авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Секция 1 «Теория и история государства и права» Арсентьева А.Г. (Санкт-Петербургский университет МВД России, ...»

-- [ Страница 5 ] --

2. Правительство Российской Федерации. Постановление от 07.05.2003 года № 263 «Об утверждении Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 19.05.2003. - № 20. Ст. 1897.

3. Данилочкина М.А., Савинский Р.К. Взыскание неустойки за просрочку исполнения обязательств по Закону об ОСАГО // "Юридическая и правовая работа в страховании", 2009, № 4.

4. Министерство Финансов Российской Федерации. Письмо от 03.12.2010 года № 05-04-05/ «О порядке выплаты неустойки по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // http://www.minfin.ru.

УДК Ю.В. Нечаева (4 курс, каф. ГиМП), Ю.П. Конопченко, асс.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНТЕРНЕТ-ТОРГОВЛИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В XXI веке, когда развитие научно-технического прогресса и информационных технологий достигло небывалых масштабов, начинают формироваться новые сферы деятельности, требующие детального правового регулирования. Одной из таких сфер, которая является сравнительным новшеством для современного мира и России в частности, является торговля посредством сети «Интернет» (далее по тексту - Интернет), а точнее, через интернет-магазины, число которых неустанно растет.

В данной работе будут рассмотрены проблемы, которые могут возникнуть в связи с заключением договора купли-продажи товара посредством его заказа в интернет-магазине (далее по тексту — Договор).

Прежде всего, определимся, к какому виду гражданско-правовых договоров относится рассматриваемый Договор.

Продавец по Договору — интернет-магазин, осуществляющий деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от продажи товаров и оказания услуг, что в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее по тексту — ГК РФ), является предпринимательской деятельностью (абз. 3 п. 1 ст. 2) [1].

Покупателями, в подавляющем большинстве случаев, являются граждане РФ, приобретающие товар для целей, не связанных с предпринимательскими: домашнего, личного пользования. Безусловно, покупатели могут быть также предпринимателями, однако, это уже частный случай.

Таким образом, деятельность по продаже товаров посредством его заказа в интернет магазине является торговлей в розницу, а рассматриваемый Договор является видом договора розничной купли-продажи. Это подтверждается законодательной формулировкой договора розничной купли-продажи по ГК РФ: «по договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью»

[2].

В ГК РФ выделяется несколько видов договоров розничной купли-продажи по различным критериям: способ заключения договора и т.д. Так, необходимо определить, к какому типу договора розничной купли-продажи относится рассматриваемый Договор.

Полагаем, наиболее важными особенностями Договора являются: предложение товара в виде его фотографий и характеристик, посредством размещения информации на веб-сайте, а также невозможность ознакомления покупателя с предложенным товаров в момент его заказа. Соответственно, данный Договор относится к договору розничной купли-продажи, заключаемому дистанционным способом, так как в соответствии с п. 2 ст. 497 ГК РФ «договор розничной купли-продажи может быть заключен на основании ознакомления покупателя с предложенным продавцом описанием товара посредством каталогов, проспектов, буклетов, фотоснимков, средств связи (телевизионной, почтовой, радиосвязи и других) или иными способами, исключающими возможность непосредственного ознакомления потребителя с товаром либо образцом товара при заключении такого договора (дистанционный способ продажи товара» [2].

Договор розничной купли-продажи, заключаемый дистанционным способом, имеет специфическое правовое регулирование. Помимо норм ГК РФ, к данному договору также применяются субсидиарно нормы Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» [3], а также Правила продажи товаров дистанционным способом, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 27.09.2007 № 612 (далее по тексту Правила) [4].

Существующие отношения, возникающие в связи с заключением рассматриваемого Договора, выявили практические и теоретические проблемы, требующие разрешения посредством законодательного урегулирования данного института более детально.

Во-первых, существующие нормы, регулирующие рассматриваемый Договор, закрепляют альтернативность момента заключения договора. В соответствии с Правилами момент заключения Договора связывается с моментом выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека либо иного документа, подтверждающего оплату товара, либо с моментом получения продавцом сообщения о намерении покупателя приобрести товар (п. 20 Правил) [4]. Полагаем, что альтернативность подобной конструкции создает ситуацию правовой неопределенности, ведь момент заключения договора и, соответственно, факт заключения договора порождают для сторон договора соответствующие права и обязанности. Так, например, если считать моментом заключения Договора момент выдачи чека или иного документа, подтверждающего платеж, за рамками договора остается обязанность продавца по доставке товара покупателю. Соответственно, необходимо считать моментом заключения Договора исключительно момент получения продавцом сообщения о намерении покупателя приобрести товар, так как этот момент происходит раньше выдачи чека или иного платежного документа и включает в себя также обязанность по доставке товара в указанное покупателем место.

Во-вторых, неясно, каким образом осуществляется подтверждение заказа товара в интернет-магазине. В случае, если продавец в оговоренный срок не доставит товар покупателю — он нарушит свою обязанность по договору розничной купли-продажи. А для применения санкций в отношении нарушителя обязанности необходимо подтвердить, что такая обязанность существовала, соответственно, необходим документ, с которым возможно связать возникновение обязанности по передаче товара. Из содержания норм ГК РФ, правил продажи товаров дистанционным способом неясно, какой документ является подтверждающим обязанности продавца. Фактически, в качестве такого документа выступает сообщение продавцом покупателю о том, что заказ принят. Но российское законодательство не обязывает интернет-магазин направлять покупателю подобное сообщение.

Во избежание злоупотреблений со стороны интернет-магазинов при получении заказа на товар и для обеспечения дополнительными гарантиями покупателей-потребителей, представляется необходимым законодательное утверждение правила об обязательном подтверждении заказа продавцом в определенный период времени. Вместе с тем, необходимо установление электронной типовой формы подтверждения заказа, либо закрепление конкретных требований к информации, которую подобное подтверждение должно содержать.

Немаловажно, что закрепление правила об обязательном подтверждении заказа наделяет дополнительной гарантией не только покупателя. Продавец, при наличии такого подтверждающего документа, будет способен в корне пресечь всякие претензии потенциального покупателя о неверно доставленном товаре, либо доставке в неоговоренный срок.

Итак, договор купли-продажи, заключаемый гражданином посредством оформления заказа в интернет-магазине является договором розничной купли-продажи, который заключается дистанционным способом. Проведенное в работе исследование показало, что законодательное регулирование данного договора нуждается в усовершенствовании.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (в действующей редакции нормативный правовой акт официально опубликован не был) [Электронный ресурс] // URL.: http://www.consultant.ru/popular/gkrf1/ (дата обращения: 5 октября 2012 г.).

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (в действующей редакции нормативный правовой акт официально опубликован не был) [Электронный ресурс] // URL.: http://www.consultant.ru/popular/gkrf2/ (дата обращения: 5 октября 2012 г.).

3. Закон Российской Федерации от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (в действующей редакции нормативный правовой акт официально опубликован не был) [Электронный ресурс] // URL.: http://www.consultant.ru/popular/consumerism/ (дата обращения: 4 октября 2012 г.).

4. Постановление Правительства Российской Федерации от 27.09.2007 г. № 612 «Об утверждении правил продажи товаров дистанционным способом» // «Собрание законодательства Российской Федерации», 08.10.2007 г., № 41, ст. 4894.

УДК 347.471. Д.А. Саргсян (5 курс, каф. ГиМП), А.А. Тебряев, к.ю.н., доцент ФАКТОРЫ И УСЛОВИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ Несостоятельность (банкротство) — одна из старейших экономических и юридических категорий. Этот институт всегда выступал в качестве одного из ключевых регуляторов экономических процессов в обществе, обеспечивал стабильность и устойчивость хозяйственного оборота. Социально-экономическая важность института банкротства диктовала необходимость разработки специального законодательства, способного обеспечить адекватное правовое регулирование комплекса вопросов, связанных с банкротством.

Одним из важнейших вопросов связанных с банкротством, является процесс возникновения несостоятельности юридических лиц.

Для того чтобы определить, что предвещает возникновение несостоятельности (банкротства) юридических лиц, необходимо изначально выявить категорию «условия».

Под условиями будет пониматься совокупность тех факторов, явлений, которые создают такие жизненные обстоятельства, при наличии которых банкротство может возникнуть.

Следует различать субъективные и объективные факторы возникновения несостоятельности (банкротства) юридических лиц.

Говоря о способах возникновения объективных факторов и их содержании, можно сказать о том, что они включают в себя экономические, правовые и природно-климатические причины, приводящие юридическое лицо к банкротству.

Наличие или отсутствие объективных факторов, влияющих на возникновение правоотношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) юридических лиц вызывает ряд проблем, связанных с невозможностью в точности предсказать и предупредить появление этих факторов, так как они не зависят от воли и действий отдельных людей и компаний. В свою очередь субъективный фактор в большей степени связан с действиями руководителей предприятия и его менеджментом [1].

Очевидно, что действие объективных факторов не является единственным обстоятельством, безусловно приводящим юридическое лицо к банкротству. Ведь, возможность преодоления кризиса, восстановление деятельности юридического лица во многом зависят от эффективности организации его деятельности, накопленных резервов и профессиональных действий менеджмента.

К субъективным факторам несостоятельности (банкротства) следует отнести неверные действия менеджмента юридического лица, исходящие из ошибочной оценки условий, которые могут быть связаны с неопытностью и неграмотностью руководителей, их неумением ориентироваться в меняющейся обстановке рыночных отношений, злоупотреблением служебным положением, что в результате приводит к неэффективному управлению юридическим лицом, утрате позиций на рынке и принятию неверных решений [2].

Учитывая субъективные факторы, нужно помнить, что их совокупность может повлиять на возникновение, так называемого, преднамеренного и фиктивного банкротства юридического лица. Банкротство может быть следствием систематических злоупотреблений руководителя (присвоения, растрат и пр.). Например, неплатежеспособность коммерческой организации может возникнуть по причине незаконного списания имущества, состоящего на балансе, вследствие перечислений денежных средств на нужды, не связанные с экономической деятельностью.

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб [3].

Юридическое указание преднамеренного банкротства изложено в ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», где указывается, что в случае банкротства должника по вине его учредителей или участников или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имели право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, на учредителей (участников) должника - юридического лица или иных лиц в случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам [4].

Фиктивным банкротством признается заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, если это деяние причинило крупный ущерб[3]. Ответственность за фиктивное банкротство предусматривается как уголовным законодательством, так и Кодексом об Административных правонарушениях (ст.14.12 КоАП) [5].

Правительство Российской Федерации постановило утвердить Временные правила проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства [6].

Исходя из вышеизложенного, мы видим, что факторы, определяющие возможную несостоятельность (банкротство) юридических лиц, могут возникнуть задолго до выявления е признаков, в связи с чем необходимо усовершенствовать механизмы предупреждения условий, угрожающих здоровой хозяйственной деятельности организации.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Дорохина Е.Г. Природа правоотношения несостоятельности (банкротства) // "Журнал российского права", №5, май 2006 года. – С. 25.

2. Свириденко О.М. Зарождение институтов конкурсного процесса в римском праве // "Журнал российского права", № 6, 2005 года.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июля 1996 года № 63 – ФЗ (с изм. и доп.

16.10.2012г.) // "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996 г., № 25, ст. 2954.

4. Федеральный закон Российской Федерации от 26 октября 2002 года № 127 – ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (с изм. и доп. на 16.10.2012 г.) // "Российская газета", № 209-210, 02.11.2002 года.

5. Кодекс об Административных правонарушениях Российской Федерации от 30 декабря года № 195 – ФЗ (с изм. и доп. на 29.10.2012 г.) // "Российская газета", № 256, 31.12.2001 года.

6. Постановление Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 года № 855 «Об утверждении временных правил проверки арбитражным вправляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства» (с изм. и доп. на 27.12.2004 г.) // "Собрание законодательства РФ", 27.12.2004 г., № 52 (часть 2), ст. 5519.

УДК 347. В.Б. Устинова (5 курс, каф. ГиМП), Д.А. Мохоров, к.ю.н., доцент ПРОБЛЕМА КВАЛИФИКАЦИИ ДОГОВОРА ПОСТАВКИ Договор поставки - самый распространенный и, возможно, важнейший договор в предпринимательской деятельности. Данный вид договора преобладает в обороте рыночного общества, так как посредствам его осуществляется товарообмен на национальных и международных рынках, а также происходит переход большой массы имущественных благ и материальных ценностей от одних экономических субъектов (поставщиков) к другим (покупателям). Договор поставки - в целом вызывает интерес и актуален для исследования.

[3].

Определение договора поставки содержится в статье 506 Гражданского кодекса Российской Федерации. В этой статье указано, что по договору поставки поставщик продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок (сроки) производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием [4].

Договор поставки имеет свои отличительные признаки, что предопределяет применение к нему специальных правил, учитывающих его специфику. В то же время правильная квалификация договора поставки зачастую вызывает сложности. При рассмотрении конкретных правоотношений сторон сделки не всегда легко отграничить договор поставки от иных видов купли - продажи, в частности от розничной купли-продажи.

Как в теории гражданского права, так и в судебной практике можно обнаружить принципиально различные подходы при толковании и применении квалифицирующих признаков договора поставки. В этой статье хотелось бы уделить особое внимание одному из таких признаков: использование в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

В Постановлении Пленума от 22 октября 1997 г. № 18 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации пояснил, что под целями, не связанными с личным использованием, следует понимать в том числе приобретение покупателем товаров для обеспечения его деятельности в качестве организации или гражданина-предпринимателя (оргтехники, офисной мебели, транспортных средств, материалов для ремонтных работ и т.п.). Однако в случае, если указанные товары приобретаются у продавца, осуществляющего предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, отношения сторон регулируются нормами о розничной купле-продаже (параграф 2 главы 30 ГК РФ) [7].

Несмотря на приведенное разъяснение Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, понятие «цели, не связанные с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием» толкуется неоднозначно. Такие цели имеют место при реализации товаров, в том числе детскому саду, а значит, такой договор отвечает признакам, предусмотренным ст. 506 Гражданский кодекс Российской Федерации.

Но как свидетельствует судебная практика, суды квалифицируют как розничную куплю-продажу не только продажу товаров детским садам и школам, но также, например, продажу товаров учреждениям здравоохранения и социальной защиты, продажу товаров санаторно-оздоровительному комплексу. Об этом свидетельствуют Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 июля 2008 г. по делу № А53-21494/2007-С6-27, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно Сибирского округа от 6 июля 2010 г. по делу № А19-17845/09, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 сентября 2007 г. по делу № А56-21695/2006 и некоторые другие постановления [8].

Даже реализацию больших партий товаров индивидуальным предпринимателям и коммерческим организациям суды в некоторых случаях признают розничной куплей продажей, например:

- регулярную продажу продовольственных и непродовольственных товаров муниципальному унитарному предприятию с использованием безналичных расчетов (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10 декабря 2009 г. по делу № А42-2682/2009);

- регулярную продажу партий молока коммерческим организациям для последующего обеспечения молоком работников, работающих во вредных условиях (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 1 февраля 2010 г. по делу № А60 20711/2009-С8);

- продажу продовольственных товаров индивидуальным предпринимателям и коммерческим организациям, но за наличный расчет (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 6 сентября 2006 г. по делу № А68-АП-750/14-05);

- продажу через розничный склад товаров индивидуальному предпринимателю для последующего использования в предпринимательской деятельности (строительство торгово складского комплекса) (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 ноября 2010 г. по делу № А28-10741/2009) [9].

Таким образом, суды положения гражданского законодательства о поставке и розничной купле-продаже толкуют неоднозначно, не обнаруживая в некоторых весьма спорных ситуациях отличительного признака договора поставки – приобретения товара для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Поэтому, этот квалифицирующий признак нуждается в детальной конкретизации непосредственно в ст. 506 ГК РФ, так как вопрос разграничения розничной купли-продажи и поставки связан не только с правильным применением к правоотношениям сторон норм гражданского законодательства (в отношении порядка и условий передачи товара, ответственности продавца и др.), но и затрагивает налогово-правовые обязательства.

Согласно ст. 346.26 Налогового кодекса РФ, розничная торговля в некоторых случаях подлежит обложению единым налогом на вмененный доход, в то время как продажа товаров по договору поставки этим налогом не может облагаться ни в каких случаях [10].

Поставщик-продавец на момент заключения договора не всегда имеет возможность точно установить цели, для которых какой либо товар приобретается покупателем. Так, к примеру, при приобретении строительной компанией большого промышленного бура проблем с квалификацией договора не возникает – такой товар может приобретаться только для предпринимательских целей, соответственно отношения сторон должны быть оформлены договором поставки.

У поставщика возникают сложности, когда надо точно определить, для каких целей физическое лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, приобретает, например, легковой автомобиль, биллиардный стол или пассажирский микроавтобус. Такие товары могут использоваться и в личных целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в этом случае покупатель – физическое лицо выступает не в качестве предпринимателя, а как обычный гражданин. Но пассажирский микроавтобус также может использоваться, соответственно, для коммерческих пассажирских перевозок, биллиардный стол для размещения в игральной зоне бара, а легковой автомобиль может использоваться в качестве такси. В этом случае покупатель – физическое лицо выступает уже в качестве предпринимателя [1].

Бывают же и такие ситуации, когда покупатель умышленно скрывает от продавца цели приобретения и последующего использования товара, для того, чтобы воспользоваться дополнительными правами и гарантиями, предусмотренными законодательством о защите прав потребителей. В таких случаях, защищая свои законные права и интересы, продавец должен будет доказать, что приобретенный товар фактически использовался покупателем в предпринимательских целях.

Заключенный между сторонами договор розничной купли-продажи в последующем, при выявлении соответствующих квалифицирующих признаков, может быть переквалифицирован судом в договор поставки. Как указал Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении Пленума от 22 октября 1997 г. № 18, квалифицируя правоотношения участников спора, судам необходимо исходить из признаков договора поставки, предусмотренных ст. 506 ГК РФ, независимо от наименования договора, названия его сторон либо обозначения способа передачи товара в тексте документа.

Для того, чтобы исключить возникновение случаев умышленного сокрытия покупателем от продавца цели использования приобретенного товара (для того чтобы воспользоваться дополнительными правами и гарантиями, предусмотренными законодательством о защите прав потребителей), нам кажется, является целесообразным включить в гражданское законодательство презумпцию, согласно которой при возникновении спора о целях приобретения коммерческой организацией либо индивидуальным предпринимателем товара предполагается, что такой товар приобретен для использования в предпринимательских целях, пока покупателем не доказано обратное.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Белов В.Е. Поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд:

правовое регулирование / В.Е.. Белов. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2011. – С. 221.

2. Горбунова Л.В. Некоторые проблемы ответственности при поставке товаров для государственных нужд / Л.В. Горбунова // Журнал российского права. 2003, № 12. С. 30.

3. Гражданское право: учебник: в 3-х томах. Том 2. 4-е издание, переработанное и дополненное // отв. ред. Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Москва, ТК Велби, Издательство Проспект, 2011. – С. 481.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995).

5. Российская Федерация. Законы. «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» [Текст]: федер. закон № 60-ФЗ: принят Государственной Думой 10 ноября 1994 г.;

одобрен Советом Федерации;

по состоянию на 19.07.2011 г.// Собрание законодательства РФ, 19.12.1994, N 34, ст. 3540.

6. Российская Федерация. Законы. «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» [Текст]: федер. закон № 94-ФЗ:

принят Государственной Думой 8 июля 2005 г.;

одобрен Советом Федерации 13 июля 2005 г.;

по состоянию на 11.07.2011 г. // Собрание законодательства РФ, 25.07.2005, N 30 (ч. 1), ст. 3105.

7. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. № 8. Решения федеральных арбитражных судов округов официально опубликованы не были. URL:

http// www.consultant.ru.

9. Решения федеральных арбитражных судов округов официально опубликованы не были. URL:

http// www.consultant.ru 10. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 г. (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2000. № 32. Ст. 3340.

Я.В. Хильченко (студентка 2 курса МВШУ), Т.Ф. Жучкова (асс. кафедры ТиИГиП) К ВОПРОСУ О ЗАКЛЮЧЕНИИ БРАЧНЫХ ДОГОВОРОВ В России с 1996 года официально разрешено заключение брачных договоров между супругами. Чаще всего данные договоры распространены в обеспеченных семьях, обладающих достаточно большим количеством имущества или в семьях, в которых благосостояние одного из супругов значительно превосходит благосостояние другого. С каждым годом количество заключаемых брачных договоров все растет и желающих заранее урегулировать правовой режим совместно нажитого имущества становится все больше. Так, например, в 2010 году таких лиц стало примерно на 18% больше, чем в 2009 году. Согласно статистике больше всего брачных договоров заключено в Санкт-Петербурге, второе место занимает Московская область, затем Самара, но, как ни странно, Москва не входит даже в первую двадцатку.

Согласно статье 40 Семейного кодекса Российской Федерации, брачный договор – соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющих их имущественные права и обязанности в браке и (или) в случае его расторжения [1].

Брачный договор может быть заключн как перед непосредственной регистрацией брака, так и в любое время, после. Но, если в первом случае договор приобретает юридическую силу с момента государственной регистрации брака, то во втором случае, он вступает в силу с момента его нотариального удостоверения.

Сложность состоит в отношении так называемых «гражданских» браков. Лица, которые официально не являются супругами, то есть живут «гражданским» браком, могут заключить брачный договор, но он вступает в силу только после официальной регистрации их отношений.

Согласно пункту 2 из статьи 41 Семейного кодекса, брачный договор необходимо оформить в письменном виде и заверить у нотариуса, в обязанность которого входит разъяснение юридических аспектов договора и его последствий[2]. В этом документе все должно быть указано предельно четко и ясно, чтобы не возникало разногласий в толковании договора. Возникновение разногласий, в случае их не урегулирования путем переговоров, может привести стороны в суд.

Брачный договор действителен на протяжении всего брака, но может быть расторгнут в любой момент при наличии взаимного согласия обоих супругов. Изменения и дополнения к договору возможны также при наличии согласия сторон и оформляются подобно самому брачному договору: письменный вид и нотариальное удостоверение.

В этом договоре может быть изменен режим владения совместно нажитым имуществом, установленный законом. Можно установить иные требования на деление имущества, изменить порядок несения расходов, обозначить конкретные цифры.

Существует несколько видов собственного имущества, которые государство рассматривает как раздельную собственность супругов: например, имущество, находящееся в собственности супруга до вступления в брак.

Но если другой супруг вкладывал значительное количество средств, намного превышающих стоимость самого имущества, то оно может быть признано совместной собственностью.

Также к режиму раздельной собственности относятся:

имущество, которое было получено по наследству или передано в дар кому-либо из супругов;

денежные выплаты, предназначенные конкретному лицу;

вещи личного пользования супругов, не считая предметов роскоши.

Роскошь – довольно относительное понятие и для каждого оно может быть растолковано по-разному, поэтому, если существуют какие-то особо значимые для супругов вещи, то, во избежание дальнейших разногласий и споров, лучше заранее обговорить эти детали в брачном договоре.

Важным моментом является то, что брачным договором можно урегулировать вопрос и с тем имуществом, которое будет приобретено супругами в будущем.

Если же посмотреть на психологическую сторону вопроса о том стоит ли заключать брачный договор, то существует довольно распространенное мнение, что, заводя разговор о деньгах и решая различные финансовые вопросы, супруги и в особенности новобрачные рискуют своими отношениями. Но иногда необходимо и разумно заключение брачного договора для сохранности своих бизнес-активов и во избежание разлада в семейных отношениях.

Необходимо иметь ввиду, что брачный договор:

не регулирует права и обязанности в обращении с детьми;

не распространяется на личные отношения, не касающиеся финансовых и имущественных вопросов;

не ограничивает правоспособность и дееспособность супругов, то есть они вправе обращаться в суд по вопросам изменения, расторжения, признания недействительности брачного договора, так же они не имеют ограничений заниматься предпринимательской деятельности, получать имущество в наследство.

Стоит отметить, что заключение брачного договора возможно только лишь в период нахождения сторон в браке. Заключение такого договора после официального расторжения брака невозможно и регулирование правового режима совместно нажитого имущества будет осуществляться соглашением о разделе совместно нажитого имущества, также подлежащим нотариальному удостоверению.

ЛИТЕРАТУРА:

[1], [2] – Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 30.11.2011) // СПС КонсультантПлюс, 2012.

С.С. Щепкин Санкт-Петербургский университет МВД России, кандидат юридических наук, доцент НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА И ПОЛИТИЗАЦИЯ НАЛОГОВ: ПРОБЛЕМЫ ОСМЫСЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ «Налоговая политика» и «политизация налогов» – дефиниции с нетождественным смыслом. Политизация налогов представляет собой введение государственной властью принудительных платежей, причинами и целью установления которых являются не только экономические, а скорее политические обстоятельства. По мнению А. В. Брызгалина, такое явление существует в истории государственности с давних времен [2, с. 53]. Примеров использования налогов в политических целях существует множество, в том числе и в современный период. В истории многих стран христианской Западной Европы насчитывается множество случаев введения налогов на евреев. Б. Сухи посвятила целое исследование вопросу истории налогов на евреев [3, с. 179–218]. А в современном Израиле необлагаемый минимум по подоходному налогу для еврея-израильтянина почти в пять раз выше, чем для палестинца. Таким способом осуществляется политика, направленная на вынужденную эмиграцию палестинцев [1, с. 16]. В начальный период истории экономических реформ в России было предоставлено множество налоговых льгот и преференций, одной из самых известных были льготы по уплате таможенных пошлин, предоставленные Национальному фонду спорта, которые привели к тому, что последний стал самым крупным поставщиком алкогольной и табачной продукции иностранного производства в Россию. Это привело к потерям государственного бюджета, исчисляемого миллионами долларов. Знаменитый налог на бороды, введенный Петром I Великим в 1699 г., который должны были вносить все, кто не желал расставаться с бородой, также носил политический характер [4, с. 369]. Так как, таким путем царь-реформатор насаждал европейские порядки в боярской Руси.

При анализе сущности налоговой политики следует исходить из того, что в каждой стране она определяется различными факторами, в том числе политическим режимом, соотношением между различными формами собственности, национальными особенностями государства. Тип, степень и цель государственного вмешательства в экономику определяют налоговую политику государства. Задачи налоговой политики сводятся к обеспечению государства финансовыми ресурсами, созданию условий для регулирования хозяйства страны в целом, сглаживанию возникающего в процессе рыночных отношений неравенства в уровнях доходов населения. На современном этапе основной задачей налоговой политики является создание благоприятных условий для активной финансово-хозяйственной деятельности субъектов экономики и стимулирование экономического роста посредством достижения оптимального сочетания личных и общественных интересов, т. е. оптимального соотношения между средствами, остающимися в распоряжении налогоплательщика, и средствами, которые перераспределяются через налоговый и бюджетный механизмы.

Содержание налоговой политики государственной власти обусловлено социально экономическим строем общества, социальными группами, стоящими у власти, стратегическими целями, определяющими развитие национальной экономики, и международными обязательствами в сфере государственных финансов.

В науке условно выделяются три возможных типа налоговой политики государственной власти:

1) установление максимально возможных налогов с фискальной целью. При этом государство попадает в так называемую «налоговую ловушку», когда повышение уровня налогообложения не сопровождается приростом поступлений в бюджеты различных уровней. Для России характерен именно такой тип налоговой политики;

2) установление низких налогов, когда государственная власть максимально учитывает не только собственные фискальные интересы, но и интересы налогоплательщика.

Такая политика способствует скорейшему развитию экономики, особенно ее реального сектора, поскольку обеспечивает наиболее благоприятный налоговый и инвестиционный климат. Минусом такой политики является тот факт, что она приводит к сокращению налоговых поступлений в бюджет и, следовательно, к свертыванию многих социальных программ;

3) высокий уровень налогов, но с одновременным их возвратом налогоплательщикам через различные социальные институты, множество государственных социальных гарантий и программ.

В реальной жизни нельзя строго следовать одному из указанных типов, нужно сочетать все три типа налоговой политики, отдавая при этом предпочтение какому-то одному из них в зависимости от конкретной социально-экономической ситуации и выполняемых государственной властью задач.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Козырин А. Н. Налоговое право зарубежных стран: вопросы теории и практики. М.:

Манускипт, 1993.

2. Налоги и налоговое право. Учебное пособие / Под ред. А. В. Брызгалина. М., 1997.

3. Сухи Б. От золотого жертвенного пфеннига к поимущественному налогу на евреев.

Тысяча лет налогов на евреев. // Все начиналось с десятины: этот многоликий налоговый мир. – М.: Прогресс, 1992. С. 179-219.

4. Шмльдерс Г. Бороды и свадьбы, окна и меха – налогам конца не видно. Курьезные случаи из истории налогообложения // Все начиналось с десятины: этот многоликий налоговый мир.

М., 1992.

Ю. В. Ячменв университет МВД России, доктор юридических наук, профессор ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ АКТАМИ ВЛАСТИ Отсутствие вины правонарушителя по общему правилу освобождает его как от гражданско-правовой ответственности, так и какой-либо другой. Однако из этого правила имеются весьма многочисленные исключения. В случаях, установленных законом или прямо предусмотренных договором, ответственность в гражданском праве может применяться и независимо от вины нарушителя, в том числе и при ее отсутствии.

Современное российское гражданское законодательство, и в первую очередь ГК РФ, обнаруживает отчетливую тенденцию к усилению ответственности за нарушение обязательств, хотя почти все правила об ответственности остаются диспозитивными и применяются, если законом или договором не предусмотрено иное.

Ответственность, не зависящая от вины правонарушителя, возможна как в договорных, так и во внедоговорных отношениях. Она известна и зарубежным правопорядкам, и международному коммерческому обороту. Такая ответственность охватывает ситуации случайного причинения вреда или убытков.

Независимо от вины причинителя в соответствии со ст. 1069, 1070 ГК РФ подлежит возмещению вред, причиненный гражданину или юридическому лицу актами публичной власти, а во многих рассмотренных случаях также моральный вред (ст. 1100 ГК РФ).

В данной области действует презумпция законности всякого акта власти, в т. ч. и тот который кому-либо причинил вред. Здесь вред причиняется действиями регулируемыми областями публичного права, но не гражданского.

Таким образом, условием возмещения вреда, причиненного актами власти, является:

обязательная его предварительная отмена или признание его недействительным, которое производится на основании норм соответствующей отрасли права. Соответственно, необходимо наличие специальных условий для наступления гражданско-правовой ответственности: причиной вредоносного результата должен быть именно акт власти;

акт власти должен быть совершен не любым работником государственного органа или органа местного самоуправления, а лишь тем, кто является должностным лицом (понятие в ст.

285 УК РФ);

должностное лицо выступает в качестве такового, а следовательно, и обладает правом на принятие актов власти лишь при исполнении служебных обязанностей;

в соответствии со ст. 16 и 1069 ГК необходимым условием ответственности государственного органа или органа местного самоуправления в результате издания несоответствующему закону акта является наличие причинной связи между недействительностью акта и убытками (постановление Президиума ВАС РФ от 7.04.1998 г. № 7630/97).

При таких обстоятельствах из принципа справедливости обосновывается требование персональной ответственности должностного лица. На практике же проблема реализации персональной ответственности должностных лиц тенденциозно объясняется:

во-первых, сложностью существующей системы построения (структуры) государственной власти и управления: зачастую вред является результатом действий (бездействий) нескольких органов и их должностных лиц, что затрудняет установление причинно-следственных зависимостей (связи) в цепочке действий соответствующих должностных лиц (незаконные действия одних, попустительство других, отсутствие контроля со стороны третьих). Соответственно, все это создает ситуацию, когда трудно установить, чье же конкретно поведение привело к причинению вреда. Но ведь трудно, не означает невозможно!

во-вторых, специфика состоит в противоправности особенно в сфере правоохранительной деятельности, когда действия должностного лица на момент их совершения формально могут отвечать требованиям закона (соответствовать), но в конечном счете оказались незаконными (ст. 1071 ГК).

В связи с этим специфично и субъективное условие ответственности.

Ответственность за вред, причиненный правоохранительными органами, наступает независимо от вины конкретных лиц. Таким образом, основной акцент концентрируется на компенсационном характере, то есть, главное, что пострадавшему лицу возмещается ущерб.

Однако такой подход к решению проблемы, по сути, порождает безответственность конкретных лиц, что в итоге приносит ущерб обществу и государству в целом.

Реализация принципа социальной справедливости в данной области правовых отношений заключается именно в персональной ответственности должностных лиц. Ее осуществление возможно либо посредством регрессного требования, либо предъявлением гражданского иска к конкретному должностному лицу. Об этом свидетельствует опыт зарубежных стран.

В России с учетом внесения корректив в законодательство выше перечисленные условия гражданско-правовой ответственности вполне позволяют осуществить их, при настойчивости граждан в защите своих прав и политической воли в реформировании законодательства. Безусловно, дифференциация персональной ответственности будет стимулировать к добросовестному исполнению своих обязанностей должностными лицами, преодолению волокиты и, конечно, правомерному поведению граждан.

Секция 3 «Уголовное право и криминология»

УДК 343. В.С. Баурин (5 курс, каф. УПиК), К.В. Привалов, д. ю. н., профессор КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В современном мире практически ни одна из стран не развивается обособленно от других. Экономика любого государства становится частью мирового хозяйства.

Экономическая глобализация порождает так называемые глобальные проблемы – проблемы, затрагивающие жизненные интересы народов всех стран, решение которых также возможно лишь объединенными усилиями всего мирового сообщества. В 1970-е годы, когда изучение глобальных проблем только начиналось, самыми важными из них считались проблемы социального характера: борьба за разоружение двух социальных систем (социализма и капитализма), голода на планете Земля и др., В настоящее время наиболее актуальными признаны проблемы - экологическая (истощение природных ресурсов, рост загрязнения окружающей среды), транснациональной организованной преступности, включая мировой терроризм.

Среди современных глобальных проблем все более угрожающую форму принимает проблема криминальной глобализации. Речь идет о том, что на мировое развитие все сильнее воздействуют деструктивные силы, нарушающие правовые нормы, пренебрегающие принятыми в цивилизованном обществе «правилами игры». Проблема криминальной глобализации касается не только транснациональной организованной преступности и международных террористических организаций. Она связана также с деятельностью легальных фирм и законных правительств, которые перенимают методы преступников и занимаются нелегальной хозяйственной деятельностью в глобальном масштабе. В отечественной литературе комплексное представление о криминальных глобальных проблемах только начинает формироваться. Целостных исследований по криминальной глобализации в российской литературе нет вообще.

Криминальная глобализация ведет к тому, что мировое хозяйство начинает раздваиваться: одна его сторона – это легальные, «прозрачные» процессы;

другая сторона – это процессы нелегальные, теневые.

Следует отметить тесную взаимосвязь друг с другом различных транснациональных криминальных промыслов. Так, колумбийские наркокартели выступают не только продавцом кокаина и героина, но и покупателями нелегального оружия, а также крупнейшими «отстирывателями» денег. Можно сделать вывод, что в процессе криминальной глобализации рождается мощное мировое криминальное хозяйство – система взаимосвязанных транснациональных преступных промыслов [1].

Нелегальный мировой рынок включает контрабанду как запрещенных товаров (наркотики, оружие), так и вполне легальных (алмазы, сигареты, автомашины), а также легальную торговлю подделками («пиратскими» имитациями) и нелегальную мафию.

Наркобизнес. Международный рынок запрещенных наркотиков давно стал одним из крупнейших на планете, сравнимым по своим масштабам, например, с мировым нефтебизнесом. По экспертным оценкам, оборот наркотиков составляет не менее 8% мировой торговли. Наркобизнес является одним из источников финансирования международных террористических организаций. Значительную часть средств для закупки оружия, боеприпасов, для ведения боевых действий международные и местные террористы получали и получают от торговли наркотиками. В качестве примеров можно привести военизированную организацию «Талибан» в Афганистане и чеченских террористов.

Главным акторами международного наркобизнеса являются транснациональные мафиозные организации: колумбийские и мексиканские наркокартели контролируют экспорт кокаина и героина из «Андского треугольника» в Северную Америку, китайские триады организуют экспорт героина из «Золотого треугольника», турецкая, итальянская и албанская мафии – экспорт героина из «Золотого полумесяца» [2].

Не слишком отстают от наркобизнеса и другие транснациональные разновидности теневой экономики.

Нелегальная торговля оружием. В 1990-е годы ежегодный оборот тайного рынка оружия колебался от 1-2 миллиардов долларов в «неблагоприятные» (мирные) годы до 5- миллиардов в годы пикового роста (как во время вспышек войны в бывшей Югославии). Для сравнения можно сказать, что эти цифры сравнимы с официальным экспортом обычных видов вооружений из США – лидера мирового рынка оружия (примерно 10 миллиардов долларов). С каждым годом все больше повышается опасность, связанная с растущей возможностью нелегальной торговли оружием массового уничтожения (химическим, бактериологическим, ядерным).

Еще одним видом криминальной экономики является торговля людьми. По оценкам международной неправительственной организации «Антислэйвери Интернэшнл» (Anti Slavery International), в мире насчитывается около 27 миллионов человек, которые фактически являются рабами [2].

Контрабанда легальных сырьевых товаров. Помимо наркотиков и оружия, объектами контрабанды между Севером и Югом становятся также ценные природные ресурсы стран «третьего мира» - прежде всего полезные ископаемые (алмазы, золото, нефть). Например, в конце 1990-х годов на контрабанду приходилось приблизительно 20% мирового рынка алмазов (из них примерно 10% - «кровавые алмазы» из охваченных междоусобицами стран Африки). Что касается нелегальной торговли неминеральными природными ресурсами, то общие масштабы этой контрабанды (вывоза древесины, рыбопродуктов) измерялись тогда в 5-8 миллиардов долларов ежегодно, еще 6-10 миллиардов составляла контрабанда сырья, полученного из редких животных (слоновой кости, останков носорогов, рогов сайгака).

Подделка товарных марок. По некоторым оценкам, подделки под известные торговые марки, пользующиеся большим спросом, составляют 8% мировой торговли – примерно миллиардов долларов ежегодно. Наибольшая часть дешевых «пиратских» подделок приходит из стран «третьего мира» (прежде всего, из Китая и других стран Восточной Азии), которые находят в их производстве дополнительный шанс вырваться на мировой рынок.

Контрабанда легальных потребительских товаров. Спрос на контрабандные легальные товары, в основном на табак, алкоголь и предметы роскоши (например, дорогие автомобили), особенно велик в странах с высокими пошлинами на импорт и акцизами (как в современной России), что делает подобные легальные товары слишком дорогими.

Организаторами контрабанды легальных товаром становятся не только мафиозные, сколько вполне обычные легальные фирмы из развитых стран, которые стремятся расширить рынки сбыта, обходя таможню. Так, на мировом рынке сигарет 1/3 ежегодного экспорта приходится на контрабанду [1].

Отмывание денег и сокрытие доходов. По некоторым оценкам, ежегодно отмывается примерно 500-1000 миллиардов долларов, что составляет порядка 10% от объема международной торговли. Среди «налоговых гаваней», которые привлекают иностранные компании и банки весьма благоприятными условиями регистрации и деятельности, гарантиями сохранения банковских секторов и политической стабильностью, есть не только развивающиеся страны (Каймановы и Бермудские острова), но и развитые страны – например, Швейцария или Люксембург. Клиентами таких банковских центров становятся как чисто мафиозные организации (прежде всего, связанные с наркобизнесом), так и легальные транснациональные корпорации, скрывающие свои доходы от налогов [3].

Расширение «всемирной паутины» - Интернета и возрастание объема и качества доступных ресурсов сопровождаются соответствующим ростом различных злоупотреблений.

Интернет стал новым каналом перемещения товаров и услуг от продавца к потребителю, а налогообложение виртуальных товаров – куда более проблематичный процесс, чем налогообложение реальных товаров.

Появилась целая сфера теневой активности – киберпреступность, связанная с преступлениями, совершаемыми с помощью компьютерной системы или сети. По данным Интерпола, Интернет стал той сферой, где преступность растет самыми быстрыми темпами на планете. Интернет все более активно используется преступными группировками для незаконного проникновения в корпоративные и личные базы данных, в целях сплочения и координации субъектов криминальной среды [2].

Очевидно, что проблемы теневой экономики могут быть решены лишь при условии объединения усилий мирового сообщества, включая деятельность международных организаций, правоохранительных органов, институтов гражданского общества.

ЛИТЕРАТУРА:

1. См.: Теневая экономика: учеб. пособие для вузов / Л. А. Кормишкина, О. М. Лизина. – Саранск: Издательство Мордовского университета, 2009. - С. 63 – 66.


2. См.: Теневая экономика: учеб. пособие для вузов / Ю.В. Латов, С.Н. Ковалев. – М.: Норма, 2006. - С. 179 – 184.

3. См.: Криминология кризиса: монография / В.С. Овчинский. – М.: Норма, 2009. - С. 115 - 120.

УДК 943. Р.А. Гедгафова (4 курс, каф. УПиК), А.В. Шахматов, д.ю.н., профессор СООТНОШЕНИЕ КРИМИНОЛОГИИ И ВИКТИМОЛОГИИ Виктимология в буквальном смысле означает учение о жертве (от лат. viktima — жертва и греч. logos — учение). Эта наука возникла как реализация идеи изучения жертв преступлений и изначально развивалась как направление в криминологии. Однако со временем представления о ней претерпели изменения, определились различные позиции относительно предмета виктимологии и ее научного статуса. Эти позиции сводятся к следующему:

Виктимология — это отрасль криминологии, или частная криминологическая теория, и, следовательно, развивается в ее рамках.

Виктимология — это вспомогательная для уголовного права, уголовного процесса, криминалистики междисциплинарная наука о жертве преступления. Она существует и функционирует параллельно с криминологией.

Виктимология — это общая теория, учение о жертве, имеющее предметом исследования жертву любого происхождения, как криминального, так и не связанного с преступлениями. Виктимология, таким образом, самостоятельная наука, принадлежность которой к юридическим можно признать лишь отчасти. Скорее это наука о безопасности жизнедеятельности человека.

Криминология (от лат. crimen, род. падеж criminis — преступление и …логия), наука, изучающая преступность, е причины, личность преступника, а также разрабатывающая меры предупреждения преступности.

Мы рассматриваем виктимологию как направление в криминологии, но это не значит, что иные подходы к ней не имеют права на существование. Их также следует хотя бы кратко охарактеризовать.

Представляется, что столь существенные различия в определении научного статуса виктимологии не случайны. Они обозначились еще на заре виктимологии, когда один из ее отцов — Б. Мендельсон (1900–1998) поставил вопрос о необходимости создания новой самостоятельной науки — виктимологии, а другой — Г. Гентиг (1888–1974) — вообще не использовал это название, априори рассматривая ее как направление в криминологии.

Развитие этих подходов на протяжении более полувека свидетельствует, что, будучи единодушными в признании основной функцией виктимологии изучение жертвы и разработку мер ее безопасности, ученые расходятся в определении ее предмета, а следовательно и сфер ее практического применения.

Вопрос о том, какие жертвы должна изучать виктимология, — принципиальный.

Назначить жертву в качестве предмета науки нельзя. Можно, конечно, волевым путем отнести к предмету виктимологии те или иные категории жертв, произвольно объединив их, но эффективность научного изучения сведется на нет, если эти жертвы не обладают сходными (аккумулированными в их личности) качествами, так или иначе определяющими их способность стать жертвами, характер уязвимости и причиняемого вреда. Требование определенной типологичности относится и к ситуациям причинения вреда.

Включение в предмет виктимологии всех категорий пострадавших лиц (не только физических), ставших жертвами самых различных обстоятельств, делает виктимологию комплексной социолого-технической наукой, не ограниченной криминальной сферой причинения вреда. Но жертвы преступлений и, например, экологических бедствий совершенно различны, а виктимоопасные ситуации не имеют ничего общего. Следовательно, признавая за виктимологией право на изучение любых жертв, надо прогнозировать ее становление и развитие в этом качестве, не забывая о внутренней противоречивости ее предмета.

Виктимология в таком понимании в отечественной специальной литературе иногда обозначается как виктимология в широком смысле в отличие от криминальной виктимологии (криминологии в узком смысле), представляемой как ее составная часть [4].

Сегодня в отечественной науке всеобъемлющей по предмету виктимологии нет, но возражать против такого статуса виктимологии, естественно, не следует, тем более странно выглядел бы отказ от ее разработки в этом направлении только потому, что сегодня, как общая теория, она сведена к теории жертвы преступления.

Для виктимологии перспектива развития в самостоятельную науку, синтезирующую знания о жертвах любого происхождения, не исключена. По мере накопления фактологического материала и результатов его теоретического осмысления она может сформироваться в этом качестве, если станет комплексной, включающей как минимум:

криминальную виктимологию (правда, криминология вряд ли легко расстанется с важным элементом своего предмета);

травмальную виктимологию (изучающую жертв некриминального травматизма);

виктимологию быта и досуга (широкий спектр проблем безопасности при использовании бытовой техники, безопасности на воде, транспортной безопасности, зависящей и от потенциальных жертв, и др.);

психиатрическую виктимологию (проблемы жертв с отклонениями в психике) [5];

виктимологию катастроф, экологических и стихийных бедствий;

виктимологию технической безопасности (изучающую последствия виктимного поведения, связанного с нарушением правил безопасности труда, пожарной безопасности и др.);

программы и меры обеспечения безопасности жертв, организацию системы виктимологической профилактики.

Эти направления виктимологических исследований жестко не разделены, так как, например, жертвы травмы (объекты травмальной виктимологии) могут оказаться таковыми в результате нарушений правил техники безопасности или движения транспортного средства, правил обращения с бытовой техникой и т. д. В перспективе должны сформироваться соответствующие частные виктимологические теории (по нашему мнению, криминальная виктимология уже сформировалась в этом качестве в рамках криминологии).

Появление частных теорий не вызывается какими-то противоречиями относительно эмпирического материала, а связано с необходимостью более детального изучения предметной области общей теории той или иной науки и свидетельствует о переходе науки на достаточно высокий уровень исследования.

Время ответит на вопрос о том, станет ли виктимология комплексной наукой о жертвах, виктимности и виктимизации во всем их спектре или параллельно сформируются научные дисциплины каждая со своим предметом (криминальными и не криминальными жертвами). За термином виктимология стоят отнюдь не мнимые, а реальные проблемы, изучение которых в интересах борьбы с преступностью, в целом защиты жертв, обеспечения их безопасности совершенно необходимо.

Как научное направление виктимология находит себе место и в Общей и в Особенной части криминологии: общие проблемы виктимологии являются элементом Общей части криминологии, а виктимология отдельных видов преступности, групп преступлений, групп потерпевших входит в Особенную часть криминологии (это частные виктимологические теории).

Дискуссии по виктимологическим проблемам ведутся и за рубежом. Разброс мнений впечатляет: от признания виктимологии самостоятельной наукой (Б. Мендельсон) до признания ее частью криминологии. Есть и сторонники полного отрицания какой-либо полезности виктимологии [5].

Вряд ли нужно доказывать, что такая позиция неконструктивна. Даже за сравнительно короткий период практического обращения к виктимилогическому аспекту борьбы с преступностью уже разработаны рекомендации, которые помогают многим потенциальным жертвам избежать виктимизации. Осуществление мер виктимологической профилактики позволило получить весьма ощутимый положительный эффект в предупреждении преступлений.

ЛИТЕРАТУРА:

1. 1.Глухова А.А., Устинов В.С. Понятие и значение виктимологической статистики // Вестник Ниджегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. 2. 2.Наумов А.П. Анализ преступности в Москве // Российская юстиция, 2000, № 3. 3.Кочеткова С.В. Опыт анализа насилия в семье // Российская юстиция. № 3, 2001.

4. 4.Задорожный В.И. Проблемы совершенствования организационного и правового обеспечения виктимологической профилактики преступлений. - М., Российский следователь. №3, 2006. С.34- 5. 5.Ривман Д.В. Криминальная виктимология. - СПб.: Питер, 2002. - С. 84-85.

Егоров А.М., Псковский юридический институт ФСИН России, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин, кандидат исторических наук РАБОТА ПСКОВСКОЙ МИЛИЦИИ ПО ОРГАНИЗАЦИИ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ В КОНЦЕ 1930-х- НАЧАЛЕ 1940-х ГОДОВ Вместе с нарастанием в Европе международной напряженности расширялись функции псковской милиции по обеспечению местной противовоздушной обороны.

Сотрудники органов внутренних дел обязаны были проводить с населением занятия по действиям в случае объявления воздушной тревоги, следить за соблюдением гражданами правил светомаскировки, контролировать строительство защитных убежищ, участвовать в оказании помощи пострадавшим и, конечно, охранять общественный порядок во время возможных налетов. В целях закрепления вышеперечисленных навыков окружной отдел РКМ-НКВД с 18 по 20 октября 1938 г. провел в Пскове крупные учения по противовоздушной обороне, в ходе которых милиционеры занимались разъяснительной работой и правовым воспитанием отдельных граждан, используя для этого как методы убеждения, так и административное принуждение.

Особенно сложно было переломить легкомысленное отношение к проводимым мероприятиям со стороны некоторых кадровых военных. Так, лейтенант саперного батальона Карабинец во время объявленной по городу воздушной тревоги прогуливался с женою и детьми в районе улицы Советской. На предложение милиционеров зайти в убежище он ответил отказом, заявив при этом: «Не Ваше дело, если Вам нужна тревога, так укрывайтесь, но мне тревога не нужна, она сделана для других» [1, л. 173]. В подобных случаях органам милиции приходилось выносить административные предупреждения, что было вполне оправдано с точки зрения поставленных перед ними задач.


Особая настойчивость требовалась для того, чтобы приучить граждан соблюдать светомаскировку в случае объявления воздушной тревоги. Конечно, будущая война моментально доказала оправданность таких мер. Однако в описываемый период часть населения относилась к ним еще крайне несерьезно. Постояльцы военного общежития, находившегося в здании бывшей гостиницы по адресу Октябрьская улица, дом 23, пытались, например, доказать уполномоченным милиции: «Мы сами летаем и знаем, что если горит на втором этаже, то противнику незаметно» [1, л. 173].

В поселке Корытово, несмотря на неоднократные предупреждения, режим светомаскировки нарушался во всех домах, где проживали семьи военнослужащих. Поэтому в некоторых случаях псковская милиция применяла более действенные меры пресечения. За трое суток было задержано 24 машины РККА, водители которых не соблюдали правила светомаскировки в ночное время.

Иногда пассивность армейских офицеров в ходе учений ПВО вынуждала сотрудников милиции брать инициативу на себя. В ночь на 19 октября 1938 года они наблюдали как после объявления учебной тревоги из расположения в/ч 8601 и 4310 на улицу вышло около бойцов, но свет продолжал гореть во всем здании. На предложение начальника Псковского горотдела милиции младшего лейтенанта Биричева принять меры по светомаскировке ответственный в ту ночь начальник штаба никак не отреагировал. Никаких указаний о действиях военнослужащих в случае воздушного налета с его стороны также не последовало.

Находившихся же на улице солдат рассредоточил по укрытиям начальник ОКРО РКМ лейтенант милиции Назаров [1, л. 174].

Окончательно права милиции в области организации местной противовоздушной обороны были закреплены в октябре 1940 года, когда в структуре НКВД СССР формируется соответствующее управление, а в городских и районных отделах милиции вводится должность инспектора МПВО.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Государственный архив новейшей истории Псковской области. Ф. 3. Оп. 2. Д. 119.

2. Сальников В. П., Степашин С. В., Янгол Н. Г. Органы внутренних дел Северо-Запада России в годы Великой отечественной войны. СПб., 1999.

УДК 343. В.А. Задунаенко (4 курс, каф. УПиК), С.Ю. Косарев, д.ю.н., профессор ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ФОТОПОРТРЕТНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ Криминалистическая фотопортретная экспертиза является одним из способов идентификации человека по признакам внешности. В ее основу положены данные теории криминалистической идентификации, судебной медицины, антропологии, анатомии и ряда других наук.

Значение фотопортретной экспертизы для расследования преступлений определяется, прежде всего, в связи с необходимостью установления личности разыскиваемого или задержанного лица.

Впервые в мире фотопортретную экспертизу в 1912 году выполнил наш соотечественник К.Г. Прохоров [4, с. 85].

Проведение экспертизы данного вида представляет собой довольно сложный процесс.

При производстве экспертизы используются множество методов, среди которых выделяются: анализ, сравнение, измерение, графический метод, математический метод.

Многообразие же методов вызывается потребностью в наиболее полном и тщательном исследовании признаков внешности идентифицируемого объекта (лица человека).

Этим обусловливается и целый ряд требований, предъявляемых к фотоснимкам, процессу фотосъемки, процессу идентификации. К фотоснимкам, по которым производится экспертиза, предъявляются жесткие требования, касающиеся качества снимков, условий, при которых они сделаны, положения объекта на снимке, освещения, соблюдения масштабов, соблюдения правил фотографирования объекта и ряда других аспектов. Лишь при условии соблюдения данных требований эксперт может делать вывод о тождественности или нетождественности одного лица другому. Не менее важными являются требования, предъявляемые к надежности происхождения и принадлежности фотоснимков идентифицируемому лицу. Также не стоит забывать, что они должны быть получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Фотосъемка, специально предназначенная для получения полного и точного изображения лица, именуется сигналетической (в переводе с французского - «запечатлевающая приметы»). Задача этого вида съемки – запечатлеть приметы лица, по которым в дальнейшем можно будет идентифицировать данное лицо как искомое.

Вопросы, ставящиеся перед экспертом при проведении им фотопортретной экспертизы, можно сформулировать следующим образом: «одно и то же или разные лица изображены на представленных фотоснимках?», «не принадлежит ли разыскиваему лицу данный череп?» и т.п. Результаты экспертизы во многом будут зависеть от соблюдения предъявляемых требований.

Сама экспертиза сводится к решению экспертом вопроса об идентичности при сравнении:

фотографии трупа и фотографии без вести пропавшего лица;

фотоснимка разыскиваемого лица и фотоснимка подозреваемого лица;

фотоснимков без вести пропавшего лица и скрывающегося подозреваемого или обвиняемого;

фотоснимков, имеющихся в нескольких документах, оформленных на разных лиц, если возникает предположение, что они поддельны и снабжены снимками одного и того же лица;

фотоснимков одного и того же подозреваемого, разыскиваемого или пропавшего без вести лица, если возникает предположение, что на данных снимках изображен один и тот же человек;

прижизненных рентгеновских снимков или фотопортрета пропавшего без вести лица и фотоснимка обнаруженного черепа неизвестного лица;

фотографии без вести пропавшего или разыскиваемого лица и рентгенограммы головы трупа, который невозможно опознать вследствие развития трупных явлений или обезображивания лица.

При идентификации в основном используются только анатомические признаки человека. Как правило - строение головы, лица. Гораздо реже - шеи, плеч, груди и конечностей.

К особым анатомическим признакам внешности относятся различные аномалии, патологические изменения, касающиеся величины, формы, расположения особых примет (таких как: рубцы, шрамы, родимые пятна, бородавки, отсутствие отдельных частей тела и др.), а также особенности расположения антропометрических точек лица и соотношения между ними. В среднем экспертами используется от 12 до 14 антропометрических точек лица в положении фас и профиль (измеряются и сравниваются линейные и угловые величины расстояний между зрачками и уголками глаз, уголками губ, переносицы и др.).

Выбор этих точек для сравнения и идентификации связан с тем, что их расположение друг относительно друга стабильно. В свою очередь, это делает возможным идентификацию личности даже со значительным интервалом во времени (в годы и десятилетия). Все это дает эксперту возможность дать категорическое заключение по предоставленным ему материалам. [1, с. 197] Идентификация проводится путем сравнения портретных фотоснимков, сделанных в одном масштабе (при этом особое внимание уделяется тому, как отображены на них основные признаки внешности).

Эксперт оценивает результаты, полученные в процессе экспертизы, как по конкретным признакам, так и по их совокупности, при этом учитывая изменения, которые могут исказить внешность идентифицируемого лица (как естественные, так и привнесенные).

В заключении эксперт описывает методы, использовавшиеся при проведении экспертизы, технические условия их применения, состояние объектов исследования, дает общую оценку результатов и их обоснование, а также итоговую оценку совпадающих и различающихся признаков сравниваемых объектов, квалифицирует совпадающие признаки по критериям устойчивости и существенности на предмет образованности ими индивидуальной, неповторимой совокупности. К заключению прилагаются соответствующие наглядно-иллюстративные материалы.[3, с. 177] В настоящее время на службу криминалистической экспертизе поставлены достижения в области программирования и компьютерной техники, что существенно облегчает задачу эксперта (например, методика, в соответствии с которой изображение фотоснимка, черепа или рентгеновского снимка быстро совмещается по антропометрическим точкам с другими фотоснимками;

благодаря этим достижениям фотопортретная экспертиза стала одновременно менее сложной в использовании и более надежной).

Представляется весьма перспективным и использование возможностей современной электронной техники для фотопортретной идентификации человека в розыскных целях.

Например, сканер, улавливающий антропометрические точки лица и подключенный базе данных полиции, может идентифицировать в пассажиропотоке транспортного узла или другого многолюдного места тех, кто объявлен в розыск.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Криминалистика / Под ред. Е.П. Ищенко. М.: Юристъ, 2000. 749 с.

2. Криминалистика / Под ред. д.ю.н. проф. В.А. Образцова. М.: Юристъ, 1995. 331 с.

3. Криминалистика / Под ред. Яблокова Н.П. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005. 781 с.

4. К. Прохоров. Сличение фотографических карточек преступников // Журнал Министерства юстиции. 1912. № 9.

5. Хазиева Ш.Н. Средства и методы габитологии, их практическое использование в розыске и установлении преступника. Лекция для слушателей МФЮЗО при Академии МВД СССР. М.:

Академия МВД СССР, 1985. 24 с.

Е.А. Клеева (3 курс, кафедра УПиК), Д.А. Мохоров (к.ю.н., доцент кафедры УПиК) РОЛЬ СПЕЦИАЛИСТА В ПРОЦЕССЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА В настоящее время пристальное внимание юристов привлекает изучение новых институтов уголовного процесса, находящихся на стадии развития. Применение на практике новых правовых норм вызвало споры по этому поводу, а в ряде случаев потребовало и некоторых изменений и дополнений в уголовно-процессуальном законодательстве. Это относится и к институту использования специальных знаний в целях обеспечения полноты и всесторонности предварительного расследования преступлений за счет повышения уровня его научно-технического обеспечения [1]. В связи с этим к участию в уголовном судопроизводстве привлекаются лица, обладающие специальными знаниями, способные оказать техническую, консультативную и иную помощь лицам, ведущим расследование, специалисты и эксперты.

Специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию [2].

Существуют следующие процессуальные формы деятельности специалиста:

1) специалист участвует в производстве следственных и иных процессуальных действий на предварительном или судебном следствии. Одна из главных целей такого участия — оказание следователю или суду научно-технической помощи (содействия) при производстве следственного действия.

Данная помощь может быть выражена в следующем:

- дача советов и консультаций, которые могут касаться тактики проведения следственного действия, его подготовки, планирования, правильной фиксации выявленных обстоятельств в протоколе, применении специальной терминологии и т.п.;

- техническая помощь в подготовке следственного действия (например, реконструкции обстановки происшествия при следственном эксперименте);

- поиск и обнаружение следов, предметов и документов (например, невидимых или слабовидимых следов крови, отпечатков пальцев). При этом могут использоваться различные научно-технические средства (например, миноискатель или трупоискатель);

- фиксация с применением научно-технических средств хода и результатов следственного действия (изготовление слепков и оттисков, фотографирование, аудио- и видеозапись и др.);

- дача показаний следователю, суду по вопросам специальных знаний.

Наиболее часто в качестве специалистов приглашаются криминалисты (по делам об убийствах, кражах и др.), медики (при осмотре трупа), автотехники, взрывники, пожарные и др.;

2) разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Процессуально такие разъяснения должны оформляться в виде заключения специалиста или его показаний, которые являются самостоятельным видом доказательств.

Разъяснения специалиста, данные в какой-то процессуальной форме, необходимо отличать от его неофициальных консультаций, которые не имеют никакого процессуального значения и ни в каком процессуальном оформлении не нуждаются.

Специалист, как правило, имеет необходимое профессиональное образование, а часто — и большой опыт работы в соответствующей области. Он не является ни участником со стороны обвинения, ни участником со стороны защиты, что придает его действиям наибольшую объективность и беспристрастность.

Вместе с тем привлечение специалиста для участия в следственных или судебных действиях не является обязательным. Следователь, сам обладая необходимыми специальными знаниями и умея применить их на практике, может в ряде ситуаций обойтись и без помощи специалиста. Исключения составляют только случаи, когда участие специалиста является обязательным и прямо продиктовано законом. К таким случаям относятся: участие специалиста — судебного медика при наружном осмотре или эксгумации трупа (ч. 1,4 ст. 178 УПК);

участие врача при освидетельствовании лица, сопровождаемом его обнажением (ч. 4 ст. 179 УПК);

участие педагога или психолога в допросе подозреваемого или обвиняемого, не достигшего 16-летнего возраста (ч. 3 ст. 425 УПК);

участие педагога в допросе потерпевшего или свидетеля, не достигшего 14-летнего возраста (ч. 1 ст. 191 УПК) [3].

Таким образом, необходимо отметить, что заключение специалиста является полноправным и полноценным доказательством в уголовном судопроизводстве (наряду с заключением эксперта). В своем заключении специалист может давать уже известным суду обстоятельствам новое освещение, проясняющее их истинное значение, и, кроме того, с помощью специальных познаний и приемов выявлять перед судом обстоятельства, которые без разъяснения специалиста могли бы остаться вне поля зрения суда [4].

Роль специалиста в уголовном процессе неоднократно рассматривалась в научной литературе. В настоящее время, изменения действующего законодательства и требования практики, указывают на необходимость дальнейшего изучения вопросов использования знаний специалиста при расследовании уголовных дел [5], [6].

ЛИТЕРАТУРА:

[1] — Лазарева Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности специалиста в уголовном судопроизводстве//Уголовное право. - 2006. - №3. - 74 с.

[2] — Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: текст с изм. и доп. На 15 июля 2012г.

- М. : Эксмо, 2012.

[3] — Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. П.А. Лупинская. 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Норма, 2009. - 218-219 с.

[4] — Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: учебник / под общ. ред. проф. А.В.

Смирнова. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: КНОРУС, 2008. - 157 с.

[5] — Мохоров Д.А. Судебно–бухгалтерская (экономическая) экспертиза при расследовании уголовных дел о хищениях чужого имущества, совершенных путем присвоения или растраты// Журнал «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2006, № 3.

[6] — Мохоров Д.А. Осмотр документа на компьютерном носителе при расследовании хищений // Проблемы права в современной России: Сборник статей международной межвузовской научно практической конференции. 21-22 апреля 2008 года. СПб: Изд-во Поли-техн. ун-та, 2008.

УДК 343.2/. К.И. Кудряшов (4 курс, каф. УпиК), Н.В. Кочерова, к.ю.н., доцент ПОСЛЕДНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ КОНТРАБАНДЫ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ: ПРИЧИНЫ И ИТОГИ Прежде всего, здесь стоит говорить об изменениях в Главе 25 Уголовного кодекса РФ «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности». Что любопытно, Глава 25 УК РФ расширилась статьей 229.1, ранее являвшейся частью нынче декриминализированной статьи 188 УК (Контрабанда). Общественная опасность контрабанды заключается в том, что это преступление подрывает экономическую безопасность Российской Федерации, ослабляет связь российской экономики с мировым рынком. В свою очередь, контрабанда наркотических средств и психотропных веществ является еще более опасным деянием, так как подрывает не только экономические основы товарообмена, но, что еще более важно, существенно подрывает уровень благосостояния граждан, их здоровье. Безусловно, такое вопиющее противоправное поведение должно иметь самые жесткие санкции, закрепление которых наиболее уместно в Уголовном кодексе.

Актуальность вопроса состоит в том, что Россия стала объектом экспансии международного наркобизнеса, а преступные группы российских наркодельцов вступили в активное взаимодействие с ними[1]. Более половины всех изымаемых наркотических средств имеют зарубежное происхождение, а такие опасные и дорогостоящие, как героин, кокаин, опий и синтетические препараты, быстро заполняющие российский рынок, практически полностью поступают из-за рубежа. Территория Российской Федерации активно используется для транзита наркотических средств в страны Америки и Европы. Интерес международной организованной наркопреступности к России объясняется следующими факторами:

1. Геополитическим положением (Россия находится на стыке Азии и Европы, являясь, тем самым, «перевалочным пунктом» для наркодилеров по всему Евразийскому континенту);

2. Несовершенством российского законодательства;

3. Сложностями в организации и осуществлении погранично-таможенного контроля, возникшими в результате распада СССР, 4. Продолжающимся снижением уровня жизни населения, стимулирующим вовлечение в сферу нелегального оборота наркотиков граждан России и сопредельных государств.

Сегодня таможенные органы все чаще имеют дело не со случайными контрабандистами, а со структурами, действующими в рамках хорошо организованного «теневого» бизнеса.

Статья 74 Конституции гласит: "ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей[2]. Именно для обеспечения безопасности защиты жизни и здоровья людей и произошли последние изменения законодательства.

Число наркоманов в Российской Федерации за последние 10 лет увеличилось в 10 раз, и сегодня они потребляют огромное количество героина – от 75 до 80 тонн в год. Число россиян, ежегодно умирающих от наркотиков (в настоящее время 30-40 000 человек, согласно оценкам правительства), но мы и сами понимаем, насколько занижены такие показатели в официальных источниках. Россияне находятся на втором месте по потреблению героина, и на них приходится 1/5 общемирового объема потребления этого наркотика[3].

В связи с этими публикациями российский законодатель был явно обеспокоен всей сложностью и, на первый взгляд, непоправимостью данной ситуации, что и явилось, на мой взгляд, причиной возникновения данной статьи и нормы в целом. Был предпринят ряд реформ, во главе с введением статьи 229.1 УК. Вновь касаясь утратившей силу статьи УК РФ, стоит заметить, что санкция особо квалифицированного состава была такой уж высокой. Самая жесткая санкция не превышала двенадцати лет лишения свободы в качестве основного наказания и штрафа в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового – в качестве дополнительного наказания[4].

Обновление законодательства привело большему ужесточению санкции за данное преступление, где особо квалифицированный состав может караться одной из высших мер наказания – пожизненным заключением.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.