее интенсивно распространялось христианство. При этом А.А. Спасский предполагал, что внешнее обращение к дело ограничивалось закрытием заброшенных храмов и наибо- христианству не настолько глубоко подействовало на Констан лее безнравственных культов. В тех местностях, где языческий тина, чтобы он мог осознать принципиальную несовместимость христианства с «лучшими» формами язычества. До 323 г. импе ратор не до конца порвал с язычеством и его личным воззрениям был свойственен определенный синкретизм. Поэтому он пытал Евсевий Памфил. Жизнь Константина. Кн. 2. Гл. 20–22, 44–46.

98 Лебедев А.П. Эпоха гонений… С. 309. Алфионов Я. Указ. соч. С. 47–48;

Чернявский Н.Ф. Указ. соч. С. 571.

99 Ср.: Терновский Ф.А. Грековосточная церковь… С. 12–14;

Чельцов И.В. См. сноску у Болотова: Richter H. Das westromische Reich. Berlin, Внешнее положение… // Христианское чтение. 1859. Ч. II. С. 354–356;

Курга- (Болотов В.В. Отзыв об удостоенном Учебным Комитетом при Св. Синоде нов Ф.А. Отношения… С. 19–20;

Лашкарев П. Отношение… С. 134–135;

Кипа- премии преосв. Митрополита Макария в 1886 г. сочинении В. Кипарисова «О рисов В. О свободе совести. С. 158–161;

Алфионов Я. Император Юлиан и его свободе совести. Опыт исследования вопроса в области истории церкви и го отношение к христианству // Православный собеседник. 1877. Февраль. С. 166– сударства с I по IХ вв». Вып. 1. М., 1883 // Христианское чтение. 1886. Июль– 167;

Гидулянов П.В. Восточные патриархи… С. 38. август. С. 276).

100 Алфионов Я. Указ. соч. С. 159;

Чернявский Н.Ф. Император Феодосий Болотов В.В. Лекции… Т. 3… С. 32;

Спасский А.А. Обращение импера Великий… С. 569. тора…. С. 62;

Бриллиантов А.И. Император Константин… С. 160–161.

117 ся создать новое мировоззрение, возвышающееся над язычест- рассматривали новый этап религиозной политики Константина вом и христианством, примиряющее и удерживающее их в за- как продолжение, только более свободное, деятельности, осуще ствляемой уже после Миланского эдикта109. В частности, Н.Ф.

конном паритете. Историк находил подтверждение этому в тек стах законов и посланий, где употребляются абстрактные выра- Чернявский полагал, что изменение религиозной политики Кон жения о Высочайшем Существе, и в государственной символике стантина после 323 г. касалось только формы: он более резко этого периода – синкретического или нейтрального характера104. выражает свое презрение к древней религии и любовь к новой110.

В.В. Болотов, Н.Ф. Чернявский, А.И. Бриллиантов, М.Э. Пос- Открытые и решительные действия Константина в пользу нов считали, что религиозные предпочтения императора были на христианства и против язычества нашли выражение в специаль стороне кафолического христианства, и хотя de jure он выступал ном эдикте (или эдиктах), обращенном к населению восточных провинций111. А.И. Бриллиантов считал эти два документа спи защитником паритета религий, de facto способствовал его воз вышению путем предоставления прав и привилегий105. Естест- сками с одного акта112. А.П. Лебедев разделял их в соответствии венно, паритет со временем должен был разрушиться: во-пер- с названиями и по назначению: «к правителям Востока», издан ный в 323 г., и «к жителям Востока» (324 или 325 г.)113. В любом вых, стоять выше всяких верований государственная власть не могла, во-вторых, церковь добивалась тех прав и привилегий, случае различие документов – только в адресате, поскольку по которыми пользовалась языческая религия и представители язы- содержанию они представляют близкую аналогию. Оба историка ческих культов106. (Лебедев и Бриллиантов), изучавшие эти документы, считали, Важным рубежом религиозной политики Константина Ве- что их главной чертой является существенное расширение прин ципов Миланского эдикта в отношении христианства114. Иссле ликого церковные историки считали 323 г., когда в результате победы над восточным августом Лицинием Константин достиг дователи обращали внимание на тот факт, что в обширном вве единодержавия и смог осуществлять самостоятельную политику дении и заключении предстает целая программа религиозной в пределах всей империи. Церковно-историческая традиция политики – покровительство христианству, соединенное с его придавала этому событию эпохальное значение: весь пафос ре- проповедью. В последних фразах эдикта император призывает лигиозной войны между Лицинием и Константином выразился в подданных видеть в происшедшем политическом перевороте и в картине сражения римских богов и христианского Бога, под перемене положения христиан проявление действия «высшей Божественной силы»115.

знаменами и с именами которых соответственно выступали вра ждующие стороны107. Цель, поставленная теперь Константином, – утверждение в По мнению А.А. Спасского, события 323 г. окончательно «роде человеческом» христианской религии, очевидно, должна обратили Константина к христианству, положив конец «парите- была сопровождаться устранением язычества. Сведения, сооб ту» в его мировоззрении и политике108. Большинство историков щаемые на этот счет источниками как христианскими, так и Спасский А.А. Указ. соч. С. 62–64.

105 Ср.: Болотов В.В. Указ. соч. С. 34, 45;

Чернявский Н.Ф. Император Фео- См., например: Кипарисов В. Указ. соч. С. 150, 159;

Лебедев А.П. Указ.

досий Великий… С. 564–568;

Бриллиантов А.И. Указ. соч. С. 184;

Поснов М.Э. соч. С. 322.

История христианской церкви… С. 257. Чернявский Н.Ф. Указ. соч. С. 570.

106 Там же. С. 257–258. Евсевий Памфил. Указ. соч. Кн. II. Гл. 24.

107 Евсевий Памфил. Жизнь Константина. Кн. 2. Гл. 1–17;

Ср.: Чельцов И.В. Бриллиантов А.И. Указ. соч. С. 171–172.

Внешнее положение… С. 358–359;

Терновский Ф.А. Грековосточная церковь… Лебедев А.П. Указ. соч. С. 323–324.

С. 13–15;

Лебедев А.П. Эпоха гонений… С. 319–322. Там же. С. 237;

Бриллиантов А.И. Указ. соч. С. 167.

108 Спасский А.А. Обращение императора… С. 68. Там же. С. 172–173.

119 языческими, неопределенны и противоречивы, но текста самих Константина. А.П. Лебедев, А.А. Спасский и В. Кипарисов вы антиязыческих законов ни один источник не приводит116. сказывали сомнение в его существовании120.

Историки, как правило, доверяли Евсевию и перечисляли Н.Ф. Чернявский А.И. Бриллиантов, напротив, утвержда следующие антиязыческие мероприятия Константина: запрет ли, что издание закона против «идолопоклонства» вполне отве крестной казни и гладиаторских боев, запрет идолослужения, чало характеру религиозной политики Константина после 323 г.

и могло стать ее конечным пунктом121. Однако допуская издание языческих жертвоприношений и гаданий, разрушение некото рых языческих святилищ117. При этом считалось, что язычество подобного указа, А.И. Бриллиантов считал, что он мог ограни ограничивалось Константином только в самых «безобразных читься запретом идолослужения в частных домах, подобно тому, как на Западе была запрещена практика частных гаруспиций122.

проявлениях»: уничтожались храмы, в которых практиковались безнравственные культы;

из всех видов гадания запрещались Но и в подобном виде закон мог вызвать сопротивление язычни только «тайные» с целью узнать будущее относительно импера- ков и излишнюю ревность христиан, находившихся на церков тора и государства;

была попытка отменить «sacrificia» – крова- ных и гражданских должностях. Этой ситуацией А.И. Бриллиан вые жертвоприношения118. тов объяснял издание эдикта, который у Евсевия характеризует Признавая возможными эти частные мероприятия, только ся как «поучение, изобличающее идолопоклонническое заблуж дение предшествовавших правителей»123. Здесь Константин за косвенно влиявшие на положение язычества, историки высказы вали диаметрально противоположные мнения о возможности являл целью своей религиозной политики сохранение мира в издания Константином эдикта, напрямую запрещавшего «идоло- государстве, призывал своих подданных действовать лишь убе служение». Текст подобного документа отсутствовал, но намек ждением и запрещал пользоваться принудительными мерами на его существование содержался в более позднем эдикте сыно- против язычников. Бриллиантов предполагал, что рассматривае вей Константина 341 г. и в некоторых высказываниях Евсевия119. мый эдикт был существенным дополнением к эдикту 324 г. о восстановлении прав христиан на Востоке124. Итак, даже при В.В. Болотов, верный принципу основываться только на достоверных сведениях, даже не упоминал о подобном законе вероятном ограничении языческого культа, Константин отно сился терпимо к языческим религиозным учреждениям. Это не противоречило главной цели его политики – утверждению хри стианства и постепенному изживанию язычества.

Константин Великий являлся государем для всех своих Евсевий сообщает об издании Константином закона, который запрещал подданных – христиан и язычников. До конца жизни он носил «мерзость идолослужения», а также несколько раз говорит о запрете Констан титул pontifex maximus и до известной степени охранял языче тином жертвоприношений, гаданий, постановки статуй;

Сократ представлял ские традиции, а в силу исторической необходимости едва ли политику Константина, безусловно, враждебной в отношении язычества;

Созо применял свои антиязыческие законы в тех провинциях, где мен упоминал о запрете Константина язычникам приносить жертвы, обращать ся к оракулам, изготовлять идолов;

по словам Феодорита, Константин запре щал только языческие жертвы, но храмов языческих не разрушал. Языческие Лебедев А.П. Эпоха гонений… С. 341;

Кипарисов В. Указ. соч. С. 168;

авторы – Либаний и Зосим упоминают только о конфискации храмовых бо- Спасский А.А. Обращение императора… С. 70–71.

гатств и запрете гаруспиций. (См.: Кипарисов В. О свободе совести… С. 163– Чернявский Н.Ф. Император Феодосий… С. 571;

Бриллиантов А.И. Импе 165). ратор Константин… С. 174–175.

117 Терновский Ф.А. Грековосточная церковь… С. 17;

Курганов Ф.А. Отноше- Это мнение разделял и Я. Алфионов: Император Юлиан… С. 165–166.

ния… С. 24. Бриллиантов А.И. Указ. соч. С. 176–177;

Евсевий Памфил. Указ. соч.

Болотов В.В. Лекции…. Т. 3. С. 33;

Кипарисов В. Указ. соч. С. 165–167. Кн. 2. Гл. 48.

119 Евсевий Памфил. Жизнь Константина. Кн. 4. Гл. 24, 25. Алфионов Я. Указ. соч. С. 180–181.

121 язычество преобладало численно. Как император Константин Ряд указов Константина после 323 г. вносят изменения в имел юридическое право регламентировать языческий культ: сферы уголовного (запрет клеймения, цирковых игр, крестова всякий закон, изданный им, был не против язычества, а только ния, нанесения увечий в качестве наказаний) и семейного права относительно него. Важно уже то, что государство в лице Кон- (отменены законы против безбрачия и бездетности, уничтожен стантина Великого отказалось от связи с язычеством и косвен- конкубинат, приняты законы против выбрасывания, залога и ной политикой значительно ослабило древнюю религию на- продажи детей, облегчена процедура освобождения рабов). По столько, что ее падение стало вопросом времени. Сыновьям словам П.В. Гидулянова, «христианское миросозерцание и нрав Константина, по словам Н.Ф. Чернявского, осталось только вос- ственность отражаются в многочисленных законах уголовного права и процесса»129.

пользоваться создавшимися условиями и начать агрессивную политику против языческого культа125. Таким образом, несмотря на различие мнений историков в Наряду с ограничением отдельных проявлений язычества, отношении отдельных аспектов религиозной политики Констан Константин Великий разворачивает целую программу действий тина Великого, общим было понимание ее характера и цели: им в пользу христианской церкви: подтверждаются права иммуни- ператор искренне желал обращения всех своих подданных в тета для представителей христианского клира, епископам пре- христианство, но осмотрительно избегал открытых мер принуж доставляется юрисдикция в гражданских делах, церквам дается дения.

право приобретать имущество по завещаниям, поощряется бла готворительная деятельность. Среди перечисленных мер цен- 2.3. Церковная политика первого христианского импе тральное значение историки придавали наделению церкви пра- ратора вом владения имуществом и приобретения его по завещаниям, Церковная политика Константина Великого выразилась не что в нормах классического права означало придание ей статуса только в предоставлении христианству привилегированного по юридического лица126.

ложения в государстве по сравнению с другими культами, но и в В 321 г. выходит указ о всеобщем государственном празд серьезном влиянии на внутренние дела церкви. Первый опыт новании воскресенья, а в 323 г. воспрещается принуждать хри церковно-государственных отношений во многом определил их стиан к участию в языческих празднествах127, что ясно указывает дальнейшую историю и, как следствие, приобрел особую акту на стремление законодателя подтвердить общегосударственный альность для церковной историографии.

статус христианства. Кроме того, ряд законов, наряду с послед Впервые Константин принял участие во внутрицерковном ним из упомянутых, охраняли религиозную свободу христиан споре в связи с расколом донатистов, возникшим в Северной (отменяются наказания за преступление против языческой рели Африке в начале IV в.130 Донатисты несколько раз обращались к гии;

предупреждается всякое насилие со стороны иудеев по от императору с апелляциями на соборные постановления. Кон ношению к переходящим в христианство;

запрещается иудеям стантин сначала ограничился тем, что отдал распоряжения о со держать христиан в качестве рабов)128.

зыве соборов в 313 и 314 гг., полагая спор внутрицерковным де лом. Но когда он стал угрожать гражданскому миру, император Чернявский Н.Ф. Указ. соч. С. 572–573.

126 Кипарисов В. О свободе совести… С. 151;

Чернявский Н.Ф. Указ. соч. Гидулянов П.В. Указ. соч. С. 43.

С. 567;

Гидулянов П.В. Восточные патриархи… С. 42. О церковной сущности донатистского раскола см.: Болотов В.В. Собра Поснов М.Э. История христианской церкви. С. 258. ние церковно-исторических трудов. Т. 3. Лекции по истории древней церкви в Кипарисов В. Указ. соч. С. 153–154. период до Константина Великого. М., 2001. С. 426–253.

123 ру134 и доверив примирительную миссию Осию Кордовскому, был вынужден поступить решительнее и в 316 г. приговорил до натистских епископов к изгнанию. В 321 г. этот приговор был которого историки называют «придворным епископом в наибо лее благородном значении этого слова»135. В итоге чисто догма отменен, донатистам была предоставлена религиозная свобода, которой они пользовались до самой смерти Константина. Вме- тический спор получил исключительный общегосударственный шательство императора в этот церковный спор историки объяс- резонанс именно благодаря сопровождавшим его политическим обстоятельствам136. В истории арианского спора роль Констан няли разными обстоятельствами. Как правило, вина за первый прецедент участия государственной власти во внутрицерковном тина Великого рассматривалась историками в связи со следую деле возлагалась на лидеров донатистов, император считался щими событиями:

«вынужденным посредником и судьей»131. В начале ХХ в. эта – созыв и проведение Первого Вселенского собора;

точка зрения была пересмотрена. А.А. Спасский, Н.Ф. Черняв- – исполнение карательных санкций собора в отношении ский, А.В. Карташев видели в «деле донатистов» закономерное еретиков;

выражение главных принципов государственной политики Кон- – изменение политики императора по отношению к ариа стантина Великого, который подобно большинству политиче- нам в последние годы царствования.

ских умов древности был убежден, что политическое единство Идею и инициативу созыва Первого Вселенского собора неотделимо от единства религиозного. Отсюда благосостояние историки чаще всего относили на счет церкви, где практика со церкви, ее единство и прочие церковные вопросы получали в борной деятельности на протяжении III – начала IV вв. стала уже традиционной137. Но и для императора собор как инструмент глазах императора государственную важность и составляли предмет «самых тщательных забот». С самого начала он расце- внутрицерковного управления был хорошо знаком по делу дона нивал возникавшие в церкви «раздоры и разделения» с государ- тистов. Принципиально нова была идея именно Вселенского со ственной точки зрения как бедствия политического характера, бора, не имевшего исторического прецедента. Однако она, по ослабляющие устои самого государства132. словам А.А. Спасского, «навязывалась императору сама собой, Тем же стремлением императора сохранить «духовный при одном взгляде на положение дел Востока»: во-первых, вос мир церковного единства» было вызвано его вмешательство в точные церкви не могли сами справиться с ситуацией («голоса арианский спор на Востоке. Сначала Константин недооценил были подобраны, пути к примирению отрезаны»);

во-вторых, догматическое значение этого спора, и потому организованные существовал ряд других церковных вопросов, которые требова им переговоры в 323–324 гг. ни к чему не привели133. Но, во вся- ли общего решения (празднование Пасхи, принятие в церковь падших, мелитианский раскол и др.)138.

ком случае, на этот раз он сам вмешался в церковное дело, без всякой предварительной апелляции, отправив сначала «увещева- А.В. Карташев подчеркивал, что идея Вселенского собора тельные» послания спорящим епископам – Арию и Александ- совершенно естественно могла зародиться именно «в голове по литика масштаба Константина». Если представители церкви, в Лашкарев П. Отношение… С. 93;

Ср.: Болотов В.В. Собрание… Т. 4.

С. 52;

Барсов Т.В. Об участии государственной власти в деле охранения все- Евсевий Памфил. Жизнь Константина. Кн. 2. Гл. 64–72.

ленской церкви и ее веры // Христианское чтение. 1877. Май – июнь. С. 804. Спасский А.А. Указ. соч. С. 201.

132 Ср.: Спасский А.А. История догматических движений… С. 198–199;

Иванцов-Платонов А.М. Религиозные движения на христианском восто Чернявский Н.Ф. Император Феодосий… С. 429;

Карташев А.В. Вселенские ке в IV и V вв. // Православное обозрение. 1880. Ч. III. С. 325;

Карташев А.В.

соборы. СПб., 2002. С. 7–8. Указ. соч. С. 8.

133 Терновский Ф.А. Греко-восточная церковь… С. 20;

Болотов В.В. Собра- Терновский Ф.А. Указ. соч. С. 21;

Болотов В.В. Указ. соч. С. 53.

ние… Т. 4. С. 53;

Спасский А.А. Указ. соч. С. 201. Спасский А.А. Указ. соч. С. 203–204.

125 частности Осий Кордовский, мыслили собор средством «все- своим авторитетом сможет умерить споры и повлиять на колеб имперского» объединения епископата, то Константин перешаги- лющееся большинство. Благодаря этому ходу термин был принят вал границы даже имперского кругозора, присоединяя к церкви без возражений большинством участников собора и внесен в все ее «колонии». Тем самым он попадал в плоскость «импер- Символ веры, церковно-историческое значение которого заклю чалось в полном ниспровержении арианства145.

ски-колониального» измерения, прочувствовав реализацию сво его «вселенского» («кафолического») служения139. Историк на- Несмотря на то, что состояние источников по истории ходил вполне закономерным, что именно римский император Первого Вселенского собора «оставляет желать лучшего», его осознал эту идею «всеобщности, вселенскости, всемирности» деятельность давно и основательно изучена церковными исто риками146. Плодами деятельности Первого Вселенского собора человеческой истории. Она и есть заложенная Константином в основу перерождаемой империи новая, христианская по сути, являются Символ веры, 20 канонов и соборное постановление.

«религиозная душа»140. Собор, как известно, завершился осуждением арианства и низ В организации и проведении Первого Вселенского собора ложением главных приверженцев Ария. Император со своей Константин принял самое деятельное участие. Все администра- стороны сделал распоряжение о ссылке упорных ариан, прика тивно-организационные мероприятия и денежные расходы были зал сжигать их сочинения под угрозою смертной казни тому, кто попытается скрыть их147.

отнесены на счет казны, император лично присутствовал на главных заседаниях собора141. В день, когда было назначено «ис- Деятельность Константина Великого по организации и следование веры», он произнес приветственную речь, тон кото- проведению Вселенского собора в глазах православных истори рой, по словам В.В. Болотова, «слишком высокий для человека, ков и канонистов имела основополагающее значение для после который был, с христианской точки зрения, не более как огла- дующей практики церковно-государственных отношений. Таким шенный»142. Но главное – именно вмешательство императора в примером Константин «даровал право и своим преемникам со ход богословских споров оказало решающее влияние на их итог. зывать соборы для решения церковных вопросов, и церковь бес А.П. Лебедев в этой связи подчеркивал: «Слава церкви ничего не прекословно признала за ними это право: во весь период Все теряет от того, что термин «единосущный» на соборе первым ленских соборов императоры созывают соборы, сами присутст произносит именно император, мирянин и не крещенный»143. По вуют на них…»148. Кроме того, соборные решения по примеру свидетельству Афанасия Александрийского, решающее влияние на императора оказал Осий Кордовский144. Представители пра- Спасский А.А. История догматических движений... С. 220, 234–235. (Арий учил о Христе-Логосе, сотворенном, происходящем из не-Сущего, имеющим вославной партии правильно рассчитали, что только император начало своего бытия, следовательно – не-единосущном Отцу. См.: Там же.

С. 169–174).

139 Карташев А.В. Указ. соч. С. 28. Лебедев А.П. Указ. соч.;

Иванцов-Платонов А.М. Религиозные движения Там же. С. 29. на христианском Востоке в IV и V вв. М., 1881;

Спасский А.А. Начальная ста Евсевий Памфил. Жизнь Константина. Кн. 3. Гл. 6, 10;

Спасский А.А. дия арианского движения и I Вселенский собор // Богословский вестник. 1906.

Начальная стадия… С. 602. III, 12;

Он же. История догматических движений в эпоху Вселенских соборов Болотов В.В. Собрание… Т. 4. С. 53. (в связи с философскими учениями того времени). Тринитарный вопрос. М., Лебедев А.П. Вселенские соборы IV и V вв. (обзор их догматической 1906 (у нас сноски на 2-е изд. – Сергиев Посад, 1914 г.);

Болотов В.В. Лекции деятельности в связи с направлением школ александрийской и антиохийской). по истории древней церкви. Т. IV. История церкви в период Вселенских Собо СПб., 1904. С. 40–41. ров: 3. История богословской мысли. М., 1994;

Карташев А.В. Вселенские Спасский А.А. Указ. соч. С. 615, 626–629;

Иванцов-Платонов А.М. Религи- соборы. М., 2002.

озные движения… С. 114;

Поснов М.Э. История христианской церкви. С. 343;

Болотов В.В. Собрание… Т. 4. С. 53.

Карташев А.В. Указ. соч. С. 33–34. Курганов Ф.А. Отношения… С. 81.

127 некоторое время восстановлен153. Но в то же время церковный Первого Вселенского собора, будучи догматически важными и канонически обязательными сами по себе, получают утвержде- мир оказался непрочным и вскоре обернулся несколькими деся ние императоров, для того «чтобы лучше провести их в жизнь тилетиями смуты. Непоследовательность Константина в делах с народа, побудить верующих к их принятию не только авторите- еретиками (как в деле донатистов, так и в связи с арианством) буквально бросалась в глаза154.

том церкви, но и государства… Утверждение соборных поста новлений государственной властью даровало им силу государст- Еще древние церковные историки задавались вопросом:

венных законов и этим предохраняло церковь от бесполезных почему Константин, много сил положивший во имя успеха Ни волнений»149. кейского собора, почитавший его лучшим свои делом, в конце На торжествах по поводу 20-летия царствования, которое своего правления стал покровительствовать реакции. Сократ и праздновалось вскоре после окончания Первого Вселенского Созомен указывали на ряд событий, повлиявших на изменение собора, Константин произнес речь, в которой определил свой религиозного настроения Константина: мятеж Лициния, казнь статус в отношении церкви: «Вы епископы внутренних дел церк- сына Криспа и жены Фавсты, открытие мощей якобы св. Лукиа ви, а меня можно назвать поставленным от Бога епископом дел на, считавшегося покровителем ариан, и деятельность св. Елены внешних»150. Эта формулировка была расценена церковно- по учреждению его культа. Все это могло расположить Констан исторической традицией как образец, данный Константином по- тина думать, что в арианском споре он ошибся. Кроме того, при следующим христианским императорам. В.В. Болотов коммен- дворе появились лица, усилившие это настроение, среди кото тировал «епископат» Константина в самом широком смысле: как рых наибольшее влияние на императора имела его сестра Кон попечение императора о наставлении подданных на путь спасе- станция. Все эти обстоятельства, по традиционной версии, при ния, включая их гражданские права и религиозные отношения. вели к изменению образа мыслей императора, и он стал «почти Как «епископ внешних дел», император ограничивает языческий покровителем арианства». Такое объяснение причин антиникей культ, заботится о распространении христианства, созывает со- ской реакции долгое время воспроизводилось историками как боры и принимает в них участие151. Ф.А. Курганов подчеркивал, единственное, зафиксированное источниками155.

что Константин, таким образом, хотел очертить круг своих пол- Некоторые исследователи (Ф.А. Курганов, Т.В. Барсов) номочий в отношении церкви: епископам принадлежат права и стремились извлечь из древней версии наиболее реалистическое обязанности, касающиеся определения вероучения и управления зерно, объясняя перемены в политике Константина влиянием партии Евсевия Кесарийского156. А.В. Карташев напрямую свя церковью, а император, принимая определения церкви как дан ное, должен заботиться об их внешнем приложении в жизнь зывал поворот политики Константина в поддержку толкования своих подданных152. «Никейской веры» с влиянием Евсевия Кесарийского как чело Оценки итогов Первого Вселенского собора среди истори- века высокообразованного, обладавшего церковным авторите ков всегда были неоднозначны. С одной стороны, отмечался по- том на Востоке и являвшегося выразителем «восточного боль зитивный результат: соборное осуждение арианства означало догматическую победу над ним;

административные санкции су щественно ослабили арианскую партию;

церковный мир был на Курганов Ф.А. Указ. соч. С. 37;

Терновский Ф.А. Грековосточная цер ковь… С. 22;

149 Там же. С. 82. Бриллиантов А.И. Император Константин… С. 182–183.

150 Евсевий Памфил. Жизнь Константина. Кн. 3. Гл. 15, 16;

Кн. 4. Гл. 24. Гидулянов П.В. Восточные патриархи… С. 142–144;

Поснов М.Э. Исто Болотов В.В. Указ. соч. С. 55–56. рия христианской церкви. С. 347.

152 Курганов Ф.А. Указ. соч. С. 39. Курганов Ф.А. Отношения… С. 43;

Барсов Т.В. Об участии… С. 808.

129 шинства»157. В.В. Болотов и Ф.А. Курганов указывали на уси- Сократ и Созомен дают понять, что истинными виновниками лившееся влияние арианской партии как при дворе, так и на возвращения сосланных ариан были не царь и его духовник, а местах после возвращения ее лидеров из ссылки с 328 г.158 некоторые восточные епископы. Общение Константина с вос Наиболее обстоятельное выяснение причин антиникей- точными епископами побудило его взглянуть на результаты Ни ской реакции представлено в монографии А.А. Спасского, кото- кейского собора другими глазами и увидеть, что на Востоке они рый исходил из практически противоположного тезиса: в исто- идут вразрез с настроениями церковного большинства. Как бла рии посленикейского движения не реакция идет вслед за «рас- горазумный политик, он не стал внешними мерами поддержи положениями» двора, а, напротив, двор и его политика приспо- вать авторитет Никейского собора – по настоянию епископов сабливаются к настроениям церковного большинства, считаясь с возвратил из ссылки и восстановил в прежних правах ариан.

ними и уступая им. Источники антиникейской реакции, по Вместе с тем Спасский подчеркивал, что до конца своего прав Спасскому, лежит в «общих настроениях и тенденциях эпохи»: ления Константин сохранил уважение к Никейскому собору и церковных, культурно-исторических и политических условиях его деятелям, и этим существенно ограничивалось давление на времени, когда был опубликован Никейский Символ159. него общественного мнения162.

Во-первых, Никейский собор в своем Символе пошел В целом, освещая деятельность императора в постникей дальше, чем позволял «богословский кругозор» большинства ский период, историки применяли к ней оценки разной степени консервативно настроенных епископов Востока. В неприятии строгости, но, как правило, оправдывали церковно-политичес термина «единосущие», не имевшего аналогов в Св. Писании, кой обстановкой на Востоке. В.В. Болотов подчеркивал, что во проявилось не арианствующее, а консервативное церковное на- время арианских споров Константин продолжал действовать не строение Востока160. Во-вторых, большую часть населения им- более как «епископ внешних дел», выражая мнение церковного перии в начале IV в. составляла «полуязыческая полухристиан- большинства и утверждая постановления соборов. Поэтому и ская публика», для которой смысл никейских определений был ссылку Афанасия нельзя ставить в вину императору, так как он непонятен, а основная арианская идея единого высшего сущест- действовал сообразно тем же принципам, которыми руково дствовался в борьбе с арианами163.

ва сближала его с современной языческой философией. Ариан ство было выражением духа времени – его религиозного легко- Вместе с тем было очевидно, что, подписав указ о ссылке мыслия, пониженных нравственно-практических требований и Афанасия перед своей смертью в 336 г., Константин дал офици «привычного способа богословствования»161. альное преобладание арианству, способствовавшее усилению Только третьим элементом, оказавшим существенную смуты, продолжавшейся и при его преемниках. Показателен и поддержку антиникейской борьбе, Спасский называл констан- тот факт, что уже в законе 326 г. «против еретиков» ариане не упоминаются164.

тинопольский двор и его религиозную политику. Причем обра щалось внимание на тот факт, что возвращение арианских епи- Для последнего поколения церковных историков харак скопов из ссылки, по свидетельству тех же древних церковных терно объяснение антиникейской реакции как следствия излиш историков, не было связано с влиянием Евсевия Кесарийского. него давления государственной власти на церковь. Христиан ский Восток, в силу особенностей религиозного мышления и ха Карташев А.В. Вселенские соборы… С. 40–41.

158 Болотов В.В. Лекции… Т. 4. С. 43;

Курганов Ф.А. Указ. соч. С. 43–45. Спасский А.А. Указ. соч. С. 251–254.

159 Спасский А.А. История догматических движений. С. 237–239. Болотов В.В. Собрание… Т. 4. С. 56;

Подобное же мнение см.: Лебе Там же. С. 240–244. дев А.П. Константин… С. 863;

Курганов Ф.А. Отношения... С. 42–43.

161 Там же. С. 246–250. Там же. С. 48;

Евсевий Памфил. Жизнь Константина. Кн. 3. Гл. 64, 65.

131 рактера соборности, не мог принять того способа решения дог- мости царской власти и христианской святости. Наконец, в-чет матического вопроса, который совершился в Никее по западно- вертых, относительно места крещения, а также его обстоя му образцу: сначала богословский приказ, а потом его усвое- тельств Лебедев обратил внимание на буквальное содержание ние165. Отсюда произошел известный церковно-исторический свидетельства Евсевия, в котором говорится, что Константин крестился от «собора епископов»170, что не обязательно предпо парадокс: догматическая победа над арианством, одержанная на Никейском соборе, опередила собой победу историческую, про- лагает председательство на нем епископа Никомидийского. Но шло более полувека, прежде чем на Втором Вселенском соборе даже если собор возглавлял Евсевий Никомидийский, «право было отмечено и историческое торжество над арианством. славная честь царя от этого нимало не страдает», так как Евсе Таким образом, историки, как правило, оправдывали дей- вий был возвращен на кафедру после изъявления согласия с ни ствия Константина в постникейский период соображениями го- кейским исповеданием. Значит, принимая от него крещение, Константин был уверен в его православии171. В любом случае сударственной необходимости или влиянием придворных епи скопов. Но в том случае, если исследователь в целом отрица- данный факт не помешал Восточно-православной церкви при тельно относился к религиозно-политической деятельности Кон- числить Константина к лику святых. Для церковных историков стантина, то в фактах церковной истории после Первого Вселен- это было авторитетным определением исторических заслуг пер ского собора ему представлялось широкое поле для критики166. вого христианского императора.

Не случайно в данной связи фактов историки, критиковавшие Важнейшим делом Константина стало основание новой церковную политику Константина, ставили ему в вину крещение столицы христианской империи. Невозможность преобразовать накануне смерти, принятое от Евсевия Никомидийского, лидера Рим, живую столицу языческой империи, в столицу христиан антиникейского движения на Востоке167. ского государства побудила перенести ее в незначительную до селе Византию172. По словам Ф.И. Успенского, «своевременным Основательное опровержение такого комментария креще ния Константина представил А.П. Лебедев. Во-первых, Констан- перенесением столицы мира в Константинополь он в одно и то тин отлагал крещение, желая получить его в водах Иордана, «где же время и спас древнюю культуру, и создал благоприятную об крестился сам Спаситель», о чем сообщает Евсевий168. Во-вто- становку для распространения христианства»173. Не меньшее рых, христианское представление о том, что крещением снима- значение имел тот факт, что местоположение столицы опреде ются все грехи, в древней церкви привело к распространению лило эллинистический характер новой империи, «положило на практики, когда многие отлагали крещение до самой старости чало господству Востока над Западом, эллинизма над романиз или даже смерти. Происходило это, по словам Лебедева, «из мом… Христианизированный восточный эллинизм лег в осно опасения как бы содеянными по крещении грехами не затворить вание византийской культуры при Константине Великом и стал себе вход в небесное царствие»169. Вероятно, так рассуждал и Константин. В-третьих, он мог держаться мысли о несовмести- Евсевий Памфил. Указ. соч. Кн. 4. Гл. 61.

Лебедев А.П. Указ. соч. С. 839–840. Кроме версии Евсевия, существова Карташев А.В. Вселенские соборы. С. 35;

Ср.: Поснов М.Э. История ла западная анонимная версия рассказа о крещении Константина, принятая в христианской церкви… С. 346–347. католической церкви, по которой Константин крестился в 323 г. в Риме от папы См., например: Успенский К.Н. Очерки… С. 58;

Васильев А.А. История Сильвестра. Известие это православные историки единодушно признавали тен византийской империи. С. 108–109. денциозным, одной из тех «фикций», при помощи которых обосновывалось воз См., например: Мелиоранский Б.М. Из лекций по истории… С. 85;

Кар- вышение папства (donatio Constantini) (См., например: Лебедев А.П. Указ. соч.

ташев А.В. Указ. соч. С. 56. С. 840;

Поснов М.Э. История… С. 259).

168 Евсевий Памфил. Указ. соч. Кн. 4. Гл. 62. Курганов Ф.А. Отношения… С. 27.

169 Лебедев А.П. Константин Великий… С. 839. Успенский Ф.И. История византийской империи. С. 51.

133 главным началом, из которого развилась стройная система ви- строительства, забросить ее как обветшалый ненужный хлам и зантинизма»174. строить государство исключительно на получивших теперь, Таким образом, два главных деяния Константина – созда- можно сказать, всеобщее господство началах либерализма – че ние религиозно-политических оснований христианской империи ловеческих, устраняющих Бога, чуждых божественного закона и и перемещение ее столицы на эллинистический Восток создали истины, возвещенной Христом, начала, по которым строил Кон предпосылки для тысячелетней истории Византии – историче- стантин и по которым, следуя ему, строили свои государствен ные здания и все христианские государи...»175. Указывая на то, ского оплота восточно-православного христианства.

что именно церковь является хранительницей нравственного закона, Курганов подчеркивал необходимость союза с ней для 3. Союз церкви и государства при Константине Великом государства: «…если не ясны принципы нравственности, на чем в оценках историков второй половины ХIХ – начала ХХ в.

держаться праву?… отсюда все отчетливее выясняются принци Созданный при Константине Великом союз церкви и госу- пы грядущего варварства в форме анархии и хулиганства… про дарства послужил прообразом византийской, а впоследствии и тив которых не помогает и всеобщая грамотность и культура».

российской модели взаимоотношения двух властей. Этим исто- Ответ на сакраментальный вопрос «что делать?» для историка рическим наследием было обусловлено внимание историков к был очевиден: «Необходимо крепко держаться принципов цер эпохе Константина Великого в России начала ХХ в. Внутренний ковно-государственного строительства, установленных Констан общественно-политический кризис и Первая мировая война по- тином Великим. По ним строилась, росла и крепла Православная Русь…»176.

ставили множество вопросов, связанных с осмыслением прин ципов церковно-государственного устройства, а волна патрио- Справедливости ради надо сказать, что политическая ан тизма вызвала искренний интерес к истокам российской духов- гажированность не имела прямого отношения к сугубо научным ности и государственности. занятиям. Серьезные ученые не ставили своей задачей интерпре В 1913 г. Ф.А. Курганов писал «на злобу дня»: «Отрица- тировать историю согласно общественно-политическому заказу.

тельное отношение иноверного Запада к старому религиозному Научно-академический интерес к эпохе Константина Великого и укладу и принципам государственно-церковного домострои- принципам установленных при нем церковно-государственных тельства Константина Великого стремительно охватывает и весь отношений был вполне самостоятельным и необходимым явле православный Восток, в том числе и Россию… государственно- нием. Вместе с тем характер приведенных высказываний демон церковные принципы Константина Великого отброшены ими, стрирует глубокое чувство историзма, характерное для россий как обветшалые и ненужные… Пример – церковные Столыпин- ской интеллигенции начала ХХ в.

ские законопроекты, по которым церковь ставится в одну линию В отечественной историографии изучаемого периода с из с сектами, даже с магометанством и иудейством – прямая проти- вестной долей условности выделяются следующие направления воположность церковно-государственного строительства Кон- оценок союза церкви и государства при Константине Великом в стантина Великого… Столыпин замыслил осуществить давниш- зависимости от доминирующего исследовательского подхода.

нее вожделение всех либералов – развязать узел, связанный Кон- 1) «Историко-каноническое» направление составили тру стантином Великим, устранить церковь от государственного ды ряда церковных историков и канонистов второй половины Курганов Ф.А. Император Константин Великий // Православный собе Соколов И.И. О византинизме в церковно-историческом отношении. седник. 1913. Сентябрь. С. 298–301.

СПб., 1903. С. 2. Там же. С. 302–303.

135 ХIХ – начала ХХ в. (А.П. Лебедева, Ф.А. Курганова, И.И. Соко- вилегий клиру и церкви, участие в выборе и назначении еписко лова, И.С. Бердникова, П.В. Гидулянова). В них главное внима- пов, издание законов по внешним вопросам жизни церкви и т. п.) ние уделялось изучению церковно-канонического аспекта фор- был дан идеальный образец церковной политики, когда государь мирования христианской государственности. выступает «служителем Божиим», верховным попечителем церк 2) Работы таких историков конца ХIХ – начала ХХ в., как ви – «епископом внешних дел». Свои действия он направляет к В.В. Болотов, А.А. Спасский, А.И. Бриллиантов, Н.Ф. Черняв- тому, чтобы сделать христианскую церковь великой, единой и ский, Б.М. Мелиоранский, А.В. Карташев, М.Э. Поснов, отнесе- сильной, не вмешивается при этом во внутрицерковные вопро ны к «историко-критическому» направлению. Их объединяет сы. Константином был установлен священный союз государства принципиальная установка на критику исторических источни- с церковью. Его окончательное оформление завершается, соглас ков, стремление представить объективную картину церковно- но традиционной церковно-исторической концепции, ко време государственных отношений на основе анализа их фактической ни Юстиниана Великого, когда законодательно оформляется стороны, критическое отношение к церковно-историографичес- каноническая теория «симфонии властей». Христианские догма кой традиции. ты и церковные каноны, свято соблюдаемые христианскими го 3) Отдельное направление представлено немногочислен- сударями, включаются в состав гражданского законодательства ными работами светских историков-византинистов начала ХХ в. и служат главным препятствием для распространения влияния Религиозная политика Константина Великого специально ими не гражданской власти в сферу церковной. Слияния церковного и изучалась, но получала более или менее обоснованные оценки. государственного институтов не происходило благодаря поло Наиболее взвешенную позицию, близкую историко-критическо- жению, по которому все императорские законы, противореча му направлению церковной историографии, занимали Ф.И. Ус- щие канонам церкви, объявлялись не имеющими силы. Таким пенский и А.А. Васильев. Для работ К. Успенского, Ю.А. Кула- образом, христианская империя, основанная Константином Ве ковского характерны негативные и слабо обоснованные факти- ликим, стала новым типом государственности, принципиально ческим материалом оценки. отличным от Римской империи. Сотрудничество церкви и госу Необходимо отметить, что выделение доминирующего на- дарства обусловливалось христианским характером последнего учного подхода не исключает существование сходных исследо- и их общей целью – приведением поданных к благоденствию, понимаемому как Царство Божие178.

вательских приемов и оценок у авторов, отнесенных к разным направлениям. Кроме того, взгляды некоторых исследователей Церковно-историческая концепция оцерковленного госу занимают неопределенное положение в отношении указанных дарства была последовательно обоснована Ф.А. Кургановым, направлений. применительно к теории «церковного византинизма» развита его Церковные историки, стоявшие на ортодоксальных пози- учеником И.И. Соколовым. В общих чертах этой концепции циях, видели в практике церковно-государственных отношений, придерживался А.П. Лебедев, среди историков-канонистов ей сложившейся при Константине Великом, «зерно и образец раз- следовали иером. Михаил, И.С. Бердников, П.В. Гидулянов.

вития последующих отношений всех византийских императоров к церкви»177. В деятельности Константина по отношению к церкви (созыв соборов и утверждение их решений, выполнение Ср.: Курганов Ф.А. Указ. соч. С. 36–39, 80–90;

Он же. Император… соборных санкций в отношении еретиков, дарование прав и при- С. 292;

Соколов И.И. О византинизме… С. 9–10;

Лебедев А.П. Эпоха гонений… С. 330–332;

Бердников И.С. Государственное положение… С. 482–500;

Миха ил, иером. Законодательство римско-византийских императоров о внешних Курганов Ф.А. Отношения… С. 50. правах и преимуществах церкви (313–565 гг.). Казань, 1901. С. VI.

137 В двух основательных и объемных монографиях профес- ва римского государства сделался христианином. А поскольку сора канонического права П.В. Гидулянова рассматривается теократической точки зрения церковь должна была совпадать в процесс становления системы церковного управления в связи с своих границах с римским государством, то идея представитель формированием высшей «церковно-правительственной» власти ства императора была перенесена в область церковного права.

императора179. Практику церковно-государственных отношений, Таким образом, в «представительской» функции императора и лежит источник его высшей церковной власти181.

сложившуюся при Константине Великом, П.В. Гидулянов свя зывал с принципами управления древней церковной общины. Переход власти в отношении церковной рецепции на им Епископам принадлежала власть священнодействия и управле- ператора должен был отразиться на его положении. Император ния, но согласие общины требовалось во всех случаях, нуждав- приобрел влияние на собор, поскольку он сам и есть то, что де шихся в церковной рецепции – в вопросах церковной дисципли- лает собор Вселенским, хотя на самом соборе его роль, как и ны, суда, низложения епископа, принятия в церковь исключен- раньше роль мирян, ясно не выступает. Но такие права импера ных из нее, одобрения вопросов догмы. С обращением Констан- тора, как созывать соборы, подписывать соборные акты, распус тина Великого в христианство родилась идея преобразовать всю кать соборы, красноречиво свидетельствуют о его значении. Са Римскую империю в церковь и появилась необходимость в еди- мое важное – императору принадлежало утверждение постанов нении всей церкви. Как следствие, в первой половине IV в. по- лений Вселенского собора. Только в этом случае они приобрета являются Вселенские соборы, которые должны были на практи- ли силу закона в Римской империи. С момента Никейского со ке осуществить единство церкви римского государства. Если бора его утверждение императором является основанием для признания его Вселенским182. Все вышеперечисленные обстоя провинциальные соборы создали правовую церковную власть епископа большой общины – митрополита, то Вселенские, осо- тельства предоставили императору власть в отношении церкви.


бенно первый и наиболее авторитетный, юридически обоснова- Отсюда его законодательная, судебная функции, влияние на за ли высшую церковно-правительственную власть императора180. мещение епископских кафедр – «епископат внешних дел» Кон стантина Великого183.

Вселенский собор явился реальной формой взаимодейст вия церкви и государства. Общегосударственную действенность Вместе с тем П.В. Гидулянов подчеркивал, что даже такие его постановлений обеспечивало именно участие императора. широкие властные полномочия императора в отношении церкви Это положение, по мнению П.В. Гидулянова, образовалось из имели определенные внешние границы. Во-первых, они не каса двух источников. Во-первых, согласно церковной практике, для лись внутренней церковной области – священнодействия и уста выполнения соборной функции требовалась рецепция со сторо- новления канонов, во-вторых, главная область религии в прин ны церковного народа, во-вторых, в масштабах Вселенского со- ципе не поддается регламентации и не укладывается в юридиче бора именно император представлял мир всей церкви Римской ские рамки: «Свобода убеждений, свобода веры составляет не империи. Эта идея сохранилась от римского юридического по- отъемлемую собственность человека. Насильственные меры не ложения эпохи принципата, по которому принцепс сосредоточи- могут ее победить… Перед Богом имеет цену только внутреннее настроение, из которого возникает деяние»184.

вает в своих руках все право народа и является его единствен ным представителем. С обращением Константина Великого гла 179 Гидулянов П.В. Митрополиты в первые три века христианства. М., 1903;

Гидулянов П.В. Восточные патриархи… С. 72–74.

Он же. Восточные патриархи в период четырех первых вселенских соборов. Там же. С. 77–83.

(Из истории развития церковно-правительственной власти). Ярославль, 1908. Там же. С. 90–93.

180 Гидулянов П.В. Восточные патриархи… С. 53–65. Там же. С. 86.

139 Таким образом, процесс сближения церкви и государства Римской империи не встретила понимания даже среди тех исто представлялся историку-канонисту обоюдовыгодным. Церковь риков, которые признавали значительное влияние римской тра выступала в этом движении и своеобразным «генератором» идей диции на образ мыслей и действия первых христианских импе и реальной исторической силой. Исследование П.В. Гидулянова раторов (Чернявский, Карташев, Васильев). Особенно резкое сыграло важную роль в раскрытии проблемы церковно-государ- неприятие концепция Лашкарева вызвала среди православных ственных отношений первых веков существования христианской канонистов. Она неоднократно критиковалась за архаизм, упро империи, и впоследствии ни одна серьезная работа по подобной щенность, была признана в целом «исторически неоснователь ной»188.

тематике не обходилась без его использования.

Итак, согласно классическому историко-каноническому Представители историко-канонического направления при воззрению, основание Константином Великим христианской изучении церковно-государственных отношений исходили из их империи означало образование принципиально нового типа го- «идеала», нормы и основывались преимущественно на текстах сударственности, только по формальным основаниям являвшей- канонов, законодательных актах, посланиях и высказываниях ся наследницей Римской империи. Христианство и церковь с церковных и государственных деятелей. Как следствие, в таких этого момента осуществляют глобальное преобразование древ- трудах были блестяще показаны теоретические – законодатель него мира. Основательность и ортодоксальная строгость кон- но-канонические, идеологические принципы союза церкви и го цепции «оцерковленного государства», казалось, должны были сударства. Чувство исторической реальности, безусловно, не сообщить ей общеобязательный статус в церковно-исторической было чуждо представителям этого направления. Так, Ф.А. Кур науке. Однако, как в любом научном сообществе, здесь возника- ганов признавал, что время Константина Великого имело значе ли теории, выбивавшиеся из общего направления. ние первоначального образца «как с хорошей, так и с дурной стороны»189, но ограничивался только общей констатацией этого Немало шума вызвала в свое время упоминавшаяся выше монография профессора церковного права П. Лашкарева, где факта. Историков этого направления интересовали наиболее религиозная политика Константина рассматривалась как система общие закономерности истории церковно-государственных от мер, направленных на последовательное введение христианства ношений, освещенные теократическим идеалом христианской в статус государственной религии по образцу древнеримской империи. Богатый фактический материал, представленный в их практики и законодательства. Функции императора как «еписко- трудах, получал интерпретацию в контексте концепции «оцер па внешних дел» П. Лашкарев находил аналогичными функциям ковленного государства». Такие приоритеты исследования неиз понтификальных коллегий Рима, в частности pontifex maximus185, бежно приводили к буквальной идеализации конкретно-истори а придание церковным соборам силы государственных законов – ческой картины эпохи Константина Великого.

соответствующим принципам римского права186. Стремление Историко-критическое направление церковной историо Константина обратить в христианство все народы Римской им- графии основывалось на научной критике источников и досто перии, по мнению П. Лашкарева, служило близким подобием верных исторических фактах. Такой подход позволил предста завоевательной политики Рима, сопровождавшейся обращением народов в государственную религию187. Столь однозначная и Протоколы заседаний Совета Киевской Духовной Академии. 22 января упрощенная трактовка сложнейших процессов христианизации 1877 г. // Труды КДА. Июль. 1877. С. 194–205;

Барсов Т.В. Об участии госу дарственной власти… С. 812;

Бердников И.С. Архаическое направление в цер Лашкарев П. Отношение… С. 86–89. ковном праве. Казань, 1896. С. 13–17;

Троицкий П.С. Церковь и государство в Там же. С. 94–95. России. М., 1909. С. 167.

187 Там же. С. 103–105. Курганов Ф.А. Отношения… С. 50.

141 вить практику церковно-государственных отношений, устано- Не всем церковным историкам была свойственна подобная вившихся при Константине Великом, во всей полноте и сложно- взвешенная позиция. А.М. Иванцов-Платонов в связи с изучени сти. Объективная оценка исторического значения союза церкви ем деятельности Первого Вселенского собора акцентировал вни и государства, по словам А.И. Бриллиантова, возможна только мание на отрицательной стороне «соединения религиозных и когда его следствия «берутся в полном объеме, а не выдвигают- научных средств убеждения с политическими средствами внеш ся какие-либо отдельные стороны»190. Следуя этому принципу, ней борьбы». В иерархический строй церкви стали проникать историки вынуждены были признать, что союз церкви с госу- государственные «стихии и тенденции», государство вовлека дарством сопровождался не одними только благоприятными по- лось в религиозные распри не только в качестве высшего покро следствиями. В распоряжении государства была внешняя сила, вителя, но и в качестве судьи и «законоположника». Эта практи которой оно могло воспользоваться для подчинения церкви. По ка, сопровождавшая всю историю Вселенских Соборов, по мне инерции римской традиции императоры присваивали себе роль нию А.М. Иванцова-Платонова, была заложена Константином Великим и Первым Вселенским собором193.

«верховных первосвященников», и тогда интересы церкви в их политике легко уступали место государственным соображениям. Еще более резкий и вместе с тем упрощенный взгляд на При этом они могли неправильно понимать интересы церкви, проблему «церковь-государство» представлен в работе П. Сре попадая под влияние неправославных партий191. тенского, разделявшего все средневековые государственные сис Впрочем, наряду с признанием этих негативных последст- темы на два типа – «цезаре-папизм» (господство государства над вий, положительная сторона союза церкви и государства пред- церковью) и «папизм» (господство церкви над государством).

ставлялась историкам более важной. Внешняя свобода, дарован- Роль Константина Великого при таком подходе, естественно, ная государством, обеспечила церкви полный простор для реше- выражалась в том, что он «ошибочно поставил государственную ния внутренних задач. В истории церкви эпоха после Миланско- власть в ложное положение к церкви и сделал ее опекуном мир ское царство»194. Подобные суждения представлялись упрощен го эдикта наполнена энергичной деятельностью: устанавливает ся христианское вероучение, определяется церковное управле- ными и устаревшими уже для историографии конца ХIХ в.

ние, вырабатывается церковный строй, вся жизнь церкви разра- Нарастание критических настроений и стремление к пере батывается до мельчайших подробностей, появляется идея Все- смотру устоявшихся церковно-исторических воззрений проявля ленского собора, ставшего не только органом управления, но и ется в отечественной исторической науке с начала ХХ в., а их вероучения – высшей безапелляционной инстанцией в делах ве- максимум приходится на эмигрантский период. Историки стре ры, обладающей божественным авторитетом192. мятся уйти от «канонических» штампов, но зачастую впадают в Таким образом, анализируя факты церковно-государствен- иную крайность – оценивая историю церковно-государственных ных отношений, историки давали им неоднозначные оценки, отношений с внешних, как им кажется, научно беспристрастных указывая на сложные и противоречивые, хотя в целом историче- позиций, изрядно ее политизируют.


ски-прогрессивные последствия состоявшегося при Константине Первые признаки такого движения можно видеть в моно Великом союза церкви и государства. графии Н.Ф. Чернявского, который в изложении конкретно-ис торического материала опирался на традиции церковно-истори ческой школы, но пересмотрел оценки союза церкви и государ Бриллиантов А.И. Император Константин... С. 193.

Там же. С. 188–189;

Ср.: Спасский А.А. История догматических движе ний. С. 132–133;

Болотов В.В. Лекции… Т. 3. С. 49–52. Иванцов-Платонов А.М. Религиозные движения… С. 325–329.

192 Ср.: Спасский А.А. Указ. соч. С. 130–131;

Бриллиантов А.И. Указ. соч. Сретенский П. Критический анализ главнейших учений об отношениях С. 193–194;

Поснов М.Э. История христианской церкви. С. 258. между церковью и государством. Вып. 1. М., 1878. С. 16.

143 ства. Истоки представлений Константина Великого о политиче- ской империи, предполагая внешним давлением достичь объе ском единстве, основанном на религиозном монизме, Черняв- динения церкви. В результате «в жертву ложному миру» прине сены были и Св. Афанасий, и никейская вера199.

ский связывал с наследием римской государственности и права.

Константин, по его мнению, перенес на императора в христиан- Среди представителей светской историографии, пожалуй, ском государстве римские права как главы государства и рели- только Ф.И. Успенский разделял взгляды церковных историков гии. Отсюда проистекает его внешнее попечение о церкви, а на эпоху Константина Великого. Характеризуя политику импе также борьба с ересями, получившая окраску, свойственную ратора до Первого Вселенского собора, историк указывал, что в прежним отношениям римского императора к недозволенным отношении его к внутренним церковным раздорам проявилось культам195. Римская идея церковно-политического единства вку- много такта и государственной мудрости200, однако по результа пе с положением, распространенным со времен Константина Ве- там собора находил справедливыми упреки в допущенном «сме ликого, что «не государство находится в церкви, а церковь в го- шении церкви и государства». При этом, как и церковные исто сударстве», т. е. в Римской империи, делали императора высшей рики, часть вины Ф.И. Успенский возлагал на церковный клир.

инстанцией в церкви. Это было естественным следствием по- Всемирно-историческое значение деятельности Константина, по сылки, что церковь – государственный институт. Отсюда для мнению ученого-византиниста, проявилось именно в его цер ковной политике201.

императоров возникла необходимость приспособить церковный институт целям государства, а этого можно было достигнуть А.А. Васильев также признавал государственно-полити только путем законодательного регулирования управления церк- ческий талант Константина, но в оценках его религиозной поли ви по общеадминистративному типу. Начиная с Константина тики занимал критическую позицию: «Начиная с Константина Великого, императоры входили во все нужды церкви, регламен- Великого, государственная власть вмешивается в догматические тировали ее строй и законодательным путем старались отлить движения и направляет их по своему усмотрению… далеко не церковную жизнь в те формы, каких требовали условия истори- всегда государственные интересы совпадали с интересами цер ковными»202.

ческого момента и политико-экономические интересы импе рии196. При этом, в отличие от П. Лашкарева, усвоение римских Крайний ригоризм в оценке религиозной политики Кон государственных оснований христианской империей понимается стантина Великого свойственен К.Н. Успенскому и Ю.А. Кула Н.Ф. Чернявским в некоем «модифицированном» виде, безус- ковскому. Их работы представляют собой издание лекционных ловным признается оцерковление Римской империи197. курсов и не являются оригинальными исследованиями. Пробле Подобное мнение об истоках и принципах церковно-госу- ме церковно-государственных отношений посвящено буквально дарственного устройства, основанного Константином Великим, несколько страниц, и освещается этот сюжет не только противо разделяли Б.М. Мелиоранский198 и А.В. Карташев. Причем вто- речиво, но и поверхностно. Образование союза христианской рой высказывался особенно резко в адрес Константина в связи с церкви и Римской империи представляется здесь исключительно антиникейской реакцией и делом св. Афанасия. По выражению результатом политических маневров Константина. Роль импера историка император рассуждал и действовал как политик, «за- тора в отношении церкви выражается историками общей фра шибленный» блестящим объединением в своих руках всей Рим- зой: «Император становился высшей инстанцией церковного 195 Чернявский Н.Ф. Император Феодосий… С. 428. Карташев А.В. Вселенские соборы. С. 45–46.

196 Там же. С. 323–324. Успенский Ф.И. История византийской империи. С. 66.

197 Там же. С. 157. Там же. С. 70.

198 Мелиоранский Б.М. Из лекций по истории… С. 82–91. Васильев А.А. История византийской империи. С. 106.

145 законодательства как в сфере догмы, так и в сфере строительст- таковой, но не подвергался специальному исследованию. Един ва»203. ственное исключение составляет «История Византийской импе В целом изучение эпохи Константина Великого во всем рии» Ф.И. Успенского, где история христианства – важный ком многообразии ее фактов и последствий в отечественной исто- понент византинизма, исследуется основательно и полно. Из риографии второй половины ХIХ – начала ХХ в. свидетельству- внимания не только к внешним, но и внутренним проблемам ет о серьезном приращении ее научного потенциала. Разнообра- христианской истории проистекает и сходство научных взглядов зие оценок союза церкви и государства, состоявшегося при Кон- Ф.И. Успенского с классическими положениями церковной ис стантине Великом, обусловливалось целым комплексом причин, ториографии.

среди которых главную роль играло состояние источников и Итогом религиозной политики Константина Великого различие методов их интерпретации, а также концептуальное вслед за отечественными историками следует признать форми направление исследований. рование основ христианской империи с новой столицей – Кон Историки, следовавшие традициям «канонического» цер- стантинополем, местоположение которой во многом определило ковно-исторического повествования, стремились показать эпоху своеобразие восточного христианства. Религиозно-политические и личность первого христианского императора во всей сложно- мероприятия Константина по ограничению язычества и возвы сти и противоречивости (И.В. Чельцов, П. Лашкарев, Ф.А. и шению христианства были направлены на создание нового типа С.А. Терновские), одновременно выступая с «научной апологи- государственности. Перед глазами христиан первых веков витал ей» православной концепции древней церковной истории образ будущего царства Божия на земле. Вся религиозная поли (А.П. Лебедев, Ф.А. Курганов, П.В. Гидулянов). Представители тика Константина, который считал себя орудием в руках Госпо да204, была направлена к одной цели – созданию идеального тео церковно-исторической науки рубежа ХIХ–ХХ вв. главным по казателем научности считали объективное изложение материала, кратического государства, соединившего все народы империи в основанное на критическом анализе источников и исторических одну религию. Только в свете этих мотивов и идеалов можно фактов, стремились скорректировать наиболее тенденциозные и оценить высоту замыслов и действий первого христианского необоснованные положения церковной историографии (В.В. Бо- императора, по праву именуемого Великим.

лотов, А.А. Спасскиий, Н.Ф. Чернявский, А.И. Бриллиантов). Между тем отношения церкви и государства в том виде, Для историков церкви, оказавшихся в эмиграции (А.В. Кар- как они установились при первом христианском императоре, ташев, М.Э. Поснов) характерно критическое отношение к про- конечно, не были идеальны, и их отрицательные стороны отчет блеме церковно-государственных отношений, включая сюжеты ливо проявили себя при его ближайших преемниках.

эпохи Константина Великого.

Представители светского направления историографии ука занного периода не уделяли большого внимания изучению исто рии раннего христианства. Период начала IV в. интересовал их только как исторический рубеж, разделивший языческий древ ний мир и христианское средневековье. Факт создания Констан тином Великим единой христианской империи признавался как Успенский К.Н. Очерки по истории Византии. М., 1917. Часть 1. С. 56– 58;

Кулаковский Ю.А. История Византии. С. 139. Евсевий Памфил. Жизнь Константина. Кн. 2. Гл. 55.

147 августов Запада3. Так или иначе, произведенная амнистия пока Глава 3. РЕЛИГИОЗНАЯ ПОЛИТИКА ХРИСТИАНСКИХ не могла изменить соотношения сил церковных партий на Вос ИМПЕРАТОРОВ И ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕРКОВНО токе4. Преобладание здесь антиникейского направления вскоре ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОСНОВ ХРИСТИАНСКОЙ подтвердилось характером церковных соборов и направлением ИМПЕРИИ В IV В. В ОСВЕЩЕНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ религиозной политики Констанция.

ИСТОРИОГРАФИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ В результате военных заговоров и столкновений к 340 г.

ХIХ – НАЧАЛА ХХ В.

империя оказалась поделенной на две половины – восточную и западную. Время совместного правления Констанция и Констан 1. Положение христианской церкви в 40–70-е гг. IV в.

та ознаменовало начало политики государственного преследова и религиозная политика преемников Константина Великого ния язычества в масштабах всей империи. Воспитанные в хри Программа церковно-государственного строительства, ос- стианской религии, наследники Константина считали только нованная Константином Великим, нашла свое продолжение в христианство единственной религией, достойной почтения и деятельности его наследников, недолгое правление которых бы- покровительства, поэтому историки находили закономерными ло полно бурными событиями в церковной жизни и заняло важ- их антиязыческие мероприятия.

В 341 г. издается указ, которым, ное место в истории поиска необходимых форм отношений ме- как считал Я. Алфионова, императоры Констант и Констанций жду церковью и государством. подтвердили закон своего отца против гаданий и тайных жерт воприношений5. Мнение спорное, поскольку, как говорилось вы После смерти Константина власть в империи была разде лена между тремя его сыновьями, получившими титулы авгу- ше, большинство историков отрицали существование подобного стов: Константином II, Константом и Констанцием. Братьев вско- эдикта Константина.

ре разделила не только политическая, но и религиозная вражда. Меру строгости и авторство первого антиязыческого указа В то время как Константин и Констант были на стороне никей- христианских императоров историки оценивали по-разному.

цев, Констанций, «продолжая и развивая религиозное настрое- В.В. Болотов считал его первым шагом антиязыческой политики ние последних лет жизни своего отца, открыто стоял за ариан»1. Констанция. Н.Ф. Чернявский относил его к законотворчеству Единственное совместное церковно-политическое мероприятие Константа. Совпадало мнение историков в том, что этот указ августов – соглашение 337 г., объявившее амнистию всех со- коренным образом изменил толерантную политику Константина сланных епископов. На вопрос, почему Констанций, известный Великого в отношении язычества на нетерпимую, даже жесто кую6.

своими антиникейскими настроениями, поставил подпись под указанным соглашением, историки высказывали разные предпо- Содержание указа 341 г. В.В. Болотов трактовал как «пре ложения. А.А. Спасский считал, что Констанций к тому моменту кращение суеверных языческих культов (superstitio) и уничто жение кровавых жертв (sacrificatio)»7. По мнению М.Э. Поснова, еще недостаточно ознакомился с состоянием церковных дел на Востоке и потому не имел оснований противиться предложению им запрещались только языческие жертвоприношения, но уже братьев2. По мнению А.В. Карташева, антиникейские воззрения следующий указ, 346 г., был более строгим и предписывал за Констанция к этому времени были вполне определены, но он согласился на всеобщую амнистию епископов под давлением Карташев А.В. Вселенские соборы. С. 58.

Спасский А.А. Указ. соч. С. 306–308;

Карташев А.В. Указ. соч. С. 58.

Алфионов Я. Император Юлиан… С. 169.

1 Васильев А.А. История византийской империи. С. 121–122. Чернявский Н.Ф. Император Феодосий Великий… С. 574–575.

2 Спасский А.А. История догматических движений. С. 306. Болотов В.В. Собрание церковно-исторических трудов. Т. 4. С. 57.

149 крывать все языческие храмы8. Поскольку эдикты против языче- хотя вполне естественным можно признать отрицательное от ства сходного содержания издавались по несколько раз, истори- ношение к нему как покровителю ереси. Ф.А. Терновский изо ки заключали, что их исполнение не было повсеместным и обя- бражал личность Констанция и его религиозную политику ис зательным. ключительно в негативных тонах. Такие черты императора, как Но и указанных мер было достаточно, чтобы население высокомерие, умственная и нравственная ничтожность, вкупе с Рима и особенно римский сенат выступили жесткой оппозицией воздействием на него «придворных фанатиков» реализовались в намеченной программе религиозной политики преемников Кон- грубой политике по отношению к язычеству и христианской церкви14. Более основательную, но в целом также отрицатель стантина. Именно на этих настроениях основывались надежды на успех военного переворота Магненция. Поэтому неудивитель- ную характеристику давал В.В. Болотов. Констанций, по его но, что после победы над ним Констанций, объявив себя импера- мнению, не наследовал лучших качеств своего отца, но в увели тором, первым делом запретил языческие жертвоприношения9. ченном объеме совместил в себе его недостатки: наклонность к С 350 г. Констанций становится единодержавным прави- деспотизму и жестокости, которые при слабости характера от телем империи и осуществляет единую религиозную политику в крывали простор придворным влияниям. Констанций, кроме то ее масштабах. Оценки личности и религиозной политики этого го, впервые в истории представлял тип «богослова на троне», императора среди историков всегда были неоднозначны10, что во что отнюдь не было во благо церкви, так как он настойчиво вмешивался во все ее внутренние дела15.

многом объясняется состоянием источников. Так, языческий ри тор Либаний порицал императора за нетерпимость к язычникам, В начале ХХ в. церковные историки под влиянием запад а другой представитель языческой интеллигенции Симмах, на- ных исследований и в целях восстановления исторической дос против, прославлял его веротерпимость11. Древние церковные товерности стремились сформировать более объективные оцен историки расценивали политику сыновей Констанция как про- ки политики Констанция. Получило распространение мнение, должение политики самого Константина12. К сказанному об ис- что она определялась его воспитанием и антиникейским на точниках можно добавить отмеченную Ф.А. Кургановым непо- строением Востока. Негативный тон высказываний в работах следовательность высказываний отцов и писателей церкви в ад- А.А. Спасского, П.В. Гидулянова, Н.Ф. Чернявского заменяется рес этого императора. Св. Афанасий именовал его то «злочести- оправданием действий Констанция «исторической необходимо вым», «безбожником», «Валтасаром», то «боголюбивым и чес- стью» и «естественными последствиями». Более того, конечная толюбивым Августом», «правосудным государем», «служителем цель религиозной политики Констанция – восстановление цер Христа»13. ковного и государственного единства, «превращение церкви в Для отечественной историографии также были характерны государство», по мнению этих историков, питалась идеалами его отца16.

противоречивые суждения о личности и политике Констанция, Одновременно получает переоценку и личность Констан ция. П.В. Гидулянов и М.Э. Поснов подчеркивали личные дос Поснов М.Э. История христианской церкви. С. 259.

Успенский Ф.И. История византийской империи. С. 72. тоинства «любимого сына Константина», его искреннюю веру.

См. обзор западноевропейской историографии второй половины ХIХ в. у В. Кипарисова: О свободе совести… С. 183–184.

11 Там же. С. 184–185. Терновский Ф.А. Грековосточная церковь… С. 36–39.

12 Там же. С. 185–187. Болотов В.В. Собрание… Т. 4. С. 57.

13 Курганов Ф.А. Византийский идеал царя и царства и вытекающие отсю- Ср.: Спасский А.А. История догматических движений… С. 254–256;

Ги да, по сравнению с идеалом церкви, отношения между церковною и граждан- дулянов П.В. Восточные патриархи… С. 216–217, 270;

Чернявский Н.Ф. Импе ской властью. Казань, 1881. С. 10. ратор Феодосий Великий… С. 437–442.

151 Впервые в отечественной церковно-исторической литературе тине Великом, еще более отчетливо проявились при его бли Констанций предстает почти положительным, незаслуженно жайших преемниках. Вполне закономерно церковная политика осужденным персонажем17. Констанция находила, главным образом, отрицательные оценки Историки, стоявшие на более взвешенных позициях, при в исторических сочинениях. При этом еретичество императора понимании объективной обусловленности религиозной полити- не являлось их главной причиной. Осуждение вызывали методы ки Констанция не склонны были оправдывать приемы насилия, давления императора на церковь. На возможность покровитель жестокости и вероломства, использованные им в религиозной ства христианских императоров еретическим направлениям цер политике. Еще древнехристианские авторы обвиняли Констан- ковные историки смотрели провиденциально: «Все догматы хри ция в прямых гонениях на православный клир, лишаемый прав и стианского вероучения раз и навсегда определены и возвещены привилегий, изгоняемый из церквей и городов, терпящий ссылки самим Иисусом Христом и Его апостолами. Но в понимании их и мучения18. Особый эпизод этой политики – преследование человечеством, естественно, должны были возникнуть разногла Афанасия Великого, представлявшее, по словам В.В. Болотова, сия… Императоры, объявив себя христианскими государями, «войну государя против своего подданного»19. защитниками и покровителями церкви, при всяком возбуждении По мнению большинства историков, церковная политика новых догматических вопросов могли принять за истинную пра Констанция далеко не всегда являлась образцом мудрости и вославную церковь общество еретиков и покровителей церк ви»22. В свое время в такую невольную ошибку впал Константин дальновидности. Последовательная и упорная антиникейская политика императора способствовала нагнетанию конфликтных Великий, признав Евсевия Никомидийского и его приверженцев отношений между церковными партиями, а череда церковных истинно православными. Его преемники Констанций и Валент соборов, происходивших при нем, не могла принести положи- были ревностными арианами. Православие в таком случае ста тельных результатов из-за открытого вмешательства государст- новилось с государственной точки зрения в разряд ересей и под венной власти20. Факты злоупотребления Констанцием властью вергалось соответствующим санкциям. Однако насильственные в отношении церкви многочисленны: произвольный созыв собо- меры правительства не могли подавить церковного движения ров по воле императора и прямое давление на их результаты;

именно потому, что «на стороне православных епископов, ли вмешательство в выборы епископов, и не только константино- шенных всякой внешней опоры, была внутренняя живая сила, польских;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.