авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Щипицына, Анна Александровна Дескриптивные и оценочные прилагательные в ...»

-- [ Страница 2 ] --

Сметаниной, представляет собой результат воплоп1ения медиа-события «в языковую форму для трансляции в СМИ, корректировки языкового материала в соответствии с собственными творческими установками, нрограммой издания/редакции, актуальными в данный период нормами, техническими возможностями передающего канала» [Сметанина 2002: 25].

Исследователи подчёркивают, что если традиционно под медиа-текстами понимали «слова, напечатанные чернилами на листах бумаги», то при проведении дискурсного анализа в медиа-контекстах медиа-тексты приобрели более широкое значение и включают речь, музыку, звуковые эффекты, изображение и т.д. [Ganrett, Bell 2003: 3].

СогласЕЮ точке зрения ряда исследователей, политический дискурс имеет различные сферы бытоваиия, или реализации. Для отработки своего нового метода исследования политического дискурса коллектив российских исследователей (А.Н. Баранов, О.В. Михайлова, Г.А. Сатаров, ЕА Шипова) выбрал в качестве сферы бытования политического дискурса тексты печатпых и сетевых СМИ по внутриполитической проблематике за определённый период, поскольку они позволяют «относительно просто производить сбор данных и их фиксацию» [Баранов и др. 2004: 8]. Однако исследования по политическому дискурсу проводятся на материале масс-медийных текстов не только в силу того, что они предоставляют удобный для изучения материал.

Отечественные и зарубежные учёные пишут о феномене медиатизации политики, который представляет собой «подчинение политики внутренним законам масс-медиа;

процесс, при котором политическая жизнь перемещается в символическое пространство СМИ» [Засурский 1999: 25]. Медиатизированная политика (mediatized politics), согласно //. Фэарклафу, является важной частью современной политики [Fairclough 2003: 147]. В этой связи необходимо отметить точку зрения Е.И. Шейгал, которая полагает, что политический дискурс пересекается с дискурсом СМИ, а также другими видами дискурсов бытовым, военным, научным, педагогическим, рекламным, религиозным, спортивно-игровым, художественным, юридическим [Шейгал 20006: 44ff.].

Целью одной из работ проф. Норишш Фэарклафа [Fairclough 2003] является разработка процедуры исследования политического дискурса в современных масс-медиа. Автор определяет иолитический дискурс как «организацию дискурса» (ап 'order of discourse'), которая постоянно меняется внутри более широких процессов социально-культурных перемен, которые влияют на СМИ и другие, связанные с ними социальные сферы»' [Fairclough 2003: 142]. Организация дискурса (order of discourse) в трактовке Н.

Фэарклафа - это структурированная конфигурация жанров и дискурсов (и, возможно, таких элементов, как залоги, регистры, стили), которые ассоциируются с определённой социальной сферой (например, организация дискурса пжолы) [Fairclough 2003: 145]. Он определяет медиатизированиый нолитнческий днскурс {mediatized political discourse) следующим образом:

организация дискурса, которая состоит из смешения элементов организаций дискурса политической системы - обычной жизни, общественно-политических ' Перевод наш -ЩАА А движений, разнообразных областей теоретичеекого и научного опыта и др. - и журналистского дискурса [Fairclough 2003: 148].

агентов Норман Фэарклаф выделяет несколько категорий медиатизированной политики, например:

*1* профессиональные политики.

• журналисты.

• «эксперты» (аналитики, учёные-политологи, учёные), • политики в нетрадиционном смысле: представители общественных движений (например, экологи, защитники прав животных), •• экономические агенты - работодатели, профсоюзники, • • «обычные люди», которые, например, начали играть более значительную роль политическом дишюге в таких программах, как 'Oprah Winfrey Show' в США или 'Kilroy' в Великобритании [Fairclough 2003: 148].

Важно также отметить уникальность современного языка средств массовой информации, которую О.И Григорьева называет «всеядностью»:

постоянная готовность расширять свои лексические возможности за счёт других терминосистем. Такие области человеческой деятельности, как музыка, живопись и другие, имеют свой словарь ои1ущений, и эта лексика нередко становится источником создания публицистических метафор, например:

Фортиссимо бюдэ1сетиой мелодии. Да-да, именно так: пианиссимо позади, на горизонте - апогей бюджетного процесса [Григорьева 2004: 11].

Таким образом, в современную эпоху наблюдается наложение различных типов дискурсов (ср.: в вышеуказанном примере - масс-медийного, политического и музЕлкального), что неизбежно влечёт за собой расширение существуюнщх или возникновение новых значений слов, а также появление новых или развитие уже су1цествующих характеристик и функций различных типов дискурсов.

Выводы по первой главе Представленный обзор работ по вопросам типологии жанров (или текстов) периодической печати и вопросам изучения политического дискурса и медиа-дискурса позволяет заключить следуюп1ее:

1. В настоящее время не существует единого подхода или единой системы параметров при решении вопроса о классификации жанров современной периодической печати. Сложность составления единой типологии жапров периодической печати обусловлена различиями во взглядах исследователей на понятие жанра. В настояп^ем исследовании за основу принята классификация, представленная в работах Т.Г. Добросклонской [Добросклонская 2005] и коллектива зарубежных авторов [Bickler et al. 2004]. Согласно этой классификации основными видами медиа-речи являются: новости, информационно аналитические тексты (комментарий), тексты группы 'features' и реклама.

2. Согласпо точке зреЕ1ия пекоторых учёных, в различных лингво-кулЕтурных традициях приняты разные классификации жанров медиаречи (ср. английскую и русскую лингво-культурные традиции) (подробнее об этом см., например, в работах [Добросклонская 2005], [Михайлов 2004]). Во-первых, отмечается, что в России детальная разработка журналистских жанров имеет давнюю традицию, в то время как исследователи из других стран нередко предпочитают анализировать только тематику публикуемых материалов. Во-вторых, многие из жанров, их видов и подвидов, практикуемых в России, вообще не используются в других страпах (например, в США). В третьих, исследователи указывают на заимствование некоторых жанров, используемых в одних странах, журналистами других стран. В четвёртых, некоторые исследователи полагают, что в российской журналистике доминирует так называемая «журналистика мнений», когда главным в публикации является мнение автора, интерпретация события, в то время как в других странах основополагающей является «журналистика новостей», когда новость играет главную роль, а мнение автора недопустимо [Михайлов 2004].

3. Исследователи отмечают, что жанровая структура современной периодической печати находится в постоянном движении и претерпевает трансформации: происходит сменюние жанров;

некоторые жанры исчезают, и появляются новые их разновидности (подробнее об этом см., например, в работах [Горчева 2002;

Тертычный 2002] и др.).

4. Одним из самых важных (согласно ряду учёных, например, [Bennett 1992]) и самым «престижным» (согласно точке зрения исследователей медиа-дискурса в работе [Garrett, Bell 2003]) жанром СМИ являются новости. Российские и зарубежные исследователи полагают, что основополагающими видами этого жанра в современной журналистике являются «мягкая» и «жёсткая» новость [Ворошилов 2001;

Васильева 2002;

Михайлов 2004;

Bickler et al. 2004;

Dominick 1990]. Новостные материалы публикуются на газетных полосах и страницах журналов Великобритании и США под общей рубрикой 'news' и включают в себя широкий диапазон текстов. В рамках предлагаемого исследования анализировался только один вид новостных материалов - сообщения корреснондентов о политических событиях в Соединённом Королевстве (т.е. жёсткие новости). Жанр «жёсткой» новости налагает на автора ряд ограничений, одним из основных среди которых является запрет на использование общеоценочных нрилагательных типа «хороншй» / «плохой», поскольку в рамках этого жанра главным является факт, а не его интернретация или оценка.

5. В современной лингвистике существует несколько подходов к рассмотрению понятий «дискурс», «политический дискурс» и «медиа дискурс», а также существуют различные точки зрения на положение политического дискурса и медиа-дискурса по отношению друг к другу.

Необходимо подчеркнуть, что, ряд исследователей пишет о процессе медиатизации политики [Засурский 1999;

Корконосенко 2004;

Шейгал 2000а;

Bennett 1992;

Fairclough 2003;

и др.]. Как следствие, медиа тексты зачастую становятся материалом для исследования особен1юстей и различных параметров политического дискурса (см., например, работы [Базылев 1998;

Баранов и др. 2004;

Демьянков 2003;

Чудинов 2001, 2003;

Chilton 2005а;

Fairclough 2003]). В этом смысле настоящее диссертационное исследование не является исключением, поскольку его материалом также стали медиа-тексты, причём строго 0Д1ЮГ0 жанра - повостей политики.

Глава 2. Функционирование категории оценки в дискурее 2.1. Оценка и снособы выраження оценочных значеннй 2.1.1. Структура и виды оценки Оценка всегда привлекала и, вероятно, будет привлекать внимание учёных, поскольку человек постоянно оценивает себя, окружающую его действительность, других людей и их действия. По справедливому замечанию исследователя семантики 101иффа Годдарда, «люди - это существа, сююнные к быстрому вынесению оценки»' ('People are judgemental creatures'), и, несомненно, значения многих слов содержат в себе субъективные, оценочные компоненты (subjective, evaluational components) [Goddard 1998: 21, 158]. В рамках настоящего исследования необходимо рассмотреть основные подходы к исследованию оценки в лингвистической науке и охарактеризовать особенности функционирования оценочных значений в политическом медиа дискурсе.

Среди исследователей, занимавщихся проблемами теории оценки и её отражения в языке, можно назвать имена таких философов, логиков и лингвистов, как: Ю.Д. Апресян [1974], Аристотель [1984], Н.Д. Арутюнова [1985;

1988;

1999];

Н.Д. Арутюнова и А.А. Уфимцева [1980];

М.М. Бахтин [1995], Н.Н. Болдырев [2002], А. Вежбицка [1993;

1997;

1999];

Е.М. Вольф [1979;

1985;

1988];

В.Г. Гак [1997], А.А. Ивин [1970];

В.И. Карасик [1992;

1994;

2004];

Г.В. Колшанский [1975], Т.В. Маркелова [1994;

1995а;

19956;

1999];

Н.Н.

Миронова [1997], Р.З. Мурясов, А.С. Самигуллина, А.Л. Фёдорова [2004];

Т.В.

Писанова [1997], В.Н. Телия [1986;

1991;

1996];

Т.А. Трипольская [1999], С.С.

Хидекель, Г Г. Кощель [1981;

1983], Р. Хэар [1985], P.M. Якущина [2003], С.

Kerbrat-Orecchioni [1980], С. Goddard [1998], Р.Н. Nowell-Smith [1957], G.H. von ' Перевод наш - 1ЦЛ А Wright [1963]. Оценку можно считать универсальной лингвистической категорией, поскольку в ней проявляются общие законы человеческого мышления. Однако в основание оценки могут быть положены самые разнообразные критерии, и это объясняет сложности, возникающие при описании средств выражения оценки.

Существует множество трактовок понятия «оценка». Так, в «Словаре лингвистических терминов» зафиксировано следуюн^ее определение: ОЦЕНКА англ. evaluation Суждение говорящего, его отношение - одобрение или неодобрение, желание, поощрение и т.н. - как одна из основных частей стилистической коннотации [Ахманова 1969: 305]. При этом автор словаря указывает на существование качественной, стилистической, субъективной, экспрессивно-модальной, экспрессивно-эмоциональной оценки и даёт ссьшку на определение категории субъективной оценки в том же словаре: семантико синтаксическая категория, выражаемая соответствующим синтаксическим употреблением разных частей речи: существительного, качественного прилагательного и наречия - и Быражаю1цая отношение говорящего к предмету речи [Ахманова 1969: 193]. Интересное наблюдение сделано в работе «Аспекты семантических исследований»: оценка определяется как отнощение, выдаваемое за признак оцениваемого объекта [Арутюнова, Уфимцева 1980: 230].

В работе «Философская теория ценности» М.С. Каган пишет об оценке как об «эмоционально-интеллектуальном выявлении субъектом значения объекта для этого субъекта» [Каган 1997: 68]. Таким образом, оценка предстаёт как единство процесса и результата определения ценностного отношения между субъектом и объектом.

Необходимо отметить, что в большей части работ лингвистов по проблемам оценки исходным положением является то, что оценка базируется на признаке «хорошо / плохо» и связана с установлением ценностного отношения между субъектом и объектом. Так, в работе «Функциональная семантика оценки» Е. М. Вольф предлагает следующее определение: «Оценка нодразумевает ценностный аспект значения языковых выражений, который может интерпретироваться как «А (субъект оценки) считает, что Б (объект оценки) хороший/плохой» [Вольф 1985: 5-6].

Г.Г. Кругликова интерпретирует оценку как «суждение познающего субъекта о предмете, опираюи1ееся на сравнение данного предмета с избранным эталоном» [Кругликова 1991: 81]. В.Н. Телия понимает оценку как «связь, устанавливаемую между ценностной ориентацией говорящего/слушающего и обозначаемой реалией, оцениваемой положительно или отрицательно по какому-либо основанию в соответствии со «стандартом» бытия вещей или положения дел в некоторой картине мира, лежащим в основе норм оценки» [Телия 1986: 23], т.е. исследователь подчёркивает модальный аспект оценочности в языке.

В целом, представляется возможным выделить несколько ОСНОВНЕЛХ подходов к исследованию категории оценки (об этом см. например, в работе [Токарева 2005]). Логико-философский подход предусматривает изучение связи языковых и аксиологических структур, выявление которых происходит в процессе анализа языковых употреблений. Оценка как логическая категория исследуется в работах Н.Д. Арутюновой с помощью методов коммуникативного и логического анализа. Предикаты «хорощий» и «плохой»

устанавливают соответствие между миром и его идеализированной моделью и, следовательно, сообщают о наличии аналога исследуемого свойства в идеализированной модели. К числу представителей этою гюдхода можно также отнести А.А. Ивина, Дж. Мура, Р. Хэара (см., например, работы [Ивин 1970;

Мур 1984;

Хэар 1985]).

к исследованию категории оценки Прагматический подход предусматривает трактовку смысловой специфики оценки через коммуникативные цели соответствующих речевых актов. Так, Е.М. Вольф, Т.В. Маркелова и другие учёные трактуют категорию оценки как функционально-семантическую и изучают систему разноуровневых средств языка, выполняющих оценочную функцию. Г,В. Колшанский, Г.Г. Кошель, С.С. Хидекель и ряд других исследователей полагают, что оценка пронизывает всю познавательную человеческую деятельность и, следовательно, присутствует в каждом высказывании. В.Г. Гак, В.Н. Телия, В.И. Шаховский полагают, что необходимо исследовать функционирование коннотативных оценочных компонентов в различных семантических структурах и процессах.

Представляется возможным также выделить когнитивный подход к исследованию категории оценки, в рамках которого Т.В Писанова исследует частные оценки на материале испанского языка и описывает семантические механизмы, определяющие универсальные и специфические черты оценочной семантики [Писанова 1997].

Настоящая работа выполнена в рамках прагматического подхода к исследовапию оценки: при исследовании семантики единиц во ЯЗЕЛКОВЫХ внимание принимаются такие факторы, как, напрмер, цель автора медиа текста и прогнозирование возможного эффекта от использования тех или иных оценочных единиц.

Необходимо отметить, что существует чёткое разграничение между описательными и оцеиочньши утверждениями. Цель описания - сделать так, чтобы слова соответствовали миру, в то время как цель оценки сделать так, чтобы мир отвечал словам. Эти две задачи противоположны и несводимы друг кдругу[Ивин 1997: 160].

С точки зрения А.А. Ивина, за оппозицией «описание - оценка» стоит оппозиция «истина - ценность». Утверждение и его объект могут находиться между собой в двух противоположных отношениях - истиниостиом и ценностном. В первом случае исходным является объект, а утверждение выступает как его описание и характеризуется с точки зрения истинностных понятий. Если речь идёт о ценностном отношении, то исходным является утверждение, которое функционирует как оценка, стандарт, план. Соответствие утверждению объекта характеризуется в оценочных понятиях [Ивин 1997: 158].

В случае истинностного подхода движение направлено от действительности к мысли. Исходной точкой выступает действительность, и задача заключается в адекватном её описании. При ценностном подходе движение осуществляется от мысли к действительности. Отправной пункт при этом подходе - оценка существующего положения дел и, соответственно, задача сводится к тому, чтобы преобразовать его в соответствии с этой оценкой или представить в абстракции такое преобразование [Ивин 1997: 161].

Ценностное отношение возникает всякий раз, когда объект сопоставляется с мыслью на предмет соответствия ей. Ценностное отношение осознаётся довольно редко и ещё реже, согласно А.А. Ивину, находит выражение в особом высказывании [Ивин 1997].

Абсолютные оценки выражаются преимущественно предложениями с оценочными словами «хорошо», «плохо» и (оценочно) безразлично. Вместо них могут быть использованы слова: «позитивно ценно», «негативно ценно», «добро», «зло», «благо» и т.п. Сравнительные оценки (или предпочтения) содержатся в предложениях с оценочными словами «лучше», «хуже», «равноценно», «предпочитается» и др. [Ивин 1997].

В языке для правильного понимания оценок важную роль играет контекст, в котором они формулируются. В принципе предложение любой грамматической формы может в соответствующем контексте выражать оценку.

А.А. Ивин делает вывод, что выделить оценочные утверждения среди других видов утверждений, опираясь только на грамматические основания невозможно [Ивин 1997: 163].

В структуре как описания, так и оценки А.А. Ивин выделяет четыре части:

1. субъект описания - отдельное лицо или сообщество, дающее описание;

субъект оценки - яйцо (или группа лиц), предписывающее ценность некоторому объекту;

2. предмет описания - описываемая ситуация;

предмет оценки объект, которому приписывается ценность, или объекты, ценности которых сопоставляются;

3. основание описания - точка зрения, в соответствии с которой производится описание;

основание оценки - явление или предмет, с точки зрения которого производится оценивание;

4. характер описания - указание на истинность или ложность предлагаемого описания;

характер оценки - указание на абсолютность или сравнительность, а также на квалификацию, которую дают оцениваемому объекту [Ивин 1997: 163-164].

Перечень компонентов в структуре оценки был расширен в результате проведения лингвистических исследований оценки. Так, в работе Е.М. Вольф описаны следующие компоненты в структуре оценки: оценочные стереотипы, классификаторы, аксиологический предикат, аспект, щкала оценок, мотивировки [Вольф 1985]. Исследователи традиционно различают два класса компонентов в структуре оценки: класс обязательных и класс периферийных элементов. Е.М. Вольф относит субъект, объект, основание, и «точку отсчёта»

(щкалу оценок и оценочные стереотипы) к базовым элементам оценки, а классификаторы, интенсификаторы, деинтенсификаторы, мотивировки и др. - к периферийным [Вольф 1985].

Не все эти части явно выражаются как в описателыюм, так и оценочном утверждении. Зачастую в описательном утверждении нет указания на истинность или ложность предлагаемого описания (т.е. характер описания):

например, сказать Трава зеленая равнозначно тому, чтобы сказать Истинно, что трава зеленая. Предполагается, что основания всех описательных утверждений тождественны: если объекты оценивают с разшлх гюзиций, то описывают их всегда с одной и той же точки зрения. Предполагается также, что какому бы субъекту ни принадлежало описание, оно остаётся одним и тем же.

Постулат тождественности субъектов и оснований предписывает исключение упоминания этих двух частей из состава описаний. Вместо того чтобы говорить, например, Для каждого человека с любой точки зрения истинно, что Земля вращается вокруг Солнца, мы говорим просто Земля вращается вокруг Солнца [Шш 1997].

Оценки могут принадлежать разным субъектам, один их которых может оценивать какое-то состояние как «хорошее», а другой - как «безразличное»

или «плохое». Оценки Хорошо, что урок начинается в 9 часов и Плохо, что урок начинается в 9 часов, принадлежащие разным субъектам, не противоречат друг другу. Описания же Истинно, что урок начинается в 9 часов и Ложно, что урок начинается в 9 часов противоречат друг другу, даже если они принадлежат разным субъектам. Оценки одного и того же объекта, которые даёт один и тот же субъект, могут иметь разные основания. Выражения Хорошо, что урок начинается в 9 часов, потому что у меня будет свободное время после обеда и Плохо, что урок начинается в 9 часов, потому что я не люблю рано вставать не противоречат друг другу, даже если они принадлежат одному и тому же субъекту. Субъекты и основания разных оценок не могут быть отождествлены в отличие от описаний [Ивин 1997].

Между описаниями и оценками сложно провести границу, поскольку многие языковые выражения имеют описательно-оценочный характер.

Зачастую даже контекст не позволяет точно определить, в какой из этих противоположных ролей употребляется выражение. Необходимо отметить, что оценочное утверждение не является ни истинным, ни ложным - оно стоит, согласно А.А. Ивину, «вне категории истины» [Ивин 1997: 164-165].

Некоторые исследователи выделяют рациональную (интеллектуально логическую) и эмоциональную оценки в зависимости от наличия или отсутствия эмотивного компонента [Болдырев 2002;

Хидекель, Кошель 1983].

Однако, по справедливому замечанию Е.М. Вольф, в языке не может быть чисто эмоциональной оценки, поскольку он всегда предгюлагает рациональный аспект. Тем не менее, исследователь признаёт, что эмоциональное и рациональное в оценке предполагают две разные стороны отношения субъекта к объекту, где одна- его чувства, а вторая - мнения [Вольф 1985: 42]. Основная цель рациональной оценки состоит в указании на то, что объект соответствует представлениям субъекта об эталоне, норме. Суть эмоциональной оценки процесс переживания субъектом речи своего отношения к объекту речи, его эмоционального впечатления от объекта. Эмоциональная оценка в первую очередь связана с субъективно-личностным восприятием объекта субъектом.

Согласно точке зрения Л.Л. Сергеевой, оценка как концепт ментального мира человека включает в себя ряд концептов, которые различаются между собой по таким линиям концептуализации, как:

^ разграничение положительной и отрицательной оценки;

v^ различение общих и частных оценок;

^ субъективно-объективная линия концептуализации;

^ параметрическая линия концептуальных различий [Сергеева 2003:

103-118].

положительной и отрицательной оцеики Разграничение имеет концептуальную природу: понятия, несовместимые друг с другом, не могут оцениваться одинаково. Так, например, если понятие «честный» в картине мира оценивается положительно, то понятие «бесчестный» не может оцениваться как «хороший» [Ивин 1998: 98].

Некоторые исследователи наряду с положительной и отрицательной оценками выделяют нейтральиую оценку [Вольф 1985]. Этот вид оценки связывают с безразличным отношением человека к объекту и иногда также называют нулевой [Хидекель, Кошель 1981: 7] или нормативной оценкой. Л.А.

Сергеева полагает, что термин «нормативная» является в данном случае неудачным, поскольку в языковом сознании соответствие норме оценивается положительно (ср.: нормальный I анормальный) [Сергеева 2003: 104]. И в лингвистике, и в логике термин «нормативный» употреблялся в функции квалификации предметов как соответствующих норме (см., например, [Ивин 1970;

1988]). Е.М. Вольф также считает, что в случае соответствия норме или небольшого её превышения оценка имеет положительный знак [Вольф 1985:

20].

С.С. Хидекель и Г.Г. Кошель отмечают, что оценки «хорошо» / «плохо»

выступают как маркированные члены сравнения, как правило, в сопоставлении с чем-то, что не обладает такой оценочной квалификацией, но не в сопоставлении друг с другом. «Нейтральная» (или «нулевая») оценка выступает в качестве «точки отсчёта» при оценочной квалификации объекта и входит в качестве семантического компонента в оценочные значения [Хидекель, Кошель 1981: 7-8]. Л.А. Сергеева полагает, что при оценочной квалификации объекта в качестве «точки отсчёта» выступает не нейтральная оценка, а норма качеств или её окказиональный аналог [Сергеева 2003: 104].

Зона положительной и отрицательной оценок находится по разные стороны от некой исходной точки на оценочной нжале. В пределах положительной зоны преобладают эмоционалыю-субъективные оценки, а отрицательные оценки чаще всего являются оценками «от объекта», т.к. в них обычно содержатся указания на свойства оцениваемого объекта [Вольф 1985:

20].

Вслед за Л.Л. Сергеевой в настоящей работе поддерживается точка зрения, согласно которой выделение нейтральной (нулевой или нормативной в другой терминологии) оценки наряду с ноложительной и отрицательной является необоснованным.

Некоторые исследователи (например, Е.М. Вольф) полагают, что два компонента значения - дескриптивный и собственно оценочный - можно разделить в описании семантики высказываний и отдельных слов. Так, в монографии «Функциональная семантика оценки» приведён следующий пример подобного анализа: прилагательное внимательный и Он внимательный читатель означает, согласно дефиниции из словаря СИ. Ожегова [Ожегов 1986], «проникнутый вниманием, сосредоточенный» (т.е. это дескриптивный компонент значения). Е.М. Вольф пишет, что данное высказывание содержит и оценочный компонент «и это хорошо», поскольку указанные качества в «картине мира» оцениваются как хорошие. В этой связи справедливо замечание Е.М. Вольф, которая пишет, что в словаре оценочный компонент, как правило, не отражается, хотя у некоторых слов (например, нахал) он является постоянным [Вольф 1985:30-31].

2.1.2. Возможности классификации оценочных значений В основу типологии оценочных прилагательных, как и в основу типологии оценочных значений в целом, могут быть положены различные критерии, однако представляется возможным говорить об объединяющем различные классификации начале: оценочные прилагательные используются для выражения отношения говорящего в тому или иному предмету'. В настоящее время исследователи предлагают ряд классификаций оценочных значений (и оценочных прилагательных, в частности).

В монографии «Язык и мир человека» Н.Д. Арутюнова пишет, что аксиологические значения представлены в языке двумя основными типами:

общеоценочным и частнооценочным. Первый тип реализуется прилагательными «хороший» и «плохой», а также их синонимами с разными стилистическими и экспрессивными оттенками (например, «прекрасный», «превосходный», «скверный»). Эти прилагательные используются для выражения холистической оценки, аксиологического итога. Вторая группа (частнооце1ючные значения), согласно концепции Н.Д. Арутюновой, более ' Ср. определение прилагательных сбъективноП оиенкн в «Словаре лингвистических терминов», прилагательные, выражающие отношение говорящего к данному предмет) (например, в рус яз замечательный скверный прелестный с'а()лг(г) [Ахманова 1969. 359] обширна и разнообразна и включает значения, дающие оценку одному из аспектов объекта с определённой точки зрения [Арутюнова 1999: 198].

Исследователь предлагает следующие определения общеоценочных и частнооценочных прилагательных. Общеоценочные прилагательные - такие, где оценка даётся по совокупности разнородных свойств (например, «хороший», «плохой») - противопоставлены частнооценочным прилагательным, в значение которых входит какой-либо дополнительный KOMnoHeFiT, относящийся к структуре оценки (например, способ мотивации, отношение к цели) [Арутюнова 1999: 194].

Соответственно, общая оценка, согласно Н.Д. Арутюновой, составляет своего рода баланс положительных и отрицательных факторов и «достигается соотношением количеств». Это означает, что для выведения общей оценки необходимо перевести качество в количество, т.е. «приписать разным свойствам, отношениям, фактам и обстоятельствам то или другое число очков, или баллов, в соответствии с прейскурантом, принятым в данной области» так, как это делается в различных видах регламентированной аксиологической деятельности (в спортивных и карточных играх, на олимпиадах, экзаменах, конкурсах и проч.). Исследователь заключает, что вывод холистической (как её принято называть в логике) оценки нуждается в переводе качеств в количества [Арутюпова 1999: 195].

В силу того, что в предлагаемой Н.Д. Арутюновой классификации частнооценочных значений в качестве примеров фигурируют в основном прилагательные, в целях настоящего исследования считаем допустимым отразить её здесь как одну из возможных типологий оценочных прилагательных. Итак, категории частнооценочных значений согласно концепции Н.Д. Арутюновой могут быть представлены следуюпщм образом:

1) сенсорно-вкусовые (гедонистические) оценки: приятный неприятный, вкусный - невкусный, привчекательный непривлекательный, душистый - зловонный;

то, что нравится - то, что не нравится и др.;

2) психологические оценки, в которых сделан шаг в сторону рационализации, осмысления мотивов оценки: а) интеллектуальные оценки {интересный, увлекательный, захватывающий, глубокий, умный - неинтересный, неувлекательный, скучный, банальный, поверхностный, б) эмоциональные оценки глупый)', {радостный печальный, весёлый - грустный, желанный - нежеланный, приятный - неприятный)', 3) эстетические, вытекаюище из синтеза сенсорно-вкусовых и психологических оценок {красивый - некрасивый, прекрасный - безобразный, уродливый);

утилитарные {полезный 4) вредный, благоприятный неблагоприятный);

нормативные оценки 5) {правильный - неправильный, корректный - некорректный, нормальный - анормальный, ненормальный;

стандартный - нестандартный, бракованный;

доброкачественный - недоброкачественный, здоровый - больной);

6) телеологические оценки {эффективный - неэффективный, целесообразный - нецелесообразный, удачный - неудачный) [Арутюнова 1999: 198-199].

Н.Д. Арутюнова отмечает, что выделенные выше группы частнооценочных значений существенно различаются между собой по диапазону сочетаемости - т.е. по тому, какие объекты они способны классифицировать. Однако в то же время каждая из этих групп может классифицировать разные по своей природе объекты [Арутюнова 1999: 198].

Осмысление объектов с точки зрения их соответствия установленному стандарту или норме лежит в основе рациональных оценок. При этом стандарт или норма могут иметь различный характер:

• этический (добрый - злой, порядочный - непорядочный);

• правовой (правый - неправый, истинный - ложный);

• эстетический (красивый - некрасивый);

• эмоциональный (приятный - неприятный, веселый - грустный);

• интеллектуальный (умный - глупый, интересный - скучный);

• нормативный (большой - маленький, правильный - неправильный);

• функционально-практический (полезный - бесполезный) и др.

Таким образом, рациональная оценка как когнитивная интерпретация основных характеристик предметов и явлений ориентирована на относительно обьективную, или общепринятую, шкалу норм и стандартов [Болдырев 2002:

113].

Исследователь оценочной семантики Л,Л. Сергеева пишет, что наличие ситуаций двух типов - референтной и коммуникативной - предопределяет два основных аспекта аксиологических категорий: номинативный и коммуникативный. В первом случае исследуется функциональное назначение оценочных средств в описании референтной ситуации (семантико-ролевой уровень изучения) [Сергеева 1996: 63]. В этом плане оценку можно рассматривать как один из видов модшпиюстей, которые накладываются на дескриптивное содержание языкового выражения [Вольф 1985: 11].

Коммуникативный аспект изучения оценки предполагает исследование роли оценочных средств языка в отражении коммуникативных намерений говорян^его (похвала, запрет, угроза и т. п.) [Сергеева 1996: 63-64].

Согласно Л.А. Сергеевой, в номинативном плане оценочные прилагательные делятся на два типа:

1) собственно оценочные прилагательные. Они не называют качеств оцениваемого объекта, но отражают в своём значении ос1ювания оценки, например, с точки зрения соответствия требованиям:

' нормативным {нормальный, ошибочный и др.);

г- утилитарным {годный, бесполезный и др.);

параметрическим {достаточный, чрезмерный и др.) или с точки зрения интересов, вкусов, возможностей индивида {интересный, приятный, блаженный и др.) 2) дескриптивно-оценочные прилагательные. Они называют какие либо качества объекта и одновременно оценивают его. Зачастую это:

a) семантически «прозрачные» слова, в которых оце1ючные компоненты эксплицитно выражены и имеют оттенок гиперболизации {безголовый, безмозглый-ъ значении «глупый»);

b) слова, в значение которых входят объективно-оценочные компоненты, например, квантитативные {тощий - «чрезмерно худой», похотливый - «излишне, фубо чувственный») [Сергеева 1996:66].

В зависимости от разных оснований отношений субъекта к объекту оценки и оценочных квалификаций С.С. Хидекель и Г.Г. Кошель предлагают рассматривать три типа оценки и, соответственно, три тина оценочных компонентов:

1) интеллектуально-логический компонент основан на логических суждениях об объективно присуших референту свойствах (например, вор, лгун, предатель, хулиган);

2) эмоциональный компонент основан на эмоциях, связанных с приписываемыми свойствами, объективно не присущими данному референту (например, гад, негодяй, прохвост);

3) эмоционально-интеллектуальный комнонент основан на органическом единстве эмоций и рационально-оценочных суждений (например, дубина, жадина, иуда, кретин, паразит, пустозвон, скряга) [Хидекель, Кошель 1983: 13].

Катрин Кербрат-Орекьёни предлагает классификацию, основанную на различении собственно оценочных и дескриптивных элементов в семантике слов. Так, согласно этой классификации прилагательные делятся на:

1) объективные (т.е. дескриптивные;

например, celibataire «холостой», marie «женатый», так «мужской», femelle «женский»;

прилагательные, обозначающие цвета');

2) субъективные, которые подразделяются на:

а) аффективные (например, «смешной», drole pathetique «трогательный», poignant «мучительный»);

б) оценочные (эвалюативные), среди которых выделяются:

^ собственно оценочные (аксиологические) (например, Ьоп «хороший», beau «красивый»);

не собственно оценочные (не аксиологические) (например, chaucl «тёплый», «большой;

великий», «далёкий, grand loin отдалённый», nombreiix «многочисленный») [Kerbrat-Orecchioni 1980:84].

Исследования семантики прилагательных как основного вида признаковых слов проводились как философами, так и лингвистами. 11апример, представитель Оксфордской школы аксиологов П. Ноуэлл-Смит изучал условия употребления слова и цели их употребления. Исходя из этого, он делит прилагательные на группу А (aptness-words) и грунпу D (descriptive-words).

Прилагательные первой группы указывают, что предмет имеет некоторые свойства, которые способны вызвать эмоции, а второй - входят в описание (дескрипцию). Помимо перечисленных, исследователь также называет группу G (gerundive-words): она обозначает свойство, которое должно повлечь за собой ' в этой связи интересны набпюдеиия исследователя языка СМИ О Н Григорьевой, которая пишет, что политические мифы, связанные с семантикой цвета, в последние голы переосмысляются в российской публицистике у слов красный, белый зсчепый и др возникли новые коннотации (красный Геннадий Зюганов, розовый цвет с зелеными прожилками экоюгов) [Григорьева 2004 7] некоторое действие. Например, платье красное (D), удобное (А), неприличное (G). П. Ноуэлл-Смит указывает на условность деления прилагательных на указанные группы, поскольку прилагательные одной фуппы в соответствующих контекстах могут выступать в функции другой фуппы [Nowell-Smithl957:55ff.].

В своей монографии «Функциональная семантика оценки» Е.М. Вольф пишет, что в выражениях «красное, круглое спелое яблоко» и «большая квадратная старинная картина» речь идёт о тех признаках предметов, которые являются их собственными свойствами [Вольф 1985: 28]. Исследователь утверждает, что такие сочетания, как «хорошее яблоко», «замечательная картина» сообщают не о свойствах самих предметов, а о тех, которые им предписывает субъект оценки. Е.М. Вольф заключает, что первый ряд прилагательных можно назвать дескрннтнвнымн, а второй - оценочными [Вольф 1985: 28]. Согласно концепции Е.М. Вольф, прилагательные, которые так или иначе сочетают оценочный смысл с дескриптивным, называются частнооценочными (например, талантливый, глупый, усердный, добрый, нахалышй) в отличие от общеоценочных (хороший, плохой и их синонимы).

Знак оценки, которую могут выражать обще- и частнооценочные прилагательные может быть положительным или отрицательным в соответствии со ЗЕШчением прилагательного или в соответствии с контекстом его употребления.

Е.М. Вольф полагает, что связь дескриптивного и оценочного («эмотивного») смысла в значениях слов наиболее очевидно проявляется в системе прилагательных, для которых основной является признаковая семантика. Среди прилагательных исследователь предлагает выделять дескриптивные слова и собственно оценочные. Дескринтивные слова не содержат никакой оценки (например, португальский, медный, утренний) и включают в себя большинство относительных прилагательных. Собственно оценочные слова обозначают только оценку со знаком «+» («хороню») или «-»

(«плохо»), с той или иной мерой интенсификации и / или аффективности:

например, хороший, отличный, великолепный, потрясающий, плохой, дрянной, скверный, ужасный и проч. [Вольф 1985: 29].

Частнооценочные прилагательные составляют, согласно точке зрения Е.М. Вольф, непрерывный ряд, где оценочный и дескриптивный смыслы комбинируются в разных пропорциях [Вольф 1985: 29]. Исследователь указывает на то, что для относительных прилагательных характерен процесс приобретения качественных признаков. Этот процесс можно представить как сдвиг по шкале соотношения объективного и субъективного, дескриптивного и оценочного [Вольф 1985: 29].

В настоящем исследовании анализ и классификация прилагательных основаны на принципах классификации, предложенной в работе Е.М. Вольф [Вольф 1985]. Полагаем, что использование этого подхода наиболее полно соответствует целям и задачам нашего исследования, поскольку позволяет в значительной степени объективно разграничивать дескриптивный и оценочпый компоненты в значениях прилагательных-атрибутов.

2.2. Ценности, нормы и оценочность в нолитическом дискурсе и медиа-дискурсе Проф. В.И. Карасик полагает, что оценочные значения слов относятся к числу языковых (и шире - коммуникативных) индексов нравственного кодекса народа наряду с универсальными высказываниями и другими прецедентными текстами (по Ю.Н. Караулову), правилами этикета, коммуникативными стратегиями вежливости [Карасик 2004: 22]. В этой связи необходимо также отметить, что учёный выделяет такие ценности, как:

о общечеловеческие ценности (этические, утилитарные);

о ценности, свойственные определённому типу цивилизации;

о ценности, характеризующие определённый этнос, а также подгруппы внутри этноса (такие этногрупповые ценности лингвистически выделяются в региолектах и социолектах);

о ценности, свойственные малым фуппам;

о индивидуальные ценности личности [Карасик 2004: 22].

На значимость соотнесения оценки с концептом нормы указывает ряд исследователей (Н.Д. Арутюнова, Е.М. Вольф, В.Н. Телия и др.). «Выбор так или иначе требует стандартизированного ориентира» [Арутюнова 1988: 52] и, следовательно, выявление отношения к норме даёт возможность судить о ценности объекта и квалифицировать его как хороший или плохой.

При этом важно подчеркнуть, что нонятия ценности и нормы тесно взаимосвязаны. Так, в работе «Язык социального статуса» [Карасик 1992] автор анализирует слова с пейоративным (отрицательно-оценочным) значением в английском и русском языках. В.И. Карасик пишет, что если в языке есть слово с отрицательно-оценочным значением, то оно фиксирует некую нарушаемую норму поведения. В качестве примера автор приводит дефиницию из словаря:

toady (informal) someone who pretends to like an important person so that they will help you [LDCE 1995: 1520]. В.И. Карасик делает вывод, что лесть осуждается как неискреннее поведение (нарушение нормы контакта) [Карасик 1992]. Проф.

В.И. Карасик выделяет два класса пейоративов: слова, обозначающие нарушение утилитарных и моральных норм поведения.

В.И. Карасик справедливо указывает на то, что оценочная квалификация может иметь сложный характер. Так, исследователь пишет о проявлении окказионального субъективно-положительного оценочного знака в контрастивном употреблении слов: «Я думал, что ты - моряк, а ты - трепач»

(т.е. считается, что морякам не свойственна болтливость) [Карасик 2004: 32].

Учёный также полагает, что нейтральные слова могут приобретать субъективно-отрицательный оценочный знак: например, слово «зоолог» в высказывании «Как можно учить детей по учебнику зоологии, который написан простым зоологом!» [Карасик 2004: 32].

Важно учитывать, что оценочный знак в значении слова зависит от предметной области соответствующего значения [Карасик 2004: 34]. Согласно концепции В.И. Карасика, возможны три направления изменения оценочного знака:

• слово с оценочно нейтральным значением может получить оценочный смысл, который, гювторяясь, закрепляется в этом значении;

•• слово с оценочно закреплённым значением может • потерять оценочный знак;

*1* слово с оценочно закреплённым значением может изменить оценочный знак. При этом наблюдается оценочная энантиосемия, т.е. сосуществование положительного и отрицательного оценочного знака в одном значении [Карасик 2004: 34].

Независимо от типа общения (обыденное или институциональное), полагает В.И. Карасик, ценностные ориентиры можно проследить в любом типе дискурса. Однако личностная специфика оценки находит более яркое выражение в определённых сферах общения. Так, согласно В.И. Карасику, «политический дискурс весьма насыщен ценностными знаками», а политическая лексика «обнаруживает значительную оценочную лабильность в зависимости от предпочтений и позиций тех, кто использует соответствующие слова» (ср. слово «патриот», которое стало приобретать в речи сторонников рыночной модели общества отрицательный смысл - «националист») [Карасик 2004:33].

Автор монографии о значении слов, называющих пять человеческих чувств, в художественном тексте и языке современных СМИ О.Н. Григорьева пишет, что метафора, основанная на чувственном восприятии, играет определённую роль в стратегии дискредитации, поскольку «перенос свойств объекта, вызывающего неприятные ощущения, на другой объект позволяет характеризовать последний, выразить к нему отношение». В качестве примера автор приводит такие словосочетания, как: отдает коммунизмом, предвыборная борьба с запашком, политический привкус [Григорьева 2004: 6].

Исследователь также отмечает, что, независимо от традиционной поляризации оценочных коннотаций понятий (например, «холодный» - «горячий», «громкий» - «тихий»), концепты чувственного восприятия формируют отрицательную субъективно-оценочную модальность публицистического текста: холодная война - горячая точка, громкий скандал - тихая война [Григорьева 2004: 6].

Исследователи современного языка российских СМИ отмечают, что одной из его особенностей стало нагнетание отрицательных эмоций. При этом, согласно точке зрения некоторых учёных, деструктивные тенденции проявляются и на уровне референции, и в самом языке [Григорьева 2004: 6].

Так, это находит выражение в устойчивой сочетаемости слов «вкус», «запах», «звук», «цвет» со словами определённых семантических полей (например, «война», «смерть», «власть»): вкус крови;

запах войны, денег, власти;

звуки реквиема;

цвет крови [Григорьева 2004: 6].

Необходимо также отметить, что при переосмыслении политических мифов, связанных с семантикой цвета, у прилагательных «белый», «жёлтый», «зелёный», «красный», «розовый» возникли новые коннотации [Григорьева 2004: 7], хотя, согласно некоторым классификациям прилагательных, прилагательные-цветообозначения являются дескриптивными, т.е. не выражают оценки (см. классификацию в работе [Kerbrat-Orecchioni 1980]).

При сопоставлении функций лексики в художественном и публицистическом текстах высказывается мнение, что, «для публицистического текста главное - приобщить адресата к определённой системе оценок» [Григорьева 2004: 7].

Выводы по второй главе Предложенный во второй главе обзор работ позволяет сделать некоторые выводы:

1. Оценочная квалификация может иметь сложный характер. При этом, по мнению В.И. Карасика и ряда других исследователей, её специфика заключается в изменении оценочного знака в трёх направлениях: 1) слово с оценочно нейтральным значением может получить оценочный смысл, который, повторяясь, закрепляется в этом значении;

2) слово с оценочно закреплённым значением может потерять оценочный знак;

3) слово с оценочно закреплённым значением может изменить оценочный знак. Для оценочной квалификации характерным также является проявление окказионального оценочного знака [Карасик 2004].

2. Ценностные ориентиры можно проследить в любом типе дискурса (обыденном и институциональном), при этом политический дискурс характеризуется значительной насыщенностью ценностными знаками.

3. Контекст, в котором формулируются оценки, играет в языке важную роль для правильного их понимания, поскольку под влиянием контекста лексические средства могут становиться оценочными и/или менять знак оценки. В настоящем исследовании контекст трактуется как «фрагмент текста, включающий избранную для анализа единицу, необходимый и достаточнЕлй для определения значения этой единицы, являющегося непротиворечивым по отнощению к общему смыслу данного текста»

[Торсуева 2002]. Исследования семантики прилагательных как основного вида признаковых слов проводились как философами, так и лингвистами.

Например, представитель Оксфордской щколы аксиологов П. Ноуэлл-Смит изучал условия употребления слова и цели их употреблепия. Исходя из этого, он делит прилагательные на группу А (aptness-words) и группу D (descriptive-words). Прилагательные первой фуппы указывают, что предмет имеет некоторые свойства, которые способны вызвать эмоции, а второй - входят в описание (дескрипцию). Помимо перечисленных, исследователь также называет группу G (gerundive-words): она обозначает свойство, которое должно повлечь за собой некоторое действие. 11апример, платье красное (D), удобное (А), неприличное (G). П. Ноуэлл-Смит указывает на условность деления прилагательных на указанные группы, поскольку прилагательные одной группы в соответствующих контекстах могут выступать в функции другой фуппы [Nowell-Smith 1957: 55ffl.

4. В структуре оценки выделяют четыре части: субъект оценки, предмет оценки, основание оценки, характер оценки (указание на абсолютность или сравнительность) [Ивин 1997]. Некоторые исследователи полагают, что можно говорить об обязательных и факультативных элементах в структуре оценки (см., например, [Вольф 1985]).

5. Исходным положением настоящего исследования является то, что оценка базируется на признаке «хорошо» / «плохо» и связана с установлением ценностного отношения между субъектом и объектом. Наряду с положительной и отрицательной оценками выделяется нейтральная оценка, однако в данной работе поддерживается точка зрения о существовании двух типов оценки - положительной и отрицательной, поскольку, как отмечает Е.М. Вольф, в случае соответствия норме или неболыного её превышения оценка имеет положительный знак [Вольф 1985], поскольку в языковом сознании соответствие норме оценивается положительно (ср.: нормальный I анормальный) [Сергеева 2003: 104].

Представляется, что при оценочной квалификации объекта в качестве «точки отсчёта» выступает не нейтральная оценка, а норма качеств или её окказиональный аншюг (см., например, [Сергеева 2003]).

6. Между описаниями и оценками сложно провести границу, поскольку многие языковые выражения имеют описательно-оценочный характер.

Зачастую даже контекст не позволяет точно определить, в какой из этих противоположных ролей употребляется выражение. Необходимо отметить, что оценочное утверждение не является ни истинным, ни ложным - оно стоит, согласно А.А. Ивину, «вне категории истины» [Ивин 1997: 164-165].

Вслед за рядом исследователей полагаем, что, несмотря на тесную связь дескриптивного и оценочного компонентов в значении, эти компоненты можно разделить при проведении анализа семантики высказываний и отдельных слов.

7. Настоящая работа выполнена в рамках прагматического подхода к исследованию оценки: при исследовании семантики яз11ковых единиц во внимание принимаются такие факторы, как цель автора медиа-текста и прогнозирование возможного эффекта от использования тех или иных оценочных единиц.


8. В основу типологии прилагательных, как и в основу типологии оценочных значений в целом, могут быть положены различные критерии, однако представляется возможным говорить об объединяюп1ем различные классификации начале: оценочные прилагательные используются для выражения отношения говорящего к тому или иному предмету. В предлагаемом исследовании классификация значений прилагательных основана на различении собственно оценочных и дескриптивных элементов в семантике прилагательного с учётом контекста. Вслед за Е.М. Вольф [Вольф 1985], полагаем, что значения прилагательных могут быть дескриптивными (если речь идёт о признаках предметов, которые являются их собственными свойствами) и оценочными (если прилагательные сообщают не о свойствах самих предметов, а о тех, которые им приписывает субъект оценки). Согласно концепции Е.М.

Вольф, прилагательные, которые так или иначе сочетают оценочный смысл с дескриптивным, называются частпооценочными (например, талантливый, глупый, усердный, добрый, нахальный) в отличие от общеоценочн1)1х {хороший, плохой и их си1юнимы). Знак оценки, которую могут выражать обще- и частнооценочные прилагательные может быть положительным или отрицательным в соответствии со значением прилагательного или в соответствии с контекстом его употребления.

Дескриптивные слова не содержат никакой оценки (например, португальский, медный, утренний) и включают в себя большипство относительных прилагательных. Собственно оценочные слова обозначают только оценку со знаком «+»(«хорошо») или «-»(«плохо»), с той или иной мерой интенсификации и / или аффективности: например, хороший, отличный, великолепный, потрясающий, плохой, дрянной, скверный, ужасный и проч. Частнооценочные прилагательные составляют, согласно точке зрения Е.М. Вольф, непрерывный ряд, где оценочный и дескриптивный смыслы комбинируются в разных пропорциях [Вольф 1985].

Глава 3. Прилагательные-атрибуты как средство реализации категории оценки в британском политическом медиа-дискурсе новостей 3.1. Вводные замечания к проведению практического исследования Предлагаемое исследование политического дискурса проводилось на материале дискурса масс-медиа, поскольку, по справедливому замечанию проф, Е.И. Шейгал, в настоящее время масс-медийный дискурс является основным каналом осуществления политической коммуникации [Шейгал 2000: 11], Выбор материала для исследования был также обусловлен существованием определённой традиции в исследовании политического дискурса на материале текстов масс-медиа (см, работы Л,Н, Баранова, Д,0, Добровольского, А,П, Чудинова, Norman Fairclough, Paul Chilton), В рамках настоящей работы под «медиа-текстами» мы понимаем «тексты массовой информации»', а политический дискурс СМИ трактуем как комплекс медиа-текстов о политике.

Таким образом, мы исходим из того, что текст есть продукт дискурса, и, следовательно, текст может служить основой для изучения особенностей дискурса.

Несмотря на широкое использование новых форм средств массовой информации, газеты остаются самым главным и уважаемым источником новостей для больишнства людей [Graber, McQuail, Norris 1998: 16], Выбор именно качественной прессы как материала для исследования обусловлен тем, что в настоя1цей работе поддерживается точка зрения исследователя журналистики С.А, Михайлова, который пишет, что качественная пресса оказывает своё влия1ше на общество информированностью, аналитичностью, способностью предвидеть будущее, а также может влиять на умонастроения элиты, принимающей важные решения [Михайлов 2004: 337], Точке зрения С,А, Михайлова созвучно мнение исследователя зарубежной печати Г,А, ' Определение Т Г Добросклонской [Добросклонская 2005 7] Головановой: «в отличие от массовых газет, качественные газеты держатся за счёт аналитичности и комментариев» [Голованова 2005: 13]. Необходимо также отметить, что большую роль в существовании газеты играет число её потенциальных читателей. Интересное замечание в этой связи делает В. Шалак:

«Конкретное издание существует и является рентабельным до тех пор, пока у него существует своя аудитория и она достаточно велика» [Шалак 2001]. В обзоре состояния рынка средств массовой информации Великобритании за 2004г. исследователь Г.А. Голованова указывает на то, что национальные качественные газеты увеличили свой тираж, в то время как тиражи всех массовых («бульварных») газет Великобритании падают [Голованова 2005: 13 14]. Необходимо также подчеркнуть, что в настоящее время Великобритания продолжает занимать одно из ведущих мест в мире по насыщенности прессой.

Нри этом национальные или местные газеты читают трое из четырех англичан, а всего в стране издается 160 ежедневных газет и 1300 ежедневников [Соколов, Виноградова 2000].

В этой связи интересно отметить, что сейчас проводятся различные исследования с целью определения политической ориентации газет. Так, авторы учебного пособия «Периодическая печать Великобритании» B.C.

Соколов и СМ. Виноградова пишут о перераспределении сил в плане политической ориентации национальных газет в 1997 г.: только «Дейли Телеграф», «Санди Телеграф», «Экспресс» и «Санди Экспресс» имеют в большинстве своём читателей, ориентирующихся на консерваторов. 75% читателей других девяти национальных изданий, среди которых «Гардиан», «Обсервер», «Индепендент», «Миррор», «Санди Миррор», склоняются к поддержке лейбористов. Примечательно, пишут исследователи, что новый премьер-министр Великобритании, лейборист Э. Блэр, решил открыть выборную кампанию «виртуальным образом», войдя в сеть Интернет [Соколов, Виноградова 2000].

Отбор материала для настоящего исследования осуществлялся в ряд этапов. На первом этапе происходил отбор материалов из разделов Front Page News и / или UK News (газета The Daily Telegraph);

Frontpage, UK News, Politics (газета The Guardian), UK News, Politics (газета The Independent);

Britain и / или Politics (газета The Times). Разделы газет, материалы из которых были подвергнуты анализу, представлены в таблице 1:

Таблица 1. Разделы британских национальных качественных газет, послужившие источником материала для исследования.

The Daily The The Guardian Издание The Times Telegraph Independent Front Page Front page UK News Britain Разделы News UK News UK News Politics Politics - - Politics Ha следующем этапе отобранные материалы группировались в соответствии с темой, которую они освещали. В рамках настоящего исследования мы рассматривали темы, касающиеся внутренней политики Соединённого Королевства, среди которых можно выделить такие, как, например: предлагаемый премьер-министром Тони Блэром пакет антитеррористических мер, финансовый скандал вокруг министра культуры Тессы Джоуэлл, кризис внутри партии консерваторов. В рамках настоящего исследования был проведён анализ нескольких групп медиа-текстов, объединённых общей темой (при этом темы получили довольно условное название: например, 'Jowell scandal', 'EU budget', 'Education Bill', 'Labour's Donors', 'Sex pay gap').

Вопрос о возможности совершенно нейтрального, чуждого оценочности использования языка пока ждёт своего решения. Некоторые исследователи полагают, что в процессе коммуникации «в некотором смысле нейтральное использование языка в принципе певозможно», поскольку многочисленные факторы (как, например, отбор частей обсуждаемой ситуации, последовательность введения в текст участников, экспликация отношения говоряп;

его к передаваемой информации и т.д.) воздействуют на понимание речевого сообщения адресатом [Баранов и др. 2004: 5, 10]. Отмечается, что в ходе политической коммуникации эффект языкового воздействия сохраняется на достаточно высоком уровне и, следовательно, политическая коммуникация, отражённая в текстах СМИ, оказывает огромное влияние на общественное сознание и на формирование политических диспозиций граждан [Баранов и др.

2004: 5-6]. В этой связи необходимо подчеркнуть, что, согласно точке зрения ряда учёных, одной из специальных функций масс-медиа в современных демократических обществах является информирование и побуждение граждан к активному участию в политических процессах, а пе просто к их пассивному наблюдению [McLeod, Kosicki, McLeod 1994: 126]. Как справедливо отмечают некоторые исследователи, которые занимаются изучением особенностей газетных текстов различных жанров, помимо информации об объективной действительности текст сообщает информацию о личности автора (адресанта) путём оценки явлений объективной действительности и побуждает адресата принять точку зрения адресанта, отправителя информации [Городникова и др.

1987: 18].

Несмотря на то, что в британской и американской прессе новости и комментарий к ним помещаются на разных страницах газеты, сложно представить себе абсолютно беспристрастное освеп1ение таких событий, как, например, выборы в парламент или военные действия в материалах разделов новостей. Это предположение подтверждается результатами ряда исследований, среди которых можно выделить работы Теуна ван Дейка (например, [Дейк 1989;

van Dijk I988a-c;

1989;

1991;

1995]), a также группы исследователей масс-медиа из университета г. Глазго - одного из самых известных объединений, занимающегося вопросами функционирования СМИ.

Так, в публикации этой группы учёных мы находим следующую трактовку понятия «новости»: 'news is not а neutral and not a natural phenomenon: it is rather the manufactured production of ideology' («новости не являются нейтральным и естественным явлением: скорее это промышленное производство идеологии»') [Glasgow University Media Group 1980].

Зарубежные учёные также исследуют категорию оценочности в языке новостей и отмечают, что одно и то же событие может быть по-разному представлено в разных СМИ. Так, в коллективном исследовании 'Media Literacy' группа учёных (Rick Iedema, Susan Feez, Peter White) освещает вопросы объективности и субъективности, оценочности, модальности в текстах СМИ, в том числе на материале новостей и комментария [Iedema, Feez, White 1994].


Исследователь Г. Баркер пишет в своей диссертации о том, как культура влияет на содержание новостей [Barker 2004]^. Объектом её исследования послужили американские и шведские газетные статьи и телевизионные репортажи о войне в Ираке в 2003 г. В своей работе Г. Баркер использовала сочетание анализа тематики, контент-анализа и критического анализа (анализа идеологии) для исследования различий в содержании текстов новостей в Америке и Швеции. Анализ тематики показал, что в американских СМИ война в Ираке была представлена и описана в первую очередь в терминах военной стратегии и использова1шя вооружения, с сильным акцентом на технические детали и детали операций. Война в СМИ Соединённых Штатов интерпретировалась с позиций американских войск. Шведские СМИ интерпретировали войну, в основном, с точки зрения международного ' Перевод наш ^ Подробнее о вчаимодействии языка и культуры, а также о достижениях в современной лннгвокультурологии см. в работах С В. Ивановой: [Иванова 2002;

2004а;

20046] сообщества и граждан Ирака. В Швеции СМИ представили войну как событие мирового масштаба, а действия США - как незаконные. Критический анализ новостей, проведённый Г. Баркер, показал преобладание хотя бы одной идеологии в новостях в США и Швеции. В шведских новостных материалах война в Ираке связывалась с точкой зрения на США как самонадеянную сверхдержаву, которая преследует свои цели, не считаясь с международным сообществом. В американских новостях, напротив, война связывалась с ценностями демократии, свободы и безопасности, а также с точкой зрения на США как благодетеля и освободителя. Интересно, что шведские СМИ больше полагались на международные источники информации, в то время как американские СМИ - на собственные. Автор делает вывод, что в СМИ США и Швеции акцентировались разные аспекты войны в Ираке, что позволило средствам массовой информации этих двух стран по-разному представить одну и ту же войну [Barker 2004].

Особый интерес в связи с исследованием того, как описывают события различные СМИ, представляет категория оцепки. Иесмотря на то, что оценочности как языковой категории посвящено существенное количество научных трудов, некоторые исследователи отмечают, что оценочные моменты с трудом поддаются классификации, количественному измерению (см. [Амосова 1957: 69-70;

Винокур 1980: 14]). Вопросы, касающиеся оценочности, до сих пор не получили однозначного решения и, соответственно, остаются актуальными.

Как справедливо отмечает Г.Я. Солганик, категория оценочности охватывает весь лексический состав языка и конституируется прежде всего как выражение отношения говорящего к предмету высказывания [Солганик 1981: 9].

Оценка как ценностный аспект значения может быть выражена в языке разными способами. Согласно концепции Е.М. Вольф, оценка может быть ограничена элементами меньшими, чем слово, но может характеризовать и группу слов, и целое высказывание [Вольф 1985: 6]. По мнениго исследователей, прилагательные являются одним из основных слоев лексики.

предназначенных для выражения оценки [Вольф 1985: 6]. Отмечается также тот факт, что в морфологическом отношении прилагательные наиболее склонны к приобретению оценочности, что связано с их категориальной сущностью (атрибутивностью) [Солганик 1981: 34]. О важной роли прилагательных в выражении оценки говорит и то, что в рамках газетно-публицистического стиля к основной функции прилагательного (выражение признака) нередко присоединяется функция оценки выражаемого прилагательным качества.

Выбор прилагательных в атрибутивной функции в качестве предмета нашего исследования был также обусловлен той важной ролью, какую они играют в языке новостей, согласно данным корпусных исследований. Корпусные исследования в рамках работы над словарём 'Longman Grammar of Spoken and Written English' ([LGSWE 2000]) на материале британского и американского вариантов современного английского языка показали, что:

по сравнению с разговорной речью и художественной литературой в текстах новостей и научной литературе наблюдается самая высокая частотность употребления сушествительных и прилагательных (по сравнению с частотностью употребления глаголов и наречий) [LGSWE 2000: 65];

в текстах новостей на страницах британских и американских газет прилагательные в атрибутивной функции более многочисленны, чем прилагательные в предикативной функции (50000 и 10000 на 1 млн. слов текста соответственно) [LGSWE 2000: 506].

Исследователи указывают на то, что в новостных текстах британских СМИ словосочетания, построенные по модели «прилагательное + су1цествительное», являются синтаксическими соединениями наиболее распространённого типа [Добросклонская 2005: 84, 127]. Однако, в соответствии с целями настоящего исследования большее внимание было уделено семантике прилагательных и окружающего их контекста, чем классификации структурных типов словосочетаний (подробнее о типах см. в работах О.С. Ахмановой [Ахманова 1956], Т.Г. Добросклонской [Добросклонская 2005], А.И. СмирницкоЕЮ и О.С. Ахмановой [Смирницкий, Ахманова 1952], С.Г. Тер-Минасовой [Тер-Минасова 1980;

1981], A.W. Groot [Groot 1957], а также во введении к словарю [ББИ 1990]).

В основу настоящего исследования была положена классификация оценочных значений Е.М. Вольф [Вольф 1985], краткое изложение которой предложено в разделе 2.1.2. настоящей работы'. Мы разделяем точку зрения этого исследователя на то, что «оценочная модальность определяется высказыванием в целом, а не отдельными его элементами» [Вольф 1985: 11].

Однако поскольку одной из задач нашего исследования является получение количественных данных о доле атрибутивных дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных в британском политическом медиа-дискурсе новостей, анализировалась именно семантика прилагательных (на основе словарных дефиниций и помет), но с обязательным учётом контекста. Контекст употребления прилагательного необходимо принимать во внимание, поскольку в зависимости от контекста прилагательное может приобретать оценочную модальность, а также менять знак оценки. В настоящем исследовании контекст трактуется как «фрагмент текста, включающий избранную для анализа единицу, необходимый и достаточный для определения значения этой единицы, являюн1егося непротиворечивым по отнощению к общему смыслу данного текста» [Торсуева 2002: 238].

Поскольку язык газеты тяготеет к экономичности, одной из характерных черт новостных материалов является использование многокомпонентных словосочетаний. Необходимо отметить, что в ходе исследования каждое употребление прилагательного фиксировалось и учитывалось отдельно вне зависимости от количества компонентов синтаксического соединения, частью ' См с. 67, а также с. 74-75 настоящей диссертации - npu.\t ЩЛЛ которого является данное прилагательное'. В предлагаемом исследовании не анализировались прилагательные, входящие в состав имён собственных (например, прилагательное daily в названии газеты The Daily Telegraph), и прилагательные в номинативной функции (например, прилагательное lucky в заголовке новостного материала Cleared but lucky II The Guardian 2006, March 3).

Содержащиеся в выбранных газетных материалах прилагательные в атрибутивной функции были сгруппированы в соответствии с классификацией прилагательных, основанной на принципах классификации в работе Е.М.

Вольф [Вольф 1985]. Таким образом, в настоящей работе были рассмотрены следующие группы прилагательных: 1) дескриптивные прилагательные (далее:

ДП);

2) прилагательные-атрибуты общей положительной оценки (далее: 0П+);

3) прилагательные-атрибуты общей отрицательной оценки (далее: 0П-);

4) прилагательные-атрибуты частной положительной оценки (далее: ЧП+);

5) прилагательные-атрибуты частной отрицательной оценки (далее: ЧП-). Если знак оценки того или иного прилагательного обусловлен контекстом его употребления, это прилагательное обозначено в настоящей работе как «КЧП+»

(прилагательное с контекстуально обусловленным значением частной положительной оценки) или «КЧП-» (прилагательное с контекстуально обусловленным значением частной отрицательной оценки). В случае контекстуально обусловленного значения прилагательного в таблицах и примерах в настоящей работе рядом с этим прилагательным ставится символ (К): например, secretive (К).

По справедливому замечанию В.Т. Титова, «в настоящее время актуальным является синтезирование квалитативной и квантитативной традиций исследования языка, использование количественных методов в интересах изучения качественных параметров языка и проверка качественных методов и содержательных суждений количественными данными» [Титов 2005:

' в таких слу1аях анализируемое npiLianncibHoe выде1ено в примерах подчйркиваиием- например, normal financial arrangement 5]. Следовательно, в задачи предлагаемого исследования входило определение в британском политическом медиа-дискурсе новостей следующих количественн1)1х параметров:

• (1) доля прилагательных-атрибутов указанных выше фупп (т.е.

(ДП), (0П+), (0П-), (ЧП+), (ЧП-)) по отношению к совокупному количеству прилагательных в атрибутивной функции в данном типе дискурса (в процентах);

• (2) доля прилагательных частной положительной оценки с контекстуально обусловленным значением (КЧП+) в атрибутивной функции и прилагательных частной отрицательной оценки с контекстуально обусловленным значением (КЧП-) в атрибутивной функции по отношению к совокупному количеству прилагательных-атрибутов в данном типе дискурса (в процентах);

• (3) доля дескриптивных прилагательных (ДП), прилагательных общей (0П+ и 0П-) и частной (ЧП+ и ЧП-) оценки, которые являются частью закавыченной цитаты, по отношению к совокупному количеству прилагательных-атрибутов в исследуемом типе дискурса (в процентах).

На следующем этапе полученные количественные параметры анализировались и становились основой для выводов:

•о количественном соот1юшении дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных-атрибутов в британском политическом медиа-дискурсе новостей;

• об изменениях, происходящих в семантике прилагательных атрибутов в британском политическом медиа-дискурсе новостей;

• о месте дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных атрибутов в британском политическом медиа-дискурсе новостей (т.е.

о вхождении их в состав закавыченных цитат либо об использовании их в рамках речи от имени авторов медиа-текстов).

3.2. Особенности функционировани11 н место атрибутивных прилагательных в британском политическом медна-дискурсе новостей 3.2.1. Количественное соотношение дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных-атрибутов в рамках британского политического медиа-дискурса новостей В рамках настоящего исследования представляется целесообразным определить количественное соотношение дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных-атрибутов в британском политическом дискурсе газетных новостей. Для решения данной задачи обратимся к анализ семантики прилагательных-атрибутов в рамках исследуемомго типа дискурса:

сначала на материале конкретного медиа-текста', а затем - на материале комплекса медиа-текстов на определённую тему (например, 'Jowell scandal', 'Labour's Donors' и т.д.).

Медиа-тексты на тему *Jowell scandal' Для того чтобы проиллюстрировать вышеизложенную процедуру анализа, обратимся к газетным материалам о разбирательстве в связи с финансовыми сделками британского министра культуры Тессы Джоуэлл. Муж Тессы, г-н Миллз, подозревается в получении взятки от итальянского премьера Берлускони за то, что он, будучи юристом премьер-министра, дал ложные показания в пользу Берлускони в суде. Все британские качественные ежедневные газеты подробно освещали эту ситуацию в течение нескольких дней, поэтому нами был рассмотрен комплекс медиа-текстов, посвященных данному вопросу.

' См соответствующие медиа-тексты в прилолении в качестве примера рассмотрим, как распределились исследуемые типы прилагательных' (т.е. ДП, 0П+, 0П-, ЧП+, ЧП-) в новостном медиа-тексте Jowell inquiry widens II The Guardian 1 March 2006^. В случае многократного употребления прилагательного в данном значении в скобках указано количество данных словоупотреблений (например, Если last (3)).

прилагательное входит в состав многокомпонентного атрибутивного синтаксического словосочетания, то анализируемая единица выделена подчёркиванием (например, normal financial arrangement). Согласно принятой в данной работе классификации прилагательных к дескриптивным можно отнести следующие прилагательные в атрибутивной функции (в составе словосочетаний типа «прилагательное+существительное») из новостного материала Jowell inquiry widens (The Guardian 1 March 2006): financial affairs, financial interests, offshore investment fijnd, offshore trusts. Joint (2) mortgage, ministerial (2) code, Italian prosecutors, the Italian daily, Italian authorities, Italian prime minister, British government, former client, permanent secretaries, relevant officials, Neopolitan ship owner, public administration committee, north London home, last (3) night, same strict requirement, long-running investigation, current account.

Необходимо отметить, что использование общеоценочных прилагательных малохарактерно для данного типа текстов (т.е. для новостных материалов). В анализируемом медиа-тексте не было использовано ни одного прилагательного общей оценки в атрибутивной функции. Прилагательные частной оценки (ЧП+, ЧП-) встречаются в данном тексте значительно реже дескриптивных и зачастую их оценочность или знак оценки обусловлены контекстуально (см. символ (К) в примерах).

Согласно дефиниции прилагательное offshore означает: 2. (of financial matters) based abroad in countries where the tax system is more favourable than in the home country: offshore banking \ an offshore account\fund [LDELC 1992: 922].

' Список анализируемых типов пр1и1агательных см. на с 84 настоящей работы ^См Текст 1 вприлолепии в словаре 'Longman Dictionary of English Language and Culture' в словарной статье offshore также есть помета: 'This word has a negative meaning for some people who think that firms using offshore banks etc. are dishonestly avoiding paying tax in Britain'. Однако мы полагаем, что в данном медиа-тексте прилагательное offshore используется для того, чтобы отнести даннЕлй инвестиционный фонд к определённому классу, т.е. описать признак предмета, и не содержит в своём значении оценочного компонента.

Атрибутивные прилагательные частной оценки распределились в исследуемом медиа-тексте следующим образом: прилагательные частной положительной оценки - favourable evidence, independent person, a perfectly normal financial arrangement;

прилагательные частной отрицательной оценки beleaguered culture secretary, secretive (K) offshore investment fund, a "discreet" (K) payment, murky Italian corruption territory, some very tricky corners.

Представляется необходимым дать некоторые пояснения относительно определения знака оценки, которую даёт то или иное прилагательное. Сначала обратимся к анализу значений прилагательных частной положительной оценки (ЧП+). В данном случае мы рассматриваем прилагательное normal («нормальный») как прилагательное частной положительной оценки (ЧП+), поскольку соответствие норме расценивается как положительное качество в отличие от случаев отклонения от неё'.

Полагаем, что прилагательное independent («независимый») использовано здесь для выражения одобрения, поскольку для того, чтобы разобраться в ситуации, необходим независимый эксперт {an independent person), т.е. человек, на решение которого не сможет повлиять ни одна сторона. Таким образом, значение данного прилагательного сочетает в себе дескриптивный смысл с оценочным, т.е. является частнооценочным (в терминологии Е.М. Вольф [Вольф 1985]).

' Подробнее об этом см в работах Е М Вольф и Л А. Сергеевой [Вольф 1985;

Сергеева 2003] в данном медиа-тексте не было зафиксировано ни одного случая употребления общеоченочных прилагательных-атрибутов.

В таблице 2 отражено соотношение атрибутивных дескриптивных, обще и частнооценочных прилагательных (в абсолютных значениях и процентном соотношении), использованных в новостном материале 'Jowell inquiry widens' (The Guardian, 1 March 2006).

Таблица 2. Соотношение дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных в атрибутивной функции в новостном медиа-тексте 'Jowell inquiry widens' (The Guardian, 1 March 2006).

Tun прилагательного оп 0П+ ЧП+ ДП ЧП шт. шт. % шт. шт. шт.

% % % % 32 0 0 3 80 0 0 7,5 12, Полученные количественные даннгле позволяют сделать некоторые выводы относительно соотношения дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных-атрибутов в исследуемом новостном медиа-тексте. По частотности унотребления среди прилагательных-атрибутов лидируют дескриптивные прилагательные: ДП=80% (например, relevant, Neopolitan, public, last (3), current) Показательным является отсутствие общеоценочных прилагательных-атрибутов и наличие весьма незначительного количества прилагательных частной оценки: три ЧП+, т.е. 7,5% от совокупного количества прилагательных-атрибутов в данном медиа-тексте: favourable, independent, normal;

пять ЧП-, т.е. 12,5% от совокупного количества прилагательных атрибутов в данном медиа-тексте: например, murky, tricky, secretive. Таким образом, анализируемый медиа-текст в значительной степени обнаруживает соответствие заявленной рубрике 'News' - отражает признаки явлений и действий, а не их оценку.

В рамках настоящего исследования интересно определить соотношение дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных-атрибутов на материале комплекса медиа-текстов по указанной теме ('Jowell scandal'). В следующей таблице представлены усреднённые значения процентного соотношения использованных в медиа-текстах о финансовом скандале вокруг британского министра культуры г-жи Тессы Джоуэлл дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных-атрибутов.

Таблица 3. Соотношение долей дескриптивных, обще- и частнооценочных прилагательных-атрибутов в медиа-текстах на тему 'Jowell scandal'.

Тип прилагательного оп- ЧПЛ^ 0П+ ДП ЧП % % % % % 83,92 6,12 6, 0, 0, Исходя из количественных данных, определённых на материале комплекса медиа-текстов на тему 'Jowell scandal', представляется возможным сделать некоторые выводы. На рассмотренном отрезке политического медиа дискурса среди прилагательных-атрибутов преобладают дескриптивные прилагательные (ДП=83,92%), т.е авторы медиа-текстов воздерживаются от выражения оценки с помощью обще- и частнооценочных прилагательных и в качестве определений предпочитают использовать нейтральные в оценочном отношении дескриптивные прилагательные: например, financial dealings, private banking charge, initial mortgage II 'Cabinet launches inquiry into Jowell loans' (The Daily Telegraph, 1 March 2006);

corporate financier, political future II 'Investigators wanted to raid Jowell's home' (The Independent, 1 March 2006). В этой связи становится очевидным, что общеоценочные прилагательные-атрибуты практически не появляются в новостных медиа-текстах из анализируемого комплекса (ОП+=0,9%;

ОП- =0,38%): например, correct procedures II 'Whitehall 'blocked' probe into bribe case' (The Times 2006, March 1). Несколько более значительную в количественном отношении позицию занимают в рамках исследуемого британского политического медиа-дискурса атрибутивные прилагательные частной оценки (ЧП+=6,12% и ЧП- =8,64%) - например, ЧП+:

favourable audits II 'Dealings with Berlusconi' (The Times, 1 March 2006);

ЧП -: a furious letter II 'Whitehall 'blocked' probe into bribe case' (The Times, 1 March 2006), confusing manner // 'Investigators wanted to raid Jowell's home' (The Independent, 1 March 2006).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.