авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Кац, Елена Александровна Уголовная ответственность за незаконные ...»

-- [ Страница 3 ] --

Таким образом, нрезюмируется различность объектов преступного посягательства: незаконные действия с оружием нарушают отношения обш;

ественного порядка, тогда как незаконные действия со взрывчатыми веш;

ествами — общую безопасность.

Согласно § 1 ст. 163 УК Польши лицо, которое вызывает происшествие, угрожающее лсизни или здоровью многих людей либо имуществу в ф Щ ' Уголовный кодекс Республики Польша / Пер. с польского Барилович Д.А. и др., адапт. пер. и науч. ред. Э.А. Саркисова, А.И. Лукашов;

Под обш;

. ред. П.Ф. Кузнецовой. - Минск, 1998.

больших размерах, в том числе в виде взрыва взрывчатых или легковоспламеняюш,ихся веш;

еств, наказывается лишением свободы на срок от 1 года до 10 лет. В соответствии с § 2 ст. 163 УК Польши если виновный в данном случае действует неумышленно, то он подлежит наказанию в виде лишения свободы на срок от 3 месяцев до 5 лет.

В § 3, § 4 ст. 163 УК Польши предусмотрены квалифицированные составы преступлений § 1, § 2. Так, если последствием деяния, ответственность за которое установлена § 1 ст. 163 УК, явилась смерть человека или причинение тяжелого вреда здоровью многих людей, виновный подвергается наказанию в виде лишения свободы на срок от 2 до 12 лет, если же данное последствие наступило в результате совершения деяния, предусмотренного в § 2 ст. 163 УК Польши, то виновный подлежит наказанию в виде лишения свободы на срок от 6 месяцев до 8 лет.

Вместе с тем в отношении виновного в преступлении, предусмотренном § 1 ст. 163 УК Польши, суд в соответствии с § 2 ст. 169 УК Польши может применить чрезвычайное смягчение наказания, если виновный добровольно предотвратил опасность, угрожающую жизни или здоровью многих людей.

Таким образом, в данном случае для освобождения от уголовной ответственности требуется устранение опасности жизни и смерти. По нашему мнению, это объясняется большой тяжестью преступления, предусмотренного ст. 163 УК Польши.

Согласно § 1 ст. 164 УК Польши лицо, непосредственно вызывавшее опасность происшествия, указанного в § 1 ст. 163 УК Польши, может быть наказано лишением свободы на срок от 6 месяцев до 8 лет. § той же статьи содержит привилегированный по отношению к приведенному выше составу: если виновный действует неумышленно, то он подлежит наказанию в виде лишения свободы на срок до трех лет.

Статья 171 УК Польши продолжает регламентацию уголовной ответственности за деяния, связанные с незаконным оборотом взрывчатых веществ. § 1 статьи устанавливает, что лицо подлежит наказанию в виде лишения свободы на срок от 6 месяцев до 8 лет, если без соответствующего разрешения или вопреки его условиям изготавливает, преобразовывает, накапливает, владеет, использует или продает взрывчатые вещества или взрывные устройства.

На основании § 2 и § 3 ст. 171 УК Польши аналогичное наказание установлено для лиц, ненадлежащим образом выполняющих свои должностные обязанности, вследствие чего допустивших совершение деяния, предусмотренного в § 1 либо передачу указанных в § 1 предметов лицу, не имеющему права на их приобретение.

Ответственность за незаконный оборот огнестрельного оружия и боеприпасов предусмотрена ст. 263 гл. 22 «Преступления против публичного порядка» УК Республики Польша.

В соответствии с§2 ст. 263 УК Польши за хранение без соответствующего разрешения огнестрельного оружия или боеприпасов лицо подвергается наказанию в виде лишения свободы на срок от 6 месяцев до лет. § 3 ст. 263 УК Польши устанавливает ответственность за изготовление без соответствующего разрешения огнестрельного оружия либо боеприпасов в виде лишения свободы на срок от 1 года до 10 лет. Следовательно, изготовление и продажа огнестрельного оружия признаются более опасными преступлениями, чем хранение.

Кроме того, в § 3 ст. 263 УК Польши закреплено, что лицо, имеющее разрешение на хранение огнестрельного оружия или боеприпасов, предоставившее к ним доступ или передавшее их неуправомоченному лицу, подлежит штрафу, или ограничению свободы, или лишению свободы на срок до 2 лет. Это первое преступление из рассматриваемой группы, за которое возможно иное, более мягкое наказание, чем лишение свободы, а следовательно, можно сделать вывод, что данное деяние признается сравнительно менее опасным, чем указанные выше.

Таким образом, по Уголовному кодексу Республики Польша изготовление и продажа оружия либо боеприпасов без надлежаш;

его разрешения караются строже, чем аналогично осуш;

ествляемое хранение указанных предметов. Тем не менее основным видом наказания за преступления, связанные с незаконным оборотом и оружия и взрывчатых веш;

еств, является лишение свободы.

В то же время пределы санкций за незаконные действия с предметами вооружения максимально «размыты», что расширяет возможность судебного усмотрения.

Также в УК Польши устанавливается ответственность за деяния, связанные с незаконным оборотом предметов вооружения, которые только создают угрозу наступления определенных негативных последствий, то есть «деликтов опасности».

Значительный научный интерес представляет и рассмотрение законодательства об уголовной ответственности за незаконный оборот предметов вооружения в некоторых странах бывшего СССР.

Украинская Республика Уголовный кодекс Украины' до настояш,его времени сохранил набор деяний, связанных с незаконным оборотом предметов вооружения, свойственный уголовным кодексам бывших союзных республик.

Частью 1 ст. 221 УК Украины предусмотрена ответственность в виде лишения свободы на срок до одного года или иснравительные работы на срок до двух лет за нарушение правил хранения, использования, учета или пересылки взрывчатых веш,еств, а также за их незаконную пересылку их почтой или багажом. Те же деяния, если они повлекли человеческие жертвы или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 221) наказываются лишением свободы на срок от трех до двенадцати лет.

' См.: Уголовный кодекс Украины. С изменениями и дополнениями на 01.10.96 г. - Киев, 1997.

Часть 1 ст. 222 УК Украины устанавливает ответственность за ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт огнестрельного оружия (кроме гладкоствольного охотничьего), боевых принасов или взрывчатых веш,еств без специального разрешения в виде лишения свободы на срок от двух до семи лет.

При добровольной сдаче огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, храняш,ихся без соответствуюш;

его разрешения, лицо освобождается от уголовной ответственности (ч. 2 ст. 222 УК Украины). В ч. ст. 222 УК Украины предусмотрено, что ношение, изготовление или сбыт кинжалов, финских ножей или иного холодного оружия без соответствующего разрешения наказывается лишением свободы на срок до трех лет или исправительными работами на срок до двух лет.

Таким образом, УК Украины устанавливает высокие размеры санкций за совершение связанных с предметами вооружений незаконных действий. Вместе с тем незначительное количество квалифицируюш:их признаков свидетельствует о низкой юридической технике.

Республика Беларусь Уголовная ответственность за незаконные действия с предметами вооружения установлена в главе 27 «Преступления против обп^ественной безопасности» раздела X «Преступления против обш,ественной безопасности и здоровья населения» Уголовного кодекса Беларуси'.

В ч. 1 ст. 295 УК Беларуси включена норма об ответственности за незаконные изготовление либо сбыт гладкоствольного охотничьего оружия или его основных частей. Часть 2 этой статьи признает уголовно-наказуемыми изготовление, приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку, пересылку и ношение в отношении огнестрельного (кроме гладкоствольного охотничьего) оружия, а также боеприпасов, взрывчатых веш,еств, взрывных устройств. В эту же часть включен один самостоятельный состав и установлена еще ответственность за незаконные изготовление или сбыт основных частей к огнестрельному оружию или взрывных устройств.

См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. - Минск, 2005.

Несмотря на то, что юридическая техника и юридическая конструкция f^ состава незаконных действий с предметами вооружения в УК Беларуси далека от совершенства, интересно разделение объективной стороны состава ф преступления в зависимости от вида предмета вооружения. Таким образом, только за изготовление и сбыт гладкоствольного охотничьего оружия или его основных частей, а также основных частей к огнестрельному оружию установлена уголовная ответственность. Следовательно, презюмируется, что приобретение, передача, хранение, перевозка, пересылка или ношение этих предметов вооружения обп1,ественно опасными не являются, соответственно, # уголовной ответственности не влекут.

Важно, что в примечании к данной статье содержится норма об освобождении от уголовной ответственности за перечисленные действия при условии добровольной сдачи предметов вооружения, за исключением случаев сбыта. Тем самым сбыт предметов вооружения признан исключительным обш,ественно опасным деянием.

Незаконные действия в отношении холодного оружия регламентированы в отдельной статье - ст. 296 УК Беларуси', в отношении газового, пневматического или метательного оружия - ст. 297 УК Беларуси.

Таким образом, предмет преступления дополнен указанием на пневматическое оружие, чего ранее не было. Отметим, что изготовление и сбыт холодного ф * оружия, газового, пневматического или метательного оружия признается более тяжким преступлением по законодательству Беларуси, чем их ношение либо перевозка: первые деяния наказываются вплоть до лишения свободы на срок до двух лет, ношение и перевозка являются уголовно наказуемыми в случаях, когда они совершены в течение года после наложения административного взыскания за такие л:е действия, и максимальное наказание за них составляет арест на срок до трех месяцев, если предметом преступления являлось холодное оружие, и на срок до шести месяцев, если - газовое, пневматическое ф ^ или метательное оружие.

Там же.-С. 188-189.

Даже из небольшого экскурса по уголовному законодательству зарубежных стран видно, что проблемы уголовной ответственности за незаконные действия с предметами вооружения решаются по-разному.

В зарубежных странах вплоть до начала XX в. оружие не рассматривается в качестве обш;

еопасного предмета, способного причинить вред социальным ценностям, признанным обш;

еством и запениваемым государством.

После первой мировой войны необходимость обеспечения безопасных условий жизни каждого гражданина и обш;

ества в целом вызвала необходимость закрепления на законодательном уровне правил приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки и ношения оружия. Вместе с тем на первоначальном этапе указанные нормы носили в основном технический характер (Германия), не ограничивая прав граждан на оружие (за исключением Англии), а регулирование вопросов ответственности осупдествлялось посредством установления административных санкций.

Глобальные политические, экономические и социальные изменения, вызванные противоречиями развития обш,ества середины XX в. (вторая мировая война), привели к нараш,иванию во всех странах различных видов вооружений. Последовавшие за этим мировые кризисы позволили осознать степень обш;

ественной опасности использования оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

С этого времени национальное законодательство об оружии развивается в сторону ужесточения правил оборота оружия, его основных частей и боеприпасов к нему, установления и усиления уголовной ответственности за незаконные действия с ними.

Между тем нельзя не отметить наличие в конце 80-х - начале 90-х гг.

XX в. тенденции либерализации норм законодательства об оружии как результата недопустимости ограничения естественных прав на неприкосновенность личности, частной собственности, права на частную жизнь, и необходимости конституционных гарантий их реализации со стороны ^ государства.

Однако рубеж XX - XXI вв., отмеченный направленными нротив ф мирового сообщества актами международного терроризма, вызвал новую волну ужесточения действующего уголовного законодательства об оружии (законодательство Соединенных Штатов Америки, Великобритании).

В настоящее время в большинстве стран существует запретительная система приобретения и ношения оружия. При этом контроль в этой области постоянно усиливается. Возможность приобретения и ношения оружия обусловлена необходимостью получения лицензии.

В уголовном законодательстве зарубежных стран как англосаксонской, ^ так и континентальной системы права, безусловно, признается повышенная общественная опасность незаконных действий с предметами вооружения. В связи с этим всеми странами без исключения установлены строгие меры ответственности за незаконные действия с оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами.

В силу особой общественной опасности в большинстве стран выделены в самостоятельные составы деяния, связанные с незаконными действиями с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами. При этом повышенная уголовная ответственность за незаконные действия с указанными предметами Ш ^ вооружения, вероятно, связана с рассмотрением действий по его приобретению как подготовительных к совершению террористических актов.

Незаконные действия в отношении запрещенного к частному владению оружия также наказываются очень жестко.

Установление значительного по размеру штрафа в качестве дополнительного наказания за совершение преступлений, связанных с незаконными действиями с предметами вооружения, характерно для многих • стран.

'* В то же время в уголовном законодательстве зарубежных стран стимулируется добровольная сдача оружия посредством выплаты вознаграждения. При этом важно установление определенного периода времени, в течение которого сдача оружия будет считаться добровольной.

По мнению диссертанта, зарубежный опыт уголовно-правовой борьбы с незаконными приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств имеет важное значение в целях установления и соверП1енствования правового механизма противодействия вооруженной преступности, организации эффективного контроля за действиями с предметами вооружения. Только принятие согласованных действий, особенно посредством обеспечения большей транспарентности действующего законодательства, может способствовать решению проблем обеспечения общественной безопасности.

При этом диссертанту хотелось бы выделить несколько направлений в развитии зарубежного законодательства, которые могут найти отражение в уголовном законе России в части установления ответственности за незаконные действия с оружием.

Так, полагаем, что тенденция ужесточения мер уголовной ответственности за деяния, связанные с незаконными приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, отразится и в уголовном законодательстве РФ.

Кроме того, не может быть не воспринята идея повышенной ответственности за незаконные действия, предметом которых выступают взрывные вещества и взрывные устройства, а также различения ответственности в зависимости от категории оружия. В связи с этим думается, что в недалеком будущем составы ответственности за подобное преступления будут выделены в самостоятельные статьи.

Помимо этого считаем, что во всех странах, в том числе и в Российской Федерации, будут развиваться нормы, направленные на стимулирование правомерного поведения путем сдачи предметов вооружения и прекращения совершения незаконных действий.

Велика также вероятность того, что размер наказания будет все больше зависеть от направленности умысла и цели совершения незаконных действий с Щ предметами вооружения.

ф Особое внимание следует обратить на тенденцию, получившую развитие в принимаемых в последнее время уголовных кодексах зарубежных странах, связанную с дифференциацией ответственности в зависимости от вида незаконного действия. Так, изготовление и продажа оружия либо боеприпасов караются строже, чем хранение указанных предметов.

Полагаем, что это также отразится на норме об уголовной ответственности за незаконные действия с предметами вооружения в законодательстве России.

ГЛАВА II. ЮРИДИЧЕСКИЙ АИАЛИЗ СОСТАВА ИЕЗАКОНИЫХ ПРИОБРЕТЕНИЯ, ПЕРЕДАЧИ, СБЫТА, ХРАИЕИИЯ, ПЕРЕВОЗКИ ИЛИ ИОШЕИИЯ ОРУЖИЯ, ЕГО ОСИОВИБ1Х ЧАСТЕЙ, БОЕПРИПАСОВ, ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И ВЗРЫВИЫХ УСТРОЙСТВ § 1. Объект и предмет незаконных нриобретення, нередачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств В соответствии с наиболее распространенной в науке уголовного права точкой зрения объектом преступления выступают охраняемые уголовным законом общественные отношения'. Объектом преступления при незаконных приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств выступают отношения общественной безопасности.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ от 05.03.92 J 2 2446-1 «О N безопасности» безопасность - это «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз».

Однако говорить об однозначном толковании объекта рассматриваемого преступления не представляется возможным. В юридической литературе неоднократно обращалось внимание на крайнюю неточность понятия безопасности"^. Отдельные ученые, рассматривая проблему общественной безопасности, не приводят определения этого понятия, а просто перечисляют ' Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. - М., 1960. - С. 92 93. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. - М., 1976. - С. 12.

Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. - М., 1963. — С. 165.

^ Ведомости СНД РФ и ВС РФ. - 1992. - № 15. - Ст.769.

^ Курс уголовного права. Особенная часть. Том 4 /Под ред. проф. Г.Н. Борзепкова, проф. B.C.

Комисарова. - М., 2002. - С. 174.

деяния, относящиеся к той или иной группе преступлений, без указания их общих признаков'.

В настоящее время при определении объекта рассматриваемого преступного посягательства обозначилось два подхода.

Сторонники первого подхода исходят из понятия, приведенного в словаре В.И. Даля: безопасность - это «отсутствие опасности, сохранение надежности». Отталкиваясь от этого, В.Д. Малков предлагает в основе общественной безопасности понимать отсутствие для общества опасности, т.е.

«неблагоприятной возможности наступления нежелательных и вредных последствий от каких-либо действий, разрушительных для жизни, здоровья, имущества людей, для собственности, для нормального функционирования государственных и общественных предприятий и организаций»'^. Примыкая к его последователям, Т.Д. Устинова определяет общественную безопасность как совокупность отношений, регулирующих безопасное существование личности в определенной социальной системе""^.

Сторонники другого подхода рассматривают общественную безопасность через призму определения СИ. Ожегова, указывающего, что безопасность - это предупреждение опасности, выражение условий, при которых не угрожает опасность^. Так, А.И Игнатов отмечает, что «общественная безопасность представляет правила предосторожности... при использовании источников повышенной опасности». В.Ф. Кириченко пишет:

«Под общественной безопасностью следует понимать такие общественные ' См.: Жевлаков Э.Н. Преступления против обществепной безопасности и общественного порядка в новом УК России // Юридический бюллетень нредпринимателя. - 1997. - J b 4. - С.

V 119 - 124;

Российское уголовное право. Особенная часть /Под ред. В.П. Кудрявцева, А.В.

Паумова. - М., 1997. - С. 227;

Российское уголовное право. Особенная часть /Под ред. М.П.

Журавлева и С И. Никулина. - М., 1998. - С. 219.

^ См.: Даль В.И. Толковый словарь великорусского языка. Т.1. - М., 1955.- С. 67.

^ Малков В.Д. Хищение огнестрельного орулия, боевых нрипасов и взрывчатых веществ. М., 1971.-С. 6.

'^ Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм (по новому УК). - М., 1997. - С. 20.

^ Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и фразеологических выражений / РАН, Российский фонд культуры. - 2-е изд. испр. и доп.- М., 1994.-С 38.

^ Курс советского уголовного права: Часть особенная. В 6 т. Т. 6. - М., 1971. — С. 306.

отношения, которые основаны на определенной системе мер и условий, обеспечивающих нормальную деятельность учреждений, граждан и др.»'.

"''^ Несколько отличную точку зрения высказывает В.И. Ткаченко, ф определяющий общественную безопасность как процесс обеспечения нормальной жизнедеятельности^. Эту позицию поддерживает М.В. Геворкян, указывая, что общественная безопасность - это система общественных отношений, обеспечивающих безопасные условия жизнедеятельности^ B.C. Комиссаров определяет общественную безопасность как состояние защищенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия и нормальной деятельности государственных и общественных институтов, а также поддержание такого уровня этой защищенности, который является достаточным для нормального функционирования общества"^.

Анализ приведенных точек зрения наглядно демонстрирует, что по существу сторонники обоих подходов не расходятся концептуально, а лишь подчеркивают разные аспекты одного и того же явления - «безопасности», используя различные синонимы: «безопасные условия жизнедеятельности», «отсутствие опасности», «обеспечение надежной защиты». Диссертанту представляется необходимым подчеркнуть, что безопасность - это и отсутствие • и одновременно предупреждение опасности, т.е. состояние защищенности жизненно важных интересов неопределенного круга лиц от общественно опасных посягательств, поддерживаемое определенными институтами в установленных формах.

Особую значимость представляет непосредственный объект. Выделение непосредственного объекта позволяет раскрыть характер конкретного ' Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения /Под ред. В.Ф. Кириченко, В.А. Владимирова, П.Ф. Гришанина. - М., 1970. - С. 5.

^ Уголовное право: Часть Особенная: Учебник для студентов юридических вузов / Под ред.

Б.В. Здравомыслова. - М., 1993.- С. 516.

^ Геворкян М.В. Уголовно-правовая характеристика бандитизма: Автореф. дис.... канд.

юрид. наук. - СПб., 1997. - С. 9.

'* Комиссаров B.C. Преступления, нарушающие общие правила безопасности (понятие, система, общая характеристика): Автореф. дис.... докт. юрид. наук. - М., 1997. - С. 11.

охраняемого блага, установить специфические особенности и механизмы преступного посягательства. Кроме того, непосредственный объект дает возможность правильно решить вопрос о цели норм, предусматривающих ответственность за преступление. Существенное влияние оказывает непосредственный объект и на субъективную сторону преступления'.

В настоящее время по поводу содержания объекта преступного посягательства, предусмотренного ст. 222 УК РФ, доминирует точка зрения, согласно которой объектом является общественная безопасность в сфере оборота предметов вооружения. Так, Л.Ф. Рогатых отмечает, что непосредственным объектом преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 УК РФ, являются отношения по обороту оружия, основанные на «совокупности правил, регламентирующих порядок производства, приобретения, пользования, хранения, сбыта и перевозки оружия»^. На наш взгляд, данная научная позиция представляется не совсем верной. Производство предметов вооружений не охватывается диспозицией ст. 222 УК РФ, являясь предметом самостоятельного правового регулирования (ст. 223 УК РФ).

В.В. Башилов считает, что непосредственным объектом преступления по ст. 222 УК РФ является безопасность в сфере оборота оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств^. Такого же мнения придерживается А.В. Иващенко"^. Полагаем, что авторы слишком широко определяют объект преступного посягательства. Как правовая дефиниция понятие «оборот» предметов вооружения не определено: ни в одном нормативном акте, регулирующем вопросы совершения тех или иных действий в отношении предметов вооружения, не раскрыто его легальное содержание.

т^цсв ВЛ!. Общая Tcopifjf ква;

тифнкаии1-1 прсступлеггий. 2-е из:'!., nepej^ao. и лополн.

N4.,2004. - С. 131.

^ Рогатых Л.Ф. Незаконный оборот оружия. Серия «Современные стандарты в уголовном нраве и уголовном нроцессе» / Науч. ред. Б.В. Волженкин. - СНб., 1998. - С. 14.

^ Башилов В.В. Борьба с организованными формами нреступного оборота огнестрельного оружия, его основных частей, взрывчатых веществ и взрывных устройств (уголовно правовой и криминологический аспекты: Автореф. дис.... канд. юр. наук. - М., 2000. - С. 10.

'^ Иващенко А.В. См.: Уголовное право Российской Федерации: (Особенная часть): Учебник /Под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Марцева. - Омск, 2000. - С. 324.

Следовательно, в термин «оборот» может включаться и, как правило, включается неопределенный круг действий в отношении предметов вооружений в зависимости от авторского толкования. В то же время определение объекта требует максимальной точности и не допускает возможности расширительного или вариативного толкования в зависимости от используемого научного подхода.

Требует уточнения мнение СУ. Дикаева, считающего, что непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, является «совокупность отношений, обеспечивающих общественную безопасность от возможного посягательства путем незаконного обращения с оружием»'. Считаем, что законодатель преследовал цель не только не допустить преступлений, совершаемых с использованием предметов вооружения, но и стремился предотвратить возможность собственно незаконных действий с предметами вооружения.

Полагаем, что основным непосредственным объектом преступления, связанного с незаконными действиями с предметами вооружения, являются общественные отношения в сфере безопасного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки и ношения предметов вооружения. Данное определение позволяет рассматривать объект преступления в совокупности с другими элементами состава преступления и достаточно полно, на наш взгляд, отражает сущность анализируемого преступления, т.е. общественную опасность.

Вместе с тем для анализа непосредственного объекта представляется необходимым обратиться к исследованию элементов общественного отношения - предмета, участников, социальной связи. «Отношение общественной безопасности как объекта уголовно-правовой охраны, - отмечает В.Я. Таций, представляет собой не простую сумму составляющих его частей, а целостную Щ ' Дикаев СУ. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств: Учебное пособие. - Уфа, 1998.-С. 10.

систему образующих его элементов, соответствующим образом взаимосвязанных и взаимодействующих между собой»'.

Понятие предмета отношения нанрямую связано с его свойствами.

Поэтому мы согласны с утверждением В.И. Антонова о том, что общественные отношения как объект уголовно-нравовой охраны ст. 222 УК РФ имеют специфическое содержание, которое включает специфический предмет оружие - источник повышенной опасности: «оружие несет в себе нотенциальную опасность для общества»^, что и является предпосылкой возникновения общественных отношений.

Некоторые авторы полагают, что охрана общественной безопасности от незаконных приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения предметов вооружения установлена в связи с обращением этих нредметов"^.

Однако незаконные действия осуществляются и в отношении оружия, его основных частей, боенрипасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, не поступивших в оборот (например, при нахождении на заводе-изготовителе), а также изъятых из оборота. Следовательно, утверждать, что охрана общественной безопасности от незаконных действий с оружием установлена в связи с обращением этих предметов, на наш взгляд, не совсем верно.

При характеристике предмета общественного отношения диссертант считает более правильным использовать термин «существование» предметов вооружения. Таким образом, само существование оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств вызывает необходимость охраны общественной безопасности от незаконных действий с ними.

В системе общественного отношения по поводу незаконных действий с предметами вооружения особое внимание обращают на себя участники ' Таций В.Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовпому праву. - Харьков, 1982.-С. 16-17.

^ Антипов В.И. Уголовно-правовая борьба органов внутренних дел с посягательствами на общественную безопасность. - Киев, 1986. - С. 15.

^ Тихий В.П. Уголовная ответственность за нарушение правил обращения с общеопасными предметами. - Киев, 1989. - С. 13;

Малков В.Д. Хищение огнестрельного оружия, боевых припасов взрывчатых веществ: Автореф. дис.... капд. юрид. наук. - М., 1969. - С. 4;

Антипов В.И. Указ. соч. - С. 7.

отношений. Б.С. Никифоров в структуре субъекта выделял интерес (идеальный элемент) и его носителя (материальный элемент)'. По нашему мнению, сюда также необходимо включать и юридический статус субъекта - совокупность его прав и обязанностей, позволяюш;

ий определить пределы интересов субъекта.

К участникам данного отношения исследователи относят, с одной стороны, лиц, осуш;

ествляюп1;

их обязанности по соблюдению правил пользования данными предметами, с другой - неопределенный круг граждан, которые могут пострадать в результате их неправильного использования^.

В.П. Тихий предлагает в системе участников отношений выделять государство в лице соответствуюш,их органов, обладаюш;

их определенным статусом, и отдельных граждан^ Таким образом, участниками обп];

ественных отношений являются как физические, так и организации, обладающие определенным статусом. Вместе с тем отнесение неопределенного круга лиц, которые могут пострадать в результате использования предметов вооружения, к участнику общественного отношения неоправданно. Общественные отношения призваны обеспечить состояние защищенности именно этому кругу лиц, а следовательно, исключают его из своего содержания. По мнению диссертанта, участник общественного отношения должен быть всегда конкретизирован. Поэтому участниками общественных отношений в данном случае являются различные организации и физические лица.

Ядро общественных отношений составляет социальная связь между субъектами по поводу должного функционирования предмета общественных отношений, актуальным аспектом в исследовании которой выступают формы.

В юридической литературе они рассматриваются «либо в определенной деятельности людей, либо в определенном состоянии, которое занимает субъект отношения». Присоединяясь к такому суждению, подчеркнем, что ' Никифоров Б.С. Указ. соч. - С. 96.

• Антипов В.И. Указ. соч. - С. 7.

^ ^ Тихий В.П. Указ. соч.- С. 14.

социальная связь может проявляться одновременно и в определенной деятельности субъектов, и в определенном их состоянии.

Щ Определенная деятельность — это требуемое поведение субъектов, при ф нарушении которого наступают общественно опасные последствия.

Определенную деятельность осуществляет субъект - обладатель предмета общественных отношений. В основе определенного состояния, на наш взгляд, лежит обязанность выполнения установленных правил, состоящая из запрета на совершение незаконных действий в отношении предметов вооружения.

С учетом изложенного социальную связь можно определить как практическую деятельность субъектов по поводу существования оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, заключающуюся в определенном реж:име. По мнению В.П. Тихого, посягательство на определенный объект - социальную связь и причиняет вред общественной безопасности'. На анализе такого вреда мы останавливались в первой главе, поэтому ограничимся только характеристикой механизма его причинения.

Посягательство на социальную связь имеет место в случаях, когда субъект не выполняет возложенных на него обязанностей и тем самым исключает себя из отношений безопасности. И в случае совершения преступления данным субъектом имеет место «внутреннее» причинение вреда # охраняемым общественным отношениям. Другое посягательство на ^ социальную связь может совершаться субъектом, на котором в принципе лежит обязанность не совершать общественно опасные деяния. Совершение преступления указанным субъектом будет означать причинение ущерба общественным отношениям извне. Таким образом, посягательство на социальную связь имеет место в случаях, когда субъект отношений не выполняет возложенных на него обязанностей и тем самым исключает себя из отношений безопасности или когда субъект отношения нарушает запрет на # совершение общественного опасного деяния.

' Тихий В.П. Указ. соч. - С. 15.

В содержание объекта рассматриваемого преступного посягательства, *' наряду с элементами общественного отношения, входит также и правовая оболочка. По этому поводу выдающийся русский ученый Н.С. Таганцев ф отмечал: «Преступным почитается деяние, посягающее на юридическую норму в ее реальном бытии»'. Как верно отмечено СМ. Мальковым, «правовую оболочку...образует совокупность норм, регулирующих должное функционирование предмета отношения, а также условие существования отношений...». Формой выражения данной совокупности является система нормативных правовых актов"'.

' Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Часть Общая. В 2 т. Т. 1. - М., 1994. — С. 36.

^ Мальков СМ. Указ. соч. - С. 48.

Пе имея возможности рассмотреть всю систему нормативных актов, ограничимся указанием основных из них. Действующее законодательство составляют:

- Федеральный закон от 13.12.96 №. 150-ФЗ "Об оружии" // Собрание законодательства РФ. 1996.-№51.-Ст. 5681.

- постановление Правительства РФ от 15.10.97 № 1314 «Об утверждении Правил оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военных организациях» (вместе с Правилами оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военных организациях);

- постановление Правительства РФ от 18.12.97 № 1575 «О порядке выдачи органами внутренних дел РФ служебного оружия судьям» // Собрание законодательства РФ. - 1997. №51.-Ст. 5818.

- постановление Правительства РФ от 02.02.98 № 133 (ред. от 16.09.2002) "О мерах по обеспечению служебным оружием и специальными средствами должностных лиц, выполняющих задачи по охране объектов животного мира" // Собрание законодательства Р Ф. - 1 9 9 8. - № 6. - С т. 757.

- постановление Правительства РФ от 21.07.98 № 814 «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории РФ» (вместе с Правилами оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории РФ, Положением о ведении и издании государственного кадастра гражданского и служебного оружия и натронов к нему);

- постановление Правительства РФ от 30.12.98 № 1584 "Об утверждении Перечня боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также специальных средств, состоящих на вооружении службы судебных приставов Министерства юстиции РФ»

// Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 2. - Ст. 296.

- постановление Правительства РФ от 03.09.01 № 648 «О холодном клинковом оружии, предназначенном для ношения с казачьей формой одежды» (вместе с Правилами учета и ношения холодного клинкового оружия, предназначенпого для ношения с казачьей формой одежды) // Собрание законодательства РФ. - 2001. - Ш 37. - Ст. 3690.

- постановление Правительства РФ от 21.06.02 № 455 (ред. от 03.10.2002) "Об утверждении Положения о лицензировании производства оружия и основных частей огнестрельного оружия" // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 26. - Ст. 2598.

Полагаем необходимым указать и дополнительные объекты настоящего преступного посягательства. Е.А. Фролов по этому поводу подчеркивал, что в реальной действительности встречается немало таких ситуаций, когда преступление причиняет не одному, а сразу нескольким разнородным общественным отношениям, каждое из которых лежит в плоскости различных групповых объектов. Такие общественные отношения, которые в принципе заслуживают самостоятельной уголовно-правовой защиты применительно к целям и задачам издания данной нормы, защищаемые уголовным законом лишь попутно, поскольку эти отношения неизбежно ставятся в опасность причинения вреда при совершении посягательства на основной объект'.

Дополнительными непосредственными объектами преступления, связанного с незаконными действиями с предметами вооружения, являются различные правоохраняемые блага, поскольку охраняются интересы неопределенного круга лиц. К ним следует отнести самое ценное благо жизнь человека, а также общественный порядок, нормальную деятельность органов власти и управления и т.п. Однако высказанное утверждение отнюдь не означает, что при совершении этого преступления обязательно должен причиняться весь спектр указанного вреда. В зависимости от конкретных обстоятельств совершения преступления вред может носить различный, нередко комбинированный характер, и причиняться он будет не всем, а лишь отдельным из указанных объектов. При этом причинение и проявление любого вида вреда охватывается понятием единого нослёдствия в виде нарушения общественной безопасности.

Законодатель конкретизирует объект преступления через предмет.

- постановление Правительства РФ от 21.06.02 № 457 (ред. от 03.10.2002) "Об утверждении Положения о лицензировании производства патронов к орунию и составных частей натронов" // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 26. - Ст. 2600.

- постановление Правительства РФ от 26.01.05 № 38 "Об обеспечении служебным и гражданским оружием, натронами к нему и специальными средствами работников организаций федеральной почтовой связи" // Собрание законодательства РФ. — 2005. - № 5. Ст. 388.

Фролов Е.А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль в организации борьбы с носягательствами на социалистическую собственность: Автореф. дис.... докт. юрид. наук. Свердловск, 1971. - С.23-24.

Предмет преступления необходимо отличать от орудий и средств i^ преступления, под которыми понимают "любые материальные объекты, специально изготовленные или найденные на месте и т.д., которые были ф использованы для подготовки и совершения преступления"' "в качестве технических приспособлений для оказания физического воздействия непосредственно на предмет преступного посягательства (повреждение, уничтожение, перемещение) или для устранения препятствий, ограждающих этот предмет, а также для изготовления продуктов преступной деятельности"^.

Таким образом, различие проходит в зависимости от роли вещи. Как предмет преступления вещи выступают точкой приложения сил виновного, неразрывно связанной с объектом преступления, как орудие - вещи являются вспомогательными средствами соверщения преступления. Обращаясь с предметом преступления, виновный причиняет вред объекту. Орудием же преступления он осуществляет непосредственное причинение вреда.

Предметами преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, являются огнестрельное оружие (за исключением гладкоствольного), его основные части (за исключением основных частей гладкоствольного оружия), газовое, холодное, в том числе метательное, оружие, боеприпасы (за исключением боеприпасов к гладкоствольному оружию), взрывчатые вещества и взрывные устройства.

ф ^ Как свидетельствует проведенный анализ судебной практики, предметом преступления выступили: оружие - в 179 случаях (52 %), основные части оружия были использованы в качестве предмета преступления в случаях (11 %), боеприпасы - 75 случаев (22 %), взрывчатые вещества - в случаях (7 %) (например, ТГ-50, вещество ТЕН), взрывные устройства - в случаях (8 %) (например, граната «Ф-1», ручная граната РГД-5) (рис. 1). В группе оружие использование огнестрельного оружия составило 133 случая ' Даев В.Г. Процессуальное и уголовно-правовое значение орудий преступления // Вестник Ленинградского университета. Серия экономика, философия и право. - 1973. - Выпуск 3. № 17.-С. 124.

• См.: Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2 т. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. и ^ руководители авт. коллектива А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. - М., 1998. - С. 111.

(как правило, автомат Калашникова, пистолет «ТТ», револьвер «Наган», калиберная винтовка ТОЗ-8, автомат АК-74), холодного оружия - 32 случаев, газового оружия - 14 случаев.

52% 22% 11% О отестрельное оружие ш основные части п боеприпасы О взрывчатые вещества • взрывные устройства Рис. 1. Соотношение использования предметов при совершении преступления по ст. 222 УК РФ Толкование предмета преступления можно встретить в различных отраслях, его определение нашло отражение в действующем законодательстве.

Однако, несмотря на значительную историю вопроса, единообразного понимания нет. Одни авторы пытаются дать определение дефиниции через установление признаков предмета. Так, Н.А. Бондаренко, В.Т. Дзюба к свойствам предмета относят «огнестрельность», В.В. Зырянов - «возможность поражения». Другая группа авторов отстаивает позицию рассмотрения предметов вооружения через призму ограничения и изъятия предметов вооружения из гражданского оборота. Например, Л.Ф. Соколов особое внимание обращает на правовой признак'. Сильны позиции исследователей.

Соколов Л.Ф. Уголовный закон об оружии. - Омск, 1976. - С. 10.

определяющих предметы вооружения посредством указания на их особую предназначенность'.

СМ. Мальков справедливо отмечает, что перечисленные авторские позиции, к сожалению, касаются только отдельных видов предмета преступления, оставляя за своими границами общие признаки.

Таким образом, острой проблемой уголовного права остается отсутствие единообразного понимания предмета преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ. Между тем установление единых признаков имеет принципиальное значение для совершенствования правоприменительной практики, поскольку подчеркивает юридические особенности предметов вооружения как предмета преступлений^.

Нам представляется необходимым онределять предмет преступления по ст. 222 УК РФ через правовой и целевой признаки. При этом в содержание целевого признака (также именуется как признак специального назначения'^), что поддерживается и учеными, и законодателем, и правоприменителями, вкладывать предназначенность предмета к разрушению, уничтожению, повреждению по своей внутренней природе, строению, конструкции. Признак целевой предназначенности важен и по той причине, что имеются устройства и предметы для бытовых целей, например для кратковременного обездвиживания животных^.

Паличие признака предназначенности предметов вооружения для разрушения тесно связано с функциональной пригодностью предмета.

Признак пригодности, т.е. возможности использования предмета для ' Романов А.П. Борьба с хищением оружия, незаконным и небрежным обращением с ним. М., 1979.-С. 12.

^ Мальков СМ. Указ. соч. - С. 61.

^ Корецкий Д.А. Оружие как объект изучения криминальной армологии // Тезисы докладов научно-практической конференции. - Ростов-на-Дону, 1992;

Корецкий Д.А. Криминальная армология - мелодисцинлинарное учение о правовом режиме оружия // Перспективные проблемы борьбы с преступностью: Учебное пособие. - М., 1997. - 54 с.

" Малков В.Д. Указ. соч. - С.6.

* ^ Криминалистическое исследование огнестрельного оружия: Метод, пособие для экспертов, следователей, судей / Под ред. Е.И. Стешенко, А.И. Устинова. - М., 1987. - С. 11.

поражения цели', очень важен. Обладать признаком пригодности должны все предметы вооружения. В ином случае незаконные действия с ними не представляют угрозы безопасности общества и, следовательно, не могут быть квалифицированы по ст. 222 УК РФ.

Так, Советский районный суд г. Красноярска установил, что О.В.

Урбанович нашел пистолет с патронами. В заключении криминалистической экспертизы указано, что пистолет является газовым револьвером «ICBERG GR 207» калибра 9 мм, для производства выстрелов непригоден;

изъятые патроны являются боеприпасами к нарезному огнестрельному оружию калибра 9 мм (пистолету Макарова), для производства выстрелов пригодны. Анализируя собранные по делу доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суд квалифицировал действия подсудимого по ч. 1 ст. 222 УК РФ - незаконное приобретение, ношение, хранение боеприпасов.

Таким образом, считаем необходимым определять предметы вооружения через признак пригодности, т.е. возможности использования предмета по назначению для поражения цели. Кроме того, ценность данного признака заключается еш,е и в том, что он помогает разграничить оконченное преступление и неоконченное. На этой позиции стоит и Верховный Суд РФ, указывая, что если предмет может быть использован как оружие, боеприпас или взрывчатое веи],ество, то в действиях виновного уже имеется состав оконченного преступления"^.

Под правовым признаком следует понимать особый правовой режим, который установлен для предупреждения преступлений с использованием предметов вооружения.

В.П. Тихий указывает на необходимость выделения также признака «повышенной опасности» предметов вооружения"^. Однако мы считаем, что ' Малков В.Д. Указ. соч. - С. 13;

Рустамбаев М.Х. Указ. соч. - С. 21.

^ Приговор Советского районного суда г. Красноярска от 22.08.2000 г.

^ Постановление Пленума Верховного Суда РФ J b 5 от 12.03.02 «О судебной практике по V делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ».

" Тихий В.П. Указ. соч. - С. 20.

* признак опасности включен в правовой признак: ограничение предметов вооружения в обороте и есть следствие повышенной их опасности.

'^' Таким образом, пригодность, целевое предназначение и правовой ф режим - общие признаки предметов вооружения.

Важно обратиться к анализу каждого вида предмета преступления.

Уголовный кодекс РФ не содержит определения оружия, перечисляя лишь отдельные его виды в различных статьях.

Наработки, касающиеся понятия оружия, нашли свое отражение в Федеральном законе "Об оружии" (далее - Федеральный закон "Об оружии"), согласно которому оружие - это устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов (ст. 1). Данная формулировка позволяет установить следующие нормативно закрепленные признаки предмета преступления: 1) материальность, 2) специфическая конструкция, 3) целевое предназначение.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г.

расширяет уголовно-правовое понятие оружия за счет боевого вооружения и сужает его за счет пневматического, сигнального и других видов оружия, не предназначенного для поражения живой или иной цели. Сравнивая нормы Федерального закона «Об оружии» и УК РФ, Пленум Верховного Суда РФ • указывает, что «данный закон регулирует только правоотношения, возникающие при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия, в то время как уголовный закон предусматривает ответственность за противоправные действия как с указанными видами оружия, так и с иными видами боевого огнестрельного оружия, находящегося на вооружении в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба и на которые действие Федерального закона «Об оружии» не распространяется»

Ш (п. 1). Однако Пленум Верховного Суда РФ не правомочен издавать акты.

^' имеющие статус источника права. Поэтому его рекомендации лишь частично компенсируют указанное несоответствие.

В юридической науке однозначного онределения оружия не сформировалось. Более того, о понятии оружия ведутся споры', высказан ряд точек зрения но этому вопросу^.

В попытках дать определение оружию можно выделить два подхода:

объективный и субъективный. Субъективный подход предполагает цель и мотив использования оружия преступником, осведомленность о наличии оружия у соучастников в групповых преступлениях и сговор о его применении, а также воснриятие этих признаков потерпевшим^. При объективном подходе критериями выстунают такие нризнаки как конструктивные особенности (размер, вес, твердость, гибкость, острота), основное назначение при их создании, поражаюш,ие свойства.

Так, А.Д. Макуха указывает, что оружие - средство, специально созданное для причинения вреда жизни и здоровью людей, ведения охоты, поражения мишеней и иных целей"^. Ю.И. Скоропупов отмечает, что оружие является источником повышенной опасности и специально предназначено либо для поражения живой силы, для спорта или охоты либо для разрушения окружаюш,ей среды^.

А.Н. Караханов под оружием предлагает понимать материальное средство, конструктивно и функционально предназначенное и пригодное для ' Соколов Л.Ф. Уголовный закон об оружни. - Омск, 1976. - С. 10;

Бондаренко Н.А., Дзюба В.Т. Квалификация преступлений против общественного порядка и общественной безопасности. — Киев, 1990. - С. 62;

Зырянов В.В. Проблемы криминалистического оружиеведения: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - Омск, 1998. - С. 9 - 10.


^ Романов А.П. Указ. соч. - С. 9;

Владимиров В.Ю. Теория и практика криминалистического оружиеведения: Автореф. дис....докт. юрид. наук. - Санкт-Петербург, 2002. - С. 20 - 21.

^ Казакова В.А. Вооруженная нрестунность: криминологические и уголовно-правовые проблемы: Автореф. дис.... докт. юрид. наук. - М., 2003. - С. 22 -23.

" Макуха А.Д. Уголовная ответственность за хищение огнестрельного оружия, боевых * припасов и взрывчатых веществ: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - М., 1993. — С. 15 — 16.

^ Скоропупов Ю.И. Уголовно-правовые и криминологические вопросы борьбы с незаконными приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств:

Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - Рязань, 2003. - С. 13.

поражения на расстоянии человека, животного или определенной преграды ^ снарядом путем использования энергии воспламенения пороховых газов (огнестрельное оружие) либо для нанесения серьезных повреждений человеку ф или животному за счет мускульной силы в ближнем бою (холодное оружие)'.

Исходя из предложенного выше понимания предмета преступления, диссертант полагает возможным понимать под оружием предметы и устройства, конструктивно предназначенные и пригодные для поражения цели. При этом законодательное закрепление признака пригодности при определении понятия оружия считаем принципиально важным. Признак пригодности имеет исключительное уголовно-правовое значение, подчеркивая способность создания опасности для охраняемого уголовным законом общественного отношения.

Пе вызывает сомнений тот факт, что у разных видов оружия и разная опасность. Поэтому представляется, что уголовпая ответственность должна быть дифференцирована в зависимости от вида оружия.

Отдельными авторами предлагалось дифференцировать уголовную ответственность за незаконные действия с оружием в зависимости от того, является оружие гладкоствольным или нарезным. Между тем еще М.Х. Рустамбаев говорил о том, что данная классификация не должна иметь уголовно-правового значения^. К тому же принятый 8 декабря 2003 г.

Ш Федеральный закон J f 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в So Уголовный кодекс РФ»^ декриминализировал незаконные действия с гладкоствольным оружием.

Однако гладкоствольное и нарезное оружие одинаково опасно.

Огнестрельное гладкоствольное оружие обладает такими же, как и другие виды оружия, признаками, что свидетельствует о его способности причинять вред общественной безопасности и другим правоохраняемым интересам. При ' Караханов А.И. Уголовная ответственность за незаконные действия с оружием, предусмотренные статьей 222 УК РФ: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - М., 2002. - С. 11.

^ Рустамбаев М.Х. Закон и общественная безонасность. - Ташкент, 1990. - С. 10.

^ Собрание законодательства. - 2003. - №. 50. - Ст. 4848.

этом приобретение, хранение, передача и другие действия с данным видом оружия регулируются законодательством об оружии, без установления особенностей правового режима для огнестрельного гладкоствольного оружия. Следовательно, указанные действия, совершенные в нарушение установленных правил, являются такими же обш;

ественно опасными, что и аналогичные действия с другими видами огнестрельного оружия. Более того, достаточно большое число преступлений совершаются именно с использованием гладкоствольного охотничьего оружия.

В качестве подтверждения данного тезиса приведем полученные но результатам специальной нереписи осужденных 1999 года В.А. Казаковой сведения об использовании видов оружия при совершении преступлений (табл. б').

Таблица б Соотношение нснользования огнестрельного н гладкоствольного а оружия нри совершении нрестунлении /о.

("/о Составы преступлений Предметы вооружения предусмотреппые УК Огнестрельное Гладкоствольное РФ оружие оружие 4, Ст. 105 5, 0, Ст. 111 1, 3,2 2, Ст. Ст. 162 7,8 4, 4, Ст. 213 8, Из таблицы видно, что гладкоствольное оружие (применение в 13 % случаев) при совершении насильственных преступлений использовалось практически наравне с иными видами огнестрельного оружия (в 16,3 % ' Казакова В.А. Вооруженная преступность как составная часть организованной преступности // Организованная преступность, терроризм, коррупция: Криминологический ежеквартальный альманах. - М., 2003. - Вып. 2. - С. 129 - 140.

случаев), а для совершения убийств, нанесения тяжких телесных повреждений даже чаш;

е: 5,5 % против 4,5 %, 1 % - 0,8 % соответственно.

Ш В качестве еш,е одного аргумента заметим, что в уголовном праве ф большинства стран СНГ гладкоствольное оружие включено в состав предмета преступления, связанного с незаконными действиями с предметами вооружения.

Кроме того, данные проведенного среди сотрудников органов внутренних дел анкетирования показали, что профессиональное мнение также полагает необоснованным и немотивированным законодательное решение. На Ф вопрос: «Считаете ли Вы обоснованным исключение из предмета преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, гладкоствольного охотничьего оружия ?» 93 % (129 человек) опрошенных ответили отрицательно и только 7 % (11 человек) высказали положительное отношение к норме.

На основании изложенного, учитывая степень обш;

ественной опасности указанных видов оружия, полагаем неправомерным изъятие гладкоствольного оружия из сферы действия ст. 222 УК РФ, более того, способствуюш;

им созданию серьезной угрозы безопасности обш;

ества.

Некоторыми исследователями предлагалось придать уголовно-правовое • значение классификации огнестрельного оружия в зависимости от способа ^ производства: заводское, переделанное, кустарное и атипичное. Так, В.Ю. Владимиров особо подчеркивает проблему «псевдоправомерного»

оборота оружия, при котором в гражданский оборот вводятся предметы и устройства, объективно характеризуюш,иеся как тот или иной вид оружия, но ошибочно, в связи с переделкой, сертифицированные как средства неоружейного назначения. При этом преступники «... часто прибегают к своего рода маскировке огнестрельного оружия... во многих случаях это # достигается его переделкой путем замены или расточки ствола». К группе ' Владимиров В.Ю. Теория и практика криминалистического оружиеведения: Автореф. дис.

... докт. юрид. наук. - СПб., 2002. - С. 24 - 25.

no переделанного оружия относится оружие, например, с измененным калибром N* ствола и приспособленное для стрельбы некалиберным для него патроном, с # укороченным или обрезанным стволом.

Считаем необоснованным установление повышенных мер уголовной ответственности за незаконные действия с переделанным оружием. Подобные варианты противоправного поведения не являются ремонтом оружия восстановлением утраченных поражаюп];

их свойств, или его изготовлением оружие не приобретает свойства огнестрельного. С момента наступления указанных выше изменений огнестрельное оружие, с учетом предписаний Федерального закона «Об оружии», выпадает из правомерного оборота.

Следовательно, за деяния, связанные с незаконными действиями с таким оружием, виновные подлежат ответственности по ст. 222 УК РФ.

А.Н. Кардава считает, что к предмету преступления ст. 222 УК РФ не относится оружие кустарного производства'. Диссертант не может согласиться с данным утверждением: кустарное оружие обладает такими же признаками, что и иное оружие. Поэтому способ изготовления не может влиять на признание или непризнание его предметом преступления.

В.П. Тихий считает, что не являются огнестрельным оружием атипичные приспособления, которые состоят только из ствола или относительно прочной трубки, болванки с отверстием. В настояш;

ее время высказанное мнение не соответствует Федеральному закону «Об оружии». Для признания предмета огнестрельным оружием необходимо обнаружить предусмотренные законом признаки: выброс снаряда за счет действия порохового заряда, конструктивную предназначенность для поражения цели.

В ином случае деяние в отношении такого предмета, формально подпадаюп];

ее под признаки преступления, не является уголовно наказуемым.

' Кардава А.Н. Ответственность за хищение оружия // Советская юстиция. - 1971. - № 10. С. 18.

^ Тихий В. П. Уголовно-правовая охрана общественной безопасности. - Харьков, 1981. - С.

38.

Ill Исследователями неоднократно вносилось предложение произвести # градацию уголовной ответственности в зависимости от субъекта обладания оружием: гражданское, служебное, боевое. Однако некорректность подобного ф деления оружия очевидна: из нее выпадают целые комплексы вооружений:

минометы, зенитные орудия и т.д.' Поэтому она не может быть принята во внимание при дифференциации уголовной ответственности.

В соответствии с нормами УК РФ уголовная ответственность дифференцирована в зависимости от того, относится оружие к огнестрельному или иному - газовому, холодному, в том числе метательному, оружию. Так, щ предметом преступления по ч. 1 ст. 222 УК РФ является огнестрельное оружие. Частью 4 ст. 222 УК РФ предусмотрена ответственность за незаконные действия с газовым, холодным, в том числе метательным, оружием. Однако, учитывая специальные криминалистические исследования, мы вынуждены констатировать, что данная классификация не объективна и необоснованна, а, соответственно, предложенная действующим уголовным законодательством дифференциация мер уголовной ответственности неправомерна.

Согласно ст. 1 Федерального закона «Об оружии» под огнестрельным оружием понимается оружие, предназначенное для механического поражения # цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. Между тем еще 1979 году Б.Н. Комаринцевым были предложены более специфичные признаки огнестрельного оружия, а именно: критерии оружейности, огнестрельности и надежности. Существующие судебно-баллистические исследования основываются на перечисленных критериях. Однако до настоящего времени в законодательном определении огнестрельного оружия отсутствует указание на них.


' См.: Аксенов О. Как квалифицировать кражу минометов? // Российская юстиция. - 1999. №. 6. - С. 48;

Невский С. Законодатель забыл, что минометы и орудия тоже стреляют // Российская юстиция. - 2000. - № 3. - С. 37.

^ Комаринец Б.М. Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-мет. пособие. - М., 1974. Вып. 1.-С. 4 7 - 5 6.

Кроме того, исходя из грамматического толкования п. 4 ст. 222 УК РФ, метательное оружие понимается как разновидность холодного. В то же время Федеральный закон «Об оружии» рассматривает эти две категории оружия достаточно обособленно: холодное оружие - оружие, предназначенное для механического поражения цели при помощи мускульной силы человека или в непосредственном контакте с объектом поражения;

метательное оружие оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение помощи мускульной силы человека или механического устройства (ст. 1 Федерального закона «Об оружии»).

При этом остаются без внимания и высказываемые исследователями в области криминалистического оружиеведения неточности приведенных в Федеральном законе «Об оружии» определений видов оружия. Так, изложенное в Федеральном законе «Об оружии» понятие «газовое» не соответствует такому классификационному признаку стрелкового оружия, как применение источника энергии для метания поражающего заряда. В газовом оружии выбрасывание токсичного агента осуществляется энергией пороховых газов или капсюльного состава, при этом патроны к газовому оружию снаряжаются не газом, а химическим веществом в кристаллическом состоянии'. Между тем в криминалистике уже имеется теоретическая база и накоплен определенный опыт, который позволяет газовое ствольное оружие классифицировать как «газометательные устройства», входящие в группу «огнестрельные устройства»^.

На основании изложенного диссертант подчеркивает, что существующая в уголовном законе классификация оружия весьма условна и отражает скорее не саму природу оружия, а процесс исторического развития нормы. Особенно наглядно это на примере проведенной цепочки «холодное ' Газовое ствольное оружие самообороны (криминалистические и судебно-медицинские аспекты) / Под ред. В.Д. Исакова. - СПб., 1997. - С. 6, 15.

^ Зырянов В.В. Криминалистическое оружиеведение (теоретические и методические проблемы): Монография. - Красноярск, 2003. - С. 98.

оружие - метательное оружие - огнестрельное оружие»'. Соответственно, дифференциация уголовной ответственности за незаконные действия с тем или иным видом оружия (ч. 1 и ч. 4 ст. 222 УК РФ) также весьма условна.

Между тем высказано предложение различать оружие (соответственно дифференцировать уголовную ответственность) в зависимости от степени его поражающей способности. Подробную классификацию оружия по поражающим свойствам проводит Д.А. Корецкий, выделяя:

- ошеломляющее оружие - специальные устройства, предназначенные для нетравмирующего воздействия на человеческий организм с целью кратковременного расстройства его функций, препятствующего совершению активных целенаправленных действий (газовое и электрошоковое оружие);

- убойно-травмирующее оружие - предметы и механизмы, специально предназначенные для поражения живой цели с временным выведением из строя путем нарушения физической целостности или функционирования организма (бесствольное, пневматическое, сигнальное оружие);

- смертоносное оружие - предметы и механизмы, предназначенные для причинения смерти или вреда здоровью, опасного для жизни^.

Данное предложение, безусловно, заслуживает внимания. В то же время очевидны многие недостатки. Прежде всего, отметим некорректность выделения убойно-травмирующего оружия. Согласно авторскому определению, убойно-травмирующее оружие включает предметы и механизмы, специально предназначенные для поражения живой цели с временным выведением из строя путем нарушения физической целостности или функционирования организма. Однако такой признак убойно травмирующего оружия, как «временное выведение организма из строя», практически невозможно отграничить от признака «кратковременное ' Ишигеев B.C. Производство дознания по делам, связанным с незаконным приобретением, сбытом, ношением и изготовлением холодного оружия, методические рекомендации. Иркутск, 2001.-С. 4-5.

• Корецкий Д.А. Уголовно-правовой режим средств самообороны. (Спецкурс по ^ криминальной армологии). - Ростов-на-Дону, 2002. - С. 45.

расстройство функций организма», являющегося характеристикой ошеломляющего оружия, выделяемого Д.А. Корецким. Более того, «нарушение физической целостности» является, по существу, причинением вреда, опасного для жизни. В свою очередь, признак причинения вреда, опасного для жизни, исследователь включает в понятие смертоносного оружия.

Таким образом, категория убойно-травмирующего оружия определяется не самостоятельными, а совокупностью смежных признаков из ошеломляющего и смертоносного видов оружия. По нашему мнению, отсутствие четких критериев подчеркивает неполноту подобной классификации.

Предлагаем и считаем более обоснованным различать оружие в зависимости от поражающей способности:

- оружие пониженной поражающей способности (газовое, холодное, пневматическое) - устройства и предметы для кратковременного расстройства функций живого организма;

- оружие высокой поражающей способности - устройства и предметы для быстрого выведения организма из нормального физиологического состояния путем нарушения физической целостности или причинения вреда, несовместимого с осуществлением жизнедеятельности.

Во-первых, данная классификация носит объективный характер, т.е. она независимо от субъективных мировоззренческих позиций отражает сущность оружия как специфического предмета, задачи его создания и указывает на специальное предназначение.

Во-вторых, предлагаемая нами классификация позволяет дифференцировать наказание в соответствии с принципами законности и справедливости. При этом поражающие свойства оружия, в конечном счете, и определяют степень тяжести причиненного вреда.

Таким образом, данная классификация носит объективный характер, служит цели дифференциации наказания и эффективно применима на практике, поскольку основывается на конструктивных и специфических признаках оружия как предмета преступления.

Целесообразно закрепить предложенную классификацию оружия на законодательном уровне. Это позволит в соответствии с принципами законности и справедливости в уголовном праве в зависимости от общественной опасности дифференцировать меры уголовно-правового воздействия (ч. 1 ст. 6 УК РФ).

Уголовная ответственность в соответствии со ст. 222 УК РФ наступает также за незаконные действия с основными частями оружия.

Согласно ст. 1 Федерального закона «Об оружии» под основными частями огнестрельного оружия понимаются ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка. Следовательно, основные части огнестрельного оружия определены исчерпывающим образом. Вместе с тем основными частями являются также ударно-спусковой и запирающий механизмы'. Кроме того, в дальнейшем возможно появление новых модификаций, например, стрелкового оружия, в которых в качестве основных (без которых поразить живую цель будет невозможно) будут определены иные детали. Так, уже сегодня существует группа «бесствольного» оружия^.

Помимо этого существуют, например, прицельные комплексы ночного видения, глушители и другие приспособления, предназначенные для обеспечения функционирования оружия. Под понятие основных частей в соответствии с Федеральным законом «Об оружии» данные детали не ' Криминалистика /Под ред. А.А. Закатова, Б.П. Смагоринского. - М., 2003. - 64 с.

" В эту группу входят пистолеты ПБ-4, ПБ-4М и ПБ-4-1 «Оса», разработанные Сергиево Посадским «НИИ Прикладной Химии», пистолет ПБ-4-1, производимый компанией «Новые оружейные технологии», пистолет МР-461 «Стражник», выпускаемый Ижевским механическим заводом, бесствольпый револьвер «Шершень».ПБ-4 и ПБ-4М - очень компактные и легкие пистолеты, хорошо подходяш;

ие для продолжительного скрытого ношения: их масса с патронами составляет около 400 г при габаритах 115x108x39 мм.

Прочность легкосплавного корпуса более чем достаточна для предполагаемых условий эксплуатации. Описываемые пистолеты имеют всего два рычага управления - спуск и заш:елку корпуса, что облегчает их освоение и эксплуатацию.

Используемый в ПБ-4 и ПБ-4М МИГ обеспечивает надежную работу оружия в широком температурном диапазоне: от - 30° до +50°. К безусловным плюсам можно отнести и «умный» спусковой механизм ПБ-4М.

подпадают. Вместе с тем у действовавшей па территории Красноярского края организованной преступной группы изъяты, помимо прочего, 1 прибор ночного видения и 4 оптических прицела'. Однако привлечь к уголовной ответственности за незаконные действия с этими предметами не представляется возможным, поскольку они не относятся к основным частям оружия. Фактически это должно остаться за пределами рассмотрения уголовного дела.

Однако ст. ст. 223 и 226 УК РФ включают в качестве предмета преступления комплектующие детали к огнестрельному оружию, соответственно устанавливая ответственность за их незаконное изготовление и хищение. В то же время Федеральный закон «Об оружии» не содержит понятия комплектующих деталей. Ю.М. Ткачевский предлагает к комплектующим деталям огнестрельного оружия относить запасные части к огнестрельному оружию, оптические прицелы, иные приспособления, облегчающие его применение, а также запасные обоймы или кассеты^. Однако данное утверждение автора не согласуется с положениями действующего законодательства. Вещи, предназначенные для обслуживания другой главной вещи и связанные общим назначением, являются всего лишь принадлежностью и не имеют самостоятельного правового режима регулирования, поскольку следуют судьбе главной вещи (ст. 135 Гражданского кодекса РФ).

Заполнить правовой вакуум в вопросе о том, что же все-таки относится к комплектующим деталям, попытался Верховный Суд РФ. Определение относящихся к комплектующим деталей огнестрельного оружия приводится в абз. 3 п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.02 №. 5 «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» (далее - постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.02 J f 5). Сразу отметим, что указание на уровне So правоприменителя содержания термина представляется не верным. Тем не ' Суровцев В.А. Указ. соч. - С. 92.

• Ткачевский Ю.М. Ответственность за хищение оружия, боевых припасов и взрывчатых ^ веществ // Советская юстиция. - 1968. - J^o 7. - С. 19.

менее в п. 3 постановления Пленума Верховного суда РФ от 12.03.02 № * отмечено, что под комплектующими деталями, применительно к ст. ст. 223 и 226 УК РФ, следует понимать как основные части, так и иные детали. Таким ф образом, допущено смешение понятий «основные части» и «комплектующие детали», что противоречит законодательству.

Более того. Пленум Верховного Суда РФ предложил налагать ответственность за незаконные действия с данными предметами как за незаконные действия с оружием: ответственность по ст. 222 УК РФ наступает за незаконный оборот неисправного либо учебного оружия, если оно содержало пригодные для использования комплектующие детали и если лицо имело цель привести его в пригодное состояние и совершило какие-либо действия по реализации этого намерения (п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.02 № 5).

Это еще раз подчеркивает, что общественная опасность прицельных комплексов ночного видения, оптических прицелов и иных комплектующих деталей сомнений не вызывает. Паличие их значительно отражается на характеристиках оружия, повышая в целом степень его поражающей способности.

Указанные проблемы могут быть решены путем исключения из Федерального закона «Об оружии» прилагательного «основные» и раскрытия Ф дефиниции «часть» приведением критериев (качественных признаков), а не путем перечисления. В связи с этим предлагаем определить части оружия как детали оружия или приспособления к нему, необходимые для производства выстрела либо придающие оружию запрещенные свойства. Данное понятие позволит избежать закрытого перечня и одновременно определить четкие критерии.

В свою очередь, считаем, что из предмета ст. 222 УК РФ, диспозиции • ч. 1 ст. 222 УК РФ следует также исключить слово «основных».

lift' • Соответственно это позволит установить уголовную ответственность в рамках ст. 222 УК РФ за незаконные действия с любыми частями оружия, в том числе прицельными комплексами ночного видения, глушителями и иными деталями, предназначенными обеспечивать функционирование оружия. При этом наложение мер уголовной ответственности будет осуществляться в рамках законности.

Самостоятельным предметом рассматриваемого преступления являются боеприпасы, которые обладают теми же признаками, что и оружие.

Федеральный закон «Об оружии» определяет боеприпасы как предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание (ст. 1).

В последнее время и в теории, и на практике развернулась широкая дискуссия по определению понятия боеприпасы и соотношению их с патронами. В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оружии» патроны - это устройства, предназначенные для выстрела из оружия, объединяющие в одно целое при помощи гильзы средства инициирования, метательный заряд и метаемое снаряжение.

А. Устинов считает, что понятие «патрон» характеризует изделие с точки зрения конструкции, тогда как термин «боеприпасы» объединяет изделия не по конструкции, а по назначению. Следовательно, боеприпасы - это предметы вооружения, используемые в военных боевых целях, патроны — устройства, в которых метаемое снаряжение, метательный заряд и средство инициирования объединены в одно целое при помощи гильзы. При этом делается вывод о том, что стремление включить в понятие боеприпасы «все, чем можно выстрелить или взорвать»' абсурдно.

Считаем позицию А. Устинова недостаточно обоснованной по следующим причинам. Псследователь в своих рассуждениях отталкивается от ГОСТ В 20313-74. Вместе с тем указанный ГОСТ содержит не правовое определение боеприпасов, а применяемое «... в науке, технике и производстве определение основных понятий,... обязательных в документации всех видов.

Устинов А. Экспертиза оружия: взгляд изнутри // Законность. - 2001. - М 8. - С. 45.

учебниках, учебных пособиях, наставлениях, руководствах, справочной и технической литературе». Узкая и строго целевая направленность ГОСТа препятствует его расширительному толкованию и распространению на сферу правового регулирования. Также важно принимать во внимание, что ГОСТ был разработан в соответствии с уровнем научно-технического развития 1974 года.

С учетом произошедших оружейно-технических (оборот конверсионного нарезного оружия) и криминалистических изменений полагаем, что данный ГОСТ не может выступать ориентиром в экспертной и правоприменительной практике в настоящее время.

В этой связи считаем несостоятельным и мнение данного эксперта о том, что патроны к гладкоствольному оружию не являются предметом преступления пост. 222 УК РФ'.

Прежде всего, действующее законодательство не содержит деления патронов на виды и не проводит различий между правовым режимом отдельных видов патронов. При этом патроны к гладкоствольному оружию имеют общее с оружием целевое назначение - поражение цели.

Также подчеркнем, что патроны к охотничьим видам оружия отличаются от боевых патронов крайне незначительно или вообще не отличаются. Кроме того, за последние годы в России получили распространение нарезные охотничьи патроны зарубежного производства, предназначенные для охоты на крупных животных. Они отличаются исключительной мощностью, в несколько раз превышающей мощность боеприпасов к автоматам и даже винтовками военных образцов. Пули мощных охотничьих патропов имеют конструктивные особенности, предназначенные для увеличения убойного воздействия.

В связи с изложенным представляется, что исключение из предмета преступления боеприпасов к гладкоствольному оружию необоснованно.

' Устинов А. Искажение нонятий или необходимость правильной формулировки норм права // Законность. - 1997. - № 8. - С. 31.

• Корецкий Д. Проблема правовой и экспертной оценки боеприпасов // Законность. - 2003. ^ № 8. - С. 27.

В П. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 понятие боеприпасов конкретизировано: к боеприпасам относятся предметы вооружения и метаемое снаряжение как отечественного, так и иностранного производства, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный или вышибной заряды либо их сочетание, а именно:

артиллерийские снаряды и мины, военно-инженерные подрывные заряды и мины, ручные и реактивные противотанковые гранаты, боевые ракеты, авиабомбы и т.п., независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва, предназначенные для поражения целей, а также все виды патронов к огнестрельному оружию, независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом.

Таким образом, патроны к любому виду огнестрельного оружия являются боеприпасами, за незаконные действия с которыми должна наступать уголовная ответственность.

Предметом преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, являются также взрывчатые вещества.

Федеральный закон "Об оружии" не дает определения взрывчатых веществ. Определение взрывчатых веществ содержится в Федеральном законе от 21.07.97 6-ФЗ "О промышленной безопасности опасных Ш производственных объектов"', в котором под взрывчатыми веществами понимаются вещества, способные при определенных видах внешнего воздействия на очень быстрое самораспространяющееся химическое превращение с выделением тепла и образованием газов. Это определение очень близко к определению взрывчатых веществ, данному в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.02 N» 5, где рекомендуется считать взрывчатыми веществами химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению, взрыву без доступа кислорода воздуха (п. 5).

Собрание законодательства РФ. -1997. - № 30. -Ст. 3588.

При этом важным представляется вопрос разграничения взрывчатых и легковоспламеняющихся веществ, являющихся предметами преступления, предусмотренного ст. 218 УК РФ, поскольку значительная часть взрывчатых веществ, например порох, легко воспламеняется'. Легковоспламеняющимися называют горючие вещества и материалы, которые при хранении на открытом воздухе или в помещении способны без предварительного подогрева возгораться от кратковременного действия источника зажигания незначительной энергии^. Существ5^ют легковоспламеняющиеся твердые вещества, например натрий металлический, иные щелочные металлы, белый и желтый фосфор.

Уголовная ответственность наступает за незаконные действия (приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение) как с изготовленными взрывчатыми веществами, так и извлеченными из природы.

Ранее А.П. Литвинов и В.П. Тихий указывали, что взрывчатые вещества не встречаются в природе'^. Однако к природным взрывчатым веществам относятся селитры. - минералы солей азотной кислоты (чилийская, калиевая и др.), которые образуются при разложении различных органических остатков под действием нитрифицирующих бактерий. Селитры способны к взрыву в результате какого-либо внешнего воздействия: сильного нагревания, удара, трения и т.д.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.