авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Секция 1 «Теория и история государства и права» Арсентьева А.Г. (Санкт-Петербургский университет МВД России, ...»

-- [ Страница 6 ] --

Однако складывающаяся практика пока что не дает частого повода к применению подобной строгости закона. Обобщением Тульского суда на первый квартал 2012 года установлено: совершение преступлений, предусмотренных ст.229.1 УК РФ осуждено лица мужского пола, Д. в возрасте 58 лет, Р. в возрасте 42 лет, которые не работали, впервые привлекались к уголовной ответственности...

По уголовному делу по обвинению Д., который признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 229.1 УК РФ, ч. 5 ст. 33 ч. 2 ст. 228 УК РФ, назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет 6 месяцев.

По уголовному делу по обвинению Р., признанного виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.33, ч.1 ст.229.1 УК РФ, ч.2 ст.228 УК РФ, ч. ст.33 назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 4 месяца. В соответствии с санкцией статьи по данным уголовным делам к осужденным применено дополнительное наказание в виде штрафа в доход государства, размер которого составлял от 40 000 руб. до 100 000 руб[5]. В данном обобщении мы видим совокупность преступлений, переплетение составов 228 и 229.1 статей Уголовного кодекса РФ, по наличию составов преступлений которых суд вынес, с учетом отсутствия судимостей у виновных, справедливое решение, что говорит не только о том, что суд готов и к применению данной правовой нормы и компетентно ее истолковывает, но и об оправданности ее существования.

Помимо вышесказанного, можно подвести некоторые итоги подобной инициативы законодателя. Контрабанда, на современном этапе развития находится на стыке двух разделов уголовного права. С одной стороны, на протяжении последних пятнадцати лет контрабанда наркотиков относилась к преступлениям в сфере экономической деятельности, законодатель ставил во главу угла экономическую составляющую данного преступления.

Теперь же, исходя из последних нововведений в Уголовный кодекс, можно смело утверждать о первостепенности интересов государства в сфере защиты здоровья и нравственности населения страны, что с точки зрения существования государства, как регулятора взаимоотношений в обществе и гаранта его благополучного развития, кажется наиболее важным.

На данный момент указанный состав преступления оформился в качестве отдельной статьи и был перенесен в новую главу – Преступления против здоровья населения и общественной нравственности. В целом, такое изменение стоит считать целесообразным, статья стала успешным дополнением к разделу, содержащему большое количество составов со схожим предметом преступления. Однако не стоит забывать и экономическую составляющую этого преступления, поскольку ежегодно от незаконного оборота наркотиков страна теряет колоссальные суммы по предотвращению и сокращению оборота наркотиков, всецело оправдывающие возможность нахождения статьи о контрабанде наркотиков в части экономических преступлений и нынешнюю суровость ее санкции.

Однако, если все же затронуть тему контрабанды в целом, ее декриминализация в рамках Уголовного кодекса привела к прекращению ряда уголовных дел, связанных с контрабандой, в которых фигурирует несколько значимых политических фигур и успешных бизнесменов, вопрос о санкции для них на момент написания статьи остается открытым.

Однако уже сейчас из сложившейся практики очевидно, что законодатель адекватно оценивает всю актуальность и опасность данного правонарушения, постоянно дополняя диспозицию и ужесточая санкцию статьи и поставив во главу угла проблему безопасности жизни и здоровья населения страны.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Цопанова И. Г. Возбуждение уголовных дел по контрабанде наркотических средств:

дис. на соискание ученой степени кандидата юридических наук / И. Г. Цопанова – Москва, 1999 г. 206 с.

2. Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ, от декабря 2008 г. № 7-ФКЗ) // Российская газета. № 7. 21 января 2009 г.

3. Наркомания, преступность и мятежники - Транснациональная угроза афганского опия – Резюме UNODC Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности // United Nations Office on Drugs and Crime (UNODC), October 4. Уголовный кодекс Российской Федерации // Федеральный Закон от 13.06.1996 № 63 ФЗ (использован в редакции от 1.03.2012 № 18-ФЗ) – М.: Эксмо, 2012. 210 с. – (Российское законодательство) 5. Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 226.1 и 229.1 УК РФ, рассмотренных в первом квартале 2012 года // Государственная автоматизированная система Российской Федерации «ПРАВОСУДИЕ», пресс-служба Привокзального районного суда г. Тулы, материал от 28.03.2012. Источник:

интернет-портал http://privokzalny.tula.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=3&did=76.

УДК 343. В.А. Кузнецова (4 курс, каф. УПиК), К.В. Привалов, д.ю.н., профессор КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРОСТИТУЦИИ Одним из первых исследователей проституции и ее связи с преступностью был итальянский криминолог Чезаре Ломброзо. Проституция им рассматривалась в качестве одной из форм нравственного помешательства («нравственной идиотии»), которое лежит в основе женской преступности. В работе «Женщина преступница и проститутка» Ч.Ломброзо, помимо традиционной продажи женщинами своего тела на улицах и в публичных домах, выделял: гражданскую проституцию (отсутствие в обществе института брака делает всех жен общими, что имело место у каледонцев, бушменов и некоторых других народов);

гостеприимную проституцию (традиция предлагать гостям детей и жен имела место на Марианских и Филиппинских островах и у некоторых арабских племен);

религиозную проституцию (беспорядочная половая жизнь как элемент религиозного обряда);

проституцию политическую (использование проституток как агентов влияния на политических деятелей);

проституцию эстетическую (содержание любовниц представителями высшего класса).

По данному виду преступления в 2004 году выявлено 276 преступлений, в 2005 году 390 преступлений, в 2006 году 548 преступлений. Количество преступлений указанной категории за два года увеличилось в 2 раза. За совершение данного преступления к уголовной ответственности за три года привлечено 462 лица (2006г. – 262).

В северной столице России с населением 4,5 млн чел. проституцией занимаются 60- тыс. женщин, т.е. 1,4%. Для сравнения, в "мировой столице проституции" Амстердаме с населением в около 800 тыс жителей находится до 6 тыс. проституток, т.е. 0,8%.

В России проституция относится к числу негативных социальных явлений, и изучается, в частности, в криминологии, вызывающих большой общественный интерес. Нынешнее состояние исследования данного феномена позволяет назвать следующие ее виды.

Проституция по субъектам действия выделяется на женскую, мужскую и детскую. По характеру полового поведения можно выделить проституцию без сексуальных извращений и проституцию с сексуальными извращениями. По мотивам занятия существуют проституция за материальное вознаграждение;

проституция по принуждению (в результате шантажа или одной из форм рабства);

проституция как условие получения работы или продвижения по службе («служебная» проституция);

проституция как форма взятки за те или иные услуги («коррупционная» проституция);

проституция в целях фабрикации компрометирующих материалов и шантажа;

проституция в политических целях и в целях разведки.

Причинный комплекс, обусловливающий проституцию как социальное явление, чрезвычайно широк по кругу компонентов и связан со многими негативными явлениями, и в первую очередь с преступностью. В ряду существенных детерминант проституции можно выделить две основные группы факторов: социально - экономические и этические. К социально - экономическим относятся: резко обостряющееся социальное неравенство в стране, расслоение общества на богатых и бедных;

низкий уровень социальной обеспеченности значительной части населения,в том числе молодежи;

ограниченное число социально приемлемых способов обеспечения женщинам желаемого ими высокого уровня жизни и др[1]. В качестве этических факторов можно отметить низкий моральный облик значительной части населения, психологизм «вещизма»;

резкое падение нравов в обществе;

самоотчуждение человека в современных условиях, построенных на товарно - денежных отношениях;

разрушение традиционных национальных представлений о женщине как олицетворении красоты и духовности;

падение престижа материнства;

упущения в общем и половом воспитании молодежи и всего населения. При этом проституция является не только социально обусловленным, но и относительно самостоятельным негативным явлением. И в этом качестве она сама выступает в качестве причины возникновения негативных последствий, которые заключаются в следующем: проституция является одним из этапов нравственной деградации, который нередко завершается преступным поведением (рост проституции влечет рост преступности вообще и женской в особенности);

рост проституции обусловливает рост смертности, заболеваемости (в первую очередь распространение венерических заболеваний и СПИДа) и самоубийств в обществе;

проституция подрывает социальную нравственность, отрицает целомудрие, бескорыстную любовь, способствует деградации национальной культуры;

проституция разрушает институт семьи, отрицательно влияет на формирование подрастающего поколения;

проституция способствует падению престижа образования, труда и трудовых заработков.

Ведущая роль в борьбе с негативными последствиями проституции принадлежит ее профилактике. При этом следует использовать опыт борьбы с проституцией в нашей стране в советское время. Созданная еще в 1919 г. Комиссия по борьбе с проституцией при Наркомздраве позволила скорректировать государственную политику таким образом, что к тридцатым годам прошлого века проституция как массовое явление в стране фактически перестала существовать. Мощный импульс возрождению проституции дал всеобъемлющий кризис, в который оказалась ввергнута наша страна после распада СССР[2].

Первым направлением воздействия на проституцию и преступность должно стать искоренение детской проституции и сексуального рабства. Наряду с совершенствованием социальной политики государства, заботой о семье главным направлением решения этой проблемы является совершенствование деятельности правоохранительных органов и прежде всего подразделений, занимающихся борьбой с организованной преступностью и предупреждением преступлений несовершеннолетних. Виктимологическая профилактика, разъяснение опасностей, которые подстерегают несовершеннолетнего и взрослую женщину в современном мире, позволят спасти от растления и гибели многих людей.

Вторым направлением, который успешно реализуется во многих развитых зарубежных странах, является установление медицинского, полицейского, финансового и социального контроля над проституцией. Это создаст предпосылки для постепенного вытеснения данного явления из нашей жизни. Вывод России из кризиса, забота государства духовнонравственной сфере жизни, рост благосостояния будут уменьшать социальную базу проституции. Большое место в ее профилактике занимает религия, немаловажна в нравственном возрождении падших женщин роль священников разных конфессий. Одновременно жесткая запретительная политика в отношении пропаганды сексуальной распущенности, сексуальных извращений, порнографии, жесткие карательные меры в отношении лиц, втягивающих детей и девушек в занятие проституцией, — необходимое условие защиты нравственной и духовной безопасности российского общества.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Ищенко Е.П., Топорков А.А.: Криминалистика: учебник для студентов высших учебных заведений;

М., 2006. - 746 с.

2. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С.: Криминалистика. М.: НОРМА - ИНФРА-М, 2000. - 990с.

УДК 343.2/. В.А.Кузнецова (4 курс, каф. УПиК), Ф.М. Городинец, д.ю.н., профессор ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ВИДОВ СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ Впервые в нашей стране осужденные к лишению свободы согласно ч.7 ст.12 УИК РФ имеют право на социальное обеспечение, которое представляет собой комплекс социально экономических мер, проводимых государством, по предоставлению им различных выплат и услуг в случаях, если они окажутся лишенными всех или части своих доходов от труда, на все время или на какой-то период, в связи с нетрудоспособностью, старостью и в других случаях, предусмотренных российским законодательством.[1] На осужденных к лишению свободы распространяется государственное социальное страхование, так как оно является одной из основных организационно-правовых форм осуществления социального обеспечения. За рубежом принцип страхования используется уже давно, теперь он реально закреплен и в российском законодательстве.

До недавнего времени в соответствии с ч.1 ст.98 УИК РФ осужденные к лишению свободы, привлеченные к труду, подлежали обязательному государственному социальному страхованию на общих основаниях. Таким образом, осужденные, работающие в исправительных учреждениях, уравнивались в праве на социальное страхование со всеми иными категориями граждан Российской Федерации, участвующими в труде и подлежащими этому виду страхования. Федеральный закон от 9 марта 2001 года внес некоторые изменения в эту норму, заменив слова "на общих основаниях" словами "в порядке, установленном Правительством Российской Федерации". Здесь просматривается изменение подхода законодателя к данной проблеме, в частности выделение осужденных к лишению свободы, привлеченных к труду, в отдельную категорию лиц, нуждающихся в социальном страховании.

Состояние действующей системы пенсионного обеспечения в Российской Федерации представляет собой одну из острейших социально-экономических проблем. Социальная значимость пенсионного обеспечения определяется тем, что оно затрагивает жизненно важные интересы почти 37 млн. престарелых, инвалидов и членов семей, потерявших кормильцев, определенную часть из которых составляют лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы.

Основанием для социального страхования осужденных к лишению свободы был и остается факт их привлечения к труду. В статье 1 названного закона указано, что организации, в которых лица, осужденные к лишению свободы, привлекаются к труду, приравнены к понятию "работодатель". Они собирают и представляют сведения о периодах привлечения к труду лиц, осужденных к лишению свободы, в сроки, установленные законодательством Российской Федерации. Необходимо отметить, что право на обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации реализуется только в случае уплаты страховых взносов. Установление и выплата обязательного страхового обеспечения по обязательному пенсионному страхованию осуществляются в порядке и на условиях, которые закреплены Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и Федеральным законом "О погребении и похоронном деле".

Таким образом, согласно действующему законодательству в этой области обязательным страховым обеспечением граждан в Российской Федерации по обязательному пенсионному страхованию являются:

страховая и накопительная части трудовой пенсии по старости;

страховая и накопительная части трудовой пенсии по инвалидности;

страховая часть трудовой пенсии по случаю потери кормильца;

социальное пособие на погребение умерших пенсионеров, не работавших на день смерти.[2] Вопрос о назначении и выплате социальных пенсий осужденным к лишению свободы был частично решен Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от октября 1995 года, где было указано о целесообразности приостановления выплаты социальных пенсий во время лишения пенсионера свободы по приговору суда с учетом целевого назначения и сущности этого вида пенсий.[3] В соответствии с ч.2 ст.98 УИК РФ осужденные к лишению свободы имеют право на государственное пенсионное обеспечение в старости (мужчины по достижении 60 лет, женщины - 55 лет), при инвалидности, потере кормильца и в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, которое реализовывается в форме выплат соответствующих пенсий и пособий. В этой связи согласно ст.107 УИК РФ из заработной платы работающих осужденных производятся обязательные отчисления в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иные обязательные отчисления, предусмотренные законодательством. Из пенсий, получаемых осужденными, производятся удержания для возмещения стоимости питания, одежды и коммунально-бытовых услуг, предоставляемых осужденным, содержащимся в исправительном учреждении, кроме стоимости спецодежды, в порядке, предусмотренном ст.99 и 107 УИК РФ.

Кроме трудовых и социальных пенсий социальное обеспечение предполагает такой массовый вид обеспечения, как социальные пособия. Путем предоставления пособий государство имеет возможность оказывать социальную поддержку наиболее нуждающимся гражданам. Ранее существовавшая система государственных пособий претерпела существенные изменения, обусловленные как трансформацией социально-экономических основ общества, изменением пенсионного законодательства, так и несовершенством ранее действовавшей системы государственных пособий.

Так, в настоящее время осужденные к лишению свободы, привлеченные к труду, имеют право на выплату следующих пособий:

по временной нетрудоспособности (кроме несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний);

по беременности и родам;

единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в медицинские учреждения в ранние сроки беременности (до 12 недель);

единовременное пособие при рождении ребенка (кроме случаев, когда дети осужденных находятся на полном государственном обеспечении).[4] Основное внимание законодателя при этом акцентировано на том обстоятельстве, что осужденные к лишению свободы имеют право на получение пособий (кроме единовременного пособия при рождении ребенка), если до освобождения от работы в связи с нетрудоспособностью или беременностью трудовые обязанности исполнялись ими в соответствии с установленным графиком работы.

Не очень убедительными представляются обстоятельства, при которых осужденным к лишению свободы устанавливается размер пособия по временной нетрудоспособности. Так, при установлении размера пособия по временной нетрудоспособности учитывается непрерывный трудовой стаж, исчисляемый со дня начала работы осужденного до дня наступления временной нетрудоспособности. При этом периоды привлечения осужденного к оплачиваемому труду включаются в непрерывный трудовой стаж при условии выполнения им установленного графика работы.

Принятие последующих нормативных правовых актов, регламентирующих данную область правоотношений, было, с одной стороны, необходимым, так как любые пробелы в законодательстве ведут к последующим неточностям и ошибкам в процессе применения нововведений. С другой же стороны, выделение осужденных к лишению свободы, привлеченных к труду, в отдельную категорию лиц, нуждающихся в социальном страховании, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и введение существенных ограничений в обеспечении пособиями осужденных к лишению свободы значительно сужает их права на социальное обеспечение.

Острота данной проблемы обусловлена большой значимостью института социального обеспечения при решении воспитательных задач в местах отбывания лишения свободы и вопросов адаптации освобожденных к жизни на свободе.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Уголовно- исполнительный кодекс Российской Федерации :[Федеральный закон от 08 января 1997 № : по состоянию на 25 февраля 2012 г.]. – Москва : Эксмо, 2012.

2. См.: Андреев В. С. Конституционные основы советского права социального обеспечения // Вопросы теории и практики социального обеспечения. М., 1978. С. 4.

3. См.: Российская газета. 1995. 21 окт.

4. См.: Буянова М. О., Кондратьева З. А., Кобзева С. И. Право социального обеспечения:

Учебное пособие. М., 1997. С. 38.

УДК 343. В.А. Кузнецова (4 курс, каф. УПиК), С.Ю. Косарев, д.ю.н., профессор ПОНЯТИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ФОНОСКОПИИ Криминалистическая фоноскопия представляет собой систему научных положений и основанных на них выводах и рекомендациях, посвященных одному из новых видов специальных криминалистических исследований, а именно исследованию звуковых следов.

Такие исследования основываются на физиологических особенностях органов речевого аппарата, которые зависят от пола, возраста, профессии и ряда других характеристик человека. На индивидуальность голоса человека большое влияние оказывают пути формирования навыков устной речи, которые складываются как из внутренних биологических факторов, заложенных в человеке с момента его рождения, так и из внешних[1]. Овладевая речью, человек учится управлять своим речевым аппаратом под воздействием отмеченных факторов по законам и правилам той языковой среды, в которой он живет. По мере формирования механизма устной речи человек для изложения своих мыслей пользуется той или иной системой речевых правил все более автоматически.

Постепенно у него вырабатывается определенный динамический стереотип, слагающийся из множества повторений одних и тех же слов, словосочетаний, интонаций, фраз определенной конструкции в однотипных ситуациях. Информацию о свойствах говорящего, заложенных в признаках его устной речи, условно делят на смысловую и личностную. Личностная информация более ценная. Она представляет собой языковое выражение содержания и структуры устного высказывания в стиле, лексике, грамматическом строе, в степени владения логикой высказывания. Эти признаки позволяют сделать выводы о физическом, психологическом и социальном облике личности. Суждение о половой принадлежности можно сделать на основании анализа диапазона голоса по высоте основного тона и по тембру. Возрастные особенности человека связаны не только с высотой и интенсивностью голоса, но и его объемом и тембром. Для определения возраста немаловажное значение может иметь анализ пауз в речи. О молодом возрасте человека может свидетельствовать излишняя категоричность суждений и выводов по самым разнообразным вопросам. Пожилые же люди чаще проявляют осторожность в суждениях и имеют склонность давать советы или поучать других. Суждения об образовании и степени культуры человека делаются на основе существующих вариантов произношения, использования определенного словарного запаса, полноты и детализации выражений мысли, речевых приемов, наличия в устной речи характерных лексических признаков. Как правило, лица, владеющие богатым словарным запасом, выражают свои мысли убедительными и наиболее точными применительно к конкретной ситуации словами, а лица, лексика которых бедна, используют ограниченный набор и частое повторение одних и тех же слов, к тому же их мысли недостаточно последовательны и примитивны, а речь не выразительна. Важно и то, что человек в своей речи проявляет особенности того диалекта, который характерен для местности, где он родился или долгое время проживал. Диалекты тем резче отличаются друг от друга, чем дальше территориально друг от друга находятся их носители. Особенности региональных диалектов проявляются в лексике и фразеологии, в грамматической форме, в других признаках речи[2]. При анализе произносительных особенностей территориального диалекта необходимо пользоваться специальной литературой (диалектологическими атласами русского языка). При определении социальной принадлежности (профессии и т.д.) основное значение приобретают лексические признаки, фразеологические особенности и содержание устной речи, которые характеризуют ту или иную социальную группу людей. Словарный запас человека, какой бы областью деятельности он не занимался, постоянно увеличивается, видоизменяется. Однако в течение довольно длительного времени он использует характерные слова и выражения, своеобразную терминологию, которые обусловливают лексический состав, фразеологические особенности речи людей одной профессии или одного рода занятий. К разновидностям социального диалекта относятся профессионализмы и жаргон или арготизмы. Профессионализмы - это слова или обороты речи, свойственные лицам, объединенным по роду своей деятельности, профессии. Жаргон в прямом смысле этого слова представляет собой условный язык воров, бомжей, проституток, рэкетиров, торговцев и других групп людей, объединенными общими интересами, содержащий много отличных от общего языка, в том числе искусственных, слов и выражений. Арготизмы слова или выражения, заимствованные из речи каких-либо социально замкнутых групп.

Родной язык или группы родственных языков может устанавливаться по акценту. Язык любой национальности и каждый ее диалект имеет свои интонационные особенности.

Данные, полученные при изучении фонограмм тех или иных исполнителей устной речи (дикторов), применяются для проверки версий, оценки выбранной тактики раскрытия и предотвращения преступлений, для идентификации дикторов по голосу и решения других задач[3].

Опыт решения практических задач групповой идентификации лиц по устной речи показывает, что среди группы выделяемых признаков имеются такие, которые однозначно связаны с внешними (обликовыми) характеристиками диктора. Они достаточно рельефно проявляются в его устной речи. Криминалистические исследования фонограмм голоса человека дают возможность получать объективную установочную информацию при анализе устной речи диктора, связанную с его социальными характеристиками (образование, профессия, уровень культуры);

эмоциональным состоянием (спокоен, возбужден, подавлен);

регионом формирования устной речи (диалект, акцент);

физическими (биологическими) характеристиками (пол, возраст, рост);

психофизиологическими особенностями (различные отклонения от нормы при определенных заболеваниях) и способами произнесения речи (чтение, декламация, спокойная речь).

Следовательно, отмеченные свойства устной речи могут использоваться для решения самых различных криминалистических диагностических задач.

Таким образом, устная речь человека характеризуется акустическими и лингвистическими признаками, которые, будучи индивидуальными и относительно неизменяемыми, позволяют не только воссоздать примерный облик лица, которому речь принадлежит, но даже идентифицировать его.

Для установления же неизвестных лиц, подозреваемых в совершении преступлений, и фактов совершения нескольких преступлений одним лицом по особенностям русской речи в органах внутренних дел ведутся фонотеки, содержащие фонограммы речи неизвестных лиц либо анонимные сообщения. Эти учеты ведутся на региональном уровне по ст. 207 УК РФ (угроза совершения акта терроризма), а также по тяжким и особо тяжким преступлениям. На проверку представляются оригиналы фонограмм устной речи на носителях звуковой информации с текстами содержания разговоров с указанием фраз, произнесенных данным объектом, и перечисленными сведениями об условиях звукозаписи. Пригодность фонограмм к обработке в поисковой системе определяется специалистом. При обработке фонограмм речи в системе фоноучета для каждого объекта заполняется электронная учетная карта произвольной формы, в которую заносятся регистрационные данные, иная информация и сведения, по которым может быть осуществлен учет и поиск объектов. К таким данным следует относить: регистрационные сведения (тип задания, инициатор задания, входящие и исходящие номера задания);

регистрационные данные объекта (если имеются);

характеристика фонограмм, полученная в результате предварительного прослушивания (наименование исходной фонограммы, характеристика ситуации общения, текстовая информация: начальные и конечные слова разговора, имя исходного файла речи, начальные и конечные слова речи объекта, «ключевые» слова);

характеристика фонограмм, полученная в результате предварительного исследования (тип звуконосителя, скорость движения звуконосителя;

тракт звукозаписи;

количество представленных на исследование разговоров данного объекта, их длительность, частотный диапазон, отношение сигнал/шум);

сведения о проведенных исследованиях, их краткие результаты.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Савельева М.В., Смушкин А.Б. Криминалистика: учебник. М.: Издательский дом «Дашков и К°»", 2009. 608 с.

2. Криминалистика : учеб. для вузов / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р.

Россинская;

под ред. Р.С. Белкина. М.: Инфра-М, 2001. 971 с.

3. Криминалистика: учебник для вузов / Т.В. Аверьянова [и др.] ;

под ред. Р. С. Белкина. М.:

НОРМА, 2001. 968 с.

УДК 343. М.П. Куницкий (5 курс, каф. УПиК), К.В. Привалов, д.ю.н., д.э.н., профессор НЕЛЕГАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ КАК СОВРЕМЕННАЯ КРИМИНОГЕННАЯ ДЕТЕРМИНАНТА ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ Согласно статистическим данным уровень преступности среди мигрантов в Российской Федерации имеет тенденцию к ежегодному росту. Данная негативная тенденция подтверждается информацией, предоставляемой правоохранительными органами России. В частности, по данным МВД России иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации в начале 2012 года совершено 8 тыс. преступлений, что на 4,7% больше, чем за январь - февраль 2011 года, в том числе гражданами государств участников СНГ – 6,6 тыс. преступлений (6,4%), их удельный вес составил 82,4%. [1]. По данным прокуратуры Российской Федерации, только на территории Московской области в прошлом году каждое 10 преступление совершалось иностранными гражданами, в Москве каждое 20, при этом отмечается рост тяжких и особо тяжких преступлений совершенных иностранцами, таких, как причинение тяжкого вреда здоровью, кражи, мошенничество, вымогательство, грабежи, убийства. [2]. В связи с этим стоит задуматься о факторах, способствующих столь значительному негативному для общества росту криминала в рядах мигрантов. Столь важному вопросу в свою очередь будет посвящена данная статья.

Используя общепризнанную криминологическую терминологию, определим причины, условия и факторы, способствующие появлению и развитию преступности как элементы понятия «криминогенная детерминация».

В криминологии принято разделять такие детерминанты преступности, как ее причины и условия, способствующие совершению преступлений. Под причинами преступности, как правило, понимаются такие явления общественной жизни, которые порождают преступность, поддерживают ее существование, вызывают ее рост или снижение.

А в качестве условий, способствующих совершению преступлений, рассматривают природные, технические и социальные факторы, которые непосредственно не порождают преступления, но способствуют их совершению. [3]. Наиболее часто в литературе прослеживается тенденция к подразделению условий преступности на объективные, т.е. не зависящие от воли субъекта преступления факторы, а также субъективные факторы, непосредственно связанные с личностью преступника. Также в теории криминологии существует множество подходов к вопросу детерминации преступности. Стоит отметить, что большинство таких теорий представляет собой довольно справедливую оценку факторов, обуславливающих преступность. Тем не менее, в данной статье уделим особое внимание не рассмотрению данных позиций, а попытке определения тех условий и причин преступности, которые наиболее характерны для современного общества.

Как уже было сказано ранее, в последние годы все чаще в средствах массовой информации наблюдается значительный объем статистических данных, указывающих на стремительный рост преступности среди трудовых мигрантов на территории Российской Федерации. Информация подобного рода носит довольно спорный характер, ведь статистика, как известно, не дает полной и объективной оценки существующей действительности.

Большое внимание обращает на себя озабоченность населения страны данной проблемой. В дополнение ко всему, исходя из предоставляемой МВД России периодической информацией, можно наблюдать своеобразную динамику миграционной преступности, которая то стремительно возрастает, то постепенно, медленно сокращается, проявляя свою нестабильность. Возможно, тут приходится иметь дело с объективной латентной преступностью мигрантов, которая фактически растет, но остается скрытой в целях сдерживания волнений в массах коренного населения страны.

Рассмотрим явление нелегальной миграции с точки зрения криминогенной детерминации. В качестве объективных условий роста данного рода преступности можно отметить культурные, духовные, национальные особенности преступников. Зачастую преступления мигрантами совершаются по мотивам религиозной, национальной ненависти, нетерпимости к тем или иным культурным особенностям страны пребывания и непосредственно ее гражданам. В данном случае объективные факторы в свою очередь влияют и на личность преступника, формируя факторы субъективные. Ведь характер преступника, религиозные предпочтения, культура личности напрямую зависят от того, в какой местности он воспитывался, в каком обществе проходил социализацию, какие качества ему прививались с детства.

Немаловажным фактором, влияющим на преступность среди трудовых нелегальных мигрантов, стоит признать сложные условия существования их на территории чужого государства. Незаконно пересекая границу, потенциальный преступник уже нарушает миграционное законодательство, настраивается на негативное к нему отношение, пытается скрыться от правоохранительных органов. Нелегалы работают за низкую заработную плату, не могут позволить себе нормальное жилье, питание. Все эти факторы влияют на психологию человека негативно, формируя в нем агрессию, склонность к девиантному поведению.

Зачастую немаловажную роль играет виктимное поведение жертв преступников мигрантов, которые своим негативным отношением к ним стимулируют возникновение преступного умысла.

Так или иначе, в качестве условий, способствующих преступности можно обозначить недостаточно эффективную систему правоприменения в области миграции. В случае решения проблемы с неконтролируемым потоком нелегальных мигрантов в Россию, все остальные факторы, способствующие росту миграционной преступности, отпадут сами собой.

Подводя итог, отметим, что нелегальная миграция в Российской Федерации, являясь и так довольно значимой проблемой, в свою очередь может быть отнесена к одному из факторов современного роста преступности в целом, а явления, ее сопровождающие – к факторам, стимулирующим рост преступлений, совершаемых мигрантами.

ЛИТЕРАТУРА:

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации: http://www.mvd.ru.

1.

Российская газета. Федеральный выпуск № 5838 от 20 июля 2012 года: http://www.rg.ru 2.

Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Криминология / В. Н. Кудрявцев, В. Е. Эминов. – М.: Норма, 3.

2009. – 800с.

УДК М.П. Куницкий (5 курс, каф. УПиК), Н.В. Кочерова, к.ю.н., доцент АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ НА ПРАКТИКЕ НОРМ УГОЛОВНО ПРАВОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НАРУШЕНИИ ИЗОБРЕТАТЕЛЬСКИХ И ПАТЕНТНЫХ ПРАВ В РОССИИ Представляется, что в настоящее время является актуальным вопрос применения на практике норм Уголовного кодекса (далее - УК) Российской Федерации, предусматривающих наказание за нарушение изобретательских и патентных прав. Особое внимание в данном вопросе стоит уделить квалификации деяния и отграничения преступного посягательства на изобретательские и патентные права от административного правонарушения.

Для справки отметим, что на практике существует довольно обширный спектр способов и форм защиты патентных прав, в числе которых можно выделить регламентацию патентной охраны изобретений и полезных моделей международными договорами, патентную охрану изобретений и полезных моделей согласно законодательству Российской Федерации, защиту прав патентообладателей в судебном и административном порядке.

Перечисленные формы и способы, несомненно, доказывают тот факт, что в Российской Федерации вопросам охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности уделяется значительное внимание со стороны государства. Стремительно увеличивается масса судебных разбирательств в области патентного права, что подтверждается судебной практикой за последние годы. Федеральным законодательством Российской Федерации предусмотрено, но пока не воплощено в жизнь создание специализированных судов по интеллектуальной собственности [1].

Тем не менее, не стоит забывать и о возможности уголовно-правовой защиты изобретательских и патентных прав. Ведь зачастую действия, направленные на нарушение вышеуказанных прав, носят общественно опасный характер и наносят крупный ущерб изобретателям и патентообладателям. Так УК Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность за незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния причинили крупный ущерб [2]. В качестве квалифицирующих признаков преступления выделяется совершение его группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Общественная опасность преступления неоспорима и выражена в посягательстве на гарантированную Конституцией (ч. 1 ст. 44) свободу творчества граждан.

В качестве наказания за подобного рода преступления уголовным законодательством, в частности ст. 147 УК Российской Федерации предусмотрен штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо лишение свободы на тот же срок, а с учетом квалифицирующих признаков штраф в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до пяти лет.

Как уже упоминалось ранее, довольно остро стоит вопрос применения на практике норм УК Российской Федерации, предусматривающих наказание за нарушение изобретательских и патентных прав. Особое внимание при рассмотрении вопроса о привлечении к уголовной ответственности за нарушение изобретательских и патентных прав стоит обратить на обязательное наличие крупного ущерба, причиненного данным преступлением. В отсутствие такого ущерба подобное правонарушение можно отнести к административным и квалифицировать его по ч. 2 статьи 7.12 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации. [3].

Существенным упущением законодателя можно считать тот факт, что вопрос об определении размера крупного ущерба никак не регламентирован статьей 147 УК Российской Федерации. Таким образом, не очевидно, как найти ту самую границу между преступлением и правонарушением в сфере посягательств на изобретательские и патентные права. Здесь обнаруживается некоторый пробел в уголовном законодательстве. На практике этот пробел, вероятно, обходят путем применения аналогии закона, т.к. размер крупного ущерба определен в других статьях УК. Например, в ст. 158 УК Российской Федерации крупный размер определяется стоимостью, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей, в ст. 169 УК Российской Федерации крупным размером признается стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей. Крупный размер также усматривается в ст. 146 УК Российской Федерации в случаях, когда стоимость экземпляров, произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей, а стоимость в двести пятьдесят тысяч рублей данной статьей рассматривается уже как особо крупный размер.

Однако, учитывая уголовно-правовой аспект принципа законности, принимая во внимание тот факт, что в уголовном праве аналогия закона не допускается, что закреплено в ч. 2 ст. УК Российской Федерации, нам представляется нецелесообразным допущение подобных нарушений на практике. Следовательно, остается единственный способ решения описанной проблемы – устранение существующего пробела в уголовном законодательстве.

Хочется выразить надежду, что данный спорный вопрос в ближайшем будущем будет решен законодателем путем внесения изменений в УК Российской Федерации, которые либо установят общий порядок определения крупного ущерба для всех преступлений в сфере интеллектуальной собственности, как это предусмотрено 21-й главой УК, либо конкретизируют этот порядок применительно одной ст. 147 УК Российской Федерации.

ЛИТЕРАТУРА:

Российская Федерация. Законы. «О судебной системе Российской Федерации» [Текст]:

1.

Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ: принят Государственной думой 23 октября года;

одобрен Советом Федерации 26 декабря 1996 года;

с изменениями от 6 декабря 2011 года // Собрание законодательства Российской Федерации. – 06.01.1997. – № 1. – Ст. 1.

Российская Федерация. Законы. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 2.

года № 63-ФЗ: принят Государственной Думой 24 мая 1996 года;

с изменениями от 1 марта 2012 года // Собрание законодательства Российской Федерации. – 17.06.1996. – № 25. – Ст. 2954.

Российская Федерация. Законы. Кодекс об административных правонарушениях Российской 3.

Федерации от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ: принят Государственной Думой 20 декабря 2001 года;

с изменениями от 1 сентября 2012 года // Собрание законодательства Российской Федерации. – 07.01.2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 1.

УДК 343. А.С. Лахно (5 курс, каф. УПиК), К.В. Привалов (профессор, д.ю.н.) О ЗАДАЧАХ КРИМИНОЛОГИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ Задачи каждой науки определяются, во-первых, собственной логикой ее развития, это значит, что каждый предыдущий этап состояния науки создает базу для последующего этапа, накопленные знания ведут к новым открытиям. Во-вторых, задачи науки в значительной мере зависят от актуальных потребностей общества, которому эта наука служит.

Преступность относится к числу глобальных проблем человечества, затрагивает практически все сферы жизни, представляя опасность для личности и общества.

Исключительно многообразные проявления преступности оказывают существенное, подчас определяющее влияние на нравственную и правовую атмосферу в обществе, духовную жизнь людей, их каждодневное общение, на их ценностные ориентации и мировосприятие, внешнюю и внутреннюю политику, экономическую, производственную и финансовую деятельность [1].

Предмет "криминология" преподается во всех государственных и многих частных юридических высших учебных заведениях;

регулярно издается большое количество литературы;

созданы две ассоциации криминологов России;

поддерживаются регулярные связи с коллегами в ближнем и дальнем зарубежье. И вместе с тем надо признать, что перед криминологами-учеными и практиками стоят ответственные задачи, которые пока не могут считаться решенными. Укажем на четыре группы этих задач [2].

Первая группа – познавательные задачи. Криминология в процессе изучения преступности и преступника далеко не исчерпала свой предмет. По крайней мере три аспекта этого предмета требуют дальнейшего углубленного анализа.

Во-первых, это закономерности существования и движения преступности. Почему растут тяжкие и опасные преступления? Где пределы этого роста, если они вообще имеются? В чем состоят мировые тенденции движения преступности? На все эти вопросы наука обязана дать обоснованные ответы.

Во-вторых, это особенности личности преступника. Здесь для криминологов остается вечный вопрос о соотношении личности и среды, биологического и социального, индивидуального и общественного. Это вопрос о причинах конкретного преступления и о том, как и почему нормальный человек становится преступником.

В-третьих, вопрос о том, как должна меняться стратегия борьбы с преступностью с учетом тех социальных изменений, которые происходят в мире. Наша страна, да и окружающие страны сегодня уже не те, что были вчера. Во всем мире происходят противоречивые процессы. С одной стороны, страны и народы постепенно овладевают демократическими способами и методами общественного общежития. С другой стороны, не прекращаются войны, растут акты насилия, вандализма, террора. Как в этих условиях эффективно организовать борьбу с преступностью и ее предупреждение, защитить интересы гражданина и общества? И на эти вопросы тоже должны быть даны убедительные ответы.

Также к этой группе задач относится изучение и использование международного опыта борьбы с преступностью. Требуется реализация приоритетности общечеловеческих ценностей, в том числе при охране прав человека от преступлений, от беззакония.

Международные пакты и договоры, рекомендации ООН приобретают ныне статус закона, обязательного для исполнения всем и каждым. Сравнительно-криминалистическое направление в науке, законодательстве и правоприменительной практике также анализируется[4].

Вторая группа задач - прогностические. Криминология по закономерностям и тенденциям изменений преступлений, их субъектов, обострению противоречий, измерению результативности борьбы с преступностью высказывает обоснованные предположения о возможном развитии криминологических явлений. Разумеется, речь идет лишь о вероятностном прогнозе, при котором намечаются основные тенденции того или иного явления (например, рост или стабилизация преступности), но нет никакой абсолютной точности за возможные в будущем цифры. И все же без такого прогноза практика борьбы с преступностью становится безоружной, а то и дезориентированной. А для надежного прогнозирования в сфере криминологии надо овладеть всеми теми знаниями, которыми уже сегодня располагает эта наука.

Из первых двух групп задач вытекает и третья группа: рекомендации криминологов в адрес государственных и общественных организаций. Постоянная задача криминологии совершенствование этих мер с учетом меняющихся общественных и технических условий жизни, внедрение результатов разработок ученых в повседневную практику работы органов МВД, ФСБ, прокуратуры, юстиции, суда, таможенной службы, налоговой службы, налоговой полиции и других учреждений. Главной в деятельности органов государственной исполнительной власти, органов местного самоуправления и всех иных служб должна стать организация предупреждения преступности и искоренения причин, ее порождающих, а меры предупреждения преступности должны разрабатываться с учетом исторических, социально экономических и культурных особенностей жизни.

[3].

Четвертая задача - просвещение населения. Многолетний опыт борьбы с преступностью учит тому, что одни лишь правоохранительные органы без поддержки народа преодолеть преступность не в состоянии. Необходимо дать людям основные криминологические сведения, научить смелее и активнее бороться с преступными акциями и избегать того, чтобы оказаться жертвой преступника - потерпевшим.

Таким образом, задачи, стоящие перед российской криминологией, требуют интеллектуальных, организационных и материально-технических усилий и преодоления ряда трудностей. Пожалуй, основная из них состоит в том, что все еще ощущается невостребованность криминологических знаний со стороны руководящих государственных органов. Зачастую принимаются решения, возможно, и оправданные недалеким экономическим расчетом, но опасные в криминологическом отношении, ведущие к обогащению теневых дельцов, к росту преступности.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Бурлаков В.Н., Волженкин Б.В. Современные проблемы и стратегия борьбы с преступностью. СПб.: Изд-во Юридического факультета СПбГУ, 2008. С. 47.

2. Кудрявцева В.Н., Эминова В.Э. Криминология. М.: Норма, 2009. С. 31.

3. Долгова А.И. Общая характеристика борьбы с преступностью // Криминология:

учебник для вузов. М.: Норма, 2008. С. 128.

4. Кузнецова Н.Ф. Криминология. М.: ТК Велби, Проспект, 2009. С. УДК 343. Д.Л. Лисицинский (4 курс, каф. УПиК), С.Ю. Косарев, д.ю.н., профессор ПРИРОДА КРИМИНАЛИСТИКИ И ЕЕ МЕСТО В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК В настоящее время в отечественной общеправовой и криминалистической литературе главенствует позиция, согласно которой криминалистика представляет собой самостоятельную юридическую науку с ярко выраженным прикладным характером. Эту разделяемую нами точку зрения наряду с некоторыми другими следует рассмотреть, чтобы получить сколько-нибудь полное представление о природе криминалистического учения и, соответственно, его месте в системе юридических наук. Но прежде необходимо условиться о терминах.

В самом общем виде криминалистика – это наука о расследовании преступлений.

Именно так был определен ее предмет в первом коллективном советском учебнике по криминалистике для юридических вузов, вышедшем в 1935 году [4, с. 6].

В настоящее время термин «криминалистика» определяется учеными по-разному, однако большинство авторов сходятся в определении предмета криминалистики.

Предмет криминалистики образуют четыре группы закономерностей, касающиеся механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств, а также специальных средств, методов судебного исследования полученной информации и предотвращения преступлений.

Юриспруденция (juris prudentia) – обширная область научного знания, «комплексная наука» о праве.

Юридические науки обычно делят на общеправовые (изучающие сущностные свойства права, общие и частные закономерности возникновения и развития права, его понятийный аппарат и т.п.), отраслевые (изучающие отдельные отрасли права: уголовное право, административное право и т.д.) и прикладные (тесно связанные целями иногда с общеправовыми, чаще с отраслевыми юридическими науками, а еще чаще – с практической деятельностью, основанные на достижениях общеправовых и отраслевых юридических наук, но изучающие не право). Согласно данной классификации криминалистика относится к третьей группе, т.е. является прикладной юридической наукой наряду, например, с криминологией.


При этом не так давно отечественная научная мысль ушла от утверждения иного плана:

«Криминалистика как учебная дисциплина – специальный курс уголовного процесса».

Получается, что наука криминалистики вообще не признавалась некоторыми учеными юристами как таковая, считаясь лишь совокупностью разрозненных данных различных наук (естественных, математических, технических и др.), объединенных лишь целью – содействием расследованию преступлений и иных правонарушений. До сих пор некоторые ученые рассматривают Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации как источник криминалистического знания, с чем в контексте сравнения предметов данных наук не представляется возможным согласиться. Взаимосвязь криминалистики и науки уголовного процесса, как видится, нерушима, в первую очередь, в связи с тем, что практика уголовного процесса, осуществляемая на основании вырабатываемых его наукой положений, может быть в большой степени оптимизирована лишь с учетом достижений криминалистики.

Некоторые авторы усматривают связь науки уголовного процесса и криминалистики в том, что в результате криминалистических исследований вырабатываются конкретные рекомендации, позволяющие должностным лицам наиболее полно и с наименьшими процессуальными затратами осуществлять досудебное производство по уголовным делам [1, с. 1].

Однако, как видится, в данном случае следует различать связь криминалистики с наукой уголовного процесса и применение достижений криминалистики в практике уголовного процесса, как раз и осуществляемой должностными лицами. Многие рекомендации из различных областей знания могут оптимизировать работу должностных лиц в области уголовного процесса так же, как это делает криминалистика, но это не делает более тесной их связь с наукой уголовного процесса. Действия должностного лица, не продиктованные так или иначе уголовно-правовым законом, не являются и предметом изучения науки уголовного процесса.

В контексте поиска места криминалистики в системе юридических наук необходимо поставить вопрос о том, какой критерий в первую очередь ложится в основу той или иной классификации наук.

Процесс познания, рассматриваемый на протяженном временном отрезке, сопровождается диалектическим противоборством интеграции и дифференциации научного знания. В ходе интеграции происходит проникновение данных одной области научного знания в другую, порождающее увеличение объема и обогащение многообразия знания перенимающей науки. В свою очередь, многообразие научного знания приводит к необходимости формирования новых отраслей науки путем дифференциации [3, с. 192].

Таким образом, представляется, и появились судебная медицина, юридическая психология, криминалистика. Путь, приведший человечество к выделению данных областей научного знания, предопределил и их сущность.

Проблема еще усматривается в том, что отдельные определения, даваемые юридическим наукам и юриспруденции в целом как области научного знания, порождают сомнения в необходимости включения в число юридических наук криминалистики и подобных ей наук. Почему-то считается, что невозможно соотнести юридическую науку и криминалистику как общее и частное до тех пор, пока множество юридических наук объединено в первую очередь общим предметом или пока не будет выработан какой-то принципиально новый взгляд на предмет криминалистики.

И вот здесь важно отметить следующее. Криминалистика, являясь сложной, комплексной отраслью знания, вбирает в себя необходимые сведения, имеющие значение для организации расследования и предотвращения преступлений, не дублируя при этом другие юридические науки;

предмет и объекты познания криминалистики лежат в сфере правовых явлений;

служебная функция криминалистики, решаемые ею задачи относятся к правовой сфере деятельности государственных органов, к правовым процессам;

все рекомендации, разрабатываемые криминалистикой для практики, носят строго выраженный правовой характер, основаны на законе. Сведения же из других наук в криминалистике «переплавляются», становясь информативными именно в правовом отношении, наполняясь новым содержанием, предназначенностью для криминалистического обеспечения расследования преступлений.

Тут же весьма уместным считаем заметить, что еще в 1892 году основоположник криминалистики Г. Гросс указал, что криминалистика является наукой «о реалиях уголовного права» (курсив наш – Д.Л., С.К.). Рассуждая об уголовном праве, Г. Гросс говорил об уголовном материальном и уголовном процессуальном праве, а в предисловии к третьему изданию своего знаменитого труда «Руководство для судебных следователей как система криминалистики» писал: «Криминалистика по природе своей начинается лишь там, где уголовное право, также по своей природе, прекращает свою работу:

материальное уголовное право имеет своим предметом изучение преступного деяния и наказания, формальное уголовное право (процесс) заключает в себе правила применения материального уголовного права. Но каким именно способом совершаются преступления?

Как исследовать эти способы и раскрывать их, какие были мотивы в совершении такового, какие имелись в виду цели - обо всем этом нам не говорят ни уголовное право, ни процесс. Это составляет предмет криминалистики» [2, с. 8].

В то же время криминалистика не похожа на правовую отраслевую науку, поскольку она, исследуя закономерности общественных отношений, не определяет в качестве своего предмета закономерности правоотношений в какой-либо области.

Тем не менее, расследование преступлений представляет собой юридическую процедуру. Центральной фигурой практической криминалистики является следователь (дипломированный специалист с высшим юридическим образованием). Криминалистика востребована именно юридической деятельностью, находится в сфере юридической деятельности и обеспечивает ее.

В заключение следует еще раз подчеркнуть, что криминалистику с юридическими науками роднит не предмет и не метод, а направленность применения результатов на одни и те же цели.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Гриненко А.В. Взаимосвязь криминалистики и уголовно-процессуального права // Роль кафедры криминалистики юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова в развитии криминалистической науки и практики. В 2-х т. Т. 2: Материалы конференции. М.: МАКС Пресс, 2010. С. 60 - 64.

2. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. М.:

«ЛексЭст», 2002. 1088 с.

3. Игошин В.В. Место криминалистики в системе научного знания // Вестник Удмуртского университета. 2006. № 6.

4. Криминалистика. Книга I. Техника и тактика расследования преступлений. М.: «Советское законодательство», 1935. 251 с.

5. Криминалистика / Под ред. д.ю.н. проф. В.А. Образцова. М.: Юристъ, 1995. 331 с.

Д.Е.Лохин (3 курс, кафедра УПиК) Д.А. Мохоров (к.ю.н., доцент кафедры УПиК) ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЗАДЕРЖАНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ Применение мер уголовно-процессуального принуждения необходимо для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений. Среди них необходимо выделить задержание лица, подозреваемого в совершении преступления. Эта мера ограничивает личную свободу гражданина. Применение указанной меры существенно урезает конституционные права, свободы и законные интересы гражданина, ставит под сомнение его честь, достоинство, влияет на дальнейшую судьбу. Особенно это касается задержания несовершеннолетних лиц.

По справедливому замечанию П.А. Лупинской, «сущность задержания состоит в кратковременном лишении подозреваемого в совершении преступления лица свободы, которое, в силу своей неотложности не требует для его применения судебного решения» [1].

При задержании несовершеннолетних необходимо обращается внимание на нижеследующее.

Для начала хочется отметить, что задержание несовершеннолетнего по подозрению в совершении преступления осуществляется по общим правилам, установленным УПК РФ, однако должно подчиняться определенным требованиям.

Статьи, посвященные задержанию подозреваемого, находятся в IV разделе УПК РФ «Меры процессуального принуждения» и выделены в отдельную главу. Всего статей шесть (с 91 по 96 включительно). Также в УПК РФ существует отдельная глава, посвященная производству по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.

Статья 423 УПК РФ говорит о том, что задержание несовершеннолетнего подозреваемого, а также применение к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу производятся в порядке, установленном статьями 91, 97, 99, 100 и 108 настоящего Кодекса.

Несовершеннолетний, подозреваемый в совершении преступления, может быть задержан при наличии установленных законом оснований[2]. Этих оснований три, они содержатся в ст. 91 УПК РФ и предусматривают задержание в ситуациях, когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения, когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление, когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления [3]. При наличии иных оснований подозревать несовершеннолетнего в совершении преступления, он может быть задержан, если пытался скрыться;

не имеет постоянного места жительства;

не установлена его личность;

если прокурором, а также следователем (дознавателем) с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 2 ст.91 УПК РФ).


Надо помнить, что в соответствии с ч. 1 ст. 91 УПК РФ лицо может быть задержано только по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Поэтому при задержании несовершеннолетнего принимать во внимание, что «наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые» (ч. 6 ст. 88 УК РФ) [4].

Таким образом, задержание несовершеннолетнего подозреваемого должно применяться к несовершеннолетнему, только если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в исключительных случаях за преступления средней тяжести, при этом должны учитываться основания, указанные в ст.

423 УПК.

Задержание несовершеннолетнего, как правило, должно производиться в дневное время;

при этом желательно присутствие родителей или лиц, их заменяющих.

О факте задержания несовершеннолетнего в обязательном порядке должны незамедлительно уведомляться его родители или законные представители. Им также сообщаются местонахождение несовершеннолетнего и то, какой орган расследует уголовное дело (ч. 3 ст. 423 УПК РФ). Уведомление о задержании несовершеннолетнего подозреваемого производится в любом случае, независимо от необходимости сохранения в тайне факта задержания. Если несовершеннолетний не имеет родителей и проживает один или у лица, не назначенного его опекуном или попечителем, в качестве законного представителя должен быть приглашен представитель органа опеки и попечительства.

При задержании несовершеннолетнего ему и законному представителю разъясняется право иметь защитника с момента фактического задержания или заключения под стражу.

Согласно сложившейся практике, даже первичное объяснение при задержании несовершеннолетний должен давать только лишь после встречи с защитником.

Надзор за осуществлением уголовно-процессуальных мер принуждения производят органы прокуратуры [5].

Таким образом, применение к несовершеннолетнему, подозреваемому уголовно процессуальных мер принуждения имеет свою специфику, наличие которой предопределяется, во-первых, самим правовым статусом несовершеннолетнего лица, а во вторых, совокупностью уголовных и уголовно-процессуальных норм, регламентирующих особенности производства по делам несовершеннолетних и назначения наказания.

ЛИТЕРАТУРА [1] — Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник, 2- изд., перераб. и доп./П.А. Лупинская. – М.: Норма, 2009. – С. 371.

[2] — Мохоров Д.А., Комарова О.М. Понятие явки с повинной, как элемент доказательственной базы в уголовном процессе // XXXIX неделя науки СПбГПУ: материалы международной научно практической конференции 6-11 декабря 2010. - СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2010.

[3] — Российская Федерация. Уголовно-процессуальный кодекс (2001). Уголовно процессуальный кодекс. – Эксмо, М., 2012. – С. [4] — Российская Федерация. Уголовно-процессуальный кодекс (2001). Уголовно процессуальный кодекс. – Эксмо, М., 2012. – С. [5] — Мохоров Д.А., Прокурор в уголовном судопроизводстве// Правовые последствия начала космической эры: к 50-летию первого полета человека в космос: сборник статей международной межвузовской научно-практической конференции. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2011.

УДК 343. А.А. Лябина (4 курс, каф. УПиК), С.Ю. Косарев, д.ю.н., профессор ВОЗМОЖНОСТИ ФОТОГРАФИИ В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ Фотография (от греч. photos - свет и grapho - пишу, буквально означает «светопись») это совокупность способов получения изображений в результате действия света на специальные светочувствительные материалы и последующей их химической обработки.

Впрочем, в настоящее время все больше в быту и следственной практике используется цифровая фотография, принцип действия которой основан на преобразовании различных в зависимости от длин волн падающего света электрических токов в ПЗС-матрице фотоаппарата.

Официальной датой изобретения фотографии считается 1839 год, когда французский художник Луи Жак Дагеp получил и зафиксировал на серебряной пластинке, покрытой йодистым серебром, световое изображение. Первое известие об этом появилось 6 января 1839 года в парижской «Gazette de France».

7 января 1839 года с докладом об этом событии на заседании Парижской Академии наук выступил ее секретарь Д.Ф. Араго, что сразу же произвело сенсацию.

Вскоре после этого был издан учебник Дагера, в котором подробно излагался метод фотосъемки [1, с. 14 – 15;

6, с. 69 - 70].

В России первые фотоснимки были получены академиком Ю.С. Фрицше уже в мае 1839 года.

Применение фотографии значительно изменило деятельность органов следствия.

Первые попытки применения фотографии для регистрации и расследования преступлений были предприняты французской полицией в 1841 году, а затем в Бельгии и Швейцарии стали использовать фотографию для регистрации преступников. Так, первые фотоснимки преступников были сделаны в бельгийской тюрьме Форест в 1843 году.

В целях обеспечения следственной практики стали разрабатываться специальная фотоаппаратура, способы и приемы фотосъемки. В частности, в 1880-е годы французский криминалист А. Бертильон сконструировал несколько фотокамер и разработал основные правила опознавательной съемки и съемки объектов на месте [2, с. 5 – 6;

].

В настоящее время под криминалистической фотографией понимается один из разделов криминалистической техники, представляющий совокупность научных положений и разработанных на ее основе фотографических методов и средств, используемых для запечатления и исследования криминалистических объектов [4, с. 59-60;

].

Криминалистическая фотография позволяет:

- при проведении следственных действий зафиксировать объекты, их детали и обстоятельства, связанные с расследуемым событием;

- при проведении оперативно-розыскных действий получить данные о преступнике и совершаемых им криминальных действиях;

- при проведении экспертиз запечатлеть общий вид поступивших на исследование вещественных доказательств, выявить невидимые признаки и получить изображения исследуемых объектов для их идентификации, а так же иллюстрации выводов [3].

Исходя из предназначения криминалистической фотографии, можно выделить в ней две части: запечатлевающую и исследовательскую, которые будут различаться по сферам применения.

Запечатлевающая фотография используется для запечатления доказательств, обстановки, в которой проводилось следственное действие, регистрации, розыска преступников, похищенных вещей и т.п. При этом широко используются специфические виды фотосъемки, такие как панорамная, стереоскопическая, измерительная, опознавательная и репродукционная.

Исследовательская фотография применяется в экспертной деятельности для фиксации и анализа представленных эксперту объектов. Экспертиза посредством фотографии позволяет выявить слаборазличимые признаки исследуемых объектов, их цветовые и яркостные отличия, механизм следообразования [4, с. 61]. Фотографирование при производстве экспертизы используется в основном в трех целях: во-первых, для фиксации общего вида и состояния объектов, которые поступают на экспертизу;

во-вторых, для иллюстрации различного рода исследований, проводимых экспертом;

в-третьих, фотографирование как один из способов исследования значительно расширяет возможности человеческого зрения [5 с. 101 – 102;

].

Фотографии, значимые для раскрытия и расследования преступлений, являются фотодокументами;

снимки, полученные в ходе следственных действий и криминалистических экспертиз, имеют статус приложений к соответствующим процессуальным документам.

В ряде же случаев фотографии, служащие иллюстративным приложением к протоколу следственного действия, могут и должны использоваться в уголовном судопроизводстве в качестве доказательств. Примерами тому могут служить следующие случаи. Изучение фотоснимков и протокола осмотра места происшествия (помещение кинотеатра) выявило между ними явное несоответствие. На одном из снимков был запечатлен лежавший на полу молоток (орудие преступления), которым был нанесен удар потерпевшему (сторожу), а в протоколе о нем ничего не говорилось. Как выяснилось впоследствии, один из участников нападения – работник кинотеатра, участвовавший в осмотре, незаметно спрятал молоток у себя под одеждой [6, с. 74 - 75]. Похожий случай произошел и в ходе расследования железнодорожной катастрофы на путях одной из железнодорожных станций в Ленинградской области, когда было выявлено явное несоответствие между расположением тумблеров и сигналов световых табло на диспетчерском пульте, зафиксированное с помощью фотоснимков и путем описания в протоколе. Как оказалось, железнодорожниками, причастными к преступлению, во время осмотра незаметно для других участников этого следственного действия были внесены изменения в расположение элементов на диспетчерском пульте.

Итак, невозможно переоценить роль фотографии в расследовании преступлений. Ее применение позволяет существенно расширить возможности следователя и эксперта. С помощью фотографии можно зафиксировать объект, остановить и изучить динамический процесс, увидеть то, что недоступно человеческому глазу.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Ищенко Е.П., Ищенко П.П., Зотчев В.А. Криминалистическая фотография и видеозапись.

Учебно-практическое пособие. М.: Юристь, 1999. 438 с.

2. Железняк А.С. Основы криминалистической техники. Учебное пособие. М.: МГИУ, 2007.

190 с.

3. Кобцова Т.С., Кормушкина Н.В., Петров М.И., Янович Е.Ю. Криминалистика. Курс лекций.

М.: Экзамен, 2005. 352 с.

4. Криминалистика / Под ред. Е.П. Ищенко. М.: Юристъ, 2000. 749 с.

5. Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ЛексЭст, 2005. с.

6. Крылов И.Ф. В мире криминалистики. Л.: ЛГУ, 1980. 279 с.

УДК 943. Ю.В. Нечаева (4 курс, каф. УПиК), А.В. Шахматов, д.ю.н., профессор ВОПРОСЫ КЛАССИФИКАЦИИ ТИПОЛОГИЙ ЖЕРТВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ВИКТИМОЛОГИИ Основным вопросом, который стоит перед виктимологией с самых е истоков, является разрешение причин, по которым конкретный человек становится жертвой преступления.

Безусловно, дать четкий ответ на данный вопрос — крайне сложно: существует множество мнений ученых-теоретиков виктимологии на этот счет, а единого мнения не существует, да и, наверное, не может существовать.

Однако, большинство ученых сходятся во мнении, что в попытке разрешения данной проблемы первоначально необходимо выделение основных типов жертв, со своими особенностями и спецификой, влияющими на совершение тех или иных преступлений. Ведь достижения виктимологии, какой мы е знаем сегодня, обоснованно демонстрируют, что значительную роль в процессе криминализации личности преступника играет именно тип жертвы.

Учеными предшествующих эпох, а также современными теоретиками виктимологии было предложено немало классификаций типологий жертв. В данной статье приведены авторские типологии жертв, которые на наш взгляд представлены в виктимологии наиболее разработанными, обоснованными и содержательными.

Е.П. Ким и А.А. Михайличенко предложили классифицировать жертвы следующим образом [2].

1. Потерпевшие, не содействующие возникновению конфликта: как правило, такие лица не способствуют появлению и развитию криминальной ситуации, они становятся потерпевшими только лишь в силу неблагоприятно сложившихся обстоятельств.

2. Потерпевшие, не содействующие возникновению конфликта, но недооценивающие реальность угрозы стать жертвой преступления и сначала активно не пресекающие действия преступника. Данные лица не воспринимают действия преступника как реализацию преступного намерения и в связи с этим не готовы своевременно оказать отпор, тем не менее, осознав реальность угрозы, они начинают оказывать сопротивление.

3. Потерпевшие, по неосторожности содействующие своим поведением возникновению конфликта, при этом, активно старающиеся пресечь развитие преступных действий.

4. Потерпевшие, содействующие своим поведением возникновению конфликта, а также созданию условий, благоприятных для совершения в отношении них преступления.

Как правило, потерпевшие данного типа сами провоцируют преступление и оказывают сопротивление только тогда, когда конфликт разрешается преступным путем.

Д.В. Ривманом предложено классифицировать жертвы по характеру их поведения.

1. Агрессивные потерпевшие – «лица, оказавшиеся потерпевшими от преступления в результате проявленной ими агрессии в форме нападения на причинителя вреда или других лиц, иного провоцирующего поведения (оскорбление, клевета, издевательство и т. д.)» [1].

Потерпевшие данного типа характеризуются склонностью к намеренному созданию конфликтных ситуаций, они подразделяются на агрессивных насильников и агрессивных провокаторов. отерпевшие-агрессивные насильники характеризуются наличием насильственной антиобщественной установки личности, чаще всего, их виктимное преступление – одновременно и преступное. Потерпевшие-агрессивные провокаторы чаще характеризуются правонарушающим поведением, чем – преступным. Соответственно, данный тип менее опасен. Агрессивные потерпевшие по своему поведению и отношению к другим лицам представляют типы избирательно агрессивных насильников/провокаторов и агрессивных насильников/провокаторов общего плана, различия между указанными типами прослеживаются не в конкретных, отдельно взятых ситуациях, а в масштабе виктимного проявления негативных качеств потерпевших.

2. Активные потерпевшие – «лица, поведение которых не агрессивно и не конфликтно, но, в конечном счете, приводит к причинению вреда им самим» [1]. Для активных потерпевших характерно поведение двух видов: провоцирующее (для причинения вреда привлекается другое лицо) и самопричиняющее. Данные типы подразделяются на сознательных и неосторожных подстрекателей-самопричинителей. Различие между указанными типами с точки зрения понимания виктимных последствий и отношения к ним:

сознательный подстрекатель-самопричинитель, понимая неотвратимость причинения ему вреда, может и не осознавать, каким именно он будет;

в свою очередь, неосторожный подстрекатель-самопричинитель вообще не осознает того, что его действия опасны либо рассчитывает избежать вреда.

3. Инициативные потерпевшие – «лица, поведение которых имеет положительный характер, но приводит к причинению им вреда» [1]. В первую очередь, к данному типу относятся лица, которые в силу служебного положения обладают высокой виктимностью (обязаны вмешиваться в опасные ситуации). Данные потерпевшие подразделяются на инициативных общего плана и избирательно инициативных потерпевших. Также с учетом занимаемых потерпевшими социальных ролей они подразделяются на инициативных по должности, инициативных в силу общественного положения и чисто инициативных (исключительно в силу личных качеств).

4. Пассивные потерпевшие – «лица, не оказывающие сопротивления, противодействия преступнику по различным причинам: в силу возраста, физической слабости, беспомощного состояния (стабильного или временного), трусости, из опасения ответственности за собственные противоправные или аморальные действия и т. д.» [1]. В рамках данного типа выделяются объективно не способные к сопротивлению (стабильно или временно) и объективно способные к сопротивлению потерпевшие. Способность или неспособность к сопротивлению, противодействию преступнику — категория не абсолютная: чаще всего, это качество связано с конкретными ситуациями.

5. Некритичные потерпевшие – «лица, демонстрирующие неосмотрительность, неумение правильно оценить жизненные ситуации» [1]. Данный вид потерпевших подразделяется на некритичных потерпевших общего плана (некритично воспринимают любые жизненные ситуации) и избирательно некритичных потерпевших.

6. Нейтральные потерпевшие – «лица, поведение которых во всех отношениях безупречно: оно не было негативным и никоим образом не вызывало преступные действия;

в пределах своих возможностей потерпевший критически осмысливал ситуацию» [1].

Нейтральное поведение не мешает преступнику, однако, оно и не способствует совершению преступления, не провоцирует его.

Т.В. Варчук и К.В. Вишневецкий предложили следующую типологию жертв [3].

1. Потенциальная жертва – лицо, становящееся жертвой при определенных обстоятельствах и в силу личных качеств, поведения, статуса и пр. Часто такой тип людей становится жертвой задолго до преступления.

2. Случайная жертва – лицо, также являющееся потенциальной жертвой, однако, более обусловленная конкретной ситуаций и выбором самого преступника.

3. Латентная жертва – лицо, которое реально, фактически пострадало от преступления, но в силу каких-либо причин этот факт остался невыявленным.

Итак, в данной статье нами были приведены наиболее разработанные и содержательные типологии жертв, представленные учеными-теоретиками современной виктимологии. Мы полагаем, что выделение типов жертв, в соответствии с вышеизложенными классификациями, способствует разрешению проблемы поиска причин и условий, по которым те или иные индивиды могут стать жертвами преступлений.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Ривман Д.В. Криминальная виктимология: учебник. СПб., 2002. С.54-56.

2. Ким Е.П., Михайличенко А.А. Виктимология: проблемы теории и практики: учеб. пособие.

Хабаровск, 2004. С.36.

3. Варчук Т.В., Вишневецкий К.В. Виктимология: учеб.пособие. М., 2009. С. 38.

4. Варчук Т.В. Виктимология: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Т.В. Варчук, К.В. Вишневецкий;

под ред. С.Я. Лебедева. – М.:

ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2008. – 191 с.

УДК 343.2/. Ю.В. Нечаева (4 курс, каф. ТиИГиП), А.С. Вешкельский, к.ю.н., доцент О НЕОБХОДИМОСТИ ВВЕДЕНИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В работе «Юридическая ответственность юридических лиц» (далее по тексту – Работа) [3] выявлены недостатки существующего института административно-правовой ответственности организаций и предлагается введение института уголовной ответственности. Однако, стоит отметить, что исключительно замена не урегулированного института чем-то новым в корне неправильна. Для начала необходимо урегулировать уже существующие правовые отношения в той мере, насколько это возможно.

В работе «Об усовершенствовании института административной ответственности в Российскойм Федерации», которая является частью данного исследования, были предложены рекомендации по усовершенствованию существующего института административной ответственности организаций. Тем не менее, даже предлагаемые рекомендации по усилению контроля за подготовкой сотрудников административных органов, их компетентностью, а также внесение поправок в нормы Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не способны решить все проблемы, которые могут возникнуть в связи с нарушениями юридических лиц, так как возможны ситуации, в которых речь пойдет не о правонарушении, отличающемся небольшой степенью общественной опасности, а, например, о причинении смерти по неосторожности человеку или даже многим людям, что возможно в таких общественно важных сферах, как розничная торговля, общественное питание и др. Не стоит забывать, что организации, как никто другой, могут нанести масштабный вред экологии в связи со своей производственной деятельностью.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.