авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ПОЛНОТЕКСТОВАЯ БИБЛИОТЕКА ИЗДАНИЙ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА НА «СТАРОЙ ЧИТЕ» ISSN: ...»

-- [ Страница 3 ] --

Количество отдыхающих на участке № 1 в выходные дни составля ет от 300 до 1000 чел., соответственно от 80 до 300 автомобилей рас полагаются вдоль берега, чаще всего в водоохраной зоне (50 м от уреза воды), образуя сплошные палаточные города с привезенными навесами, столами, плитками, туалетами, лодками и пр. оборудованием (рис. 2, 3).

Если условно взять за основу использование побережья одной семьей из 4-х человек, то на них приходится в среднем 100 м2, т. е. 25 м2/ чел.

Площадь используемого участка побережья № 1 составляет пример но 10 га. В данном случае рекреационная нагрузка составляет от 30 до 100 чел./га, что превышает рекомендованную для этой территории ре креационную нагрузку в 3–10 раз.

Таблица Оценка участков побережья оз. Арахлей для рекреации, балл Оценка Оценка Протяженность, км благоприятности благоустройства Подъездные пути Подходы к воде Мусорные баки Растительность Столы, скамьи Характер дна Кострища № Участок побережья Туалет Берега п/п Оз. Карась – с.

1 4 3 2 2-3 2-3 3 1 2 2 Преображенка 2 С. Преображенка 2 3 1 3 3 - - - - С. Преображенка 3 2 3 1 2-3 2-3 3 1 2 2 пожарная часть МЧС Пожарная часть МЧС – 4 2 3-1 2-3 2-3 2-3 3 1 2 2 базы отдыха Базы отдыха – оз.

5 8 3 3 3 3 - - - - Болван 6 Оз. Болван – р. Грязнуха 3 2-3 3 2-3 2-3 - - - - Р. Грязнуха – базы 7 3 2-3 3 2-3 2-3 2 1 2 1 отдыха Базы отдыха – с.

8 5 3 1-3 2-3 2-3 3 1 2 1 Арахлей – оз. Карась Согласно рекомендациям А. Т. Солововой, на территории организо ванного ландшафта (лесопарковый режим использования) принимается Записки ЗО РГО Рис. 2. Восточное побережье оз. Б. Ундугун.

Здесь и далее в статье фото С.В. Лазаревской Рис. 3. Западное побережье оз. Арахлей.

Выпуск 132. 2013 г.

рекреационная нагрузка 10 чел./га, а на территории естественных ланд шафтов (рекреационные леса) – 5 чел./га [13, 33]. В данной ситуации, участок № 1 не относится ни к территории организованного ландшафта, ни к рекреационным лесам, поэтому мы условно приняли допустимую рекреационную нагрузку 10 чел./га, учитывая не только природные осо бенности Ивано-Арахлейского заказника, слабую устойчивость побере жья к антропогенным воздействиям, но и психологический фактор при такой плотности отдыхающих.

Например, Е. В. Колотова при оценке водных объектов для пляжно купального отдыха рекомендует рассматривать допустимые антропо генные нагрузки по двум критериям: технологическому и психологиче скому. При этом принимается территория для размещения палаточных лагерей на побережье морей: 250–300 чел./км по технологическому по казателю и 15–30 чел./км по психологическому. Показатель психологи ческого комфорта, необходимый человеку во время отдыха, в среднем составляет 0,5–1,0 чел./га [6, 27]. Исходя из сложившейся ситуации на оз. Арахлей, на участке № 1 как раз располагается 250 чел./км, но от дыхающие испытывают достаточно сильный психологический диском форт, особенно это касается лиц пенсионного возраста и семей с детьми.

Поэтому необходимо распределение посетителей на побережьях озер, учитывая и технологический, и психологический показатели.

Экологическая оценка участков побережий озер на основе методики предельно допустимых изменений Проведение экологической оценки Ивано-Арахлейских озер, ис пользуемых для рекреации (состояние почвенного и растительного по крова, замусоренность и пр.), основывалось на методике пределов до пустимых изменений, разработанной в США в 1985 г. Эта методика в настоящее время широко признана в большинстве стран мира, при меняется американской Службой национальных парков, Службой ох раны леса и др. В нашей стране методика ПДИ впервые использова лась на озере Байкал [5], основы методики также были использованы при характеристиках допустимых рекреационных нагрузок в различ ных ООПТ (заповедники Кроноцкий, Алтайский, Кавказский, при родный парк «Налычево» имдр.) [11]. В нашей работе была использо вана карточка осмотра участка, на основе которой производился под счет оценки воздействия на стоянках побережья озера Арей [7]. В итоге, на побережьях Ивано-Арахлейских озер было выборочно выделено не сколько посещаемых необустроенных для отдыха участков и проведе но их обследование. При подсчете оценки воздействия на участках не Записки ЗО РГО организованной рекреации учитывались такие параметры, как состоя ние растительного покрова и почвы, наличие мусора, боковые тропы, кострища,человеческие отходы и др. Согласно этой методике, оценка «отлично» присвоена участкам с суммой баллов 25–37, «хорошо» – 38– 62, «удовлетворительно» – 63–87, «плохо» – 88–100. В результате нами Таблица Оценка антропогенной нагрузки неорганизованными посетителями на побережья Ивано-Арахлейских озер (экспертная оценка автора) Едино- Оценка Допусти временное Max. на Места состояния мая реко количество грузка в концен- участков мендуе неорганизо- пиковые Объект трации ре- побере ванных по- перио- мая на креантов, жий (по сетителей в ды, методике грузка, побережье летнее вре- чел./га чел./га ПДИ) мя, чел.

Западное 250 40 Хор. / уд. 10– Оз. Тасей Северное 30 10 Хор. / уд. Сев- 60 15 Хор. / уд. 5– восточное Итого Северное 120 40 Хор. / уд. 5– Оз. Иван Восточное 80 10 Хор. / уд. Итого Хор. / уд.

Западное 1500 100 10– Оз. Арахлей / плохо Уд. / Восточное 300 50 5– плохо Южное 150 20 Хор. / уд. Итого Оз. Шакшинское Западное 80 10 Хор. северное 300 50 Хор. / уд. 10– 80 Хор. / уд.

восточное 800 10– / плохо Итого Оз. Большой восточное 600 80 Хор. / уд. Ундугун юго-вос- 60 Хор. / уд.

300 точное / плохо Итого восточное 30 5 Хор. 5– Оз. Иргень северное 75 10 Хор. / уд. западное 30 5 Хор. 5– Итого Всего Выпуск 132. 2013 г.

были суммированы и подсчитаны баллы для каждого из обследован ных участков. Обобщенные результаты оценки состояния участков (по побережьям) внесены в табл. 7. Проведенные исследования позволяют не только выделить основные места концентрации рекреантов на по бережьях Ивано-Арахлейских озер, оценить состояние рекреационных ландшафтов, но и дать рекомендации по допустимой рекреационной на грузке (табл. 7).

Так, оценка состояния участков побережий с применением методи ки ПДИ показывает, что большинство используемых в целях рекреации побережий Ивано-Арахлейских озер находится в хорошем и удовлетво рительном состоянии. В тоже время, выделяются особо загрязненные и измененные в процессе использования посетителями заказника участ ки прибрежных комплексов озер Арахлей, Шакшинское и Большой Ундугун (табл. 7), состояние которых оценивается как «плохое».

В итоге, при проведении оценки антропогенной нагрузки необходимо:

• учитывать устойчивость рекреационных ландшафтов к антропо генным нагрузкам;

• заложить тест-полигоны на активно посещаемых участках;

• проводить мониторинг этих полигонов в течение нескольких лет;

• обустраивать места отдыха;

• регламентировать поток посетителей.

Организаторы Как указывалось выше, на территории заказника расположено более 200 баз отдыха;

общее количество землепользователей составляет око ло 500 участников, имеющих земельные участки для различного раз решенного использования: для ведения личного подсобного хозяйства, для рекреационных целей, сельскохозяйственного использования, дач ного хозяйства и пр.

Среди указанных землепользователей имеются организаторы отды ха и рекреации, но их достаточно сложно вычленить из общего спи ска, т. к. ежегодно меняются не только формы собственности, но и сами собственники земельных участков. Естественно, что каждая база отды ха или спортивно-оздоровительный лагерь самостоятельно занимаются обслуживанием посетителей, организацией отдыха и пр. В данной си туации у предпринимателей главной задачей является получение при были, в большинстве случаев в ущерб прибрежным комплексам: стро ительство сооружений в водоохраной зоне (туалеты, бани, эллинги), свалки мусора в окрестностях и на территориях баз, вырубка лесных насаждений и пр.

Записки ЗО РГО Рис. 4. Табор на оз. Б. Ундугун.

Рис. 5. Установленные контейнеры.

Выпуск 132. 2013 г.

Таким образом, действия только некоторых существующих землеполь зователей можно отнеси к организаторам отдыха на территории заказни ка. Для решения ряда проблем, связанных с деградацией природных ком плексов, необходимо проведение грамотного функционального зониро вания участков отдыха, введения режима использования этих участков и поддержание этого режима. Например, администрацией заказника на восточном побережье оз. Б. Ундугун с 2007 года обустраивается модель ный участок для приема посетителей, который включает в себя 24 табора.

Табор – место временного пребывания отдыхающих, имеющее подъезд на легковом автомобиле, оборудованное металлическим столом со ска мейками и таганом (рис. 4);

контейнеры для мусора в количестве 10 шт.

установлены при въезде на модельный участок (рис. 5).

Площадь одного табора варьирует в зависимости от месторасполо жения на побережье и составляет от 50 до 400 м2. Основными антропо генными нарушениями на этом участке являются вытаптывание, выруб ка лесных насаждений (рис. 6, 7), замусоривание территории, выкапы вание дополнительных ям (для мусора или «холодильника»), шумовое воздействие.

Отсутствие полномочий у сотрудников заказника не позволяет на ме сте ликвидировать указанные нарушения;

проведение разъяснительных бесед и размещение стендов с правилами поведения на особо охраняе мой природной территории – единственные методы работы с посетите лями. В дальнейшем администрация заказника планирует оформление земельного участка в аренду на побережье оз. Б. Ундугун, обустройство мест отдыха, регламентацию посетителей, организацию проката спор тивного/туристского оборудования.

В итоге, большое количество собственников земельных участков на территории заказника не всегда преследует своей целью сохранение природного окружения Ивано-Арахлейских озер. Администрации за казника, а в последующем – природного парка, необходимо проведение работ по инвентаризации баз отдыха и контролирование соблюдения ре жима использования территории.

Выводы Анализируя природный ландшафт территории Ивано-Арахлейского заказника, можно сделать вывод, что горный характер рельефа и клима тические условия ограничивают период отдыха преимущественно лет ним сезоном;

в этот период максимально подвергаются воздействию прибрежные комплексы по всем побережьям озер.

В тоже время хорошая транспортная доступность дает возможность Записки ЗО РГО Рис. 6. Вытаптывание мест отдыха.

Рис.7. Вырубка зеленых насаждений Выпуск 132. 2013 г.

отдыхающим на личном транспорте посетить практически все удобные для рекреации побережья Ивано-Арахлейских озер. При этом отсутствие леса и древесных насаждений не являются ограничивающими фактора ми для большинства отдыхающих, посещающих территорию заказника в один день. Существующие условия благоустройства территории при брежных комплексов (из расчета по протяженности береговой линии вме сте взятых озер – 185,3 км) составляют около 1,08 %, т. е. практически не обустроены для отдыха. Большое количество неорганизованных от дыхающих не позволяют регулировать или ограничивать количество по сещений, что приводит к значительным нарушениям прибрежных ком плексов. Максимальная рекреационная нагрузка на побережья озер на блюдается в летний период и составляет от 40 до 100 чел./га (оз. Тасей, Иван, Арахлей, Шакшинское, Б. Ундугун), что негативно сказывается не только на прибрежные, но и на аквальные комплексы. Оценка состо яния участков побережий озер, проводимая по методике ПДИ, показала, что большинство используемых в целях рекреации побережий Ивано Арахлейских озер находится в хорошем и удовлетворительном состоянии (оз. Иргень, Тасей, Иван). Оценку «плохо» получили участки, наиболее интенсивно используемые неорганизованными посетителями (прибреж ные комплексы озер Арахлей, Шакшинское и Большой Ундугун). В итоге, для сохранения прибрежных комплексов Ивано-Арахлейских озер необ ходимо соблюдать допустимые нормы посещения, которые, согласно про веденной оценке, составляет от 5 чел./га до 20 чел./га.

В качестве предложений по организации рекреационной деятельно сти на территории заказника рекомендуется следующее:

• дополнительное проведение исследований устойчивости при брежных комплексов к антропогенным нагрузкам и разработка рекомен даций на основе проведенных исследований по использованию участ ков для отдыха;

• распределение посетителей по территории в соответствии с уров нями допустимых для данного природного ландшафта рекреационных нагрузок;

• распространение опыта модельного участка оз. Б. Ундугун на дру гие побережья Ивано-Арахлейских озер.

Работа выполнена при поддержке проекта IX.88.1.6. СО РАН Литература 1. Воропаева Т. В. Оценка рекреационного воздействия на природные комплексы побережья Ивано-Арахлейских озер / Т. В. Воропаева // Природные ресурсы Забайкалья и проблемы природопользования: Материалы научной конференции, 10–15 сент. 2001 г. / ЧИПР СО РАН. – Чита, 2001. – 531 с.

Записки ЗО РГО 2. Задорожный В. Ф. Рекреационное природопользование Восточного Забайкалья / В. Ф. Задорожный, А. Т. Соловова, А. Т. Напрасников;

отв. ред.

А. А. Томских;

СО РАН, Ин-т природных ресурсов, экологии и криологии. – Новосибирск: Издательство СО РАН, 2005. – 148 с.

3. Ивано-Арахлейский заказник: природно-ресурсный потенциал территории.

– Чита: Поиск, 2002. – 232 с., илл.

4. Ивано-Арахлейский заказник – зона отдыха. Туристские карты масштабов 1 : 10 000 и 1 : 25 000. – Чита: Забайкальское АГП, 2004.

5. Калихман А. Д. Методика «Пределов допустимых изменений» на Байкале – участке Всемирного наследия ЮНЕСКО / А. Д. Калихман, А. Д. Педерсен, Т. П. Савенкова, А. Я. Сукнев. – Иркутск: Оттиск, 1999. – 100 с.

6. Колотова Е. В. Рекреационное ресурсоведение. Учебное пособие для студентов, обучающихся по специальности «Менеджмент» / Е. В. Колотова.

– М., 1999. – 130 с.

7. Лазаревская С. В. Оценка познавательной, рекреационной, эстетической значимости территории / С. В. Лазаревская // Отчет по государственному Контракту № 6–11/ П от «27» июля 2011 года на оказание услуг по подготовке аналитической основы эколого-экономического обоснования организации природного парка «Арей» (Улетовский район), Раздел 7. ИПРЭК СО РАН. – Чита, 2011. – С. 96–98.

8. Макаренко Е. П. Рекреационно-экологическая оценка водных объектов (на примере Томского района) / Е. П. Макаренко // Вестник Томского государственного университета. – 2013. – № 375. – С. 179–182.

9. Напрасников А. Т. Рациональное использование и сохранение водных ресурсов Забайкалья / А. Т. Напрасников // Записки Забайкальского филиала географического общества СССР. – Чита, 1972. 130 с. – Вып. 2. География и хозяйство.

10. Отчет Читинского филиала ФГБУ «Байкалрыбвод»: «Экспертная оценка посещения водоемов Ивано-Арахлейской системы рыбаками-любителями в 2012 г.» : [Рукопись] 11. Чижова В. П. Рекреационные ландшафты: устойчивость, нормирование, управление / В. П. Чижова. – Смоленск: Ойкумена, 2011. – 176 с.

12. Широков Г. И. Экологический туризм: Байкал. Байкальский регион / Г. И. Широков, А. Д. Калихман, Н. В. Комиссарова, Т. П. Савенкова. – Иркутск: Оттиск, 2002. – 192 с., ил.

13. Функциональное зонирование территории Ивано-Арахлейского заказника // Научный отчет по хозяйственному договору с общественной организацией «Фонд Байкала». СО РАН ЧИПР. – Чита, 1994. – 65 с. илл.

14. Эколого-экономическое обоснование организации государственного природного парка «Ивано-Арахлейский». – Чита, 2009. – 170 с.

Выпуск 132. 2013 г.

УДК 931. Мальчикова Ирина Юрьевна Irina Y. Malchkova Забайкальский Transbaikal State University, государственный университет, Chita, Russia. Ph.D.

начальник НИУ, к.г.н. Nadezhda V. Pomazkova Помазкова Надежда Викторовна Institute of Natural Resources, ИПРЭК СО РАН, Чита, Ecology and Cryology, SB RAS, н.с., к.г.н. Chita, Russia. Researcher, Ph.D.

ПРОЦЕССЫ ОПУСТЫНИВАНИЯ В ЗАБАЙКАЛЬСКОМ КРАЕ DESERTIFICATION PROCESSES IN ZABAIKALSKY KRAI Рассматриваются проблемы и фак- The article devoted to problems and торы опустынивания семиаридных factors of desertication and arid dry и сухих субгумидных территорий sub-humid areas in the Transbaikalia.

в Забайкалье. Проанализирована Analyzed the territorial association террит. приуроченность и дина- and dynamics desertication of мика процессов опустынивания на agricultural lands in southeastern сельскохозяйственных угодьях юго- Zabaikalskiy krai.

вост. районов Забайкальского края. Key words: Zabaikalskiy krai, water Ключевые слова: Забайкальский and wind erosion, desertication, край;

водная и ветровая эрозия;

опу- agricultural land, degradation.

стынивание;

сельскохозяйствен ные угодья, деградация.

Первоначально проблема опустынивания считалась сугубо африкан ской. Впервые внимание мирового сообщества было привлечено к ней в связи с опустошительной засухой конца 60-х – начала 70-х годов XX в.

в Сахельской зоне и последовавшим за этим расширением на юг границ пустыни Сахара. Впоследствии, когда процесс опустынивания стал рас сматриваться намного шире, чем просто наступление пустыни, данная проблема из типично африканской стала глобальной экологической [5].

Масштабы развития этого процесса в мире расширяются, даже страны и регионы не затронутые опустыниванием непосредственно, страдают от него косвенно – через международное экономическое сотрудничество.

Для предотвращения процессов, приводящих к расширению и углубле нию проявления опустынивания, необходимо и важно изучение регио Записки ЗО РГО нальных особенностей его развития, факторов и последствий опусты нивания в каждом конкретном случае.

В России на долю территорий с повышенной экологической на пряженностью за счет развития процессов опустынивания приходит ся около 7 % от территорий потенциального опустынивания Евразии.

Проблема считается актуальной не только для типично аридных реги онов, но и семиаридных, и субаридных прежде всего за счет развития процессов дефляции, эрозии, засоления и заболачивания на землях сель скохозяйственного и промышленного использования. По рекомендации Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием и засухой (КБО ООН), за сушливые земли выделяются по коэффициенту увлажнения Торнтвейта (КУТ) – отношению среднего ежегодного уровня осадков к потенциаль ной эватранспирации вычисляемой по методу Торнтвейта. К засушли вым относятся земли с КУТ в диапазоне от 0,05 до 0,65. Гумидные зем ли считаются подверженными преимущественно антропогенной дегра дации, а не опустыниванию [7].

В Забайкальском крае значение КУТ находится в диапазоне от 0, до 0,65 (засушливые и семиаридные территории) и согласно географи ческому районированию опустынивания полузасушливых и засушли вых зон России территория относится к Забайкальской провинции меж горных котловин и горных степей [2].

На основе указанной концепции опустынивания по показателям ме теорологических станций региона авторами произведен расчет индекса аридности и составлена карта засушливых земель региона [1]. На ней отображено пространственное распределение засушливых территорий в южной части Забайкальского края (рис. 1). Участки с семиаридными и сухими субгумидными климатическими условиями в Забайкалье зани мают степные и лесостепные ландшафты межгорных котловин и низко горий, а также сухие сосновые леса и боры на плейстоценовых озерно аллювиальных и аллювиальных песках и почвах легкого механическо го состава. Наиболее засушливые (семиаридные) территории в регионе расположены на крайнем юго-востоке (на метеостанциях Соловьевск среднемноголетний индекс аридности составляет 0,33;

Забайкальск – 0,34).

Для оценки масштабов и условий развития процессов опустыни вания на территории Забайкальского края были проведены специ альные расчеты, основным источником для которых послужили ма териалы, предоставленные Государственным комитетом по земель ным ресурсам и землеустройству (сейчас Управление Росреестра по Забайкальскому краю, отдел землеустройства и мониторинга земель).

Рисунок 1. Карта аридности климата юго-восточного Забайкалья. Зоны аридности: семиаридная (0,2-0,5);

сухая субгумидная (0,5-0,65);

слабозасушливая субгумидная (0,65-0,75);

влажная субгумидная и гумидная (0,75-1,0) Выпуск 132. 2013 г.

Записки ЗО РГО В них содержатся данные, характеризующие почвенный покров всех видов сельскохозяйственных угодий (механический состав, дефляци онная и эрозионная опасность, подверженность дефляции и эрозии и другие показатели) по административным районам.

С целью анализа географии и динамики опустынивания был прове ден расчет индексов опустынивания для Забайкальского края, согласно методике использованной при анализе типов опустынивания для сель скохозяйственных угодий юго-востока европейской части Российской Федерации [8]. Расчеты для Забайкалья проводились только для тех рай онов, в которых КУТ выше 0,65, в связи с чем северные (Каларский, Тунгокоченский, Тунгиро-Олекминский, Могочинский, Чернышевский) и западные (Петровск-Забайкальский, Красночикойский, Кыринский) районы Забайкальского края не рассматриваются. В основу расчета были положены данные 1992 и 2005 годов, поскольку они наиболее пол но представлены в исходных материалах Росреестра и в целом отража ют общую картину процесса.

Согласно этим данным, эрозией охвачено 931 тыс. га сельскохозяй ственных земель Забайкальского края (без Агинского округа). Индексы опустынивания на юго-востоке региона колеблются от 50 до 90 баллов (табл. 1). Здесь на долю деградированных земель приходится до 30 % площади сельскохозяйственных угодий.

По характеру проявления эрозионных процессов территорию Забайкальского края можно подразделить на три зоны:

– зона преимущественного проявления водной эрозии (Акшинский, Балейский, Калганский, Красночикойский, Кыринский, Нерчинско Заводский, Читинский, Шелопугинский, Александрово-Заводский рай оны, север Нерчинского и Чернышевского);

– зона преимущественного проявления ветровой эрозии (Ононский, Борзинский, Забайкальский, Краснокаменский, юг Оловяннинского и Александрово-Заводского районов);

– зона совместного проявления ветровой и водной эрозии (Приаргунский, Сретенский, Улетовский районы и юг Нерчинского района).

Развитие процессов опустынивания в Забайкалье определяется ря дом природных и антропогенных факторов. Природными предпо сылками являются легкий механический состав почв юго-восточного Забайкалья и некоторые климатические особенности (в южных кот ловинах атмосферное увлажнение приближается к условиям полупу стыни, характерны сильные ветры весной и летние ливневые осад ки), общая тенденция аридизации климата континентальных районов Таблица Динамика опустынивания сельскохозяйственных угодий районов Забайкальского края (По данным Управления Росреестра по Забайкальскому краю, отдел землеустройства и мониторинга земель) Суммарные индексы Суммарные индексы Административные опустынивания, 1992 г. опустынивания, 2005 г.

районы пашен сенокосов пастбищ пашен сенокосов пастбищ залежь Акшинский 68,8 0,9 11,0 90,8 0,4 9,0 67, Александрово-Заводской 20,3 7,2 20,8 2,6 16,1 4,1 16, Балейский 85,3 7,4 11,6 39,7 3,4 12,3 82, Борзинский 61,0 33,1 44,8 108,4 11,6 11,4 30, Забайкальский 72,4 30,0 34,7 82,8 - - 53, Калганский 61,6 5,8 3,7 69,8 0,5 3,5 Карымский 53,2 6,2 12,7 62,9 4,2 13,9 3, Краснокаменский 89,9 33,6 20,2 81,5 27,7 25,9 84, Нерчинский 61,8 19,8 20,7 64,9 7,9 18,4 Нерчинско-Заводской 17,2 7,9 9,1 4,1 2,3 12,5 Оловяннинский 79,1 18,9 11,6 116,7 7,1 6,7 22, Ононский 93,0 53,5 67,0 74,2 21,5 29,5 65, Приаргунский 84,7 15,2 21,0 44,8 12,8 20,3 129, Сретенский 76,8 13,8 20,9 125,1 - - 75, Чернышевский 24,9 1,4 9,6 12,3 6,7 8,2 33, Читинский 14,7 38,8 18,5 20,9 24,4 28,1 86, Шелопугинский 77,6 5,2 6,2 33,7 5,5 - 59, Шилкинский 62,5 12,7 14,6 4,6 3,7 3,9 96, - нет данных Выпуск 132. 2013 г.

Записки ЗО РГО Евразии. Южные и юго-восточные районы Забайкальского края отно сится к районам, испытывающим климатические засухи, вследствие чего здесь активно развиваются процессы деградации растительного покрова и земель в годы засушливого периода.

Среди антропогенных причин опустынивания – распашка больших и открытых территорий, наличие значительного количества пашни на склонах различной крутизны, несоблюдение комплекса противоэрози онных мероприятий (применение отвальной обработки почвы, пастьба скота по стерне, перегрузка сенокосов и пастбищ), вырубка лесов, от сутствие лесополос [4].

В наибольшей степени эрозионным процессами охвачены сельско хозяйственные угодья. Процессы опустынивания протекают здесь под влиянием ветровой и водной эрозии, вторичного засоления и заболачи вания, дегумификации, деградации растительности, обезлесивания.

В значительной степени пострадали от опустынивания в разных его проявлениях сельскохозяйственные угодья Ононского, Борзинского, Краснокаменского, Приаргунского и Забайкальского районов, основная часть которых находится в степной зоне. Высоки показатели опусты нивания в лесостепных районах: Балейском, Агинском, Акшинском и Оловяннинском, что связано с их значительной сельскохозяйственной освоенностью.

Данные, отражающие степень опустынивания различных видов сель скохозяйственных угодий, свидетельствует о том, что деградация в раз ных формах охватила все виды сельскохозяйственных угодий края.

Процессы деградации земель включают все виды эрозии, долговремен ные сокращения покрытия и разнообразия естественной растительности, а также засоление почв, включая содовое засоление [9]. Тип опустыни вания определяется преобладающим значением следующих процессов:

• ветровой эрозии – дефляционный тип опустынивания;

• водной эрозии – водно-эрозионный;

• вторичного засоления и заболачивания – галогеохимический и ги дроморфный типы;

• деградации растительности – фитодеградационный;

• техногенного опустынивания – техногенный.

Так, деградация земель в Ононском районе Забайкальского края про исходит, прежде всего, за счет проявления ветровой эрозии (75 % пло щади сельскохозяйственных угодий), следовательно, преобладающий тип опустынивания в этом районе – дефляционный. Однако чаще всего представляется очень сложным выделить какой-то один доминирующий процесс и, следовательно, тип опустынивания, т. к. наблюдается со Выпуск 132. 2013 г.

вместное проявление нескольких процессов. Например, опустынивание сельскохозяйственных угодий Забайкальского района на юго-востоке Забайкальского края происходит за счет проявления засоления, дефля ции и водной эрозии (46 %, 30 % и 21 % площади сельскохозяйственных угодий соответственно) и тип опустынивания здесь можно определить как галогеохимически-дефляционно-водноэрозионный.

Результаты исследования динамики опустынивания показывают, что суммарные индексы подверженных опустыниванию земель в крае в 2005 г. (по сравнению с 1992 г.) увеличились. Несмотря на общий спад сельскохозяйственного производства в течение этих лет [6] на террито рии края не произошло ожидаемых кардинальных процессов стабилиза ции и самовосстановления сельскохозяйственных угодий.

Индексы опустынивания увеличились для пахотных уго дий Акшинского, Борзинского, Забайкальского, Оловяннинского, Сретенского, Читинского районов. В большинстве районов отмече но видимое уменьшение индекса опустынивания пахотных угодий (Ононский, Приаргунский, Балейский и др. районы) за счет залежных угодий. В некоторых случаях индекс опустынивания залежей в 2–3 раза превышает таковой на пашнях (Приаргунский, Читинский, Борзинский, Шилкинский районы). Это говорит о продолжающихся процессах раз вития опустынивания на сельскохозяйственных угодьях края, интен сификацию которого могли вызвать длительный засушливый период, приходящийся на период с 2000–2005 гг., который вызвал разрежива ние растительного покрова, ухудшение условий самозарастания угодий и интенсификацию дефляционных и эрозионных процессов. Это под тверждают и натурные исследования.

В тоже время, из приведенных данных видно, что лесостепные райо ны края так же в значительной степени подверглись процессам опусты нивания, что вероятно связано с засушливым периодом. Так на угодьях Сретенского, Карымского, Балейского районов произошло увеличение значения индексов деградации по сравнению с 1992 годом. Кроме того, в некоторых традиционно животноводческих районах (Борзинский, Ононский), снижение поголовья скота привело к уменьшению индекса опустынивания, несмотря на засушливый период.

Необходимо отметить уменьшения опустынивания на сенокос ных угодьях, которые в значительной степени восстановились в Шилкинском, Читинском, Балейском, Борзинском, Калганском, Нерчинском, Нерчинско-Заводском, Оловяннинском, Ононском и ряде других районов.

В наибольшей степени деградации подверглись пахотные угодья. В Записки ЗО РГО среднем по рассматриваемым районам суммарный индекс деградации пашни составляет 45 баллов, но варьирует в широком диапазоне от 4 до 123 баллов (табл. 1). Особенно увеличились площади пашни, подвержен ной опустыниванию, в Акшинском, Забайкальском, Краснокаменском и Приаргунском районах.

Менее других угодий подверглись деградации сенокосы. Средний суммарный индекс их опустынивания составляет 7 баллов, хотя в неко торых районах (Ононском, Краснокаменском, Читинском) эти показате ли довольно высоки (табл. 1).

Средней степенью деградации характеризуются пастбища, суммар ные индексы деградации которых изменяются от 3,9 до 29 баллов, при среднем показателе на изучаемой территории равном 12 баллам.

В некоторых районах края (Ононском, Забайкальском и Приаргунском), деградация в сильной степени проявляется во всех ви дах сельскохозяйственных угодий.

В тоже время достоверно оценить масштабы проявления негативных процессов на сельскохозяйственных угодьях края не позволяет отсут ствие регулярных наблюдений и обследований состояния земель, кото рое не проводилось в большинстве районов на протяжении 30, а в неко торых районах – 40 лет.

Таким образом, на территории края наблюдается ухудшение качества земель и уменьшение площадей пригодных для ведения сельского хо зяйства. Кроме того, одним из важных и значимых последствий опу стынивания является снижение биопродуктивности геосистем и, как следствие, сокращение биоразнообразия, что уменьшает способность к естественному самовозобновлению природных комплексов.

Представленные материалы свидетельствуют о наличии и расшире нии на территории Забайкальского края процессов опустынивания, ко торые наибольшее свое развитие получили в южных и юго-восточных районах. Это объясняется благоприятным сочетанием в данном реги оне климатических (маловодный период) и антропогенных факторов.

Необходим мониторинг за процессами опустынивания и разработка комплексных мероприятий для предотвращения дальнейшей деграда ции сельскохозяйственных земель.

Работа выполнена при финансовой поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» (госконтракт 14.740.11.0211).

Выпуск 132. 2013 г.

Литература 1. Абидуева Т. И. Процессы опустынивания Забайкалья / Т. И. Абидуева, А. Л. Волошин, И. Ю. Мальчикова и др. // Теория и практика рационального природопользования. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2001. – С. 67–74.

2. Андреева О. В. Географическое районирование опустынивания полузасушливой и засушливой зон России / О. В. Андреева, Г. С. Куст // Доклады по экологическому почвоведению. – 2006. – № 2. – Вып. 2.

– С. 21– 3. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды и природоохранной деятельности в Читинской области за 2006–2007 гг. – Чита: Экспресс-типография, 2008. – 161 с.

4. Мальчикова И. Ю. Эрозия как процесс деградации центральноазиатских геосистем / И. Ю Мальчикова // Геоморфология Центральной Азии.

Материалы XXVI Пленума геоморфологической комиссии РАН и международного совещания. – Барнаул: изд-во Алтайского гос. ун-та, 2001.

– С. 150–152.

5. Опустынивание: общий обзор // Материалы конференции ООН по проблемам опустынивания. – Найроби, 1977. – 260 с.

6. Помазкова Н. В. Земельные ресурсы и современные проблемы землепользования Забайкальского края / Н. В. Помазкова // Ученые записки ЗабГГПУ им. Н. Г. Чернышевского. – 2010. – № 1. – С. 60–67. – Сер.

Естественные науки.

7. Рациональное природопользование: международные программы, российский и зарубежный опыт. – М.: Товарищество научных изданий КМК, 2010. – 412 с.

8. Субрегиональная программа действий по борьбе с опустыниванием для Республики Бурятия, Агинского Бурятского автономного округа и Читинской области. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2000. – 135 с.

9. Provisional methodology for deserti cation assessment and mapping / FAO/ UNEP. – Rome, 1981. – 83 p.

Записки ЗО РГО УДК 47-04:571. Новикова Мария Сергеевна Maria S. Novikovа Институт природных ресурсов, Institute of Natural Resources, экологии и криологии Ecology and Cryology SB RAS, СО РАН, к.г.н., м.н.с. Ph.D., junior research fellow ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЗАПОВЕДНОГО И ХОЗЯЙСТВЕННОГО ТИПОВ ОСВОЕНИЯ ЮГО-ВОСТОЧНЫХ РАЙОНОВ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ FEATURES OF INTERACTION RESERVE AND ECONOMIC DEVELOPMENT TYPES SOUTHEAST REGIONS TRANSBAIKAL TERRITORY Особенности освоения пригранич- Features of development of border ных территорий Забайкальского areas in the Transbaikal territory края выражены в сочетании expressed in a combinations of различных типов освоения. На different types of development. On терр. юго-восточных районов the south-eastern regions of the Забайкальского края хозяйствен- Transbaikal territory and economic ный и заповедный типы освоения, в development reserve types, are наст. время находятся в противо- currently in opposition and develop стоянии и развиваются асинхрон- asynchronously. The article analyzes но. Анализируются особенности the characteristics of the interaction взаимодействия типов освоения. of these types of development.

Ключевые слова: юго-восточные Key words: south-eastern regions, районы, Забайкальский край, осо- Transbaikal territory, protected бо охраняемые территории, при- territories, boundary territory граничные территории Примыкающие к границе юго-восточные районы Забайкальского края (Приаргунский, Калганский, Нерчинско-Заводский и Газимуро Заводский районы первого порядка и Александрово-Заводский район второго порядка) до распада СССР, по причине особого погранично го контроля и наличия пограничной зоны с жестким режимом и закры тостью от свободного посещения, долгое время были буквально запо ведными. Доминирование барьерной функции границы над контактной устанавливало не только военную, но и экологическую буфферность Выпуск 132. 2013 г.

рассматриваемой территории. В девяностые годы прошлого столетия барьерная функция уступила свое доминирование контактной, поэто му приграничные районы стали доступны для посещения населением России, не проживающим на них. Социально-экономический и поли тический кризис в России, вызванный распадом СССР, сократил хозяй ственную деятельность в междуречье Газимура и Аргуни и обусловил отток населения с этих территорий. Отрицательные особенности от крытости в экологическом плане стали проявляться только в начале те кущего столетия, так как после кризиса 90-х годов активизировалась экономическая жизнь в стране. Проявившийся интерес к природно ресурсному потенциалу юго-восточных районов Забайкальского края стимулировал процесс его хозяйственного освоения.

Качественным отличием нового освоения от освоения советских времен является наличие нескольких независимых институтов, реали зующих различные виды освоения. В настоящей кампании освоения нет единой стратегии – территория превращается в арену борьбы ин тересов владельцев нескольких процессов, протекающих параллель но. Владельцами процессов выступают различные институты: государ ственные, частные, общественные. Государственные и частные в виде частно-государственного партнерства занимаются хозяйственным осво ением территории: строят железную дорогу, разрабатывают месторож дения полезных ископаемых, привлекают трудовые ресурсы из других регионов России и из-за рубежа.

Современная Россия активно формирует институты гражданского об щества, которые в виде различных общественных организаций становят ся одним из главных атрибутов демократии в стане. Например, предста вители общественного экологического центра «Даурия», Забайкальских отделений Русского географического общества, Российской экологиче ской академии, Ассоциации российских географов-обществоведов не только выражают институтам власти общественное мнение, но и при нимают активное участие в территориальном планировании процесса освоения юго-восточных районов Забайкальского края. Общественные организации отстаивают интересы природы и местных жителей, застав ляют институты частно-государственного партнерства проводить сба лансированную экологическую политику.

На первый взгляд, деятельность общественных организаций может рассматриваться как препятствие хозяйственному освоению, так как их научно-обоснованные требования выражаются в создании сети особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Конечно, активизация об щественных организаций – это реакция на оживление хозяйственной Записки ЗО РГО деятельности, но, в конечном счете, это самостоятельная, независимая региональная политика, которая, сдерживая и корректируя хозяйствен ное освоение, фактически предлагает новый – экологический вид осво ения территории.

Особо охраняемые территории можно отнести к буферной инфра структуре. Приграничные особо охраняемые природные территории име ют не только геоэкологическое значение, но и геополитическое. В усло виях невысокой плотности населения данная форма организации терри тории – это альтернатива системе расселения вообще. Организация особо охраняемых природных территорий высокого международного статуса в приграничье – это постоянное внимание общественности к вопросам сохранения природы и, соответственно, к сохранению государственного контроля над ней, укреплению рубежей России. Единственное, что необ ходимо для укрепления рубежей страны, – это придание заповедникам высоких международных статусов [4, 98]. Международный статус – это дополнительный механизм решения проблемы трансграничного экологи ческого давления на глобальном уровне.

Экологическая буферность – это старая форма противостояния транс граничному давлению. В качестве примера можно привести Калужские засеки – прообраз современного заповедника с одноименным названи ем в Центрально-Черноземном районе. В настоящее время экологиче ская буферность облачается в новые формы и приобретает новое ин фраструктурное наполнение, но эффективность ее остается неизменно высокой.

Экологическая инфраструктура может иметь и внешнеконтактное зна чение в случае организации трансграничной особо охраняемой террито рии по обе стороны границы. Контактность границы будет проявляться в обмене информацией и совместном экологическим мониторинге.

Проявление трансграничных экологических угроз национальной без опасности страны в целом и края в частности, в первую очередь проис ходит на приграничных территориях, которые превращаются в эколо гические буферные зоны, поглощающие и нейтрализующие часть этих негативных трансграничных влияний. Кроме этого, отсутствие инфор мации о качестве и состоянии окружающей природной среды на со предельных с Забайкальским краем территориях, а в исследуемом слу чае – китайской части бассейна реки Аргунь, делает практически не возможным проведения контроля, мониторинга и ведение совместного природопользования на данной территории.

В конечном счете, хозяйственное освоение дополняется экологиче ским, что выводит общий процесс освоения на качественно новый уро Выпуск 132. 2013 г.

вень и имеет геополитическое значение в условиях трансграничья, так как позволяет защитить приграничные районы не только от внутренних экологических угроз, но и от внешних.

В качестве внутренних угроз можно назвать организацию большого горно-металлургического комплекса на юго-востоке Забайкальского края.

Планы развития горнорудного производства на территории юго-вос тока Забайкалья предполагают существенное воздействие на бассейны основных притоков Аргуни. Бассейн реки Аргунь расположен в преде лах двух государств – Российской Федерации и Китайской Народной Республики. В России к бассейну относится Нижнее Приаргунье – это бассейны нижнего течения притоков рек Аргунь, Газимур, Будюмкан, Урюмкан, Уров. Данная территория в транспортном отношении до на стоящего момента остается одной из самых труднодоступных в силу этого, малоизученной. Это позволяет организовать здесь ООПТ для со хранения уникальной флоры и фауны.

Среднее Приаргунье – это район, где в разные годы была сильно раз вита горнодобывающая промышленность. В ландшафтном отношении это в основном лесостепная и степная части бассейна. Здесь выделяет ся бассейн р. Средняя Борзя, как один из наиболее нарушенных в антро погенном плане участков, за счет золотодобычи с применением различ ных технологий.

Верхнее Приаргунье (на территории Забайкальского края) – это в основном степной район, лежащий на платообразной возвышенно сти. Долина р. Аргунь более наклонена в сторону Амура и холмиста.

Лежащие юго-западнее озера Далай, Буирнур с притоками Керулен, Холхин-Гол и бессточные котловины Торейский озер представляют со бой сточные (реликтовые) водоемы некогда более многоводной припод нятой озерной равнины. Река Аргунь протекает по территории с различ ными природными условиями. Бассейн реки в большей своей части рас положен на территории Китая. За пределами Читинской области (ныне Забайкальского края – пояснение М. Н.) формируется более 70 % стока Аргуни, в т. ч. 19.6 % поступает на территорию области [9]. С учетом бассейна оз. Далайнор доля водосборной площади р. Аргунь на терри тории России уменьшается до 17 % [10].

При развитии горнорудной деятельности планов компенсационных мероприятий, включающих создание разноуровневой сети ООПТ или хотя бы зон покоя на наиболее важных с экологической точки зрения территориях, не предусмотрено. При этом с российской стороны в на стоящее время нет ни одной площадной ООПТ в бассейне Аргуни в приграничной зоне.

Записки ЗО РГО Важной частью приграничной политики Китая является создание но вых ООПТ. Это привело к тому, что в правобережье Аргуни и Амура существует или проектируется ряд региональных заказников (Гэньхэ, Эергуна, Вума, Бейзикун), функционирование которых отвечает гео политическим интересам соседнего государства. В частности, значи тельные площади правобережья Аргуни напротив устьев Газимура, Будюмкана и Урюмкана заняты китайским заказником Вума (Wuma).

[6, 38]. В то же время, на российском левобережье ООПТ с аналогич ным статусом охраны до сих пор отсутствуют. И это несмотря на то, что малозаселенное Приаргунье характеризуется высоким видовым раз нообразием и наибольшей для Забайкальского края плотностью редких краснокнижных видов флоры и фауны [3].

В качестве внешних угроз выступает сопредельная территория Китая.

С китайской стороны примыкает более 700 тыс. га ООПТ различных категорий и статусов [2, 75].

Долина реки Аргунь отличается множеством экологических условий, что обуславливает разнообразие луговых и степных формаций на срав нительно небольших по площади участках. В прирусловой части реки, в условиях избыточного увлажнения развиваются формации болотистых лугов. В центральной, наименее увлажненной, части поймы распро странены настоящие луга и степные сообщества. Специфические физи ко – и экономико-географические характеристики Забайкальского края формируют его неблагоприятное эколого-географическое положение.

Суть оценки эколого-географического положения территории заклю чается в выявлении источников угроз, их потенциальных трасс проник новения и, как следствие, рекомендации по рациональной территори альной организации населения и регионального природопользования (в том числе и заповедного). В концепции оценки эколого-географиче ского положения можно выделить следующие составляющие: источни ки экологических угроз, направления проникновения угроз - экологиче ские буферные зоны, трассы реализации угроз, трансграничное эколо гическое взаимодействие.

Источники экологических угроз – объекты физико- и экономико-ге ографического характера, представляющие экологическую опасность для населения исследуемой территории.

Направления проникновения угроз, которые могут рассматриваться как буферные зоны, состоящие из поглотителей, «гасящие» действие ре ализующихся угроз.

Экологические буферные зоны - зоны поглощения вредных веществ, уменьшающие концентрацию вредных веществ и, соответственно, Выпуск 132. 2013 г.

действие реализующихся угроз по мере удаления от источника угроз.

Главное эколого-географическое значение буферных зон – поглощение негативного влияния реализующихся угроз Объективными критериями выделения зон служат ПДВ и ПДК вредных веществ, но это эколого-ге ографический подход к выделению буферных зон.

Приграничны экологические буферные зоны. Учитывая пригранич ное политико-географическое положение юго-восточного Забайкалья, главным критерием должен быть политико-географический подход.

Именно политико-географическая граница между двумя государствами является главной проблемой решения целостных экологических про блем. Относительно границы между государствами возможно выделе ние внешних (зарубежных) и внутренних (национальных) экологиче ских буферных зон.

Внутри буферных зон можно выделить трассы реализации угроз, ко торые вопреки общей функции – поглощения, способствуют линейному распространению реализации угроз, а в качестве трасс выступают фи зико-географические объекты (реки, межгорные котловины, океаниче ские течения и т. д.).

Основной трассой реализации трансграничных угроз является река Аргунь. В качестве направления реализации угроз через атмосферу мо жет стать муссонная циркуляция во второй половине лета.

Река Аргунь имеет исток на территории интенсивно развивающе гося в экономическом плане Китая, который размещает на ее берегах крупные химические предприятия с несовершенной системой очист ки вод, планирует строительство отводного гидрологического канала в целях пополнения объемов водоснабжения местных приграничных территорий.

В связи с быстрым обмелением озера Далай (КНР) в водохозяйствен ной службе префектуры Хулунбуир (Автономный округ Внутренняя Монголия) подготовлен «экологический проект» переброски части сто ка реки Хайлар (т. е. верховье Аргуни) в озеро Далай. Это требуется для поддержания рыболовства и рыбоводства в озере и прилегающих пру довых хозяйствах, водоснабжения города Маньчжурия. Водозабор со ставляет до 2/3 современного стока реки Хайлар/Аргунь с территории Китая.

Река Хайлар (верховье реки Аргунь) исторически является при током озера Далай, однако вследствие естественного изменения рус ла сток реки в озеро прекратился, русло находится от озера в 30 км.

Планируется прокопать в низовьях реки Хайлар, на левом берегу, новый канал. Это приведет к тому, что воды реки Хайлар естественным обра Записки ЗО РГО зом будут течь в озеро Далай.

Переброска вод приведет к уничтожению ценнейшей пойменной эко системы реки Аргунь в среднем течении, которая является ключевым местообитанием для многих глобально угрожаемых видов птиц, таких как даурский журавль, гусь-сухонос и т. д. К другим очевидным послед ствиям надо отнести изменение качества вод, изменение местного кли мата, изменение условия для сельскохозяйственной деятельности и про живания населения, изменение условий охраны границы и, возможно, прохождения линии границы. Особенно масштабным изменениям бу дет подвержен участок от Абагайтуя до устья реки Генхэ, где исток реки Хайлар имеет определяющее значение для стока Аргуни в целом.

По мнению специалистов Гидрометцентра Забайкальского края, если забрать даже 50 % стока Аргуни, то это вызовет серьезные изменения в русловых процессах: исчезнет пойменная многорукавность (а это чрез вычайно важно для птиц), пересохнет протока «Прорва», которая пи тает очень важные заболоченные угодья – пойма утратит свое глобаль ное значение как место обитания птиц. Среднее течение Аргуни (от Абагайтуя до Приаргунска) является ключевой орнитологической тер риторией международного значения. Несколько миллионов птиц еже годно останавливаются здесь на пролете и Приаргунские болота важны для выживания, по крайней мере, 19 глобально-угрожаемых видов птиц.

Эта территория является важным связующим звеном между российской и китайской частью Международного заповедника «Даурия».

Единственно возможный вариант, который позволит развязать слож ный узел аргунских проблем, – оформление здесь участка международ ного заповедника «Даурия».

В соглашении, которое было подписано при его создании природоох ранными ведомствами России, Китая и Монголии, сказано, «что каждая из Сторон в соответствии с внутренним законодательством может изме нять границы своей части заповедника». Это значит, что если создать на Аргуни новый участок российского заповедника «Даурский», то данный участок автоматически войдет в состав международного заповедника и попадет под действие вышеуказанного Соглашения. В таком случае рос сийская сторона вправе требовать от Китая устранения факторов, нега тивно влияющих на состояние экосистем Аргуни, как части междуна родного заповедника. Какая-либо другая форма ООПТ (региональный заказник, федеральный заказник, отдельный самостоятельный заповед ник) не позволит решить сложные международные проблемы сохране ния реки [1, 31].

Наряду с негативным влиянием внешнеэкономического воздействия Выпуск 132. 2013 г.

на территории приграничных районов наблюдается и позитивные дей ствия в вопросах обеспечения экологической безопасности.


Так 24 января 2006 года на переговорах технических групп Комитета промышленности и природных ресурсов Читинской области, РФ и Автономного района Внутренняя Монголия, КНР по вопросам совмест ного мониторинга качества вод и наблюдения за экологическим состо янием на берегах р. Аргунь были разработаны природоохранные пла ны на 2006–2007 гг. для решения вышеназванных вопросов. В рамках функционирования постоянно действующей российско-китайской груп пы, для выработки комплексных мероприятий по решению экологиче ских проблем бассейна реки Хайлар/Аргунь были поставлены следую щие задачи:

– выявление источников антропогенного загрязнения вод в бассейне реки Хайлар/Аргунь;

– принятие единых критериев оценки состояния трансграничных вод на основе международных правил и стандартов (по системе ISO);

– развитие сети охраняемых природных территорий в бассейне реки Хайлар/Аргунь;

– подготовка предложений в развитие проекта «Комплексное управ ление бассейна реки Амур (UNEP/GEF)».

Читинские ученые, кроме организации участка Даурского запо ведника предлагают повысить статус заказника районного значения «Реликтовые дубы» до комплексного (ландшафтного) заказника регио нального значения. В качестве территории для охраны предлагается уча сток Газимурского хребта от левобережья р. Будюмкан до р. Урюмкан и левобережную часть долины р. Аргунь в междуречье Газимура и Урюмкана. Восточная граница проектируемого заказника определяет ся линией государственной границы с КНР. На территории Газимуро Заводского района (в междуречье Газимура и Будюмкана) располага ется единственный в Сибири известный массив монгольского дуба [8].

Площадь территории составляет около 1800 га. Кроме собственно дуб няков, особой охраны заслуживают некоторые другие экосистемы, обо гащенные видами маньчжурского происхождения. На территории мас сива их концентрация настолько высока, что природные сообщества принимают скорее дальневосточный облик, типичный, например, для некоторых районов Приамурья, чем для Сибири. Освоение природно ресурсного потенциала юго-восточных районов Забайкальского края создает прямую угрозу уничтожению уникальных природных комплек сов. Прямая угроза выражается в том, что на прилегающую к дубовой роще территорию (и ее периферийный участок) имеется лицензия на ве Записки ЗО РГО дение геологоразведочных работ [7].

На исследуемой территории наблюдаются специфические предпо сылки возникновения экологических угроз. Если такие экологические угрозы перейдут из разряда потенциальных в разряд реальных, то про блемы будут носить не только экологический или иной характер, а, пре жде всего, будут определять военно-стратегическое и геополитическое положение региона. Речь идет об отчуждении плодородных пойменных земель, расположенных на левом берегу р. Аргунь и принадлежащих приграничным забайкальским хозяйствам. Данная проблема не вызвана внешнеэкономическим сотрудничеством России и Китая, однако опре деляет их дальнейшее взаимодействие.

Ежегодно в период паводков и проливных дождей происходит подня тие уровня воды в р. Аргунь (нами наблюдались паводки в июле – ав густе 2006 г. и самое сильное, с затоплением населенных пунктов, в ав густе 2013 г.), подтопление ее поймы и слияние с р. Урулюнгуй (приток р. Аргунь). Вследствие этого возникают новые протоки, увеличиваются и образуются новые овраги, сточные воды на территории района уходят в реку, происходит отчуждение плодородных земель. Местные жители, самостоятельно решая проблему укрепления берегов, производят скла дирование в оврагах и в водоохранной зоне, бытового и строительного мусора, загрязняя тем самым воды р. Аргунь. Если в ближайшее время не принять мер по укреплению берегов реки Аргунь, то изменится рус ло реки и, как следствие этого, при проведении следующей демаркации границы Российская Федерация потеряет в пределах 1,5–2,5 тыс. га зе мель. Подобная ситуация возникает на землях колхоза «Зоргольский», где возможны потери 1,5–2,5 тыс. га [5].

Потери 3,5–5,0 тыс. га земель нанесут экономический ущерб сель скому хозяйству Приаргунского района в размере 450–700 млн. руб.

(без учёта стоимости подземных природных ресурсов). Сложившаяся ситуация негативно отразится не только на благосостоянии сёл Дурой, Зоргол, Новоцурухайтуй, Старый Цурухайтуй, Кути но и всего района, поскольку данные земли являются традиционными рыболовными, охот ничьими и пастбищными угодьями [Там же].

Косвенная угроза для природных комплексов Аргуни исходит из улучшения транспортной доступности юго-восточных районов, кото рую обеспечивает построенная железная дорога от станции Борзя до села Газимурский Завод. Прибывающее по дороге население с интере сами охоты и туризма – источник экологических угроз.

Заповедный тип освоения территории имеет подчиненный характер и реализуется в настоящее время на начальных стадиях (обоснование, проек Выпуск 132. 2013 г.

тирования ООПТ). Заповедный тип освоения, по сравнению с хозяйствен ным типом, запаздывает. Запаздывание можно объяснить множеством при чин: недостаточной активностью общественных организаций, инертно стью в поведении местного населения и т. д.

По нашему мнению, в качестве главной причины можно назвать инте ресы государства. Государство в виде партнерства с частным капиталом участвует в реализации проекта хозяйственного освоения. Заповедное освоение противоречит проекту хозяйственного освоения, однако оно нуждается в государственной поддержке не меньше, чем хозяйственное.

Заповедное освоение не даст экономического эффекта, активность госу дарственных органов власти по его поддержке несравнима с активно стью по поддержке хозяйственного освоения. Именно поэтому в двух противостоящих типах наблюдается асинхронность. Однако в будущем, именно заповедный тип освоения будет оказывать существенное влия ние на хозяйственный тип, заметно корректирую его территориальную дифференциацию Литература 1. Горошко О. А. Заповедник на Аргуни: зачем он нужен и как его организовать/ О. А. Горошко // Аргунские просторы. – Чита: Экспресс-издательство, 2009.

– С. 21–36.

2. Кирилюк О. К. Экологические проблемы бассейна Аргуни и некоторые возможные пути их решения / О. К. Кирилюк, О. А. Горошко // Аргунские просторы. – Чита: Экспресс-издательство, 2009. – С. 73–76.

3. Корсун О. В. Особенности природных комплексов Восточного Забайкалья и выделение новых охраняемых территорий /О. В. Корсун // Флора и растительность Даурии: исследования и охрана. – Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2004. – С. 10–21.

4. Новикова М. С. Перспективы развития сельскохозяйственного природопользования и анализ экологических угроз в приграничном регионе в ходе российско-китайского сотрудничества (на примере Читинской области) / М. С. Новикова // Вестник КрасГАУ [Красноярск]. – 2007. – № 5 (20). – С. 96–99.

5. О состоянии и об охране окружающей природной среды в Приаргунском районе в 2004 году// Приаргунский межрайонный экологический центр. – Приаргунск, 2005. – 90 с.

6. Отчет о научно-исследовательской работе. Материалы к обоснованию создания особо охраняемой природной территории «Реликтовые дубы» / ИПРЭК СО РАН. – Чита, 2008.

7. Отчет о научно-исследовательской работе. Инженерно-экологические изыскания, разработка системы экологического мониторинга к созданию транспортной инфраструктуры для освоения минерально-сырьевых ресурсов юго-востока Читинской области / ИПРЭК СО РАН. – Чита, 2008. – Т Записки ЗО РГО 8. Региональный план действий по сохранению биологического и ландшафтного разнообразия территории Амурского бассейна в административных границах Читинской области на 2005–2010 годы. – Чита Экспресс-издательство, 2005.

9. Чечель А. П. Водные ресурсы Читинской области (эколого-географический анализ) / А. П. Чечель. – Новосибирск: Наука, 1985.

10. Эпова Г. И. Русловые деформации реки Аргунь / Г. И. Эпова, В. И. Поломарь, Е. Е. Поломарь, Т. И. Лялина // Тезисы докладов VI Всероссийского гидрологического съезда. – СПб.: Гидрометеоиздат, 2003, – с. 71–73. – Секция 6. Проблемы русловых процессов, эрозии и наносов.

КРАТКИЕ НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ УДК 574.9+597. Баженов Юрий Александрович Yury A. Bazhenov Государственный природный State Nature Biosphere Reserve биосферный заповедник «Daursky»;

«Даурский»;

Институт природных Institute of Natural Resources, ресурсов, экологии и криологии Ecology and Cryology СО РАН, Чита, н.с., к.б.н.. SB RAS, researcher, Ph.D.

О СЕВЕРНОЙ ПЕРИФЕРИИ АРЕАЛА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ КВАКШИ (HYLA JAPONICA GUENTHER,1859) И МОНГОЛЬСКОЙ ЖАБЫ (BUFO RADDEI STRAUCH, 1876) В ВОСТОЧНОМ ЗАБАЙКАЛЬЕ ABOUT THE NORTH PERIPHERY OF THE AREA JAPANESE TREE FROG (Hyla japonica Guenther, 1859) AND THE MONGOLIAN TOAD (Bufo raddei Strauch, 1876) IN EAST TRANSBAIKALIA Приводятся сведения по находкам The report provides information on дальневосточной квакши и мон- the ndings of the Japanese tree frog гольской жабы в бассейнах рек and Mongolian toad in the basins Шилка и Амур в Забайкальском of the rivers Shilka and Amur in the крае. Квакша широко распростра- Transbaikalia. The tree frog is widely нена по долине Шилки, а по левым distributed through the valley of таежным притокам проникает Shilka, and it penetrates on the left еще севернее благодаря золотодо- hand tributaries of the taiga further быче. Монгольская жаба видимо north due to gold mining. Mongolian отсутствует в нижнем течении toad apparently absent in the lower Шилки и в верховьях Амура. reaches of the Shilka and the upper Ключевые слова: ареал, монголь- reaches of the Amur River.

ская жаба (Bufo raddei), дальне- Key words: area, Mongolian toad восточная квакша (Hyla japonica), (Bufo raddei), Japanese tree frog Шилка. (Hyla japonica), Shilka.

Записки ЗО РГО Данные о распространении земноводных и в частности дальнево сточной квакши (Hyla japonica Guenther,1859) и монгольской жабы (Bufo raddei Strauch, 1876) на территории российского Дальнего Востока обобщены в работе С. Л. Кузьмина и И. В. Масловой [1]. Наиболее се верные находки двух рассматриваемых видов в Восточном Забайкалье известны непосредственно из долин рек Ингода и верхнего течения (Нерчинский и Сретенский районы) р. Шилки. В настоящем сообще нии мы приводим данные о находках земноводных, сделанных в ходе экспедиций 2012–2013 годов в бассейнах р. Шилки и Амур.


Дальневосточная квакша отмечалась нами по р. Шилке до ее устья ре гулярно. Основные пункты, где нами был отмечен этот вид следующие:

1. Пойма р. Сухая Дыроватка, окр. пос. Ключевский (53°30, 119°25).

2. Пойма р. Шилка, окр. пос. Часовинка (53°30, 120°03).

3. Пойма р. Шилка в устье р. Горбичанка (53°10, 119°15).

4. Пойма р. Холоджикан, 6 км от устья (53°32, 121°16).

5. Пойма р. Шилка в устье р. Холоджикан (53°30, 121°16).

6. Пойма р. Шилка у оз. Поворотного (выше впадения р. Джелинды) (53°28, 121°05).

7. Пойма р. Шилка в 5 км выше слияния с Аргунью (53°21, 121°25).

8. Пойма р. Амур, окр. с. Покровка (53°20, 121°30 - 53°23, 121°40).

Квакша здесь крайне многочисленна в старичных водоемах окрест ностей Покровки, низовья р. Япан и Мангалейского луга. Имеющаяся точка на карте (ст. Игнажина) в работе Кузьмина и Масловой [1] ука зана несколько не точно и относится к Амурской области и отстоит от Покровки на 50–60 км к востоку.

Таким образом, дальневосточная квакша, по-видимому, распростра нена по всей пойме р. Шилки, а по ее левым притокам граница ареала проходит еще севернее. При этом наблюдается проникновение на север преимущественно по антропогенно нарушенным участкам тайги. Это связано с тем, что размножение квакши возможно лишь в относитель но теплых стоячих водоемах, отсутствующих за пределами пойм круп ных рек. Однако добыча золота в долинах горных рек (притоков Шилки) привела к образованию многочисленных мелководных прогревающихся прудков, в которых размножение вида возможно, как например, в райо не пос. Ключевский. Не раз наблюдали мы использование квакшей в ка честве нерестовых водоемов луж на редко используемых проселочных таежных дорогах. Следует отметить, что дальневосточная квакша зане сена в Красную книгу Забайкальского края. В этой связи весьма инте ресно, что человеческая деятельность в таежных районах идет на поль зу этому виду.

Выпуск 132. 2013 г.

Рис. 1. Места находок дальневосточной квакши (треугольники, нумерация как в тексте) и монгольской жабы (кружки) в бассейнах Шилки и Амура в 2012–2013 гг.} В отличие от квакши монгольская жаба в низовье р. Шилки, вклю чая слияние с р. Аргунь не найдена и местному населению не известна.

Находки в этом районе сделаны нами в следующих пунктах. В пойме р. Шилки монгольская жаба обнаружена в устье р. Горбичанка (53°10, 119°15) и не встречена ниже по реке. Это местонахождение – наибо лее северо-восточное по сравнению с указанными в работе Кузьмина и Масловой [1] (находка из низовья р. Аргунь в этой работе не в счет, т. к. не имеет точной привязки и возможно сделана значительно южнее).

Есть основания предполагать, что северная граница ареала монгольской жабы не включает низовья Шилки и верховья Амура. В то же время по Нерчинским степям жаба распространена гораздо севернее поймы р. Шилки. Например, мы нашли ее в пойме р. Кыэкен (52°00, 115°30) у федеральной трассы «Амур».

Литература 1. Кузьмин С. Л. Земноводные российского Дальнего Востока / С. Л. Кузьмин, И. В. Маслова. – М.: Товарищество научных изданий КМК, 2005. – 434 с.

Записки ЗО РГО УДК 911.2:556(571) Букин Андрей Григорьевич Andrey G. Bukin Забайкальский государствен- Transbaikal State University, ный университет, НОЦ исследо- Center of Research in Ethnology ваний в области этнологии и ан- and Social Anthropology тропологии, н.с., к. филос. н. Researcher, Ph.D.

О НОВОМ ТЕХНОГЕННОМ ВОДНОМ ОБЪЕКТЕ НА МЕСТЕ БАЛЕЙСКОГО КАРЬЕРА ABOUT THE NEW TECHNOGENIC WATERBODY ON PLACE OF THE BALEY OPEN CAST Не так часто появляются на карте новые крупные водные объекты, поэтому не мог не привлечь внимания такой новый водный объект, как «Балейское озеро» на месте бывших Южного и Северного балейских карьеров.

Происхождение нового «озера» – техногенное, точнее будет назвать его обводнённым карьером. На этом месте в течение нескольких деся тилетий добывалась золотоносная руда (Балейское месторождение).

Летом 2013 года было проведено визуальное наблюдение и фотосъёмка нового водного объекта (рис. 1).

Конфигурация водного объекта интересна тем, что это карьер, бор та которого сложены верхнеюрскими переслаивающимися песчаника ми и конгломератами, характеризующимися резким ухудшением устой Рис. 1. Вид на южную стенку балейского карьера.

Здесь и далее в статье фото Букина А. Г.

Выпуск 132. 2013 г.

Рис. 1. Космоснимок Балейского карьера. Источник: Google maps.

чивости при незначительном увлажнении [1]. Два карьера – Северный и Южный были расположены рядом и соприкасались, что определило вид современной береговой линии водоёма (рис. 2.).

Оползание стенок карьеров было проблемой для города Балея ещё в «сухом» их состоянии. Так в 80-е годы переносилась дорога из центра города в микрорайоны на левом берегу реки Унды, переселялись люди из опасной прилегающей к карьеру зоны. Сейчас из-за разрушений сте нок карьера расстояние от обреза карьера до дороги Балей – Золотая Горка составляет порядка 20 метров. Из-за неустойчивости грунта к во дным потокам по всему периметру наблюдается боковая линейная эро зия. Под влиянием накопленных в карьере водных масс возможно опол зание и проблема обвалов на границе городской заселённой территории в г. Балее в ближайшее время может усугубиться.

Интересен тот факт, что на дне южного карьера находится выход шах ты № 2 (горизонт 216 м), на уже затопленном перешейке между север ным и южным карьерами расположен выход шахты № 17 (366 горизонт) и в Северном карьере – выход шахты «Первомайской» (216 горизонт) (инф. автора). Так же имела выход в карьер горизонтальная выработ ка (горизонт 126 м) шахты № 7. В настоящее время все указанные под земные выработки затоплены шахтовыми водами и сообщаются с бас Записки ЗО РГО Рис. 3. Уровень воды в карьере в 2006 и 2013 г. Привязка фотографий сделана по 4 точкам красных верткальных линий. Уровень воды в 2006 г. расчитан, в 2013 – фактический. Фото: Букин А. Г.

сейном карьера. Наполнение карьера началось в 1995 году сразу после окончания работы водоотлива. В течение года шло наполнение подзем ных горных выработок, связанных с карьером, а в 1996 году началось непосредственно наполнение грунтовыми и осадочными водами чаш карьеров. [2] В настоящее время накопленный объём вод в карьере не имеет сто ка и активно вбирает в себя все подземные и наземные воды, продолжая наполняться (рис. 3). Если исходить из технических данных водоотлив Выпуск 132. 2013 г.

Рис. 4. Подтопление прибрежной растительности в 2013 г..

ных станций, наполнение может идти со скоростью до 200–300 м3 в час, поскольку среднегодовой объём водоотлива в период отработки карье ров составлял 300–320 м3/час. [2] Урез воды непостоянен: на его высотное положение и конфигу рацию существенно влияют поступающие грунтовые воды и эрозия складывающих берега пород. В настоящее время уровень воды в озе ре достаточно быстро поднимается. В течение 2013 года по косвен ным данным подъём составил порядка 1,5–2 м. (рис. 4). Судя по коли честву водотоков, окружающих чашу карьера, одним из существенных источников наполнения в последний год являются обильные дождевые воды. При фиксации данных вода по абсолютным показателям (заме ры GPS Garmin Legend E-Trax HCx) находилась на уровне 567 м над уровнем моря (профиль А, Рис. 1.). Нижяя точка дамбы, отделяющей карьер от поймы реки Унды находится на отметке 588 м, урез воды в реке Унда на момент замера составлял 584 м. (рис. 5). Разница в 17 ме тров быстро скрадывается, так что стоит ожидать в ближайшие годы начало активного дренирования шахтовых и грунтовых вод из карьера в реку Унду, а также, возможное формирования стока из озера в реч ную сеть.

Река Унда впадает в Онон, который формирует Шилку и Амур.

Дренирование вод из карьера может привнести в данную речную Записки ЗО РГО систему дополнитель ную нагрузку в виде значительного количес тва загрязнящих мине ральных веществ [3].

Интерес к данному водному объекту свя зан ещё и с тем, что в настоящее время это самый глубокий во доём на территории Рис. 5. Схема урезов воды р. Унда и в балейском Забайкальского края, карьере в 2013 г. Профиль А на Рис. 1.

который глубже озера Ничатка, считающегося самым глубоким естественным водным объек том в Забайкалье с глубиной 117 метров [4]. В соответствии со схема тическим геологическим разрезом Балейского рудного поля [5] можно оценить глубину озера в 120–130 метров. Если учитывать вертикальные объёмы шахт на дне озера (в частности, шахта № 17), то максимальная глубина водоёма составляет порядка 300 метров.

Судя по окружающей растительности, береговая линия активно за растает. Она густо поросла осиной, ивой, тополем, берёзой, луговы ми травами, характерными для окрестностей. Заболоченные и при брежные территории покрыты болотными растениями: аиром, осотом.

Водоём начинает заселяться. В сопровождающих озерцах появились насекомые, ракообразные (гамарус), рыбы (карась). Над озерами по явились чайки. Судя по их поведению, они охотятся на рыбу и в са мом карьере.

В настоящее время по нашим предварительным оценкам в Балейском карьере накоплено порядка 15–20 млн. м3 рудничных вод – что является колоссальным объёмом для характерного для долины реки Унды клима та с малым количеством осадков. Данный объём воды и растворённые в ней минеральные вещества могут оказать влияние на экологию, кли мат и гидрологические условия окружающего ландшафта и на располо женные ниже по течению реки Онон, Шилку, Амур. Учитывая данные наблюдения, в ближайшее время гидрологам и экологам стоит обратить особое внимание на данный техногенный водный объект.

Литература 1. Месторождения Тасеевское и Балейское // Электронный ресурс. Режим доступа: http://mestor.geoinfocom.ru/publ/1-1-0- Выпуск 132. 2013 г.

2. Прогноз осушения Тасеевского золоторудного месторождения // Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.geolink-consulting.ru/ projects/taseevskoe. html.

3. Замана Л. В. Ртуть в поверхностных водах Балей-Тасеевского золотопромышленного узла / Л. В. Замана // Записки Забайкальского отделения Русского географического общества / ЗРО РГО. – Чита, 2012. – С. 83–89. – Вып. 131.

4. Еникеев Ф. И. Ничатка / Ф. И. Еникеев, В. А. Обязов // Природное наследие.

Малая энциклопедия Забайкалья. – Новосибирск, 2009;

Электронный ресурс.

Режим доступа: http://ez.chita.ru/encycl/concepts/?id=2511 (11.12.2013).

5. Схематический геологический разрез Балейского рудного поля (из рабочих материалов по Балейскому и Тасеевскому месторождениям (исп.

Чупров С. А.): [Рукопись].

Записки ЗО РГО Чечель Александр Павлович Aleksandr P. Chechel Институт природных ре- Institute of Natural Resources, сурсов, экологии и криоло- Ecology and Cryology гии СО РАН, н.с., к.г.н. SB RAS, Chita, Researcher, Ph.D.

БИОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ЧЕЛОВЕКА И ПРИРОДЫ BIOECOLOGICAL TYPES OF HUMAN AND NATURE RELATIONSHIP Рассматривая взаимосвязи человека с природой (по типу «потре битель – корм» или в приложении к человечеству «потребитель – ре сурсы»), Н. Ф. Реймерс, называет их паразитическими [1]. Паразитизм как биоэкологическое понятие – «форма взаимоотношений между ор ганизмами, относящимися к разным видам, из которых один (паразит) использует другого (хозяина) в качестве среды обитания и источника пищи, возлагая при этом (частично или полностью) на хозяина регуля цию своих отношений с внешней средой» [2, 177]. Уподобление при роды живому организму, ее преобразование (изменение) человеком и часто с неблагоприятными последствиями, позволило Н. Ф. Реймерсу утверждать, что экологически люди выступают в роли неразумных па разитов, разрушающих среду жизни. Примеров этому множество. Это особенно очевидно при использовании ресурсов комплексного (много целевого) назначения, каковыми являются водные объекты. Отрасли хо зяйства, природопользователи вообще, использующие многоцелевые природные объекты, находятся в состоянии конкуренции и в соответ ствии с правилом интегрального ресурса [1] наносят ущерб друг другу тем сильнее, чем значительнее они изменяют совместно используемый природный компонент или всю систему в целом. При этом каждый от дельный участник стремится сохранить свою среду обитания, а вместе они действуют разрушительно.

Это, например, можно наблюдать в отношении эксплуатации озера Кенон, который по включенности в среду города Чита является «город ским водоемом». Воздействие городов на водоемы многообразно и прак тически все виды влияния сказываются отрицательно, и вредное воздей ствие усиливается по мере роста городов, развития промышленности, транспорта, увеличения объемов сброса сточных вод [3]. Стихийно раз вивающаяся урбанизация в бассейне озера Кенон неизбежно ведет к уси лению влияния города и деструкции его экосистемы [4;

5;

6] (табл. 1).

Выпуск 132. 2013 г.

Таблица Этапы и характер воздействия социосистемы на оз. Кенон Период Воздействие Тип взаимоотношений (+,0) – комменсализм по До 1900 гг. Рыболовство типу сотрапезничества Рыболовство, вселение про- (+,+) – симбиоз по типу 1900–1930 гг. мысловой ихтиофауны протокооперации Рыболовство, рекреация, (+,0) – комменсализм по 1930–1960 гг. создание промышленной типу сотрапезничества и инфраструктуры квартиранства Урбанизация, рекреация, во- (+,–) – хищничество, С 1960 гг. доем – охладитель ТЭЦ паразитизм Следует отметить, что паразитизм многообразен по формам прояв ления, более того его рассматривают как часть симбиотических отно шений, в рамках которых, строго говоря, и следует рассматривать от ношения человека с природой. В этом случае собственно паразитизм является антагонистическим симбиозом, при котором паразит извлека ет пользу от сожительства с хозяином, принося ему часто (но не всег да) вред, но до конца не уничтожая, ибо это означало бы и разрушение своей среды обитания, и гибель самого паразита. Как и в нашем при мере: социум, использует «деструктивную систему природопользова ния» [7], знает о необходимости охраны озера, проводит некоторые ме роприятия по его очистке, поднятию уровня воды, составлению проек тов [8]. Вторая форма симбиотических отношений – это односторонне выгодный симбиоз (комменсализм), когда один из совместно живущих (постоянно или временно) организмов, извлекает из этого известную пользу и не причиняет другому организму (в нашем случае – природно му объекту) вреда. Третья форма - это взаимовыгодные симбиотические отношения, полезные для сожительствующих сторон (мутуализм) [9].

Эта форма симбиоза в отношениях человека с природой раскрыта через понятие «сотворчества человека с природой», введенное В. Б. Сочавой Под сотворчеством он предлагает понимать «усилия человека (систему мероприятий), направленных на повышение потенциальных сил при роды, на активизацию природных процессов (повышение их интенсив ности), повышение продуктивности (количественного и качественного) геосистем …» [10, 30] (Рис. 1).

Отношения сотворчества состоят в стимулировании природного про цесса в нужном человеку направлении при сохранении (улучшении) качества окружающей его среды. Результатом этих усилий является «культурный ландшафт» [11]. Нормализация экологической обстанов Записки ЗО РГО Рис. 1. Виды взаимодействия человека с природой.

ки, восстановление ландшафтных компонентов может наступить толь ко в результате целенаправленных финансовых, ресурсных и трудовых действий человека по прекращению или кардинальному уменьшению антропогенных нагрузок на природный комплекс, исключающих вред ное воздействие города и промышленности на среду своего обитания.

Острота этих проблем требует разработки правовых, экономических и др. механизмов создания и функционирования специализированных хо Выпуск 132. 2013 г.

зяйствующих субъектов по оптимизации ресурсных циклов природно хозяйственных систем и формирования условий для перехода к отноше ниям с природой по типу комменсализма и сотворчества.

Литература 1. Реймерс Н. Ф. Экология (теории, законы, правила принципы и гипотезы) / Н. Ф. Реймерс. – М.: Россия Молодая, 1994. – 367 с.

2. Отоми – Пластырь // Большая Советская энциклопедия. – в 30 т.т. – М, 1975.

– 520 с. – Т. 3. Сохранение природной экосистемы водоема в урбанизированном ландшафте. – Л.: Наука, 1984. – 144 с.

4. Экология городского водоема / М. Ц. Итигилова, А. П. Чечель, Л. В. Замана и др. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1998. – 260 с.

5. Токарева О. Ю. Мероприятия по снижению воздействия ТЭС на водоем охладитель на примере оз. Кенон / О. Ю. Токарева // Водные ресурсы и водопользование / под ред. В. Н. Заслоновского. – Екатеринбург ;

Чита: Изд во РосНИИВХ, 2005. – С. 139–147.

6. Чечель А. П. Водохозяйственные и технологические проблемы эксплуатации озера Кенон как водоема-охладителя Читинской ТЭЦ-1 / А. П. Чечель // Записки Забайкальского отделения Русского Географического общества. – Чита, 2012. – С. 142–147. – Вып. 131.

7. Емельянов А. Г. Основы природопользования: учебник для студентов высших учебных заведений / А. Г. Емельянов. – М.: Академия, 2006.

– 304 с.

8. Аналитическая записка «Анализ результатов исследований по оценке состояния озера Кенон и его водосбора, мероприятия по его охране и рациональному использованию» / В. Ю. Абакумова, В. П. Бобринев, Л. В. Замана, М. Ц. Итигилова и др. – Чита, 2006. – 73 с. – Фонды ИПРЭК СО РАН 9. Реймерс Н. Ф. Природопользование: словарь-справочник / Н. Ф. Реймерс. – М.: Мысль, 1990. – 637 с.

10. Сочава В. Б. Учение о геосистемах (Мат-лы к VI съезду Геогр. о-ва СССР) / В. Б. Сочава: – Новосибирск: Наука, 1975. – 39 с.

11. Веденин Ю. А. Культурный ландшафт как объект культурного и природного наследия / Ю. А. Веденин, М. Е. Кулешова // Известия АН. – 2001. – № 1. – С. 7–14. – Сер. Географическая.

НОВЫЕ ИЗДАНИЯ КРАСНАЯ КНИГА ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ.

ЖИВОТНЫЕ Об издании:

Объём: 344 стр.

Издательство: ООО «Новосибирский издательский дом» (2013) Серия: Красная книга Забайкальского края.

Язык издания: русский / Russian ISBN: 978-5-4364-0042- История издания Красных книг как особого рода информационно справочных и научно-популярных изданий насчитывает уже пять деся тилетий. Ровно половина этого срока связана с деятельностью по подготовке региональных изда ний, посвящённых редким видам фауны и флоры, в Забайкальском крае (до 2008 г. – Читинской об ласти и Агинском Бурятском ав тономном округе). Так, в 1988 г.

усилиями местных специали стов-биологов появился «Каталог охраняемых редких и исчеза ющих видов животных фау ны Забайкалья», а три года спу стя – «Каталог редких и исче зающих растений Восточного Забайкалья». Указанные издания сыграли роль первого шага к под готовке полноценных региональ ных Красных книг, появившихся Выпуск 132. 2013 г.

в 2000 (том «Животные») и 2003 (том «Растения») годах.

Накопление новых сведений о видовом разнообразии Забайкальского края имеет следствием периодическое обновление Красных книг.

Обязательность этого прописана в региональном законе «О Красной книге Забайкальского края» (2008). В соответствии с его требования ми в 2012 г. завершилась работа над томом «Животные» нового изда ния «Красной книги Забайкальского края». Основой для данного из дания послужил Перечень объектов животного мира, занесённых в Красную книгу Забайкальского края, утверждённый Постановлением Правительства Забайкальского края от 16 февраля 2010 года № 51.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.