авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЯ В

ГЛОБАЛЬНОЙ

ПОЛ ИТИКЕ

Т 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • 2009

.

Содержание

Непреходящие темы мировой политики Фёдор Лукьянов 5

Стратегический выбор

Магия цифр-2009 Сергей Караганов 8

Большая Европа остро нуждается в «мирном договоре», который подвел бы черту не только под холодной войной, но и, по сути, под Второй ми ровой. Незавершенность создает опасный вакуум и блокирует возмож ность двигаться вперед.

Сбалансированная стратегия Роберт Гейтс 20 Пентагону следует приложить усилия для модернизации обычных во оруженных сил. Необходимо также сконцентрировать внимание на не традиционных конфликтах – сегодняшних и завтрашних.

«Дом войны» Роберта Гейтса Виталий Шлыков Роберт Гейтс призывает решительно отказаться от взглядов Доналда Рамсфелда (правда, не называя его имени), которые, по его выраже нию, ставят с ног на голову незыблемые принципы войны. А войн, по его мнению, Америке предстоит много.

Содержание Мир после кризиса Невеликая депрессия Владислав Иноземцев Посткризисное восстановление может явиться таким же неожиданным, каким еще недавно стал сам кризис. Масштабы средств, «влитых» в эко номики, позволяют предположить: предпринятые усилия вскоре обес печат восстановление экономического роста в США и Западной Европе.

Быть скромнее Чез Фримен Одним из немногих положительных последствий нынешних трудностей может стать то, что они заставят Соединенные Штаты отказаться от бла годушия и высокомерия и быть намного скромнее, чем раньше.

Прометей, ставший Икаром Вольфганг Шойбле Как и многие другие экономисты, Фридрих фон Хайек указывал на важ ность моральных принципов для функционирующих рынков. Нрав ственность и добродетели играют в бизнесе далеко не меньшую роль, чем инструменты менеджмента и бухучета.

Заря Востока Усилить азиатский вектор Александр Лукин Группа БРИК имеет большие шансы стать наиболее влиятельным из всех международных объединений, в которые входит Россия. Она явля ется ядром согласования интересов основных незападных центров мно гополярного мира. Российским интересам отвечала бы эволюция БРИК в структуру, де-факто альтернативную «Группе восьми».

Вперед, к Кейнсу? Сян Ланьсинь Центробанки крупных государств до сих пор вступали в сговор для под держки гегемонии доллара. Первоочередной задачей Пекина должен стать отход от такого курса. КНР предстоит добиться того, чтобы Центральный банк восстановил свой реальный суверенитет, а также сделать упор на развитие внутреннего рынка.

Центральная арена XXI века Роберт Каплан Уже сегодня основные торговые и энергетические потоки следуют мор скими путями. Когда Индия и Китай вступят в эпоху великодержавного соперничества в водах Индийского океана, значение этого пространства еще больше возрастет.

РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Содержание Другой мир Век без Европы? Аполлон Давидсон Роль не-Европы растет очень быстро: экономически, политически, культурно и – особенно – демографически. Те, кого принято назы вать «белыми», сегодня составляют менее одной шестой человечества.

Да и в самой Европе – уже миллионы и миллионы выходцев из Азии и Африки.

Слово и дело Александр Игнатенко Исламские государства, и не только они, с интересом ждут, чт Барак Обама будет делать в отношении тех организаций, структур и проектов в мусульманском мире, импульс возникновению и становлению кото рых придали Соединенные Штаты Америки в 70-е годы XX века.

Свобода передвижения Демонтаж бумажной стены Аркадий Мошес, Минна-Мари Салминен Нынешняя визовая система, действующая между Россией и Европей ским союзом, как минимум, не идеальна с точки зрения двустороннего взаимодействия на всех уровнях. Она нуждается в глубоком концепту альном переосмыслении.

Дорожная карта антикризисной стратегии Вячеслав Копьев Индустрия туризма представляет собой отрасль, спрос на продукцию которой остается стабильно высоким как на внутреннем, так и на внеш нем рынках, что открывает перед Россией объективную возможность (при определенных условиях) войти в число нишевых лидеров на миро вом рынке.

Отклики и рецензии Почему нам нужно начать говорить друг с другом?

Ханс-Йорг Хабер Мир Примакова Александр Дынкин Российские Вооруженные cилы: на пути к инновациям Александр Савельев РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Периодичность шесть раз в год РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ ПОПЕЧИТЕЛЬСКИЙ Р Е Д А К Ц И ОН Н Ы Й С О В Е Т СОВЕТ КАРАГАНОВ С.А. – председатель АВДЕЕВ А.А. КОКОШИН А.А. ОКУЛОВ В.М.

Председатель (в личном качестве) (в личном качестве) попечительского совета КОЛЬ Гельмут АРБАТОВ А.Г. ПОЗНЕР В.В.

ПОТАНИН В.О. (Германия) «Интеррос» АХТИСААРИ Мартти ПРИМАКОВ Е.М.

КОМИССАР М.В.

(Финляндия) ПРИХОДЬКО С.Э.

ВАРДАНЯН Р.К. КОПЬЕВ В.В.

(в личном качестве) БЕЛОУСОВ Л.С.

«Тройка-Диалог» КУЗЫК Б.Н.

заместитель председателя РЫЖКОВ В.А.

КУЗЬМИНОВ Я.И.

ГЕНЕРАЛОВ С.В.

БЕРГСТЕН Фред (США) ТЕЛЬЧИК Хорст ООО «Промышленные инвесторы» ЛАВРОВ С.В. (Германия) БИЛЬДТ Карл (Швеция) (в личном качестве) (в личном качестве) ЕВТУШЕНКОВ В.П. ТОРКУНОВ А.В.

ЛУКИН В.П.

АФК «Система» ГРИГОРЬЕВ В.В. УОЛЛЕС Уильям, лорд (в личном качестве) ЛУКЬЯНОВ Ф.А.

(Великобритания) ЗЮЗИН И.В. главный редактор ЖУКОВ А.Д.

ОАО «Мечел» ХАКАМАДА И.М.

(в личном качестве) МАУ В.А.

ХОУГ Джеймс (США) ЗВЕРЕВ С.А. МОНБРИАЛЬ Тьерри де ШМЕЛЁВ Н.П.

(Франция) ИВАНОВ И.С.

(в личном качестве) ЭЛЛИСОН Грэм (США) НИКОНОВ В.А.

заместитель председателя КАЙЗЕР Карл ЮРГЕНС И.Ю.

(Германия) ОВЧИНСКИЙ В.С. ЯСТРЖЕМБСКИЙ С.В.

КОЖОКИН М.М.

Н АУ Ч НО - К ОН С У Л ЬТАТ И В Н Ы Й С О В Е Т УЧРЕДИТЕЛЬ ОБЩЕСТВЕННЫЙ СОВЕТ АДАМИШИН А.Л. ДУБИНИН Ю.В.

ПО ВНЕШНЕЙ БУТОРИНА О.В. ЛОМАНОВ А.В.

И ОБОРОННОЙ ПОЛИТИКЕ ВИШНЕВСКИЙ А.Г. МИРСКИЙ Г.И.

ГРИГОРЬЕВ Л.М. ЭНТИН В.Л.

И Н Ф О Р М А Ц И ОН Н Ы Е П А Р Т Н Е Р Ы Издается Фондом исследований мировой политики •Газеты «Время новостей», «Российская газета».

•Информационное агентство РИА «Новости»

ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА ЗАРЕГИСТРИРОВАН Коллегия адвокатов «КЛИШИН И ПАРТНЕРЫ»

В МИНИСТЕРСТВЕ РФ ПО ДЕЛАМ ПЕЧАТИ, ТЕЛЕРАДИОВЕЩАНИЯ И СРЕДСТВ МАССОВЫХ Журнал издается при финансовой поддержке КОММУНИКАЦИЙ Федерального агентства РФ по печати и массовым коммуникациям ПИ № 77- от 3 июня 2002 г.

Главный редактор Фёдор Лукьянов Заместители главного редактора:

Тимофей Бордачёв, Наталья Костромская (англоязычное издание) Адрес редакции:

Англоязычное издание Генеральный директор Верстка Россия, 103873, Москва Russia in Global Affairs Ирина Палехова Наталия Заблоцките ул. Моховая, 11, стр. 3 «В»

Тел.: (495) 980-7353 Ответственный редактор Проверка и корректура Редактор Факс: (495) 937-7611 Александр Кузяков Арнольд Кун Ринат Якубов E-mail: info@globalaffairs.ru Редактор Интернет-редактор Стилист http://www.globalaffairs.ru Александра Кобзева Павел Житнюк Роберт Бридж pavel@globalaffairs.ru Референт председателя Корректор редакционного совета Распространение Людмила Купченко Елена Блинникова Андрей Евдокимов тел.: (095) 937- Ответственный секретарь op@globalaffairs.ru Отпечатано в ОАО «Калужская Валерия Чистякова типография стандартов»

Заказ № 665.

Общий тираж 4 000 экз.

© «Россия в глобальной политике», Точка зрения авторов не обязательно совпадает с позицией редакции.

Непреходящие темы мировой политики Фёдор Лукьянов, главный редактор Аполлон Давидсон указывает на то, Осенью и зимой экономический кри зис практически полностью оккупи- что влияние «европейской» части че ровал сознание политического класса ловечества снижается. Противоречия ведущих держав. Но современная ин- внутри одной цивилизационной формационная среда устроена так, семьи только ослабляют ее позиции что даже самая острая тема не может перед лицом развивающегося мира, долго оставаться в центре внимания. имеющего свой счет к «белому» сооб ществу. Александр Игнатенко напоми К тому же довольно быстро стало по нятно, что рецессия, хотя и оказыва- нает о стремлении США манипули ет немалое воздействие на ход собы- ровать мусульманами во время холод тий, не перевернула планету. Вызо- ной войны. Сегодня эта самонадеян вы, обсуждавшиеся до прошлого сен- ность повернулась против инициато тября, никуда не исчезли. Несмотря ров такого подхода.

Александр Лукин призывает активи на кризисный фон, международная дискуссия возвращается к привычной зировать азиатское направление рос повестке дня. сийской внешней политики, по О нерешенных политических воп- скольку роль Азии после глобального росах, которые уходят корнями в пе- кризиса, скорее всего, станет более активной и значительной. Сян Лань чальную историю ХХ столетия, пи шет Сергей Караганов. Он призывает синь критикует экономическую поли наконец-то подвести итоги холодной тику КНР, однако предполагает серь войны, которая и спустя 20 лет после езные изменения курса и повышение окончания продолжает влиять на ат- самостоятельности Пекина. О много мосферу отношений в Большой Ев- обещающих перспективах Китая упо минает и Чез Фримен. Он пессимис ропе. По мнению автора, только под писав «мирный договор», можно за- тически оценивает шансы Соединен крыть мрачную страницу и совмест- ных Штатов вернуться на лидерские ными усилиями взяться за решение позиции, которые те занимали к на проблем XXI века. чалу нынешнего столетия. При этом, РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • однако, автор замечает, что с военной го кризиса. По его мнению, подъем точки зрения США были и останутся начнется уже к концу этого года и ло вне конкуренции. комотивами станут именно развитые Эту тему подробно разбирает шеф страны во главе с Вашингтоном.

Пентагона Роберт Гейтс. На его взгляд, Министр внутренних дел Германии Вольфганг Шойбле опровергает другую Америке предстоит много воевать в предстоящие десятилетия, но это бу- точку зрения – о конце капитализма.

дут войны необычного типа. Доктри- Автор убежден, что крах-2008 был ну Гейтса анализирует Виталий Шлы- вызван как раз тем, что финансовый ков, который обращает внимание на мир отверг заповеди классического ка отличие взглядов нынешнего минис- питализма и пал жертвой собственной тра обороны от его предшественни- алчности. Возвращение к истокам по ка. Если Доналд Рамсфелд делал может восстановить баланс.

Вячеслав Копьев пишет о том, что ставку на высокотехнологический «шок и трепет», то Гейтс предвидит отраслью, способной стимулировать тяжелые противоповстанческие опе- экономическое развитие, может стать рации, в которых сверхсовременное туризм – сфера, имеющая в России оружие бессильно против подрывни- значительный неиспользуемый потен циал. А Аркадий Мошес и Минна-Ма ков-партизан.

Роберт Каплан намечает главную ри Салминен утверждают, что безвизо арену военно-политической активнос- вый режим между Россией и Европей ти – Индийский океан. Там, полагает ским союзом легко станет реаль аналитик, скоро столкнутся интересы ностью, если только обе стороны про быстро растущих держав – Индии и демонстрируют желание добиться по Китая. А Соединенным Штатам при- ставленной цели.

дется выступать в качестве стабилиза- В следующем номере мы обратимся тора, не забывая при этом о собствен- к теме соотечественников за рубежом, ных национальных интересах. проблемам протекционизма, «горячим Владислав Иноземцев спорит с рас- точкам» Ближнего и Среднего Восто пространенным ныне мнением о гря- ка, а также продолжим следить за тем, дущем экономическом крахе США и как мировой кризис воздействует на вообще о затяжном характере мирово- политическое развитие.

6 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Стратегический выбор Дипломатия разрывает Европу.

Оноре Домье, 1866 г.

F ‰‡ ‰ ‡ ‚ ‚-‡‡ „. ‡ „ ‡ ‚‡ ‡ ‰‡ ‡ ‚ „·‡ „‚ ‡‚ ‚ ‰‡‰, ‡‰‚‡ ‚‚‡ I ‚‡ E Магия цифр-2009 Сергей Караганов Сбалансированная стратегия Роберт Гейтс «Дом войны» Роберта Гейтса Виталий Шлыков Магия цифр- Как закончить историю ХХ века „ ‡‡„‡‚ Еще год-два тому назад, анализируя мощные и беспрецедентно быстрые сдвиги, происходившие в международной экономике и политике, можно было с уверенностью утверждать: завершился политический (а не кален дарный) ХХ век, тот, что начался в августе 1914-го.

О «новой эпохе» я писал, в том числе, и на страницах журнала «Рос сия в глобальной политике» (см. статьи «Новая эпоха противостояния»

– № 4, 2007 г.;

«Новая холодная война» – № 5, 2008 г.). Она характери зовалась ростом напряженности между Россией и традиционным (в по нимании холодной войны) Западом, порожденной не только объектив ным изменением соотношения сил, но и жесткой, даже заносчивой по литикой Москвы по ревизии модели отношений, сложившейся в годы российского хаоса и разрухи.

Усиливавшаяся напряженность вылилась в прямое столкновение, когда Грузия напала на Южную Осетию и была разгромлена. Этот кон фликт показал, что, несмотря на заверения всех сторон, холодная война так и не окончена. Отпали две главные причины, ее порождавшие, – уг роза коммунизма и системная военная конфронтация. Но корни не были выкорчеваны и стали давать побеги.

МАГИЧЕСКАЯ «ДЕВЯТКА»

2009 год – подходящее время для постановки вопроса о завершении этой неоконченной войны.

С.А. Караганов – д. и. н., профессор, декан факультета мировой политики и ми ровой экономики Государственного университета – Высшей школы экономики, заместитель директора Института Европы РАН, председатель президиума Сове та по внешней и оборонной политике, председатель редакционного совета жур нала «Россия в глобальной политике».

8 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Магия цифр- Исполняется 20 лет событию, символизирующему ее окончание, – паде нию Берлинской стены. Этот юбилей – главный в выглядящем почти ма гически сочетании круглых дат событий, определивших тот политичес кий порядок или беспорядок, в котором мы живем.

1919-й – подписан несправедливый Версальский мир, превративший Германию в ревизионистское, а впоследствии и реваншистское государство.

1929-й – разразился великий кризис, резко обостривший межгосудар ственное соперничество.

1939-й – развязана Вторая мировая война, ставшая логическим ре зультатом двух предыдущих событий.

1949-й – основана НАТО, что положило начало системному проти востоянию в Европе. Ниже я приведу некоторые малоизвестные факты о его истоках.

В том же году провозглашена Китайская Народная Республика. Это событие было воспринято лишь как очередной признак нарастания ком мунистической угрозы. Через полстолетия выяснилось, что тогда нача лось воссоздание Срединной Империи – великого государства, одного из лидеров мира в прошлом и будущем.

1959-й начался со взятия Гаваны повстанцами во главе с Фиделем Ка стро. Это стало предвестием масштабного расширения зоны идеологичес кого противостояния. А кроме того свидетельствовало о резком росте на ционального самосознания в Третьем мире, что привело в следующие несколько лет к появлению десятков новых независимых государств. Да леко не все из них со временем доказали свою состоятельность, и это так же предопределило многие проблемы сегодняшнего дня.

1969-й – короткий, но ожесточенный вооруженный конфликт между СССР и КНР вокруг острова Даманский. Само по себе это событие едва ли претендовало бы на мировую значимость, не последуй вскоре за ним историческое примирение Пекина и Вашингтона.

1979-й – исламская революция в Иране, имевшая судьбоносное зна чение для региона и всего мусульманского мира. В том же году было осу ществлено роковое вторжение Советского Союза в Афганистан (подроб нее о событиях 1979-го – в статье Александра Игнатенко в этом номере журнала. – Ред.).

1989-й – крах коммунистического лагеря в Европе: правительство «Солидарности» в Польше, падение Берлинской стены, «бархатная рево люция» в Чехословакии, кровавый финал румынского руководителя Ни колае Чаушеску. Тогда же, выступая на 600-летии битвы на Косовом поле, сербский лидер Слободан Милошевич изложил националистическую РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сергей Караганов программу, попытка реализации которой привела к потрясениям следу ющего десятилетия.

Наконец, 1999-й – США и европейские страны, упоенные ощущени ем победы в холодной войне, сознанием правоты и безнаказанности, на пали на Югославию. В отношении России к Западу произошел важней ший психологический перелом. В Москве примерили на себя бомбарди ровки Белграда. Начался процесс, приведший к отчуждению между Рос сией и НАТО.

Впервые после Второй мировой войны в Европе одна страна или груп па стран напала на другую. В годы холодной войны хватало позорных эпи зодов. В середине 1940-х – разгром английским экспедиционным корпу сом коммунистического партизанского движения в Греции. В 1953 году – расстрел в ГДР демонстрации рабочих. В 1956-м – подавление советскими танками будапештского восстания. В 1961 году – сооружение при под держке Москвы Берлинской стены. В 1968-м – вторжение войск СССР и его союзников в Чехословакию, чтобы положить конец «пражской весне».

Но до авиаударов по мирным городам дело все-таки не доходило.

Н Е ЗА К ОН Ч Е Н НО Е П Р О Т И В О С ТО Я Н И Е Вернусь к неоконченной войне, обратный отсчет которой запустили тол пы ликовавших берлинцев.

К радостным итогам данного события относится, безусловно, победа личной свободы над несвободой. Ушел в небытие коммунизм – един ственная из европейских утопий, которую пытались претворить в жизнь.

Эта попытка привела к удушающему советскому социализму, обернувше муся гигантскими потерями для русских, народов СССР и многих других стран. Наступила смерть искусственной экономической системы, кото рая не отвечала ни природе, ни потребностям человека. Закончился эк сперимент, человечество вернулось к рыночной экономике.

Произошедшее благодаря краху коммунистической модели резкое экстенсивное – на два миллиарда человек – расширение сферы капита лизма, помноженное на революцию в области коммуникаций и либера лизацию торговли, привело к невиданному в истории экономическому буму, гигантскому росту благосостояния. Сотни миллионов человек вышли из состояния перманентного голода, количественно вырос ми ровой средний класс.

Казалось, что окончательно победила либеральная демократия амери кано-европейского толка. Но опыт истекших лет показал, что данный тип политико-экономического устройства укореняется только в странах Цен 10 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Магия цифр- тральной и Восточной Европы. Для этого им оказывается масштабная экономическая помощь, за что они пожертвовали частью суверенитета.

Весьма вероятно, что и новая российская элита была готова пойти по этому пути. В начале 1990-х на слияние с Западом возлагались огромные, теперь кажущиеся уже смешными надежды. Говорили даже о желании вступить в НАТО (такие заявления звучали из уст президента Бориса Ель цина и вице-президента Александра Руцкого) и стремлении стать членом Европейского союза (премьер-министр Виктор Черномырдин). Трудно оценить, сколь серьезно подобные сценарии обсуждались на Западе, но решение было отрицательным. Очевидно, там сочли, что Россия как объ ект интеграции слишком дорога, велика и потенциально самостоятельна.

С середины прошлого десятилетия начался процесс расширения Северо атлантического альянса вопреки мнению Москвы. Историческая развил ка была пройдена.

Больше всех выиграла Германия, добившаяся национального едине ния. Сознательно погрузив себя в Европу, отдав ей часть своего суверени тета, эта страна превратилась в символ лучшего, что есть в новой европей ской культуре. Несмотря на растущую экономическую мощь Германии, уже никто не боится ее реваншизма.

Западная Европа сумела, благодаря интеграционному проекту, пре одолеть кровопролитное прошлое. Казалось, что с крушением Берлин ской стены уже вся Европа достигла кантовского «вечного мира», а на земном шаре наступил период спокойствия и процветания. Отметим, что результатом выхода из холодной войны стало не только окончательное примирение исторических врагов – немцев и французов, но также нем цев и русских, несмотря на самую страшную историю вражды в ХХ веке.

Однако к концу переломного двадцатилетия выясняется, что Европа все-таки не смогла порвать со своим прошлым. Вместо «конца истории»

мы наблюдаем возвращение старой геополитики, помноженной на новые вызовы, которых становится больше, но, которые, как правило, не реша ют, острейших проблем и наслаиваются друг на друга. Противостояние и раскол возрождаются в иной форме. А главное достижение 1990-х – ис чезновение военной угрозы и системного вооруженного противостояния – может оказаться преходящим.

Еще раз повторю: причина в том, что холодная война в Европе хотя и была объявлена завершенной, по сути, пока не окончена.

Советский Союз добровольно ушел из Центральной и Восточной Ев ропы. Москва, вопреки призывам многих европейских столиц (особенно Парижа и Лондона) допустила объединению Германии и даже содейство РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сергей Караганов вала ему. Российский политический класс того времени был, даже если в этом не совсем удобно признаваться, инициатором распада СССР, утраты части российских исторических территорий. Делалось это не только по недомыслию, или из-за утраты чувства Родины, или из-за стремления но вых элит прийти к власти. Главная причина – желание быстрее избавить ся от обрыдшего советского коммунизма.

Отказываясь от империи (даже от той ее части, которая воспринима лась как историческая территория собственной страны), россияне наде ялись на наступление новой эпохи «общего европейского дома», на созда ние «единой и свободной Европы» (слова Джорджа Буша-старшего). Это был не только прекраснодушный самообман. О такой Европе говорили тогда все. Поэтому Кремлю показалось, что письменные гарантии нерас ширения западных институтов, прежде всего НАТО, не нужны, и доста точно устных обещаний лидеров Соединенных Штатов и Германии.

Россияне не только несли на себе основное бремя коммунистической диктатуры, но и сделали больше, чем какой-либо другой народ, чтобы с ней покончить. Поэтому из холодной войны они выходили, не чувствуя себя побежденными и рассчитывая на почетный мир с «развернутыми знаменами». Но Запад после колебаний первых лет начал вести себя, как победитель, а территории, покинутые СССР, стал рассматривать не как добровольно освобожденные, а как захваченные. С середины 1990-х взят курс на расширение НАТО. Под первой и второй волнами расширения альянса не было идеологической или даже военной основы, зато хватало желания геополитически «закрепить» добычу, пользуясь слабостью Рос сии и хаосом в стране.

Т РА Н С Ф О Р М А Ц И И Н АТО После окончания холодной войны на Североатлантический альянс попы тались возложить груз универсальной военно-политической ответствен ности, нести который на своих плечах он был просто не в состоянии. НА ТО создавалась в 1949 году как инструмент борьбы с коммунистической угрозой, преимущественно внутренней. Первоначально у альянса не бы ло военной составляющей – Европе тогда никто и не мог угрожать.

Я не собираюсь обвинять нынешнюю Организацию Североатланти ческого договора в том, что она нацелена на подавление внутреннего ина комыслия в странах-членах. Но из песни слов не выкинешь, и про удуша ющую атмосферу холодной войны помнить надо.

23 июня 1949-го в обращении к Конгрессу по поводу оказания военной помощи Западной Европе президент США Гарри Трумэн прямо заявлял:

12 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Магия цифр- адресаты должны «как можно скорее получить небольшие и хорошо подго товленные силы, способные поддерживать внутренний порядок», то есть, иными словами – «подавлять диссидентов». Соединенные Штаты были го товы применять собственные Вооруженные силы не только в случае пере хода власти в западноевропейских странах к левым, но даже и при возник новении угрозы этого. Например, в директиве Совета национальной безо пасности № 5440/1 (декабрь 1954 г.) содержалась следующая установка: «В случае грозящего или уже происшедшего захвата власти коммунистами (в западноевропейских странах. – Авт.) США должны предпринять возмож ные политические, экономические и тайные операции с целью ее пресече ния и… прибегнуть к военным действиям, если этого потребует ситуация».

Советские архивы, до сих пор полностью не открытые, естественно, также содержали подобные указания. А советская система – гораздо бо лее жесткая политически и намного менее эффективная экономически – не раз пускала в ход военную силу, чтобы подавлять инакомыслие и тре бования большей свободы.

При создании Североатлантический блок был не военно-политичес кой организацией, а лишь политическим союзом с очень неопределенны ми гарантиями безопасности. Об этом 60 лет назад позаботились изоля ционисты в Конгрессе, не желавшие связывать руки Соединенным Шта там. Знаменитая статья 5 Североатлантического договора никаких авто матических гарантий не предоставляет. «Договаривающиеся стороны сог лашаются с тем, что... каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону... окажет помощь Дого варивающейся стороне, подвергшейся...подобному нападению, путем немедленного осуществления... индивидуального или совместного дей ствия, которое сочтет необходимым» – так говорится в документе. Фор мулировка достаточно расплывчатая.

Нацеленность на вооруженное сдерживание альянс начал приобре тать только через год-два после его образования. «Крестным отцом» ми литаризации НАТО и формирования его военной организации по праву можно считать Иосифа Сталина. Либо по частому у него геостратегичес кому недомыслию, либо в стремлении отвести от СССР военную угрозу, якобы исходившую с Запада, советский вождь санкционировал нападе ние Ким Ир Сена на Южную Корею летом 1950 года. На Западе началась паника, а среди сторонников военизации НАТО – ликование. Готовность США и их союзников увеличивать военные расходы возросла кратно, о желании вступить в альянс заявили Турция и Греция. Было достигнуто соглашение о создании объединенного военного командования, что пре РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сергей Караганов дусматривало должность главнокомандующего с широкими полномочи ями и штаб, где присутствовали представители всех стран-членов.

Историк холодной войны Джон Льюис Гэддис напоминает о высказы вании госсекретаря США Дина Ачесона, который считал необходимым создать перед лицом Советского Союза «ситуацию силы». «“Сила” стала восприниматься как самоцель, а не средство для достижения какой-то другой, более общей цели. Процесс сдерживания стал важнее, чем резуль тат, который он должен был обеспечить», – пишет Гэддис Выступая на закрытых слушаниях, генерал Альфред Грюнтер (главком силами альянса в Европе в 1953–1956-м) вспоминал: «НАТО существова ла только на бумаге уже более года. Но никто и пальцем о палец не уда рил, чтобы сделать хоть что-то… Страны все уменьшали и уменьшали свои военные расходы… Так что Советы спасли нас от всего этого».

20 лет назад исчезновение Организации Варшавского договора, СССР лишило НАТО не только идейно-политической, но и военной цели.

Превратить новую Россию в угрозу было невозможно. Распускать же ор ганизацию, показавшую свою полезность и набравшую мощную интел лектуально-бюрократическую инерцию, очень не хотелось. К тому же был велик триумфалистский заряд. Вначале вроде бы нашлась разумная цель: «Выходи из зоны ответственности или умри». Речь шла о том, чтобы в сотрудничестве с Россией и другими странами сделать Североатланти ческий альянс инструментом противодействия новым угрозам.

Но возобладал другой подход: «Расширяйся или умри». Вашингтон и его союзники решили закрепить геополитические приобретения в Евро пе, застолбив зону своего экономического и политического влияния.

Похоже, что в середине 1990-х, в момент принятия решения не выхо дить из зоны ответственности, а расширяться, европейская политика ми новала историческую развилку. Пойди Запад по первому пути, вероятно, не было бы угрозы нового раскола Европы. Возможно, Россия и государ ства – члены НАТО смогли бы совместно предотвращать часть быстро на капливавшихся вызовов. А прошедшие полтора десятилетия не стали бы потерянными для укрепления международной безопасности.

Сначала прием новых стран в альянс вроде бы осуществлялся в соответ ствии с какими-то критериями, но потом забыли и о приличествующих прикрытиях. В преддверии юбилейного саммита, состоявшегося в апреле 2009 года, в ряды «передовых демократических» принята Албания – едва ли не самая отсталая, но зато выгодно расположенная европейская страна.

В основе раскола Европы в годы холодной войны лежало главным обра зом идеологическое и военное противостояние, о геополитическом же раз 14 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Магия цифр- деле континента почти не говорили. Но когда ушли идеология и военная уг роза, на передний план вышла скрывавшаяся за ними старая геополитика.

Идея о вступлении России в НАТО никогда не рассматривалась всерь ез – либо Москву считали неготовой, либо потому что такое расширение изменило бы альянс до неузнаваемости. Последний аргумент обоснован.

Войди в блок Россия, гегемония США в нем ослабла бы, а сам союз прев ратился бы в организацию общеевропейской безопасности, а не военный геополитический блок Запада.

Протесты Россия против расширения были проигнорированы. Москва по своей слабости совершила ошибку, подписав в 1997-м Основополага ющий акт Россия – НАТО. Этот документ политически легитимировал дальнейшее расширение блока. В обмен Россия получила до сих пор пустой Совет Россия – НАТО и пригоршню обещаний – бессодержательных либо уже нарушенных. Например, элементы системы ПРО, которые Вашингтон планирует разместить в Польше и Чехии, вообще относятся к стратегичес ким силам, что уж точно нарушает дух Основополагающего акта.

Обязательство не размещать ядерные силы на территории новых чле нов альянса было приятной пустышкой. Никто и не собирался этого де лать. Обязательства же не развертывать в этих странах значительные обычные силы просто не соблюдаются. Размещаются и планируются к размещению крупные базы. Впрочем, в Основополагающем акте не было прописано, каковы количественные параметры «значительных» сил.

П О П Ы Т К А В О С С О З Д АТ Ь К ОН Ф Р ОН ТА Ц И Ю В годы первых волн расширения автор этих строк не раз задавал западным собеседникам вопрос: неужели вы не понимаете, что огромная страна с великой историей воспрянет и никогда не согласится на расширение бло ка на ее исторические рубежи? Собеседники тихо соглашались или отво дили глаза в тщетной надежде, что «момент истины» не настанет и держа ва никогда не вспомнит о своих жизненно важных интересах.

Между тем из антикоммунистического оборонительного союза, каким он был в годы холодной войны, Североатлантический альянс деградиро вал в наступательный. Не стоит забывать, что три крупные войны послед них десяти лет начинали именно страны НАТО. Блок совершил агрессию против Югославии, отторгнув от нее Косово. Лидер Североатлантическо го альянса с группой союзников напал на Ирак. НАТО (правда, с междуна родного согласия) ведет, по сути, наступательную войну вдали от первона чальной зоны ответственности – в Афганистане. Аппетиты растут. Стре мясь доказать свою полезность, бюрократия пытается сделать альянс РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сергей Караганов «энергетическим», обеспечивающим военно-политическими методами доступ к ресурсам на территории других стран, или даже «арктическим».

Благодаря экспансии к российским границам и втягиванию стран, часть элит которых испытывали в отношении России исторические ком плексы из-за неудач и поражений прошлых веков, в НАТО усилились ан тироссийские настроения. По мере увеличения количества таких стран объективно возрастает давление в пользу того, чтобы вернуть альянс к его классической задаче сдерживания Москвы.

Вопреки усилиям по улучшению образа, НАТО в глазах россиян выг лядит гораздо более враждебным образованием, чем в предшествующие два десятилетия. Я далек от того, чтобы утверждать, что блок угрожает ли бо может угрожать России. Организация Североатлантического договора не была в состоянии эффективно воевать и в прошлые времена. Это тем более верно сейчас, что демонстрирует Афганистан.

Политически расширение НАТО превратилось в основную угрозу ев ропейской безопасности. Из-за него прекратившаяся конфронтация между «старым Востоком» (СССР и его сателлиты) и «старым Западом»

заменяется новой: Россия с одной стороны, Соединенные Штаты и часть «новых» европейцев – с другой. «Старая» Европа является заложницей и далеко отойти не может. И это противостояние зарождается на фоне дей ствительно изменившегося, все более нестабильного и опасного мира.

Холодная война, будучи незаконченной в умах политических классов, в том числе российского, также не была завершена институционально и организационно. И институты холодной войны – в первую очередь НА ТО, но и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, – пер воначально созданные для обслуживания холодной войны, раз за разом воссоздают конфронтацию.

В середине текущего десятилетия часть американского истеблишмен та, не заинтересованная в окончательной стабилизации и соответственно усилении Европы, вновь стала продвигать идею расширения альянса – теперь уже на Украину. Раскол Старого Света подпитывали планами раз мещения американской системы ПРО. Москва стойко воспротивилась, в первую очередь потому, что осознала жизненно важную необходимость остановить механизм воссоздания системы противостояния в Европе на новых рубежах.

Надеюсь, что в исторической перспективе нападение Тбилиси на Южную Осетию и ответ России окажутся плодотворным эпизодом. Жер твы – осетины, русские, грузины – могут оказаться вовсе не напрасными.

Российские войска дали решительный военный отпор логике бесконеч 16 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Магия цифр- ного расширения НАТО, которое, если его не остановить, практически неминуемо привело бы к большой войне. И не в Грузии, а вокруг Укра ины, почти в центре Европы.

Если США и Западная Европа попытаются и дальше расширять НА ТО на восток, России не останется ничего иного, как, укрывшись за час токолом ядерных ракет приведенных в боевую готовность, готовиться к худшему, пытаясь нанести максимальный ущерб другой стороне. О сот рудничестве в решении глобальных проблем придется забыть.

Невозможным станет и сколько-нибудь серьезное сокращение уровня ядерного противостояния. (Впрочем, и сейчас, в условиях неопределен ности и опасности возобновления конфронтации, сокращения ядерных вооружений возможны и даже полезны только для избавления от устарев ших и ненужных систем, а также повышения эффективности всего ядер ного потенциала.) Не думаю, что подход России станет более мягким из-за того, что ее накачанные нефтяными гормонами мышцы отчасти сдуются. Скорее на оборот: усилится готовность жестко противодействовать, тем более что внешняя угроза – удобное объяснение внутренних проблем. О полити ческой и экономической модернизации придется забыть. Так что новое противостояние стало бы драмой для Европы, еще одной проблемой для мира, катастрофой для Украины и трагедией для российского народа.

Соединенным Штатам и их клиентам не удалось развязать новую, пусть и карикатурную холодную войну после югоосетинского эпизода. Не захотели континентальные «старые» европейцы. Затем мировой эконо мический кризис в очередной раз подчеркнул остроту новых вызовов, снова показал, насколько фарсовыми являются унаследованные от про шедших времен склоки и старое мышление.

ЗАКРЫТЬ «ЯЩИК ПАНДОРЫ»

«Большая» Европа, к которой принадлежат и Россия, и США, остро нуж дается в «мирном договоре», в новой архитектуре, которая подвела бы черту не только под холодной войной, но и под Второй мировой. (На помню о магии цифр – она началась 70 лет тому назад). Ведь Ялтинское и Потсдамское соглашения оказались не договорами, устанавливающи ми мир, а временными договоренностями по разделу Европы.

В большей части Европы Вторая мировая война закончилась мирным договором. Им, по сути, стал Римский договор, создавший Европейское Экономическое Сообщество – прообраз Европейского союза. Между Россией и Западом такого документа подписано не было.

РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сергей Караганов Незавершенность холодной да и Второй мировой войны создает опасный вакуум. Если попытки расширения НАТО продолжатся, существует угро за превращения России из ревизионистского государства, менявшего не выгодные, навязанные ей в 1990-х правила игры, в реваншистское. Один раз европейцы, будучи не в силах преодолеть свою мстительность и ал чность, уже сделали подобную ошибку, навязав Германии заведомо нес праведливый Версальский мир после Первой мировой войны. Повторе ния этой ошибки допустить нельзя.

Россия предлагает выход из складывающейся ситуации – подготовка нового договора об общеевропейской безопасности, идею которого впер вые выдвинул летом прошлого года президент Дмитрий Медведев. Этот документ, вернее, система договоренностей должна наконец завершить ХХ век с его мировыми и холодными войнами. Пока эта страница не пе ревернута, история будет грозить возвращением, а совместное и хотя бы сколько-нибудь эффективное противодействие новым угрозам и вызовам останется поверхностным или даже нереалистичным.

В период кризиса доверия, порожденного «новой эпохой», и усугубле ния мирового экономического кризиса нелегко говорить об идеальных по строениях. Но об оптимальной структуре отношений в Евро-атлантичес ком регионе думать нужно. Иначе нечего и планировать создание системы управления мировой экономикой и международными отношениями, адек ватной вызовам ХХI столетия и с участием новых глобальных игроков.

Необходим новый общеевропейский договор о коллективной безо пасности, подписанный либо отдельными странами, либо НАТО, Евро союзом, Россией и Организацией Договора о коллективной безопаснос ти. К этому договору могут подключиться все страны, не входящие в ны нешние системы безопасности, получая при этом многосторонние гаран тии. Расширение НАТО де-факто замораживается.

ОБСЕ преобразуется в ОКБСЕ – организацию коллективной безопас ности и сотрудничества в Европе, приобретает новые, в том числе воен но-политические, функции и лишается генов холодной войны. В буду щем договоре следует подтвердить положение хельсинкского Заключи тельного акта о нерушимости границ, дабы предотвратить дальнейшее дробление государств или их воссоединение в результате силового разре шения конфликтов. Косово, Южная Осетия и Абхазия должны стать пос ледними государствами, отколовшимися с использованием силовых ме тодов. Нужно закрыть этот «ящик Пандоры» хотя бы в Европе.

Если речь пойдет о действительном преодолении противостояния, унаследованного от ХХ века, можно будет говорить не только о значи 18 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Магия цифр- тельных сокращениях ядерных арсеналов России и США, но и о коорди нации политики в военно-стратегической области. А сотрудничество в кризисных ситуациях типа афганской либо в противодействии располза нию оружия массового уничтожения станет гораздо более тесным.

Это – евро-атлантическая, обязательно включающая США, часть предлагаемой системы.

В Европе документ о коллективной безопасности должен –уверен – быть дополнен договором о создании Союза Европы – объединения Рос сии и ЕС на основе создания общего экономического пространства, об щего энергетического пространства с перекрестным владением добычей, транспортировкой энергии, единого человеческого безвизового прос транства, координации политики на международной арене.

В отношениях между Европейским союзом и Россией, конечно, при сутствует геополитический фактор, силен элемент соревнования и порой соперничества. Но ЕС, в отличие от НАТО, создавался не для противос тояния. Главными целями, стоявшими за европейским интеграционным проектом, были преодоление наследия войн и государственного национа лизма, укрепление экономической эффективности и благосостояния Ев ропы. Отсутствие генетического кода конфронтации объясняет, почему в отношениях Россия – Евросоюз заложен мощный потенциал сотрудни чества и сближения.

Общеевропейскую архитектуру можно дополнить «трехсторонним» (в противовес прежнему конфронтационному «треугольному») взаимодей ствием Китая, России и США в решении крупнейших мировых проблем, которое предлагают влиятельные китайскими теоретики. Следует расши рить Шанхайскую организацию сотрудничества и привлечь к ее работе Соединенные Штаты и ЕС хотя бы в качестве наблюдателей.

Отдельно стоит вопрос о новой системе управления мировой эконо микой и финансами, создание которой будет еще более трудным без под ведения черты под проблемами, оставшимися в наследство от прошлой конфронтации.

Можно придумать немало других вариантов. Пусть пока они покажут ся прекраснодушными мечтаниями. Но если интеллектуально не ставить стратегических задач, мы обречены плестись в хвосте событий, скорее всего – все более трагических. Для движения вперед необходимо завер шить «неоконченную войну». И тогда году, может быть, в 2014-м или хо тя бы в 2019-м, отмечая столетие начала Первой мировой или подписания Версальского мирного договора, мы наконец сможем попрощаться со страшной историей ХХ века.

РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сбалансированная стратегия Перепрограммирование Пентагона для нового века · Определяющим принципом новой Стратегии национальной обороны, разработанной Пентагоном, является сбалансированность. Соединенные Штаты не могут рассчитывать на то, что им удастся устранить риски госу дарственной безопасности за счет увеличения военного бюджета – сде лать все необходимое и закупить все, что требуется. Министерство оборо ны должно правильно расставлять приоритеты и рассматривать неизбеж ные компромиссы и альтернативные затраты.

Цель нашей стратегии – найти точку равновесия в трех основополага ющих областях. Нужно определить золотую середину между стремлением к доминированию в текущих конфликтах и подготовкой к другим непред виденным обстоятельствам, а также между такими возможностями наше го ведомства, как подавление восстаний и военная помощь другим стра нам, и поддержание ныне существующего превосходства в традиционных и стратегических вооружениях и технологиях над вооруженными силами других стран. Наконец, нужно установить баланс между сохранением тех культурных особенностей, благодаря которым Вооруженные силы США добиваются успеха, и избавлением от тех, которые мешают нам выпол нять необходимую работу.

Н Е Т РА Д И Ц И ОН НО Е М Ы Ш Л Е Н И Е Способность Соединенных Штатов защититься от будущих угроз будет зависеть от успешного разрешения текущих конфликтов. Если говорить прямо, то неудача или кажущаяся неудача в Ираке либо Афганистане на несет катастрофический удар по авторитету и престижу США в глазах как их друзей и союзников, так и потенциальных противников. Число боевых Роберт Гейтс – министр обороны США. Статья опубликована в журнале Foreign Affairs, № 1 (январь – февраль) за 2009 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

20 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сбалансированная стратегия частей и соединений американской армии в Ираке будет со временем уменьшаться – это неизбежная общая тенденция, совершенно не связан ная с тем, кто победил на президентских выборах в Соединенных Штатах.

Однако США еще на протяжении нескольких лет будут проводить в Ира ке контртеррористические операции и сохранят там военных советников.

В Афганистане, как объявил в сентябре прошлого года президент Джордж Буш, численность американских войск будет увеличиваться – вполне вероятно в течение всего следующего года. Учитывая характер ме стности этой страны, нищету населения и трагическую историю, в дол госрочной перспективе Афганистан во многом представляет собой еще более сложный вызов, чем Ирак. Несмотря на усилия международного сообщества, еще какое-то время от Соединенных Штатов потребуется во енная и экономическая помощь.

Было бы безответственно не думать о будущем и не готовиться к не му, и подавляющее большинство людей в Пентагоне, наши службы и оборонное ведомство в целом заняты именно этим. Но мы не должны быть настолько поглощены подготовкой к будущим обычным и страте гическим вооруженным столкновениям, чтобы не делать все возмож ное для победоносного завершения тех конфликтов, в которых США участвуют сегодня.

Поддержка традиционных программ модернизации заложена в бюд жет Министерства обороны, ею углубленно занимаются его бюрократи ческий аппарат, оборонная промышленность и Конгресс. Однако меня беспокоит отсутствие соответствующей институциональной поддержки, в том числе и со стороны Пентагона, программ модернизации вооруже ний, необходимых для успешного ведения сегодняшних и будущих войн.

То, что обычно называется войной с террором, есть в нашей неприг лядной действительности не что иное, как затяжная, охватившая весь мир, не отвечающая привычным нормам кампания, – борьба между бес пощадным экстремизмом и умеренными силами. Регулярные войска бу дут и в дальнейшем играть определенную роль в длительной борьбе с тер рористами и прочими экстремистами. Но в долгосрочной перспективе Соединенные Штаты не смогут добиться победы путем уничтожения тер рористов или взятия их в плен. То, что военные называют «кинетически ми операциями», должно по возможности сопровождаться мерами, направленным на улучшение управления и осуществление экономичес ких программ развития. Также необходимы усилия по снижению уровня недовольства среди обездоленных, из числа которых террористы вербуют новых бойцов. Чтобы дискредитировать и обезоружить экстремистские РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Роберт Гейтс движения и выхолостить их идеологию, потребуется терпеливое накопле ние негромких успехов на протяжении длительного времени.

Маловероятно, что Соединенные Штаты захотят в ближайшем буду щем повторить опыт Ирака либо Афганистана где-либо еще, то есть осу ществить насильственную смену режима, чтобы затем перейти к наци ональному строительству «под огнем». Но это не значит, что Америка не может столкнуться с подобными вызовами. Там, где это возможно, США следует использовать стратегию косвенных подходов, чтобы посредством поддержки дружественных правительств и их вооруженных сил предот вращать перерастание «нагноившихся» проблем в кризисы, которые пот ребуют дорогостоящего и сомнительного по эффективности военного вмешательства. В этом деле возможности союзников и партнеров могут быть не менее важны, чем наши собственные. На мой взгляд, помощь, ко торую мы способны им оказать, не менее, а вероятно, и более важна, чем прямое вооруженное вмешательство.

Недавнее прошлое убедительно продемонстрировало последствия беспечного отношения к опасностям, которые таятся в мятежах и недее способных государствах. Террористические сети находят пристанище в слабых государствах и черпают силу в царящем социальном хаосе. Ядер ная держава вполне могла погрязнуть в хаосе и преступности. Наиболь шая угроза для внутренней безопасности США – например, угроза отрав ления питьевой воды или сокрушительного террористического акта в ка ком-либо американском городе – исходит не от агрессивных стран, а от недееспособных государств.

Возможности, необходимые для того, чтобы справиться с подобными угрозами, не следует считать причудливым или временным отступлением от нормы. Соединенные Штаты не могут позволить себе роскошь самоу страниться от решения подобных задач лишь потому, что эти сценарии не вписываются в традиционные представления американцев о войне и спо собах ее ведения.

Кроме того, даже при самых больших войнах востребованы возможнос ти ведения «малых войн». С тех пор как в 40-х годах XIX века генерал Уин филд Скотт ввел свою армию в Мексику, почти любое крупное размещение американских войск где бы то ни было приводило к более длительному воен ному присутствию для поддержания стабильности. В самый разгар проти востояния либо после крупного конфликта американским военным прихо дится обеспечивать безопасность, оказывать помощь и поддержку местному населению, начинать восстановительные работы, а также оказывать содей ствие местным правительствам и государственным службам.

22 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сбалансированная стратегия Военные и гражданские компоненты американского оборонного ведом ства срабатывают неравномерно и становятся всё более разбалансирован ными. Проблема не в отсутствии воли, а в наличии возможностей. Во многих отношениях государственный потенциал в сфере безопасности по-прежнему является отражением решений, принятых в 90-х годах прошлого столетия, когда при попустительстве всех ветвей власти, распо ложенных на разных концах Пенсильвания-авеню, главные инструменты американского влияния за рубежом были сокращены или оставлены за сыхать на бюрократической лозе. Государственный департамент заморо зил прием новых сотрудников. Численность постоянного представитель ства в Агентстве по международному развитию сократилась с 15 тыс. ра ботников во времена войны во Вьетнаме до менее чем 3 тыс. на сегодняш ний день. Существовало также Агентство информации США, среди ди ректоров которого когда-то были такие личности, как Эдвард Марроу.


Оно оказалось раздробленным и погребенным в Госдепартаменте.

После событий 11 сентября 2001 года – во многом благодаря усилиям государственного секретаря Колина Пауэлла и затем госсекретаря Кондо лизы Райс – Государственный департамент реабилитировался. Работники дипломатических служб снова принимаются на работу, и расходы на меж дународную политику примерно удвоились с тех пор, как президент Буш занял кресло в Белом доме. Но даже при лучшем финансировании Госде партамента и Агентства США по международному развитию будущие во еначальники не смогут избавиться от необходимости поддерживать безо пасность и стабильность. Чтобы одержать настоящую победу, как ее опре делил Клаузевиц, и выполнить политические задачи, Соединенным Шта там нужны военные, которые не только способны, образно говоря, выши бить ногой дверь, но и расчистить завалы и даже заново отстроить дом.

На фоне этих реалий военные в последние годы добились впечатля ющего прогресса. Спецоперации щедро финансируются и проводятся го раздо лучше подготовленным персоналом. ВВС разработали новую кон сультационную программу и достигли успехов в области беспилотных надземных операций. ВМС создали новую экспедиционную боевую еди ницу и восстановили прибрежные подразделения. В новых инструкциях по подавлению восстаний и ведению боевых действий, а также в новой стратегии береговых операций учтены уроки недавних лет, которые тоже отражены в военной доктрине. Программы «обучи и оснасти» позволяют быстрее укреплять безопасность в дружественных государствах. Также разрабатываются различные инициативы, которые позволят лучше коор динировать усилия военных и гражданских ведомств, а также брать на во РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Роберт Гейтс оружение знания и опыт частного сектора, включая неправительственные организации и академии.

Т РА Д И Ц И ОН Н Ы Е У Г Р О З Ы В П Е Р С П Е К Т И В Е В то время как американские военные оттачивают и вводят в оборот но вые и нетрадиционные навыки, Соединенным Штатам все еще приходит ся отвечать на вызовы, касающиеся их безопасности, которые бросают им вооруженные силы других стран. Видеоматериалы о вторжении россий ских танков на территорию Грузии в августе прошлого года напомнили о том, что национальные государства и их армии все еще имеют немалое значение. И Россия, и Китай увеличили военные расходы и осуществля ют программы модернизации вооружений, в том числе средств противо воздушной обороны и истребителей, которые по некоторым параметрам могут конкурировать с американскими аналогами. Кроме того, потенци альную опасность по-прежнему представляют страны-изгои, террористи ческие группы, а также арсеналы ядерного, химического и биологическо го оружия. Северная Корея уже создала несколько атомных бомб, а Иран также стремится присоединиться к клубу ядерных держав.

Этих потенциальных противников – от террористических ячеек и стран-изгоев до формирующихся новых держав – объединяет понимание того, что вступать в прямую конфронтацию с Соединенными Штатами с применением обычных вооружений и военных тактик неразумно. Вместе с тем США не могут считать свое превосходство в военной сфере само со бой разумеющимся и должны вкладывать средства в разработку новых программ, принципов ведения боевых действий и в обучение персонала, чтобы и в дальнейшем гарантировать свое доминирование.

Важно также оценивать ситуацию в перспективе. Как бы сильно пос ле окончания холодной войны ни подвергся сокращению американский военный флот с точки зрения тоннажа, он по-прежнему превосходит следующих по численности флотов в совокупности, 11 из которых – это флоты дружественных Соединенным Штатам стран. Возможно, россий ские танки и артиллерия без труда сокрушили крошечную грузинскую ар мию. Но прежде чем США начнут перевооружение с целью развязывания новой холодной войны, им необходимо осознать, что Россией движет же лание изгнать духов прошлого, забыть о собственном унижении и доми нировать в своем «ближнем зарубежье». Вместе с тем она не способна вес ти идеологическую кампанию, направленную на достижение мирового господства. Как человек, готовивший оценки советской военной мощи для нескольких президентов, я могу сказать, что, хотя Россия значитель 24 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сбалансированная стратегия но усовершенствовала обычные вооружения по сравнению с состоянием полного упадка, в котором они находились в конце 90-х годов, все же они остаются бледной тенью советского потенциала. А неблагоприятные де мографические тенденции, скорее всего, будут сдерживать дальнейшее развитие обычных вооружений в России.

С учетом всего вышесказанного в Стратегии национальной обороны Соединенных Штатов 2008 года делается следующий вывод. Принимая во внимание нынешние тенденции, превосходство США в обычных воору жениях нельзя считать безусловным в среднесрочной перспективе, но оно сохранится. Соединенным Штатам действительно было бы нежелательно вести масштабную наземную кампанию с применением обычных воору жений в какой-либо точке земного шара. Но какова вероятность того, что где-то это понадобится? Американские ВВС и ВМС обладают достаточ ной, пока еще неиспользованной ударной мощью, чтобы сдержать или наказать любого агрессора, если это потребуется, будь то на Корейском полуострове, в зоне Персидского залива либо по ту сторону Тайваньского пролива. Так что, хотя нынешняя стратегия сознательно допускает в этой области дополнительные риски, они вполне разумные и управляемые.

Армии других государств не пожелают вступать в ближний бой с аме риканскими истребителями, кораблями или танками. Однако они разра батывают способы разрушительного воздействия с целью ограничения военной мощи США, сужения выбора действий американского командо вания и недопущения свободы передвижения американских военных.

Что касается Китая, то инвестиции Пекина в кибервойны, противоспут никовые средства, зенитные и противокорабельные комплексы, подвод ные лодки и баллистические ракеты могут угрожать первичным средствам американской военной мощи и способности оказывать помощь союзни кам в Тихоокеанском бассейне. Речь идет о военных базах, военно-воз душных и военно-морских силах, а также системах их поддержки. Это де лает особенно актуальной способность Соединенных Штатов наносить удары из космоса и использовать противоракетную оборону, а также тре бует смещения акцентов на системы дальнего радиуса действия, такие, например, как бомбардировщик следующего поколения.

Хотя период конфронтации между сверхдержавами, постоянно дер жавшими друг друга на прицеле, уже позади, атомную бомбу и средства ее доставки приобрели другие государства. Поэтому США необходимо иметь надежное стратегическое сдерживающее средство. Двигаясь к этой цели, Министерство обороны и ВВС предприняли конкретные шаги для восстановления четкости, слаженности и строгой подотчетности управле РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Роберт Гейтс ния ядерными средствами. Конгрессу предстоит утвердить финансирова ние программы надежной замены боеголовок – ради повышения безо пасности и более надежного сдерживания. Думая о различных угрозах, мы склонны разграничивать угрозы «высокого уровня» и «низкого уров ня», традиционные и нетрадиционные, регулярные армейские части и партизан, вооруженных автоматами Калашникова. В действительности же, как отметил политолог Колин Грей, различия между способами веде ния боевых действий становятся все более размытыми и не укладываются в рамки однозначных определений. Можно ожидать появления новых инструментов и способов уничтожения противника – от сложных до простых, которые будут одновременно использоваться для ведения бо евых действий смешанных и более сложных форм.

Достаточно топорная, но убийственно действенная наступательная операция российских войск в Грузии с применением обычных вооруже ний была усилена технологически сложной кибератакой и хорошо скоор динированной пропагандистской кампанией. Соединенные Штаты стол кнулись с различными сочетаниями орудий убийства во время вторжения в Ирак, когда Саддам Хусейн отправил на поле боя множество ополчен цев-федаинов в сопровождении танков Т-72 Республиканской гвардии.

Вместе с тем ополченцы, повстанческие группы, другие негосудар ственные боевые подразделения, а также армии развивающихся стран становятся всё более высокотехнологичными и обзаводятся всё более смертоносным и сложным оружием. Это наглядно продемонстрировало движение «Хезболла», нанесшее ощутимый урон израильской армии в 2006 году и одержавшее победу в пропагандистской войне. Восстановлен ный ракетный арсенал «Хезболлы» в настоящее время превосходит по мо щи арсеналы многих государств. Кроме того, интенсивная торговля ору жием, которую ведут Китай и Россия, означает, что образцы передовых наступательных и оборонительных вооружений попадают в руки все большего числа стран и групп. Как отметил специалист по обороне Фрэнк Хоффман, эти гибридные сценарии военных действий сочетают «смертоносность вооруженных конфликтов между государствами с фана тичным и неослабевающим рвением экстремистов, ведущих нетрадици онные боевые действия». А другой военный специалист, Майкл Эванс, описывает «войны … в которых “Майкрософт” сосуществует с мачете, а технология “Стелс” соседствует с камикадзе».

Вполне естественно, что перед лицом такого разнообразия потенци альных противников и разновидностей конфликтов Соединенным Шта там нужно наилучшим образом сбалансировать имеющиеся у них воз 26 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сбалансированная стратегия можности: разного рода полевые части и соединения, различные виды во оружений и надлежащую боевую подготовку войск.


Когда речь заходит о закупках, то на протяжении последних пяти де сятилетий основная тенденция заключалась в количественном сокраще нии вооружений, поскольку технологические достижения делают каждую новую систему более действенной. В последние годы эти комплексы ста новились всё более дорогостоящими, требуя больше времени на их соз дание и меньше персонала для их обслуживания. Учитывая, что ресурсы небезграничны, динамика обмена количества на возможности, наверно, почти уже исчерпала себя и приносит все меньше дивидендов. Конкрет ный корабль или самолет, как бы хорошо он ни был оснащен, может на ходиться в определенный момент только в одном месте.

Между тем в течение нескольких десятилетий преобладало мнение, что вооружения и подразделения, призванные отражать угрозы высокого уровня, вполне годятся и для борьбы с угрозами нижнего уровня. В ка кой-то степени это действительно так: стратегические бомбардировщи ки, способные стереть с лица земли целые города, успешно применялись для поддержки кавалерии с воздуха. Танки М-1, изначально предназна ченные для перекрытия «коридора Фульда» в случае нападения Совет ского Союза на Западную Европу, обратили в бегство иракских мятежни ков в Фаллудже и Наджафе. Корабли стоимостью свыше миллиарда дол ларов используются для борьбы с пиратами и доставки гуманитарной по мощи. А американская армия частично берет на вооружение системы ве дения боевых действий в будущем по мере того, как они переносятся с кульманов разработчиков в производственные цеха, чтобы стать доступ ными для войск, ведущих операции в Афганистане и Ираке. Тем не ме нее, учитывая в каких ситуациях может реально оказаться армия США и трудности с передачей на вооружение нашим войскам в Ираке брониро ванных автомобилей «Хамви», транспортных средств с противоминной защитой и программ наблюдения и разведки поля боя, настало время по думать, не понадобится ли нашей армии также и специальное, относи тельно несложное с технической точки зрения оборудование, хорошо приспособленное для подавления восстаний и стабилизации обстановки в отдельно взятой стране. Настало время хорошенько поразмыслить над тем, как узаконить закупки такого оборудования для нужд нашей армии и его быструю поставку в действующие войска. Почему приходится выходить за рамки традиционных бюрократических процедур, чтобы разработать технологии противодействия самодельным взрывным ус тройствам, выпустить бронемашины с противоминной защитой и быс РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Роберт Гейтс тро расширить средства наблюдения и разведки поля боя? Чтобы защи тить действующие американские войска и успешно вести непрекраща ющиеся боевые действия?

Программы модернизации обычных вооружений, разрабатываемые Министерством обороны, нацелены на 99-процентное решение сущес твующих проблем в течение нескольких лет, в то время как спецподразде лениям по подавлению мятежей и стабилизации обстановки нужны отве ты, нацеленные на 75-процентное решение имеющихся проблем, но в течение нескольких месяцев. Главный вызов заключается в том, чтобы совместить эти две разнонаправленные парадигмы в умах американских военных и военной организации.

Министерству обороны необходимо подумать, не имеет ли смысл пе редать на вооружение партнеров США в больших количествах более де шевые и менее технологичные самолеты в тех ситуациях, где Соединен ные Штаты имеют тотальное превосходство в воздухе. Это уже реально происходит в Ираке, где разведывательно-тактическая группа ODIN уста навливает технологически совершенные датчики на турбовинтовые само леты, чтобы охватывать наблюдением и разведкой гораздо более обшир ные территории. Главное состоит в том, чтобы вписать эту инновацион ную гибкость в подходах и мышлении в достаточно косные процедуры приобретения новых вооружений. Нужно позаботиться о том, чтобы за купки осуществлялись исходя из стратегической целесообразности и оценки существующих рисков, а не наоборот.

ПОДДЕРЖКА УЧРЕЖДЕНИЯ Способность вести боевые действия и быстро адаптироваться к самым разным конфликтам, иногда происходящим одновременно, отражена в длительной истории и лучших традициях американского оружия. В годы Войны за независимость постоянные формирования, подготовленные ба роном Фридрихом фон Штойбеном, сражались с английскими солдатами на Севере, в то время как партизаны под предводительством Фрэнсиса Мэриона вели с ними изнурительные бои на Юге. В 20-х и 30-х годах прошлого века Корпус морской пехоты осуществил то, что сегодня назы вают операциями по стабилизации обстановки в Карибском бассейне, подготовил Руководство по малым войнам и в то же время разработал приемы высадки морского десанта, осуществление которых в следующем десятилетии способствовало освобождению Европы и стран Тихоокеан ского региона. Давайте также вспомним генерала Джона Першинга по кличке Черный Джек: перед тем как принять командование американ 28 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сбалансированная стратегия скими чрезвычайными силами в Европе в период Первой мировой вой ны, он руководил разведывательным отрядом индейцев из племени сиу, взял высоту Сан-Хуан вместе с солдатами Буффало, завоевал уважение мусульман, проживавших на юге Филиппин, и преследовал мексиканско го революционера Панчо Вилья.

В Ираке воинский контингент, который, по сути, представлял собой уменьшенную копию американской армии времен холодной войны, постепенно стал действенным инструментом подавления восстаний и бунтов. Однако за эту перестройку пришлось заплатить неприемлемо вы сокую гуманитарную и финансово-политическую цену. Отвага и изобре тательность наших войск на поле боя объяснялись институциональными изъянами Пентагона, которые им приходилось преодолевать. Необходи мо произвести изменения в центральном штабе, чтобы в будущем нашим полковникам, капитанам и сержантам не приходилось призывать на по мощь героизм или находчивость. Одна из застарелых проблем, над кото рой бьются военные, заключается в том, сможет ли система поощрения и продвижения по службе, предназначенная для командования американ ских войск, учитывать важность консультирования, обучения и оснаще ния иностранных войск. До сих пор наши лучшие и наиболее способные офицеры не считали, что эта работа может способствовать их карьерному росту. Другой момент: смогут ли формирования и соединения, организо ванные, обученные и оснащенные для того, чтобы уничтожать противни ка, достаточно быстро и эффективно перестроиться на разубеждение ли бо привлечение неприятельских солдат? Что еще важнее, смогут ли они научить местные силы безопасности привлекать на свою сторону пов станцев или уничтожать их?

На посту министра обороны я все время приводил аргументы в поль зу институционализации навыков подавления бунтов и способности про водить операции по стабилизации ситуации. Я это делал не потому, что не считаю важным поддерживать нынешнее превосходство США в ведении войн обычными средствами, а скорее потому, что программы модерниза ции обычных и стратегических вооружений уже пользуются значитель ной поддержкой в Конгрессе, оборонном ведомстве и других инстанциях.

В бюджете на 2009 год заложено более 180 миллионов долларов на закуп ки вооружений, исследования и разработки преимущественно обычных вооружений.

Однако на протяжении многих десятилетий никто в Пентагоне или других инстанциях (за исключением представителей спецподразделений и нескольких инакомыслящих полковников) не оказывал решительной РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Роберт Гейтс поддержки программе овладения необходимыми навыками ведения не симметричных либо нерегулярных боев, а также удовлетворения постоян но меняющихся потребностей тех частей и соединений, которые участву ют в таких боевых действиях.

Подумайте о том, в какие страны направлялись американские войска в течение последних 40 с лишним лет: Вьетнам, Ливан, Гренада, Панама, Сомали, Гаити, Босния, Косово, Афганистан, Ирак, страны Африканско го Рога и др. Фактически первая война в зоне Персидского залива, как единственная более или менее традиционная от начала и до конца воен ная операция, стоит особняком в этом перечне конфликтов, в которых уча ствовали два поколения наших военных. Как предсказал генерал Чарлз Крулак, тогдашний командующий Корпусом морской пехоты, вместо возлюбленного «Сына Бури в пустыне» западным военным теперь проти востоит нежеланный «Пасынок Чечни».

Я не сомневаюсь, что программы модернизации традиционных во оружений по-прежнему заслуживают решительной поддержки в Конгрес се и военном истеблишменте. Я просто хочу позаботиться о том, чтобы американская армия имела необходимые возможности и навыки участия в сложных конфликтах, в которых она уже участвует и, по всей видимос ти, будет участвовать в обозримом будущем, и чтобы этим программам то же оказывалась решительная институциональная поддержка в течение длительного времени. Мне также хочется видеть мобильное оборонное ведомство, способное принимать быстрые решения для поддержки тех, кто находится на поле боя.

Наконец, необходимые военные возможности нельзя отделить от культурных навыков и системы поощрения в американских учреждениях:

необходимо посылать правильные сигналы посредством финансирова ния соответствующих программ, продвижения по службе офицеров, от личившихся на данном поприще, внесения соответствующих изменений в учебные программы наших военных академий и подходы к обучению персонала. Тридцать шесть лет тому назад мой старый коллега по работе в ЦРУ Роберт Комер, руководивший кампанией по усмирению бунтов во Вьетнаме, опубликовал классическое исследование организационного поведения под названием «Бюрократия делает свое дело».

Изучив функ ционирование государственной службы безопасности США во время ко нфликта во Вьетнаме (как военных, так и гражданских лиц), он выявил ряд тенденций, мешавших учреждениям адаптироваться долгое время после того, как были выявлены проблемы и предложены пути их реше ния. Речь шла о нежелании менять предпочтительные способы функци 30 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Сбалансированная стратегия онирования, о попытке вести военные действия при сохранении структу ры управления и принятия решений, характерной для мирного времени, о твердом убеждении, что нынешние проблемы – это просто отклонение от нормы или временные трудности, которые будут в скором времени преодолены, и о склонности не замечать тех проблем, которые не вписы ваются в устоявшиеся организационные структуры и предпочтения.

Я упомянул это исследование не для того, чтобы снова ворошить ста рые проблемы, и не потому, что я не замечаю того колоссального прогрес са, которого добилось наше военное ведомство за последние годы. Мне просто хотелось бы напомнить, что эти тенденции всегда имеют место в любой крупной иерархической организации и что все должны последова тельно стремиться к их преодолению. Я многому научился за 42 года службы в органах государственной безопасности. Два самых важных уро ка – понимание ограничений и чувство смирения. США – это самое сильное и великое государство в мире, но оно тоже не всесильно. Мощь и глобальная сфера влияния наших военных стала незаменимым гарантом мира на земле, и они будут играть эту роль и впредь. Однако американ ские военные не могут реагировать на любой акт агрессии, совершаемый в мире, на любое грубое применение силы, на любой кризис.

Нам следует скромно оценивать возможности военного вмешатель ства и возможности новейших технологий. Достижения в создании высо коточного оружия, в информационных и спутниковых технологиях дают нашим военным колоссальные преимущества и возможности. Движение «Талибан» было рассеяно в течение трех месяцев, а режим Саддама был свергнут за три недели. Можно нажать на кнопку в Неваде – и через несколько секунд в Мосуле взорвется грузовик. Бомба, сброшенная с воздуха, может разрушить отдельный дом, а соседние дома останутся при этом целыми и невредимыми.

Но никому никогда не следует пренебрегать психологическими, куль турными, политическими и гуманитарными аспектами военных дей ствий. Война неизбежно становится трагедией, она сеет панику и неопре деленность и не может быть действенным способом решения проблем.

Очень важно скептически относиться к системному анализу, компьютер ным моделям, игровым теориям или доктринам, которые учат обратно му. Нам следует с недоверием относиться к идеалистическим, триумфа листским либо этноцентричным представлениям о будущем военном противостоянии, которые не учитывают уродливую действительность и противоестественность войны. Некоторые идеалисты воображают, что можно запугать и шокировать неприятеля, тем самым вынудив его к сда РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Роберт Гейтс че и избежав утомительного преследования войск противника от дома к дому, от квартала к кварталу, от одной высоты к другой. Как сказал гене рал Уильям Шерман, «любая попытка сделать войну легкой и безопасной закончится унижением и катастрофой». В течение прошлого столетия американцы неоднократно пытались игнорировать события, происходив шие в далеких странах, в надежде, что они никоим образом не затронут интересы Соединенных Штатов. И в самом деле, как могло повлиять на американцев убийство австрийского эрцгерцога в никому неведомой Боснии и Герцеговине, или аннексия небольшого клочка земли под наз ванием «Судеты», или поражение французов в местечке Дьебьенфу, или возвращение безвестного духовника в Тегеран, или превращение сына са удовского нефтяного магната в радикала?

Как правильно заметил историк Доналд Кейган в своей книге «Об ис токах войны и сохранении мира» (On the Origins of War and the Preservation of Peace), те государства, которые желают сохранить мир, должны прежде всего проявить готовность взвалить на себя тяжелое бремя ответственнос ти ради достижения данной цели. Этот принцип лучше всего «работает в мировой политике». Я верю, что Стратегия национальной обороны Со единенных Штатов обеспечивает сбалансированный подход к выполне нию этих обязанностей и будет способствовать свободе, процветанию и безопасности Соединенных Штатов в грядущие годы.

32 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • «Дом войны» Роберта Гейтса Два лица шефа Пентагона ‡ ‚ «Дом войны» — название недавно вышедшего бестселлера известного аме риканского писателя Джеймса Кэрролла. Почти на 700 страницах автор, сын высокопоставленного генерала, еще мальчишкой изучивший закоулки огромного здания, прослеживает историю Пентагона до середины 2006-го.

Не забывает он упомянуть и о том, что церемония закладки фундамента сос тоялась 11 сентября 1941 года, до минут совпав с моментом, когда ровно лет спустя в Пентагон врежется управляемый террористами «боинг».

Барак Обама, формируя новую администрацию, решил не трогать «Дом войны» и сохранил Роберта Гейтса на посту министра обороны США. Его статья «Сбалансированная стратегия. Перепрограммирование Пентагона нового века» свидетельствует о том, что автор рассматривает обозримое будущее как период почти непрерывных войн с участием Со единенных Штатов, а Пентагону пора в связи с этим перестроиться на ре жим работы и менталитет военного времени. Чтобы не пугать читателя, сразу оговорюсь, что сценарии войн Гейтса отличны от апокалипсических планов грядущих конфликтов, которые рисуют большинство военных аналитиков, особенно российских. Речь идет прежде всего о так называ емых противоповстанческих (counterinsurgency) операциях, подобных тем, которые США ведут в настоящее время в Ираке и Афганистане, а не об обычных (конвенциональных) вооруженных противостояниях, одним из каких была, например, недавняя война России с Грузией, и тем более не о войнах с применением ядерного оружия.

Статья носит характер программного и даже доктринального доку мента. При этом Гейтс всячески старается избежать того, чтобы у читате В.В. Шлыков – председатель Комиссии по политике безопасности и проведению общественной экспертизы проектов федеральных законов Общественного совета при Министерстве обороны РФ, член Совета по внешней и оборонной политике.

РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • Виталий Шлыков ля создалось такое же впечатление, выдавая свои радикальные предложе ния за простое устранение «дисбалансов», возникших, по его мнению, в американском военном строительстве.

В программном характере статьи не было бы ничего необычного, подготовь ее Роберт Гейтс вскоре после своего назначения на должность главы военного ведомства. Но в редакцию журнала она была сдана до то го, как вновь избранный президент Обама объявил о своем решении назначить Гейтса министром обороны. Произошло это 1 декабря 2008 го да, когда текст статьи уже был обнародован. Кроме того, она почти дос ловно воспроизводит выступление Гейтса в Национальном университете обороны в Вашингтоне 29 сентября 2008-го, которое большинство обоз ревателей восприняли как прощальное.

В этой связи правомерен вопрос: в какой степени его соображения совпадают с позицией самого Барака Обамы, а также насколько после довательно Гейтс будет защищать их уже в качестве игрока команды но вого президента?

К ОН Е Ц « Т РА Н С Ф О Р М А Ц И И »

В глаза сразу же бросается принципиальная разница во взглядах на во енное строительство между Робертом Гейтсом и его предшественником на посту министра обороны Доналдом Рамсфелдом. Достаточно срав нить нынешнюю публикацию с программной статьей Рамсфелда, опуб ликованной в том же журнале Foreign Affairs (3/2002) под заголовком «Трансформирование Вооруженных сил».

Примечательно, что в статье Гейтса отсутствует термин «трансформа ция», чрезвычайно модный в период пребывания Рамсфелда в должности шефа Пентагона. Несколько лет назад во время визита в Москву предсе дателя Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ) Воору женных сил Соединенных Штатов Ричарда Майерса я спросил генерала на заседании «круглого стола» в Московском центре Карнеги, почему его босс в своей статье 22 раза использует термин «трансформация» и ни разу – слово «реформа». Немного помявшись, тот ответил, что реформа пред полагает исправление имеющихся серьезных недостатков в армии, а трансформация – движение от хорошего к еще лучшему.

Напомню, что под трансформацией Вооруженных сил Рамсфелд по нимал их строительство, которое использует результаты так называемой революции в военном деле. Последняя же делает упор на широкое ис пользование новых поколений высокоточного оружия, самолетов-«неви димок», новых технических средств разведки и т. д., позволяющих, по 34 РОССИЯ В ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ • ТОМ 7 • № 2 • МАРТ – АПРЕЛЬ • «Дом войны» Роберта Гейтса мнению Рамсфелда, выигрывать войны быстро и при минимальных люд ских потерях.

Однако одного только перевооружения войск на базе высоких тех нологий недостаточно для их трансформации. Согласно Рамсфелду, ре волюция в военном деле предполагает еще и изменение образа мыслей военных, равно как и применение ими новых способов ведения боевых действий. В качестве примера такой революции приводится германская стратегия блицкрига в период Второй мировой войны. К началу войны вермахт был, по выражению Рамсфелда, трансформирован всего на 10–15 %, однако «немцы поняли, что исход кампании зависит не от действий громадных армий и не от нескончаемой окопной войны, а от действий небольших хорошо обученных мобильных “шоковых” груп пировок, действующих при поддержке авиации и способных наносить “молниеносные удары”. Они разработали смертоносную комбинацию быстроходных танков, мотопехоты и артиллерии, работающих в связке с пикирующими бомбардировщиками и направляющих все усилия на одну конкретную часть неприятельского фронта. Эффект был сокру шительным».



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.