авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«Кыргызстан: сбылись ли ожидания? «Темный лес» теории Европейская и миражи идеологии социал-демократия ...»

-- [ Страница 8 ] --

мечает автор, «как американцы инстинк и тех, и других отдавало приоритет до тивно ощущали, что европейские страны говору перед войной (см. Р. 69). В общем, должны быть свободными и независимы и американцы, и римляне «были абсо ми, так и римляне желали того же грекам, лютно уверены, что завоевание не может когда двинулись им на помощь» (Р. 124— быть поводом к войне» (Р. 68). Однако, 125). Конечно же, освободив греков, по-моему, ни Сулле, ни потом Помпею не римляне… столкнулись с нарастанием приходилось убеждать Сенат в наличии у антиримских настроений — в точности Митридата оружия массового поражения, так же, как и американцы в Европе после а Цезарю — доказывать согражданам, что Второй мировой войны (см. Р. 128—129).

презренные галлы укрыли у себя пособни Римляне не могли этого понять — ведь ков террористов!

они «подарили грекам свободу исклю Можно отметить десятки аналогий, чительно из собственного благородства»

которые кажутся поразительными даже (Р. 133) еще менее понятными римлянам неискушенному читателю. Так, например, оказались трения между греческими по события в городке Локри в Калабрии в пе лисами в последовавшие десятилетия.

риод войны с Пирром в 278 году до н. э., Результатом стал окончательный приход где римляне жестоко отнеслись к местно римлян в Грецию в 146 году до н. э. «Вме му населению, но, когда события получи шательства» 198-го и 148—146 годов до н.

ли огласку, командир легиона понес су э. автор считает прямым аналогом амери ровое наказание, уподобляются реакции канского участия в Первой и Второй ми американских властей на скандал в тюрь ровых войнах на стороне свободолюби ме «Абу-Грейб» и противопоставляются, вых стран Старого Света (см. Р. 152—154).

например, действиям германских или EX LIBRIS Комментарии тут излишни. дейское восстание. Оно, как известно, Конечно, если автор нашел аналоги продолжалось четыре года — преимущест Первой и Второй мировых войн (хотя и венно из-за того, уверен Т. Мэдден, «что путается с тем, что больше подходит для римлянам сложно было найти ответ на второго случая: III Пуническая война или вызовы религиозного терроризма и экс окончательное завоевание Греции), не- тремизма просто потому, что такое явле льзя пройти и мимо «холодной войны». ние не вписывалось в их представления об Так как у Рима не имелось серьезных “империи доверия” (курсив мой. — В. И.)»

идеологических противников, аналогом (Р. 278). Но римляне нашли в конечном 1989—1991 годов в римской истории вы- счете ответ — Иудея была побеждена, бирается противостояние с Селевкидами, Храм Ирода Великого разрушен, а еще до к которым после поражения при Заме в того по всей империи жертвами погро 202 году до н. э. бежал заклятый враг Рима мов стали тысячи евреев (автору, разуме Ганнибал. Царь Антиох в 195—193 годах ется, это известно, но и тут он проводит до н. э. начал расширение своей империи параллель с нашим временем, отметив, в Малой Азии, «потревожив» некоторых что «евреи, жившие в других частях им властителей, считaвшихся в то время ami- перии, как сегодня мусульмане, возрадо cus populi Romanum. Последовала война, вались поступкам своих единоверцев»

завершившаяся битвой при Магнесии и (Р. 273), что и вызвало ответную реакцию подписанием Апамейского мира 188 года добрых и достойных римлян). Значит ли до н. э. В итоге, по словам профессора это, что американская война с террором Мэддена, «с разгромом Антиоха римля- должна закончиться разрушением Каабы?

нами и нанесения Америкой поражения Об этом автор предпочитает умолчать.

Советскому Союзу обе “империи доверия” Если этого мало, есть еще один — по устранили последние серьезные угрозы истине гениальный — аргумент. Оказы своему существованию» (Р. 136). Слава вается, римское общество отличалось Юпитеру! самой высокой степенью религиозной Еще более забавной выглядит анало- толерантности из всех известных исто гия, в которой нуждается автор, чтобы рии — видимо, сопоставимой только с показать исторический прецедент аме- возможностями выражения религиоз риканской «войны с террором». На этот ных чувств, имеющимися в Соединенных раз в неповиновении Риму обвинены Штатах (см. Р. 48). Допустим — только по иудейские «религиозные экстремисты», чему тогда лишь один из Апостолов умер восставшие в 66 году н. э. против по- естественной смертью?

следовательного превращения Иудеи из Последнее, что можно отметить из «дружественного», а затем вассального десятков «аналогий», — сравнение книг Риму государства в римскую провинцию. Ливия, Саллюста и Плиния, предупреж Иудеи отказались восславлять императо- давших о грядущем упадке Рима, с пи ра в своих молитвах и убили нескольких саниями ненавидимых автором господ сборщиков дани — что и показалось (как типа Ч. Купчана, Э. Тодда, Ч. Джонсона, автору, так и наместнику Сирии Цестию Н. Хомски и У. Белло* (см. Р. 247—250).

Галлу) аналогом 11 сентября. Отправлен- Автор убежден — как и в случае с Римом, ный в Иерусалим XII легион был разбит что пройдут еще сотни лет, прежде чем при Бет-Ороне, после чего началось Иу- некоторым из этих прогнозов суждено * Подробнее об этом см.: Ch. A. Kupchan. The End of the American Era. U.S. Foreign Policy and the Geopolitics of the Twenty-First Century. N. Y., «Alfred A. Knopf», 2002;

E. Todd. Apr s l’empire. Essai sur la d composition du syst me am ricaine. P., «Gallimard», 2002;

Ch. Johnson. Nemesis: The Last Days of the American Republic, N. Y., «Henry Holt & Co», 2006;

N. Chomsky. Hegemony or Survival. America’s Quest for Global Dominance. N. Y., «Metropolitan Books», 2003;

W. Bello. Dilemmas of Domination: The Unmaking of the American Empire. N. Y., «Henry Holt & Co», 2006.

EX LIBRIS всем миром и победить его;

“империи до будет сбыться, если они вообще реали верия” достаточно лишь мощи, которая зуются (подробнее см. Р. 9—11). Хочется позволит защитить себя и союзников — верить, что — вне зависимости от контек хотя эта мощь должна не иметь аналогов ста — сравнение с великими историками в современном ей мире» (Р. 203). Соб Античности польстит перечисленным ственно, этим все сказано. И рецепт даль ученым.

нейшего развития событий задан замеча Но к чему эти изощрения? Собственно, тельной цитатой из Цицерона, которую цель у Т. Мэддена одна: доказать, что США не раз вспоминает профессор Мэдден:

способны поддерживать Pax Americana, «Защищая своих союзников, мы обрели обретенный в последние десятилетия.

весь мир!» (Р. 170). Правда, немногим со Он исходит из того, что ощущения стро юзникам латинян стало от этого лучше, ителей Pax важнее как ощущений тех, кто добавлю я. Про американских союзников находится вне формирующейся империи, этого пока еще нельзя сказать столь оп так и объективной реальности. Послед ределенно.

ней, по его мнению, просто не должно Однако история Рима, во-первых, не существовать. Оцените одну только фразу:

ограничивалась лишь республиканским «самое важное для американцев — как до периодом и, во-вторых, она тоже закон них и для римлян — это верить в то, что чилась. «Могут ли сходства между Рим все их войны оборонительны по своей при ской и Американской империями дать роде (курсив мой. — В. И.)» (Р. 104). То есть представления о последующем упадке тысячи евреев, убитых только за попыт американской империи?» — спрашива ку защитить свою свободу, как и десятки ет себя автор и отвечает: «Если сказать тысяч иракцев, оказавшихся не в тот мо одним словом — нет» (Р. 291). Почему?

мент не в той стране, — все они не в счет;

Ответ на этот вопрос порождает самые главное — чтобы у населения имперской большие сомнения.

метрополии сохранялось ощущение, буд Оказывается, вся проблема в полити то события развиваются в правильном ческой организации общества. В теории направлении. Неважно, что после Вто профессора Мэддена для того, чтобы рой мировой войны Соединенные Штаты страна, даже имперская по сути, не повто «стали на практике интервенционистски рила путь Рима, достаточно лишь, чтобы ми», главное — они остались «изоляцио армия четко подчинялась гражданской нистскими в своих чувствах (isolationist власти, а система управления отторгала in sentiment)» (см. Р. 112). Поэтому эта но превращения выборных руководителей в вая империя строилась и будет строиться принцепсов (см. Р. 295, 294). И… все! При дальше. А какова цель?

этом совершенно неважно, что, как и в Цель — это тот самый Pax Americana, Риме, в Америке из прежде единой нации «империя доверия», которая если и не вырастает полиэтничное и многоязыкое охватит весь мир, то будет над ним доми общество, становящееся все менее консо нировать. Чтобы, пишет автор, «достичь лидированным;

что американский доллар состояния Pax, “империя доверия” долж обесценивается сегодня быстрее, чем сес на обрести исключительную степень терций во времена «солдатских императо мощи, достаточную, чтобы гарантиро ров»;

что американская промышленность вать своим гражданам и союзникам мир разрушается стремительнее, чем пустели и полную гарантию от возможного напа италийские поля в IV веке н. э. Все это дения» (Р. 200). И Т. Мэдден рад, что Со ерунда: «экономическая мощь — это зна единенные Штаты приблизились сегодня чимый фактор, но она не является необ к этому состоянию. Он пишет: «…сейчас ходимым фактором выживания “империи на Земле нет ни одной страны, в которую доверия” (курсив мой. — В. И.)» (Р. 296). Вне США не могли бы вторгнуться… но это не шние угрозы тоже не в счет: посмотрите, значит, что Америка должна сражаться со EX LIBRIS пишет Т. Мэдден, как изменилась сегодня гражданских войнах республики и им еврейская диаспора, рассыпавшаяся по перии). Отчасти потому, что она доби всему миру и несущая ему только добро! лась масштабной власти и могущества, Таким же образом уже совсем скоро (че- до поры до времени не восстанавливая рез тысячу-другую лет?) модернизируется против себя опасных врагов или умело и исламский мир — «терроризм пойдет на побеждая их, в том числе и усилиями спад и в конечном счете исчезнет, так как своих союзников. Отчасти потому, что в исламе не сохранится тех идеологиче- к периоду своего расцвета она пришла ских элементов, которые сегодня обу- многонациональной державой, начина словливают его» (Р. 289). Это тоже тяжело ющей утрачивать черты национальной комментировать. идентичности. Отчасти потому, что здесь Да, Америка похожа на Рим. Отчасти распространена уверенность, что воен потому, что это единственная империя но-политическое доминирование важнее со времен Рима, которая в течение пери- экономической мощи. Но в куда большей ода своего подъема умудрилась потерять мере — потому что эта страна создала не в Гражданской войне 1861—1865 годов вероятное количество мифов и о себе, и больше собственных граждан, чем во об остальном мире. Однако верить в эту всех прочих войнах — и завоевательных, великую ложь — значит приближать же и освободительных (что справедливо и конец, постигший и самую могуществен для Рима, если оценить потери во всех ную империю древности.

EX LIBRIS ОЛЕ Г АУР О В История с демографией С. П. Капица. Парадоксы роста. Законы развития человечества.

М., «Альпина нон-фикшн», 2010. 192 с.

Название этой рецензии лишь внешне это скорее объяснение авторских выводов может показаться ироничным. На самом для широкой аудитории, являющееся до деле оно вызвано скорее растерянностью полнительным свидетельством наличия у историка перед текстом, принадлежащим С. П. Капицы блестящего дара преподава одному из самых замечательных совре- теля и популяризатора науки.

менных российских физков и популяри- Отойдя от традиционного для демо заторов науки, Сергею Петровичу Капице, графов рассмотрения населения Земли который всю свою жизнь остается верным как арифметической суммы популяций прекрасной традиции русской интеллиген- отдельных стран, автор изначально рас ции — мыслить широкими категориями, сматривает человечество как единство, не замыкаясь в переделах своей узкой на- развивающееся по общим демографиче учной «специализации». Этим объясняют- ским законам. Такой подход и становится ся и его занятия популяризацией научных основой для применения к оценке соот достижений в СССР и современной Рос- ветствующих процессов математического сии, и его нынешнее обращение к пробле- аппарата, разработанного применительно матике, внешне не традиционной для уче- к исследованиям в области ядерной фи ного-физика. При этом необходимо сразу зики. Изменение численности населения отметить: автор книги вовсе не выглядит планеты исследуется в рамках модели са одержимым научным тщеславием, созда- моподобного роста. В ее основу положен ющим иллюзию всезнайства. В новой для асимптотический метод, позволяющий себя области исторической демографии пренебречь процессами, не оказывающи он по-прежнему остается физиком;

это и ми в первом приближении существенного придает его выводам особую весомость. влияния. В целом такой подход позволяет Новая книга — результат длительно- (по меньшей мере в рамках поставленной го и плодотворного интереса ее автора задачи) решить проблему, до настоящего к мировой истории и исторической де- времени считавшуюся буквально прокля мографии. В тексте его идеи изложены в тием для исследователей, оперировавших двух частях. Первая представляет собой инструментарием линейной статистики, объяснение выстроенной ученым модели заимствованным из сферы «чистой» мате демографического роста человечества от матики (см. С. 29—52).

момента возникновения вида homo sapi- Дело в том, что самые ранние точные ens и до наших дней, позволяющей также статистические данные, которые могли спрогнозировать в общем изменения чис- быть привлечены для такого рода подсче ленности населения Земли на обозримый тов (в данном случае сведения о числен период в будущем. Строгое математиче- ности населения), относятся лишь к концу ское обоснование этих идей представле- (в лучшем случае — к середине) XIX века.

но в Приложении (см. С. 167—184);

что же Далее же, продвигаясь вглубь времен — в касается основного текста, то, повторюсь, эпохи, которые не знали сколь-нибудь АУРОВ Олег Валентинович — доцент, кандидат исторических наук.

EX LIBRIS точных переписей, «зазор» расхождений (ок. 80 тысяч лет назад), с другой — от сов между оценками становится все более ременной эпохи глобализации, когда та ощутимым. И не случайно. Так, например, кое единство вновь стало, что называется, применительно к римской эпохе ученые ощутимым фактом. Острота этой пробле располагают всего лишь несколькими мы не снижается, даже если в последнем римскими кадастрами, относящимися к случае понизить планку до периода сере рубежу новой эры. Самый поздний из них дины — второй половины XIX века, то есть датируется 14 годом, причем все они отно- до начала эпохи великих колониальных сятся к Италии, не охватывая ее регионов захватов, в течение буквально нескольких полностью. Соответственно, для подсчета десятилетий приведших к появлению ог населения всей Римской империи на рубе- ромных колониальных империй (прежде же новой эры используется метод экстра- всего Британской и Французской): тогда поляции этих данных на другие области с через посредство своих метрополий, те использованием всякого рода поправок. сно вовлеченных в европейскую экономи Эти сведения в какой-то мере могут быть ку и политику, народы всего мира впервые уточнены за счет данных археологии, поз- почувствовали нечто подобное будущему воляющих экстраполировать примерную единству эпохи глобализации.

информацию о населении изученных Следует учесть, что по мере появле поселений на все известные населенные ния и распространения производящего пункты аналогичного типа. В итоге один хозяйства, несколько снизившего непо «допуск» буквально «наезжает» на другой, средственную зависимость человечест и конечные выводы разных исследовате- ва от сил природы и способствовавшего лей разнятся слишком значительно. Так, формированию оседлого образа жизни у например, численность населения рим- значительной части населения планеты, ской провинции Проконсульская Африка контакты между разными популяциями, на рубеже новой эры оценивается цифра- расселившимися на значительном рассто ми от 7 до 21 миллиона человек и более. янии друг от друга, становились все более При таком разбросе сведений выстраи- эпизодическими. Таким образом, даже вать сколь-нибудь корректные выводы о в относительно поздние исторические динамике демографических процессов с периоды — в эпохи великих империй использованием привычных линейных космосов времен эллинизма и Римской статистических моделей оказывается империи, продвинувших европейскую практически невозможным. культуру далеко на Восток, — в Европе не С. П. Капица не претендует на открытие существовало никаких сведений даже о некоей панацеи, позволяющей разрешить Китае, «стране синов и серов», не говоря всевозможные проблемы, связанные с под- уж об Америке и большей части Экватори счетами в истории. Однако в рамках пред- альной и Южной Африки. Лишь в эпоху ложенного им исследовательского ракурса великих географических открытий мир означенный метод представляет несомнен- стал приобретать — нет, еще не единство, ный интерес, по меньшей мере как инфор- но хотя бы известность для европейцев.

мация для размышлений. Правда, несколь- Еще одним выводом С. П. Капицы, вы ко вопросов еще заслуживают, как мне зывающим серьезные вопросы у историка, кажется, более тщательной проработки. является его однозначная формулировка:

Не совсем понятно, например, каким «…мы описываем поведение системы в образом можно рассматривать челове- целом: мы ищем механизм роста, а не его чество как единое целое применительно причины». И далее: «Искать объяснения в к эпохам его истории, далеко отстоящим, детальных процессах крайне затрудни с одной стороны, от начала процесса ак- тельно да и не нужно, поскольку мы имеем тивных миграций древних людей с терри- дело с сильно связанной системой. В ней тории Восточной и Южной Африки (при- возникают свои мощные факторы, обеспе знанной ойкуменой человеческого рода) чивающие устойчивый глобальный рост, и EX LIBRIS поэтому линейные причинно-следствен- Италии XIX века, с другой, до середины ные связи не только не применимы, но и не этого столетия регион не знал массовой необходимы» (С. 61). Наверное, для физика эмиграции, главной причиной которой этот вывод звучит достаточно эффектно, являлось, как известно, относительное однако историки (особенно занимающи- аграрное перенаселение. И лишь обост еся ранними историческими периодами) рение этой проблемы в середине XIX века привыкли с опаской относиться к конста- вызвало нарастающий поток итальян тациям столь глобального характера. цев-мигрантов в Америку, как Северную В данном случае, как представляется, (США), так и Южную (главным образом сознательный отказ от объяснения меха- в Аргентину). В то же время близкий по низмов роста лишает нас понимания са- характеру фактор — относительное аграр мой природы явления. К тому же не менее ное перенаселение (вкупе со стремлением эффектный общий вывод С. П. Капицы, к сохранению существующей системы будто до середины ХХ века население распределения земельной собственно Земли непрерывно прирастало, а затем сти) — рассматривается в современном вступило в стадию демографического пе- антиковедении и как главная причина рехода, связанного со снижением темпов римской территориальной экспансии роста численности землян, противоречит за пределы Италии начиная с III века до отрывочным данным, свидетельствую- нашей эры, завершившейся созданием щим, что по меньшей мере применитель- империи и сопровождавшейся активным но к отдельным регионам Европы это не формированием колоний римских граж так. (Под осторожным «применительно к дан на завоеванных территориях.

отдельным регионам» имеется в виду сле- Мы хорошо знаем, что наиболее ин дующее: для остальной части континента тенсивно римляне и италийцы создавали сведения и вовсе отсутствуют. Это молча- свои колонии на территориях современ ние источников минимум не подтвержда- ных южной Франции, восточной и южной ет вывода С. П. Капицы, хотя прямо и не Испании, в приморских областях Марок противоречит ему.) ко, Алжира и Туниса, где возникли обшир В частности, общепризнанным (до ные города-колонии — центры освоения сих пор убедительно не опровергнутым) прилегающих сельских районов. Лишь в является факт более высокой плотности означенных регионах число колонистов и общей численности населения в наи- должно было исчисляться миллионами.

более освоенных регионах Средиземно- А ведь римские и италийские колонии морья (прежде всего Греции и Италии) в (пусть и менее интенсивно) создавались римский период по сравнению с эпохами и в других районах формирующейся им Средневековья и Раннего Нового времени. перии. Таким образом, масштабы древних Так, демографические показатели римско- миграций, вызванных той же проблемой го времени (по ограниченному количе- малоземелья, оказываются вполне сопо ству регионов, охваченных сохранивши- ставимыми с темпами роста итальянской мися кадастрами) соответствуют цифрам эмиграции в Америку во второй полови начала, а порой и второй трети XIX века. не XIX — начале ХХ века, на пике этого Получается, численность населения в пе- процесса. Думается, приведенные факты риод от Поздней Античности к Новому не нуждаются в комментариях и явно сви времени развивалась не по гиперболе, а детельствуют о противоречивости демо по сложной кривой, временами ощутимо графических процессов в указанном реги вогнутой в направлении горизонтальной оне в эпохи, более или менее обозримые оси координат. с точки зрения наличия источников и сте Тому же факту существуют и косвен- пени их изученности.

ные подтверждения. Так, при сопостави- На деле, однако, эти процессы отли мой продуктивности сельского хозяйства чались еще большей пестротой и слож античного времени, с одной стороны, и ностью. Известно, например, что числен EX LIBRIS ность населения на заселенных греками Пионерским выглядит вывод, будто воз островах Эгейского моря в Античности растание численности населения Земли оставалась достаточно стабильной, в то не является вечным процессом и уже в время как в балканской Греции и Ионии обозримом будущем (около 2050 года) оно (западное побережье Малой Азии) она не- стабилизируется на цифре 10—11 милли уклонно возрастала, порождая массовую ардов человек (см. С. 67 и др.).

эмиграцию — явление, аналогий которому Описанию потенциальных послед островная Греция не знала. Можно приве- ствий демографической революции, ко сти и другие примеры подобной стабиль- торая с полным основанием определяется ности. В частности, во вполне обозримый как важнейшее событие в истории чело период (между началом XVIII и серединой вечества, посвящена вторая часть книги XX века) численность населения Китая (см. С. 107—155). В связи с этим следует поддерживалась на относительно посто- отметить прежде всего первое (во всяком янном уровне и колебалась около цифры случае, из известных мне) логически не в 400 миллионов человек. Платой за ста- противоречивое объяснение кризисных бильность являлось повсеместное исполь- явлений, свойственных развитию совре зование варварских методов контроля над менного мира (в том числе в сфере идео уровнем рождаемости — от массового вы- логии, нравственности и морали), общей брасывания новорожденных девочек до обстановкой «революционной» эпохи, ха принудительного безбрачия миллионов рактеризующейся глубокими потрясения безземельных бедняков, вынужденных ми (см. С. 117—132).

зарабатывать на скудное пропитание на- Вместе с тем, характеризуя экономи емным трудом, не имевших собственных ческие, идеологические и социальные по жилищ и т. п. следствия развивающейся на наших глазах Мне трудно судить, насколько эти дан- демографической революции, С. П. Капи ные учитываются в «допусках» модели, ца убедительно опровергает основы маль предлагаемой С. П. Капицей, то есть в ка- тузианских теорий. Он доказывает, что кой мере (главное — каким образом?) фак- исчерпание существующего ныне объема ты такого рода компенсируются за счет ресурсов по самым разным причинам не противоположных по вектору процессов, может рассматриваться как естественный развивавшихся в других частях планеты, ограничитель демографических процес и насколько ими можно пренебречь при сов. И дело здесь не только в постоянном использовании асимптотического мето- прирастании известной человечеству ре да. Тем более (повторюсь!) что речь идет сурсной базы, но и в непреходящей роли о процессах эпохи отсутствия единства научно-технического прогресса, позволя человечества — по меньшей мере как осо- ющего достигать как более экономного ис знанного современниками явления. пользования уже имеющихся природных Вместе с тем, даже если сократить исто- богатств, так и вовлечения их новых источ рическое время действия обнаруженной ников в общественное производство.

С. П. Капицей закономерности (согласно Но если пределов роста попросту не которой, в периоды роста его скорость существует, а все связанные с ними про пропорциональна квадрату численности блемы — результат не материальных, а населения мира (см. С. 38—39)) лишь эпо- культурных процессов (см. С. 112), то и их хами Новой и Новейшей историй, значе- решение следует искать не столько в сфе ние его выводов представляется колоссаль- ре экономики (при всей ее неоспоримой ным. Принципиально важным является и важности), сколько в области культуры, введение им понятий «демографический прежде всего этики и морали.

переход», особенно «демографическая ре- Этот оптимизм, подкрепленный циф волюция» (см. С. 52—59, 94—95 и др.). Суть рами и фактами, внушает надежду на луч последней определяется как смена режима шее будущее, в которой так нуждается со роста таковым стабилизации населения. временное человечество.

EX LIBRIS П АВ Е Л ИВ А Н О В Горькие уроки Балкан Е. Г. Пономарева. Новые государства на Балканах.

М., МГИМО(У) МИД РФ, 2010. 252 с.

Новая книга видного российского бал- «наслаивались» здесь на другие, создавая каниста, кандидата исторических наук, причудливую картину смешения этниче доцента МГИМО(У) МИД РФ Елены Геор- ских элементов. В отличие, например, от гиевны Пономаревой продолжает серию слабозаселенных в первом тысячелетии ее исследований, посвященных двум ос- нашей эры просторов Русской равнины, новным проблемам. Первая из них — по где народы расселялись широко и воль преимуществу теоретическая, связанная с готно, не вступая в острые конфликты и определением основных путей эволюции относительно свободно образуя новые современной государственности, имею- этнокультурные сообщества (в итоге чего щей своим отправным пунктом класси- в жилах современных русских славянская ческое государство-state Нового времени. кровь густо разбавлена финно-угорской и Вторая — конкретное преломление об- тюркской), на Балканах уже в древности щемировых закономерностей изменения отмечается высокая плотность населения, государственности в странах постъюго- вследствие которой расселение пришель славского пространства. цев, привлеченных благодатными земля Блестящий знаток настоящего и про- ми региона, постоянно сопровождалось шлого балканских стран, Е. Г. Понома- жестокими и болезненными конфликта рева успешно совмещает глубину эруди- ми, оставившими неизгладимый след в ции и тщательность анализа историка со исторической памяти балканских наро свойственной политологу способностью дов. К этому следует добавить еще и мощь к конструированию сложных теоретиче- культурного наследия народов Балкан, ских систем. Шаг за шагом она рассматри- благодаря которому они упорно не жела вает историю становления современной ли ассимилироваться, стойко сохраняя государственности в Словении, Хорва- свою самобытность.

тии, Боснии и Герцеговине, Македонии, Русскому человеку, не бывавшему на Сербии, непризнанном большей частью Балканах, сложно представить, сколь мирового сообщества государстве Косо- крепко прошлое держит там за горло ве и наконец Черногории (см. С. 8—217). настоящее. Тем более что и без того дра Формально отправной точкой авторского матичная живая память об прошлом в анализа является период распада «второй сознании балканских народов сильно Югославии» (ФНРЮ;

с 1963-го — СФРЮ) в деформирована позднейшими историо 1991—1992 годах. Однако Балканы — это софскими схемами, сформировавшимися особый регион, сложная и противоречи- в период активной фазы нациестроитель вая история которого начиная с эпохи ства XIX—XX веков. Отмечая лингвисти Античности оказывает самое непосред- ческую близость славянских языков на ственное влияние на современность. родов бывшей Югославии, по существу, Тысячелетие за тысячелетием, столе- представляющих собой «один естествен тие за столетием одни народы и культуры ный язык» (см. С. 148), Е. Г. Пономарева ИВАНОВ Павел Иванович — доцент, кандидат исторических наук.

EX LIBRIS подчеркивает: в этих условиях различия ского народа», эта страна ныне предстает в исторической памяти, то есть в принци- гораздо более этнически однородной, чем пиально значимых оценках общего про- во времена союзной Югославии. Период шлого, и стали фактором, противопоста- авторитарного правления ХДС — партии вившим югославянские народы. В свою Ф. Туджмана — в 1990-е годы сменился в очередь они значительно обострили всю новом столетии более демократической сложную гамму противоречий, сложив- структурой власти, хотя роль харизмати шихся уже в эпоху «второй Югославии»: ческого лидерства остается весьма значи неравномерность уровня экономического тельной. Тем не менее она все еще далека развития регионов, интересы этнокра- от вожделенного экономического процве тических элит, а также проблемы самой тания, а сохранение внутренней межэтни союзной государственности, оказавшейся ческой напряженности наглядно показы нежизнеспособной после смерти ее созда- вает, что «построить счастье на несчастии теля — И. Броз Тито (1980). других нельзя» (С. 67).

Однако в полной мере понять причи- Совершенно особую роль фактор вне ны распада СФРЮ и характер государств, шнего вмешательства сыграл в становле образованных на ее развалинах, можно нии государственности в Македонии (или лишь с учетом внешних влияний, после «Бывшей Югославской Республике Маке распада «биполярного мира» выступив- дония» — по требованию Греции именно ших не только в качестве катализатора де- под этим названием страна была принята зинтеграции, но и как фактор формирова- в ООН). Комплекс проблем, обусловлен ния характера государственности новых ных отсутствием значимого историческо стран. Политический вакуум на Балканах в го опыта собственной государственности 1990-е годы был быстро заполнен новыми (Македония впервые получила ее лишь игроками, прежде всего США. Е. Г. Поно- после 1945 года в составе югославской марева подробно исследует конкретную федерации), был значительно усугублен роль внешнего вмешательства примени- этническим конфликтом в западных об тельно к каждому из постъюгославских ластях страны. Стремительно растущее государств. Особенно явственно оно про- демографически и проявляющее все бо слеживается на примере «государства- лее серьезные экономические и полити фантома», каковым является Босния и ческие амбиции, албанское меньшинство Герцеговина (БиГ) — искусственная феде- своими действиями (вооруженный конф рация, созданная под внешним нажимом ликт в районе Тетова и др.) практически и сохраняемая лишь благодаря контролю дезорганизовало процесс становления со стороны США и ЕС. Формально разви- национальной государственности. Исто вающаяся в направлении «государства- рия Македонии последних двух десяти нации», БиГ на деле представляет собой летий дает едва ли не хрестоматийный абсолютно нежизнеспособный организм, пример формирования модели зависи созданный исключительно для удовлетво- мого государства — звена глобальной си рения внешних по отношению к ее граж- стемы управления. Военно-политическое данам интересов (см. С. 68—103). присутствие НАТО, утвердившееся здесь Во многих отношениях антиподом под предлогом гарантий обеспечения этого «государства-нации» выступает внутреннего мира, не только ограничи хорватская «нация-государство». Впро- вает сферу деятельности национальных чем, несмотря на наличие определенной органов государственной власти, но и исторической традиции собственной не- подрывает дееспособность последней, зависимой государственности, Хорватия фактически выводя целые функциональ могла состояться в своем нынешнем виде ные сегменты и территории из области ее лишь при поддержке внешних сил (глав- компетенции (см. С. 133 и далее).

ным образом США и ФРГ). Постулирую- Но разумеется, наиболее ярким приме щая себя как «государственность хорват- ром сценария внешнего вмешательства и EX LIBRIS возможных последствий его реализации союзной Югославии административные является Косово — классический пример границы между республиками лишь в «квазигосударства». Последнее целиком и ограниченной мере соотносились с тер полностью создано в интересах внешних риториями реального расселения этни сил, причем как для сербов, доля которых ческих групп (тем более что, как уже от в населении бывшего автономного края мечалось выше, на Балканах проведение стремительно сокращается, так и для ко- четких границ между этносами является совских албанцев, будто чувствующих себя делом практически нереальным). Еще хозяевами положения. Значительные мине- одним сходством с советской моделью ральные ресурсы региона (залежи свинца, федерализма являлась, как известно, ос цинка, никеля, кадмия, бокситов, марганца, новополагающая роль национального галлузита, селена, кварца и др.), а также фактора в федеративном строительстве.

его выгодное геостратегическое положе- Сербы на себе испытали последствия как ние (особенно значимое на фоне планов первого, так и второго. С одной стороны, строительства нефтепроводов для пере- за краткий исторический срок значимая качки каспийской нефти) — вот факторы, (около 40 процентов) часть сербского обусловившие как идею создания косов- этноса оказалась рассеянной по терри ской «государственности», так и причины, ториям «новых независимых государств».

по которым западные «спонсоры» Косова С другой стороны, этноцентричная поли (прежде всего США) сквозь пальцы смотрят тическая психология союзных времен «от на фактическое отсутствие там и эффек- рекошетила» четко артикулированными тивной государственной власти, и распад антисербскими настроениями: в один мо экономики, и растущую степень кримина- мент сербы оказались чужими на землях, лизации общества, в котором «процветают» на которых их предки жили десятки, если наркобизнес, незаконная торговля оружи- не сотни, лет. И хотя этот фактор в разных ем, людьми и т. п. (см. С. 195 и далее). экс-республиках проявился с разной сте Внешне наибольшую независимость пенью интенсивности (пожалуй, в наибо от влияния внешнего фактора демонстри- лее жесткой форме он дал знать о себе в рует Сербия — «новое старое государство». Хорватии), тем не менее не было ни одной Однако и здесь при ближайшем рассмот- территории (включая даже относительно рении все обстоит не так просто. Распад спокойную Словению), где антисербские «второй Югославии», по существу, означал настроения не заявили бы о себе.

крах значимого сегмента сербского миро- Роль внешнего фактора в развитии «но воззрения. Разумеется, титовское союзное вой старой» сербской государственности государство было далеким от воплощения отразилась по-разному. Во-первых, речь идеи «Великой Сербии»: наоборот, одной идет о сознательном разжигании антисерб из своих задач бессменный президент ских настроений как на уровне пропаган Югославии считал ограничение сербских ды, так и применительно к практической националистических настроений, считая политике. Сербы и Сербия выставлялись эту политику значимой частью системы априори виновными, тогда как даже оче обеспечения баланса между интересами видные военные преступления со стороны различных этнических групп. Вместе с их противников если и не отвергались с тем важность государствообразующей порога, то должны были всесторонне до роли сербского этноса применительно казываться. При этом США и их союзники к НФРЮ—СФРЮ была очевидной, а все сплошь и рядом вели себя настолько вы компактно населенные сербами террито- зывающе-беспардонно, что их действия не рии находились в пределах границ едино- оставляли возможности для по-настояще го государства. му конструктивного разрешения частных Крушение «второй Югославии» авто- конфликтных ситуаций. Апогеем этой по матически означало возвращение к состо- литики, разумеется, стали широкомасштаб янию рассеяния: как и в бывшем СССР, в ные бомбардировки Сербии и (в меньшей EX LIBRIS степени) Черногории весной 1999 года. Во- тех годов политическая система страны вторых (как бы это ни было больно для на- оказалась как бы законсервированной, шего национального самолюбия), события лишенной возможности эволюции для 1990-х годов полностью развеяли в серб- приспособления к ситуации, менявшейся ском обществе миф о России как могучем как вовне, так и внутри Сербии. Тем более старшем «славянском брате». жестким и болезненным оказался ее слом, (От себя добавлю, что дело вовсе не происшедший в ходе «малой октябрьской только и не столько в объективной сла- революции» 2000 года, положившей на бости нашей страны, ставшей следствием чало череде «цветных» революций, вско распада СССР. Не меньшее значение име- ре перебросившихся и на пространство ло отсутствие четкого, концептуально вы- СНГ (см. С. 168 и далее). Ныне Сербия (как, строенного внешнеполитического курса, впрочем, и весьма сходная с ней по харак что, к сожалению, проявилось далеко не теру политических процессов Черного только в балканских событиях 1990-х. Ра- рия) переживает сложный и драматичный зумеется, сделал свое дело и лоббизм, вли- процесс формирования гражданского го яние которого нередко вступало в прямое сударства.

противоречие с национальными инте- Упоминание о «цветных» революци ресами РФ. А потому, на словах критикуя ях — значимый, но далеко не единст позицию Запада, на деле Россия довольно венный пример российского резонанса четко выполняла предписанную ей роль — далеких балканских событий. События «подсластить пилюлю» беспардонного мирового финансового кризиса вновь внешнего диктата со стороны США и их поставили в повестку дня вопрос об ук союзников, не получив при этом никаких реплении «традиционной» суверенной го реальных рычагов влияния на позицию сударственности, было уже почти «похо своих «партнеров» в югославских делах. роненного» либеральными политологами Вне зависимости от субъективных наме- с их концепциями «государства-корпора рений российского политического руко- ции», построенного на основе принципов водства в 1990-е годы РФ вполне успешно скорее частноправового, чем публично выполняла функцию пристяжного в на- правого характера. Видимо, не следует то товской колеснице, дав связать себе руки ропиться, и суверенное государство-state в возможностях полноценной открытой еще способно принести значимую пользу критики действий Запада на постъюго- обществу, а потому учет внешнего опыта славском пространстве. В итоге — не надо особенно важен.

себя обманывать! — доброе имя русского Не случайно Е. Г. Пономарева рассмат человека на Балканах, сполна оплачен- ривает постъюгославское пространство ное кровью нескольких поколений наших как своеобразную «лабораторию», на солдат, попрано и опозорено. И перемен к примере которой можно в полной мере лучшему не видно.) осознать действенность тех или иных мо Находящаяся в состоянии жесткого делей современной посткоммунистиче прессинга со стороны Запада и, по сущес- ской государственности (см. С. 6). При тву (хотя Е. Г. Пономарева и не употреб- всей несомненной уникальности бал ляет столь резких выражений), преданная канского опыта следует признать, что Россией Сербия ощутила себя осажденной ряд черт, выделенных автором на при крепостью. Именно эта ситуация и спо- мере балканских государств, в той или собствовала многолетнему сохранению иной степени и форме присутствует и на «режима личной власти С. Милошевича с пространстве СНГ, в том числе в России, элементами парламентаризма» (С. 167) в заставляя нас снова и снова всматривать опоре на поддержку посткоммунистиче- ся в драматическую новейшую историю ской Социалистической партии Сербии постъюгославского пространства в по (СПС), своеобразной «плебисцитарной исках ответов на самые актуальные (и, демократии». По существу, на весь период увы, далеко не балканские) вопросы.

EX LIBRIS И Г О Р Ь С ЕР Е Б Р О В Разбитое зеркало «Освещение общей истории России и на родов постсоветских стран в школьных учебниках истории новых независимых государств». Под ред. А. А. Данилова и А. В. Филиппова (Доклад).

М., 2009, 389 с. — http://www.gosclub.ru/ news/276/ Один из излюбленных вопросов в не- дарств истории советского и постсоветс когда бесконечном споре «физиков» и кого периодов», поддержанных грантами «лириков» касался практической пользы некоего фонда подготовки кадрового ре такой внешне удаленной от повседневных зерва «Государственный клуб» в соответ забот человека науки, как история. Теперь, ствии с распоряжением Президента РФ от когда в нашем проникнутом прагматиз- 14.04.2008 г. о государственной поддержке мом мире «лириков» уже не осталось, а некоммерческих неправительственных «физики» на глазах превращаются в выми- организаций, участвующих в развитии рающе-выезжающий вид, жизнь сама пре- институтов гражданского общества. В ка поднесла ответ на этот вопрос. Оказалось, честве формальных организаторов работ что вне власти над прошлым не может по проектам выступили, соответственно, быть и прочной власти над настоящим. некоммерческие партнерства «Центр об А потому подчинивший себе настоящее щественных технологий» и «Евразийский немедленно стремится приватизировать монитор».

и прошлое. Наука истории и есть инстру- Изучив содержание 187 школьных мент для подчинения прошлого. учебников (главным образом на русском Строго говоря, именно об этом и гово- языке) из 12 стран СНГ, Прибалтики, а так рится в докладе, подготовленном группой же Грузии (в поле зрения исследователей российских историков, социологов и спе- не попала только учебная литература, из циалистов в области образования (А. А. Да- данная в Таджикистане и Туркмении), ав нилов, А. В. Филиппов, Д. Я. Бондаренко, торы пришли к неутешительным выводам:

А. И. Вдовин, А. Д. Жуков, А. И. Колпакиди, различие в интерпретациях прошлого все А. А. Краевский, И. В. Никифоров, В. В. Си- дальше разводит некогда «братские» наро миндей, А. Ю. Шадрин, Ю. В. Шевцов, ды (см. С. 242 и др.). Сам по себе этот вывод В. И. Шептуха), содержащем результаты вполне предсказуем. Интерес представля изучения форм представления общей ис- ет не столько это общее умозаключение, тории в учебниках для средних школ, на- сколько детали.

писанных в государствах постсоветского Однако обо всем по порядку. Предва пространства. Работа проведена в рамках рив свое исследование кратким обзором проектов «Формирование у молодежи не- системы преподавания истории в сред конфронтационных, интегральных взгля- ней школе девяти государств СНГ, Грузии дов на историю России и стран постсовет- и стран Прибалтики (см. С. 18—23), авто ского пространства», а также «Восприятие ры доклада переходят к оценке их содер молодежью новых независимых госу- жания по семи основным параметрам, СЕРЕБРОВ Игорь Викторович — политолог, публицист.

EX LIBRIS отслеженным применительно к каждому фицировать этнических предков с каким изученному учебнику: либо славным народом, хорошо известным — происхождение наций и государств. по древним письменным или фольклорным Древность национальной истории;

источникам (миф о славных предках);

пре — характер первых контактов с Росси- увеличение степени этнической консолида ей и русскими;

ции в древности и сознательный недоучет — оценка процесса инкорпорации в роли родоплеменных делений, многоком состав России;

понентности формирующейся общности;

— общая оценка периода пребывания образ иноземного врага, борьба с которым в составе дореволюционной России;

цементирует этнос и ведет к высокой степе — освещение событий периода рево- ни консолидации и др. (см. С. 15—16).

люции и гражданской войны;

Соответственно, изначально авторы — интерпретация истоков Второй ми- доклада ориентированы на поиск черт ровой войны;

изложение событий Вели- формирующего (или получающего разви кой Отечественной войны;

тие) националистического сознания, тем — общая оценка советского периода более что ни один постсоветский этнос до национальной истории. интеграции в состав Российской империи Кроме того, отдельно рассматривается (или СССР) либо вообще не обладал опы вопрос о влиянии перестройки системы том собственной независимой (вне рамок преподавания истории в средней школе на СССР) государственности современного изменения в общественном мнении при- типа, либо его имел лишь в течение истори менительно к каждому из названных госу- чески ограниченного промежутка времени дарств (см. С. 23—241). Для подкрепления (Латвия, Литва и Эстония). Что ж, для та аргументации в составленных ими при- кого подхода есть все основания. Чего, на ложениях авторы представляют не только пример, стоит одно только утверждение из детальную характеристику изученной ими азербайджанского учебника, будто древние учебной литературы, но и пространную шумеры являлись этническими тюрками и подборку наиболее красноречивых выдер- являлись предками (либо по меньшей мере жек из текстов учебников, систематизиро- одними из предков) современных азербай ваных по странам и перечисленным выше джанцев (см. С. 25). Аналогичным образом параметрам (см. С. 263—389). киргизский учебник в числе предков кир Во введении (см. С. 13—17) определяют- гизов (этнических тюрков) называет индо ся задачи и общие методологические прин- европейцев-скифов, а также гуннов, четкая ципы исследования. Авторы опираются этническая принадлежность которых не ус главным образом на концепцию В. А. Шни- тановлена до сих пор. Древним же тюркам рельмана, ключевые идеи которой в свою (чьими предками действительно являются очередь восходят к выводам Б. Андерсона о киргизы) в этом славном ряду выделено нациях как «воображаемых сообществах», «почетное» третье место (см. С. 28).

складывающихся вследствие не столько Укрепляющийся национализм, проч объективных социально-экономических ные основы которого были заложены закономерностей, сколько реализации в советское время советской же нацио целенаправленных проектов нациестрои- нальной политикой, что называется, уве тельства*. Отсюда пристальное внимание ренно расправляет крылья, ибо теперь к комплексу факторов, выделенному озна- уже нечего стесняться. Столь же естест ченными исследователями. В частности, к венным образом отбрасываются надоев утверждениям об особой древности этни- шие штампы о русском «старшем брате».

ческой культуры и языка соответствующего Теперь везде и всюду (за исключением народа в целом и на занимаемой ныне тер- Белоруссии и Армении) он выступает в ритории в том числе,стремление иденти- образе врага, присутствие которого на * См. В. А. Шнирельман. Войны памяти. Мифы, идентичность и политика в Закавказье. М., 2003.

EX LIBRIS полняет особым смыслом существование коррумпированности государственного народа, ведущего с ним напряженную аппарата, носящих скорее академический, национально-освободительную борьбу. чем сущностный, характер (поскольку К характеристике последней так и хочет- даже в таких относительно «прочных» го ся применить эпитет «антиколониальная», сударствах, как «новая Россия», степень уп столь восторженно-драматические тона равляемости социально-экономическими приобретают соответствующие описания. процессами со стороны государства уже Увы, порой авторы учебников говорят об пересекла критическую черту). Главная «антиколониальной борьбе» прямым текс- проблема всех новых независимых госу том. В частности, в казахском учебнике М. дарств заключается в отсутствии будущего, Койгельдиева читаем: «Борьба казахского а именно — в неспособности создать сколь народа против российского колониализ- нибудь эффективную замену стремительно ма длилась долго, охватив вторую поло- истощающейся ресурсной базе советского вину XVIII в. до 90-х гг. ХХ в.» (см. цитату времени. На практике это означает лишь на С. 89). Особо подчеркну, что речь идет о одно: с уходом из активной жизни по стране, чей дружественный курс в отноше- следнего советского поколения, родивше нии России не вызывает сомнений. Что ж гося во второй половине 1960-х — начале тогда говорить о других новых независи- 1970-х годов, резервы, унаследованные от мых государствах, чьи взаимоотношения времен СССР, будут выбраны до дна и ситу с Россией отличает явная напряженность? ация приобретет характер неуправляемого Стоит ли, однако, поражаться этому катастрофического пике. Это касается даже националистическому угару? Думается, России, нефтегазовые богатства которой очевидное удивление авторов доклада по из кажущегося преимущества могут пре поводу означенных «перлов» не является вратиться в катализатор распада, посколь достаточно оправданным. Чтобы понять ку привлекают внимание стремительно это, следует, как мне кажется, учесть не- усиливающихся соседей.

сколько факторов. Во-первых, сам харак- В этих условиях правящие элиты, не тер «развода» образца 1991 года, целиком желающие поступаться ни граном из по и полностью инициированного «новой лученных ими позиционных и материаль Россией». Тогда ее руководство, презрев ных преимуществ, volens nolens вынуждены исторические корни, громогласно декла- прибегать к национализму как действен рировало необходимость расставания с ному (следует признать, относительно не Россией «старой» (собственно, Советским дорогому) средству, позволяющему если и Союзом). Даже главный государственный не предотвратить, то по крайней мере за праздник «новой России» — 12 июня — в тормозить процесс распада своих обществ.


начале 1990-х назывался Днем независи- В зависимости от характера «почвы» этот мости. Удивительно, если бы эти идеи не национализм может принимать более или были подхвачены «на местах». Единое зер- менее антирусский характер, апеллировать кало общей истории разбилось вдребезги. к ценностям архаики, разрушенным совет И бессмысленно искать в его осколках ской модернизацией (что характерно для фрагменты привычного отражения. большинства стран), или же, наоборот, в Во-вторых, сегодня уже достаточно своих целях использовать элементы и сим ясно, что все без исключения постсоветские волы советского прошлого (Белоруссия, государства (включая и Россию) в той или Армения, собственно и сама Россия), одна иной степени являются странами, кото- ко суть дела от этого не меняется.

рых в англоязычной политологической В этом смысле, например, как бы жутко терминологии принято называть «failed это ни звучало, не особенно важно, каким states» — попросту говоря, несостоявшими- конкретным образом интерпретируются ся. И дело не только в балансировке боль- истоки и события Великой Отечествен шинства постсоветских экономик на грани ной войны. В частности, в ряде литовских пропасти. И даже не в различиях в степени учебников воспроизводится концепция, EX LIBRIS близкая к измышлениям Суворова-Резуна например, размышлениями: в какой мере о вынужденном превентивном ударе гер- геополитическая ситуация, сложившаяся манских войск (см. С. 167). В молдавских и после 1991 года, соответствует,казалось бы, эстонских учебных текстах этого нет, но и навеки несбывшимся бредням гитлеров там можно прочитать, что СССР являлся по и розенбергов? Но я-то хорошо знаю, что меньшей мере одним из виновников развя- мой дед-украинец пал на украинской земле зывания Второй мировой войны, стремясь в марте 1943 года вовсе не во имя того, что к совершению пресловутой мировой рево- бы его родина распалась на 15 частей, не люции (см. С. 160 и далее, 168 и далее). В ряде за «независимую Украину», не за Черномор случаев (например, в той же Эстонии, и не ский флот, который до недавнего времени только в ней) учебник призван создать у постоянно угрожали изгнать из Севастопо читателя косвенное впечатление, будто ля, и уж точно не за звание Героя Украины, в сентябре 1939—июне 1941 годов СССР присвоенное Степану Бандере. А потому по участвовал в войне на стороне нацистской отношению к его памяти я, будучи в 1991-м Германии (см. С. 178). В противовес это- уже взрослым человеком, испытываю не му в белорусских и армянских учебниках гордость, а стыд. И в том, что хотя бы ка события Великой Отечественной войны кая-то, самая звериная, часть нацистских героизируются. Здесь, как и в России, они планов все же не воплотилась в жизнь, я не выступают важным элементом националь- чувствую своей заслуги.

ной идентичности (см. С. 150—155). Во всех Показательно, что авторы доклада не остальных случаях оценки событий Второй предлагают никакой конкретной програм мировой в разной степени выстраиваются мы действий. Кроме, пожалуй, одного — между этими двумя полюсами. ужаснуться представленной картине. Одна Считаю нужным специально оговорить ко самым страшным из сообщенного ими такой факт: мне как человеку, выросшему в мне представляются не исторические мифы семье, где память о войне всегда восприни- и домыслы, обретшие характер школьных малась как святыня, разумеется, не все рав- прописных истин, а данные социологи но, каким конкретно образом излагаются ческих исследований, представленные на события Великой Отечественной. В то же страницах 230—241. Согласно им, при время невозможно не заметить, что все вивка национализмом через школьные интерпретации, пересказанные авторами учебники, по существу, не достигает своей доклада, в конечном итоге служат одной цели. Нет, все гораздо хуже: граждане пост цели — консолидации соответствующих советских государств (особенно молодые) обществ во имя самой консолидации. Вби- в равной мере забывают и «старую», совет вая все новые подпорки в основание пре- скую, и «новую», «национальную», истории.

словутой «стабильности», постсоветские Очевидно, степень подспудного расшаты элиты, живущие по принципу «после нас вания социальных связей на макроуровне хоть потоп», как азартные игроки стремятся достигла уже такой высокой степени, что выиграть время, ибо, как гласит английская даже лошадиная доза «национального» не пословица, «time is money, and money is all» способна избавить социальный организм («время — деньги, а деньги — это все»). от прогрессирующей анемии.

Ради такой «великой» цели любые сред- Выше уже говорилось, что власть над ства представляются им подходящими. И в настоящим невозможна без власти над этом смысле, если как следует присмотреть- прошлым. Но если это верно, то тогда ся, российские, белорусские или армянские постепенная утрата власти над историей, интерпретации на памяти павших выглядят ощущаемая, несмотря на все предприни не настолько лучше литовских, эстонских маемые усилия, свидетельствует лишь об или молдавских фальсификаций, как может одном: власть постсоветских элит над на показаться на первый взгляд. Потому что стоящим подходит к концу. Вот только этот даже самые возвышенные слова о цене и ве- факт порождает вовсе не удовлетворение, личии Победы 1945-го не сопровождаются, а предчувствие близящейся катастрофы.

EX LIBRIS АЛЕ К С А Н Д Р МА Р Е Й О несчастных и счастливых, о добре и зле… A. Sen. The Idea of Justice.

Cambridge (Mass.), The Belknap Press of Har vard University Press, 2009. 468 p.

Понятие справедливости традицион- По окончании учебы в университете но занимало центральное место в этиче- Калькутты он продолжил обучение в ских, философских и политико-правовых Кембридже, где получил степень доктора концепциях, создававшихся в основном экономики (1959). Затем после непродол в русле западноевропейской интеллекту- жительной стажировки в американских альной культуры. Современные теоретики университетах А. Сен начал преподавать в справедливости, признавая в качестве без- университетах Дели, Лондона, Оксфорда, условного авторитета Аристотеля, все же Гарварда. В 1998 году он вернулся в Кем своих непосредственных предшественни- бридж, где занял пост главы Тринити-кол ков видят в философах эпохи Просвеще- леджа, на котором остается и сегодня. Все ния. Выделяются две основные трактовки это время А. Сен занимался исследования понятия справедливости — одна, создан- ми проблем экономического неравенства, ная на теории общественного договора, в голода, бедности и развития. Он показал, основе которой лежат идеи Гоббса, Локка, что голод как национальное бедствие воз Руссо и Канта, и вторая, опирающаяся на можен в сравнительно богатой стране, но концепции Кондорсе, А. Смита, К. Маркса, невозможен в стране демократической И. Бентама, Дж. Ст. Милля и др. На протя- и что уровень смертности в первую оче жении второй половины ХХ века наиболь- редь зависит от степени доступности ме шим авторитетом пользовалась первая, дицинского обслуживания, а не от уровня «договорная» концепция в интерпретации доходов. Основные труды А. Сена, за ко известного американского политико- торые в итоге он и получил Нобелевскую правового философа Дж. Роулза (Rawls), премию по экономике в 1998 году, были изложенная в его программных работах посвящены теории общественного выбо «Справедливость как честность» (1958) и ра, индексам благосостояния и бедности, «Теория справедливости» (1971). Предме- национальному доходу, проблеме голода том же настоящего обзора стала вышед- (из их числа на русский в 2003 году была шая в прошедшем году книга одного из переведена книга «Развитие как свобода»

наиболее последовательных его оппонен- (1999)).

тов — экономиста, философа и социолога В рецензируемой книге обобщаются Амартии Сена. размышления автора о свободе, демокра А. Сен родился в 1933 году в Бенгалии тии и справедливости, объединенные в (Индия). В возрасте 9 лет он пережил целях критики позиций давнего друга и страшный голод, унесший жизни несколь- оппонента А. Сена — Дж. Роулза. В рамках ких десятков тысяч его соотечественни- поставленной проблемы автор выделяет ков, и этот опыт во многом повлиял на четыре содержательных блока (части):

формирование его взглядов на жизнь и «Запросы справедливости», «Формы рас направлений дальнейшей деятельности. суждения», «Материалы справедливости»

МАРЕЙ Александр Владимирович — доцент Российского государственного гуманитарного уни верситета, кандидат юридических наук.

EX LIBRIS и «Общественное рассуждение и демо- Еще одной, принципиально важной кратия». для автора книги характеристикой спра А. Сен подвергает сомнению один из ведливости становится ее неоднознач основных тезисов Дж. Роулза — его утверж- ность, зависимость от интерпретаций.

дение, будто справедливость возможна Справедливость еще и потому не может лишь в справедливом обществе, построен- основываться на каком-либо обществен ном вокруг справедливых же институтов. ном договоре, что разные люди будут При этом принципиально важным явля- понимать его условия по-разному, и, ется первоначально честное соглашение соответственно, порождать различные людей о создании неких институтов, спо- трактовки справедливости. Для подтверж собных удовлетворить их потребности дения этого тезиса А. Сен приводит при (см. С. 52—54 и др.). Лишь благодаря этому мер с тремя детьми и флейтой (пример, соглашению создаются справедливые ин- отметим, после выхода в свет книги, уже ституты, впоследствии выстраивающие успевшей стать хрестоматийной и обойти справедливое общество. При этом — и в страницы практически всех значимых ан этом кроется одно из серьезнейших раз- глоязычных общественно-политических ногласий Роулза и Сена — люди, согласно изданий). Суть примера в следующем.


первому из них, находясь в естественном Предположим, говорит А. Сен, есть три ре состоянии, влекомые разумом, способны бенка (Анна, Боб и Карла), спорящие из-за сделать выбор в пользу единого набора флейты. Анна утверждает, что инструмент справедливых принципов строительства должен принадлежать ей, поскольку она общественных институтов. Сам же А. Сен одна из троих умеет на нем играть. Боб, твердо уверен, что людской выбор всегда напротив, требует флейту себе, упирая многозначен и поливариантен (см. напри- на то, что он самый бедный из всех и у мер: С. 57, 126—127), всегда зависит от точ- него нет других игрушек. Наконец, Карла ки зрения того или иного человека. отстаивает свое право на флейту, мотиви Этот тезис неизбежно влечет за собой руя его тем, что она изготовила ее, вложив и еще один — о невозможности постро- в работу немало сил, а лишь затем двое ения справедливости с помощью каких остальных «экспроприаторов» пришли и бы то ни было справедливых институтов, потребовали ее каждый себе. Возникает поскольку справедливость мыслится как вопрос: кому следует отдать флейту так, всеобщая необходимость, а самый со- чтобы в этой ситуации восторжествовала вершенный общественный договор охва- справедливость?

тывает лишь ограниченное число людей Ответ, естественно, будет зависеть от (гражданскую общину, народ, политию), этико-философской позиции отвечаю но отнюдь не всех. Согласно теории щего. Так, например, сторонник экономи Дж. Роулза и солидарного с ним в этом ческого эгалитаризма безусловно примет вопросе Т. Нагеля, глобальная справедли- в этой ситуации сторону Боба, поскольку вость требует и глобального, естественно передача ему флейты поможет сократить невозможного государства (см. С. 327). разрыв в экономическом положении Дж. Роулз это, разумеется, прекрасно по- спорящих. В свою очередь либертариа нимал и даже в «Теории справедливости» нец, отстаивающий право на свободный отдельно оговаривал, что оная строится труд и распоряжение его плодами, будет лишь для одного народа (невольно вспо- настаивать на правоте Карлы, изготовив минается построение социализма в од- шей инструмент. К нему может присоеди ной, отдельно взятой стране…). Сен же ниться правый марксист, в то время как со своей стороны горячо протестует, на- человек, отстаивающий классическую по стаивая, будто справедливость не может зицию, предложенную К. Марксом, о рас ограничиваться каким-либо, сколь угод- пределении от каждого по способностям, но широким кругом людей, поскольку а каждому по потребностям, предложит она всеобща и всемирна. отдать флейту Бобу как самому бедному EX LIBRIS или Анне как человеку, умеющему играть. ное, что может объединить всех людей в В самом сложном положении, по мнению понимании справедливости, по мнению А. Сена, окажется сторонник утилитарно- индийского философа, — это объектив го гедонизма, поскольку для него в данной ное снижение несправедливости в мире.

ситуации относительно правыми будут При этом, однако же, неизбежно встает все. Однако в итоге он скорее всего пред- вопрос: что есть «несправедливость» и бы почтет отдать флейту Анне, поскольку та, вает ли она объективной? Ответ на него очевидно, получит удовольствие более, автор находит в своей биографии, при нежели остальные двое, сумев использо- ведя как пример объективной несправед вать инструмент по его прямому назначе- ливости голод, унесший десятки и сотни нию (см. С. 13—15). тысяч жизней на протяжении прошлого Все три подхода имеют право на столетия. Ликвидируя «голодные панде жизнь, более того — каждый из них, как мии» и уничтожая причины их возник и доводы каждой из трех сторон спора, новения, люди уменьшают на Земле ко по-своему справедлив. Соответственно, личество несправедливости. Безусловно замечает А. Сен, поскольку некоторые из справедливыми признаются их действия, названных подходов взаимно исключают направленные на устранение причин воз друг друга и претензии трех спорящих никновения голода. С учетом включенных сторон также не предполагают компро- автором в число подобных причин не мисса, в данном случае мы получим три только недостатка ресурсов, но и таких разные «справедливости», тогда как на- факторов, как перенаселение, недостаток стоящая — едина для всех. экономической свободы населения, ме Для того чтобы избежать подобной шающий развитию частного предприни ловушки, А. Сен предлагает сменить па- мательства, отсутствие в обществе эффек радигму изучения справедливости с тивного контроля за действием властей, трансцедентальной, основанной на по- отсутствие или недостаточное развитие исках естественного состояния человека демократических свобод, авторитарный и заключения общественного договора (в государственный строй и т. д. (см. С. 342— основе этого подхода лежат труды Т. Гоб- 345), список получается достаточно впе бса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо, И. Канта) на чатляющим.

сравнительную, ставящую во главу угла Соответственно сказанному, для сопоставление различных альтернатив с А. Сена непременным условием спра целью поиска объединяющего их общего. ведливости в глобальном масштабе (а в Этот подход, представленный изначаль- ином, повторимся, она просто не нужна но в работах французского просветителя и невозможна) является и глобальная де маркиза де Кондорсе, а также ряда более мократия. При этом следует отметить, что поздних философов — от Дж. Ст. Милля демократию автор понимает не вполне и К. Маркса до современного американс- традиционно для западной культуры (ска кого мыслителя Кеннета Эрроу, — лежит в зывается его восточное происхождение), основе теории «общественного выбора», усматривая ее основную суть не в институ также рассматриваемой А. Сеном в данной ционализированных формах, выработан работе (см. С. 16—17, 87—91, 106—110 и др.). ных за последние столетия в Америке и В рамках сравнительного подхода выведе- Западной Европе, но в открытости обще ние единой «позитивной» формулы спра- ства для публичного обсуждения проблем ведливости тоже невозможно, но этого и (public reasoning) и в обеспечении свобод не требуется, поскольку А. Сен предлагает ного циркулирования информации (см.

принять формулу «негативную». С. 328). Более того, согласно А. Сену, оши Согласно трактовке А. Сена, справед- бочно утверждать принадлежность демок ливость целесообразнее определять «от ратии лишь западному миру, поскольку противного» — через несправедливость, на самом деле начала демократического точнее: через ее уменьшение. Единствен- устройства общества имеют всемирный EX LIBRIS характер. И если на Западе колыбелью щие принадлежать к развитому миру, Сен демократических и электоральных тра- говорит обратное: «“Существование” прав диций безусловно являлась Эллада, к на- человека — это, очевидно, не то же, что су следникам которой в этой области автор ществование Биг Бена в центре Лондона, относит даже средневековое королевство и не то же, что существование писаного вестготов(!) (см. С. 329—330), на Востоке права в сборнике законов. Декларации мы находим демократические традиции в прав человека, хотя бы и сформулирован Древней Индии и Древней же Японии. ные как признание реально существующих В обоих восточных державах демо- прав, являются на самом деле серьезными кратия обязана своим рождением буддиз- этическими призывами к тому, что лишь му: в Индии появляются так называемые должно быть сделано» (С. 357—358). Соот буддийские советы, достигшие своего ветственно, вытекают две вещи, о кото наивысшего развития при царе Ашоке, а в рых предпочитают забывать многие из Японии Сен говорит о Конституции сем- сегодняшних правозащитников: во-пер надцати статей, изданной в 604 году буд- вых, речь идет о ряде свобод, неразрывно дийским принцем Сетоку и содержащей связанных с соответствующими им обя ряд положений о необходимости коллеги- занностями, а именно с их соблюдением ального обсуждения решений по важным людьми применительно не к себе, но к политическим вопросам и терпимости по другим людям. Во-вторых же, этические отношению к людям другого происхожде- призывы, зафиксированные в деклараци ния, других расы и веры (см. С. 331). Даже ях, следует воспринимать как приглаше рассуждая об исламе, традиционно счи- ние к созданию нового законодательства, тающемся противоречащим демократии, а не как утверждение и канонизацию уже А. Сен усматривает в нем необходимые существующих законов. Именно этиче для демократического общества элементы ская, а не юридическая природа прав че толерантности по отношению к инако- ловека делает их по-настоящему всемир мыслящим (см. С. 333—334)… ными и всечеловеческими (см. С. 358).

Таким образом, демократия, согласно Книга А. Сена вызвала весьма оживлен автору «Идеи справедливости», име- ный интерес среди западных интеллектуа ет всемирные корни, и следовательно, лов. За несколько месяцев, прошедших со культивирование ее по всему земному дня ее выхода в свет, она уже стала своего шару не является экспансией Запада, но рода интеллектуальным бестселлером, лишь развитием местных институтов, объектом многочисленных рецензий и свойственных каждой культуре. И соот- отзывов. Естественно, последние разнятся ветственно, путь к росту справедливо- и по объему, и по содержанию, однако, к сти на Земле лежит в распространении сожалению, есть нечто, их объединяю свободы слова, свободы печати, защиты щее. Кажется, из всей книги нобелевского прав меньшинств, демократических вы- лауреата англоязычные журналисты луч боров и т. д. ше всего усвоили как раз идею, которую Интересен также взгляд Сена на про- Сен не только не продвигал, более того, блему прав человека и гражданина. В про- довольно активно оспаривал, — об от тивовес многим звучащим сейчас утверж- носительности понятия справедливости, дениям, будто разнообразные декларации ее разности для разных народов. А по прав человека (американская Декларация добные убеждения, как хорошо известно независимости, французская Декларация отечественному читателю, прежде всего 1789 года, наконец Всеобщая декларация опасны созданием серьезной почвы для прав человека 1948 года) закрепляют ре- дальнейшего развития нравственного ре ально существующие права, которые обя- лятивизма, которым основательно болен заны соблюдать все государства, желаю- западный мир.

EX LIBRIS ДМИТР ИЙ Ф О МИН О времени, в котором мы живем В. Шляпентох. Современная Россия как феодальное общество. Новый взгляд на постсоветскую эру. Пер. с англ. Ю. Гольд берга.

М., «Столица-Принт», 2008. 328 с.

Наш бывший соотечественник, а ныне назад появление книги, в которой бы до профессор социологии Мичиганского казывалось, что Советский Союз является университета Владимир Эммануилович феодальной страной, было невозмож Шляпентох создал фундаментальное со- ным. По важнейшим экономическим, со циологическое исследование, которое циальным, военным, демографическим, для понимания современной России дает, научно-техническим и геополитическим пожалуй, больше, чем сотни статей, жур- параметрам СССР был одной из передо налов и монографий. Тем не менее сразу вых стран мира, а советское общество же заявлю о своем несогласии с автором, являлось модернизационным (или об в отличие от которого я уверен в том, что ществом модернити). Отмечу такие его современная Россия не есть феодальное черты, как индустриализация экономи общество, более того — никогда не сможет ки, урбанизация, повышение вертикаль стать таковым. ной и горизонтальной мобильности, раз Прежде всего обращу внимание на тот витие науки и образования, отделение факт, что доказательство «феодальности» светского и духовного. В этом смысле России является исключительно феноме- эволюция советского общества во мно нологическим. Автор посчитал, что до- гом напоминала путь развитых стран статочно привести несколько примеров Запада. Неудачные реформы середины — из Средневековья, найти им аналоги в со- второй половины 1980-х подвели черту временном российском обществе, и факт под советским периодом. Однако не сле феодализма уже доказан. Но с таким же дует забывать, что потерпели поражение успехом в нем можно найти и элементы не реформы как таковые, а лишь интел иных, нефеодальных, отношений — от лектуальный и технократический слои рабства до инновационной экономики, а советского общества, ответственные не отдельными фактами здесь ничего не до- только за модернизацию страны, но и за кажешь и не опровергнешь. воспроизводство, а также обслуживание Очевидно, что многое из российской созданного огромного комплекса совет жизни не укладывается в жесткие рамки ской машинерии.

феодализма, очерченные автором книги. Накопленный к концу 1980-х годов Хотя некоторые исследователи (А. Зино- колоссальный материальный и чело вьев, М. Восленский, А. Вишневский) и веческий потенциал не мог исчезнуть писали о феодальных чертах советской в одночасье. Подвергнутый перманен социально-экономической системы еще тной деградации и запредельным на в 1970—1990-е годы, но еще двадцать лет грузкам, он существовал в течение всего ФОМИН Дмитрий Александрович — старший научный сотрудник Института экономики и органи зации промышленного производства сибирского отделения РАН.

EX LIBRIS постсоветского времени и существует до скохозяйственная перепись (2006) пока зала, что в производстве продовольствия сих пор. Это первый модернизационный принимают участие около 100 миллио компонент современного российского нов человек, то есть свыше двух третей общества. Но тогда же, в конце 1980-х, в граждан России. При этом страна утрати СССР обозначилась и другая значимая ла продовольственную независимость — тенденция, которая в культурологическом не менее 45 процентов продовольствия отношении эксплуатировала идею ушед привозное. Для российской экономики шего «золотого века». В психологическом принципиально новыми отраслями (то отношении такая архаизация была отве есть создание которых не было обреме том окончательно больного к тому време нено советскими активами) стали только ни социума на муки и страдания, сопро самые примитивные — общественное пи вождавшие модернизацию. Она означала тание, розничная торговля и туристиче исчерпанность витальных сил народа, ский бизнес.

решительно порвавшего с многовековым В области сословных иерархических аграрным прошлым, отдавшего все ради отношений бывшего советского социума индустриализации, положившего свои произошло изменение, о котором, не кости на стройках века и вытянувшего все смотря на исключительную важность, не жилы на покорении космоса, освоении принято распространяться. В результате целины, разгадке термояда. Имперская нарушения хозяйственных связей, рас ноша оказалась слишком тяжелой для пада больших экономических образова русского народа, а на новую модерниза ний, откровенной деградации государ цию уже не осталось сил.

ственных институтов и законности, Архаизация советского пространства краха идеологических ценностей мо началась с дикой ностальгии по нико дернизационного общества неизбежной гда не существовавшему прошлому, и с стала социальная атомизация. В агони мантры «Россия, которую мы потеряли».

зирующем разреженном постсоветском Критики модернизации фокусировали социальном пространстве отмобилизо внимание не на ее результатах и достиже валось множество групп для захвата уп ниях, а на цене, которую пришлось за них равления страной. Успеха в этом сорев заплатить (в известной степени на это об новании, призом которого были власть ращает внимание и В. Шляпентох). В ито и практически неограниченные возмож ге в 1990— 2000-е годы страна претерпела ности личного обогащения, добиться колоссальные изменения, наиболее замет могла только сила, обладавшая внутрен ные из которых произошли в экономике.

ними самодостаточными системными Более-менее успешно функционируют качествами, и потому крах советского только сырьевой и энергетический сек строя не задел основ ее существования.

торы да отрасли исходной переработки Виктор Черкесов очень удачно назвал ее сырья (металлургия, часть химической «чекистским крюком».

промышленности). Все это — отрасли Выиграли, разумеется, не только че первичного промышленного передела, а кисты. Доминирующими стали социаль добавленная стоимость формируется за ные группы, в советское время владевшие счет природной ренты и хищнического альтернативной системой ценностей и проедания советского материального и организационно-хозяйственным укладом, кадрового наследия.

не вписывающимся в советскую действи Практически полностью разрушены тельность (от Русской православной сложные и высокотехнологичные секторы церкви до организованных преступных советской экономики (обрабатывающая группировок). Их отличительной чертой промышленность, наука, образование, было активное участие в распределении здравоохранение). Феодальным стало и потреблении материальных ценностей, сельское хозяйство. Всероссийская сель EX LIBRIS государственных и общественных ресур- которого лежит острый психологический сов с одновременной неспособностью их конфликт между архаичными условиями производить. существования и модернизационным ти Наиболее драматично конкуренция пом личности.

за власть развернулась во второй поло- По отношению к материальному бо вине 1990-х годов между «чекистами» и гатству жестко разделенному обществу организованной преступностью, к тому остро необходима идеология, которая времени эволюционировавшей до круп- бы объясняла это разделение, объек ных олигархических кланов. Чекисты тивизировала бы его сущность. Нужны победили, потому что использовали в доказательства того, что материальное борьбе институт модернизационного об- богатство и нищета объясняются не щества — государство. Олигархи же опи- сложившимися патологическими обще рались на архаичные (как пишет В. Шля- ственными институтами, а индивидуаль пентох, «средневековые», «феодальные») ными способностями (или отсутствием институты частной охраны и частные таковых) у отдельных членов общества.

армии. И какими бы мотивами ни руко- И такая идеология возникла буквально на водствовались «чекисты», тем не менее во наших глазах.

многом благодаря им удалось сохранить Еще одним следствием демодерниза страну и государство от угрозы феодаль- ции стали изменения в сфере националь ного распада и территориальной ломки. ных отношений. Национальные окраины «Чекизм», переросший рамки корпора- и автономии во многом сумели сохра тивности, стал современной государ- нить домодернизационный уклад, рели ственностью. В силу специфики своей гиозные и семейные ценности. В то же социальной основы новая элита умеет время распад общества модернити боль утилизировать доставшиеся ей ресурсы нее всего ударил по русским и другим и, говоря оперативным языком, сохра- народностям, свободным от архаичных нять при этом контроль над ситуацией. ценностей. Национальные же группы, су Но ни о каких созидании и модерниза- мевшие сохранить семейные и клановые ции в рамках такой государственности ценности, у которых не была вытравлена речи быть не может. Тем более что «че- практика частного предпринимательства кисты» взяли власть в кровавых «терках» и инициативы, усилили свои позиции на и «разборках» совсем не для того, чтобы многонациональном пространстве быв делиться ею с интеллектуалами и технок- шего СССР.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.