авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ

и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, 2013

 

ПЕРСПЕКТИВЫ МЕЖДУНАРОДНОГО 

СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ 

НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОМУ И 

ФИЗИЧЕСКОЙ ЯДЕРНОЙ 

БЕЗОПАСНОСТИ 

Даурен Абен, Артем Блащаница, Евгений Бужинский,

Дмитрий Ковчегин, Владимир Орлов,

Александр Чебан

 

Под редакцией А.С.Колбина и А.Я.Чебана 

                                  ПИР-Центр МОСКВА, СЕНТЯБРЬ Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, Оглавление  СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ………………………………………………………….. ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………... ЧАСТЬ 1. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ДВУСТОРОННЕГО РОССИЙСКО АМЕРИКАНСКОГО И МНОГОСТОРОННЕГО МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОМУ И ФЯБ… ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПРИНИЦИПЫ БУДУЩЕГО РОССИЙСКО АМЕРИКАНСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ЯДЕРНОЙ ОБЛАСТИ: ТЕЗИСОВ ДЛЯ НОВОГО ПАРТНЕРСТВА Владимир Орлов, Александр Чебан…………………………………………………………………………… ГЛАВА 2. УРОКИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДВУСТОРОННЕГО (РОССИЙСКО АМЕРИКАНСКОГО) И МНОГОСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ: ПРИМЕР ПРОГРАММЫ НАННА ЛУГАРА И ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА Евгений Бужинский…….... ГЛАВА 3. ПРАВОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ СОГЛАШЕНИЯ МНЭПР:

ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ В НОВОМ РОССИЙСКО АМЕРИКАНСКОМ СОГЛАШЕНИИ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ В ЯДЕРНОЙ ОБЛАСТИ Александр Чебан…………………………………………………. ГЛАВА 4. РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ ФИЗИЧЕСКОЙ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: ОПЫТ ПРОГРАММЫ ФЗУК ЯМ Дмитрий Ковчегин……………………………… ГЛАВА 5. МНТЦ КАК ПРИМЕР МНОГОСТОРОННЕГО НАУЧНО ТЕХНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ПО РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМ ОМУ И ФЯБ Александр Чебан………………………………………………..…….. ЧАСТЬ 2. ПЕРСПЕКТИВЫ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ТРЕТЬИХ СТРАНАХ ПО РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТОВ В ОБЛАСТИ ФИЗИЧЕСКОЙ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОМУ…………………………………………………………………………………. ГЛАВА 6. ПЕРСПЕКТИВЫ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОМУ И ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СНГ…………………………………………..………… 6.1. ПЕРСПЕКТИВЫ УЧАСТИЯ РОССИИ В СОТРУДНИЧЕСТВЕ ПО РЕШЕНИЮ СВЯЗАННЫХ С ОМУ ПРОБЛЕМ В УКРАИНЕ, БЕЛАРУСИ И СТРАНАХ ЮЖНОГО КАВКАЗА Александр Чебан……….………..…... 6.2. ПЕРСПЕКТИВЫ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ПО РЕШЕНИЮ СВЯЗАННЫХ С ОМУ ПРОБЛЕМ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Даурен Абен....………………………………………………………………... ГЛАВА 7. ПЕРСПЕКТИВЫ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ ФИЗИЧЕСКОЙ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОМУ НА Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ: ОПЫТ ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА Артем Блащаница……………………………………..….. ГЛАВА 8. ПЕРСПЕКТИВЫ УЧАСТИЯ РОССИИ В МЕЖДУНАРОДНОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ ПО РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОМУ И ФЯБ В РЕГИОНЕ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ Александр Чебан……………………………………………………... ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………… ПРИЛОЖЕНИЕ 1. ФИНАНСИРОВАНИЕ ДЕЙСТВУЮЩИХ ПРОЕКТОВ ГЛОБАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА В ЯДЕРНОЙ ОБЛАСТИ В РОССИИ СТРАНАМИ-ДОНОРАМИ В 2012 ГОДУ…………………………...………….. ПРИЛОЖЕНИЕ 2. РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫПОЛНЕНИЯ ПРОЕКТОВ ПРОГРАММЫ НАННА-ЛУГАРА ПО СОТОЯНИЮ НА НАЧАЛО 2013 ГОДА (СРАВНЕНИЕ С ПОКАЗАТЕЛЯМИ, ДОСТИЖЕНИЕ КОТОРЫХ ЗАПЛАНИРОВАНО К ГОДУ)……………………………………………………………………………… ПРИЛОЖЕНИЕ 3. КОМПАНИИ, УЧАСТВУЮЩИЕ В ПРОЕКТАХ МНТЦ В КАЧЕСТВЕ ПАРТНЕРОВ………………………………………………..…...….. ПРИЛОЖЕНИЕ 4. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ ПОЛЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ………………………………………………………………….

.……... ПРИЛОЖЕНИЕ 5. ПЛАНЫ СТРАН ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ ПО РАЗВИТИЮ АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ……………………………………….. БИОГРАФИИ АВТОРОВ………………………………………………………… СПИСОК РЕЦЕЗЕНТОВ…………………………………………………………. РАБОЧАЯ ГРУППА ПО ВОПРОСАМ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОМУ И ФИЗИЧЕСКОЙ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ЭКСПЕРТНО КОНСУЛЬТАТИВНОМ СОВЕТЕ ПИР-ЦЕНТРА…………………………….... Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ    АПЛ – атомная подводная лодка АЭС – атомная электростанция БО – биологическое оружие БРПЛ – баллистические ракеты на подводных лодках БСВ – Ближний и Средний Восток ВОУ – высокообогащенный уран ГИБАЯТ – Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма ГП – Программа Большой восьмерки «Глобальное партнерство против распространения оружия и материалов массового уничтожения»

ДНЯО – Договор о нераспространении ядерного оружия ДОР – долгосрочное обеспечение работоспособности (систем ФЗУК ЯМ) ДП - Дополнительный протокол к соглашению о гарантиях МАГАТЭ ЗСОМУ – зона, свободная от оружия массового уничтожения ЗСЯО – зона, свободная от ядерного оружия ИБОР – инициатива по борьбе с распространением КБТО – Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия КЗХО - Конвенция о запрещении химического оружия КФЗЯМ – Конвенция о физической защите ядерного материала МАГАТЭ – Международное агентство атомной энергии МБР – Межконтинентальные баллистические ракеты МКБАЯТ – Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма МНТЦ – Международный научно-технический центр МНЭПР – Многосторонняя ядерно-экологическая программа в Российской Федерации (MNEPR - Multilateral Nuclear Environmental Program in Russian Federation) Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, МЦОУ – Международный центр по обогащению урана МЭ – Министерство энергетики (США) НОЯМ – незаконный оборот ядерных материалов НОУ – низкообогащенный уран НП – Новое партнерство ОАО – общество с ограниченной ответственностью ОЗХО – Организация по запрещению химического оружия ОМУ – оружие массового уничтожения ОЯТ – отработавшее ядерное топливо ПНЛ – программа Нанна-Лугара ПО – производственное объединение РАО – радиоактивные отходы РИТЭГ – радиоизотопные термоэлектрические генераторы РГ – Рабочая группа ПИР-Центра по международному сотрудничеству в области нераспространения ОМУ и ФЯБ УХО – уничтожение химического оружия ФАТФ - Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF - Financial Action Task Force on Money Laundering) ФГУП – федеральное государственное унитарное предприятие ФЗ – физическая защита ФЗУК ЯМ – физическая защита, учет и контроль ядерных материалов ФЯБ – физическая ядерная безопасность ХО – химическое оружие ЦА – Центральная Азия ЮВА – Юго-Восточная Азия ЭК – Экспортный контроль Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, ЯТЦ – ядерный топливный цикл EXBS – Export Control and Related Border Security Assistance (Программа «Экспортный контроль и безопасность границ») INSEP – International Nuclear Safeguards and Engagement Program (Программа укрепления инфраструктуры гарантий ядерной безопасности) NSOI – Nuclear Smuggling Outreach Initiative (Инициатива по борьбе с контрабандой ядерных материалов) NTI – Nuclear Threat Initiative (фонд Инициатива по сокращению ядерной угрозы)                                                           Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва,   ВВЕДЕНИЕ Проблемы нераспространения оружия массового уничтожения и физической ядерной безопасности становятся актуальны сегодня для все большего числа государств и требуют решения в рамках широкого международного сотрудничества. В то же время актуальным остается и двустороннее сотрудничество, особенно между такими влиятельными ядерными державами, как США и Россия. Вопрос о сотрудничестве в ядерной сфере между США и Россией в последнее время приобрел особенную актуальность в связи с тем, что 16 июня 2013 г. истек срок действия Программы Нанна-Лугара, и стороны подписали новые соглашения о двустороннем сотрудничестве в ядерной сфере, но при этом еще не договорились, каким образом конкретно реализовывать эти соглашения. Именно в этот период востребованными становятся новые идеи и предложения экспертов по поводу возможных направлений сотрудничества.

Также переходный период своего развития переживает и такой неформальный многосторонний механизм сотрудничества по противодействию распространению ОМУ как Глобальное партнерство против распространения оружия и материалов массового уничтожения. Сегодня страны-участницы ГП также ищут новые идеи для определения дальнейшего направления сотрудничества.

Определенной вехой в развитии международного сотрудничества в ядерной области стало решение России о выходе из Международного научно технического центра. Этот шаг, равно как и отказ России от продления ПНЛ в ее прежнем формате, свидетельствует о том, что некоторые механизмы сотрудничества со временем устаревают и поэтому нуждаются в замене или обновлении. В этих условиях опять же необходимой является выработка экспертных рекомендаций и предложений, направленных на то, чтобы в новых форматах продолжить столь необходимое сегодня двустороннее и многостороннее международное сотрудничество в области нераспространения ОМУ и ФЯБ.

ПИР-Центр (Центр политических исследований России) принял решение способствовать выработке таких экспертных рекомендаций и предложений. Для этого нами при Экспертно-консультативном совете ПИР-Центра была создана в 2012 г. Рабочая группа по международному сотрудничеству в области нераспространения ОМУ и ФЯБ. Цель деятельности РГ – подготовка и публикация на русском и на английском языках комплексного научного исследования по перспективам участия России в международном сотрудничестве в области нераспространения ОМУ и ФЯБ. Результатом исследовательской деятельности РГ стала подготовка предлагаемого вниманию читателей доклада.

Подготовка и обсуждение доклада осуществлялась как в ходе самостоятельной исследовательской работы отдельных членов РГ, так и в рамках двух встреч РГ в марте и июне 2013 г. в Москве. На эти встречи кроме членов Рабочей группы приглашались также и другие эксперты в области нераспространения ОМУ и ФЯБ, в том числе представители российских государственных ведомств, посольств, бизнес-структур, неправительственных и исследовательских Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, организаций. Материалы заседаний РГ учитывались ее членами при подготовке их научных работ, которые были включены в настоящий доклад.

Следует отметить, что позиции авторов, а также остальных членов Рабочей группы, которые не участвовали непосредственно в написании доклада, но способствовали этому своими рекомендациями, могут отличаться. Доклад не представляет согласованной точки зрения авторов.

В докладе подготовлено много предложений и рекомендаций по дальнейшему развитию международного сотрудничества. Вместе с тем, предложенный список рекомендаций опять же не отражает мнение всех авторов доклада. К тому же, некоторые из рекомендаций являются только первоначальными предложениями, которые, возможно, требуют дальнейшего обсуждения и доработки. Это обсуждение на уровне экспертного сообщества при участии представителей госструктур можно провести по итогам презентации данного доклада, после чего дальнейшую проработку и усовершенствование предложенных рекомендаций можно было бы продолжить в следующих публикациях по тематике международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и ФЯБ. Также по итогам презентации доклада можно было бы определить, какие из предложенных в нем рекомендаций могут быть реализованы уже в ближайшее время.

В докладе рассмотрены наиболее востребованные и перспективные механизмы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и ФЯБ:

• программа Нанна-Лугара (ПНЛ) и новый формат российско американского сотрудничества в ядерной области, который пришел на смену ПНЛ после подписания 14 июня 2013 г. Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки о сотрудничестве по Рамочному соглашению о многосторонней ядерно-экологической программе в Российской Федерации от 21 мая 2003 года и Протоколу от 14 июня 2013 года между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки к Рамочному соглашению о многосторонней ядерно экологической программе в Российской Федерации от 21 мая 2003 года (далее Соглашение о сотрудничестве по соглашению о МНЭПР, или Соглашение от 14 июня 2013 г.) • деятельность Международного научно-технического центра (МНТЦ), ее итоги и перспективы;

• текущее состояние и перспективы двустороннего российско американского и многостороннего сотрудничества по улучшению ФЯБ и противодействию распространению ОМУ в третьих странах (странах СНГ, Ближнего и Среднего Востока и Юго-Восточной Азии).

Данный доклад структурирован следующим образом. Текст работы разделен на две части. Первая часть посвящена анализу общих принципов двустороннего российско-американского и многостороннего сотрудничества по решению проблем распространения ОМУ и ФЯБ. В этой части особое внимание уделено опыту и перспективам российско-американского ядерного сотрудничества, которое может служить примером для многосторонних инициатив и, кроме того, само по себе продолжает играть важную роль в решении проблем нераспространения ОМУ и ФЯБ.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, Открывает доклад работа В.А. Орлова и А.Я. Чебана, которая носит программный характер и концентрирует в себе основные предложения ПИР Центра по переформатированию двустороннего российско-американского сотрудничества в сфере физической ядерной безопасности и нераспространения ОМУ. Предложения сформулированы в виде 20 тезисов.

Затем во второй главе Е.П. Бужинский анализирует опыт развития программ Нанна-Лугара и Глобального партнерства восьмерки, а также их уроки для дальнейшего развития двустороннего и многостороннего сотрудничества в области нераспространения ОМУ и ФЯБ. Третья глава посвящена анализу конкретных правовых механизмов российско-американского взаимодействия в ядерной области после ПНЛ. В этой главе А.Я.Чебан рассматривает правовые механизмы соглашения о Многосторонней ядерно-экологической программе (МНЭПР), которые легли в основу нового российско-американского соглашения по ядерному сотрудничеству. В главе дается оценка того, насколько соответствуют данные механизмы интересам России. В четвертой главе Д.А.Ковчегин анализирует опыт российско-американского сотрудничества в области физической ядерной безопасности в рамках программы ФЗУК ЯМ.

В пятой главе А.Я.Чебан рассматривает опыт МНТЦ по решению проблем нераспространения ОМУ и ФЯБ и перспективы дальнейшего международного научно-технического сотрудничества в этой области.

Вторая часть доклада посвящена одному из наиболее актуальных вопросов международного сотрудничества в ядерной области – это решение проблем ОМУ и ФЯБ в третьих странах. Под третьими подразумеваются те страны, в которых имеются запасы ядерных и других радиоактивных материалов, нуждающихся в более надежной физической защите и в которых возможно использовать опыт двустороннего российско-американского сотрудничества в этой сфере. Также к этим странам относятся те, в которых остались запасы химического или биологического оружия, которые необходимо утилизировать.

Кроме того, к таким странам иногда относят и те, в которых нет никаких видов оружия массового уничтожения или материалов для их изготовления, но, тем не менее, эти страны представляют риск, так как потенциально могут быть использованы для нелегального транзита ядерных и других радиоактивных материалов с целью их использования в террористических целях.

Вторая часть состоит из трех глав. В первой из них (в докладе шестая по счету) Даурен Абен и А.Я.Чебан характеризуют перспективы международного сотрудничества по решению проблем советского ядерного наследия и других вопросов нераспространения ОМУ в странах СНГ.

В седьмой главе А.В.Блащаница рассматривает перспективы решения проблем ОМУ и ФЯБ через механизмы Глобального партнерства в регионе Ближнего и Среднего Востока. В восьмой главе А.Я.Чебан анализирует перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и ФЯБ в странах Юго-Восточной Азии. Рассматриваемая в докладе проблематика становится актуальной для ЮВА в связи с тем, что ряд стран региона заявили о Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, планах по развитию атомной энергетики, что неизбежно будет сопровождаться рисками для режима нераспространения и физической ядерной безопасности.

Мы надеемся на то, что изложенные в докладе идеи и предложения уже в самое ближайшее время смогут получить практическое воплощение в двусторонних российско-американских и многосторонних инициативах, направленных на решение проблем нераспространения ОМУ и ФЯБ.

                                                    Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, ЧАСТЬ 1. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ДВУСТОРОННЕГО РОССИЙСКО­ АМЕРИКАНСКОГО  И  МНОГОСТОРОННЕГО  МЕЖДУНАРОДНОГО  СОТРУДНИЧЕСТВА  В  ОБЛАСТИ  НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОМУ И ФЯБ  ГЛАВА  1.  ОБЩИЕ  ПРИНИЦИПЫ  БУДУЩЕГО  РОССИЙСКО­ АМЕРИКАНСКОГО  СОТРУДНИЧЕСТВА  В  ЯДЕРНОЙ  ОБЛАСТИ:  20 ТЕЗИСОВ ДЛЯ НОВОГО ПАРТНЕРСТВА  Владимир Орлов, Александр Чебан    Идея о 20 тезисах, которые определили бы основные направления российско американского сотрудничества после завершения ПНЛ, была предложена президентом ПИР-Центра Владимиром Орловым в начале 2013 г. Затем эта идея получила дальнейшее развитие, результатом чего стала подготовка совместной статьи Владимира Орлова и Александра Чебана Что должно уйти и что должно прийти на смену программе Нанна-Лугара. Данная статья была опубликована в марте 2013 г. в бюллетене эксклюзивной аналитики ПИР Центра Russia Confidential. Вместе с тем, авторам было очевидно, что статья нуждается в доработке с учетом разработки нового российско-американского соглашения, которое позднее пришло на смену Нанну-Лугару. В результате в №2, 2013 журнала Россия в глобальной политике авторами была опубликована статья Жизнь после смерти. Придет ли Новое партнерство на смену программе Нанна-Лугара? Данная часть доклада существенно дополняет идеи, изложенные в указанных выше работах, а также учитывает события, произошедшие после публикации данных работ, в частности подписание новых российско американских договоренностей о ядерном сотрудничестве.

В начале текста рассмотрены пять тезисов общего плана. Затем проанализированы двенадцать тезисов по конкретным направлениям возможного сотрудничества. Наконец, завершается данная глава тремя заключительными тезисами и общими выводами.

Пять тезисов общего плана.

Тезис первый. России и Соединенным Штатам следует признать, что Программа Нанна-Лугара за 20 лет своего существования сыграла важную роль в обеспечении глобальной безопасности. Она способствовала – прежде всего, в 1990-е гг. – уничтожению ненужных России запасов химического оружия;

утилизации АПЛ;

повышению ФЯБ ядерных материалов через укрепление их физической защиты, учета и контроля.

Программа была разработана благодаря усилиям сенаторов Сэма Нанна и Ричарда Лугара, которые сумели обратить внимание американского руководства на необходимость срочного решения проблем, связанных с ядерным оружием и ядерными материалами в СССР, а затем в России. Зеленый Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, свет зажегся 17 июня 1992 г., когда президенты Джордж Буш-старший и Борис Ельцин подписали официальный документ под названием Соглашение между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки относительно безопасных и надежных перевозки, хранения и уничтожения оружия и предотвращения распространения оружия. В дальнейшем мы будем для простоты называть его Соглашение от 17 июня 1992 года.

Документ действовал семь лет и дважды – в 1999 и в 2006 гг. – продлевался на такой же срок. 16 июня 2013 г. срок его действия истек. На протяжении 2012 г.

американские представители предлагали пролонгировать ПНЛ в ее нынешнем формате до 2017 года. Однако в октябре 2012 г. Россия заявила о том, что не собирается продлевать соглашение в очередной раз.

В итоге стороны провели переговоры по поводу подписания новых соглашений о сотрудничестве после Нанна-Лугара (Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки о сотрудничестве по Рамочному соглашению о многосторонней ядерно экологической программе в Российской Федерации от 21 мая 2003 года и Протоколу от 14 июня 2013 года между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки к Рамочному соглашению о многосторонней ядерно-экологической программе в Российской Федерации от 21 мая 2003 года 1 (далее Соглашение о сотрудничеству по соглашению о МНЭПР или Соглашение от 14 июня 2013 г.);

и Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки к Рамочному соглашению о многосторонней ядерно экологической программе в Российской Федерации от 21 мая 2003 года 2 (далее Протокол от 14 июня 2013 г.). Эти документы были подписаны 14 июня 2013 г.

Более подробно они рассмотрены в главе 2 и особенно в главе 3 данного доклада. Здесь нужно отметить, что Соглашение и Протокол от 14 июня года определили только общие рамки российско-американского сотрудничества, а пути их конкретной реализации еще обсуждаются. В приводимых 20 тезисах и в следующих главах данного доклада предлагаются экспертные рекомендации по поводу путей выполнения подписанных соглашений.

Тезис второй. России и Соединенным Штатам следует синхронно признать, что ПНЛ стартовала в другую историческую эпоху и на сегодня она устарела.

Поэтому вполне закономерным стал ее демонтаж – включая правовые механизмы и фактическую реализацию. Но этот демонтаж должен был произойти и в                                                              Соглашение между Россией и США о сотрудничестве по соглашению о МНЭПР (Вашингтон, 14 июня 2013 г.). Сайт ПИР-Центра, http://pircenter.org/articles/1333-soglashenie-mezhdu-rossiej-i-ssha-o sotrudnichestve-po-soglasheniyu-o-mnepr-vashington-14-iyunya-2013-g (последнее посещение 27 июня 2013 г.) Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки к Рамочному соглашению о многосторонней ядерно-экологической программе в Российской Федерации от 21 мая 2003 года.

Сайт ПИР-Центра, http://pircenter.org/media/content/files/11/13718025061.pdf (последнее посещение 27 июня 2013 г.) Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, итоге произошел без зияющей дыры, без временного зазора. Если бы такой зазор образовался, то это могло бы причинить вред российско-американскому сотрудничеству в области нераспространения и физической ядерной безопасности.

Важно отметить, что в США так же, как и в России, осознавали необходимость замены ПНЛ. Хотя в США высоко оценивают позитивный опыт МНТЦ, программы Нанна-Лугара и Глобального партнерства, там понимают, что все эти инструменты сотрудничества во многом обусловлены последствиями окончания холодной войны и распада СССР 3. Сегодня ситуация кардинально отличается от ситуации конца холодной войны. Проблемы в ядерной отрасли на территории бывшего СССР в целом устранены, но зато появились новые вызовы и угрозы в третьих странах, такие как ОМУ-терроризм, киберугрозы, необходимость защиты ядерных материалов и т.д. Для противодействия этим новым вызовам и угрозам необходимо международное сотрудничество как в многостороннем, так и в двустороннем форматах. Причем, учитывая новизну появившихся вызовов, очевидно, следует рассмотреть вопрос создания и новых инструментов для противодействия им. Сейчас, по сути обе страны находятся на распутье, когда предстоит решить, каким образом, при помощи каких механизмов и соглашений следует противодействовать новым проблемам. США и Россия после разработки нового двустороннего соглашения должны четко осознавать, что справиться с многочисленными вызовами им не удастся вдвоем.

Поэтому США и Россия должны привлекать к решению новых проблем другие страны, чтобы сотрудничество по этому вопросу было многосторонним 4.

К этому тезису хотелось бы добавить замечание о том, что, несмотря на приоритетность многостороннего сотрудничества, параллельное развитие двустороннего российско-американского сотрудничества является также крайне важным. В двустороннем формате намного проще договориться о конкретных направлениях сотрудничества, чем в рамках многосторонних международных форумов, функционирование которых к тому же часто усложняется тем, что механизм принятия решений в них базируется на консенсусном принципе.

Россия и США между собой могут быстрее договориться по реализации конкретных проектов. При этом можно с уверенностью сказать, что достижение российско-американской договоренности по вопросам противодействия распространения ОМУ будет являться мощным позитивным стимулом для более эффективной деятельности соответствующих многосторонних механизмов сотрудничества.

Тезис третий. На смену Программе Нанна-Лугара должна прийти новая российско-американская программа, гораздо более компактная по объемам финансирования и числу проектов. Эту новую программу мы условно называем Новое партнерство.

                                                             Берлз Роберт. Выступление на первом расширенном заседании Рабочей группы ПИР-Центра по международному сотрудничеству в области нераспространения ОМУ и ФЯБ. Москва, 28 марта 2013.

Там же.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, После подписания Соглашения и Протокола от 14 июня такая новая программа по сути стартовала. Но поскольку в Соглашении и Протоколе направления сотрудничества прописаны достаточно общими фразами, сторонам в ходе двусторонних консультаций при участии экспертов еще предстоит решить, какими конкретно проектами следует наполнить Новое партнерство.

Тезис четвертый. Главным принципом Нового Партнерства (New Partnership) должно быть равноправное партнерство: from patronage - to real partnership.

Этот принцип исключает деление партнеров на старшего и младшего, на донора и реципиента. Это должно в равной степени касаться и выбора направлений деятельности, и финансирования, и правовых вопросов.

Тезис пятый. Направления деятельности (проекты) НП должны отвечать национальным интересам России не в меньшей мере, чем Соединенных Штатов. Только те проекты, которые попадают в естественное пересечение интересов, должны включаться в НП. Подобных проектов наберется на данном этапе сотрудничества не больше десятка – но таких, которые российскому политическому руководству представлялись бы не проходными, а выгодными для России в военном, внешнеполитическом, имиджевом (использование мягкой силы в третьих странах) или коммерческом планах.

Россия и США не должны быть заинтересованы только лишь в том, чтобы развивать сотрудничество во имя самого сотрудничества, а при определении направлений двустороннего взаимодействия обе стороны должны исходить из своих прагматичных интересов5. Прежде всего, это касается совместной реализации проектов по противодействию распространению и повышению ФЯБ в третьих странах.

Двенадцать тезисов по конкретным направлениям возможного сотрудничества Тезис шестой. Направление по уничтожению химического оружия (УХО) должно быть продолжено, при двустороннем и международном участии. На сегодняшний день работы в этой области в России продолжаются за счет российского государственного бюджета. Направление по УХО в рамках российско-американского сотрудничества целесообразно продолжить в третьих странах, где может быть использован российский опыт в этой сфере.

Следует отметить, что переоценивать возможности сотрудничества по УХО в третьих странах не стоит, хотя развивать такое сотрудничество необходимо.

Например, ранее ПИР-Центр предлагал наладить сотрудничество России по уничтожению ХО в Ливии 6. Однако при более детальном изучении этой                                                              Берлз Роберт. Выступление на первом расширенном заседании Рабочей группы ПИР-Центра по международному сотрудничеству в области нераспространения ОМУ и ФЯБ. Москва, 28 марта 2013.

Орлов Владимир, Чебан Александр. «Что должно уйти и что должно прийти на смену программе Нанна-Лугара с точки зрения интересов России». Russia Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, проблемы оказалось, что перспектив реализации этого предложения практически нет. Работы по УХО в Ливии финансировала Германия и другие западные страны. Варианты подключения российских экспертов конкретно не обсуждались. Как отметил представитель МИД России, от Ливии к России так и не поступало просьб о предоставлении помощи в УХО. На данный момент Ливия, благодаря самостоятельным усилиям или помощи западных стран, уничтожила уже чуть более 70% своего ХО, и при этом нужды в российской помощи не демонстрирует. Если бы Ливия о такой помощи попросила, то, как отметил источник в МИД, Россия могла бы ее предоставить, по крайней мере, если не финансово, то в виде экспертного содействия 7.

Тем не менее, у России есть реальные возможности посодействовать УХО в некоторых странах. Например, в Ираке. В этой стране не так много ХО, и, на первый взгляд, необходимости в реализации масштабных проектов международного сотрудничества по УХО там нет. Но проблема ХО в Ираке усугубляется тем, что во время войны 2003 г. некоторые объекты с химическим оружием подверглись американским бомбардировкам. В результате произошли утечки опасных веществ. Союзникам эту проблему удалось временно заморозить, просто забетонировав поврежденные склады с ХО 8. Однако этот шаг проблему не решил, и ХО продолжает ожидать своей утилизации. Решение этой проблемы ввиду поврежденного состояния химических боеприпасов обусловлено значительными техническими сложностями. К устранению этих сложностей можно привлечь и российских экспертов.

Тезис седьмой. Направление по обеспечению безопасности ядерных боеприпасов должно быть завершено, здесь задачи решены, возвращаться к нему нецелесообразно. Благодаря финансированию США была улучшена безопасность хранения ядерных боеголовок на 50 ядерных объектах Военно морского флота, 25 складах Ракетных войск стратегического назначения и двух оружейных предприятиях ГК Росатом. Работы по улучшению ФЗ складов ядерных боеприпасов были завершены еще в 2008 г., в настоящий момент здесь при помощи США осуществляются работы по долгосрочному обеспечению работоспособности. Срок проведения этих работ истекает в текущем 2013 г., и продлевать их нет нужды.

Рекомендация, содержащаяся в этом тезисе, уже практически реализована в новых российско-американских соглашениях от 14 июня 2013 года, в которых среди перечисленных направлений сотрудничества отсутствует направление по обеспечению безопасности ядерных боеприпасов. В этом и заключается принципиальное отличие программы Нанна-Лугара от формирующегося Нового партнерства: по проектам, которые ранее курировались российским министерством обороны, теперь уже не осуществляется сотрудничество с                                                                                                                                                                            Confidential. 2013. № 3 (март), http://pircenter.org/pages/83-russia-confidential archive (последнее посещение 27 июня 2013 г.).

Представитель МИД России. Интервью одному из авторов. Москва, 20 мая 2013 г.

Представитель МИД России. Интервью одному из авторов. Москва, 20 мая 2013 г.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, американцами. Двустороннее взаимодействие переключено на менее чувствительные направления.

Тезис восьмой. Направление по повышению ФЯБ на предприятиях атомной отрасли должно быть завершено в России, здесь задачи могут далее решаться без участия США. Государственная корпорация по атомной энергии Росатом (ГК Росатом) осуществляет масштабную деятельность в области обеспечения ФЗ ядерных материалов и установок, в организации охраны, предупреждении террористических актов. К тому же, благодаря помощи США в прошлом, многие проблемы ФЗ уже решены.

Масштаб оказанной Соединенными Штатами помощи для улучшения физической защиты, учета и контроля российских ядерных материалов (ФЗУК ЯМ), а также для усовершенствования инфраструктуры объектов, на которых они хранятся, проиллюстрирован на следующей диаграмме:

Диаграмма 1. Структура финансирования предприятий Росатома за счет средств США (729,8 млн долл.). Источник: V.V.Erastov, Global Partnership:

cooperation in the area of improving physical protection at Rosatom sites.– Materials of International Conference “The G8 Global Partnership: Assessment and Option for Future Programming in the Field of Nuclear and Radiological Safety”. Moscow, November 21 – 23, 2012.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, В число российских предприятий, которым была оказана финансовая помощь, входят Машиностроительный завод (МСЗ) в г. Электросталь, Новосибирский завод химических концентратов (НЗХК) в г. Новосибирск, Государственный научный центр Российской Федерации – Физико-энергетический институт имени А.И. Лейпунского (ФГУП ГНЦ РФ – ФЭИ) в Обнинске, ОАО Высокотехнологический научно-исследовательский институт неорганических материалов имени академика А.А.Бочвара (ОАО ВНИИНМ имени А.А.Бочвара), ОАО Государственный научный центр – Научно-исследовательский институт атомных реакторов (ГНЦ НИИАР) в Димитровграде, ФГУП Научно исследовательский институт – Научно-производственное объединение «Луч» в Подольске, Белоярская АЭС в г. Заречный, Сибирский химический комбинат (СХК), Производственное объединение (ПО) Маяк, ФГУП Горно-химический комбинат (ГХК) и другие в свое время проблемные предприятия российской атомной отрасли. Помимо США, в улучшение ФЗ этих ядерных объектов значительный вклад внесли Канада (63,1 млн. долл.), Великобритания (11,54 млн.

фунтов), Германия (63,4 млн. евро). Таким образом, России оказано самое широкое международное содействие по решению проблем атомной отрасли, и теперь эти проблемы если и остались, то носят не катастрофический характер и в дальнейшем могут самостоятельно решаться Россией, без привлечения международной помощи.

Тем не менее, с положением восьмого тезиса о необходимости сворачивания иностранной помощи соглашаются не все специалисты. Так, один из сотрудников ОАО Изотоп, являющегося предприятием ГК Росатом, отмечает, что США до сих пор оказывают и еще будут оказывать значительную помощь по утилизации радиоизотопных термоэлектрических генераторов (РИТЭГ). Это направление крайне важно. Собственно российские средства выделяются на него в небольшом количестве. Только благодаря американской помощи удается быстро реализовывать это направление. Если от американских средств отказаться, то это приведет к негативным последствиям для России, так как в условиях отсутствия средств не будет возможности поддерживать достаточный уровень обеспечения ФЗ радиоактивных материалов, которые в таком случае потенциально могут попасть к террористам 9. Другой представитель ОАО Изотоп, сотрудник отдела ядерно-радиационной безопасности отметил, что сегодня ГК Росатом выделяет средства на повышение ФЗ объектов атомной энергетики или оружейного комплекса, а на утилизацию РИТЭГ, повышение систем ФЗ мест их хранения у ГК Росатом не хватает средств. Если отказаться от американской помощи, то это, во-первых, приведет к значительному понижению уровня ФЗ складов, на которых хранятся предназначенные для утилизации РИТЭГ, и к повышению угроз радиологического терроризма. Во вторых, это приведет к возникновению угроз для окружающей среды. Оболочка РИТЭГ со временем гниет и разваливается, что может привести к тому, что содержащиеся в них высокорадиоактивные вещества попадут в окружающую среду с тяжелыми для нее последствиями. Чтобы предотвратить такой опасный сценарий, необходимо срочно, в ближайшие годы утилизировать РИТЭГ, и благодаря выделению американской финансовой помощи эту задачу удается                                                              Акакиев Борис. Выступление на первом расширенном заседании Рабочей группы ПИР-Центра по международному сотрудничеству в области нераспространения ОМУ и ФЯБ. Москва, 28 марта 2013.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, решить. Если же отказаться от американских средств, то, учитывая нынешние финансовые приоритеты ГК Росатом, можно предположить, что утилизация РИТЭГ затянется еще примерно на 30 лет 10.

Очевидно, озабоченности сотрудников ОАО Изотоп и других лоббистов продолжения американской финансовой помощи все-таки следует учитывать.

ПНЛ позволяла экономить России ежегодно 300–400 млн. долл. Если американское финансирование будет прекращено, то России придется самостоятельно выделять каждый год такую сумму на уничтожение ненужных запасов ОМУ и опасных радиоактивных источников. Однако такая сумма не заложена в российский госбюджет. Финансировать утилизацию ненужных запасов ОМУ и опасных радиоактивных источников в том же объеме, как это было в годы ПНЛ, Россия сможет только за счет сокращения программы перевооружения российской армии, но на это российское руководство вряд ли пойдет. Поэтому, вероятней всего, темпы утилизации будут сокращены. 11 А как уже отмечалось выше, РИТЭГ необходимо утилизировать в срочном порядке, и замедление темпов утилизации недопустимо – это может привести к опасным экологическим последствиям и рискам радиологического терроризма.

Пример ОАО Изотоп также свидетельствует о том, что за десятилетия действия ПНЛ некоторые предприятия ГК Росатом и ядерные научно-исследовательские институты буквально подсели на донорскую иглу, с которой им не так просто сразу слезть. Сегодня они опасаются, что если резко прекратить предоставление американской помощи, то в российском бюджете не удастся сразу найти финансирование для компенсации выпадающих средств.

Компромиссное предложение по этому поводу высказано далее, в восемнадцатом тезисе. Суть этого тезиса заключается в том, что действующим проектам ПНЛ надо дать возможность планово завершиться, несмотря на окончание самой ПНЛ. Это относится и к проблеме финансирования утилизации РИТЭГ. На протяжении последующих нескольких лет после окончания ПНЛ надо дать возможность американцам предоставлять финансирование на данное направление.

Положение данного тезиса не следует понимать как предложение о том, что США и Россия должны вообще прекращать совместные проекты на своих территориях. Речь идет о прекращении проектов, финансирование которых осуществляется по схеме донор-реципиент. Но в то же время Россия и США могли бы совместно развивать другие проекты, которые финансировались бы за счет российского госбюджета, если проект осуществляется на российской территории, или американского, если совместно решается связанная с ОМУ и ФЯБ проблема на территории США. К таким проектам могут относиться:

                                                             Макаревич Игорь. Интервью одному из авторов. Москва, 28 марта 2013.

Черненко Елена, Сафронов Иван, Белянинов Кирилл. Счета Нанна—Лугара отправят в Минфин РФ. Пока США просят Москву не отказываться от денег на разоружение, Минобороны РФ уже ищет их в бюджете. Коммерсантъ.

17.10.2012. №195 (4980), http://www.kommersant.ru/doc/2046228 (последнее посещение 27 июня 2013 г.).

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, • сотрудничество по безопасному хранению и утилизации атомных подводных лодок;

• сотрудничество по улучшению систем российского таможенного контроля над перемещением через границу ядерных материалов, а также биологических патогенов, потенциально пригодных для создания биологического оружия. Следует отметить, что на российских таможнях нет самого современного оборудования по обнаружению ядерных материалов и патогенов, а в США соответствующие разработки появляются, и в этом направлении они могли бы оказать России содействие;

• сотрудничество по обращению с отработанным ядерным топливом;

• проведение совместных учений по противодействию ядерному, радиологическому и другим видам ОМУ-терроризма в рамках Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма Большинство из этих направлений сотрудничества уже указаны в Протоколе от 14 июня 2013 г., однако, как уже отмечалось, они прописаны довольно общими фразами.

Предложенные в данной главе тезисы могут уточнить и конкретизировать содержащиеся в Протоколе положения.

Тезис девятый. НП должно быть переключено на совместное российско американское сотрудничество в укреплении ФЯБ в третьих странах – прежде всего, в государствах СНГ, особенно в Казахстане, других государствах Центральной Азии, а также, со временем, на Южном Кавказе (включая Грузию).

Особенно эффективным может оказаться двустороннее российско-американское сотрудничество в странах Центральной Азии, поскольку здесь уже есть совместные наработки. Например, на саммите по ядерной безопасности в Сеуле в марте 2012 г. президенты США, России и Казахстана выступили с Совместным заявлением о трехстороннем сотрудничестве на бывшем ядерном испытательном полигоне в Семипалатинске. Данное заявление обрисовало совместную российско-американскую деятельность по реабилитации и очищению территории бывшего полигона. Также Россия и США сотрудничали в Узбекистане по решению проблем ядерных исследовательских реакторов, отработавшее топливо которых было транспортировано в Россию. Кроме того, Россия совместно с США, осуществляет деятельность по улучшению радиационного контроля на границах центральноазиатских государств. Однако при этом следует отметить, что из-за фактического отсутствия финансирования ядерных проектов в третьих странах Россия явно отстала от США по реализации таких проектов в Центральной Азии.

С необходимостью международного сотрудничества для решения проблем советского ядерного наследия в странах Центральной Азии согласно и руководство ОАО НАК Казатомпром. Эта казахстанская компания, которая является одним из крупнейших в мире добытчиков урана, планирует создать Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, систему сквозного мониторинга делящихся материалов 12. Правда, российские эксперты скептически относятся к намерениям казахской компании, отмечая, что осуществить такие планы нереально по техническим причинам 13. В то же время необходимо отметить, что международная активность Казахстана по вопросам ядерного разоружения и ядерной безопасности может создать препятствия для участия России в соответствующих проектах в Центральной Азии. В российском руководстве все большее беспокойство вызывают разоруженческие казахские инициативы, поскольку Россия не заинтересована на данный момент в дальнейших сокращениях ядерного арсенала.

Разоруженческие вопросы не связаны непосредственно с нераспространением ОМУ и ФЯБ, но можно предположить, что напряженность по этим вопросам наряду с ослабевающими позициями России в странах Центральной Азии может помешать более активному российскому участию в ядерных проектах в этом регионе.

Тем не менее, подключение России на данном этапе к этим проектам не будет запоздалым, и Россия может оказать существенную поддержку деятельности США в ядерной сфере в Центральной Азии, даже не предоставляя финансовую помощь. Например, США нуждаются в том, чтобы Россия предоставила информацию о количестве РИТЭГов за ее пределами. Информация об этом должна содержаться в архивах в Москве, однако пока российское руководство не может ее предоставить. Если же архивные данные о количестве РИТЭГов в бывших советских республиках и месте их размещения будут открыты, то это поможет США (при возможном содействии России в будущем) собрать и утилизировать данные генераторы в центрально-азиатских странах, что снизит угрозу ОМУ-терроризма и уровень угроз экологии 14.

Тезис десятый. Использование позитивного опыта Программы Нанна-Лугара для реализации проектов Нового Партнерства в третьих странах должно стать приоритетом. Выводя американские программы содействия с собственной территории, Россия не только устранит анахронизм, но и автоматически снимет больные вопросы вроде ответственности за ущерб, иммунитетов и т.п. Правила игры на третьих площадках Россия и США должны устанавливать совместно. В географическом плане, помимо СНГ (с первоначальным акцентом на Центральную Азию и, возможно, Украину), для реализации совместных проектов следует рассмотреть такие регионы как                                                              Юрченко Сергей. Выступление на первом расширенном заседании Рабочей группы ПИР-Центра по международному сотрудничеству в области нераспространения ОМУ и ФЯБ. Москва, 28 марта 2013.

Панасюк Александр. Выступление на первом расширенном заседании Рабочей группы ПИР-Центра по международному сотрудничеству в области нераспространения ОМУ и ФЯБ. Москва, 28 марта 2013.

U.S.-Russian Partnership for Advancing a Nuclear Security Agenda.

Recommendation for U.S.-Russian cooperation in strengthening nuclear security in the former Soviet states and Southeast Asia. Editors: Anton Khlopkov and Elena Sokova. June 2012. P. 25, http://www.nti.org/media/pdfs/US RussianPartnershipNuclearSecurityAgenda-KlopkovSokova-0612.pdf?_= (последнее посещение 27 июня 2013 г.).

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, Ближний и Средний Восток (прежде всего, Ирак и Ливия;

на перспективу можно иметь в виду Сирию и – в очень долгосрочной перспективе - Иран), а также Афганистан;

Африку южнее Сахары;

и Юго-Восточную Азию. А в долгосрочной перспективе - также Пакистан и КНДР.

Следует отметить, что в новых соглашениях от 14 июня 2013 года сотрудничество в третьих странах не прописано. Предполагается, что двустороннее сотрудничество будет реализовываться в основном на российской территории. Однако очевидно, что этим стороны не должны ограничиваться. К тому же в Протоколе от 14 июня 2013 г. сказано, что кроме перечисленных направлений сотрудничества по проектам в России стороны могут письменно договориться и по другим направлениям. Очевидно, одним из таких направлений должно стать сотрудничество в третьих странах.

Тезис одиннадцатый. На Ближнем Востоке, интересным для России представлялось бы направление переобучения ученых-ядерщиков, военных химиков и биологов из Ирака и Ливии. Хотя Соединенные Штаты уже провели здесь значительную работу без российского участия. Но с другой стороны, у России еще с советских времен остался опыт сотрудничества с Ираком, Ливией и другими арабскими государствами, в том числе в военно образовательной сфере. Арабские военные проходили обучение в СССР, и многие арабские специалисты владеют русским языком, в то время как в России есть специалисты, владеющие арабским языком, что будет способствовать налаживанию российского сотрудничества с Ираком и Ливией. Кроме того, возможно сотрудничество по обеспечению первой и второй линий защиты.

В этих странах открывается широкий простор для сотрудничества по преодолению проблем в ядерной сфере. Эти проблемы обусловлены не только прошлыми программами по производству ОМУ, но и новыми планами стран БСВ по развитию атомной энергетики. Турция и ОАЭ при содействии других государств уже приступили к строительству атомных энергетических реакторов, Иордания объявила тендер на их строительство, Саудовская Аравия еще не предприняла конкретных шагов по развитию атомной энергетики, но проявляет серьезные намерения сделать это уже в ближайшем будущем. Развитие атомной энергетики в любой стране ставит вопрос обеспечения физической безопасности ядерных объектов и противодействия угрозам терроризма и распространения. В ближневосточных странах этот вопрос стоит особенно остро, учитывая недостаток опыта, экспертов и оборудования в этих странах, которые необходимы для эффективного развития атомной энергетики. Поэтому здесь есть фронт для международного сотрудничества в образовательной сфере, целью которого должно стать разъяснение, что ФЗУК ЯМ – это ответственность прежде всего самих стран, начинающих развитие атомной энергетики. В идеале создание эффективной ФЗУК ЯМ должно быть обязательным условием контрактов по сооружению АЭС.

А уже сейчас Россия и США могут развивать сотрудничество по выводу из эксплуатации ядерных объектов в Ираке, построенных во время правления Саддама Хусейна. Ирак самостоятельно начал ликвидировать ядерные объекты на своей территории, но из-за нехватки финансов и специалистов удалось Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, только закрыть ядерный исследовательский центр в Багдаде – Tuwaitha Nuclear Research Centre (TNRC). 29 августа 2010 г. Ирак подписал с ЕС соглашение, согласно которому он получил 2,5 млн. евро на вывод из эксплуатации остальных ядерных объектов 15 – промышленного комплекса Карама в районе Багдада и производственного комплекса Ибн-Фирна в городе Рашидиа в 20 км к северу от Багдада 16. Очевидно, что, несмотря на активное содействие ЕС, помощь со стороны США и России в дальнейшей деятельности, связанной с обеззараживанием территории этих объектов, также окажется очень полезной.


Здесь особенно важен недавний опыт России: в 1993-1994 годах состоялись две перевозки ОЯТ исследовательского реактора ИРТ-5000 из Ирака (Tuwaitha Nuclear Research Centre – TNRC) в Россию (ПО Маяк) 17.

В Ливии также существует проблема переобучения бывших ученых оружейников. У России уже наработан опыт сотрудничества с Ливией в сфере нераспространения и ФЯБ. Например, в 2009 году Россия завершила вывоз ОЯТ из этого реактора на производственное объединение (ПО) Маяк.

Тезис двенадцатый. В Африке южнее Сахары, а также в других районах мира США и Россия в рамках Нового Партнерства могли бы начать совместную работу над предотвращением угроз биобезопасности, исходящих из этих регионов, в частности распространения естественных и, возможно, искусственных вирусов.

Источником угроз биобезопасности в Африке являются как государства, так и террористические организации. Значительные возможности для создания БО все еще существуют у ЮАР, несмотря на то, что это государство остановило программу создания БО в 1993 году. В Кении медицинский исследовательский центр, а в Уганде – вирусологический исследовательский институт занимаются исследованиями двойного назначения. Не исключен риск, что на базе эти институтов могут вестись разработки таких патогенов, как вирусы Эбола и сибирская язва. 18 В ноябре 2011 г. сенатор США Ричард Лугар и ряд официальных лиц из Пентагона посетили эти и другие лаборатории в Кении,                                                              Фещенко Михаил. Ирак демонтирует свои ядерные объекты на деньги ЕС.

DELFI, Украинские новости. 30 августа 2010 21: http://www.delfi.ua/news/daily/foreign/irak-demontiruet-svoi-yadernye-obekty-na dengi-es.d?id=1191571 (последнее посещение 27 июня 2013 г.).

Инспекторы ООН проверяют два ядерных объекта Ирака, 26.11. http://www.gazeta.ru/2002/12/02/last70271.shtml (последнее посещение 27 июня 2013 г.).

Подготовка первой авиаперевозки ОЯТ, сертифицированной по новым правилам http://www.atomic-energy.ru/articles/2011/05/30/22700 (последнее посещение июня 2013 г.).

Brian Finlay, Johan Bergenas and Veronica Tessler. Beyond Boundaries in Eastern Africa: Bridging the Security/Development Divide with International Security Assistance. Тhe Stimson Center and the Stanley Foundation, 10 March 2011. Р. 21.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, Уганде и Бурунди и обнаружили там ряд угроз безопасности, которые обуславливают существование риска биотерроризма. В этом контексте необходимо учитывать, что террористическая угроза всегда была для Африки острой. В Кении, Сомали, Судане, Танзании, Уганде, Эфиопии, и особенно в регионе Сахеля (Мавритания, Мали, Чад, Нигер, Сенегал, Буркина-Фасо) активно действует Аль-Каида. В Нигерии действует радикальная исламистская группировка Боко-Харам. Исламистские группировки уже проявили интерес к возможности приобретения биологического оружия на основе использования вируса Эбола. Учитывая неустойчивость режимов и политическую нестабильность в Африке нельзя исключать угрозы того, что к террористам попадут биологические разработки двойного назначения некоторых африканских государств. Следует отметить, что по сообщениям представителей Государственного департамента США в 2011 г. уже была зафиксирована попытка совершить биотеракт со стороны африканского террориста: гражданин ЮАР Брайан Патрик Роуч пытался вызвать падеж скота в Британии и США 20.

Существование угроз биотерроризма в Африке обуславливает необходимость проведения тренингов для африканских биологов для повышения уровня культуры нераспространения ОМУ. Также существует необходимость увеличения ФЗ лабораторий, в которых ведутся биоисследования двойного назначения. Эти задачи в Африке могли бы совместно решать Россия и США.

На данный момент на этом направлении с точки зрения предотвращения угрозы распространения ОМУ осуществляются только первые шаги со стороны США, Британии, ЕС, которые финансируют проведение семинаров для ученых биологов из Африки. Международное сотрудничество – единственная возможность добиться позитивного результата в данной сфере. Российско американская инициатива по Африке в рамках НП могла бы стать заметным новым ходом – причем инициированным Россией.

Правда, здесь нужно привести критические замечания представителя МИД России. По его словам, Россия скептически относится к инициативам США в области биобезопасности, которую Вашингтон фактически превратил в бренд своей политики в рамках ГП 21. Естественно, Россия тоже заинтересована в решении проблем биобезопасности, но она не поддерживает методы США по реализации этой цели. По словам источника в МИД России, США фактически занимаются пропагандой своих благих намерений в области биобезопасности, а ничего конкретного для реализации этих намерений не делают, в основном                                                              Josh Kron. Uganda Seen as a Front Line in the Bioterrorism Fight. The New York Times. 10 November 2010, www.nytimes.com (последнее посещение 27 июня г.).

Office of the Coordinator for Counterterrorism. Country Reports on Terrorism 2011: Africa Overview. State Department, 31 July 2012, www.state.gov (последнее посещение 27 июня 2013 г.).

Представитель МИД России. Интервью одному из авторов. Москва, 20 мая 2013.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, занимаясь организацией тренингов для биологов из Африки в так называемых Centers of Excellence. Но более эффективным механизмом, чем эти тренинги, по мнению источника в МИД России, было бы создание, на основе Конвенции о запрещении биологического оружия, международной организации, которая как раз и занималась бы решением проблем биобезопасности в мире. Но США такие инициативы торпедируют, и это вызывает определенное раздражение у России, которая скептически относится к попыткам США решить проблемы биобезопасности через такие половинчатые меры, как проведение тренингов для биологов из Африки 22.

Эксперты отмечают, что идея создания контрольного механизма (международной организации) на основе КБТО уже фактически похоронена, и сегодня придется смириться с тем, что в ближайшее время такой механизм не будет создан 23. Причиной слабого развития российско-американского сотрудничества по биобезопасности (по сравнению даже с такой чувствительной областью, как ЯРБ) заключаются в том, что по биовопросам США и Россия очень не доверяют друг другу. Примеры сотрудничества в этой сфере охватывают считанные проекты в области здравоохранения (например, обмен штаммами вирусов птичьего гриппа, что является обычной международной практикой). По вопросам биооружия сотрудничество вообще не проводилось. Такую ситуацию эксперты объясняют экономическими факторами. Многие биотехнологии имеют двойное назначение, то есть они могут использоваться для создания биооружия, но на самом деле активно используются для удовлетворения нужд медицины, сельского хозяйства, промышленности и т.д. Поэтому в коммерческих целях эти технологии странам выгодно скрывать от потенциальных конкурентов. А это неизбежно порождает подозрения, что эти технологии могут скрываться не только ради реализации коммерческих целей, но и для военных разработок. Повысить транспарентность в этом отношении страны не хотят, поскольку будет нарушена коммерческая тайна. Поэтому ввиду экономических соображений возможности международного сотрудничества по противодействию распространения биооружия и биотерроризму ограничены 24.

Для того чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки, эксперты предлагают инициировать в рамках российско-американского взаимодействия, а также в рамках ГП сотрудничество по борьбе с инфекциями. На первый взгляд, такая инициатива выглядит не очень адекватно, поскольку ГП – это не ВОЗ, и эта программа нацелена на противодействие распространению оружия массового уничтожения, а не на здравоохранение. Но на самом деле сотрудничество по борьбе с инфекциями увеличит международный контроль за многими опасными патогенами, которые могут потенциально использоваться в качестве биооружия.

В сотрудничестве по борьбе с инфекциями крайне заинтересованы все страны, и поэтому реализовать инициативы в этом направлении намного легче, чем по                                                              Там же.

Калинина Наталья. Выступление на неформальном семинаре ПИР-Центра из цикла Научные среды. Москва, 3 июня 2013.

Калинина Наталья. Выступление на неформальном семинаре ПИР-Центра из цикла Научные среды. Москва, 3 июня 2013.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, связанным с политикой вопросам биобезопасности. Таким образом, благодаря международной борьбе с инфекциями можно попутно решать задачу по крайней мере частичного увеличения транспарентности и в вопросах военных биологических разработок 25.

Сотрудничество по борьбе с инфекциями способно нейтрализовать биоугрозы не только в Африке, но и во всем мире. Кроме того, есть конкретные направления и по сотрудничеству России и США в данной области. Выше уже отмечалось, что США могут содействовать России в укреплении контроля за перемещением биологических патогенов через границу.

Тезис тринадцатый. В Юго-Восточной Азии (ЮВА) первоочередной интерес могут представлять комбинированные усилия по укреплению ФЯБ и тренинги местных специалистов-ядерщиков. Проблемы, которые предстоит совместно решать России и США, могут возникнуть в связи с тем, что целый ряд стран ЮВА (Индонезия, Малайзия, Вьетнам, Таиланд) заявили о планах развития атомной энергетики в условиях отсутствия необходимого опыта и специалистов.


Россия и США могли бы сотрудничать по строительству ядерных реакторов и вывозу ОЯТ из этих стран, а также по утилизации или обеспечению хранения многочисленных источников ионизирующего излучения в Индонезии и Вьетнаме.

Тезис четырнадцатый. Крайне полезной может быть реализация совместных программ в Пакистане, где США работают уже давно, выделяя Пакистану значительные средства на программу предотвращения хищения ядерных материалов.

В Афганистане для России может быть интересным совместное с США обучение специалистов в области экспортного контроля и второй линии защиты. Россия и США могли бы содействовать повышению уровня радиационного мониторинга на границах Афганистана, а также реализации в этой стране программы по предотвращению хищения ядерных материалов с целью не допустить их нелегальный транзит через афганскую территорию. Весьма полезным здесь может оказаться опыт применения российских радиационных детекторов «Янтарь».

В Пакистане в уязвимом положении находятся ядерный арсенал и ядерные материалы (то есть несовершенна первая линия защиты), а Афганистан из-за неэффективности его национальной системы экспортного контроля представляет угрозу как транзитная территория для нелегального трафика ядерных материалов и радиоактивных источников, используемых в террористических целях. Эти страны не имеют достаточно финансовых средств для обеспечения эффективности систем ФЗ и ЭК. Но Россия, США и другие доноры ГП заинтересованы в том, чтобы предотвратить риски, исходящие из этих стран, поэтому здесь уместно совместное финансирование. Этим странам необходимо уделять повышенное внимание, поскольку в них есть высокие риски терроризма и соответственно существует угроза попадания ядерных материалов или даже ядерного оружия в руки исламистских террористов. А для России, США и других западных стран угроза исламистского терроризма является актуальной, и поэтому им крайне важно не допустить даже                                                              Там же.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, гипотетической возможности попадания к террористам ядерного оружия или материалов для его изготовления.

В этой связи следует упомянуть интервью с одним из сотрудников посольства Пакистана в Москве. Как и следовало ожидать, сотрудник посольства попытался заверить, что ядерные материалы и ядерное оружие в Пакистане полностью защищены от любых угроз террористических атак. Но при этом он признал, что террористы как минимум трижды совершали попытки (правда, по его словам безуспешные) нападения на объекты военной инфраструктуры Пакистана 26. Следовательно, нельзя исключать и того, что террористы могут попытаться захватить и ядерное оружие, и что однажды они даже могут преуспеть в этом, особенно учитывая нестабильную политическую ситуацию в Пакистане. Поэтому и России, и США, и другим странам следует предпринять меры по укреплению ФЯБ и экспортного контроля в Пакистане и Афганистане.

Для этого уже есть предпосылки: США на протяжении длительного времени оказывают Пакистану финансовую помощь по улучшению его первой и второй линии защиты. Правда, в последнее время намечается значительное ухудшение американо-пакистанских отношений 27. В этой ситуации можно предположить, что у России на данный момент отношения с Пакистаном возможно даже более конструктивны, чем у США. Об этом также можно судить по высказываниям сотрудников пакистанского посольства в России, которые отмечали в интервью одному из авторов, что укрепление и расширение сотрудничества с Россией является для Пакистана одним из главных приоритетов 28. В любом случае, несмотря на политические противоречия, сотрудничество с Пакистаном по ядерной тематике нужно продолжить и России, и США, и другим странам.

Тезис пятнадцатый. Противодействие ядерному терроризму, оценка и моделирование угроз также должны стать элементами НП. К тому же параметры сотрудничества здесь уже очерчены. Одним из наиболее эффективных инструментов сотрудничества в этой области является ГИБАЯТ.

На данный момент членами ГИБАЯТ являются 85 государств, причем Россия и США до 2015 г. являются сопредседателями данной инициативы, что открывает широкие перспективы для двустороннего сотрудничества. Примерами такого сотрудничества стали проведение совместных совещаний спецслужб стран-членов ГИБАЯТ по вопросу предотвращения актов ядерного терроризма (Хабаровск, 2007 г.), организация совместных семинаров и особенно проведение 27-28 сентября 2012 г. в Москве и в г. Дмитрове Московской области международного показательного учения Страж-2012. В этом учении приняли участие представители спецслужб более 50 стран.

Целью мероприятия являлся обмен опытом по пресечению незаконного перемещения ядерных материалов и радиоактивных источников.

К уже намеченным форматам сотрудничества в этой сфере следует также добавить еще два проекта: 1) совместную оценку киберугроз для безопасности                                                              Каяни Шахид Махмуд. Интервью с автором. Москва, 8 мая 2013.

Хаккани Хусейн. Разорвать отношения нетрудно. Россия в глобальной политике. 2013. № 2 (март – апрель). С. 122 – 130.

Каяни Шахид Махмуд. Интервью с автором. Москва, 3 июня 2013.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, ядерных объектов и 2) противодействие финансированию ОМУ-терроризма и распространения в рамках уже имеющихся решений ФАТФ.

Тезис шестнадцатый. Необходимо развивать российско-американское научно техническое сотрудничество для решения проблем распространения, используя опыт МНТЦ.

МНТЦ является международной организацией, которая была учреждена Россией, Японией, США и ЕС в 1992 г. Основным направлением деятельности МНТЦ являлось привлечение к научным проектам мирной направленности ученых оружейников, которые в советское время были причастны к разработке ОМУ, а после развала СССР остались без работы. Как следствие, возникала угроза того, что из-за невозможности реализовать свои способности, ученые-оружейники начнут продавать свои знания тем, кто может предъявить на них спрос – государствам, разрабатывающим программы по созданию ОМУ, или террористам.

Чтобы предотвратить эту угрозу, была создана международная организация МНТЦ, которая предоставляла возможности десяткам тысяч ученых-оружейников реализовать себя, не продавая свои услуги сомнительным государствам или организациям.

Во многом благодаря усилиям МНТЦ проблема обустройства бывших ученых оружейников в России реализована, и поэтому Россия не видит причин дальше оставаться членом этой организации. В 2010 г. Россия приняла решение о выходе из МНТЦ в 2015 г. Но, тем не менее, в МНТЦ проявляют готовность предоставить России статус наблюдателя и продолжать сотрудничество с ней в научно технической области, даже тогда, когда она перестанет быть членом организации.

Российско-американское сотрудничество в рамках механизма МНТЦ имеет смысл в связи с тем, что данная организация планирует расширить свой состав и привлечь в свои ряды именно те проблемные страны, о которых речь шла выше – страны Ближнего Востока, Афганистан, Пакистан. Как уже отмечалось, существует необходимость переобучения ученых-оружейников из некоторых из этих стран, а также подготовки квалифицированных специалистов в области экспортного контроля для предотвращения незаконного транзита ядерных материалов через эти страны. Для решения этих задач полезным является использование опыта и наработок МНТЦ, и Россия также может подключиться к решению этих задач, несмотря на планируемый выход из организации.

Еще одним важным моментом для укрепления международного, в том числе двустороннего российско-американского научно-технического взаимодействия в области нераспространения и ФЯБ может стать подписание в Вене 16 сентября 2013 г. Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки о сотрудничестве в научных исследованиях и разработках в ядерной и энергетической сферах (Соглашение о НИР).                                                              Подписано Соглашение между Правительством РФ и Правительством США о сотрудничестве в научных исследованиях и разработках в ядерной и энергетической сферах. Департамент коммуникаций Госкорпорации Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, Тезис семнадцатый. Развитие российско-американского сотрудничества в сфере ядерного образования.

Развитие российско-американского сотрудничества по нераспространению в сфере образования – то направление НП, которое наименее противоречиво, наименее политизировано и остро востребовано уже сегодня. Обмен опытом, совместная передача знаний молодому поколению по определению позволят снизить градус напряженности в двусторонних отношениях. Оптимальным форматом могла бы стать совместная магистратура, созданная ведущими российскими и американскими научными центрами и университетами при участии образовательных учреждений из третьих стран. Такая магистратура будет особенно полезной, если она нацелится на подготовку не только российских и американских молодых специалистов, но и на специалистов из третьих стран, где атомная энергетика развивается и, следовательно, риски, связанные с распространением, потенциально возрастают 30.

Актуальной является необходимость совместной подготовки не только специалистов технического профиля, но и представителей гуманитарных специальностей, которые в дальнейшем, попав в научно-исследовательские институты, МИД или другие госструктуры, могут столкнуться с необходимостью разрабатывать законодательные нормы в области экспортного контроля или предлагать конкретные форматы международных механизмов сотрудничества в области ядерного нераспространения и ядерной безопасности. За последние годы накоплен существенный опыт сотрудничества российских и американских исследовательских центров, имеется солидный интеллектуальный потенциал для того, чтобы реализовать возможность сформировать молодое поколение специалистов в областях НП. Этот уже существующий потенциал должен наращиваться 31.

Кроме гуманитариев, образование в сфере ядерного нераспространения должно естественно предоставляться и специалистам технического профиля. Ядерное образование имеет ключевое значение для развития российско-американского сотрудничества после завершения ПНЛ. Начало ПНЛ стало возможным по той причине, что и Россия, и США чувствовали в этом крайнюю необходимость. России необходимо было спасти ядерную отрасль, а США нужно было предотвратить риски ядерного терроризма с постсоветского пространства. Сегодня обе                                                                                                                                                                            "Росатом" 16 сентября 2013 г., http://www.rosatom.ru/journalist/news/dff80800411dfa82a8cebeb8b8bcf (последнее посещение 18 сентября 2013 г.).

Орлов Владимир, Чебан Александр. Жизнь после смерти. Придет ли Новое партнерство на смену программе Нанна-Лугара? Россия в глобальной политике.

2013. № 2 (март-апрель). С. 110, http://pircenter.org/articles/1314-zhizn-posle smerti-pridet-li-novoe-partnerstvo-na-smenu-programme-nanna-lugara (последнее посещение 27 июня 2013 г.).

Орлов Владимир, Чебан Александр. Что должно уйти и что должно прийти на смену программе Нанна-Лугара. Russia Confidential. 2013. № 3 (Март), http://pircenter.org/pages/83-russia-confidential-archive (последнее посещение июня 2013 г.).

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, стороны решили эти задачи благодаря ПНЛ. Но, тем не менее, все равно существует крайняя необходимость для сотрудничества между ними для решения других остро актуальных проблем ядерной отрасли. К этим проблемам относится насущная необходимость обеспечить безопасность ядерных объектов на таком уровне, чтобы они не были подвержены угрозам атаки террористов. А для этого необходимо двустороннее и многостороннее сотрудничество в сфере ядерного образования 32.

Как показала авария на Фукусиме, даже в такой высокоразвитой стране как Япония специалисты-ядерщики оказались недостаточно подготовленными к внештатным ситуациям, что говорит о необходимости повышении качества технического ядерного образования, а также культуры ядерной безопасности во всех странах мира. Внештатная ситуация, подобная фукусимской, теоретически может быть создана и искусственно, поэтому данный вопрос актуален и в контексте ФЯБ. В современных условиях возникает необходимость повышения не только качества образования специалистов-ядерщиков, но и увеличение их количества. Например, в одном только Китае в ближайшее время могут понадобиться около 500 тысяч новых специалистов-атомщиков в связи с реализацией масштабных планов КНР по развитию атомной энергетики.

Возможностей подготовить такое огромное количество высококвалифицированных специалистов самостоятельно у Китая нет, и здесь открываются широкие перспективы для совместного сотрудничества США и России как наиболее развитых ядерных государств, предоставляющих услуги по подготовке специалистов атомной отрасли. Причем эти услуги могут быть предоставлены не только Китаю, но и ряду других государств, планирующих развитие атомной энергетики (страны ЮВА, БСВ) 33.

Правда, при предоставлении ядерного образования необходимо учитывать связанные с этим риски для нераспространения. Например, сегодня ни в России, ни в США, ни в других ядерных государствах не разработаны четкие критерии по поводу того, какие ядерные знания можно безопасно с точки зрения нераспространения преподавать студентам из третьих стран, а какие нет.

Проблема заключается в том, что единства мнений по этому важному вопросу нет. Одни специалисты считают, что можно давать все ядерные знания, кроме тех, которые относятся к созданию ядерной бомбы. Другие обращают внимание на то, что не стоит давать знания о ядерном топливном цикле, поскольку соответствующие технологии могут привести к возможности создать ядерное оружие. При этом отмечается, что много чувствительной информации о топливном цикле и даже о ядерной бомбе уже можно найти в свободном доступе в Интернете 34.

                                                             Мурогов Виктор. Выступление на расширенном заседании Рабочей группы ПИР-Центра по международному сотрудничеству в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. Москва, 28 марта 2013 г.

Мурогов Виктор. Выступление на расширенном заседании Рабочей группы ПИР-Центра по международному сотрудничеству в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. Москва, 28 марта 2013 г.

Мурогов Виктор. Интервью одному из авторов. 18 мая 2013.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, Общие выводы Тезис восемнадцатый. Всем текущим проектам в рамках ПНЛ, которые еще не завершены, надо дать возможность планово завершиться, не прерывая их, но и не начиная новых проектов или новых фаз действующих проектов. Это вытекает и из недавно прекратившего свое действие Соглашения между РФ и США от июня 1992 г. В статье 14 данного Соглашения сказано, что после окончания его действия статьи 6, 8 и 12, подразумевающие продолжение незавершенных проектов, будут продолжать действовать, если не будет иной письменной договоренности между Сторонами. Соглашение и Протокол от 14 июня года также позволяют завершить начатые в рамках ПНЛ проекты.

Следование заложенному в данном тезисе предложению необходимо для того, чтобы устранить противоречия между лоббистами и противниками продолжения предоставления американской помощи России. Переходный период для завершения текущих проектов необходим, и сам текст Соглашения от 17 июня 1992 г. предусматривает возможность такого периода, если не будет иной договоренности между Сторонами. Очевидно, что России нет смысла стремиться к иной договоренности, и необходимо дать возможность завершиться таким проектам, как утилизация РИТЭГов при участии американского финансирования.

Подобных проектов осталось не так много (речь идет в основном об инфраструктурных проектах), и завершить их можно уже в ближайшие годы.

После этого Россия сможет самостоятельно решать задачи обеспечения безопасности своей атомной отрасли.

Тезис девятнадцатый. Одной из основных движущих сил реализации проектов НП должны стать российские бизнес и промышленность – точно так же, как одним из главных двигателей ПНЛ всегда был интерес американского бизнеса, приближенного к Пентагону и Министерству энергетики США (Ратеон, Парсонс, Хелибертон, Бектел и др.). Американский бизнес и сейчас действует инициативно.

Важно, чтобы российский не отставал. России необходимо выработать принципы государственно-частного партнерства, которое должно увеличить возможности России по финансированию проектов в третьих странах. В перспективе Россия должна быть готова играть с США в третьих странах пятьдесят на пятьдесят (в том числе в вопросах финансирования). Иначе сама идея равноправного партнерства будет скомпрометирована. Адекватное финансирование проектов с российской стороны зацепит российский бизнес.

Данная идея отвечает и российским, и американским интересам, но, по крайней мере сейчас, к ее реализации Россия не готова. Как отметил источник в МИД РФ, Россия вообще хотела бы, чтобы страны-доноры ГП и США в том числе продолжили финансирование ядерных проектов в России 35. Но поскольку приоритеты доноров меняются и они направляют финансирование в другие страны, не в Россию, последней приходится решать свои ядерные проблемы самостоятельно. В таких условиях у России нет свободных финансовых ресурсов для финансирования проектов в третьих странах по принципу 50 на 50.

Но в перспективе к этому надо все равно стремиться. И следует отметить, что                                                              Представитель МИД. Интервью одному из авторов. Москва, 20 мая 2013.

Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности. ПИР-Центр. Москва, такое стремление Россия в принципе может проявить. Представитель МИД России отмечал, что в 2014 году, когда Россия станет председателем Глобального партнерства, она представит свои проекты по оказанию содействия в решении ядерных проблем третьих стран. Пока ничего конкретного по этому поводу сказать нельзя, поскольку эти проекты только разрабатываются в Росатоме 36.

Тезис двадцатый. Основы Нового Партнерства целесообразно сформировать в ближайшие несколько месяцев. Из предложенного логично выделить пять инициатив и представить их руководству России и США.

К таким пяти инициативам можно отнести следующие направления, которые на данный момент могут оказаться наиболее интересными для России и США:

1. Сотрудничество в сфере повышения качества ядерного образования для специалистов из стран, планирующих развитие атомной энергетики. Этот проект, кроме улучшения ситуации с нераспространением и культуры ядерной безопасности, может представлять конкретную коммерческую выгоду для США и России, поскольку страны, приступающие к развитию ядерной энергетики, накопили достаточно финансовых средств, чтобы оплатить услуги по обучению своих специалистов ядерщиков;

2. Продолжение совместных учений для противодействия ядерному терроризму в рамках ГИБАЯТ;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.