авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«Позывной – «Кобра» (Записки разведчика специального назначения) //Альманах «Вымпел», Москва, 1997 FB2: Алексей Н., 04.12.2007, version 1.3 FB2: Faiber faiber, 04.12.2007, version 1.3 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Глава 5. Полигон в душманском районе У стеклапоявилисьместо для полигона.на территорииТыловикудобно: справа склон горы,затеяликрепость, спереди «зеленка», сзадия русло нечего,Единствен меня новые проблемы: полкового стрельбища афганцы строительство казарм. Пару раз им выбивал нечаянно взрывами. А стекла здесь очень дорогие. 5-го Главного управления МГБ обливается горючими слезами. Делать придется подыскивать новое Вскоре нашел. Очень слева реки.

ный недостаток — этот район по-прежнему числится за моджахедами. Был забавный эпизод, когда мои курсанты возятся под скалой, а в сотне метров за нашими спинами бородатые «духи» рубят деревья на дрова. Их автоматы прислонены к стене крепости. Я посылаю к ним безоружного бойца предупре дить, что сейчас будем взрывать и стрелять, пусть не беспокоятся. Да какие же это «духи»? Обыкновенные местные крестьяне. Меня они уже давно знают как облупленного. Не скажу, чтоб шибко любили, но вынуждены терпеть. Наша наглость их просто шокирует.

Тему «засада» отрабатывают одновременно три учебные группы, в трех разных местах: на склоне горы, в «зеленке» и в русле реки. Я пошел на такой шаг не от хорошей жизни, а для того, чтобы контролировать ход занятий. Преподаватели-полковники пока еще в роли статистов. Чтобы вытащить их на полигон, приходится хитрить. Например, утром сажаю их всех в свою машину, по дороге покупаю ящик «Кока-Колы», сигареты и везу к месту проведения занятий. Курсанты выдвигаются туда пешком через «зеленку». Пока они прибудут, обсуждаем с полковниками, что нам сегодня предстоит делать. Они мне помогают поддерживать дисциплину и учатся сами. После занятий у меня как всегда находятся неотложные дела, и бросив их, уезжаю один. Обратно в расположение школы они возвращаются вместе с курсантами, продираясь через кустарник, рискуя напороться на мину или схлопотать пулю. Это что бы служба им медом не казалась.

Засада на склоне горы етыре противотанковые мины с интервалом 10 метров закапываются в 2–3 метрах выше тропы. Связывается взрывная сеть из 50-метрового отрезка Ч детонирующего шнура. Свободный конец шнура в руках курсанта, который прячется за камнем. Подрыв мин производится с помощью гранатного за пала. Остальная группа располагается ниже тропы. Когда появится противник, подрывник выдергивает кольцо: щелчок! Через четыре секунды взрыв!

«Духов» ударной волной просто сдует с тропы прямо в объятия группы. На всякий случай пара снайперов прикроет группу с дистанции 200–300 метров.

Мы с преподавателями наблюдаем за действиями курсантов, прячась за деревьями. Страшный удар! Летят осколки камней. Хлопки выстрелов снайпе ров. Все кончено. Я высовываюсь из-за дерева. В трех метрах от себя на земле вижу гранату РГД-5. Мать вашу так! Оказалось, сержант-инструктор про явил инициативу, и возле противотанковой мины примотал к детонирующему шнуру ручную гранату. Мощным взрывом ее отбросило буквально нам под ноги. Слава богу, погнуло запал и боек ударника не наколол капсюль. Граната, пролетев около 150 метров, не взорвалась. Собираю группу и показы ваю на нее, объясняю что случилось. Это тоже урок. Курсанты спрашивают, что делать с гранатой:

— Может, расстрелять из автомата?

— Зачем? — я беру ее в руки и откручиваю запал.

— А она могла взорваться у Вас в руках?

— Нет. Даже если граната бы щелкнула у меня в руках, в запасе четыре секунды, чтобы забросить ее подальше.

Засада в «зеленке»

зкая тропинка, рядом вьется арык с водой. Вокруг густые заросли. Дальше нескольких метров ничего не видно. Тропинка петляет и исчезает за пово У ротом. Засада в лоб! 50-метровый отрезок детонирующего шнура, к нему через каждые 5 метров привязывается ручная граната, всего десять гранат.

Все это укладывается в арык с водой и маскируется сверху травой. Подрыв будем осуществлять на этот раз с помощью электродетонатора. Кольца гранат выдергиваются. Их спусковые рычаги удерживаются с помощью шпагата, обмотанного через шнур. Подпустив поближе головной дозор противника, под рывник нажимает кнопку. Взрыв! Как поступит нормальный боец, если рванет в полуметре от его ноги? Естественно, упадет на тропинку. Если даже мод жахеды быстро опомнятся и начнут вертеть головами по сторонам, будет поздно: вокруг валяются гранаты.

Треск разрывов гранат! Теперь нашему пулеметчику следует прижать к земле оставшихся «духов» длинными очередями по кустам, пока подрывник улепетывает со всех ног!

Поскольку в «зеленке» головной дозор движется на расстоянии видимости (5-10 метров) от ядра колонны, мы своими минами-гранатами обязательно зацепим от пяти до семнадцати «духов». Трофеи нам ни к чему. Наша задача врезать им как следует, чтобы больше по нашей улице не гуляли. В учебных целях используем гранаты РГД-5. В боевой обстановке придется ставить Ф-1. Радиус сплошного поражения Ф-1 составляет 3,7 метра. Для верности умень шим до 2, 5 метра. Поэтому если через каждые пять метров в колонне противника, даже распластавшейся на земле, взорвется по гранате — мало не пока жется.

Испытания на полигоне показали, что детонирующим шнуром можно забрасывать гранаты Ф-1 на расстояние от 0,5 до 15 метров.

Засада в русле реки Внии дороги.будем отрабатывать способ засады наобычно ездят поЗакапываем боевуювзрывчатки. Танки и устанавливаем междуПодрыв электрическим условиях афганского бездорожья, автомашины руслам пересохших рек. Поэтому мину двух валунов на суже Автотранспорт лучше бить противотанковыми минами или зарядами БТР — кумулятивными зарядами под днище.

Сегодня мы бронетехнику. часть ручной кумулятивной гранаты РКГ.

способом.

За камнями, где могут укрыться спешившиеся моджахеды, также закапываем несколько гранат на детонирующем шнуре. Идея проста: когда БТР нае дет на кумулятивный заряд, подрываем его. Даем несколько очередей по противнику, чтобы загнать его за камни. Затем подрываем осколочные гранаты и удираем. Начали! Взрыв! Яркая молния бьет из земли в небо! Это раскаленный пест кумулятивной гранаты. На курсантов молния производит впечат ление.

— А можно кумулятивным зарядом бить по грузовику или легковушке?

— Не рекомендую. Струя может прошить насквозь кузов, не причинив машине и живой силе противника серьезного вреда. При попадании в броне технику — другое дело.

На полигонных испытаниях еще в Помосковье я подрывал танк тремя способами. Первый взрыв под лобовой частью брони оказался безрезультатным, уж слишком толстая броня. Ведь кумулятивной струе приходится сначала пробить маскировочный 10 мм слой грунта, затем преодолеть 450 мм кли ренс — пространство под днищем танка, и воздействовать под углом 45 градусов на металл толщиной примерно 150 мм.

Взрыв заряда под кормовой частью танка (толщина брони здесь 45 мм) привел к повреждению двигателя, вытекло масло.

Лучше всего, когда заряд срабатывает под центральной частью танка. Толщина металла днища всего 20 мм. Осколками поражается экипаж, может сде тонировать боекомплект.

«Духи» с крепостной стены мрачно наблюдают за нами. Вскоре они перешли на сторону Народного правительства и организовали оперативный отряд.

Им оставили оружие и добавили патронов. Через пару месяцев довелось обучать уже их.

Семинар а все предыдущие годы мы выпустили не одну тысячу курсантов, однако эффективных операций против моджахедов нет. Дело в том, что в провиници З альных опербатальонах, куда они возвращаются по окончании курсов, толковых ребят назначают командирами отделений, взводов и рот. А с бестол ковых какой спрос? Поэтому разведгруппы опербатальонов остаются неукомплектованными, отсюда и низкая результативность операций. Нужно в кор не изменить положение, но как?

На базе оперативного полка МГБ проводим трехдневные семинарские занятия с командирами оперативных батальонов. Собралось более ста офице ров, многих я знаю по предыдущим командировкам. Цель занятий — выработать новый подход к обучению разведгрупп опербатальонов. Видимо, будет правильнее впредь готовить не отдельных бойцов, а сразу группы в полном составе, вместе с командирами. У меня не будет головной боли следить за их дисциплиной. Они отработают слаженность действий в составе расчетов и групп, получат навыки использования коллективного оружия. Сроки обуче ния можно смело сократить с трех месяцев до двух, что увеличит пропускную способность школы. Но это еще не все. Из своих личных запасов я объяв ляю призы трем лучшим группам. Группе, завоевавшей первое место, подарю автоматический гранатомет АГС-17. За второе место — снайперскую вин товку СВД с ночным прицелом, за третье место — ящик с комплектом минно-взрывных средств. Кроме того, в течение месяца буду отслеживать результа тивность боевых действий своих выпускников. Группа, показавшая наилучшие результаты, в полном составе отправится на отдых в Советский Союз!

Из всех командиров оперотрядов только два офицера против, остальные за.

Глава 6. Достум Через провинциях зас справедливость. Оночень схожи. в тушести еще полковником. «Достум» — псевдоним, что означетАфганистана.его прозвали в север месяц знакомимся с Абдул Рашидом Достумом, пору «друг». Так ных в числе первых выдающихся военнослужащих получил звание Героя Достум — Робин Гуд Востока. В ту пору мы ним были внешне Достум желает прислать на обучение в школу сразу три группы. Я пытаюсь возразить, что придется урезать квоты другим провинциям. Он отмахива ется:

— Мы же братья. Помоги!

Он нисколько не сомневается, что путевку в Союз завоюют его разведчики-узбеки и хочет отправить их на отдых в Фергану.

— У нас в северных провинциях много пришлых узбеков из СССР, бывших басмачей. Старики тоскуют по родине, мечтают быть похоронены на земле своих предков. Их дети, воспитанные на рассказах отцов и дедов, спят и видят, как бы побывать там. В их сознании Фергана — рай земной! Если ты суме ешь отправить их туда, лучшей награды им быть не может.

— Ладно, я доложу об этом руководству.

Беседуем с Достумом на смеси узбекского и киргизского языков. Окружающие афганские оперработники, не понимая нас, заметно нервничают. До стум, не меняя тона и выражения лица, замечает:

— Смотри, как они бесятся, собачьи дети! — и хохочет.

Через некоторое время афганское руководство подсунуло мне в школу нового преподавателя, как потом выяснилось, прекрасно владеющего русским и узбекским.

Прошло два с половиной месяца после памятного разговора, как сразу две разведгруппы Достума отличились в боях. Одна группа под Кандагаром, от куда уже были выведены советские войска, ночью вклинилась между двух группировок моджахедов, нанесла удар и сбежала. Моджахеды до утра моло тили друг друга, положив много народу. Другая группа на севере страны захватила крупный караван с оружием. Таким образом, обе группы отправились в полном составе в вожделенную Фергану. Последний раз я связывался с Достумом через посредника в 1993, когда он увяз в кровопролитных боях под Ка булом. Но об этом в другой раз.

В 5 Главном управлении МГБ мы завели подробную картотеку на всех выпускников школы. В анкетах не только установочные данные и фотографии.

Фотографировал и печатал снимки я сам. Такие дела никому доверять нельзя. Там были данные о росте, цвете глаз, знании языков, наличии родственни ков за рубежом и т. д.

Мы готовились к выводу Советских войск из Афганистана, из числа обученных бойцов нужно было комплектовать группы для длительного оседания, закладывать для них тайники с оружием.

Глава 7. Сшибка с замполитом оперативного полка УКомандирПерепалотяжелым ранением подобралгоспитале, начштаба — на боевых. Поэтому затем, испугавшись, отбросил в сторону. наливают суп, ста меня очередное ЧП: курсант-мундель на полигоне неразорвавшийся боеприпас, Взрыв! Его сильно посекло. и окружающим. Пострадавшего эвакуировали. Я пошел в штаб пообедать.

полка с лежит в во главе стола восседает замполит. Мне вят тарелку с пловом, дают ложку и вилку. На тыльной стороне своей левой кисти замечаю торчащий осколок. Выковыриваю вилкой. Ранка начинает кровить. Зализываю языком. Образуется чистое пятно светлой кожи, остальная часть остается грязной. Ничего. Это — «техническая грязь» — смесь ору жейной смазки с пылью и пороховой копотью. Руки в полку я уже давно перестал мыть, поскольку арычная вода кишит микробами. Принимаюсь за суп.

Афганцы доедают свой плов и продолжают неспешную беседу. Косятся на мои слегка дрожащие руки. Стресс еще не совсем прошел, на душе муторно.

Замполит закончил трапезу, отламывает полбуханки и начинает вытирать хлебом руки. Затем вытирает стол. Меня начинает колотить:

— Слушай, Явор, а ты задницу тоже хлебом подтираешь?

Наступает гробовая тишина. Явор медленно поворачивается ко мне:

— Я Вас не понял.

Я повторяю вопрос. Лицо замполита заливает мертвенная бледность:

— У Вас своя культура, у нас, афганцев, своя… Я взрываюсь:

— Какая к черту культура? Мы все, здесь сидящие, — мусульмане. Хлеб для нас святое дело! Если бы мой дед Абдулла увидел такое — прибил бы на ме сте!

Явор ловит ртом воздух, остальные офицеры съежились и рады бы провалиться сквозь землю.

Явора знаю с 1983 года. Тогда он был еще робким юношей с красивыми глазами теленка. В 1985 году подключился к кампании против разведроты пол ка, что привело к дезертирству ее командира, прекрасного офицера, моего ученика «Инженера». Это лишь усугубило мое неприязненное отношение ко всем замполитам, как афганским, так и советским.

— Кажется, ты собираешься поступать в военно-политическую академию имени Ленина? А когда ты был последний раз на боевых? — продолжаю я.

На следующий день Явор возглавил батальон, отправляющийся на плановую операцию.

Через три дня, вечером сижу на крыше КПП свесив ноги. Курсанты полковой школы играют в альпинистов-парашютистов: карабкаются на стену, бе гут по ее гребню и спрыгивают вниз на песок с высоты примерно трех метров. Батальон возвращается с боевых. Запыленные машины останавливаются у ворот. Пехота спешивается.

Солдат загоняют в глубокий карьер неподалеку от нас. Явор сверху произносит пламенную речь! Этот спектакль устроен явно для меня.

— Академии тебе все равно не видать, — думаю про себя.

Глава 8. Террористы Афганского Президента Тыловые страсти 1988 году в 5-м главном Управлении МГБ было создано самостоятельное 59-е (военное) управление, которое возглавил мой старый друг генерал Сы В дык. Старшим советником к нему назначен полковник Иванов. Я перешел к нему в подчинение. 59-е управление курирует все территориальные опе ративные батальоны МГБ Республики Афганистан. Работы — непочатый край. Нужно заниматься не только обучением батальонов, но и материаль но-техническим обеспечением и боевым задействованием. Видимо? нужно немного остановиться на тыловых проблемах. Афганские силовые министер ства подпитывались оружием и боеприпасами по каналам аналогичных советских министерств и ведомств. Не знаю? по чьей вине, но за все девять лет войны мы так и не сумели толком наладить нормальное снабжение 5-го УМГБ. Мы с завистью наблюдали, как выкатывает на боевые полк Царандоя: ко лонна новеньких автомашин ЗИЛ-131 с добротно экипированными солдатами в стальных касках, в арьергарде-грузовики с полевыми кухнями, сухим пайком и дровами. Оглядываемся на свое войско и видим невообразимую картину: впереди единственный уцелевший БТР-60ПБ, за ним — трофейный ав тобус «Мерседес», громадный КРАЗ, несколько ГАЗ-66. С техники гроздьями свисают бойцы в самой живописной одежде. Но зато на крыше автобуса под развевающимся знаменем гордо восседают разведчики, а на всю округу из магнитофона «Шарп-777» гремит воинственная афганская песня! Впрочем, вое вали наши подопечные неплохо, о чем свидетельствует большое количество трофеев.

Нехватка патронов уже давно приняло хроническую форму. Вот опять нечем воевать и придется идти на поклон к советникам МВД. Прихватив литр жидкой валюты, заезжаем в их резиденцию:

— Братаны, одолжите до следующей получки два миллиона патронов!

— Ты же в прошлом месяце одалживал и до сих пор не рассчитался?

— Это было давно и неправда… — Ладно, наливай. Поможем родному КГБ.

С аналогичными просьбами приходилось обращаться и к армейским советникам.

Идея министра безопасности днажды Сыдык как бы между прочим поведал о том, что получил устное распоряжение министра МГБ сформировать подразделение по борьбе с терро О ризмом. Меня это несколько озадачило. Почему министр отдал устное распоряжение? Уж чему, а бюрократизму афганских партнеров мы научили. Ни одно даже маломальское решение без бумажки сверху не обходилось. И потом уже девять лет МГБ и МВД Афганистана борются с бандитизмом и терро ризмом. Чего им еще надобно? Поделился мыслями с Ивановым:

— Видимо? партнеры, в связи с предстоящим выводом Советской армии хотят иметь в своем распоряжении универсальное специальное подразделе ние, способное заниматься как контртеррором, так и… террором! Может случиться так, что завтра в Кабуле власть перейдет к коалиционному правитель ству, сформированному из представителей минимум восьми политических партий, в том числе семи оппозиционных. Все они захотят разместить в горо де собственные вооруженные отряды. Если между ними вдруг вспыхнет крупная драка — Кабулу конец. Поэтому лучше заранее договориться об ограни чении военного присутствия в городе численностью до батальона. Политические разборки между партиями тогда в основном приобретут характер тай ной войны.

Иванов соглашается и дает мне санкцию заняться этой проблемой. Но не все так просто. Восток — дело тонкое. Сперва договариваюсь с генералом Сы дыком о двух лекциях для руководящего состава управления. Тема и содержание занятий секретны, записывать ничего нельзя. Первая лекция посвящена тактике диверсий и террора, вторая — контртеррору. Сыдык доволен, теперь он знает? что делать? и отправляется на доклад к министру.

Через некоторое время министр МГБ обращается к руководителю Представительства КГБ с просьбой подключить товарища Бека к этой работе.

Наш главный начальник спускает указание шефу. Шеф отдает мне официальное распоряжение. Теперь все нормально, тылы прикрыты. Можно при ступить к работе.

Представляю Сыдыку оргштатную структуру спецбатальона, для конспирации названного учебным. Генерал считает, что батальон следует включить в состав формируемой Президентской гвардии: и к верхам поближе и зарплата в пять раз выше. О'кей! Теперь главное определиться с кандидатурой на должность комбата. После долгих дебатов останавливаем свой выбор на заместителе командира оперативного полка Хошале. Сыдык просит предусмот реть в Гвардии генеральскую должность для него самого. Согласен. В структуру Президентской гвардии врезается еще один кружочек: место для генера ла, заместителя командующего по «общим вопросам», который будет курировать один-единственный «учебный» батальон! Иванов утверждает это реше ние как вполне разумное.

Президентская гвардия ПКак известно, состоящий из 5 бригад:в трех боевых, одной охраннойЭтоодной обеспечения. 17,5 тысяч бойцов. По сутиПредставительство КГБ пригла резидентская гвардия Наджибуллы первоначальном проекте должна была насчитывать это был полнокровный армей ский корпус, и в КГБ командиров и советников корпусов не готовят. прерогатива военного министерства. Поэтому в сили военного специалиста из аппарата Главного военного советника по фамилии, кажется, Филатов. Ознакомившись со структурой гвардии, гене рал-майор Филатов возмутился. Он не мог взять в толк, зачем нужен какой-то учебный батальон с генералом-куратором, когда штатами и так предусмот рен целый учебный полк?

На что полковник Иванов спокойно пыхнул сигаретой:

— А Вам, товарищ генерал, и не надо этого понимать. Занимайтесь, пожалуйста, своим делом.

Хошаль оздно ночью в дверь моей квартиры постучали. Пришел Хошаль. Пока жена собирала на стол, мой друг обиженно молчал. Наконец не выдержал:

П — Товарищ Бек, что я тебе плохого сделал, почему ты сослал меня в учебный батальон?

Выясняется, что ему предлагают генеральскую должность командира корпуса Гвардии, а тут такое унижение. Как же князь Хошаль посмотрит в глаза своим соплеменникам?

Разворачиваю перед ним структуру батальона, и начистоту рассказываю о его истинном предназначении. Числиться в Гвардии он будет исключи тельно из-за высокой зарплаты. Во всем остальном — совершенно самостоятельное подразделение. Может случиться так, что в день «Х» будет подчинять ся лично Президенту, минуя Сыдыка и даже командующего.

Подразделение будет состоять из управления батальона и трех рот: спецназначения, транспортно-технической и учебной. Численность — 350 бойцов.

В роте спецназ — 9 групп по 16 человек. Группа разбита на 4 экипажа по 4 бойца. Каждый экипаж получит по автомашине «Джип», на которые будем ста вить тяжелые виды вооружений. В группе — ДШК, АГС-17, безоткатное орудие, 82-мм миномет. Кроме того имеется: ПКС, СВД, бесшумные автоматы, РПГ-7, огнеметы «Шмель», минно-взрывные средства, радиостанции, АКМ, пистолеты и т. д. Короче говоря, на каждого бойца приходится по несколько разнооб разных стволов, предназначенных для выполнения конкретных задач. Одних «Джипов» в батальоне 36 штук.

Хошаль сопит, но еще не сломлен:

— А как же со званием? Ведь я уже давно хожу в полковниках.

— Извини и пойми, генерала дать не могу. Для командира батальона даже полковник— слишком жирно. Поработай полгода, подготовь себе замену. А там, глядишь, перейдешь в бригадиры и получишь большую звезду.

Накидываю сверху белую «Волгу». Их в гвардии всего две, на одной будет ездить командующий, на другой он. Окончательно кладу его на лопатки, по ведав, что будем потихоньку набирать женский взвод!

Хошаль закатывает глаза, о чем-то думает, потом заявляет:

— У меня есть кандидатки.

— Побойся Аллаха, давай сначала сформируем основные структуры!

— Нет, женский взвод важнее. Доступ туда будем иметь только мы с тобой.

Ударили по рукам.

Битва с тыловиками аезжаю на советника управления тыла МГБ:

Н — Сколько «Джипов» предусмотрено для гвардии?

— 54 машины.

— Забираю все в учебный батальон!

Советник отчаянно защищается. Жалуется моему начальству. Разразился скандал. Сообща они уламывают меня оставить гвардейцам хотя бы 18 авто машин. Я соглашаюсь получить вместо них 12 БРДМ и белую «Волгу». Разумеется, не все так было гладко, как описывается. Между советниками 59-го управления по этому поводу тоже происходили бурные дебаты. Мне навязывали бронетранспортеры или БМП, аргументируя тем, что экипажи УАЗиков уязвимы для стрелкового огня. Я возражал:

— А где вы в Афгане видели пехоту, которая ездит в броне? Почему-то все предпочитают гуртом восседать сверху, поскольку больше опасаются мин.

Приводил и другие доводы:

— Для переброски по воздуху одного броника требуется отдельный АН-12, которых у партнеров нет. В то время как в АН-32 (в гвардии предусматрива лось три таких самолета) можно загрузить два «джипа» с экипажами. В узких городских улочках БТР неповоротлив. БМП на зимних дорогах как корова на льду. Кроме того они жрут много горючего, да и по ценам БТР и УАЗ несопоставимы, значит сэкономим деньги советских налогоплательщиков. А что касается огневой мощи, то четыре моих УАЗа в этом отношении превосходят танк!

Афганских тыловиков я купил тем, что пообещал, как только получу автомобили, сниму с них все лишнее: тент, передние двери, задние кресла, под фарники, стоп-сигналы и отдам им. Мне в машине достаточно иметь лишь шасси с двигателем, баранкой и тормозами. В принципе, ничего нового я не изобрел, просто перенял бесценный опыт батьки Махно. Жаль, в Афганистане нет тачанок. А если и есть телеги, то их тягают хазарейцы. Между прочим, ДШК или АГС-17 на хазарейской тяге тоже не плохи, особенно когда в Кабуле кончится горючее.

Международные переговоры ванов берет меня на переговоры с командующим Президентской гвардией. Представляет афганцам:

И — Это товарищ Бек. Тот самый, который позавчера выкрал в 40-й Армии для вас 3000 противотанковых мин (на самом деле аушевский 180-й полк подарил мне все свои трофеи, я об этом уже упоминал выше).

Во главе стола — высокий, симпатичный генерал-лейтенант Луддин. По правую руку от него офицеры его штаба, слева — мы, советники: Иванов, ты ловик, финансист и ваш покорный слуга. На стене висит громадная, красивая схема со структурой гвардии. Оказывается, когда нужно, партнеры умеют неплохо рисовать.

Начинаются переговоры, более напоминающие торги. Афганцы просят вместо 36 танков 54. Иванов вопросительно смотрит на тыловика и финанси ста. Те кивают. Согласны значит. Партнеры продолжают в таком же духе, накручивая гораздо больше вертолетов, артиллерии и боеприпасов, чем было предусмотрено заявками. У советников особых возражений по этому поводу не возникает. Оружием и бронетехникой, при желании, мы их можем зава лить. После вывода наших войск все равно их некуда будет девать. Лишь финансист изредка заглядывает в свой блокнот, и что-то подсчитывает на каль куляторе. Видимо, сверяется с отпущенными лимитами. Я даже как-то предлагал Иванову вооружить всю гвардию автоматами калибра 5,45 мм:

— 20 тысяч лишних автоматов в 40-й Армии найдутся. К ним впридачу оставим все патроны, потому что вывозить их в Союз обойдется себе дороже.

Все равно армейцы получили команду уничтожить все лишнее. Этих патронов гвардейцам хватит на несколько лет. Но рано или поздно и они кончатся.

А оружие останется. Значит наступит время, когда афганцы, кто бы в тот момент ни находился у власти, придут к нам с просьбой подкинуть патронов. А это уже политика.

К сожалению, эту идею армейцы встретили в штыки.

Через пару часов торги кончаются. До сих пор я не вмешивался в разговор, поскольку общегвардейские дела волновали мало. Теперь беру слово:

— Товарищи офицеры, поскольку я кровно заинтересован в оснащении своего батальона всем необходимым, буду биться за интересы афганских парт неров.

Дальше начинаю требовать у советников бесшумное оружие, огнеметы, и прочее-прочее, вплоть до туристических примусов и рюкзаков. Финансист молчит. Тыловик отбивается. Бедняга весь взмок. Наконец, не выдержав, в сердцах бросает:

— Ты бы еще попросил себе пожарные машины!

— Хорошо, что напомнил: мне нужно две пожарные машины и два двадцатитонных топливозаправщика!

Тыловик бледнеет.

Командующий гвардией, с любопытством наблюдавший за нашей перепалкой, мирит нас:

— Товарищ Бек, успокойтесь. В гвардии четыре пожарные машины, будете брать, когда будет нужно.

Выходим покурить. Иванов интересуется, на хрена мне они понадобились? Отвечаю:

— Вам хорошо, вы уходите в Союз, а я остаюсь. В Кабуле ожидаются уличные бои. Как прикажете воевать с бронетехникой оппозиции? Бегать за танка ми с гранатометами? Лучше полить улочку керосином и сразу поджарить целую танковую колонну.

— Логично, — кивает шеф.

Глава 9. Возвращение домой Сракетами, когда готовитсярешающая схватка за власть? на марше ненаоборотАрмии определяет намЗачем ему терять своихвойск, КГБ проводитбомбами оветский Союз к эвакуации из Афганистана. Командование 40-й график и порядок вывода закулис ные переговоры с лидерами оппозиции, чтобы наших трогали. Ахмад Шах согласен. людей под нашими и впереди Гульбеддин грозится устроить кровавую баню. Партнеры нервничают: что с ними будет после нашего ухода? Только генерал Сыдык спокоен:

— За нас не волнуйтесь. Нам бы только продержаться полгода, потом все будет нормально.

Периметр Советского Посольства напоследок в спешном порядке укрепляют в инженерном отношении. На территории Представительства КГБ закопа ли огромную цистерну с неприкосновенным запасом горючего. У ворот выстроили будочку с бронестеклами, обшили изнутри листами стали. В нем будет сидеть дежурный прапорщик. Ему не позавидуешь. Гранатометов у оппозиции много.

Архивы тщательно просматриваются, наиболее ценные документы фильмокопируются приехавшей специально для этих целей бригадой их Центра.

Лишние бумаги сжигаются. Работа организована четко, идет без суеты. В коридоре возле бронированной двери архива поставили баллон с кислородом на случай экстренного уничтожения секретных материалов.

Составлены списки сотрудников Посольства и КГБ, которые останутся в Афганистане после вывода войск. Их полторы сотни. Начинают отправлять до мой жен сотрудников. С ними беда! Они не торопятся домой, всеми правдами и неправдами оттягивая отъезд, потому что каждый лишний день пребыва ния в Афганистане стоит хороших денег. И улетать транспортными самолетами не желают, подавай комфортный ТУ-134!

Меня вызывает начальство, просит уступить «слухачам» УАЗ (брезентовый тент УАЗа пропускает радиоволны), взамен предлагают месяц поездить на «Ниве».

На следующее утро, побывав в полку, возвращаюсь обратно в Кабул. На маршруте имеется два опасных участка, которые всегда проскакиваем на мак симальной скорости. На обочине замечаю мальчонку. Внезапно он начинает перебегать дорогу. Выворачиваю руль влево и бью по тормозам, однако по падаю по педали газа. У «Нивы» педали расположены несколько иначе, чем у УАЗа, а я еще не адаптировался к новой машине. Машина делает рывок и подминает ребенка… Проскользив юзом метров десять, машина останавливается. Подбегаю к распластавшемуся на асфальте мальчонке, пытаюсь ока зать помощь. Однако он угасает на руках. Набегают местные жители. Пожилой крестьянин, отец мальчика, в бессильной ярости трясет меня за грудки.

Подъезжает машина оперативного полка, шедшая следом. Выскакивают несколько офицеров. Хошаль, выхватив пистолет, оттесняет толпу, заталки вает меня в машину, садится за руль «Нивы». Приезжаем на совместный пост ГАИ. Меня на бронетранспортере военной комендатуры 40-й Армии приво зят на место происшествия, составляется протокол.

Ко мне на квартиру нескончаемым потоком идут афганские товарищи, сопереживают, успокаивают как могут. Приехал в парадной форме при всех на градах генерал Насимголь. Он спокоен, пожалуй даже весел, подтрунивает надо мной:

— Ты же нечаянно. Никакой кровной мести не будет. За эти годы я тоже нечаянно успел задавить троих бачат. И, как принято на Востоке, откупился.

Командир оперативного полка Иса успел съездить к родителям погибшего мальчика выразить соболезнование и передать пару мешков муки, сахара и 40 тысяч афгани на организацию похорон. Для афганцев это довольно приличная сумма. Хошаль грозится в случае чего стереть кишлак вместе с жителя ми… Наши советники тоже не сидят сложа руки. Некоторые развернули слишком бурную деятельность: успели доложить начальству, что отец погибшего собирает банду, чтобы отомстить советникам. Руководство Представительства рекомендует мне несколько дней не выходить на работу. Двое ребят до поздней ночи сидят у меня в квартире — то ли охраняя, то ли наоборот, карауля, чтобы не сбежал в Пакистан. Посылаю их к черту.

На следующее утро и в течение последующей недели каждый день на злополучной «Ниве» продолжаю поездки в полк: нужно завершить работу по формированию учебного батальона Хошаля.

Тем временем дело передается в военную прокуратуру. Военный прокурор — пожилой майор, страстный фотограф. В Афганистане в линейном подраз делении служит его сын, лейтенант. Над кроватью в его комнате висят замечательные фотографии, сделанные на боевых. Прокурору хочется заснять жи вых «духов». Привожу в оперативный батальон, размещающийся в древней Пагманской крепости. Фотокамера щелкает непрерывно. Затем поднимаемся на сопку на советскую сторожевую заставу. Завидев лазурь водохранилища и Сашкины удочки, майор загорелся порыбачить. Сашок ежится, просит отло жить рыбалку назавтра.

— Почему?

— Нужно стенку выложить.

— Зачем?

— Душманские снайпера балуются.

Я подарил прокурору две кривые сабли и полсотни патронов 45-го калибра к его трофейному «Кольту».

Ребята из Консульского отдела Посольства отнеслись к моей беде спокойно. Дорожно-транспортные происшествия, совершаемые нашими сотрудника ми, для них вполне заурядное дело. Пригласили отца погибшего мальчика и сотрудника афганского ГАИ, составили протокол на двух языках, в котором оговорили сумма компенсации, и что ко мне пострадавшая сторона претензий не имеет. Мы подписываем документ, исполненный в четырех экземпля рах, отец мальчика прикладывает большой палец, смазанный краской.

Тем временем, руководство Представительства, не желая брать на себя ответственность, посылает в Центр шифро-телеграмму. Оттуда приходит ответ откомандировать меня в Союз. Прознав об этом, министр МГБ лично просит Руководителя Представительства КГБ оставить меня, гарантируя безопас ность, шлет телеграмму в Москву, но безрезультатно. Что ж, нас Родиной не запугать. Жаль, конечно, что не успел завершить начатую работу.

За последние дни я страшно вымотался, нервы ни к черту. Вечером, организовав отходную, заваливаюсь спать. Надюша всю ночь драит квартиру, жа рит и варит, набивает холодильник продуктами для ребят, которые будут жить после нас.

В семь часов утра улетаем домой. В восемь в наш двор влетела шальная душманская ракета. Взрывом выбило стекла и двери, разбило посуду, сведя на нет ночной труд супруги.

Глава 10. Зачем нам был нужен Афганистан?

Центрально-Азиатский узел У же в 1988 году,Вот тогда-то и сталиосемей. Посоветских воинскихнабралось 175 тысячготовили, обучали? сомневались в неизбежности падения режима когда встал вопрос выводе формирований, наши специалисты не Наджибуллы. думать: а как быть с теми людьми, которых мы Это активисты НДПА, сотрудники органов без опасности, внутренних дел, члены их подсчетам, таких человек.

Было несколько вариантов. Можно было их эвакуировать и расселить, скажем, в приграничной зоне Таджикистана, Узбекистана, Туркмении.

Существовал и другой вариант — создание своеобразного буферного государства на севере Афганистана, лояльного Советскому Союзу.

У афганских деятелей были свои планы. Некоторые считали вполне возможным объединить с Узбекистаном северные провинции Афганистана, со здав таким образом новое независимое исламское государство. Подобная мысль была высказана и насчет создания исламского Таджикистана.

Зачем мы вошли в Афганистан?

Может быть Афганистан был для нас генеральной репетицией, а главная цель была иной — пройти через Иран к Персидскому заливу, к нефти. Пово дом для вторжения могла послужить «просьба» одной из прокоммунистических партий Ирана. Возможно, в планы этой операции были посвящены Ха физулла Амин и…Саддам Хусейн.

Как бы там ни было, судя по сообщениям западной прессы, через горные перевалы Северного Ирана были намечены пути движения частей Закавказ ского военного округа. Второй ударный кулак составили бы соединения 40-й Армии в Афганистане. Наготове были и суда Каспийской военной флотилии, подразделения специального назначения.

Американцы вовремя узнали об этих планах от перебежчика, офицера КГБ Кузичкина. Между прочим, один знакомый сотрудник внешней разведки недавно рассказал, что Кузичкин, в отличие от Гордиевского и других предателей, не выдал ни одного агента, находившегося у него на связи.

Пентагон вроде бы всерьез планировал закрыть нашей армии перевалы Эльбруса в Северном Иране восемнадцатью превентивными атомными удара ми «грязных бомб». Армии пришлось бы пройти через зараженные зоны, потерять дивизии, ни разу не вступив в бой. Кошмар!

Планы эти не были осуществлены. Аятолла Хомейни, если помните, именно в это время развернул массовые репрессии против партии «ТУДЕ». Амери канские авианосцы подтянулись к Персидскому заливу, а группа «Дельта» даже неудачно высаживалась вблизи Тегерана, якобы для освобождения аме риканских заложников.

Известно другое: на территории Азербайджана накапливалась масса вооружения, было развернуто тактическое ядерное оружие. Подготовлен подзем ный командный пункт для Л. И. Брежнева, откуда можно было управлять вооруженными силами всего Союза и одновременно руководить действиями войск в ближней войне. Таких мощных бункеров в СССР существовало всего два, один под Москвой, другой под Баку.

Сегодня в двусмысленном положении оказались Российские пограничники, охраняющие границы других государств. Через эти границы сейчас воз растает поток оружия и наркотиков. В этом отношении особенно опасен Афганистан. Мы привыкли его считать нищей страной. А он, между прочим, бо гат наличными валютными ресурсами, так как продажа оружия и наркотиков там — вещь обычная. Именно отсюда советское оружие попадает и в Иран, и в Пакистан. Услугами иранских и пакистанских посредников пользовались различные террористические организации из Европы, Южной Америки.

Кстати, мы тоже в свое время купили на этом «рынке» несколько американских ракет «Стингер» по 8 миллионов афгани за каждую. И использовали их в активных мероприятиях против США.

Особого разговора требует проблема пленных. Прояснить его могла бы публикация без купюр розыскных альбомов КГБ, в которых имеются фотогра фии и описаны обстоятельства исчезновения наших граждан. Ведь среди пленных, кроме военных были и гражданские специалисты, в том числе даже один Герой Советского Союза, известный геолог. Его судьба трагична. Советское руководство не стало вызволять этого пожилого человека из плена толь ко потому, что он подписал письмо на имя Брежнева с осуждением афганской войны. После этого он стал никому не нужен и погиб в Пакистане.

Оказались у моджахедов не только захваченные в плен. Были и те, кто ушел от дедовщины. Были и просто несчастные, оступившиеся люди. Были и предатели, чьи руки обагрены кровью советских солдат. Эти вряд ли захотят вернуться.

ЧАСТЬ 11. СЛУЖБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В любой науке, в любом искусстве лучший учитель — опыт.

Сервантес Ни в чем я не нахожу такого счастья, как в душе, хранящей память о моих добрых друзьях.

Уильям Шекспир Глава 1. Оперативная подготовка После возвращения в Союз,задачу: в отпуск. Затем потянулись будни. весь оставшийся день к учениямоперативная подготовка. Руководитель занятий сходил Наш отдел готовился «Кавказ-88». После утренней двухчасовой про бежки и физподготовки отдел собрался в классе. Сегодня по плану на значится подполковник Валера ставит — Значит так, мужики. Каждый из вас в течение дня должен снять в Балашихе по две квартиры: основную и запасную. Утром доложите о результатах.

Вопросы есть?

— У матросов нет вопросов, — отвечает один их «старичков».

Оно и понятно. Ветераны «Вымпела» уже давно имеют в городе по нескольку явочных квартир. Волнуются лишь молодые лейтенанты, недавно при бывшие в часть. Я несколько подрастратил оперативные навыки, поскольку целый год был в Афганистане. Посему, решив восполнить пробел, весь день добросовестно мотался по городу.

На следующий день подводим итоги. Все «старички», как и ожидалось, с заданием справились, а молодежь — нет. Лейтенант-десантник сумел снять одну квартиру, а лейтенант-пограничник ни одной. Я докладываю, что снял пять квартир. Валера изучает листок с адресами, затем прикрепляет ко мне пограничника:

— Поднатаскай молодого.

Мы с Алексеем пошли в город. Я начинаю урок.

— Снять хорошую квартиру — половина успеха операции. Идеальная квартира — с молодой красивой хозяйкой, которая накормит, напоит и спать уложит. С собой. Согласен?

Леха кивает.

— Поэтому начнем с поиска молодой, красивой хозяйки. Вон, видишь, навстречу движется приятная особа. Нравится?

— Ага.

— Ты сейчас должен остановить ее под каким-нибудь предлогом и поболтать пять минут.

Алексей мгновенно покрывается холодным потом. Не успел он даже сообразить, как мы уже поравнялись с «объектом». Заикаясь, с вымученной улыб кой, Леха обращается к ней:

— Девушка, скажите пожалуйста, который час?

— У меня нет часов! — красавица, даже не удостоив нас вниманием, гордо проходит мимо.

— Уф-ф!

— Первый блин комом. Ладно, видишь вон ту на остановке? Будем ее брать. Смотри как это делается.

Подхожу к ней с кроткой улыбкой.

— Девушка, скажите пожалуйста, как пройти в мебельный магазин? Понимаете, я приехал в ваш город в командировку на автокрановый завод, жена заказала купить детскую стенку «Рыжик».

Она начинает подробно объяснять, как пройти в магазин. Я задаю вопросы о ценах на мебель, существует ли очередь и предварительная запись, как поступить в таком случае иногородним и т. д. В разговор подключаются женщины, ожидающие автобус. Оживленная беседа длится минут десять. Психо логический контакт с «объектом» установлен. Перехожу к следующему этапу.

— Девушка, не подскажете, где можно снять квартиру на недельку? Понимаете, в гостинице автокранового бардак и сплошная пьянь. Если, не дай бог, вытащат деньги, жена убьет меня.

Очередь улыбается. «Объект» на мгновение задумывается:

— К себе пригласить не могу, у меня муж ревнивый. Запишите адрес подруги. Скажете, что вас прислала Таня.

Раскланиваемся. Итак, один адресок в кармане. Идем дальше.

— Леха, посмотри на ту группу женщин и ответь, кто это такие?

— Не знаю.

— Их средний возраст около тридцати лет. Одеты по-провинциальному нарядно. Держатся стайкой. Кидают заинтересованные взгляды на мужчин.

Вывод: скорее всего студентки-заочницы, приехавшие на сессию во ВСХИЗО. Закадрить их — не проблема. К тому же они при деньгах, и тратиться сильно не придется. Однако, чтобы не лазить к ним через окно, следует проверить пропускной режим в общежитии института.

В общагу нас не пустили. Суровый комендант категорически отказал нам в постое, но рекомендовал обратиться в соседнее общежитие:

— Там комендант Мария Ивановна, добрая женщина. У нее есть свободные места.

— Ну, Леха, покупай торт.

В кабинете сидели две женщины. С широкой улыбкой я обратился к ним:

— Здравствуйте, тетеньки! Скажите пожалуйста, как найти Марию Ивановну?

— Здравствуй, дяденька. Мария Ивановна это я. Чем могу быть полезной? — в тон ответила одна из них.

— Ставьте чай. Будем есть торт.

— Пока не ответите, кто вы такие, торт есть не будем.

— Пока не поставите чай, не ответим, кто мы такие.

Я рассказал, что работаю колхозным экономистом, приехал в Балашиху в командировку и что бывшие выпускники ВСХИЗО рекомендовали обратить ся к ней, доброй и приятной во всех отношениях Марии Ивановне, если возникнут проблемы с жильем.

Мы заплатили за три дня проживания, она выписала нам квитанции. Попили чайку. Вторая женщина, оказавшаяся уборщицей общежития, продол жила прерванный нашим визитом разговор. Она сетовала, что наняла шабашников отремонтировать домик в деревне неподалеку, а те деньги пропили и работу не выполнили.

Я встрял в беседу:

— У Алексея здесь в стройбате служит друг-прапорщик. В принципе, можно с ним переговорить.

Леха чуть не подавился тортом. Я продолжил:

— Ремонт обойдется недорого. Сами понимаете, бесплатные стройматериалы и рабочая сила у прапорщика имеются. Приведем десяток солдат в граж данской одежде. Поживут они у вас несколько дней. Их надо только покормить домашней пищей. А прапору достаточно заплатить рублей триста. Только надо, чтобы никто об этом не знал.

Бабулька согласилась, дала нам адрес. Вышли на улицу. Алексей не мог взять в толк, зачем нам это нужно.

— Не забывай, что ты не один. У бабульки мы можем пристроить целую группу. Конечно, дом придется отремонтировать. Зато какая легенда!

Затем побывали в гостинице автокранового завода. Следующий визит нанесли в местный гастроном. В ту пору разгоралась борьба с «зеленым змием».

Подошли к грузчикам:

— Мужики, у нас проблемы.

— Никаких проблем. Сколько нужно?

— Две бутылки.

В мгновение ока товар перекочевал в наши карманы. Я попросил стакан. Нас завели в сторожку. Разлили на всех. После того, как опустела вторая бу тылка, я выразил пожелание устроиться с другом на квартире с доброй хозяйкой. Грузчики понимающе кивнули, несколько минут обсуждали кандидату ры, перебирая имена, адреса и достоинства хозяек. Затем один из них нахлобучил кепку и повел нас в семейное общежитие. Так мы с Алексеем приобре ли еще два адреса.

Стемнело. Подошли к бабулькам, сидевшим на крылечке возле пятиэтажной «хрущобы». Раскланялись, представились офицерами войсковой части и довели легенду, что к нам приехали жены, и нельзя ли на недельку снять квартиру?

Добросердечные старушки не только предоставили полную информацию обо всех жильцах, сдающих квартиры, но и переговорили с одним из них, взяли у него ключи. Всей компанией привели нас в пустое помещение. Придирчиво осмотрев голые стены, тут же согласовали между собой вопрос о предоставлении пары раскладушек с постельными принадлежностями и кое-какой посуды.

На следующее утро Алексей с гордостью доложил руководителю занятий, что снял семь квартир!

Следует признаться, что в Москве и других крупных городах страны каждый «Вымпеловец» приобрел по нескольку заветных адресов. У меня лично только в районе платформы «Новогиреево» имелось пять квартир, где можно было переночевать со всеми удобствами. А районе станции метро «Моло дежная» даже прописался по фальшивому паспорту.

Глава 2. Переключаемся на контртеррор В«Вымпела» впростуженно по тревоге в 40 единиц бронетехникина ПленумеавтоматическихКПП.судьба Генерального Секретаря МихаилаНам тоже вы первый раз нас подняли январе 1985 года, когда ЦК КПСС решалась Горбачева. У ту пору в Балашихе было и батарея минометов «Василек». Когда мы прибыли в расположение части, бэтээры, кашляя сизыми клубами дыма, уже выстраивались в колонну у На них загрузили полный боекомплект!

дали боевые патроны. Ни фига себе! Ребята шутили:

— Объясните, будем штурмовать или оборонять Кремль?

Слава Богу, обошлось!

Вскоре поступила команда дополнить план боевой подготовки новыми пунктами, предусматривающими борьбу с терроризмом внутри страны. Я в ту пору отвечал за боевую подготовку своего отдела и, разумеется, эти нововведения касались меня лично. Поскольку в Афганистане уже приходилось зани маться «контртеррором», начал соображать. Покумекали с замбоями других отделов.

В ту пору я сошелся с Сергеем Лысюком, командиром УРСН (учебной роты специального назначния) дивизии имени Дзержинского Внутренних войск МВД СССР, и пользовался его полигоном. Серега два раза в неделю выезжал на отработку учебных задач на стрельбище в Новую деревню и включал в свои планы и наше подразделение. Таким образом, каждый месяц отдел имел возможность восемь раз поработать на их полигоне и один раз на своем стрельбище в Ногинском районе.

Как-то с сотрудником нашего отдела Василием Ивановичем и с десятью прапорщиками приехали к Лысюку и попросили научить пользоваться щита ми и резиновыми дубинками. Он выделил своего инструктора по рукопашному бою и трех солдат. Инструктор Олег сперва нас построил в шеренгу, заста вил махать дубинками и передвигаться, выдерживая строй. Затем за нас принялись солдаты, вооруженные дрючками с набитыми гвоздями. Ну и потеха началась! Отметелили они нас, как хотели. После двух часов драки, насквозь взмокшие от пота, мы скинули бронежилеты и каски, закурили:

— Не, ребята, драться с толпой не наша стихия!

Раздеваясь, обнаружили жуткие синяки на руках и ногах, хотя солдаты били нас не сильно. Доложили о своих впечатлениях руководству.

Сергей Лысюк пригласил меня в дивизию на испытания изделия «Ключ-2», который представляет собой обычную эластичную взрывчатку, нарезан ную узкими лентами, толщиной в мизинец. На специально отведенной площадке собралось несколько милицейских генералов, сотрудники НИИ спец техники МВД. Солдаты прикрепили заряды к дверным петлям, прижались к стене на расстоянии… трех метров. Взрыв!

Вернувшись к себе, решил поработать со взрывчаткой по методике Лысюка. Начальство запаниковало. Мало ли что может случиться! С другой сторо ны опыт задействования «Вымпела» в операциях внутри Союза выявил ряд существенных пробелов и недоработок в боевой подготовке. Получилась клас сическая тупиковая ситуация вроде «Казнить нельзя помиловать», вернее «Разрешить нельзя запретить».

Посоветовавшись с начальником отдела Кимом Виктором Николаевичем, составил сразу три плана-конспекта на одно полигонное занятие:

— по отработке штурма здания, — по минно-подрывной подготовке, — по проведению учебных стрельб с использованием боевых патронов.

Начштаба подписывает эти планы, украсив строжайшей резолюцией соблюдать меры безопасности. Офицер штаба спрашивает:

— Какова безопасная дистанция для подрыва небольших безоболочечных зарядов?

Нехотя отвечаю:

— Пятьдесят метров.

Он хитро прищуривается:

— Я же знаю, что ты будешь подрывать на расстоянии пятнадцать метров!

Ха! Если бы он знал, что собираюсь взрывать на расстоянии трех метров.

На полигоне дивизии в Новой деревне стоит панельный пятиэтажный дом, усиленный изнутри стальными балками и специально выстроенный для отработки штурмовых действий.

Вместо двери ставлю лист фанеры. Сперва нужно испытать на своих ушах, какое количество ВВ следует использовать для отработки учебных занятий.

По периметру двери прикрепляю детонирующий шнур, длиной шесть метров. Каждый сантиметр ДШ содержит один грамм тэна. Тэн мощнее тротила примерно на 35 процентов. В тротиловом эквиваленте получается почти килограмм. И ощутить его действие придется в помещении 4х4 метра!


Взрыв оказался слишком мощным, уменьшаю заряд до двух метров ДШ.

Каждая учебная группа минирует дверь, подрывает ее, прячась за пластиковыми полицейскими щитами, затем с криком и матом устремляется в со седнюю комнату, где располагается «террорист» с «заложником». В роли террориста выступаю я сам, а в заложники по очереди беру командиров групп.

Им полезно посмотреть процесс изнутри, испытать весь букет ощущений противника. Вообще-то самым первым «заложником» оказался случайно под вернувшийся тыловик. Прикрывшись пластиковыми щитами, по радио контролирую отсчет времени. Взрыв! Здоровенный кусок фанеры врезается в щит возле уха «заложника». Тут же в проеме двери в пыли и дыму вырастают фигуры штурмовиков, через секунду нам на головы садятся ребята, влетев шие в окно, от души дубасят нас ногами. Бедный тыловик потом долго тряс головой и стал за километр обходить полигон.

Учебные группы, меняясь местами, вламываются в помещение через дверь, влетают в окна сверху с использованием системы «Ролглисс», карабкаются снизу по приставным лестницам. Командиры групп по очереди выступают и в роли руководителя операции, отрабатывая взаимодействие всех штурмо вых групп и снайперов. Мы научились брать «террористов», засевших с заложниками на третьем этаже, за 5,5 секунд. У «Альфы» примерно такой же ре зультат. «Краповые береты» справлялись с задачей немного быстрее. Но там солдаты срочной службы, они помоложе, порезвее и поотчаяннее.

По такой же методике отрабатывали освобождение самолета, автобуса, железнодорожного вагона и судна.

Несколько слов следует сказать о принципах организации операции по освобождению заложников. Как правило, команда на выезд поступает внезап но: в таком-то месте кто-то захватил заложников, вперед! Командир группы пытается уточнить подробности, но это редко удается. Ведь он должен при нять решение какой комплект брать с собой: № 1, или № 2? Одновременно объявляется сбор по тревоге всех бойцов, находящихся вне пределов части. Не все соберутся в обусловленное время, поэтому комплектовать боевые расчеты и группы придется из имеющегося в наличии личного состава. Такие кол лективы иногда страдают отсутствием слаженности действий. Ладно, приехали на место, начинается вникание в суть дела. Если к тому же там окажется уйма большого начальства, мешающего работе? Командир группы должен, несмотря на все трудности, организовать собственную разведку, выставить наблюдателей, проверить оцепление. Составить план местности и объекта, в котором засели террористы. Наладить закрытый канал связи с Руковод ством. Короче говоря, провести предварительную организационную и штабную работу. Ему нужен специально оборудованный штабной автобус. В штаб ном автобусе должен быть десяток радиостанций с аппаратурой записи всех разговоров (это нужно для последующего разбора полетов и особенно для прокурора, если, не дай бог, кого-нибудь нечаянно подстрелишь). Хорошо, если бы все наблюдатели вели видеосъемку и картинки автоматически посту пали бы на мониторы и записывались на пленку. Каждого наблюдателя-оператора должны сопровождать два снайпера. Один держит на мушке цель, другой прикрывает тыл. Через пятнадцать минут снайперы меняются ролями. Дольше пятнадцати минут человек физически просто не в состоянии кон центрировать внимание на цели. Через несколько часов группа наблюдателей выдохнется и ее надо менять. Идеальный вариант, когда миниатюрные видеокамеры пристегнуты не только к стволам снайперов, но и к автоматам бойцов штурмовой группы. Постепенно прибывают остальные бойцы. Их то же нужно где-то разместить, накормить, обогреть (это особенно актуально в зимних условиях), ввести в обстановку. Для этого тоже нужны спецмашины, оснащенные компьютерами, классными досками и цветными фломастерами для рисования, оборудованные спальными местами, кухней и туалетом, по тому что операция может продолжаться несколько суток. Мужики, не забудьте еще про отдельный автобус для генералитета! Где они будут пить водку и надувать щеки друг перед другом. Дешевле обойдется!

Пожалуй, штабная работа по организации этого процесса гораздо сложнее проведения непосредственно самого штурма. К сожалению, до сих пор нель зя похвастать четкой организацией штабной работы. Буденовск и Кизляр тому доказательство. Этому есть несколько причин.

Во-первых, начальство никогда не любило учиться. Так, за год нашей работы на полигоне, большие руководители появлялись там всего два-три раза.

Образовался разрыв в системе боевой подготовки. Мы штурмовать умеем, а начальство не может нами толково распорядиться. Поэтому нужно учить все руководство, вплоть до Президента. У его помощника по вопросам безопасности должны быть несколько пакетов с подсказками, готовыми сценариями действий в различных нештатных ситуациях.

Во-вторых, личный состав боевых групп постоянно перемешивался. Начальству нужно отслеживать процессы, происходящие в коллективах, внедряя туда своих «штыков». А в слаженных и сплоченных коллективах никто друг друга не выдаст. Иногда руководить боевыми группами назначали «блат ных» офицеров со стороны. Через полгода такие ребята уходили выше, уже имея в своей анкете соответствующую запись и репутацию крутого боевика.

Карьера ему обеспечена! Хочу сразу оговориться, что большинство «блатных» были неплохими ребятами, прошли Афган и Анголу и горячие точки Союза.

Служба в боевом подразделении оказала на них колоссальную положительную роль. С некоторыми потом доводилось встречаться в экстремальных усло виях в самых невероятных местах.

В-третьих, отсутствие должного финансирования и слабое знание нужд и потребностей контртеррористических подразделений. Например, закупили нам партию защитных шлемов с пуленепробиваемыми стеклами. Решили мы их опробовать, а нам не дают. Говорят, выдадим непосредственно перед бо евой операцией! Сумели все-таки настоять на своем, и оказалось, что они для наших условий не подходят. Каска из спецпластика легкая, а стекло тяже лое. Стекло постоянно запотевает, а каска плохо сидит на голове, съезжает на глаза при закрытом забрале или на затылок при открытом. Мы просили ти тановые шлемы фирмы ТИГ, как у «Альфы», по цене 1000 долларов за штуку, а нам купили пластиковые по 900. Оказывается, тыловики решили сэконо мить. Кончилось тем, что все равно пришлось приобретать ТИГи. А пластиковые шлемы так и остались лежать на складе.

Впрочем, через такую болезнь роста прошла до нас и «Альфа», а после нас «Витязь». Обидно, что каждое подразделение доходило до всего своим умом, наступая на одни и те же грабли.

По отдельной программе начали отрабатывать способы вскрывания дверей. Типов дверей на свете существует великое множество: одностворчатых, двухстворчатых, раздвижных, двойных, усиленных, бронированных и т. д. На полигоне мы переколотили и раскурочили уйму дверей и оконных реше ток с помощью взрывчатки, кувалды и гидравлических домкратов. Оказалось, что легче всего вскрывать двойные бронированные!

Таким образом получается, что рвать двери я научился у Лысюка. «Альфа» некоторые приемы переняла у нас. Лысюк признался, что кое-что подсмот рел у них. Все нормально, так и должно быть. Мы учились друг у друга.

Стрельба раком таб распорядился составить заявку на боеприпасы на следующий учебный год. У меня получилось около 3500 патронов на человека. Через несколь Ш ко дней собрали замбоев других отделов. У них оказались примерно такие же цифры. Тыловики, подсчитав количество боевых патронов, приходя щихся на душу населения, впали в отчаяние.

— Получается, что ежедневно каждый «Вымпеловец» должен расстреливать по десять патронов! Включая отпуска, праздничные дни и командировки!

Так не бывает!

Но мы дружно уперлись рогами и отстояли свои заявки.

Тир у нас небольшой. На каждый отдел отводится два часа времени. Если поставить стрелков из пистолета в классическую стойку, одновременно уме щается всего четыре человека. Но мы стреляли не по классике:

— из-за укрытия с правой и левой руки;

— в движении, — качая маятник;

— с кувырком через преграду;

— перекатываясь по полу;

— «флэш» по нескольким мишеням со сменой магазинов;

— из двух пистолетов одновременно;

— в кромешной темноте, на мгновение подсвечивая фонариком;

— на шум, с завязанными глазами и т. д.

Меры безопасности требуют, чтобы в тире работал один стрелок с инструктором, который может дать неожиданную вводную.

Разумеется, хорошим стрелкам достаточно отстреляться один раз. Показав нормальный результат, они отправляются восвояси. Если у кого-то прием не получается, заставляю в спортзале отрабатывать всухую до посинения, затем снова на огневой рубеж. У меня за поясным ремнем десяток снаряжен ных пистолетных магазинов. Прапорщик в соседней комнате только и занят тем, что набивает опустошенные. Таким образом, слабый стрелок за одно за нятие может выпустить сотню пуль, пока не усвоит урок прочно.

Списание патронов тоже проводится не по наставлениям. Чтобы сократить процедуру получения боеприпасов, перед занятием каждый боец расписы вается в пустой ведомости. В конце занятий, подсчитав расход патронов, равномерно делю их на всех и вписываю в ведомость. Начальство на это закры вает глаза.

Приемы стрельбы придумываю сам. Как-то один молодой лейтенант заявил, что выкрутасы в стрельбе не нужны.

Я ответил:

— Если понадобится, заставлю стрелять в позе раком!

— Не заставишь! Поскольку в боевой практике такого случая никогда не будет.

— Поспорим на ящик пива?

В предвкушении события, подтянулись ребята. Ударили по рукам.

— Завтра же составлю план занятий по штурму здания. Представь картину: боец группы захвата на подвесной системе спускается с крыши вниз голо вой, заглядывает в окно и видит, что террорист начинает резать заложника. Решает применить оружие. Ему придется стрелять в положении вниз голо вой. В тире прикрепить подвесную систему некуда. Поэтому придется отрабатывать приемы стрельбы раком!


Народ развеселился и погнал лейтенанта за пивом.

Прием «Трапеция»

трабатываем приемы стрельбы из длинных стволов. Раскладываю на огневом рубеже пять стволов: СВД, АКС-74, М-16, G-3, и FAL. Каждому бойцу в О шапку высыпаю пригоршню патронов, по пять штук на каждый ствол. По команде он должен набить пять магазинов, зарядить оружие, произвести по одному выстрелу по пяти грудным мишеням, установленным на дистанции 100 метров. Щелкает секундомер. Проверяем попадания. Производим несложный подсчет, выводим коэффициент. У меня на это упражнение уходит минута 47 секунд. В силуэт мишени попадает примерно 50 процентов пуль.

Затем следующее упражнение. На стрельбище очерчен четырехугольник в форме трапеции. У каждого бойца четыре магазина, снаряженные десятью патронами. По команде он начинает движение под углом 45 градусов к мишеням, выпуская каждый шаг по одной пуле из штатного АКСУ. Через десять шагов меняет магазин и уже движется под углом 90 градусов к мишеням, продолжая стрельбу. Израсходовав второй магазин, пристегивает третий, пово рачивается на 135 градусов. Теперь ему приходится стрелять, постоянно оборачиваясь. Затем под углом 270 градусов выпускает четвертый магазин, стре ляя с неудобного положения с левого плеча. Подводится итог.

В этот момент на стрельбище оказался Командующий ВДВ Ачалов. Он интересуется результатами. Начальник отдела докладывает:

— Все в порядке, в среднем 50 процентов попаданий.

Командующий изумляется:

— Что-о?! Хваленный комитетовский спецназ каждую вторую пулю отправляет в «молоко»?! Да у меня солдат-первогодок выбивает десятки!

Еще больше он удивляется неожиданной реакции сопровождавшего его Руководства КГБ:

— Ну, допустим, лежа выбивать десятки дело нехитрое. Попробуйте в движении и на время. Если бы каждая вторая пуля поражала цель, войны на Земле давно бы закончились. А по статистике, в мире сейчас на каждого убитого расходуется по 50 тысяч патронов.

ЧАСТЬ 12. ГОРЯЧИЕ ТОЧКИ И встал Моше в воротах стана, и крикнул: «Кто за бога — ко мне!» И собрались вокруг него все левиты. /27/ И он обратился к ним: «Так сказал Бог, всесильный Израиля: пусть каждый из вас опояшется своим мечом, пройдет весь стан туда и обратно, от ворот и до ворот — и пусть каждый убьет брата своего, и друга своего»! /28/.

Тора. Шмот 32 Тиса Глава 1. Баку. Осень Когда площадьруководителеймитингующих. Перед отставку.уже вовсю действовали активисты Народного фронта. объявившие голодовку. Цель голодов мы впервые оказались в столице Азербайджана, там Ему удавалось выводить на централь ную до 500 тысяч домом правительства были разбиты палатки, где находились ки — вынудить компартии подать в Азербайджанское правительство оказалось неспособным к решительным действиям. Тогда-то и были направлены в Баку спецподразделения КГБ «Альфа» и «Вымпел».

Правда, у нашего руководства не было четкого плана действий. В конце концов решили осуществить захват зачинщиков, которые находились на пло щади среди людей.

Тем временем, пока велась оперативная работа с участием всех сил КГБ, мы обеспечивали внутреннюю охрану правительственных учреждений — до верять это местным службам было нельзя.

Надели на нас милицейские погоны. Все офицеры в одночасье стали рядовыми. Жили мы в помещении клуба республиканского КГБ, питались в та мошней столовой, и очень скоро нас разоблачили Азербайджанские коллеги, с которыми приходилось встречаться в Афганистане. Они сразу поняли, что приехали мы в Баку неспроста.

Итак, план, взять зачинщиков руководство одобрило. Конечно, спецгруппы КГБ не могли успешно действовать при таком скоплении народа. Предпо лагалось провести военную операцию с участием внутренних войск и морской пехоты. В час «X» морские пехотинцы должны были высадиться с кораб лей прямо на набережную и расчленить толпу вдоль на несколько рядов. Солдатам внутренних войск ставилась задача с двух сторон площади осуще ствить расчленение толпы поперек. То есть люди на площади оказались в многочисленных квадратах, «нарезанных» военными. По установленным ко ридорам должны были пройти спецгруппы КГБ, с помощью наводчиков выйти на лидеров Народного фронта и осуществить их захват. Настроение, надо признаться, было не ахти. Все же «Вымпел» не приспособлен для полицейских функций. Но ребята из «Альфы» уверяли, что все будет в порядке:

— Вы только прикройте нас сзади.

И подначивали:

— Будет хорошая драка — готовьтесь!

Как будут развиваться события — никто бы не рискнул предполагать. Могли закидать нас бутылками с кислотой и с зажигательной смесью. Поэтому на всякий случай в группе имелись портативные огнетушители, фляжки с содовым раствором.

Разбились на десятки, построились клином как тевтонские рыцари: на острие три «Альфовца» в своих титановых шлемах с пуленепробиваемыми стеклами, сзади семеро «Вымпеловцев» в обычных армейских касках и легких бронежилетах. Начали отрабатывать взаимодействие в группе «пеший по летному». Движение вперед, назад, атака, захват и отход, повороты. Бойцам, прикрывающим левый фланг, легче, у них пластиковые щиты. А как дер жать щит тем, кто находится справа? Куда девать автоматы, нужно ли их заряжать боевыми патронами или холостыми? В каком случае применять ору жие на поражение? Я предложил:

— Стрелять из автомата в толпе опасно. В свалке можем нечаянно покрошить и чужих и своих. В крайнем случае лучше использовать пистолеты. Их нужно спрятать под бронежилеты, чтобы не потерять. Стрелять исключительно в упор, приставив ствол к телу противника. Командир группы должен располагаться в середине строя с радиостанцией и с автоматом с трассирующими патронами.

Не дай Бог, начнут стрелять из толпы. А по имеющимся сведениям, оружие у людей с площади имелось. Но пустят ли они его в ход? Ведь тогда начнет ся такая мясорубка! Но, к счастью, разум все же в тот раз возобладал и операцию отменили.

А одного из лидеров Народного фронта Азербайджана нам все же пришлось взять. Ночью подняли по тревоге, погрузились в машины. Правда, не обо шлось без казусов. В то время все перекрестки уже контролировались военными. И вот останавливают наши машины. А мы пароль не знаем. Пришлось под дулами их бэтээров связываться по рации с руководством. Только проехали один перекресток, на следующем снова пост. И точно такая же процедура.

Хохма! Словом, на час мы опоздали, да и «наводчики» где-то напутали, два квартала, гремя железом, бежали мы по каким-то подворотням и дворам, пугая жильцов близлежащих домов.

Наконец окружили общежитие, где, по сведениям, находился тот, кто был нам нужен, вскрыли дверь. «Альфа» устремилась вперед, а через несколько секунд вынесли что-то завернутое в одеяло, погрузили в машину.

Между прочим, фамилия задержанного — была Панахов. Этот молодой рабочий, не помню слесарь или токарь, завоевал популярность своими страст ными выступлениями на митингах, но в списке лидеров Народного фронта числился в самом конце. Иными словами, из нескольких десятков своих при знанных авторитетов они отдали на съедение последнего. Нам бы задуматься: кого берем? Надо ли? Какой смысл был во всей этой внешне эффектной операции? Панахову определили меру административного задержания на 30 суток, затем он был отпущен. Зато благодаря ночной операции КГБ этот че ловек сразу стал национальным героем. Потом он, кажется, возглавил подготовку боевиков где-то на территории Ирана.

Помню, по телевидению выступал первый секретарь ЦК компартии Азербайджана Везиров. Его охрану, кстати говоря, осуществляли наши ребята. Ма ленький и, как мне показалось, безвольный человек пытался изображать из себя сильную личность, чуть ли не диктатора. То и дело срываясь на фаль цет, он говорил о том, что обо всем договорился с Михаилом Сергеевичем, что возьмется за строительство бань на селе и за широкую компьютеризацию.

Можно было подумать, что других проблем у республики нет!

Глава 2. Тбилиси. Весна ОНаши спецгруппы «Альфа» и «Вымпел» расположились Анатолийсняты Тбилисских высших курсов КГБ.Имеются,внаконец, заключение парламентской б апрельских событиях в столице Грузии написано очень много, даже документальные фильмы.

комиссии Верховного Совета СССР, которую возглавлял Собчак.

на территории Участия событиях мы не принимали, ограни чиваясь охраной правительственных зданий.

Я потом смотрел выступления Собчака по Центральному телевидению и был поражен, что он не сказал главного. Видимо, политические интересы взя ли вверх. Обвинили десантников, что они зарубили безоружных людей саперными лопатками, травили газами. Но это не так. Конечно, в гибели демон странтов — а там была сидячая забастовка — руководители военной операции виноваты. Уж если планируется операция по очистке площади, надо со здать коридоры, по которым люди могли бы уйти. Внутренние войска обучены таким действиям. А тут, напротив, заблокировали все выходы, и семна дцать человек в поднявшейся панике были задавлены толпой.

Следует напомнить, что многие демонстранты пустили в ход камни, палки с набитыми гвоздями. Началась жестокая драка, и десантники взялись за лопатки. Кстати, солдаты внутренних войск в своем снаряжении таких лопаток не имеют, у них дубинки. В итоге несколько демонстрантов получили травмы. Об этом было составлено официальное медицинское заключение, о котором Собчак в телевизионном выступлении умолчал. Если бы Горбачев взял на себя ответственность, не сомневаюсь, что завоевал бы уважение всего офицерского корпуса. Мы бы пошли за ним до конца и свернули шею любо му. Однако он струсил и предал нас, выставив генерала Родионова в роли козла отпущения.

Махинджаури етом 1989 года я впервые в жизни получил семейную путевку в санаторий «Махинджаури». Перед отъездом в Батуми, бывалые оперативники проси Л ли передать привет какому-то дуканщику Ахмету и загадочно улыбались. Ахметом оказался симпатичный аджарец лет пятидесяти, торгующий фрук товыми соками на территории санатория. Ежедневно чекисты в сопровождении бдительных жен по дороге на пляж и обратно в заглядывали в киоск. Ах мет смотрел умными глазами и спрашивал:

— Минеральной воды или гранатовый сок?

Жены никак не могли понять, когда и где мужики успевают надраться? Пока одна сообразительная особа не обратила внимание на то, что минераль ная вода, наливаемая Ахметом ее мужу не шипит и не пузырится! Последовал мгновенный перехват руки со стаканом, уже поднесенным ко рту стражду щего супруга. Водка! Вместо гранатового сока, мужикам, естественно, наливался коньяк. Дура-баба затеяла скандал. Дукан прикрыли. Провал этой явки остро переживала чекистская братва всего Союза, а ведь она успешно функционировала еще со времен НКВД!

Там, в Батуми довелось подискутировать с одним представителем местного народного фронта. Он с жаром и гневом рассказывал мне о Тбилисских со бытиях:

— Понимаешь, нас травили газом, состав которого до сих пор не могут определить!

— Слушай дорогой, ты служил в армии? Значит знаешь, что с помощью ВПХР даже сраный пехотный ефрейтор за три минуты способен определить любое отравляющее вещество. А у вас академики не могут? Чепуха!

— Понимаешь, там был какой-то секретный газ!

— Хорошо, начнем по-порядку: был применен газ или не был?

— Был.

— Какой тип отравляющих веществ был применен: известный или неизвестный войсковых химикам?

— Неизвестный.

— Кто мог применить против мирных демонстрантов неизвестный отравляющий газ?

— Армия!

— Почему только армия? Существует еще КГБ и МВД.

Собеседник призадумался и поправился:

— Я хотел сказать, что в общем, русские применили газ против грузин, а какое ведомство это сделало не принципиально.

— Ну, допустим, не русские, а Центр, вернее Политбюро. А в Политбюро, между прочим сидит товарищ Шеварднадзе. Неужели он мог допустить такое против собственного народа?

— Нет, не мог. Наверное его не поставили в известность.

— Хорошо, допустим, Горбачев принял решение самолично, не поставив в известность остальных членов Политбюро. Но об этом обязательно должны знать Министр обороны, Председатель КГБ и Министр Внутренних дел. Как без ведома высшего военного руководства страны взять из склада отравляю щие вещества?

— Слушай, при чем тут Горбачев? Это сделал генерал Родионов!

— В армии существует строгий порядок. Ни один батальон, танк, ни один боевой самолет или корабль не может самостоятельно покинуть расположе ние, не то что начать боевые действия. Решение на применение силы принимается первым лицом государства не в одиночку а коллегиально. И потом, в арсеналах армии содержатся в основном боевые отравляющие вещества. Одной капли достаточно, чтобы угробить все население Тбилиси. А у вас три с половиной тысячи пострадавших с синдромом, напоминающим алкогольное отравление, и никто не умер.

— Тогда значит это сделали менты.

— У МВД нет боевых отравляющих веществ. У них на вооружении слезоточивый газ для разгона демострантов, сертифицированных не только Мин здравом СССР, но и разрешенный во всех странах мира.

— Остается КГБ.

— Ну, почему же? А ты не подумал, что какой-нибудь токсин могли принести демонстранты, скажем, студенты химфака для борьбы с силами правопо рядка или с провокационными целями?

— Нет! Ни один грузин никогда на провокацию не пойдет!

— Согласен. А что если провокацию устроила «третья сила», которая могла пытаться столкнуть лбами Москву и Тбилиси. А вы, не разобравшись, под няли хай на весь мир, обвиняя Центр.

Представитель народного фронта скрипнул зубами:

— Слушай, все киргизы такие же жополизы русских как ты?

Не вставая с места, через стол я ткнул кулаком ему между глаз. Он отлетел вместе со стулом. Хозяева дома зачем-то повисли у меня на руках, вывели на улицу. Покурили. Немного успокоившись, они пришли к выводу, что мой собеседник был не прав, оскорбляя не персонально меня, а мою нацию. Вер нулись в комнату. Пострадавший, прикладывая к ушибленному месту непочатую холодную бутылку, в это время как раз клялся мамой, что меня заре жет. Я сел за стол напротив него, враз замолкшего, и сказал:

— Если не хочешь получить еще раз в пятак, разливай.

Он повиновался.

Глава 3. Охота за атомным призраком Вно-ядерных комплексов нанашей группев внезапно объявилиСроки на подготовкунадвумя слонамидействийопределили жесткие.поиск мобильных имели начале января 1990 года учения. Очертили карте район и дали команду на ракет железнодорожных платформах. и проведение операции О комплексах мы самое смутное представление, поскольку ту пору любая информация о них шла с («два слона» на оперативном жаргоне означает гриф «Совершенно секретно»). Удалось лишь установить, что в НАТО они называются СС-24. Группа собралась в классе и начала мозговой штурм.

— Несомненно одно: они ездят по рельсам — задумчиво начал первым бывший пограничник.

— Потрясающая осведомленность! — хохочет командир группы.

— В эшелоне имеются ракеты с ядерными боеголовками — ничуть не смутившись продолжает развивать тему пограничник.

— Тоже понятно. Только мы не знаем, в каком виде возят ракеты: то ли готовыми к немедленному запуску, то ли с отстыкованными ядерными боего ловками. Если в разобранном — должны быть специальные базы-отстойники, где их собирают и ставят на стартовые столы.

— Логично.

— Кстати, кто знает, каковы размеры межконтинентальных ракет?

— За основу, видимо, следует брать баллистические ракеты атомных подлодок. Они вполне могут уместиться в пассажирском вагоне.

— Сколько ракет в одном поезде? Никак не менее двух.

В разговор подключается оперативник, в прошлом обслуживавший железную дорогу:

— Видимо, эшелон тянет электровоз, однако в сцепке должен быть резервный тепловоз на случай отключения электричества. Обслуживают атомный поезд в основном офицеры, им нужно создать комфортные условия для проживания;

что-то вроде купейных пассажирских вагонов. Плюс платформы со стартовыми сооружениями, подьемными кранами, ремонтно-восстановительной техникой и пожарным оборудованием. Все это хозяйство требуется при крыть бронезащитой и упаковать в соответствующий камуфляж. Скорее всего, наш эшелон состоит из пятивагонных секций, внешне похожих на рефри жераторы.

— Почему именно пять?

— С одной стороны — для конспирации. Потому что в рефрижераторной секции 5 вагонов. С другой стороны, 5 — это оптимально. Посудите сами: один вагон с ракетой, второй — командный пункт управления, третий — спальный, четвертый — бытовой, пятый — технический.

— По-видимому, атомные эшелоны раскатывают по ночам, а днем прячутся. Они должны где-то заправляться водой, получать продовольствие и по чту. О прохождении литерных эшелонов наверняка осведомлены диспетчеры и персонал АСУ узловых станций. Возможно, их иногда встречали машини сты ночных поездов.

— Охранять эшелон должен бронепоезд, — подает реплику один из молодых офицеров.

— Ты бы еще тачанки с пулеметами «Максим» по бокам поставил и аэропланы сверху! — ржут ребята.

— Интересно: возможно ли запустить стотонную межконтинентальную ракету с железнодорожной платформы и сколько времени понадобится для ее приведения с транспортного положения в боевое? Дело в том, что срок жизни БЖРК с началом войны, если ее первыми начнем не мы, исчисляется от 7– минут (подлетное время «Першингов» и «Трайдентов») до 50 минут, когда на наши головы обрушатся тяжелые ракеты из шахтных установок, что в Ска листых горах.

— Возможно, часть ракет в постоянной боеготовности находится на стационарных базах, часть — гуляет между ними в эшелонах.

— А в чем суть поставленной задачи? — спрашивает офицер-десантник — допустим, что нам удастся добыть всю необходимую информацию по БЖРК.

Дальше что? Пустить эшелон под откос? При крушении поезда ракеты выйдут из строя. Их можно в конце концов расстрелять из гранатометов или подо рвать кумулятивными зарядами. Но ядерные боеголовки могут при этом не сдетонировать.

— Может, нам следует захватить ядерную боеголовку? Это было бы здорово!

— Исключено, начальство не позволит. И охрана БЖРК не допустит, рискованно.

…Через несколько часов командир группы подводит итог:

— Мы в общих чертах определили возможные разведывательные признаки атомного поезда. Главное для нас — добыть график прохождения БЖРК че рез узловые станции. Затем подготовить крушение поезда без применения боевых диверсионных средств. Вспомним Чернобыль: если к трагедии мирно го атома добавится катастрофа с ядерным оружием в густо населенном регионе, это приведет к бурной болезненной реакции общественности против ядерных вооружений. Политические последствия могут оказаться гораздо серьезнее нанесенного военного, экономического или экологического ущерба.

Такую акцию могут провести не только террористы, но и пацифисты или спецназ потенциального противника. Материалы учений позволят органам без опасности усовершенствовать систему мер защиты ядерного оружия.

Легенда аждый разведчик готовит индивидуальную легенду пребывания в районе поиска. Я решил сыграть роль экспедитора Райсельхозтехники из Кирги К зии. Командировочные документы с соответствующими печатями одолжил у земляка экономиста. Нашел в своем гардеробе потрепанный доперестро ечный пиджак с большими лацканами. Одел пеструю рубашку и галстук с огромным узлом. На голове — тюбетейка. Буду предлагать местным коммер сантам на бартер помидоры, лук и редиску взамен автозапчастей. Поскольку свежую зелень из Средней Азии везти долго, нужны вагоны-рефрижерато ры. Это позволит зацепиться за железную дорогу. А там война план покажет.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.