авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СОЮЗА ССР СОВ ЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ D 5Ъ0% fc 4 i 9 5 -* ...»

-- [ Страница 2 ] --

отапливаемое ж и лое помещ ение и холодные сени. У северновеликорусов это «сени», у ю ж новеликорусов — «сенцы», у белорусов — «сенцы» и «сен ки», у украинцев — «сши».

Д вухкам ерное ж и лищ е довольно ран о появляется на территории, н а­ селенной восточными славянам и. И зредка оно встречается уж е в XI— XIII вв. среди полузем лянок южной и средней полосы: известны, напри­ мер, зем лян ка из двух помещ ений в С уздале, зем лянка с деревянной перегородкой в С тарой Р язан и, т а к а я ж е — в Б ел го р о д е4. О сенях в го­ родских деревянны х д о м ах неоднократно, в связи с разными событиями, упоминают древнерусские летописи д л я X I—X II вв. В X V III— XIX вв.

двухкамерное ж и лищ е являлось преобладаю щ им типом планировки в северной У краине, Белоруссии, во многих местах Великороссии.

С реди ж и лищ беднейш его крестьянства, главны м образом средней по­ лосы и ю га, а т ак ж е в постройках новоселов мож но было встретить ряд переходов о т однокам ерного к двухкам ерном у ж илищ у в виде хаты или избы, у которой вместо сеней им елась или л егкая загородка без навеса, или легкий навес без степ, или и то и другое, но непрочного, временного характера. Т ак ая зам ен а сеней носит у украинцев н азвания «халабуда», «захищ»;

это — нечто вроде ш ал аш а из соломы или тр о стн и к а5. Т ам,гд е простейшие однокам ерны е и двухкам ерны е постройки удерж али сь до наших дней, мож но наблю дать воочию этот процесс постепенного услож ­ нения планировки крестьянского дом а 6. Лю бопытно, что кое-где к сеням применяются н азван и я «пристен» (великорусы Тульской об ласти ), «три стен» (белорусы Гродненской и М олодечненской о б л а сте й ), особо подчер­ кивающие вторичный, придаточный характер этой части ж илищ а.

Т аким образом, сени у восточных славян развились из легкой при­ стройки с навесом перед входом в ж и л ье 7, превративш ись в неотапли­ ваемую, больш ею частью не имеющую потолка, но необходимую состав­ ную часть ж и лищ а, кры тую с ним одной общ ей крышей.

Н е менее древне у восточных славян и трехкамерное жилищ е, крытое одной общ ей крыш ей: и зба — сени — клеть у великорусов и хата — с ш и — ком ора у украинцев (рис. 1— / ). В такой постройке клеть-комора п редставляла собой неотапливаем ое помещение, служивш ее д л я хране­ ния имущ ества семьи, а т ак ж е спальней д л я молодых, которых после со ­ вершения брачного обряда торж ественно отводила туда сваха. М олодая пара сп ал а в клети независим о от времени года, нередко до.рождения первого ребенка, а после этого собы тия ночевала в клети в теплую по­ году.

Т рехкам ерное ж илищ е, к а к тип, известно очень давно: найденное при раскоп ках в С уздале такое ж илищ е, разделенное глиняными перего­ родками, относится к X III в. Н асколько м ож но судить по письменным 3 См. С. А. Т о к а р е в, Севеоноукраинская экспедиция 1945 г., «Краткие сооб­ щения И н-та этнографии», II, 1947, стр. 29— 30.

4 С точки зрения времени появления двухкам ерного жилищ а на территории восточ­ ных славян огромный интерес представляет находка (пока единичная) такого ж или­ ща в поселении культуры полей погребений (вторая половина III в. н. э.) на среднем Днестре. Раскопками 1953 г. здесь в Л уке-Врублевецкой обнаруж ено большое двух­ раздельное ж илищ е с сенями, углубленное на 70— 80 см от древней поверхности земли (доклад М. А. Тихановой на пленуме Л О И И М К 24 марта 1954 г.).

5 См. В. В а с и л е н к о, Опыт толкового словаря народной технической терминоло­ гии по П олтавской губернии, Сборник Харьковского историко-филологического об-ва, т. 13, 1902, стр. 195.

6 В обследованном Северкоукраинской экспедицией районе Чеониговшины (между г. Чернкговым и р. Д н еп ром ) д о сих пор бытуют все этапы развития сеней («Краткие сообщ ения И н-та этнографии», II, 1947, стр. 30 ).

7 Слово «с^нь» в древнерусском литературном языке означает вообщ е «покрытче», «навес», «балдахин»;

то ж е — в церковно-славянском и в литературном языке XIX в.

28 Е. Э. Бломквист источникам, трехкам ерная постройка как ж илищ е княж еских дружинни­ ков, а затем феодальной знати Киевской Руси, сущ ествовала уж е с конца X в. В то время она состояла из теплой истобки и холодной клети, свя­ занных сенями. И стобка и клеть строились на подклетах, т. е. бы ли под­ няты на подклетные срубы, а соединяющ ие их сени опирались на столбы и образовы вали род висячего перехода м еж ду двум я с р у б а м и 8.

Генезис восточнославянской трехкамерной постройки представляется в настоящ ее время! таким образом: первоначально однокам ерная истопка и клеть ставились отдельно д руг от друга, дверь против двери, со време­ нем пространство м еж ду ними начали заб и рать изгородью, а впослед­ ствии и накры вать крышей, общ ей д л я всей постройки, и, таким образом, этот огороженный промеж уток превратился в сени. Во многих районах нашей страны до сих пор старинная1 трехкам ерная постройка представ­ л яет д ва сруба, связанны х д вум я стенками из бревен, залож енны х в паз;

получивш иеся сени не имеют потолка.

Таким образом, срубную трехкамерную постройку приходится выво­ дить непосредственно из ж и лищ а однокамерного: в двухкам ерном ж или­ ще сени представляю т второй по времени появления элемент, в трехка­ мерном они являю тся третьим элементом.

С течением времени, в зависимости от роста семьи, а так ж е при увеличейии благосостояния хозяйств, клеть-комора н ач ал а зам еняться жилым помещением. Т ак возник позднейший вид трехкам ерной построй­ ки — «связь», т. е. два ж илы х помещ ения, связанны х сенями. П ри боль­ шой семье это были две зимние избы или хаты. В заж иточном семействе это могли быть зим няя и зба (или х ата) и летнее помещ ение (летняя, белая изба, горница, светлица — у русских, с в г а й ц я, ю м н а т а — у украин­ ц ев). Господствующее название этой постройки у велшодрусов — «связь»

(рис. 1—/ / / ) ;

если оба помещ ения ж илы е, т о н а севере говорят иногда «дом на две избы»;

у украинцев ее назы ваю т «дв1 хати через сши» или «хата на дв1 половини» (рис. 1—I I ).

П оявивш ись у заж иточных людей в эпоху Киевской Р уси, трехчлен­ ное ж илищ е постепенно вошло в бы т многочисленных боярских усадеб и древнерусских городов и стало типичным ж илы м домом состоятельных горожан. К огда с XV в. в городах начали применять кирпич д л я построй­ ки ж илы х зданий, то каменные дома стали возводить в соответствии с традициям и деревянного зодчества. П оэтому сохранивш иеся кам ен ­ ные ж илы е дома богатых горож ен XVII в. в Пскове, Я рославле, Горохов­ це и других городах имеют планировку, типичную д л я трехкам ерной связи: в центре дома — сени, к которым ведет кры льцо с лестницей;

по бокам сеней — ж илы е помещения («две палаты с сенями м еж ду ним и»);

весь ж илой эт аж располож ен на высоком подклете.

П о типу трехкамерны х связей строились так ж е монаш еские кельи в монастырях;

большие монастырские корпуса состояли из р яд а отдельны х секций, к а ж д ая из которых п редставляла д ве ж илы е кельи, связан ны е о б ­ щими сенями с отдельны м входом снаруж и.

Городские дома типа трехкамерной связи, деревянны е и каменные, продолжали кое-где строиться еще в первой половине X V III в. (н ап ри ­ мер, в К алуге и М оскве), но у ж е с середины X V III в. старинны е трех­ раздельные постройки начали быстро вытесняться новыми формами.

Однако на селе старый тип в обоих своих вари ан тах был ш ироко р асп ро­ странен ещ е в XIX в. и во многих местностях, особенно на У краине, кром е северной ее окраины, являлся преобладаю щ им вплоть до периода социалистического переустройства деревни и появления новых, более сложных форм. Т рехкам ерная постройка в обоих вари ан тах бы ла типич­ на такж е д л я всей ю жновеликорусской полосы и д л я зап адн ы х русских районов (Смоленщина и П сковщ и на).

8 Ср. «мсст» — название сеней во многих северновеликорусских говорах.

Общие черты в крестьянском жилище русских и украинцев Иную картину мы имеем в северновеликорусских районах центра, Зерхнего П о во л ж ья и С евера. П ервы й, более ранний вари ан т трехкамер юй постройки (с клетью ) здесь исчез когда-то уж е очень давно, так как IBls 3^ I UI О ГЛ C hu L КСмната. -- J i Хата \ в 5\ в О ОI К рильщ Д Р и с. 1. Внутренняя планировка трехкам ерны д жилищ у украинцев и великорусов:

/. «Хата з коморою » (П олтавская обл.);

х а т а : 1 — Шч, 2 — заш чок, 3 — леж анка, 4 — п1л, 5 — л ави, 6 — с т!л, 7 — мисник, 8 — бовдур;

комора: 9 — зас!ки. II. «Хата на цв1 половини* ^П олтаьская обл.): х ата: / — п!ч, 2 — л еж ан ка, 3 — п1л, 4 — по л и ч ка, 5 — л ави, 6 — ст!л, 7 — мисник;

KiMHaTa: 1 — п!чка, 2 — л1жко, 3 — лава»

4 — деревьян и дивани (топчани), 5 — с и л, 6 — бож нидя, 7 — шкаф. JJJ. «С вязь» из двух х ат («калужская обл.): 7 — п еч ь, 2 — пол, 3 — лавки, 4 — стол характерны й д л я этих районов крытый двор, примыкаю щий к жилищу, втянул в себя клеть и она конструктивно составляет здесь уж е часть двора, а не ж илищ а.

Второй, позднейш ий, вари ан т трехкам ерного ж и лья (дом на две избы) здесь ещ е сохранился, но это большей частью старинные постройки, еще сущ ествую щ ие, но у ж е в пореформенное время, с усилением процесса расслоения крестьянства и выделением капиталистической верхушки д е­ ревни, интенсивно вы теснявш иеся пятистенками и избами с прирубами.

Т аким образом, развивш ись ещ е в эпоху Киевской Руси, трехкамер­ ное ж илищ е в своей старой форме изба (хата) + сени + клеть (комо­ ра) дож и ло до наш их дней как у украинцев, так и у великорусов.

30 Е. Э. Бломквист II. Внутренняя планировка и убранство старого ж ил и щ а Происхождение русского и украинского ж и лищ а от единого корня, по­ ж алуй, ни в чем не вы является так отчетливо, как во внутренней плани­ ровке ж илья. Следует напомнить, что до ш ирокого проникновения капи­ тализм а в деревню, т. е. д о второй половины XIX в., внутреннее устрой­ ство ж илищ а на всей восточнославянской территории в основных своих чертах представляло варианты располож ения одних и тех ж е составных частей. В одном углу избы или хаты стояла огром ная «русская» или ш Ш Р и с. 2. Схема четы рех планов разм ещ ения печи и п ер ед н его угла в восточнославянском ж илищ е (на пр им ере трехкам ерн ой связи): 1 — в ос­ точный ю ж н овеликорусски й план;

I I — западны й ю ж н овел икор усски й план;

I I I — украинский, белорусск и й и зап ад н ор усск и й план;

I V — с е в е р но- и ср едн евел и к ор усск и й план «варистая» (у украинцев) печь, зан и м ав ш ая в небольш их ж и л и щ ах д о V4 всей площ ади ж илья. По диагонали от нее, наискосок от свободного угла печи, помещ ался, передний, или красный, угол, где висели о б р аза и стоял стол. Н аправление этой диагонали (печь — передний угол) по отно­ шению к двери, ведущей из сеней в избу или хату, иначе говоря, то или иное положение печи по отношению к входной двери, определяет собой тот или иной из четырех стары х восточнославянских планов.

Если печь стоит в дальнем о т входа углу, то получаю тся ю ж новелико­ русские планы с передним углом у двери;

при этом в восточном типе ю жновеликорусского п лан а печь нап равлен а устьем к входной двери, в его западном типе печь повернута устьем к боковой от входа стене (рис. 2— / и I I ). Граница м еж ду двум я типам и ю жновеликорусского п л а ­ на проходит приблизительно по меридиану М осквы и св язан а, по всей вероятности, с древними этническими различиям и отдельны х племенных групп, вошедших в состав южных великорусов.

Если печь пом ещ ается в углу у входа и, следовательно, передний угол приходится против входа, то в зависимости от н ап равлен ия у стья печи такж е возможны д в а типа планировки. Если печь устьем повернута к боковой от входа стене, то получается планировка ж илищ а, р асп ростра­ ненная во всей западной половине старой восточнославянской терри то­ рии — по всей Украине, по всей Белоруссии и в западнорусских о б л а с­ тях — Брянской, Смоленской, В еликолукской, П сковской и в западны х частях областей Н овгородской и Л енинградской (рис. 2 — I I I ). Если ж е устье печи направлено к противоположной о т входа стене, то получается северно- и средневеликорусский план (рис. 2 — I V ). Таким об разом, т р е ­ тий из этих планов является соверш енно тож дественны м д л я У краины и д л я западновеликорусских областей, со в п ад ая д а ж е в отдельны х д е т а ­ лях (рис. 3).

Общие черты в крестьянском жилище русских и украинцев К аж ды й из этих четырех планов, при положении печи в правом или левом углу, д ает д в а вари ан та с зеркальной симметрией элементов в них;

в старых трехкам ерны х постройках позднего типа (из двух зимних изб или хат) обычно к а ж д а я из обеих изб (хат) явл ял ась зеркальны м о тр а­ жением другой (см. схемы на рис. 2 ). В Западн ой Украине, у гуцулов, две хаты такого трехкам ерного ж и лищ а носят н азвания «левачка» и «правачка». В центральной России изба с печью налево от входа носила в старину н азван и е избы -«пряхи», с печью н ап раво — избы-«непряхи». Эти названия связан ы с удобством или не­ удобством прясть в той и другой избе.

В избе-«пряхе» окна располож ены так, чтобы свет на «долгую » л ав ку у боко­ вой стены, ку д а садились прясть, п ад ал на прялку удобно, с правой стороны.

Такое ж е освещ ение бы вало и вечером, когда пряли при свете горящ ей лучи­ ны: светец с лучиной ставился обыкно­ венно против печи, и свет п ад ал в сторону прялки или гребня, с которо­ го пряли. В избе ж е «непряхе» надо ПечЬ было или садиться на переносную скамью, или переносить светец под по­ Ce h il лати — и то, и другое неудобно. С и с­ чезновением дом аш него прядения и Ja m a ткачества уш ли из быта и эти термины.

Рассм отрим основные элементы в н у ­ тренней планировки русского и у к р а ­ инского ж илищ а.

Печь (п о -у к р аи н ски — « т ч » ) в ста­ ром ж илищ е восточных славян пом ещ а­ Р и с. 3. Внутренняя планировка двух­ ется, как мы видели выше, либо у вхо­ кам ерного жилища у русск и х и да, в одном из углов, примыкаю щ их к украинцев: а — план старой избы на с сенями, либо П сковщ ине;

б — план хаты на^Киев стене, граничащ ей щ ине против входа, в одном из дальн и х от входа углов. Угловое полож ение печи у восточных славян является очень древним и отм ечается уж е в городищ ах П однепровья V III— IX вв.

В настоящ ее врем я мож но считать установленным, что «духовая печь» восточных славян возникла на основной восточнославянской тер­ ритории;

о н а прослеж и вается на территории У краины в глубь времен вплоть до н ач ал а III ты сячелетия д о н. э.;

наиболее ранний прототип ее найден археологам и у ж е среди остатков земледельческой культуры три­ польских племен 9.

П о конструкции своей, несмотря « а больш ое разнообразие внешних форм, «русская печь» великорусов или «варистая! печь» украинцев в основном одна и та ж е во всей наш ей стране, от ее западны х границ до берегов Тихого океана (рис. 4).

Ч еты рехугольное основание духовой печи рубится из дерева (сруб или настил на стойках) 10, сб и вается из глины или вы клады вается из кирпи­ ча;

на нем сб и вается из глины или вы клады вается из кирпича под, на котором у ж е возводится свод печи. В глиняном теле печи делаю тся не­ большие ниши д л я хранения спичек, соли, суш ки рукавиц и т. д.

П ередняя часть основания печи вы дается перед устьем — это шесток 9 Сводку материалов по этом у вопросу см. в статье И. Ф. Симоненко «Материалы к истории духовой печи на территории Украины», «Краткие сообщ ения И н-та этно­ графии», V III, 1949, стр. 10— 18.

10 Четырехугольная ф орма основания печи характерна уж е для полуземлянок в роменско-боршевских городищ ах V III— IX вв., где это основание часто вырезалось из материковой породы.

•" Е. Э. Бломквист (у русских) или прйш чок (у украи н ц ев). В «черной, или «кур­ ной», печи шесток оставался открытым, в современной «белой» печи над шестком устроен «кож ух» (у русских) или «кбмин» (у украинцев), собираю щий дым и отводящ ий его в трубу. И в русских и в украинских районах встречаю тся ещ е переходные формы от «черной» печи к «белой», как, например, «полукурные» печи У краины и ю жных великорусов или «полубелые» печи Верхнего П оволж ья. Н аиболее прим итивная форма полукурной печи обнаруж ена в некоторых селах Закарп атской Украины.

Р и с. 4. Р усск ая печь в старой и збе П ск овск ой области (П люсский район, д. П етрилово) Здесь над устьем печи подвешен «юш» — собиратель ды м а, который соединяется одной стороной с «щ вкой» — горизонтальной трубой, прохо­ дящ ей сквозь отверстие в стене в сени. Ч ерез нее дым расходится свобод­ но по сеням, не имеющим потолка, д ал ее по чердаку и сквозь щ ели и о т ­ верстия в крыше выходит наруж у. И кии и щ вка сплетены из прутьев и обм азаны глиной п.

Следующей стадией является печь с постоянным глиняны м или кир­ пичным «комином» и горизонтальны м каналом от него («ш ия», т. е. ш е я), выводящ им дым в сени,— так ая ф орм а так ж е встречается ещ е в З а к а р ­ патской области 12. В 1920-х годах, д о социалистического переустройства деревни, печи с горизонтальны м дымоходом, откры ваю щ им ся прямо в сени, можно было встретить и в ю ж новеликорусской деревне (В орон еж ­ ская обл.). Значительно более соверш енной формой являю тся печи с «вы ­ водом», или «ды м арем» (украинское «димар» или «бовдур»), расп ростра­ ненные почти по всей У краине и во многих ю жновеликорусских областях.

Д ы м арь, или бовдур, представляет собой вертикальную трубу, пристав­ ленную в сенях к отверстию горизонтального ды м охода. Д ы м ар ь вы во­ дится поверх крыши, иногда лиш ь слегка в ы д аваясь н ад ней, иногда под­ нимаясь очень высоко, как, например, в Черниговщ ине у украинцев или в Воронежском крае у великорусов. Н а У краине известна и зачаточная форма дымаря, когда он не доходит д о крыш и и дым расходится по чер­ даку и выходит н ар у ж у сквозь кровлю или сквозь небольш ие п роделан ­ ные в ней отверстия. Д ы м ар ь ч ащ е всего сплетен из прутьев и обм азан глиной;

его такж е связы ваю т из кам ы ш а, сбиваю т из досок, иногда леп ят 11 И. Ф. С и м о н е н к о, Указ. соч., рис. 7, фиг. 3.

12 Там ж е, рис. 7, фиг. 4, 6, 7.

Общие, черты в крестьянском жилище русских и украинцев из глины или склады ваю т из кам н я или кирпича. В старину д л я ды м аря брали дуплистый ствол дерева. В низу ды м арь большей частью опирается на землю, в ниж ней его части украинцы устраиваю т «кабйцю » — неболь­ шую глиняную печку, на которой мож но сварить что-нибудь, не растап ­ ливая большой печи в хате. Р еж е ды м арь не доходит д о земли, а д ел ает­ ся висячим — его сколачиваю т из тонких досок начиная от отверстия го­ ризонтального ды м охода кверху, с задвиж ны м деревянным щитком на скошенной ниж ней поверхности.

Больш ой интерес представляю т летние печи, устраиваемы е на дворе или в саду около ж и лья — д л я печенья хлеба и приготовления пищи в летнее время. Они распространены на Украине, у донских, кубанских и уральских казако в, среди русских и украинских переселенцев в Средней Азии и ю жной Сибири, вплоть до селений на Д альн ем Востоке. Л ю бо­ пытно, что они представляю т в сущ ности разны е варианты курной печи, хотя возводивш ее их население в больш инстве своем никогда не видало курных печей и зн ает о них только понаслыш ке. Н екоторы е из этих л ет­ них печей по ф орме восходят к своим далеким прототипам эпохи ран н е­ славянских городищ V III— IX вв.

«П ередний», «красный», или «больш ой», угол у северных великорусов, как и у украинцев, пом ещ ается против входа, м еж ду двум я стенами с окнами в каж д о й из них. В этом отличие его от «святого» угла южных великорусов, располож енного у входной двери, так что одна из состав­ ляющих его стен прим ы кает к сеням и потому неизбежно лиш ена окон.

У краинцы в различны х м естах н азы ваю т передний угол «покут», «покуть», «покутя», «покуття», реж е «кут» и «закут». Это название любопытно в том отношении, что перекликается » названиям и различ­ ных углов избы у великорусов и белорусов. С лово «кут», «куть» в древнерусском язы ке озн ачает угол вообщ е, в этом смысле оно сущ е­ ствует в современном украинском я з ы к е 13. В современный русский литературный язы к оно не вошло, но сохраняется во многих говорах, обозначая тот или иной, в данной м естности. всегда определенный, угол избы. Т ак, на всем зап ад е и ю го-западе восточнославянской террито­ рии у украинцев, белорусов и великорусов западны х областей (С мо­ ленщина, П сковщ ина, зап ад н ы е части Н овгородской и К урской о б л а­ стей), характери зую щ и хся одинаковой внутренней планировкой жи лиша, слово «кут» и родственны е ем у слова «покуть», «куть», «кут ник» обозначаю т передний, самы й почетный угол в избе;

отсюда «ку тяне» — почетные гости. У северных великорусов в отношении упо­ требления слова «кут» намечаю тся две зоны: вся центральная часть великорусской территории — Верхнее П оволж ье (К алининская, Я ро­ славская, К остром ская и Г орьковская обла*сти) и Приокский край (В ладим ирская, И ван овская, Р я зан ск ая, Т ульская области ), а такж е Вятский край — словам и «кут», «куть», «кутник» назы вает свободный угол около двери (второй здесь зан я т п еч ью );

на всем русском Севере — в Ар­ хангельской, В ологодской, в восточных частях Л енинградской и Н овго­ родской областей, а так ж е в М олотовской, С вердловской областях и далее на восток у русского старож илого населения Сибири кутом назы ваю т угол перед устьем печи, бабий угол, пространство за перегородкой или за занавеской, где происходит стряпня. О тсю да в Сибири кутом вообще называют кухню или д а ж е задню ю избу, в противоположность передней, или чистой, избе. С лово «кут» в значении «угол перед печью» известно и в некоторых областях черноземной полосы, например, в Воронежской, Курской, К алуж ской, в части Тульской, С аратовской и Симбирской областей;

п равда, в первых двух с их ю жновеликорусским планом, при котором печь повернута устьем к двери, кут одновременно является и придверным углом. Т аким образом, две полосы, где «кутом» называют 13 Н апример, трйкут, тракутник — треугольник.

3 Советская этн о гр аф и я N° 4, 34 Е. Э. Бломквист угол перед печью, северная и ю ж н ая, см ы каю тся за Волгой, в районе нижней Камы ;

отсю да, при колонизационных продвиж ениях, такое осмысление «кута» распространилось на восток, за У рал.

Повидимому, есть какая-то законом ерность в видоизменении смыс­ ла этого слова, бывш его когда-то единым, а впоследствии у разных этнических групп восточного славянства получивш его три-четы ре различ­ ных значения, каж д ое из которых связы вается, возм ож но, с определен­ ным типом планировки.

Остановимся на неподвижном убранстве («наряде») русского и украинского ж илищ а.

С тарая, особенно дореф орм енная, деревня х ар актери зовал ась почти полным отсутствием передвиж ной мебели — кром е стола и одной-двух скамей, редко что можцр было найти из мебели в русском или украин­ ском крестьянском жилищ е. О сновная обстановка ж и лищ а строилась и рубилась с ним одновременно и составляла с ним одно целое: в нее входили неподвижные лавки, полки, полати, посудники и весь осталь­ ной деревянный «наряд» избы или хаты. Эта неподвиж ная меблировка ж илищ а вы рабаты валась веками, а м ож ет быть, и ты сячелетиями.

К аж д ая деталь неподвиж ного «наряда», располож ение входа, печи, стола, окон — были проверены в быту опытом многих поколений. По­ лож ение печи направо или налево от входа оп ределяло собой избу «пряху» или «непряху». Т рудясь около печи, стряпуха с детства при­ вычными, выверенными движ ениям и б р ал а нужную посуду с посудни­ ка, с полки, вдвигала в печь ухватам и тяж елы е корчаги и чугуны, са­ ж ала на под хлебы и т. д.

Использование каж дого угла, каж дой л авки было строго реглам ен­ тировано и освящ ено многовековой традицией. Все это обеспечивало максимальное использование площ ади ж и лищ а при очень неслож ном в сущности, но в высшей степени целесообразном его оборудовании. От­ дельные части неподвижного «наряда» ж и л ья зам ен яли ту мебель, без наличия которой в ком нате нам теперь трудно представить себе воз­ можность ж ить и работать.

Вокруг стен шли неподвижные лавки (украинок.— « л ав и » ), на­ верху по стенам над окнами устраивались длинные полки — «полавош ники» или «полицы» (украинск.— «полищ »), ниж е их кое-где м алень­ кие «полички» (украинск.— «полички») для мелочей, на стене близ устья печи прикреплялись в два-три яруса полки д л я посуды — «судник», «блюдешник» (у русских), «мисник» (у украи н ц ев). И ногда внизу, под посудными полками, в систему неподвижных л ав о к вд елы вался род ш каф чика для посуды — «судница», «залавок». У украинцев он нередко составлял одно целое с висячим мисником, образуя род буф ета, кото­ рый так ж е н азы вали «мисником». В украинской хате мисник (к ак и судник на П сковщ ине), естественно, приходился у входа, по другую от печи сторону двери;

в северно- и средневеликорусской избе массивный залавок с судником над ним устраивался на боковой (считая от входа) стене за печью.

Н еподвижные лавки вдоль стен являю тся очень древней особенно­ стью восточнославянского ж илищ а. У ж е в славянских полуземлянках V III— IX вв. вы резы вались в грунте у стен лавки и ш ирокие нары для сна 14. В условиях мелового грунта археологам удалось найти даже сохранившиеся остатки деревянны х нар 15:

Л авки делали обычно из широких массивных тесин, которы е одним краем заводили в стены, а сходивш иеся в углах ж и лищ а концы соеди 14 Н. Е. М а к а р е н к о, Отчет об археологических исследованиях в Полтавской губернии в 1906 г. «И зв. Археологич. комиссии», вып. 22, 1907. стр. 55— 88;

е г о ж е, Го родище Монастырище, «Науковий зб1рник за piK 1924», т. XIX.

15 П. П. Е ф и м е н к о и П. Н. Т р е т ь я к о в, Д ревнерусские поселения на Дону, «Материалы и исследования по археологии СССР», 8, М.— Л., 1948.

ЗГ, Общие черты в крестьянском жилище русских и украинцев няли д руг с другом. Л ав к и покоились на деревянны х стойках;

на У кра­ ине их нередко зам ен яли тумбы из глины или вытесанные из мела глы ­ бы. Л ав к и очень тщ ательно и гладко выстругивались, в старину их не­ редко украш али свеш иваю щ ейся тесовой резной «опушкой». В зависи­ мости от их полож ения в избе и роли в быту, лавки часто носили осо­ бые н азван ия (д о л гая л ав к а, баб ья л ав к а и п р.). В плане данной ста­ тьи необходимо остановиться на двух из них — короткой лавке у вход­ ной двери и широкой л ав ке-н ар ах около печи.

Р и с. 5. „Коники* в укр аинских хатах: а, б, в — коники, отгораж иваю щ ие лавку от входной двери (Ч ернигов­ щ ина, южные районы ), г — полки у двери с резным и зображ ен и ем конской головы (Полтавщина) В великорусских районах короткая л ав ка в избе у входной двери носила н азван ие «коник» 16. В стары х избах она представляла собой род ящ ика, боковой стенкой которого, отгораж иваю щ ей его от двери, являлась толстая тесовая доска, поставленная стоймя и вы дававш аяся над лавкой;

верхний выступаю щ ий конец этой доски обтесы вался в виде конской головы.

У северны х великорусов коник считался муж ской лавкой: в перед­ ней стенке этого л а р я д елали сь раздвиж ны е дверцы, и мужчины клали внутрь свои рабочие инструменты. И ногда зимой д ерж али в конике мо­ лодняк мелкого скота (ягнят, козлят) и домаш ню ю птицу, тогда перед­ няя стенка его д ел ал ась реш етчатой. Ю ж ны е великорусы назы вали его «святым коником», так как он приходился в «святом углу», под обра­ 16 В тех местностях, где угол у двери называют «кутом», «коник» именуют также «кутником».

3* 36 Е. Э. Бломквист зами;

у них коник закр ы вал ся сверху откидной кры ш кой на петлях и в нем хранили печеный хлеб и еду, остававш ую ся от обеда. В елико­ русские коники у двери д авно уж е утеряли изображ ение конской го­ ловы, которое сн ачала сменилось резным округлым выступом (такие доски с резным верхом еще кое-где встречались недавно в старых и збах), а затем эти выстугАл исчезли совсем. Коник видоизменился в гладкую лавку-ларь, а с конца XIX в. он вообщ е превратился в обычную лавку, сохранив, однако, свое название.

О сущ ествовании коника на У краине до последнего времени у к а за ­ ний в литературе не встречалось. Но сравнительно недавно, в конце 1920-х годов, украинскими этнограф ам и были обнаруж ены на Ч ерни ­ говщине придверные коники — поставленные стоймя длинны е доски, отгораж иваю щ ие короткую л ав ку от входной двери (рис. 5, а — в ). Ч е р ­ ниговский коник доходит верхним концом до полки, приделанной над дверью;

свободный край доски обрабаты вается в виде неслож ного вы ­ реза или конской головы 17. Н а д лавкой м еж ду коником и боковой от входа стеной приделы ваю тся одна-две полки, лож ечник д л я л ож ек;

по­ лучается род открытого стоячего ш каф чика д л я посуды.

Черниговский коник д ает возмож ность вы сказать некоторы е сооб ра­ жения о, происхождении мисника-судника. Н а рис. 5 видно, что а — наиболее ранняя ф орм а, где доска коника всей своей ш ириной опи­ рается на землю, б — низ этой доски скош ен на половину ее ширины, в — представляет облегченный вид коника, скош енный снизу до уровня врубленной в него лавки. Если н ад лавкой устроены полки, то п олу­ чается форма, переходная к миснику. П ри взгляде на полку д л я л о ж ек из П олтавщ ины (рис. 5, г), украш енную конской головой, становится ясно, что она разви лась из такого скошенного, оторвавш егося от пола коника. Очевидно, что и наиболее распространенны й висячий мисник и стоячий мисник-буфет ведут происхождение от стоячей доски-коника, соединенной с лавкой и полками над ней.

Т ак к ак полка для посуды всегда д олж н а быть у стряпухи под р у ­ кой, т. е. на стене около устья печи, то при остальны х план ах ж и лищ а полки эти висели в другом месте, не у входа. Так, в избе северного плана у двери приделы валась веш алка д л я одеж ды, а при ю ж новелико­ русских планах в этом углу висели иконы. П оэтом у здесь разви тие ко­ ника пошло иным путем — стоячая доска коника укороти лась не снизу, как у украинцев, а сверху, д ав доску с выступом кверху, сам а ж е л а в ­ ка получила переднюю стенку, превративш ись в невысокий ш каф чик (в северной части страны) или л ар ь (в ю ж новеликорусских рай о н ах ).

С ледовательно, мож но считать, что украинские коники на юге Ч е р ­ ниговщины представляю т уцелевш ую исходную форму, давш ую в д а л ь ­ нейшем украинский мисник, с одной стороны, и великорусский к о ­ ник — с другой. П ереходная форма, соединяю щ ая в себе черты и у к р а ­ инского мисника и великорусского коника, разви л ась на севере Ч е р ­ ниговщины (теперь —• зап ад н ая часть Брянской о б л а с т и ): это «суден», представляю щ ий собой «род сундука или ящ ика, н ад которы м устраи ­ ваются полки, для помещ ения кухонной посуды и молочных кув­ шинов» 18.

Вторым интересующим нас элементом неподвижного «н аряда» ж и ­ л и щ а является «пол»,- Здесь имеется в виду не пол в об щ ерасп ростра­ ненном (для русского литературного язы ка) значении этого слова, а широкий помост типа нар, идущий от боковой стенки печи до противо­ 17 Зарисовку различных коников в южных районах Черниговщины см. в работе JI. Шульгиной: «Коник. Прикраса на ф орму KiHCbKoi голови та зан еп ад П орнам енталь­ но! форми». «М атер1яли ло этнологп и антропологи», т. XX I— XX II, ч. 1, Льв1в, 1929.

таблицы рисунков на стр. 128— 130.

18 А. А. Р у с о в, Описание Черниговской губернии, Земский сборник Черниговской губ., 1899, № 4, стр. 148.

Общие черты в крестьянском жилище русских и украинцев положной стены и служ ащ ий д л я спанья. «Пол» делается шириной метра в полтора и больш е, вышиной — около 75 см, из нескольких (чащ е пяти) досок, полож енны х одним концом на «привалок» (украинский терм ин), т. е. на доску, которая леж и т около печи на двух деревянны х стойках или глиняны х тум бах, а другим на л авку у п ротивоп олож н о^ стены.

Под этим «полом» (иногда говорят: «в подполье») стояли укладки и сундуки с дом аш ним имущ еством;

зимой под полом д ер ж ал и ягнят, по­ росят и домаш ню ю птицу, см отря по надобности, д ля чего низ спереди часто зад ел ы вал и реш еткой. И ногда д л я больш ей вместительности вы ­ бирали под ним зем лю в глубину сантиметров на 30— 40. У «пола» при­ вязывали теленка.

Этот досчаты й настил — «пол» на высоте л аво к устраивали на У кра­ ине, в Белоруссии, в западнорусских и во всех южновеликорусских районах. В зависимости от той или иной планировки ж илищ а, т. е. от того или иного полож ения печи, высокий «пол» помещ ался: в украин­ ской хате и западнорусской избе за печью (см. рис. 1 — /, II, рис. 3, рис. 6 ), в ю ж новеликорусском ж илищ е зап адн ы х районов — от вход­ ной стены до печи (рис. 1 — I I I ), в ю жновеликорусском ж илищ е вос­ точных районов — прям о против входа.

В различны х ю жновеликорусских районах «пол» носил так ж е н азв а­ ния «полок», «мост», «примост», «задн яя л авка», «зад», «залавок» и другие. В области восточного ю жновеликорусского плана, на территории к югу от Оки, высокий «пол» н азы вал ся «кут», «кутник», «кутняя лавка»;

так ж е н азы валось пространство под ним, где преж де зимой держ али поросят, ягн ят и домаш ню ю птицу. У краинцы назы ваю т его «пш» (род.

падеж — «полу»);

стену за ним н азы ваю т «наш льня» или «полова стша».

Известны на У краине и н азван ия его «полик», «полочок».

Высокий «пол» не мог быть устроен лиш ь в избах с северно- и среднерусским планом, так к а к при этой планировке дверь бы ла проре­ зана в той стене около боковой стенки печи, где при других планах по­ м ещ ался «пол». Н о прим ечательно то, что в деревенских банях русско­ го С евера и П о во л ж ья 19 (т. е. к ак раз районов с северновеликорусским планом избы, исклю чаю щ им возмож ность устройства высокого «пола») внутреннее устройство аналогично планировке украинско-белорусско западнорусского ж и лищ а: у двери устроена печь-каменка, поставлен­ ная боком, т. е. устьем к боковой стене;

за ней идет ш ирокая л ав ка для паренья — полок (иногда в 2— 3 ступеньки);

у других стен — лавки для мытья 20. Н ебезинтересно отметить, что в деревенских банях полок для паренья местами носит название «кутник». • Т аким образом, либо в ж илищ е либо в бане зап ад н ая планировка встречается по всей восточнославянской территории. А так как сейчас можно уж е не сом неваться в том, что баня в своем плане повторяет планировку древнерусского ж и л ь я 21, то вполне закономерно предпо­ ложение, что украинско-белорусско-западнорусская планировка пред­ ставляет собой древнерусский тип, впоследствии, при продвижении по Русской равнине на север и северо-восток, в процессе приспособления к более суровы м зим ам видоизменивш ийся в северновеликорусский план.

При этом, естественно, исчез высокий «пол», его зам енили полати, на 19 Д л я других сельских районов в прошлом баня была не характерна: южновели­ корусы мылись в печах, украинцы — в хатах.

20 Планы великорусских бань см. в работах: М. С и н о з е р с к и й. Домаш ний быт крестьян Л евочской волости Боровичского у е зд а Н овгородской губ. «Ж ивая старина», 1899, вып. IV, рис. 25— 26;

М. Б. Е д е м с к и й, О крестьянских постройках на севере России. «Ж ивая старина», 1913, вып. I— II, рис. 45;

В. И. С м и р н о в, Свайные по­ стройки Костромского района, «Советская этнография», IV, 1940, рис. 11;

И. В. М а к о в е ц к и й, Памятники народного зодчества Верхнего Поволжья, М., 1952, рис. 12.

21 П олуземлянки такого плана с остатками возвышенного пола около печи неодно­ кратно прослежены археологами при раскопках жилищ X I— XIII вв. в Киеве, Вышгоро де, Вщ иж е, С уздале, Д митрове.

Е. Э. Бломквист стилавш иесл выше роста человека, под потолком, к ак р аз н ад частью избы у входа, сбоку от печи 22.

Если проследить распространение высокого «пола» по карте, то ста­ нет очевидным, что он характерен в основном д л я всей обш ирной о б л а­ сти прежнего распространения поземного ж илищ а, устраиваем ого прямо на зем ле, без подклета, с зем ляны м или глиняным полом. Во всей этой Р ис. 6. Внутренний вид украин ск ой хаты на П олтавщ ине (с рисунка В. К р и ч евск ого) огромной области, охватываю щ ей юг и зап ад старой восточнославянской территории, слово «пол» в обычном смысле на селе не употребляется или еще недавно не употреблялось. У великорусов зем ляной пол н азы вается здесь «земь», а если он вымощ ен доскам и — «мост»;

у украинцев зем л я ­ ной или глиняный пол назы вается «дш» (т. е. дол) и «дол!вка», а если на него настланы доски — «помют» (т. е. помост) и «пщ лога». Л и ш ь для севера и центра восточнославянской территории, с глубокой д р ев ­ ности характеризуем ы х избами на подклете, а д ал ее и д л я Сибири слово «пол» имеет то ж е значение, что в русском литературном язы ке.

Необходимой принадлежностью русского и украинского ж и л и щ а я в ­ ляются полки, приделы ваемы е на уровне несколько выш е человеческого роста. К роме полок, идущ их по стенам, н ад «бровками» оконных про­ емов, в восточнославянском ж илищ е делаю тся и перекидные полки, так называемые «грядки», тянущ иеся больш ею частью от печного столба до фасадной стены. Термин «грядка» в значении перекладины под потолком, перекинутой над головами, является древнерусским и встречается в форме «гряда» уж е с X III в.

В северновеликорусской избе «грядка» имеет вид плоского бруса или массивной полки, идущей на уровне полатей от печного угла к ф ронтон­ ной стене. Н а эту полку стряпуха кладет свеж евыпеченный хлеб, н ен уж ­ ную в данную минуту утварь и т. п. Н ередко к «грядке» подвеш ивается занавеска, отделяю щ ая предпечное пространство от остальной избы;

часто промежуток от «грядки» до пола заш ивается переборкой (в си­ 22 Впрочем, и при остальных планах, кроме украинского, полати настилались уж е над «полом», так что получалось два яруса настила для спанья.

Общие черты в крестьянском жилище русских и украинцев бирских говорах — «кутной заб оркой »). Этот тип «грядки» известен во многих северновеликорусских районах Европейской части С С С Р, на У ра­ ле, в Сибири. В стары х «черных» избах «грядкам и» назы вались две ж е р ­ ди, укрепляемы е над челом печи д л я суш ки дров и лучины. Н а севере «грядками» н азы ваю т длинные шесты, протянутые в клетях от одной сте­ ны до другой;

на них развеш ивается праздничная и зап асн ая одеж да.

В украинской хате над «полом» под самы м потолком горизонтально подвешиваются тонкие длинны е ж ерди д л я развеш ивания рабочей одежды, б ел ья и п ряж и;

одна из них проходит над краем «пола», вдоль него, д р у гая — поперек, меж ду «полом» и печью. Т акая ж е ж ердь подве­ шивается н ад печью;

на нее веш аю т связки лука. В центральной У краи­ не эти ж ерди в настоящ ее время зовут «ж ердки», но в П рикарпатье со­ хранилось древнее н азван ие «грэдщ »;

гуцулы покры ваю т «грэдц Ь резь­ бой и развеш иваю т на них одеяла. То ж е назначение имеют «гряды» в амбарах Галиции — ж ерди, на которых развеш иваю т одеж ду иконоплю.

И з старинной обстановки русского и украинского ж и лищ а до нас дош ли различные вместилищ а д л я хранения праздничной одеж ды, холста, пряж и и т. п. Н а зап ад е и юге восточнославян­ ской территории, повидимому, н аи бо­ лее древним явл яется своеобразное хранилище д л я одеж ды и холстов — долбленая л ип овая кад к а с уш ками, отдельной кры ш кой и н акладкой для заклинивания. Э т о — «бодня» у у к р а ­ инцев 23, ю жны х великорусов и донских казаков, «кубел» или «кубель» у вели­ корусов зап адн ы х областей (П сковская.

В еликолукская, С м оленская и К ал и ­ нинская) и белорусов. Б олее поздняя форма бодни — ш и рокая н и зкая кадка Р и с. 7. Бодня (украинцы, ю ж нове­ ликорусы ), или к) бел, кубель (за­ (до 70 см ш ирины у основания, около падны е группы северн овели кор у 60 см высоты, а иногда и выш е) бон- сов) — кадуш ка бондарной работы дарной работы, из клепок, с крыш кой, для хранения холстов и одежды;

запирается на висячий замок накладкой и висячим зам ком (рис. 7).

Судя по литературе, именно эта бон­ дарной работы бодня бы ла сравнительно ш ироко распространена в сере­ дине XIX в.;

во второй половине века бодня (кубел) стала быстро выхо­ дить из употребления и зам ен яться сундукам и и скрынями. Ко времени первой мировой войны только в отдельны х белорусских местностях и в горах у гуцулов ещ е сохранялись кублы и бодни, повсеместно же этот вид утвари, повидимому, исчез д а ж е из пам яти населения.

III. Некоторые виды древней строительной техники С троительная техника древнерусской народности почти на всей зани­ маемой ею территории, кром е южной окраины, бы ла связан а с деревом как основным строительным м атериалом. Н е только деревни, но и много­ численные города в основном рубились из дерева.

Техника возведения сруб а уж е в X— XI вв. была доведена д о высокой степени соверш енства. Н и один народ в мире не создал таких зам еча­ тельных пам ятников деревянного зодчества, к ак восточные славяне: об этом свидетельствую т, наприм ер, изумительны е деревянны е церкви рус­ ского С евера и западной Украины или сложнейш ие крепостные стены детинцев и острогов, баш ни которых до наш его времени уцелели в Кеми, Якутске и И лимске. Н е только старинны е оборонительные и культовые сооруж ения обнаруж и ваю т высокое м астерство древнего строителя-плот 33 В Харьковской области ее называют «забШ ница».

40 Е. Э. Бломквист ника, но и современные ж илы е избы и хозяйственны е постройки д аю т.не­ повторимые образцы самобытного стиля «деревенской» срубной архитек­ туры. Д остаточно посмотреть хотя бы две-три работы о северном и ю ж ­ ном зодчестве, чтобы найти множ ество ярких примеров, подтверж даю щ их это п о ло ж ен и е24.

Все это относится! к ак к великорусам, так в значительной степени и к украинцам. Вопреки ходячему (мнению, согласно которому украин ская хата неизменно представляется мазанкой — с плетневыми стенами, о б ­ мазанными глиной, следует отметить, что во всей северной У краине осно­ вой постройки является бревенчатый сруб. П олоса рублены х деревянны х хат занимает значительную часть Черниговщ ины и Волыни и часть К иев­ щины, т. е. северные части современны х областей Сумской, Ч ернигов­ ской, Киевской, Ж итомирской, Ровенской и Волынской, а так ж е б оль­ шую часть П рикарпатского района — в пределах областей Л ьвовской, Станиславской, Д рогобы чской и Закарп атской. Ю жнее, где в настоящ ее время располож ена полоса деревянны х хат, выстроенных «в зак л ад ку», т. е. заборной техникой в паз, п роходящ ая от Л ьвова до Ростовской о б ­ ласти севернее Кременчуга, всюду отдельны м и островкам и так ж е п оп а­ даю тся районы срубных хат (особенно на П олтавщ ине и Х арьковщ ине).

И зредка такие островки встречаю тся и д ал ее к югу, в зоне глинобитных хат, напрймер, в Д непропетровской и В орош иловградской о б л а с т я х 25.

В далеком прошлом, когда бы ло гораздо больш е лесов, граница срубных хат проходила значительно ю ж нее современной: так, известно, что курени Запорож ской Сечи в ниж нем течении Д непра рубились из дерева 26.

В большинстве украинских районов срубы об м азы ваю тся глиной (этот обычай обусловлен неровностью лиственного леса') и белятся, но по самой северной окраине, на границе с Гомельской областью и П и н ­ ским Полесьем, срубы остаю тся необмазанны ми и небелеными. П о внеш ­ нему виду такое черниговское или волынское селение на У краине м ало отличается от великорусской деревни соседних областей, например Б р я н ­ ского Полесья. Н е м аж ут и не белят своих х ат и украинцы горных к а р ­ патских районов.

Основной прием использования дерева д л я постройки — связы ван и е бревен в горизонтальные венцы и возведение из них сруба — является древнейш ей конструктивной системой, общ ей д л я всех трех братских н а ­ родов — великорусов, белорусов и украинцев — и восходящ ей ко времени сущ ествования отдельных восточнославянских племен. Способы врубки при связы вании венцов были очень разнообразны. В старинном русском зодчестве их насчитывалось до 50, и многие из них были общ ими д л я русских и украинцев. Эти способы можно- объединить в д ве группы: «руб­ ка с остатком», т. е. соединение бревен с выпуском концов (наиболее р а с ­ пространенный из них — «в обло», «в ч аш к у » ), и «рубка без остатка», т. е. связы вание бревен врубкой на самых концах их («в л ап у » ). И те и другие способы применялись в зависимости от х арактера и н азначения постройки и русскими и украинцами.

Н аряду с обычным четы рехугольньщ срубом уж е древним плотникам и на севере и на юге были известны способы возведения многоугольны х срубов — шестиугольных и восьмиугольных, до последнего времени уп о­ треблявш ихся при сооружении ветряны х мельниц, но особенно ш ироко применявшихся в прош лом в крепостном и церковном строительстве.

В Западной Украине, где особенно развито деревянное зодчество, эти 24 С. 3 а б е л л о и др., Р усское деревянное зодчество, М., 1942;

М. Ц а п е я к о, Украинское деревянное зодчество, «Архитектура СССР», 1941, № 1;

П. Г. Ю р ч е н ­ к о, Д еревъяне зодчество УкраТни, Кш в. 1949.

25 Карту распространения типов украинских хат по материалу и технике см. в ра­ боте Ф. К. Волкова «Украинский народ в его прошлом и настоящ ем», П етроград, т. II, 1916. перед стр. 520.

26 А. С к а л ь к о в с к и й, История Новой Сечи, или последнего Коша З а п о р о ж ­ ского, ч. I, О десса, 1885, стр. 53.

Общие черты в крестьянском жилище русских и украинцев навыки не утеряны до сих пор: у гуцулов рубщ ики и сплавщ ики леса в го­ рах еще недавно устраивали себе на зиму так назы ваемую «коли бу»27 — шести-, восьми-, или д а ж е двенадцатиугольны й сруб, сложенный на мху, с пирамидальной крыш ей из д ран и ц или луба, с отверстием наверху для выхода ды м а.

Те ж е приемы народного плотничьего рем есла применялись на У к р а­ ине и в культовом зодчестве, что создает несомненную общ ность форм между, наприм ер, гуц уль­ скими крестьянскими по­ стройками и деревянны м и церквами Гуцулы цины. И но­ гда небольш ую сельскую церквушку X V II— X V III вв.

можно отличить от ж илого здания только по кресту, которым украш ен конек крыши. Б олее слож ны е цер* ковные зд ан и я часто стави ­ лись в виде восьмиугольных срубов. В этом проявляется прямая зависим ость формы здания от качества строи­ тельного л еса: четы рехуголь­ ные срубы требую т более длинных бревен, чем много­ угольные, а такой строевой лес не всегда имеется в этой зоне буковы х и грабовы х л е ­ сов. С троились церкви одно-, двух-, трех-, пяти- и д евяти ­ главые. Ч исло гл ав обычно соответствует количеству со­ ставляю щих церковь сам о­ стоятельных срубов;

при этом часто д ан н ая конструкция представляет комбинацию четырехугольных срубов с Р и с. 8. Вы пуски верхни х бревен сруба для под­ восьми- или ш естиугольны ­ держ ания свеса крыши: а — русск и й север;

ми. Э та х ар ак тер н ая особен­ б — Зап адная Сибирь;

в — К иевщ ина;

г — Полтав­ ность многосрубной ком ­ щина позиции западноукраинских церквей, несомненно, восхо­ дит к древнерусском у зодчеству: так, ещ е в 989 г. был срублен в Н овго­ роде первый храм Софии «из дуба о 13 верхах»;

он представлял собой группу из двен адц ати высоких срубов, окруж авш их центральный сруб.

Д ругим районом, где сохраняю тся деревянны е рубленые церкви слож ­ нейшей и разнообразнейш ей архитектуры, является русский Север. Здесь, как и на Украине, мож но проследить теснейшую связь м е ж д у архитекту­ рой деревянны х церквей и крестьянского ж илищ а. В данной статье нет возможности останавли ваться на сравнении деревянного церковного зод­ чества русских и украинцев, м ож но только отметить, что типы старинных церквей русского С евера и У краины, их внешний вид, больш ая часть от­ дельных деталей и элементов говорят об общности архитектурных и плот­ ничьих приемов срубно-бревенчатой техники у русских и украинцев.

М ногие из видов срубной техники, соверш енствуясь в течение веков, представляю т очень остроумное реш ение использования венцов сруба для 27 Слово «колиба» употребляется во всех украинских диалектах в значении ш а­ лаша;

в ю жной Украине в некоторых местах так называют сторож ку на бахче.

42 Е. Э. Бломквист всевозможных строительных целей. Ч асть этих реш ений сущ ествует и сей­ час: образцы их м ож но видеть на русских и украинских деревянны х по­ стройках.

Особенно часто практикуется вы пускание концов бревен о т венцов в качестве кронштейнов, например, путем постепенного напуска концов бре­ вен от двух-трех верхних венцов сруба для п оддерж ан ия выноса крыши, далеко выступающей за стены дом а. П ри этом д ал ьш е всех выступает верхнее бревно, остальны е книзу сходят на-нет. Концы их подтесы ваю т­ ся или украш аю тся резьбой. Это так назы ваем ы е «выпуски», «помочи», «повалы», у украинцев — «вйпусти», «острубини», «коники» (та к как часто их концы обрабаты ваю тся в виде конских голов) (рис. 8 ).


В старых хозяйственных постройках концы верхних бревен вы пуска­ ли д л я устройства нависаю щ их частей сруб а с целью создания бревенча­ того навеса над приемочными п лощ адкам и (предам барье у обычного кре­ стьянского ам бара, балкончик с воротом д л я приемки зерна на старых ветряных мельницах и т. п.). Н е менее ш ироко п рим енялся выпуск кон­ цов бревен на разной высоте сруба д л я п оддерж ан ия кры лец, обходных галерей, балконов и т. п.

Н а севере и в Сибири «выпуски» прим еняю тся главны м об разом на жилых и хозяйственных п о стр о й ках 28. Н а У краине «выпусти» достигли особенно изящ ны х форм у гуцулов, где они поддерж иваю т д ал еко вы­ ступающий свес драничной крыш и хат, и в западноукраинских церквах, где они сл у ж ат опорой д л я узкой крыши («ш дд аш ш я»), опоясы ваю щ ей кругом церковь и предохраняю щ ей основание здания: о т разм ы ван и я д о­ ждем 2Э.

В центральной У краине (правобереж ье и л евоб ереж ье Д н е п р а ), в связи со сведением лесов и необходимостью о тказа от дерева как строительного м атери ала в течение последних столетий постепенно у тр а­ чивались строительные приемы деревянного зодчества. М ал о пригодные для сруба кривые стволы приходилось покры вать толстым слоем глины.

Д л я постройки хат постепенно переходил» к другим м атери алам, а д ер е­ во употребляли на те хозяйственные строения, которые по тем или иным соображ ениям надо было ставить из более прочного м атери ал а: ам бары (рис. 9. а), мельницы и т. п. Р у б л ен ая хата становилась недоступной и являлась уж е признаком заж иточности. Н о до сих пор на хате-м азан ке, несмотря на изменение конструкции стен, вынос крыш и поддерж ивается кониками, по традиции сохраняю щ ими форму, типичную д л я рубленой хаты. Здесь их выпускаю т из верхней обвязки, которая носит н азван ие «зруб» или «ощёп» и состоит из 1— 2 венцов, скрепляю щ их плетеную стену х а т ы 30.

Зон а древнего срубного ж илищ а Восточной Европы, в которую входят все великорусские и белорусские территории, зах ваты вает северную, западную и большую часть центральной У краины. Ю ж ная ж е У краина леж ит в зоне столбового ж илищ а, повидимому, весьм а древнего. В эпоху Киевской Руси сельские поселения здесь состояли из прямоугольны х полуземлянок с печью. О тносительно конструкции их стен археологи еще не пришли к определенному заклю чению, но ввиду того, что эти поселе­ ния расположены на южной окраине лесостепи и в степи, в р яд ли и в древности здесь могли преобладать срубы. Скорее всего это были пре­ имущественно строения, являвш иеся прообразам и современных у к р аи н ­ ских «хат на сохах», т. е. турлучны х или каркасны х «мазанок».

28 Великолепные резные «выпуски» на старинных великорусских избах см.: С. 3 а б е л л о и др.. Указ. раб., рис. 79,81— 83, 86;

Е. А щ е п к о в, Р усское народное зодч е­ ство в Западной Сибири, 1950, рис. 118— 133;

е г о ж е, Р усское народное зодчество в Восточной Сибири, 195Э, рис. 86— 91.

29 М. Д р а г а н, У к раш сьи деревляш церкви, т. 2, Jlb B iB, 1937, рис. 55— 59, 240, 256.

30 П. Г. Ю р ч е н к о, Н ародное ж илищ е Украины, 1941, рис. 75— 78.

Общие черты в крестьянском жилище русских и украинцев Когда вы бран о м есто для такой хаты, по углам и в промеж утках м еж ­ ду ними вбиваю тся в землю сохи, т. е. довольно толстые столбы с есте­ ственной развилиной наверху (если ее нет, то в верхних концах столбов вырубается углубление). Верхние концы «сох» соединяю тся уклады вае­ мыми в них одним-двумя венцами бревен («зруб» или «ощ еп»). Н а «зру бе» укрепляю тся стропила для крыши. «Сохи» вместе с дополнительными кольями и перекладинам и составляю т остов хаты, к которому прикреп­ ляется обш ивка, об м азы ваем ая затем с обеих сторон глиной. Обш ивка может представлять собой плетень из лозы, кам ы ш а или соломенных жгутов, забор из коротких бревен или ж ердей, заклады ваем ы х в пазы, которые вы далбливаю т в «сохах», и др.

Таким образом, в «хате на сохах» вся тяж есть стропильной крыши покоится на опорных столбах к ар к аса стен. Э та ж е техника столбового строительства в сочетании со стропильной конструкцией крыш применяет­ ся и по южной окраине великорусских территорий для жилых и для хозяйственных построек (рис. 9, б).

У всех восточных сл авян столбовая! техника издавн а применялась для устройства различны х строений на крестьянском дворе. Н адворны е наве­ сы на столбах-«сохах», прим ы каю щ ие к изгороди и откры ты е со стороны двора, так н азы ваем ы е «повети», известны почти повсюду в зоне откры ­ того двора — у белорусов, у великорусов средней полосы и черноземных областей. В ю жновеликорусских поветях «сохи» ставятся по периметру навеса и связы ваю тся наверху продольными «прогонами» и поперечными «перекладями», на которы х покоятся стропила крыши.

В украинском дворе центральной У краины почти необходимой при­ надлежностью является «noeiTKa». Это или открытый с боков навес на «сохах», или род с а р а я с плетеными стенами и соломенной крышей, в ко­ тором стоит скот или х ран ятся какие-либо хозяйственные вещи. В Воро­ нежской 'и О рловской областях «поветка» представляет собой плетеную клеть на дворе д ля невестки, в которой та хранит свое имущество и спит летом.

С толбовая техника распространена в хозяйственных строениях и д ал ь ­ ше к северу, в зоне кры того двора.

Здесь в западнорусских районах м асси вн ая столбовая конструкция стен в сочетании со стропильной техникой двускатной крыши применяет­ ся для крытых гумен с ригой внутри их (П сковская о б л.);

противостоя­ щие столбы стен связан ы «кладям и», в концы которых врубаются! стро­ пила.

Д л я среднерусского одноэтаж ного кры того двора конструкция «на столбах» явл яется наиболее характерной;

на ней покоится все покрытие двора. Но и з-за больш ой ширины д вора к а ж д а я «кладь», соединяющ ая парные столбы на противоположных длинных стенах здания, подпирает­ ся! еще внутри одним -двум я столбами.

Д л я северного двухъярусного крытого двора так ж е типична столбовая конструкция, однако несколько услож ненная. Здесь опорой всего здания служат м ассивны е столбы -сваи, связан ны е горизонтальными прогонами и кладям и;

на этой опоре возводится весь второй ярус («поветь»), где хранится сено. И в одноэтаж ном и в двухъярусном крытом дворе между столбами-сваями, преимущ ественно в дальнем от избы конце, ставят теп­ лые (на мху) хлевы д л я скота, а пространства меж ду столбами, не зан я ­ тые хлевам и, заби раю тся бревнами в паз. Эта конструкция имеет огром­ ное удобство в том отношении, что все здание опирается на столбы, а не на стены стоящ их меж ду ними хлевов. П оэтому быстрее перепревающ ие хлевы д л я скота мож но сменять, не трогая всей конструкции в целом.

Мы видим, таким образом, что северная поветь — второй этаж двухъ­ ярусного д вора — у тверж д ается на столбах, как и навесы в более южных районах. О тсю да ясно, что северная поветь — это тот ж е украинский белорусский-южнорусский надворны й навес на столбах, или «сохах».

44 Е. Э. Бломквист который при продвижении славян на север, в условиях сурового климата и изобилия строительного леса, получил дополнительную надстройку — стены и крышу и превратился во второй этаж двора.

Такой путь развития повети подтверж дается наличием различных переходных форм, встречаю щ ихся в районах, пограничных м еж ду зонами о Р и с. 9. А мбары для хранения зерн а и муки: а — „комора" ук р а­ инцев, построенная „на от ш и бГ, срублена из дер ева и обмазана глиной (Полтавщ ина, с. Поп1Вка);

б — плетеный амбар ю ж н овел и к ор усов (б. В орон еж ская г у б., О ст р огож ск и й у., с. Прилепы) одноэтажного и двухэтаж ного двора. Так, например, на севере Кировской области известна поветь, п редставляю щ ая собой плоский навес на столбах д л я хранения на нем сена и соломы;

под ним устроены хлевы д л я скота.

Навесы такого типа известны и в Сибири и в А лтайском крае. Н а севере Калининской и Я рославской областей бытует крытый полуторный двор без настоящ его второго яруса, со стенами, но имеющий под крышей плоский настил для сена, назы ваем ы й «поветью».

Общие черты в крестьянском жилище русских и украинцев Таким образом, имею тся все основания считать навес на «сохах», или столбах,— «поветь», древню ю повЪть — общ евосточнославянской частью крестьянского дво р а, восходящ ей к эпохе древнерусской народности.

Одним из наиболее древних видов конструкции крыши в древнесла­ вянских ж и лищ ах яв л ял ась кры ш а «на сохах» или «на столбах». Основ­ ную опору д л я нее составляли д ве «сохи», врытые в землю по сред­ ней оси постройки;

в развилины «сох» уклады валось бревно, служившее коньком крыш и, и у ж е на коньке и стенах, при любой конструкции последних, у креп лялась обреш етка двускатной крыши (рис. 10). Этот архаический тип покры тия в полосе лесостепи, т. е. у у к р а ­ инцев и ю жных великорусов, уже столетия н азад сменился легкой стропильной конструк­ цией, в лесной ж е полосе р а з ­ вилась сл о ж н ая двускатн ая крыша «на сам цах». Таким образом, в применении к ж и ­ лым постройкам способ устрой­ ства крыш и на столбах совер­ Р и с. 10. Схема устр ой ства «крыши на сохах»

в хозяй ственн ы х п остр ой к ах («nj ня» на Ч ер­ шенно исчез из быта. О днако ниговщ ине) он встречается до сих пор в хозяйственных сооруж ениях, во­ обще характеризую щ ихся сохранением многих архаических приемов строительства.


В наиболее типичной форме кры ш а «на столбах».сохраняется на кры ­ тых гумнах у украинцев, белорусов и ю жны х великорусов. У украинцев это строение носит н азван ие «клуня», «половник», у белорусов — «гум­ но», у ю ж новеликорусов — «клуня», «рыга». Эти постройки служ ат для склада необмолоченного хлеба и местом д л я молотьбы в зимнее и ненастное врем я, поэтому они делаю тся обш ирными и поместительными (рис. 11).

О гром ная крутая) кры ш а покоится) на массивны х столбах-«сохах» и кроется соломой, стены делаю тся невысокими или их не делаю т совсем.

При постройке «клуни» и у русских и у украинцев сначала вкапываю т глубоко в зем лю толсты е дубовы е «сохи» высотой 7— 8 м. В клунях средней величины ста вя т «сохи» по средней оси будущей постройки и соединяют полож енны м на развилины коньковым бревном (украинск.— «сволоком»), В клунях большей величины «сохи» ставятся в ^ в а ряда, четырехугольником и соединяю тся наверху обвязкой из прогонов (укра­ инск.— «сволоков»), а парны е «сохи» связы ваю тся м еж ду собой «кладя­ ми»;

на каж д у ю кл ад ь устанавли вается толстая стойка, или козлы, и на них уж е у кл ад ы вается коньковое бревно. В клуне на двух, на трех, на пяти «сохах» последние ставят в один ряд;

в наиболее распространенных четырехсошных, а так ж е шестисошных клунях «сохи» располагаю тся в два р я д а. Ч еты рехсош ная клуня в плане близка к квадрату, кры ш а ее имеет почти конусообразную форму. Ш естисош ная клуня («половник») более вы тянута в длину. В литературе отмечены двенадцатисош ны е клу­ ни (в помещ ичьих и кулацких хозяйствах) и д а ж е четырнадцатисош ные;

в последнем случае вкапы вается по 5 «сох» на длинных сторонах и по на коротких м.

Стены клуни делаю тся из различного м атериала: в северной Украине их рубят из бревен, соединенных в паз, в центральной У краине и в боль­ шей части русских черноземных областей плетут из ивняка или мелкого ореш ника, в В оронежской, Орловской, Тульской и Р язан ской областях 31 План клуни на 14 «сохах» см. в книге В. А. Бабенко «Этнографический очерк народного быта Екатеринюславского края», Екатеринослав, 1905, стр. 30.

46 Е. Э. Бломквист кладут так ж е из плитняка, в ю жной У краине вы клады ваю т из глины ил»

камня. Нередко стен совсем не делаю т, а кры ш у опускаю т непосредст­ венно на землю. В русских районах (Тульская, Р язан ск ая, Воронежская!

Р ис. 11. К ры тое гум н о для молотьбы хлеба в ненастную п о го д у : а — клуня, или рыга, южных велик орусов (б. В орон еж ская г у б., Н и ж н ед ев и ц к и й у., с. Ш аталовка);

б — клуня, или половник, украинцев (б. Е к а т ер и н о славская г у б., А лександровск ий у., с. В асильевка) области) это сооруж ение зовут «рыга с земи», в восточных районах Ук­ раины такую клуню обычно назы ваю т «половник», в ю жной Украине говорят, что клуня построена «куренем».

На длинных сторонах клуни устраиваю тся ш ирокие и высокие въ езд ­ ные ворота;

боковые концы на коротких сторонах («засторонки») зап ол ­ няются снопами, а ш ирокая площ адь сквозного проезда по окончании возки снопов служ ит для молотьбы: это пространство п одравн и вается н утрамбовы вается, как обычный ток.

К ак архаический прием устройство крыш и «на столбах» известно и в Общие черты в крестьянском жилище русских и украинцев среднерусском одноэтаж ном крытом дворе. Д л я этого во дворе средней величины вбивалось 12 толстых столбов-свай, 4 по средней продольной линии и по 4 более низких с каж дой стороны;

расстояние между столба­ ми — приблизительно около 6 м. В верхуш ке каж дого столба вырубалось углубление, («уш и»), в которое пропускали горизонтальны е толстые брев­ на: в «уши» боковых столбов — «иглы», в «уши» средних столбов — конь­ ковое бревно-«князек»;

в «иглы» и «князек» врубались наклонны е брев­ на, составлявш и е остов крыши. Т акие дворы отмечены в Новгородской области.

Все это п оказы вает, что кры ш а «на столбах» является очень древней формой, свойственной в прош лом всем трем восточнославянским народам как в зоне столбового, так и в зоне срубного ж илищ а, но в настоящее время встречаемой лиш ь в хозяйственных постройках.

* * * В данной статье сделан а попы тка осветить три небольших круга узло­ вых вопросов, даю щ их возм ож ность проследить древнюю общность русской и украинской народной культуры на м атери алах крестьянского жилища. В р азр езе интересующ ей нас проблемы это можно было бы наглядно п о казать и на ряде других тем, касаю щ ихся крестьянского жилища и усадьбы русских и украинцев;

развитии окна и связанных с ним деталей, конструкции потолка и крыши, м атериале и технике устрой­ ства кровли, д етал я х рубки и обработки дерева, резьбе на архитектурных деталях, опоясы ваю щ их ж илищ е и церкви галереях и навесах, разн о­ образных хозяйственны х строениях, процессах услож нения планировки и убранства ж и лищ а, связанной с ж илищ ем и хозяйственными построй­ ками терминологии и т. д. и т. п.

О дн ако и то немногое, что сказан о в статье, д ает возможность судить об органической связи русского и украинского ж илищ а, о наличии пере­ ходных м еж д у ними форм, о единстве их строительной культуры и об­ щих ее корнях. Н ет сомнения, что отдельны е составные части жилищ а восходят к эпохе сущ ествования древнерусской народности, а обозначаю ­ щие их термины входили в основной словарны й фонд древнерусского языка.

В. В. БУНАК О З А Д А Ч А Х И П Л А Н Е А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К О Г О И ЗУ Ч Е Н И Я РУССК ОГО Н А Р О Д А И сследования советских антропологов охватили многие десятки боль­ ших и малы х территорий, крупных и мелких этнических групп. В насто­ ящ ее время получены антропологические характеристики, если не всех без исключения этно-территориальных типов, то во всяком случае всех главнейш их и многих небольш их этнических групп. В накопленном ог­ ромном антропологическом м атери але представлены и пограничные зарубеж йы е группы, но несоответственно м алое место зан и м ает основной этнический массив наш ей страны — русское, белорусское и украинское население. Если работы последних л ет доставили некоторый материал для построения антропологической карты Белорусской С С Р, то антро­ пология русского н арода и антропология украинцев д авно у ж е не по­ полнялись основательными трудами.

Преимущ ественное внимание, уделявш ееся антропологии окраинных территорий, национальны х меньшинств или внеевропейских этнических групп, не составляет особенности советской антропологической науки.

Т ак ж е р азви вал ась и дореволю ционная русская антропология, то же самое происходило в зарубеж ной науке. Н етрудно вскры ть причины, приведшие к таком у направлению антропологических исследований.

Вполне понятно, что общ ие вопросы антропологической диф ф ерен­ циации человечества', происхождения и родства расовы х типов, расселе­ ния их по зем ле и пр. могут быть разреш ены лиш ь путем изучения наиболее различны х и территориально разобщ енны х групп, т. е. главны м образом внеевропейских народов.

Многие народности Сибири и Средней Азии долгое врем я находи­ лись в условиях экономического угнетения и зад ерж ан н ого культурного роста, приводившего к уменьшению численного состава группы, к ас­ симиляции ее другими более крупными народам и. В колониальны х стр а­ нах такое полож ение сохраняется и д а ж е усиливается, в настоящ ее время многие внеевропейские группы находятся на пути к полному изчезнове нию.

По отношению к европейским народам угроза резкой д ен ац и он али ­ зации не сущ ествовала. Антропологические типы Европы в общ их чер­ тах были хорошо известны, а получение точных характери сти к п редстав­ лялось задачей менее срочной, требовало раб от больш ого м асш таба, организация которых могла быть проведена лиш ь при особо благопри­ ятных условиях.

Учитывая эти и многие другие соображ ения, будущ ий историк ан ­ тропологии наверное признает сущ ествовавш ее н ап равлен ие антрополо­ гических исследований обоснованным и д а ж е целесообразны м. С охран я­ ет ли этот вывод свое значение и в настоящ ее врем я? Р ечь идет, конеч­ но, не о том, нужно или не нуж но продолж ать антропологическое изучение периферических народностей и национальны х меньшинств.

Такой вопрос не возникает, хотя нужно отметить, что дальнейш ее и зу­ чение этих групп ставит уж е иные задачи, требует иных методов и мо О задачах антропологического изучения русского народа жет иметь результатом разреш ение уж е не общих антропологических задач, а зад ач частного, локального характера.

П оставленны й вопрос относится в полной мере к антропологии ос­ новного этнического массива. П равильно ли и в настоящ ий момент при­ знать его антропологическое изучение не первоочередным научным з а ­ данием, разреш ение которого м ож ет быть отлож ено на некоторый срок?

Имеет ли такое исследование актуальн ое значение? С ущ ествует ли воз­ можность д л я его организации в ближ айш ем будущ ем?

В порядке рассм отрения этих вопросов необходимо преж де всего остановиться на одной особенности методики антропологических иссле­ дований, вы зы ваю щ ей у неспециалистов некоторую неясность.

А нтропологическая характеристика энто-территориальной группы представляет собой сочетание определенных вариантов нескольких при­ знаков, наиболее часто встречаю щ ихся в исследуемой группе (напри­ мер, серо-голубая о краска радуж ины, ум еренная брахикеф алия, средне­ широкое лицо и т. д.). К аж д ы й из этих вариантов имеет абсолютное или относительное преобладание, охваты вает иногда более чем половину исследуемого контингента. Н о сочетание этих вариантов у индивидуумов далеко не имеет преобладания. Если признаки изменяю тся независимо один от другого,— а именно такие признаки и вы бираю тся д л я р азгр а­ ничения типов,— то частота их сочетания у индивидуумов будет равна произведению частот каж дого п ризнака в группе. Так, например, если каждый из трех признаков найдем у 6/ 10 исследованной группы, то соче­ тание их встретится лиш ь у 2/ю всех индивидуумов;

это число получа­ ется от перем нож ения частот отдельны х признаков в группе;

0,6 X 0,6 X X 0,6 = 0,218. Таким образом, антропологический тип группы вовсе не имеет абсолю тного преобладания. Он констатируется лиш ь у части иссле­ дованного контингента н аряд у с другими ком бинациями признаков. И н а­ че говоря, антропологический тип устанавли вается сочетанием вариантов, наиболее часто встречаю щ ихся в группе в целом или на данной терри­ тории. У отдельны х индивидуумов тип представлен лиш ь изолирован­ ными элем ентам и, вы ступает к ак бы в рассы панном виде.

Т акое соотнош ение отдельны х признаков м ож ет быть понято лиш ь при том условии, что в некоторый предш ествующ ий период характерное для группы сочетание признаков было свойственно значительно большей части индивидуумов. В осстанавливаем ы е путем антропологического ан а­ лиза современного населения типы представляю т собой реконструкцию реальных типов, возникш их на определенном отрезке исторического прошлого, а в дальнейш ем вследствие независимой изменчивости от­ дельных признаков в значительной мере утративш их свою гомогенность и притом в стабильны х условиях, т. е. без больш их перемещений по территории, изменений условий среды, меж групповых смешений и т. д.

Когда эти ф акторы достигаю т больш ой интенсивности, происходит бо­ лее р езкая перестройка типов. В стабильны х условиях характерное для территории сочетание признаков постепенно утрачивает преобладание при подсчете индивидуальны х комбинаций, но сохраняется у небольш о­ го числа индивидуумов данной группы, позволяя восстановить исходный антропологический тип данной территории и тем самым разъяснить про­ исхождение современного антропологического варианта.

То, что непосредственно вы ясняется антропологическим анализом, соответствует этническим группировкам предшествующ их периодов.

Современные антропологические типы получаю т значение постольку, по­ скольку их возникновение приурочивается к определенному периоду истории страны. В зависимости от многих условий в антропологических группах современной эпохи по преимущ еству отраж ается то отдаленное, то сравнительно близкое прошлое.

Антропологические типы русского н арода в общих чертах уж е из­ вестны. Возникновение их относится к отдельным периодам истории 4 Советска т этн о гр аф и я, № 50 В. В. Бунак нашей страны. К тако м у выводу привели уж е первые обобщ аю щ ие ис­ следования по антропологии Восточной Европы — труды Д. Н. Анучина, Е. М. Чепурковского Д альн ей ш ее изучение проблемы на основе новых материалов позволило уточнить вы сказанное предполож ение. М ож но счи­ тать установленным, что современные антропологические типы более или менее соответствуют областям распространения восточнославянских племен, вошедших в состав русского н арода: кривичей, вятичей, ильмен­ ских словен и других. Антропологические исследования откры ваю т воз­ можность восстановить тип этих групп, выяснить многие их особенности, не поддаю щ иеся установлению путем изучения древних черепов, и т а ­ ким путем более глубоко осветить проблемы происхож дения русского народа. В изучении ранних периодов истории восточных славян совре­ менный антропологический м атериал зан и м ает равноправное место на­ ряду с м атериалам и археологическими, энтограф ическими и лингвисти­ ческими. Если всестороннее изучение исторического прош лого русского народа признано одной из актуальны х зад ач советской науки, необхо­ димо долж на быть поставлена на очередь и р азр а б о тк а одного из су­ щественных разделов этой проблемы — антропологическое изучение со­ временного русского населения.

Больш ое значение древнего краниологического м атери ал а д л я р азр е­ шения вопросов истории получило уж е ш ирокое признание. Вполне свое­ временно распространить этот вывод и на исследование современных антропологических типов.

Однако возможность использования антропологических м атериалов в целях изучения исторического прош лого ограничена несколькими ус­ ловиями. Одно из этих условий — отсутствие резких сдвигов в составе населения на протяжении последних десятилетий. К ак было у ж е отмече­ но, антропологические типы, слож ивш иеся в X IV —XV вв., до последне­ го времени, первой четверти текущ его столетия, изменились сравн и тель­ но мало, во всяком случае не настолько, чтобы сделать неразличимы ми антропологические особенности отдельны х групп, участвовавш их в ф ор­ мировании русского народа.

Иные условия создаю тся во второй четверти текущ его столетия, в эпоху развития социалистического хозяйства, в годы Великой О тече­ ственной войны, в период строительства коммунистического общ ества.

Хорошо известны огромные сдвиги, происш едш ие за этот период в экономике и культуре советских народов. В плотно населенны х областях Европейской части Р С Ф С Р выросли новые промыш ленные центры, при­ влекаю щ ие кадры из самых различны х районов страны. В озникли об­ ширные индустриальные области с многотысячным населением за У р а­ лом, на Д ал ьн ем Востоке, в Средней Азии. Гигантские работы по пре­ образованию природы, строительство каналов, плотин привлекли массы населения, не уступаю щ ие по численности населению преж них уездов.

И зменилось соотношение численности городского и сельского н асе­ ления. Непрерывно растут кадры сельской трудовой интеллигенции, формирующиеся не только из местных урож енцев, но та к ж е из приезж их со всех концов Советского С ою за. Н уж н о учесть и годы В еликой О те­ чественной войны с массовы м передвиж ением воинских частей, эвак у ­ ацией городского и сельского населения на восток и т. д.

1 Д. Н. А н у ч и н, О географическом распределении роста м уж ского населения России (по данным о всеобщ ей воинской повинности в империи за 1874— 1883 гт.), «Записки Русск. географ, об-ва по отделению статистики», т. VII, вып. 1, СП б., 1889;

Е. М. Ч е п у р к о в с к и й, Географическое распределение формы головы и цветности крестьянского населения Великороссии, Труды Антроп. отдела, т. 28, вып. 2, «И звестия О Л ЕА Э» (О б-ва лю бителей естествознания, антропологии и этнограф ии), т. 124, М., 1913.

О задачах антропологического изучения русского народа Все эти собы тия не могли не вы звать сущ ественных изменений в составе населения, и притом не только периферических зон Европейской части С оветского С ою за, но и исторически слож ивш ейся центральной области расселения русского народа.

Н ебы валы е в истории п реобразования хозяйства и культуры совет­ ских народов идут полным ходом и в наш и дни. С ледует думать, что через два-три поколения в4 различны х областях Советского Союза со­ здадутся более или менее устойчивые областны е группировки населения, возникнут антропологические варианты, сходные с вариантам и начала XX в. или несколько отличные от них, но у ж е с иными территориальны ­ ми границами. Вполне вероятно, что следы отдаленного исторического прошлого, сохранивш егося в географическом разм ещ ении антропологи­ ческих типов в первой четверти XX в., на протяж ении нескольких деся­ тилетий сгладятся, антропологические особенности отдельных областей в значительной степени нейтрализую тся, границы м еж ду ними станут неразличимыми.

Н е /п од леж ит сомнению, что и в наш и дни процесс нейтрализации антропологических вариантов, сглаж иван и я границ м еж ду ними д ал ей ) продвинулся вперед. Ч ерез 10 л ет от антропологических работ в цен­ тральной части Р С Ф С Р едва ли мож но ож и д ать сущ ественных данных как д л я выяснения происхож дения русского народа, так и д л я характе­ ристики вновь ф ормирую щ ихся антропологических группировок. П ред­ ставители антропологической науки долж ны с огорчением признать, что благоприятный подходящ ий период д л я организации антропологического исследования основного этнического м ассива наш ей Родины в значи­ тельной мере упущен.

Что касается настоящ его момента, то антропологические исследова­ ния в центральны х о б ластях Р С Ф С Р могут ещ е доставить материал, если не столь полный, к ак несколько л ет н азад, то во всяком случае материал больш ого значения, конечно, при условии специально р азр а­ ботанного п лан а работ, тщ ательного вы бора пунктов исследования, ог­ раничения изучаемого контингента местными урож енцам и определенных возрастов и т. д.

Н еобходимо особенно подчеркнуть, что настоящ ий момент, ближ ай­ шее пятилетие — это предельны й отрезок времени, в течение которого антропологические работы в центральной части Р С Ф С Р могут ещ е до­ ставить м атери ал д л я изучения проблемы происхождения русского народа..

Н овы е м атери алы по антропологии Р С Ф С Р необходимы д л я провер­ ки и уточнения имею щ ихся данны х, д л я разъ ясн ен и я многих вопросов, остающихся нереш енными.

С равнительное однообразие антропологических особенностей рус­ ского н арода, отсутствие в его составе резко разграниченны х вариан­ тов было констатировано уж е в начальны й период антропологического изучения Восточной Европы, Вместе с тем были намечены и областные особенности, заф иксированны е в общ ей литературе и улавливаемы е специальным антропологическим анализом. М ож но считать установлен­ ным, что в северо-западны х областях Р С Ф С Р преобладает несколько иное сочетание разграничительны х антропологических признаков, чем в области расселения ю жной ветви русского народа, а эта последняя отличается по антропологическому типу от верхневолж ских территорий.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.