авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ

Щипицына, Анна Александровна

Дескриптивные и оценочные прилагательные в

политическом медиа­дискурсе

Москва

Российская государственная библиотека

diss.rsl.ru

2007

Щипицына, Анна Александровна.

   Дескриптивные и оценочные прилагательные в

политическом медиа­дискурсе  [Электронный ресурс] : на

материале современной британской периодической печати : дис. ... канд. филол. наук

 : 10.02.04. ­ Уфа: РГБ, 2007. ­ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки).

Филологические науки. Художественная литература ­­ Языкознание ­­ Индоевропейские языки ­­ Германские языки ­­ Западногерманские языки ­­ Английский язык ­­ Лингвистическая стилистика. Перевод ­­ Лингвистическая стилистика Филологические науки. Художественная литература ­­ Языкознание ­­ Индоевропейские языки ­­ Германские языки ­­ Западногерманские языки ­­ Английский язык ­­ Грамматика ­­ Морфология ­­ Части речи ­­ Имя прилагательное Германские языки Полный текст:

http://diss.rsl.ru/diss/07/0182/070182043.pdf Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Щипицына, Анна Александровна Дескриптивные и оценочные прилагательные в политическом медиа­дискурсе Уфа  Российская государственная библиотека, 2007 (электронный текст) 61:07-10/ Гос)дарственное образовательное чре/кдение высшего профессионального образования БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Щипицыпа Анна Александровпа ДЕСКРИПТИВНЫЕ И ОЦЕНОЧНЫЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ В ПОЛИТИЧЕСКОМ МЕДИА-ДИСКУРСЕ (на материале современной брн1анекой перноднческой иечатн) Специальность 10.02.04 - германские языки ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной стенени кандидата филологических наук

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Иванова С.В.

Уфа- СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава 1. Особенности политического дискурса СМИ Ы.Жанровая структура периодической печати /./,/. Жанровая палитра печатных СМИ в концет^иях отечественных исследователей 1.1.2. Жанрово-стилевая дифференг1иа1(ия в журналистике англоязычных стран 1.1.3. Жанр «новость» в англоязычной э{сурнапистике, ее характеристики и разновидности 1.2.Определение понятия и границ политического дискурса 1.2.1. Подходы в современной лингвистике к изучению политического дискурса 1.2.2. Политический дискурс и медиа-дискурс: точки пересечения Выводы по первой главе Глава 2. Функционирование категории оценки вднскурсе 2.

1.Оценка и способы выражения оценочных значений 2.1.1. Структура и виды оценки 2.1.2. Возможности классификации оценочных значений 2.2.Ценности, нормы и оценочность в политическом дискурсе и медиа-дискурсе Выводы по второй главе Глава 3. Прилагательные-атрибуты как средство реализации категории оценки в британском нолитическом медиа-дискурсе новостей 3.1.Вводные замечания к проведению практического исследования... 3.2.Особенности функционирования и место атрибутивных прилагательных в британском политическом медиа-дискурсе новостей 3.2.1. Количественное соотношение дескриптивных, обще- и частнооценочных пршагательных-атрибутов в рамках британского политического медиа-дискурса новостей 3.2.2. Влияние контекста на значение прилагательных атрибутов в британском политическом медиа-дискурсе новостей 3.2.3. Особенности функционирования прилагательных атрибутов в рамках цитат в британском политическом медиа-дискурсе новостей 3.2.4. Анализ частотности функционирования исследуемых прилагательных на материале корпуса медиа-текстов Выводы по третьей главе Заключение Библиография Словари Приложение ВВЕДЕНИЕ Исследования в области языка политики и языка масс-медиа имеют давние традиции, однако вопросы функционирования политического и масс медийного дискурса до сих пор не перестают привлекать внимание учёных.

Круг проблем, находящихся в фокусе проводимых исследований, весьма широк и включает, помимо прочего, такие вопросы, как: оцепочность, метафоричность, манипулятивность, движение языковой нормы и другие, В настоящем исследовании предпринята попытка определения роли дескриптивных и оценочных прилагательных в атрибутивной функции в реализации категории оценки в политическом дискурсе современных национальных британских газет качественного типа. Материалом настоян1его исследования послужили медиа-тексты о впутренней нолитике Соединённого Королевства из разделов новостей в ежедневных британских национальных газетах качественного типа The Daily Telegraph, The Guardian, The Independent и The Times (согласно классификации печатных изданий в работе [Tunslall 1996]).

Корпус медиа-текстов по внутриполитической тематике составлен на базе выборки из указанных газет за нериод с августа 2005 г. по апрель 2006 года. В окончательном виде собранный корпус составил около 150 медиа-текстов (около 80000 словоупотреблений).

Актуальность диссертации определяется обра1цением к антропоцентрической и дискурсивно-прагматической парадигмам, в русле которых возможно получение нового знания о функционировании лексических средств выражения оценки в рамках британского политического медиа дискурса. В современных условиях развития лингвистической науки с её тенденцией к приобретению междисциплинарного характера требуется продолжение исследований в области лингвистической аксиологии, к числу наиболее nepcneKTnBFibix направлений которой относится изучение соотношения оценочного и дескриптивного смыслов и способов их выражения в языке. Необходимо отметить, что, по мнению ряда учёных, специфика оценочной квалификации состоит в возможности нроявления окказионального оценочного знака и перемены оценочного знака. Актуальность исследования способов выражения оценки в политическом дискурсе обусловлена тем, что, поскольку этот тип институционального дискурса характеризуется значительной насыщенностью ценностными знаками [Карасик 2004], интерес представляет выявление специфики передачи оценочных значений в этом типе дискурса. Выполненное исследование проведено на стыке наук - теории дискурса, лингвостатистики, прагмалингвистики и социолингвистики.

Междисциплинарный характер настоящего исследования также состоит в том, что в целях изучения лексических средств выражения оценки (т.е.

качественных параметров дискурса) наряду с традиционно принятыми в лингвистической науке методами (например, метод анализа словарных дефиниций) в настоящей работе был использован метод количественных подсчётов. Необходимо также отметить, что исследования авторского «я», образа автора в основном проводятся на материале художественной литературы, и лишь сравнительно небольшое количество работ посвящено изучению этого вопроса на материале новостных медиа-текстов.

Следовательно, исследование оценочности как одного из аспектов проявления образа автора в политическом медиа-дискурсе является актуальным.

Объектом исследования являются атрибутивные прилагательные в политическом дискурсе новостей британских национальных газет качественного типа. Предметом настоящего исследовагшя служит языковая категория оценочности.

Цель настоящей работы состоит в определении роли прилагательных атрибутов в реализации категории оценки в политическом дискурсе новостных материалов современных британских национальных газет качественного типа.

Достижение этой цели предполагает решение ряда конкретных задач:

1. Характеристика жанровой структуры современной периодической печати.

2. Определение сунщости понятий политического дискурса и масс медийного дискурса и их отношения друг к другу.

3. Разработка соответствующей природе политического медиа дискурса юшссификации оценочных значений прилагательных.

4. Определение количественного соотношения атрибутивных дескриптивных, об1цеоценочных прилагательных и прилагательных с частнооценочными значениями в британском политическом дискурсе новостпых материалов национальных качественных газет.

5. Определение частотности контекстуальной обусловленности значений прилагательных-атрибутов в рамках исследуемого британского политического медиа-дискурса.

6. Характеристика особенностей функционирования прилагательных атрибутов в рамках цитат в британском политическом медиа дискурсе новостей.

Научная новизна предлагаемой диссертации состоит в постановке проблемы и выборе объекта исследования и заключается в попытке определить оценочный потенциал прилагательных-атрибутов в британском политическом медиа-дискурсе новостей, установить количественное соотношение дескриптивных, общеоценочных и частнооценочных значений прилагательных в атрибутивной функции, а также частотность случаев контекстуальной обусловленности значений прилагательных-атрибутов в исследуемом типе дискурса с применением метода количественных подсчётов. Необходимо отметить, что проведённое исследование позволяет делать вероятностные прогнозы относительно частотности использования в исследуемом типе дискурса прилагательных-атрибутов в контекстуально обусловленнЕлх оценочных значениях, а также в не зависянщх от контекста оценочных значениях.

Научно-теоретнческая значимость работы состоит:

- в систематизации знаний о жанровой структуре периодической печати;

- в определении специфики и закономерностей функционирования политическою медиа-дискурса;

- в выявлении особенностей реализации категории оценки с помощью прилагательных-атрибутов в британском политическом дискурсе новостных материалов газет;

- в возможном использовании представленного в диссертационном исследовании материала для дальнейших исследований сходных явлений.

Практическая ценность работы заключается в том, что её положения и результаты могут быть использованы в лекционных курсах по лексикологии, стилистике, интерпретации текста, лингвокультурологии, журналистике, при проведении спецкурсов по лингвистике текста, теории коммуникации, семантике, анализу дискурса и языку СМИ, а также могут найти применение в практике преподавания английского языка.

Положения, выносимые на заищ!^:

1. Категория оценки имеет специфическую форму реализации с помощью прилагательных-атрибутов в британском нолитическом медиа-дискурсе новостей, и эта специфика проявляется в оценочном потенциале, который обнаруживают дескриптивные прилагательные атрибуты. При этом общеоценочные прилагательные-атрибуты практически не используются в новостных материалах в рамках британского политического медиа-дискурса и зачастую включаются автором медиа-текста в состав закавыченной цитаты.

2. Лтрибутив1П)1е прилагательные в британском политическом медиа дискурсе новостей характеризуются функциональной разнород1юстью и обнаруживают непрерывное взаимодействие двух функций - выражения признака и оценки выражаемого признака с преобладанием первой функции.

3. Частнооценочные нрилагательные-атрибуты являются одним из значимых средств выражения оценки в британском политическом медиа-дискурсе новостей. При этом определяющую роль в приобретении оценочности прилагательными-атрибутами, а также в некоторых случаях смены знака оценки на противоположный в значениях частнооценочных прилагательных ифает контекст.

4. Область использования прилагательных-атрибутов в оценочных значениях в британском политическом медиа-дискурсе новостей в значительной стенени ограничена рамками закавыченных цитат. С одной стороны, это свидетельствует о тенденции авторов медиа текстов к разфаничению своей и чужой речи в случае употребления в медиа-тексте прилагательных-атрибутов с оценочными значениями, а с другой - является одним из средств речевой характеристики агентов медиатизированной политики.

Методологической и теоретической базой исследования стали труды в области дискурса (В.И. Карасик, М.Л. Макаров, В.Е. Чернявская, А. Bell, G.

Cook, N. Fairclough, М. Stubbs, Т. van Dijk и др.) и политического дискурса (В.Н. Базылев, А.Н. Баранов, Р. Водак, Н.А. Герасименко, В.И. Карасик, А.П.

Чудинов, Е.И. Шейгал, Р. Chllton, S. ElspaB, N. Fairclough, А. Musolff, S.

Slembrouck, T.A. van DiJK и др.), теоретические положения исследований в области журналистики и теории жанров (Л.А. Васильева, К.А. Войцехович, В.В. Ворошилов, Г.А. Голованова, О.Н. Григорьева, Т.Г. Добросклонская, М.И.

Ким, С.Г. Корконосенко, Л.Е. Кройчик, И.П. Лысакова, С.А. Михайлов, З.С.

Смелкова, Г.Я. Солганик, А.А. Тертычный, М.И. Шостак и др.), теоретические положения аксиологических исследований в логике и лингвистике (А.А. Ивин, Р.Н. Nowell-Smith;

И.Д. Арутюнова, Л.М. Васильев, Е.М. Вольф, В.И. Карасик, Г.Г. Кошель, Т.В. Маркелова, Л.А. Сергеева, С.С. Хидекель, С. Kerbrat Orecchioni и др.).

в процессе исследования были использованы следующие методы:

фронтальный анализ, дискурсивный анализ, текстовый анализ, анализ лексического значения слова в дефинитивном варианте и анализ словарных помет с использоваЕ1ием квантитативной характеристики изучаемых явлений, контекстологический анализ, анализ количественных подсчётов.

Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследования на различных этапах разработки были представлен Е на Л заседаниях кафедры английской филологии и кафедры межкультурной коммуникации и перевода Башкирского государственного университета, на международной научной конференции (г. Уфа, 2006 г.), всероссийских научных конференциях (г. Санкт-Петербург, 2006 г.;

г, Казань, 2005 г.;

Челябинск, г.), межвузовских научных конференциях (г. Уфа, 2005, 2006 гг.) и изложены в 9 публикациях.

Структура диссертации определяется целью и поставленными задачами.

Работа состоит из введения, трёх глав с последующими выводами, заключения, библиофафии, списка использованных словарей и приложения, содержащего некоторые оригинальные медиа-тексты из корпуса материала исследования.

Во введении обосновывается выбор темы, объекта исследования, актуальность работы, определяются цель, задачи и методы исследования, характеризуются научная новизна работы, её теоретическая значимость и практическая ценность.

В главе 1 «Особенности политического дискурса СМИ» освеищются теоретические основания жанрово-стилевой дифференциации в концепциях отечественных и зарубежных исследователей, предлагается характеристика новости как жанра в современной журналистике, излагаются подходы к изучепию политического дискурса в современной лингвистике, а также характеризуется отношение понятий дискурса, политическою дискурса и медиа-дискурса друг к другу.

в главе 2 «Функционирование категории оценки в дискурсе»

рассматриваются различные трактовки категории оценки и подходы к изучению этой категории, предлагаются варианты структуры оценки и способы выражения оценочных значений, а также рассматриваются несколько точек зрения на классификацию оценочных значений с учётом специфики политического медиа-дискурса, В главе 3 «Прилагательные-атрибуты как средство реализации категории оценки в британском политическом медиа-дискурсе новостей»

освещаются особенности реализации категории оценки в политическом дискурсе и медиа-дискурсе, рассматриваются возможности анализа оценочности в политическом медиа-дискурсе, а также предлагается анализ семантики прилагательных-атрибутов в британском политическом медиа дискурсе новостей с целью определения их оценочного потенциала, В заключении подводятся итоги проведённого исследования и делаются выводы, а также прогнозируются возможности дшпнеЙ1пего исследования специфики политического дискурса и особенностей функционирования категории оценки в разных типах дискурса.

Глава 1. Особенности нолитического дискурса СМИ 1.1. Жанровая структура нериодической нечаги /././. Жанровая палитра печатных СМИ в концепциях отечественных исследователей Жанровая структура современной периодической печати является объектом исследования теоретиков журналистики как в России, так и за её пределами. Каждый исследователь по-своему отвечает на вопрос об элементах этой структуры и её характеристиках, однако проблема определения жанровой структуры периодической печати является актуальной не только для учёных, но и для журналистов-практиков.

Исследователи указывают на взаимовлияние и взаимодействие содержания и формы журналистского произведения во время его создания. С одной стороны, «содержание, документальное наполнение, целевая установка определяют... смысл и характер публицистического выступления, его форму, то есть жанр» [Ворошилов 2004: 215]. С другой стороны, вне зависимости от того, какое произведение бы ни создавал журналист-практик, «он обязательно вспомнит о жанре» [Тертычный 2002: 54].

Исходя из того, что журналистские публикации обладают определёнными содержательно-формальными характеристиками, А.А. Тертычный говорит о существовании устойчивых групп (тигюв) «однообразных» текстов, которые он называет жанрами [Тертычный 2002: 54]. Согласно этой точке зрения, можно говорить о «порождаюищх моделях» журналистских текстов как о синониме понятия «жанры». А.А. Тертычный считает, что именно осознание объективно возникших оправдавших себя «моделей» ведёт к субъективно целенаправленному следованию им при подготовке новых текстов [Тертычный 2002: 54].

в качестве основы классификации исследователь предлагает рассматривать три основных типа отображения - фактографический (эмпирический), исследовательский (теоретический) и художественно исследовательский соответственно. Каждый из создаваемых журналистских текстов может быть условно отнесён к определённой жанровой группе. Учёный обращает внимание на возникновение своей жанровой дифференциации внутри каждой из выделяемых жанровых фупп текстов. Так, статья, рецензия, обзор, комментарий и т.д. составляют группу аналитических текстов. В основе возникновения отдельного жанра лежит преобладание того или иного жанрообразующего фактора или нескольких факторов (например, интервью выделяется по факту фиксации диалогической формы изложения материала) [Тертычный 2002: 59].

Согласно точке зрения А.А. Тертычного, классификация журналистских текстов (или жанров) выглядит следующим образом:

1) информационные: заметка, отчёт, интервью, информационная корреспонденция, блиц-опрос, вонрос-ответ, репортаж, некролог;

2) аналитические (исследовательские): аналитические отчёт, корреспонденция, интервью, беседа, комментарий, социологическое резюме, анкета, мониторинг, рейтинг, рецензия, статья, журналистское расследование, обозрение, обзор СМИ, прогноз, версия, эксперимент, письмо, исповедь, рекомендация (совет), аналитический пресс-релиз;

3) художественно-публицистические (художественно исследовательские): очерк, фельетон, памфлет, пародия, сатирический комментарий, житейская история, легенда, эпиграф, эпитафия, анекдот, шутка, игра [Тертычный 2000;

Тертычный 2002: 54].

А.Л. Тертычный обращает внимание исследователей на тот факт, что структура журналистских жанров изменяется, и в качестве примеров указывает на такие перемены, как:

- обогащение группы информационных жанров за счёт появления информационных «родственников»: мини-рецензия, мини-совет, мини-история, блиц-портрет, и т.д.;

- возникновение внутри группы аналитических жанров новых устойчивых групп, типов публикаций, объединённых ярким проявлением отдельных жанрообразуюпщх факторов (прежде всего, методов изображения действительности): эксперимент, рейтинг, анкета, прогноз, версия и т.п.;

- появление новых жанров в группе художественно публицистических жанров: житейская история (житие), легенда, анекдот, сатирический комментарий [Тертычный 2002: 61-62].

Исследуя проблему манипулирования людьми, Л.Ю. Горчева отмечает, что журналистЕ11 также участвуют в этом процессе, и это проявляется в повых явлениях в СМИ последних лет: например, сформировались «новые жанры»' журналистики - «утечка», «из первых рук», «как сообищл анонимный источник» и др. [Горчева 2002: 93].

Необходимо отметить, что А.А. Тертычный подчёркивает как невозможность достижения исследователями единства взглядов на развитие структуры жанров, так и отсутствие необходимости в подобпом единстве в ходе поиска истины [Тертычный 2002: 63].

Автор главы «Система журналистских жанров» в учебнике «Основы творческой деятельности журналиста» Л.Е. Кройчик определяет жанр как «особую форму организации жизненного материала, категориго исторически конкретную, типологическую, гносеологическую, морфологическую, аксиологическую, творческо-созидательную» [Кройчик 2000: 4]. Исследователь ' Здесь и далее в npexiOAemm - кавычки А Ю Горчевой {прим 1ЦЛ Л ) указывает на то, что в современной нрессе нонятие «текст» потесннло понятие «жанр», и полагает, что причиной этого стали следующие факторы:

раскованность публицистики, утратившей директивность и идеологическую одЕЮЦветность;

персонификация журналистики: автор из обезличенного ретранслятора превратился в интерпретатора информации;

работа современной российской журналистики в режиме диалога с аудиторией.

Согласно ко1П1епции Л.Е. Кройчика, публицистический текст непреме1пю включает в себя три компонента:

1) сообщение о новости или возникшей проблеме;

2) фрагментарное или обстоятельное осмысление ситуации;

3) приёмы эмоционального воздействия на аудиторию (на логико-понятийном или понятийно-образном уровне).

В соответствии с изложенной точкой зрения на структуру публицистического текста исследователь предлагает следующую классификацию текстов, появляющихся в прессе:

1. оперативно-новостные - заметка во всех её разновидностях;

2. оперативно-исследовательские - интервью, репортажи, отчёты;

3. исследовательско-новостные - корресгюнденция, комментарий (колонка), рецензия;

4. исследовательские - статья, письмо, обозрение;

5. исследовательско-образные (художественно публицистические) - очерк, эссе, фельетон, памфлет [Кройчик 2000:

125-139].

Современные теоретики журналистики обнаруживают многообразие мнений относительно классификации жанров периодической печати. Так, придерживаясь базового деления жанров на три типа, преподаватели кафедры периодической печати факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета выработали следующую классификацию:

I. информационные жанры: репортаж (проблемный, познавательный, событийн11Й), интервью (-монолог, -дишюг, полилог, -беседа, -сообщение, -зарисовка), отчёт;

II. аналитические жанры: корреспондениция, статья (передовая, теоретико-популяризаторская, проблемно-публицистическая), публицистический комментарий, рецензия, обозрение;

III. художественно-публицистические жанры: фельетон, памфлет [Ким и др. 1998].

Другой точки зрения па жанровую палитру придерживается М.И.

Шостак, которая говорит о журналистике новостей, интервью, оперативном комментировании, репортёрском расследовании, а также о публицистике:

*1* аналитической;

•• художественной (эссе, очерк);

• • сатирической (фельетон, памфлет, пародия, сатирическая реплика, сатирический комментарий) [Шостак 1997].

Теоретик российской журналистики, член Союза журналистов России В.В. Ворошилов в зависимости от целей воздействия на читателя, широты освещения реальности, глубины анализа и широты обобщений, а также выразительно-изобразительных средств делит журналистские жанры на традиционные три вида - информационные, аналитические и художественно публицистические. Согласно его точке зрения, журналистские жанры периодической печати распределяются по видам следующим образом:

1) информационные жанры - новость, заметка, интервью (интервью монолог, -сообщение, -дишюг, -полилог, -зарисовка, -мнение, массовое интервью, анкеты), беседа, реплика, репортаж (проблемный, познавательный, событийный, фоторепортаж), отчёт;

2) аналитические жанры - корреспонденция (информационная, аналитическая, постановочная, корреспопденция-раздумье), статья и её подвиды (научно-популярная, проблемная (постановочная), публицистический комментарий), рецепзия (литературная, театральная, музыкальная, художественная, кинорецензия), обозрение (внутренне, международное, еженедельное, месячное, годичное, информационное, аналитическое, обзор писем);

3) художественно-публицистические жанры представлены очерком (портретным, проблемным, научно-популярным, нутевым) и зарисовкой, которые отражают положительные явления, а также сатирическими жанрами - фельетоном и памфлетом [Ворошилов 2004:218-233].

Высказывается мнение, что даже такое разнообразие взглядов говорит в пользу жанра как «определённой, обладающей устойчивыми признаками формы отражения социальной действительности, которая помогает плодотворнее работать над материалом, отбором фактов, трактовкой явлений»

[Ворошилов 2004: 217].

Важно понимать, что между информационными, аналитическими и художествен1ю-нублицистическими жанрами нельзя провести жёстких границ, поскольку в ходе подготовки материала в том или ином жанре автор нередко использует элементы других жанров. Необходимо также отметить, что система журналистских жанров находится в постояпном развитии, трансформируется и пополняется новыми разновидностями материшюв'.

' Подробнее об этом см в работе А А Тертычного [Тертычнын 2002] 1.1.2. Жанроео-стилееая дифференциация в лсурншшстике аиглонзычиых страи В рамках настоящего исследования необходимо отдельно рассмотреть проблему жанрово-стилевой дифференциации, принятой в англо-американской журналистской традиции. Существует ряд особенностей, характеризующих соотношение жанрово-стилев1,1х категорий в российской и англо-американской журналистике. Во-первых, отмечается, что в России детальная разработка журналистских жанров имеет давнюю традицию, в то время как исследователи из других стран нередко предпочитают анализировать только тематику публикуемых материалов, не уделяя столь же пристального внимания вопросу о жанровой дифференциации. Во-вторых, многие из жанров, их видов и подвидов, практикуемых в России, вообще не используются в других странах (например, в США). В-третьих, исследователи указывают на заимствование некоторых жанров, используемых в одних странах, журналистами других стран. Например, среди журналистских жанров, которые проникли в американскую журналистику из континентальной Европы, исследователи называют интервью, открытое письмо, памфлет и другие. В-четвёртых, некоторые исследователи полагают, что в российской журналистике доминирует так называемая «журналистика мнений», когда главным в публикации является мнение автора, интерпретация события, в то время как в других странах основополагающей является «журна/шстика новостей», когда новость играет главную роль, а мнение автора недопустимо [Михайлов 2004:

359,362-363].

Автор книги The Language of Newspapers («Язык газет») Данута Риа (Danuta Reah) предлагает начать обзор содержания современных британских газет с рассмотрения самого слова newspaper («газета»). Несмотря на то, что это слово наводит на мысль о преобладании новостей в структуре газеты, наблюдения показывают, что в периодической печати значительное место уделяется также рекламе и материалам развлекательного характера.

Исследователь отмечает, что значительная часть новостей на страницах современной британской прессы обязательно посвящена жизни знаменитостей, звёзд кино и телевидения (особенно мыльных опер), а также жизни членов королевской семьи [Reah 2002: 2].

Автор предлагает условно разбить все материал1л какого-либо выпуска газеты на категории - новости, реклама, развлечения - и определить объём, который занимает та или иная категория в структуре газеты по отношению к общему числу страниц данною выпуска. Данные, полученные в ходе этого анализа, свидетельствуют о важной роли рекламы как для таблоидов, так и для качественных газет [Reah 2002: 3]. Относительно новостного содержания британских газет автор утверждает, что на полосах прессы над новостями о проблемах (issues) и процессах преобладают новости о людях - как известных, так и неизвестных [Reah 2002: 3].

Согласно юшссификации, предложенной американским исследователем печати Гербертом Терри, основные газетные жанры, используемые в США, распределяются следую1цим образом:

1. Новости (News):

- жёсткие (Политика, Власть, Большой бизнес и т.п.);

- мягкие (Международные, Национшпные);

- 'News Brief (что в российской традиции соответствует хронике или короткой информационной заметке);

- 'General News Account' (соответствует расширенной информации в российской классификации жанров);

2. Особенности' ('Feature'):

' Позвопим себе не согласиться с данным переводом термина 'feature' в работе С А Михайлова [Михайлов 2004:363] и предлагаем в дальнейшем испо1ыовать термины «очерк» или «статья пробтемного характера» (см.

[БАРС 1972;

Мюгтер 1998]) - 'News Feature' (в некоторой степени соответствует российской расширенной информации или информационной корреснонденции);

- 'News Analysis' (Комментарий, мнение, обзор новостей);

- 'Review' (Обзор, обозрение);

3. Другие:

- Редакционные материалы и комментарии;

- Авторские колонки: политические, юмористические, стиль жизни и развлечения;

4. Сопутствующая информация: гороскоп, кроссворды, юмор, комиксы, погода и т.п. (цит. по [Михайлов 2004: 363]).

В западной журналистике принято печатать новости и комментарий к ним на разных страницах (например, открыв газету The Times, мы обнаружим разделы News, World News, Comment и другие). Для западного журналиста информационный материал - это «подборка фактов, мастерски изложенных и умело скомпонованных». При этом важно, что личность автора, его переживания и мысли отступают на второй план [Михайлов 2004: 384].

Колонка (column) - один из видов газетных публикаций, целью которых является изложение собственного мнения автора [Михайлов 2004: 384]. В последнее время понятие «колонка» трактуют как авторскую рубрику, закреплённую за одним человеком. Важно отметить, что колумнистика - это атрибут, прежде всего, качественной прессы, которая влияет на обп^ество не большими тиражами, а информированностью, аналитичностью, способностью предвидеть будущее. Наибольнюе распространение колумнистика получила в западной журналистике, хотя и в российской практике этот вид журналистского творчества тоже существует [Михайлов 2004: 377].

Зачастую колонкам сопутствуют фоновые статьи, которые представляют собой рассказ о истории вопроса, сообщение о причинах, которые привели к тем или иным последствиям. Фоновые статьи позволяют определить более широкий контекст того, что излагается в колонке или на странице новостей [Михайлов 2004: 386].

К так называемой «сопутствующей информации» относится любая информация, которая может облегчить жизнь читателю, помочь ему в работе и организации досуга, принятии решений или может предостеречь от потенциальных опасностей. Среди типов сопутствующей информации можно выделить следующие: погода, финансовые новости, спорт, искусство, досуг, путешествия (перечень морских, воздун1ных, железнодорожных и сухопутных маршрутов с указанием деталей, списком особых услуг и др.), здравоохранение, (время открытия больниц, поликлиник, аптек) и т.д. Большую часть информации общего характера (погода, планирование, нутешествие и др.) обычно собирают на одной полосе, что объясняется их наибольшей популярностью среди читателей [Михайлов 2004: 387-389].

В практическом руководстве под названием 'Reporting for Change: А Handbook for Local Journalists in Crisis Areas', предназначенном для журналистов, работающих в самых разных уголках планеты, представлено четыре типа журналистских публикаций (story types):

a. Новости (News);

b. Очерки (Feature);

c. Информационно-аналитические материалы (Analysis);

d. Комментарий (Comment) [Bickler et al. 2004: 120].

Носкольку авторы данного руководства отмечают, что приведёпная классификация газетных публикаций широко испол1,зуется во всём мире, полагаем целесообразным остановиться на каждой группе журналистских материалов более подробно.

Итак, коллектив вьпиеуказанного руководства для журналистов определяет новость как сообщение о событии или тенденции. Язык новостей ясен, краток и сбалансирован. Новости можно разделить на два вида последние известия (spot news или breaking news) и плановые события (set-piece news). Первый тип новостей сообщает о только что нроизошедшем: это может быть крушение самолёта, убийство политика, начало войны, извержение вулкана и проч. Вторую группу новостей можно условно назвать «запланированными событиями», поскольку зачастую их можно предсказать.

Эти новости повествуют о событиях, намеченных заранее, - от речи президента и объявления финансовых итогов в конце года какой-либо компанией до памятных дат (например, эти материалы могут сообщать о 10-летней годовщине со дня какой-либо трагедии) [Bickler et al. 2004: 120-122].

Очерковый стиль написания журналистского произведения (feature) предполагает более объёмный материал, который гюзволяет представить всестороннее освеи^ение события, тенденции, описание места или личности.

Последний вариант иногда называют биографическим очерком (profile) [Bickler el al. 2004: 120]. Авторы данного практического руководства для журналистов разбивают публикации типа 'feature' на две группы:

1 Расследования (Investigative Reports) раскрывают информацию, которая изменяет наше представление о прошедпшх или происходяищх в данный момент событиях. Например, спустя продолжительное время после окончания войны такие нубликации могут излагать ход событий в совершенно отличном от нашего прежнего понимания ключе. Для событий, которые становятся темой этой группы газетных публикаций, характерны нарастаюпшй, продолжающийся совокупный эффект ('on going cumulative effect'), а задача журналиста состоит в том, чтобы найти информацию, которая позволит читателю по-новому взглянуть на настоян;

ее или прошлое.

2 «Иллюстрированные» очерки и истории «человеческого интереса» Interest) могут быть как (Colour Feature & Human информативными, так и развлекательными по своей природе. Среди популярных тем можно назвать путешествия, еду, спорт, развлечения.

Работа над такими материалами позволяет журналисту продемонстрировать свои творческие способности, поскольку тщательно отобранный материал необходимо представить в увлекательной форме, не забывая следовать чёткой, логичной структуре и не забывая сделать неожиданный вывод в конце. При написании такого рода журналистских произведений важно помнить, что людям всегда интересны другие люди, поэтому статистика, например, будет выглядеть скучной, если не показать, чем она важна для читателя. При работе над этими публикациями авторы руководства предлагают начинать с освещения какого-либо конкретного предмета или проблемы, чтобы потом проиллюстрировать более общие вопросы. Так, если журналист пишет о переезде населения из деревень в города, он может описать проблемы и достижения людей на примере жителей какой-либо конкретного населённого пункта [Bickler et al. 2004:

120, 123-125].

Информационно-аналитические материалы (Analysis) представляют собой анализ какого-либо события или тенденции и зачастую содержат в себе цитаты главных действуюпщх лиц этих событий, а также экспертов. В этих материалах может предлагаться точка зрения автора, но в них должны быть представлены разные мнения. Эти публикации предлагают читателю более детальное изложение и объяснение событий, отражённых в новостях. Профессионально написанный информационно-аналитический материал содержит в себе мнения политиков, военачальников, дипломатов и других людей о том, что произошло, почему и, самое главное, что это событие значит для настоящего и буду1цего [Bickler etal. 2004: 120,125].

Публикации группы «Мнение» / «Комментарий» (Comment) основаны на точке зрения автора, отражают его личное видение проблемы, а также зачастую содержат веские аргументы и рекомендации по решению проблемы. Как отмечалось выше, в западной прессе регулярно печатается комментарий тех или иных лиц, и особое внимание уделяется тому, чтобы обозначить статус этих публикаций: они помещаются в разделах 'Comment' и 'Opinion'. Это делается для того, чтобы читательская аудитория знала, что перед ней - не беспристрастное, основанное на фактах изложение событий, а мнение какого либо человека о том, что случилось или, возможно, случится. Комментарий может быть написан как журналистами, так и людьми, не являющимися сотрудниками того или иного издания - экспертами, дипломатами или политиками. Газеты с больщим щтатом сотрудников отделяют журналистов комментаторов от их коллег, которые занимаются написанием новостных материалов. Многие западные газеты стараются представлять сбалансированный комментарий. Так, в период перед голосованием на выборах в какой-либо стране газеты предоставляют представителям разных партий одинаковые по объёму площади для выражения своих мнений [Bickler et al.

2004: 120, 126-127].

Интересная точка зрения на проблему типологии медиа-текстов представлена в монографии проф. Т.Г. Добросклонской [Добросклонская 2005], специалиста по вопросам функционирования языка в СМИ и теории и практики медиаречи. Так, автор полагает, что в основе типологического описания медиа текстов' должна лежать как общая типология речи, так и типология традиционно сложившихся в журналистике жанров. В рамках общей типологии речи выделяются следую1цие устойчивые дихотомии: речь устная - речь письменная;

речь монологическая - речь диалогическая (последние могут реализовываться в устной или письменной формах). К числу жанров, выделяемых в российской типологической классификации, исследователь относит заметку, интервью, обзор, отчёт, очерк, репортаж, фельетон и проч.

Автор монографии пищет, в англо-американской традиции выделяют такие жанры, как: 'column', 'commentary', 'features', 'interview', 'news', 'opinion' и другие. Проф. Т.Г. Добросклонская подчёркивает, что для полного и всестороннего типологического описания текстов массовой информации ' Орфофафня Т Г. Добросклонской - прим ЩАА необходимо принимать во внимание большое число параметров, среди которых автор перечисляет следующие:

• способ создания (авторский - корпоративный', устный письменный);

• способ воспроизведения (устный - письменный);

• канал распространения (конкретное средство массовой информации: печать, радио, телевидение, Интернет);

• функционально-жанровый тип текста (новости, комментарий, features, реклама);

• тематическая доминанта или медиа топик (политика, бизнес, образование, культура, спорт, финансы, скандалы, нутешествия и т.д.) [Добросклонская 2005: 39, 44].

Автор монографии признаёт, что в качестве значимых признаков медиа речи возможно выделение и других, более специфических её свойств (например, тексты свободные - тексты зависимые, речь контекстная - речь ситуативная). Важно также понимание того, что перечисленные параметры пе представляют собой исчерпываю1цего перечня характеристик, которые могут учитываться при составлении типологического портрета медиа речи, но имеют базовое формирую1цее значение для современного тинологического описания медиа текстов [Добросклонская 2005: 43-44].

В рамках настоящего исследования особый интерес представляет концепция функционально-жанрового типа текста, которую предлагает проф.

Т.Г. Добросклонская. Исследователь указывает на сложность систематизации жанров медиа речи и объясняет это затруднение как размытостью понятия жанра, так и постоянным жанровым движением в сфере массовой коммуникации. Размывание границ отдельных жанров осложняется несовпадением жанровых классификаций медиа речи, принятых в разных ' Ср позицию с И. Сметанииой относительно творческой составляющей в профессиональной деятельности журналистов «сбъект-создате1ь медиа-текста предстает перед читателем как личность...», что приводит к «авторизации лок-ментального по своей природе диск-рса текстов СМИ» [Сметанина 2002: 5] лингво-культурных традициях (например, в русской и английской). Согласно Т.Г. Добросклонской, концепция функционально-жанрового типа текста позволяет преодолеть несовершенство жанровой классификации. По мнению автора, предлагаемая концепция помогает:

a) обозначить функциональную направленность текста в плане соотношения сообщения - воздействия;

b) соотнести текст с одним из основных видов медиа речи, так или иначе притягивающих все остальные жанры и разновидности, а именно:

новости, информационно-аналитические тексты (комментарий), тексты фуппы features, реклама [Добросклонская 2005: 43].

Согласно точке зрения проф. Т.Г. Добросклонской, новостные материалы публикуются на газетных полосах и страницах журналов Великобритании под общей рубрикой 'news' и включают в себя широкий диапазон текстов:

^ новостные бюллетени ('news bulletin');

^ краткие сообщения информационных агентств ('news in brief);

^ сообщения собственных корреспондентов о событиях в стране и за рубежом, организованные в определённой тематической последовательности ('home news', 'international news', 'business news'). Как правило, протяжённость новостных текстов такого рода варьируется от 200 до слов [Добросклонская 2005: 60, 76].

Информационно-аналитические тексты (Комментарий) явялются как бы расщиренным вариантом новостного текста, но отличаются от последнего обязательным наличием не только сообщаю1цей, но и комментирующей, аналитической части. Именно аналитический компонент, комментарий, выражение мнения и оценки имеют определяющее значение. В печатных СМИ наиболее чётко прослеживается стремление разграничить информацию и комментарий, информацию и оценку. Так, в английских газетах новостные и информационно-аналитические тексты обычно расположены на разных полосах: первые - на полосах 'News', вторые - на полосах 'Analysis', 'Opinion', 'Comment'. Информационно-аналитические тексты в английской прессе бывают обычно от 300 до 800 слов по протяженности [Добросклонская 2005:

63, 125].

Следующая группа анализируемых в монографии Т.Г. Добросклонской материалов представлена текстами, которые в англоязычной журналистике принято называть словом 'Features'. Термин 'feature' можно перевести на русский как «1) статья, очерк (в газете, журнале);

сенсационный ши нащумевщий материал (о статье, сообщении, иллюстрации);

3) постоянный раздел (в газете, журнале и т.п.)» [БАРС 1972: 499];

«большая (газетная) статья» [Мюллер 1998: 262]. Необходимо отметить, что в западной традиции термин 'features' используется для обозначения широкого диапазона текстов, функционирующих в различных СМИ и отличающихся по тематике, структуре и протяжённости. В прессе 'feature articles' (или «очерки» [Мюллер 1998: 262];

«статьи проблемного характера») связаны с текущими событиями и посвящены устойчивым медиатемам. Эти медиа-тексты являются важнейшей составной частью любого издания. Обычно 'feature' материалы публикуются на специально отведённЕлх страницах в разделе, который носит то же название 'Features'. В этом разделе печатаются самые разнообразные тексты, что согласуется с онределением, которое дают английские медиаспециалисты:

'feature article is а piece of deliberately structured writing for publication, usually running from 600 to 2000 words, which aims to inform, comment, persuade or entertain a large audience in a puфoseful way' [Hennessy 1989: 7].

Одной из важных особенностей печатных feature-материалов является их тематическая привязанность, т.е. соотнесённость с одним из устойчивых медиа топиков, регулярно освещаемых данными СМИ, как, например: кино, культура, образование, нутеншствия и др. Для этих материалов характерна свободная структура (в отличие от фиксирова1пюй структуры новостных текстов - 'the inverted pyramid', т.е. «опрокинутой пирамиды»'), где окончание статьи столь же, или даже более, важно, чем её начало [Добросклонская 2005: 65-66].

Рекламные тексты обладают чётко обозначенными признаками на всех уровнях (уровня языка, формата и содержания) и легко выделяются на фоне общего текстового потока массовой информации. Главной целью рекламных текстов является воздействие на массовую аудиторию через СМИ, убеждение приобрести какие-либо товары или услуги. В англоязычной традиции наиболее широко используется следующее определение рекламного текста:

'Advertising is any form of non-personal presentation and promotion of ideas, goods and services usually paid for by an identified sponsor' [Dominick 1990].

Таким образом, среди отличительных особенностей рекламного текста можно выделить:

1) направленность на массовую анонимную аудиторию;

2) презентация товаров, услуг, идей;

3) оплата рекламного продукта идентифицируемым заказчиком;

4) объёмность (многомерность);

5) воспроизводимость (м1югократная повторяемость);

6) коллективный способ создания [Добросклонская 2005: 68-69].

Нельзя обойти вниманием и тот факт, что коммерческая реклама является одним из главных источников финансирования и получения прибыли в СМИ.

Как справедливо отмечает исследователь А.Ю. Горчева, этот факт представляет собой «cyntecTBCHHoe препятствие к их^ моральной и политической независимости», носкольку реклама может создавать условия для влияния на передаваемую СМИ информацию [Горчева 2002:92].

' Перевод наш -ЩА А 1.1.3. Жанр «новость» в англоязычной э/сурнсишстике, её характеристики и разновидности В рамках нашего исследования также необходимо выделить критерии новостной ценности события и охарактеризовать жанр новости в современной англоязычной журналистике.

На важную роль новостей для людей в англоязычном мире указывает ряд исследований. Так, согласно статистике, каждый день в Америке продаётся млн. газет;

9 млн. человек читают еженедельные журншнл новостей [Dominick 1990: 326]. Новости не просто важны - их «практически не возможно избежать» [Bennett 1992: 230]. Согласно точке зрения исследователей медиа дискурса Питера Гаррета и Лллана Белла, новости представляют собой «самый престижный жанр среди жанров ежедневных СМИ» [Garrett, Bell 2003: 4].

Исследователи также полагают, что преобладание среди социологических исследований массовой коммуникации работ по жанру новостей над другими «фактуальными» жанрами говорит о «роли новостей в центре осуществления власти в современных обществах» [Garrett, Bell 2003: 4]. Британский учёный Пол Чилтон пишет, что материалы, публикуемые в газете представляют собой отдельный жанр. Этот жанр отличается от литературных жанров, которые исследуются, в основном, в нарратологии (В.Пропп, Ц.Тодоров и др.) и от устного пересказа событий (об этом см. работы У. Лабова) [Chilton 2006].

Не все события, происходящие в копкретной стране или за её пределами, освещаются прессой. Джозеф Р. Доминик выделяет пять критериев, по которым определяется новостная ценЕюсть (news value) события:

1) своевремен1юсть;

2) близость аудитории (в т.ч. психологическая);

3) известность: степень известности того или И1юго человека (это может быть политик, президент, спортсмен);

4) значимость (или «масштабность» [Михайлов 2004: 359;

Шостак 1998: 7]) события: чем больше аудитория, для которой событие имеет значение, тем больше вероятность, что оно будет освещено в прессе;

5) человеческий интерес: события, которые вызывают у аудитории некую эмоцию. Это могут быть ироничные, странные, жизнерадостные, драматичные истории [Dominick 1990: 327].

Однако многозначность слова «новость» потребовала конкретизации, что привело к появлению термина hard news («жёсткая новость»). Этот термин используется для указания на материалы определенной новостной ценности в отличие от малозначительных в этом отношении материалов [Britannica 1994:

628]. Принято полагать, что понятия жёсткой и мягкой новости изначально появились в США, а затем были приняты журналистами других стран [Михайлов 2004: 359].

Российские учёные трактуют «жёсткую» и «мягкую» новость как способы подачи краткой новости [Ворошилов 2001: 140], методы подачи оперативных материшюв [Васильева 2002: 18], варианты информирования [Михайлов 2004: 361]. Некоторые исследователи полагают, что мягкая новость обязана своим появлением конкуренции с телевидением: в борьбе за читателя больше внимания и площади газеты стали отдавать именно «мягкому»

информированию, поскольку оно было нацелено на развлечение аудитории в отличие от сообщения неприкрашенных фактов о текущих событиях в жёстких новостях [Wilson 1992: 170]. Американский исследователь Герберт Терри классифицирует жёсткую и мягкую новость как виды жанра «новость» наряду с хроникой (News Brief) и расширенной информацией (General News Account) [Михайлов 2004: 363]. Джозеф Р. Доминик рассматривает три широких категории новостей: 1) жёсткие новости;

2) мягкие новости, или очерки (features);

3) репортажи-расследования (investigative reports) [Dominick 1990:

329].

в целом, российские и зарубежные теоретики периодической печати обнаруживают единообразие мнений относительно разграничения жёсткой и мягкой новости. Жёсткие новости характеризуются тем, что они:

1) составляют основную часть новостей {news reporting) [Dominick 1990:

329];

2) как правило, отвечают четырём критериям новостной ценности:

своевременность, близость, известность, значимость [Dominick 1990:

329];

3) несут информацию о событии, сенсации [Ворошилов 2001: 140] и являются неприкрашенными, основанными на фактах сообщениями о текущих событиях [Wilson 1992: 170];

4) оперативно излагают суть происшедшего [Михайлов 2004:361];

5) ча1це всего затрагивают вопросы власти, бизнеса, экономики и т.д.


[Михайлов 2004:361];

6) освещают важные общественные события [Dominick 1990: 329];

7) обычно расположены на первых полосах газет или журналов [Dominick 1990:329];

8) дают аудитории ответы на вопросы:

a. кто?, что?, когда?, где?, как? [Dominick 1990: 329];

b. кто?, что?, когда?, где?, (почему?) [Михайлов 2004: 361];

c. кто?, что?, когда?, где?, почему?, как? [Bickler et al. 2004: 50];

(эти вопросы А. Белл обозначает как 'five Ws and an Н': who, what, where, why, how^ [Bell 2003: 66]);

d. кто?, что?, где?, когда?, почему?, зачем? [Вороишлов 2001: 140];

9) структурированы согласно «перевернутой пирамиде» («опрокинутому треугольнику» в терминологии В.В. Ворошилова), когда материал начинагот с наиболее значимого факта (основания пирамиды), а остальные факты располагают по степени убывания значимости и ' Интересно, что исслелователн пишт о вопросах 'why' н 'how' ьак о (TCMIIOM континенте» журналистики (dark continent) [Carey 1987], поско1ьк нередко эти два вопроса не полчают ответов в материалах СМИ интереса [Ворошилов 2001: 140;

Михайлов 2004: 361;

Dominick 1990:

330];

10) начинаются с лида (lead). Лид - первое предложение, освещающее главную тему материала. Размер лида колеблется по разным оценкам от 25 до 40 слов [Bickler et al. 2004: 47] и от 35 до 40 слов [Ворошилов 2001:

140]. Язык лида отличается четкостью, неприкрашенностью [Dominick 1990: 330]. Задача лида - привлечь интерес читателя, вызвать его любопытство, поскольку аудитория быстро просматривает заголовки и Л Д в периодической печати и решает, что именно читать от начала и до ИЫ конца [Ворошилов 2001: 140;

Bickler et al. 2004: 46-47;

Dominick 1990:

330].

Мягкие новости (soft news, a также features n feature news в терминологии Джозефа P. Доминика):

1) не всегда оперативны [Ворошилов 2001: 141;

Михайлов 2004: 361;

Dominick 1990: 330];

2) могут не отличаться особой значимостью для аудитории [Dominick 1990:

330];

3) занимательны по своей природе [Ворошилов 2001: 141;

Dominick 1990:

330;

Wilson 1992: 170];

4) оживлены подробностями и деталями [Ворошилов 2001: 140;

Михайлов 2004:361];

5) включаютэлемент интриги [Ворошилов 2001: 141;

Михайлов 2004: 361];

6) в основе своей новостной ценности имеют человеческий интерес. Они направлены на такие чувства аудитории, как любопытство, сопереживание, скепсис, удивление [Dominick 1990: 330];

7) могут рассказывать о местах, людях, животных, событиях, продукции [Dominick 1990:330];

8) включают в себя широкий диапазон материалов: фоновые статьи к событиям из раздела жёстких новостей, тематические очерки о здоровье и фитнесе, о распоряжении финансовыми средствами и диете, а также комиксы, кроссворды и колонки [Wilson 1992: 170];

9) имеют отличные от жёстких новостей техники подачи:

a. для мягких новостей редко используется стиль «перевернутой пирамиды»;

b. зачастую журналист высказывает основную мысль материала в самом конце публикации;

c. мягкая новость может быть изложена в хронологическом порядке;

d. она может начинаться с пюкирующего заявления (например. Your secrets might just kill you) и продолжаться объяснением (If you have a medical problem, you should wear a Medic-Alert bracelet);

e. «Мягкая» новость может быть структурирована в формате «вопрос ответ» [Dominick 1990: 330-331];

10) начинаются с лида, не столь четкого, как в случае с «жёсткими»

новостями, но зато дразнящего воображение читателя и подготавливающего его восприятие [Ворошилов 2001: 141].

Понятия жёсткой и мягкой новости являются ключевыми для американской журналистики. Так, С.А. Михайлов полагает, что информационные жанры американской печати исчерпываются этими понятиями, «но включают в себя интервью и отчет, репортаж и многое другое»

[Михайлов 2004: 364]. Согласно его точке зрения, «главное - это разнообразие на газетной полосе». Следовательно, полосы новостей должны сообщать о важных событиях, но им не следует быть чрезмерно серьёзными. Для этого, рекомендует автор, обязательно нужно уделять место «лёгким, смещным, даже тривиальным сюжетам» [Михайлов 2004: 364]. В то же время исследователи признают: «трудно на ежедневном конвейере производить штучные веши, высококачественную новостную продукцию» [Васильева 2002: 19]. Согласно данным, полученным в США, новости становятся «фрагментарными.

поверхностными с аналитической точки зрения, сложными для запоминания и трудными для осмысленного использования» [Bennett 1992: 228].

Американские печатные СМИ реагируют на сложившуюся ситуацию тем, что уделяют «жёстким» новостям всё меньше и меньиш места на своих полосах [Bennett 1992: 231;

Graber, McQuail, Norris 1998: 16]. Вслед за телевидением газеты переходят на более живой стиль изложения [Bennett 1992: 231]. Таким образом, стремительно увеличивается удельный вес «мягких» («таблоидных») новостей [Graber, McQuail, Norris 1998: 14]. Описанный процесс является результатом перехода к «инфотейменту» {infotainment), т.е. синтезу информации {information) и развлечения {entertainment) [Васильева 2002: 8;

Войцехович 2004: 79;

Graber, McQuail, Norris 1998: 3]. Инфотеймент, в сущности, символизирует собой «борьбу за продажу»: приём нацелен на продажу газеты [Васильева 2002: 8]. Новость называют «продуктом» [Bennett 1992: 229-230];

[Bell 2003: 65], «потребительским товаром», которЕлй необходимо «продать» аудитории [Bennett 1992: 229-230]. Рыночно ориентированная журналистика следует вкусам публики и уделяет больше внимания материалам о стиле жизни, популярной культуре, спорте и развлечениях, чем сообщениям о политике и правительстве [Graber, McQuail, Norris 1998: 14].

Таким образом, два вида жанра «новость» (жёсткая и мягкая) являются основополагающими в современной американской журналистике. 11а страницах периодической печати наблюдается преобладание мягких новостей, что может отрицательно сказаться на степени информированности аудитории о важных общественно-политических событиях и, следовательно, на доле участия читателей в оби1ественно-политической жизни.

Материалом настоящего исследования стали новостные материалы британских национальных ежедневных газет качественного типа {The Daily Telegraph, The Guardian, The Independent, The Times), которые освещают события во внутренней нолитике Соединённого Королевства. Выбор материала для исследования был продиктован интересом к В11явлению фактов реализации категории оценочности с помощью прилагательных в атрибутивной функции па пространстве новостного медиа-дискурса, который считается воплощением объективности.

1.2. Определение понятия и границ политического дискурса 1.2.1. Подходы в современной лингвистике к изучению политического дискурса В настоящее время исследования в области политического дискурса проводятся учёными, представляющими различные области знания:

политологами, психологами, лингвистами, социологами, философами.

Бесспорпо, такие исследования имеют различные объект и предмет, но тот интерес, который учёные проявляют к дискурсу политики, свидетельствует об актуальности этой проблемы. Так, в языкознании одним из новых направлений стала которая занимается изучением политическая лингвистика, политического дискурса.

В рамках nainero исследования необходимо сделать краткий обзор подходов к рассмотрепию понятий «дискурс», «медиа-дискурс» и «политический дискурс». Вероятно, исследователями будет написано еп;

ё немало работ, прежде чем опи придут к единому мнепиро относителыю определения дискурса, если такой итог вообще возможен в лингвистической науке. В этой связи нам бы хотелось лишь коротко остановиться на некоторых основных подходах к понятиям «текст», «дискурс» и «политический дискурс».

Некоторые исследователи полагают, что следствием трактовки понятия «дискурс» в различных науч[П51Х системах стало то, что это понятие стало шире понятия «яз1)1к». Так, в своей работе «Что значит «анализ дискурса»?»

бельгийский исследователь Стеф Слембрук (Stef Slembrouck) объясняет сущность этого понятия, обращаясь к различным областям знания:

аналитической философии, стилистике, социальной лингвистике, лингвистической антропологии, теории контекстуализации, культурологии, социологии и этнометодологии [Slembrouck 2006].

Один из веду1цих теоретиков дискурсного анализа Теун А. Ван Дейк (Тейп А. van Diik) трактует дискурсный анализ как междисциплинарный подход к анализу текстов в социальных контекстах. Его книга 'News as Discourse', опубликованная в 1988 году, стала одной из первых теоретических разработок по дискурсному анализу новостей. Исследователь Гай Кук (Guy Cook) в монографии о дискурсе рекламы пищет, что дискурсный анализ «не занимается исключительно языком. В ходе анализа дискурса исследуется контекст коммуникации: кто обищется с кем и почему;

в каком обществе и ситуации, с П0М01ЦЫ0 какого средства;

как развились различные виды коммуникации, и каково их отношение друг к другу» [Cook 1992: 1].

Британский исследователь Пол Чилтои предлагает теорию дискурсного пространства (Discourse Space Theory) [Chilton 20056]. Согласно этой теории фундаментальное когнитивное значение имеют параметры места и времени, их метафорическое представление, а также параметр модальности (эпистемической и деонтической).

Исследователь МЛ. Макаров пишет, что анализ дискурса «занимается исследованием устной и письменной языковой коммуникации, протекающей в нормальных, естественных условиях». Учёный полагает, что дискурс исследует «предметно-содержательную сторону общения, уделяя больщее внимание его социальной организации» и этим он отличается от лингвистики текста [Макаров 1997: 34-45].


Исследователи выделяют до восьми значений самого термина «дискурс», например, дискурс - это:

1) эквивалент понятия «речь» (по Ф. Соссюру), т.е. любое конкретное высказывание;

2) единица, по размерам превосходящая фразу;

3) воздействие высказывания на его получателя с учётом ситуации высказывания;

4) беседа как основной тип высказывания;

5) речь с позиций говорящего в противоположность повествованию, которое пе учитывает такой позиции (по Э. Бенвеписту);

6) употребление единиц языка, их речевая актуализация;

7) социально или идеологически ограниченный тип высказывания, как, например, феминистский дискурс;

8) теоретический конструкт, предназначенный для исследования условий производства текста [Серио 1999:

26-27].

Проф. Майкл Стаббс говорит о трёх основных характеристиках дискурса:

1. дискурс превосходит по объёму предложение и может быть как диалогом, так и письменным текстом ('language above the sentence or above the clause, and therefore... larger linguistic units, such as conversational exchanges or written texts');

2. дискурс - есть использование языка в социальном контексте ('language use in social contexts');

3. дискурс интерактивен, или диалогичен ('interaction or dialogue between the speakers') [Stubbs 1983: 1].

Российские учёные ВТ. Костомаров и Н.Д. Буреикова пишут о дискурсии как процессе развёртывания текста в сознании получателя информации и дискурсе как результате восприятия текста, когда воспринимаемый смысл совпадает с замыслом отправителя текста [Костомаров, Бурвикова 1999: 10].

Учёные отмечают, что при проведении социологически ориентированных исследований массовой коммуникации дискурс трактуется в связи с социальными контекстами использования языка, в то время как в языкознании исследования дискурса сфокусированы на языке и его использовании [Garrett, Bell 2003: 2]. Интересно, что в последнее время наблюдается тенденция к сращению этих двух подходов в исследованиях [Boyd-Barrett 1994: 23].

Исследователь В.Е. Чернявская сводит различные трактовки понятия «дискурс» в отечестветюм и зарубежном языкознании к двум основным типам:

1) «конкретное коммуникативное событие, фиксируемое в письменных текстах и устной речи, осуществляемое в определённом когнитивно и типологически обусловленном коммуникативном пространстве», и 2) «совокупность тематически соотнесённых текстов» [Чернявская 2001: 14, 16].

Дискурс современной эпохи постоянно претерпевает изменения, и исследователи отмечают различные тенденции в этой сфере. Так, британский учёный Норман Фэарклаф пишет о «маркетизации дискурса» (marketization of discourse) [Fairclough 1995], которую он определяет как тенденцию реструктурировать дискурсивные практики, например, образования по модели дискурсивных практик рынка, и отмечает, что это может повлечь за собой возникновение различных форм рекламного дискурса [Fairclough 2003: 144].

Другой повсеместной тенденцией, согласно его точке зрения, является «конверсационализация дискурса» {conversationalization of discourse), которая представляет собой «колонизацию публичной организации дискурса разговорными практиками организации дискурса ежедневной жизни»

[Fairclough 2003: 145].

Переходя к рассмотрению политического дискурса, исследователь неизбежно задаётся вопросом: что такое политика? Каковы её границы?

Существует множество трактовок понятия «политика», и нередко при обсуждении политического дискурса учёные ссылаются на Аристотеля, который назвал человека «политическим животным» (см., например, [Chilton 2005а]), или пишут о том, что вся человеческая жизнь состоит из политики.

Так, Джордж Оруэлл писал: «... в наше время политики избежать невозможно.

Все вопросы являются вопросами политическими»' [Orwell 1946: 9].

Лингвисты пока не выработали общепринятого определении изыка политики, и в научной литературе встречаем такие понятия как:

«агитационно-политическая речь» (А.П. Чудинов [Чудинов 2001]);

Г' «общественно-политическая речь» (Юдина Т.В. [Юдина 2004]);

«политический дискурс» (А,Н. Баранов [Баранов 1997;

2000], Л.Н.

Баранов и др. [Баранов и др. 2004], А.Б. Бушев [Бушев 2004], Е.И.

Шейгал [Шейгал 2000а;

2006], Р. Chilton [Chilton 2005а;

2005в], N.

Fairclough [Fairclough 2003]);

«политический яз1лк» (О.И. Воробьёва [Воробьёва 2000]).

«язык оби1ественной мысли» (П.П. Денисов [Денисов 1998]).

Сложно не согласиться с Пьером Бурдье (Pierre Bourdieu), который обращает внимание исследователей на что, что аиализ политического дискурса или идеологий не должен ограничиваться «анализом высказываний как таковых, без обращения к устройству политической сферы и отношениям между этой сферой и более широким полем социальных положений и процессов». Иначе, как полагает исследователь, при проведении такого рода «внутреннего анализа» ('internal analysis') не учитываются социально исторические условия, в которых производится, конструируется и воспринимается объект анализа» (цит. П9 [Thompson 1990: 28-29]).

Один из видных исследователей политического дискурса Баранов А.Н.

[Баранов 2001] выделяет следуюнше причины интереса к изучению политических текстов:

• внутренние потребности лингвистической теории, которая в разные периоды истории обращалась к реальным сферам функционирования языковой системы, к речи;

' Перевод наш-///л л.

• политологические проблемы изучения политического мышления, его связи с политическим поведением;

необходимость построения предсказывающих моделей в политологии, а также необходимость разработки методов анализа политических текстов и текстов СМИ для монитори1Н'а различных тенденций в сфере общественного сознания;

• социальный заказ, а именно попытки освободить политическую коммуникацию от манипуляций общественным сознанием [Баранов 2001:245].

Британский исследователь Норман Фэарклаф высказывает схожую точку зрения относительно требований к анализу дискурса. Он пишет, что дискурсный анализ не может фокусироваться лип1ь на текстах и речи медиатизированной политики. Учёный подчёркивает, что необходимо анализировать практики политического дискурса со стороны производства и на стороне восприятия / потребления [Fairclough 2003: 150-151].

Представляется возможным говорить о широком и узком понимании политического дискурса. Согласно точке зрения сторонников широкого понимания, политический дискурс - это «русский дискурс в русской политической сфере» [Базылев 1998: 7];

«совокупность дискурсившлх практик, идентифицирующих участников политического дискурса как таковых или формирующих конкретную тематику политической коммуникации» [Бара1юв 2001: 246];

«сумма речевых произведений в определенном паралингвистическом контексте - контексте гюлитической деятельности, политических взглядов и убеждений, вюгючая негативные её проявления (уклонение от политической деятельности, отсутствие политических убеждений)» [Герасименко 1998: 22];

«любые речевые образования, субъект, адресат или содержание которых относится к сфере политики» [Шейгал 20006:

23];

язык публичной сферы [Feldman, de Landtsheer 1998]. В коллектив1юй монофафии 'Politically Speaking: А Worldwide Examination of Language Used in the Public Sphere' [Feldman, de Landtsheer 1998] исследователи пишут о том, что тематика текста и его место в системе политической коммупикации определяют принадлежность текста к числу политических. Ввиду растущей власти СМИ, а также развития новых коммуникационных технологий, расширения процессов глобализации и процесса коммерциализации политической коммуникации широкое понимание «политического языка» как языка, используемого в публичной сфере, становится, таким образом, вполне обоснованным.

Узкое понимание нолитического дискурса разделяет голландский исследователь Теуп А. ван Дейк, который определяет политический дискурс как класс жанров, ограниченный социальной сферой, а именно политикой.

Среди жанров, принадлежащих сфере политики, Т.А. ван Дейк называет парламентские дебаты, партийные программы, правительственные обсуждения, речи политиков. Учёный пишет, что политический дискурс является формой институционального дискурса: высказывание произносится говоряншм в его профессиональной роли политика в институциональной окружаюп;

ей обстановке (например, на заседании правительства или на съезде политической партии). Таким образом, политический дискурс сопровождает политический акт в политической обстановке [van Dijk 1997].

Современный политический дпскурс, согласно Я. Фэарклафу, связывает между собой организации дискурса политической системы (официальной политики), масс-медиа, науки и технологии, общественно-политических движений, обычной частной жизни и т.д. - но в непостоянной, меняющейся форме [Fairclough 2003: 146-147].

Ряд исследователей (например, Карасик В.И. и др.) полагает, что политический дискурс является одной из разновидностей институционального дискурса. Интересна точка зрения австрийского исследователя Рут Водак на пнстптуцпопальпый дпскурс, который она трактует как голос государства, говорящего с людьми [Водак 1997: 23]. В своём исследовании Р. Водак пишет, что «полптпческий язык находится как бы между двумя полюсами функционально обусловленным специальным языком и жаргоном определенной группы со свойственной ей идеологией. Поэтому политический язык должен выполнять противоречивые функции, в частности быть доступным для понимания (в соответствии с задачами пропаганды) и ориентированным на определенную группу (по историческим и социально-психологическим причинам)» [Водак 1997: 24].

В монографии 'Language and Symbolic Power' Пьер Бурдьё пишет, что политический дискурс профессиональных политиков обусловлен двояко [Bourdieu 1991]. С одной стороны, он «внутренне» обусловлен своим положением внутри области профессиональной политики. С другой - он обусловлен «внепше» своей связью с областями вне нолитики, а именно связью с людьми, которых политики «представляют». Также необходимо отметить, что профессиональные политики изменяют свой политический дискурс в ответ на меняющуюся структуру области политики [Fairclough 2003: 149].

Коллектив авторов монографии «Политический дискурс: методы анализа тематической структуры и метафорики» (А.Н. Баранов, О В Михайлова, Г.А.

Сатаров, Е.А. Шипова) справедливо указывает на необходимость глубокого изучения политической коммуникации и создаваемого ею политического дискурса, поскольку «политическая коммуникация, отражённая в текстах СМИ, оказывает огромное влияние на об1цественное сознание и формирование политических диспозиций граждан» [Баранов и др. 2004: 6]. Проведённое исследование, которое легло в основу данной монографии, интересно тем, что наряду с другими методами анализа, используется лингвистическая методология изучения политического дискурса, которая позволяет выявить некоторые особенности структуры обществеЕПЮго сознания и специфику мышления политических субъектов. Авторы монографии указывают на то, что в современной прикладной лингвистике и политологии политический дискурс понимается как «совокупность дискурсивных практик, идентифицируюпщх участников и формирующих конкретную тематику политической коммуникации». Таким образом, политический дискурс «конституируется, с одной стороны, совокупностью тем, становящихся предметом обсуждения, а с другой - принятыми языковыми способами обсуждения этих тем (дискурсивными практиками)» [Баранов и др. 2004: 7-8].

Определение меры отчуждённости политического дискурса от индивидуальных пристрастий, его объективности является одной их важнейших проблем анализа политического дискурса. В этой связи определённый интерес представляет различение А II Барановым и др. [Баранов и др. 2004] двух взаимосвязанных аспектов политического дискурса тематического и диспозиционного. Тематический аспект «определяет набор тем и степень их актуальности в данном социуме в данный момент речи», а диспозиционный аспект «задаёт спектр оценок, связанных с данными темами»

[Баранов и др. 2004: 32]. Несмотря на то, что эти два аспекта взаимосвязаны, необходимо их различать: динамическая компонента дискурса более динамична как по времени, так и по структуре диспозиций;

тематическая структура политического дискурса - «относительно объективное, устойчивое и универсальное его свойство» [Баранов и др. 2004: 32]. На основе проведённого анализа исследователи делают вывод, что тематика иолишческою дискурса - «не виртуальный фантом..., а органичная часть политического языка и политического мышления в том виде, в котором они реализуются в текстах СМИ...» [Баранов и др. 2004: 37].

К числу струюурообразующих иризиаков политического дискурса проф. Е.И. тейгал [Шейгал 2000а;

20006] относит: институциональность, информативность, смысловую неопределенность, фантомность, фидеистичность, эзотеричность, дистанцированность, авторитарность [Шейгал 20006:44-52].

Изыскания в области политического дискурса сосредоточены на разнообразных его аспектах. Например, А Б. Бушев в своей работе «Языковые феномены политического дискурса» [Бутев 2004] пишет о клише и штампах, аксиологической лексике и сложности дефшштивпости терминов в политическом дискурсе. Исследователь подчёркивает, что роль стереотипии и оценочности в реализации воздействия несомЕ1енна, а частые повторы и варьирование определенных слов и сем (например, counterterrorism, global campaign) создают стойкую картину приемлемости информации. Л.Б. Бушев указывает на словесный камуфляж цинизма в политическом дискурсе, процессы эвфемизации и перифразирования (ср. слова prisoners, captives, hostages, rebels, terrorists, bandits, применяемые в отношении одних и тек же людей, но не являющиеся взаимозаменяемыми [Бушев 2004]). Исследователь справедливо отмечает многочисленность эвфемизмов в политическом и военно публицистическом дискурсах (например, ограниченный контингент, elimination of unreliable elements, transfer of population, peace enforcement operation)^.

Особое место в поле деятельности исследователей политического дискурса занимает изучение метафоры (см. работы [Баранов и др. 2004], [Баранов, Караулов 1994], [Григорьева 2004], [Кобозева 2001], [Чудинов 2001;

2003;

2004], [Chilton 2005а;

2005в], [Hawkins 2001], [Musolff 2004] а также [Lakoff, Johnson 1980]). Изучение политической метафоры интересно потому, что метафора позволяет «выявить способы осмысления политической ситуации, характерные для данного дискурса и для данных политических субъектов» [Баранов и др. 2004: 10]. Так, в основе исследования на тему метафорического осмысления темы «Больнюй бизнес и власть» в политическом дискурсе, проведённого коллективом российских учёных ([Бара1юв и др. 2004]), лежит дескрипторная теория метафоры. Эта теория разработана А.Н.

Барановым на материале политического дискурса эпохи перестройки (см.

[Баранов 2000]). Дескрипторная теория метафоры основана на когнитивном подходе, в рамках которого метафора - феномен, состоящий в употреблении слова, обозначающего один класс предметов или явлений, для характеристики или наименования объектов другого класса [Баранов и др. 2004: 40]. Учёные ' См также работу Г.Н. Мухамедьяповой [М^'хамедьяиова 2005] по эвфемни в обшествепио-поштической леьсике па материале трёх языков делают вывод, что анализ метафорики показывает смысловую направленность дискурса, а также гюмогает выявить отношение общественного сознания к тем или иным проблемам действительности, отражённым в текстах СМИ [Баранов и др. 2004: 89]. Исследователи полагают, что анализ метафорики с привлечением количественных параметров оценки дискурса делает возможным объективацию получаемых данных и качественных характеристик дискурса [Баранов и др. 2004: 89]. Однако, как пишет И.М. Кобозева, при анализе политической метафоры имеет смысл признавать «метафорами, или, выражаясь более осмотрительно, метафороподобными ВЕэфажениями, все образные построения, имеюпще в качестве когнитивной основы уподобление объектов, относящихся к разным областям онтологии» [Кобозева 2001: 136-137].

Согласно точке зрения некоторых исследователей метафорики, слова, обозначающие ощущения разных модальностей, могут оказывать на людей определённое воздействие, т.к. они вызывают у людей соответствующие ощу1цения [Григорьева 2004: 5]. Исследователь О.И Григорьева полагает, что именно поэтому метафоры, которые построены на восприятии цвета, вкуса, запаха, температуры очень пшроко используются в языке политики, в СМИ, и приводит такие примеры: серая экономика, красные переговорщики, запах денег, острые углы [Григорьева 2004: 5-6]. Автор полагает, что в современном языке СМИ в России одним из средств создания экспрессии текста является синестезия (т.е. совмещение 01цущений разных модальностей), которая реализуется в синестетической метафоре (например, жесткая образность, нащупывать рисунок власти, сладкое слово «экспроприация») [Григорьева 2004: 6].

Таким образом, для изучения политического дискурса применяются как лингвистические методы, так и методы других наук, что отражает стремление к междисциплинарному анализу языка политики. Исследования политического дискурса активно проводятся в России (Институт русского языка РАИ, Волгоградский государственный педагогический университет. Уральский государственный педагогический университет и др.) и за рубежом (Австрия, Великобритания, Германия и другие страны), и задачей объединённых усилий учёных является описание и понимание процессов, происходящих в мире политики и отражённых в языке. В фокусе настоящего исследования находится категория оценочности, реализуемая с помощью прилагательных-атрибутов в британском политическом медиа-дискурсе.

1.2.2.Политический дискурс и медиа-дискурс: точки пересечения О необходимости исследований языка масс-медиа и политики можно судить, например, по тезисам, которые выдвигают исследователи взаимодействия обп^ества, СМИ и других институтов. Так, А. 10. Горчева пишет, что «в мире, и в какой-то степени в России, живёт... массовое общество, которое зависит от средств массовой коммуникации, усваивает нормы и ценности, создаваемые политической элитой.... воздействие средств массовой информации, политической реюшмы очень эффективно, тем более, что человек постоянно погружён в рекламное поле и получает определённое число стереотипных сообщений, которые в дальнейшем должны мотивировать его политическое поведение» [Горчева 2002: 99-100]'.

Исследователь и журналист Аллан Белл (Allan Bell) полагает, что существует четыре фактора, обусловливающих интерес к исследованию медиа-дискурса:

1) масс-медиа предоставляют легкодоступный материал для исследований и преподавания;

2) язык СМИ отражает и влияет на использование языка людьми в языковом сообществе, а также отражает и влияет на отношение людей к использованию языка;

' Подробнее о воздействии СМИ см [Брайант, Томпсон 2004] 3) исследование дискурса СМИ позволяет выявить социальные значения и стереотипы, отражённые в языке и коммуникации;

4) СМИ отражают и влияют на формирование и выражение культуры, политики и об1цественпой жизни [Bell 1995: 23].

Исследователь динамических процессов в языке и стиле журналистики конца XX века СИ. Сметанина даёт следую1цее определение медиа-дискурса:

медиа-дискурс - «текст СМИ, взятый в событийном аспекте, в совокупности с экстралингвистическими, прагматическими, социокультурными факторами»

[Сметанина 2002: 10]. Исследователь также предлагает свою трактовку связанных между собой понятий «медиа-событие» и «медиа-текст». Так, медиа-событие толкуется как «реальное событие, в которое «пофужается»

субъект-журналист» [Сметанина 2002: 25], или «событие, обогащенное отношением к нему» [Сметанина 2002: 40]. Медиа-текст, соглас1ю СИ.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.