авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«АКЛ4 н лук СОЮ ЗА ССР е м и л СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ § н ЮГОДСКАЯ ...»

-- [ Страница 2 ] --

И сследовательница русского С евера М. А. О стровская писала: «Хутор­ ское расселение надо признать типичным д л я древнейш ей истории рус­ ского севера. С таким определением соглаш ался и сторонник «военно­ артельной колонизации» Н. П. П авлов-С ильванский» «Хуторское» рас­ селение отмечаю т и другие авторы. О днако такое определение ошибочно.

Северные деревни, в том числе и однодворные деревни («дворы-дерев­ ни»), редко стоят в одиночку. Обычно по соседству с ними расположено еще несколько таких ж е деревень. Все вместе они образую т группу, гнездо..

О писание гнездового типа расселения на русском Севере встречаются в сообщ ениях этнограф ов и краеведов. В статье об этнографии Пинеж ского к р ая 2 М. Б. Едемский касается и поселений этого района. Термин «деревня» употребляется в этом районе в отношении иногда отдельного поселка, иногда целой группы поселков — так назы ваем ы х околотков3:

каж ды й околоток имеет особое н азван ие и иногда является большим поселением. Автор приводит примеры больших деревень: деревня Куло горы состоит из 7 околотков-деревень, деревни Ц им ола и Вонга состоят из десятка деревень к а ж д ая. М. Б. Едемский отмечает, что названия 1 М. А. О с т р о в с к а я, Земельный быт сельского населения русского Севера в XVII—X VIII вв., СПб., 1913, стр. 122.

2 М. Б. Е д е м с к и й, Этнологические наблюдения в П инежском крае Архан­ гельской губ. в 1921 г., «Север», Вологда, 1923, № 3—4, стр. 197-—214.

3 Там ж е, стр. 203.

М. В. Витое околотков согласованы со словом деревня, а не околоток;

так, например,, в деревне К улогорах имеются околотки: С околова, Ш аньгина, Ш ань гина Гора, К лиш евская и т. д.

По сообщению К- К. Ром анова, поселения на П инеге и М езени распо­ лож ены группами, которые находятся на больш ом расстоянии д руг от друга (до 30—40 верст). Его описание своеобразной группировки посе­ лений не совсем совп адает с приводивш имся выш е описанием Едем ского, которое относится примерно к тому ж е району, но основная особен­ ность — «гнездовость» расселения — заф и ксирована вполне определенно:

«...район то состоит из нескольких групп, объединяю щ их несколько д ер е­ вень, или «околов», вместе, то состоит всего из одной группы (Н ю х ч а ).

Группы, объединяю щ ие собой околы, иногда стоят очень близко одна от другой, но все ж е имеют свое собирательное название. Н априм ер, в районе Карпогорской волости Ваймуш и отстоят всего на 2 !/2— 3 версты от К арпогорья к югу, а Ш отова Гора — на три версты к северу, но и В ай ­ муши и Ш отова Гора состоят из нескольких «околов». К аж д ы й «окол», или «околок» носит отдельное название;

так, В аймуш и состоят из Н и ж ­ него конца, Ростова, П естова и Верхнего конца, К арп ова Гора — из Кобылина, Новинчины, Заполи на, К ондратьицы и Верноконы. О колы то стоят вплотную друг к другу (как в В айм уш ах, К арповой Г оре), то в виде отдельной деревеньки, причем иногда околы одной группы р азб р о ­ саны вдоль реки или дороги д а ж е на протяж ении верст 3-х, то на р а с ­ стоянии не меньшем, чем группы селёний в другом месте (В аймуш и и К арпогорье). Так, в Ш отовой Горе околы Б орова, Е дом а, В охорянка, Перелог, Нова, Подгорье, М езенцево и Заручье стоят тесно вместе, а К рапивница и Н осовка отдельно. В М арьиной Горе все околы р а зб р о ­ саны вдоль реки, параллельно которой идет и дорога. В П окш еньге околы расположены д а ж е по двум берегам реки П окш еньги, п ротекаю ­ щей по большому оврагу. В объединении нескольких околов в одно собирательное название виден обычный северный тип селения и его опре­ деления. Этот общий северный п ризнак деления селений на околы под­ вержен, однако, значительным внутренним отличиям» 4.

Интересно беглое зам ечание А. С оборнова по поводу группового patjr положения деревень & К арелии: «Если несколько корельских селений:

группируются вместе и если они идут в одну линию, то ряд деревень этих носит одно общее название, а к а ж д а я конечная деревня отдельно имеет название «конец» — южный или северный»5.

Эта ж е особенность описана С. П риклонским в местности, р асп ол ож ен ­ ной неподалеку от В ы гозера. Автор рассказы вает, как, вы ехав из неболь­ шой деревни Ш елтопорог, он через одну-две версты натолкнулся на м а ­ ленькую деревуш ку, насчитывавш ую 2— 3 двора. О к азалось, что деревня носит то ж е название Ш елтопорог. Ещ е через;

3 версты автор попал в д е ­ ревню, на этот р аз однодворную. И она носила то ж е название. Н а з в а ­ ние Ш елтопорог оказалось общим для всех трех деревенек. Тот ж е автор рассказывает, что местность О ш та в его врем я (70— 80-е годы) состояла из нескольких десятков небольш их поселений, удаленны х д руг от друга.

К аж дое поселение имело свое официальное н азван ие и считалось д ер ев ­ ней. Однако сами местные ж ители считали их одним поселением — О ш тою. Точно так ж е местность Виницы, состоявш ая из нескольких д еся т­ ков мелких поселков, которы е тянулись на 3 версты по течению р. Ояти, осознавалась ж ителям и к а к одно поселение. О тдельны е н азван и я д л я каждой деревни, по словам крестьян, придумали чиновники д л я своих н а ­ добностей 6.

4 К. К. Р о м а н о в. Ж илищ е в районе реки Пинеги. В кн. «Искусство Севера», т. II, Л., 1928, стр. 9— 10.

5 А. С о б о р н о в, К истории культуры олонецкой корелы, «Олонецкий сборник», вып. 1, Петрозаводск, 1875— 1876, стр. 133.

6 См. С. А. П р и к л о н с к и й, Н ародная ж изнь на Севере, М., 1884, стр. 91—93.

Гнездовой тип расселения на русском Севере В западной К арелии тип расселения сходен с только что описанным.

Б Ухтинском районе отм ечается редкое население, к зап ад у от Вокна волока — сравнительно густое. М елкие деревни-хутора разбросаны груп­ пами на полкилом етра и более друг от друга. Впрочем, иногда встречаю т­ ся и отдельно стоящ ие х у т о р а 7. Такой ж е характер имеют поселения, располож енны е к зап ад у от К о н д о к и 8.

А. Еф именко остави л а несколько зам ечаний относительно расселения в восточном П оморье. П устозерск, например, отмечавш ийся на картах к ак одно поселение, п редставлял собой 17 маленьких деревень, раскину­ тых на целую сотню верст. Сплош ные ряды изб образую тся лиш ь тогда, когда «лес совсем припер население к берегу реки, или по берегу моря.

Но и там деление на околотки, на концы с особыми названиям и отчетли­ во показы вает, что это село образовалось из слияния отдельных деревень, сохранивш их ещ е воспоминание своей обособленности» 9.

Н аконец, и наш и полевые наблю дения 10 свидетельствую т о расселе­ нии группами, гнездами.

Автор настоящ ей статьи в 1953 и 1954 гг. имел возмож ность посетить местности, описанны е в приводимых работах Едемского, Приклонского, К апицы, Р о м ан ова, а так ж е многие другие районы Архангельской области и К арело-Ф инской С С Р, и мог убедиться в том, что поселения образую т на севере гнезда, группы. О днако в настоящ ее время деревни, состав­ л яю щ и е гнездо, в ряде случаев у ж е срослись в одно поселение и трудно различим ы. П оэтом у автору к а зал о сь более целесообразны м дать не свои, а более ранние (приведенны е выш е) описания. * Гнездовой тип расселения отмечен на русском Севере повсюду. О дна­ ко в некоторых местностях он вы ступает недостаточно ясно: обычно там, где плотность сравнительно вы сокая и деревни близко расположены од­ н а к другой, т. е. в местах старого заселения. Современные деревни, составляю щ ие гнездо, объединены рекой или озером (если это небольшая речка, то поселения часто разбросаны по всему ее течению;

если это боль­ ш ая река, то гнездо зан и м ает часть ее п обереж ья). Родственный состав населения современных гнезд установить, как правило, не удается.

Д л я того чтобы установить, к ак возникли и что первоначально пред­ ставляли собой гнезда поселений, необходимо обратиться к древним д о­ кументам. * Гнездовой тип расселения зам етен на картах Генерального межевания, которое проводилось во второй половине X V III в. на территориях север­ ных погостов. С росш иеся мелкие гнезда образую т густозаселенные места, обычно в центральной части погостов, но в окраинных частях гнезда р ас­ познаю тся легче.

Р аспространение гнездового типа расселения в западной Карелии вид­ но из планов поселений, сняты х ш ведам и в X V II в. и хранящ ихся в Сток 7 См. JI. Л. К а п и ц а, М атериалы для этнографической характеристики Кон докского и Вокнаволоцкого районов северо-западной Карелии, «Западнофинский сбор­ ник», Л., 1930, стр. 22.

8 Там ж е, стр. 23.

9 А. Е ф и м е н к о, Крестьянское землевладение на Крайнем Севере. В кн. «Иссле­ дование народной жизни», вып. 1. Обычное право. М „ 1884, стр. 203.

10 М атериалы Северновеликорусской экспедиции И нститута этнографии АН СССР 1948 г. (под руководством Г. С. М асловой), в которой автор этой статьи занимался специально поселениями. О бследованы: часть южного побережья Белого моря, устье р. Нименьги, среднее течение Онеги — Устьмошье, район Кенозера и Корб озера. М атериалы Северной экспедиции кафедры этнографии МГУ им. М. В. Л омо­ носова 1953 г. (под руководством автора настоящ ей статьи). Обследованы поселения Петровского, Заонеж ского( Сегозерского, Пудожского, Олонецкого, Ведлозерского, Шел тозерского районов Карело-Ф инской ССР, поселения Вытегорского, Белозерского и Ош тинского районов Вологодской области, а так ж е Виницкого района Ленинградской области.

30 М. В. Вит ое Рис. 1. Гнездо поселений по р е к е М ош е (глазом ерны й план). 1948 г.

Гнездовой тип расселения на русском Севере гольмском архиве. Н есколько таких планов опубликовано в приложении к статье Г. Н и кан д ер а о финских поселениях. Автор отмечает распростра­ нение в К арелии и С аволаксе типа расселения, при котором дом а стоят в некотором отдалении д руг от друга, окруж енны е полями. Тип этот а в ­ тор считает восточноевропейским по происхождению 11. П рилож енны е планы и зо бр аж аю т однодворны е деревни, располож енны е небольшими гнездами 12. О писанный тип расселения, по Н икандеру, распространен в восточной Ф инляндии, т. е. в ближ айш ем соседстве с русским Севером.

Очевидно, что возникновение расселения гнездами восходит к отдален­ ной эпохе.

П роисхож дение этого типа расселения оказалось возмож ны м вы яс­ нить, составив карты по данны м писцовых и переписных книг XVI— XVII вв. Т ак ая р аб о та п роделана нами по сравнительно небольшому району • древнем у Ш унгскому погосту, который входил в Заонеж скую — полрвину О бонеж ской пятины. В есьм а трудоемкий процесс восстановле н и я'кар т поселений будет описан нами в одной из ближ айш их работ.

Составлены карты поселений Ш унгского погоста 1496 13, 1563 14, 1583 15.

1620 16, 1628 17, 1647 18, 1718 19 и 172020 гг.

О братим ся к составленны м картам 21. Отметим, кстати, что Ш унгский погост, к а к и соседние погосты Заонеж ского полуострова — Толвуйский и Кижский, зан и м ает несколько особое полож ение. Если не считать почти совершенно незаселенной северной части, Ш унгский погост заселен плот­ нее, чем больш инство других. Это объясняется в основном тем, что почвы центральной части Ш унгского погоста значительно плодороднее, чем в больш инстве районов С евера 22. А р аз плотность заселения в этой мест­ ности выш е, то гн ездовая структура вы является не т а к четко. Все ж е не­ которые гнезда поселений отчетливо видны на составленны х нами картах.

Они разной величины : есть группы всего в две-три однодворны е деревни отделенные от остальны х селений на десятки верст, например деревни по В ерхнему озеру (В ер хозеру), на В игнаволоке;

есть группы с большим количеством деревень — чащ е всего в местах сравнительно старого обита­ ния. Р азр ас т ая с ь' с течением времени, таки е гнезда смыкаю тся друг с другом и образую т к ак бы составны е гнезда в : селений. Р езультатом этого иногда бы вает обрастание деревням и оста-места 23 и превращ ение по­ 11 G a b r i e l N i k a n d e r, K ulturskoden och bebyggelseform en i F inland en etnografisk oversikt. Folke-liv, A cta etnologica et folkloristica E uropae, 1950— 1951, t. XIV—XV, Stockholm, 1951, стр. 126.

12 Там ж е, планы: № 11а (сея. Л ипола, 1644 г.), № l i b (сел. Ютсельке* 1644 г.), № 12а (сел. И делакс, 1645 г.), № 12в (сел. Ю лекона, 1644 г.), № 13а (сел. Туукала, 1754— 1755 гг.).

13 П о писцовой книге Сабурова, Писцовые книги Обонежской пятины, Л., 1930.

14 П о писцовой книге Л ихачева, там же.

15 По писцовой книге П лещ еева, Ц ГА ДА, Писц. кн. по Новгороду № 963.

16 По дозорной книге Л ы кова, Ц ГА ДА, Писц. кн. по Н овгороду № 979.

17 По писцовой книге П анина, Ц ГА ДА, Писц. кн. по Новгороду № 308.

18 По переписной книге Писемского, Ц ГА ДА, Писц. к а по Новгороду № 19 По отчету генерал-м айора М ихаила М атю ш кина, Ц ГА ДА.

20 По ревизским сказкам 1720 г., Ц ГА ДА, Рев. ск. 2542а.

21 Основу, на которую наносились населенные пункты, д а л а нам карта Генераль­ ного м еж евания. Формы озер и рек лишь в основном соответствуют современной круп­ номасштабной карте. Причины две: во-первых, за время, прошедшее с момента меж е­ вания, рельеф местности несколько изменился — высохли некоторые озера, реки отчасти изменили свое русло, во-вторых,— и это главное — картограф ическая точность работ Генерального м еж евания весьма неудовлетворительна.

22 П лодородие зависит от выходов на поверхность земли особого минерала, б л и з­ кого ископаемому углю, так называемого шунгита, а такж е шунгитовых сланцев.

Урожайность в местностях, богатых шунгитом, выше, чем в других (см. М. A. T о й к к а и А. П. К е к к о н е н, Ш унгит к а к местное удобрение, Ученые записки Карело Финского гос. университета, т. I, П етрозаводск, 1947, стр. 218).

23 «Погостом-местом» исследователи писцовых и переписных книг называют цер­ ковь с кладбищ ем и домами причта в отличие от «погоста-округа» — административ­ ной, податной единицы. Сами документы этих понятий терминологически не разли ­ чают.

32 М. В. Витое следнего в центр крупного д л я С евера поселения. П римером такого срос­ шегося гнезда могут служ ить деревни, окруж авш и е со всех сторон Выте горский погост-место в X V I—X V II вв. Ш унгский погост не стал крупным поселением, но окруж аю щ ая его местность довольно густо заселена.

Гнезда поселений носят обычно общ ее собирательное название. М о ж ­ но предположить, что и другие гнезда нооили общ ее название, но -состави­ тели писцовых и переписных книг не интересовались этим, а, наоборот, старались заф иксировать название каж дой отдельной деревни, т а к как деревни, а не группа деревень об л агал ась налогом и составляла хозяй ­ ственную единицу.

Интересно, что собирательные н азван и я гнезд часто нерусского про­ исхождения и, очевидно, древнее названий каж дой отдельной деревни.

Т ак ж е чрезвычайно важ но, что н азван ия гнезд поселений имею т часто патронимические окончания на «ичи», «цы», или «не».

Перечислю некоторые гнезда поселений Ш унгского погоста по состав­ ленным нами картам XV— XVI вв. Н а крайнем юге — группа из 2 — 3 д е ­ ревень на Верхнем озере. В ю жном конце длинного П утко-озера весьма обособленное полож ение зан и м ает группа деревень Ф оймогуба. В средней части Пуко-озера, по восточному берегу, располож ены д в а гнезда: Оне ж ане и Паницы, которые постепенно срастаю тся, т а к к ак располож ены неподалаку. В округ Х аш -озера располож ено гнездо деревень, на М алом озерке — такж е. В верховьях К евтень губы — небольш ое гнездо, которое иногда назы вается Кевтеничами. Н а берегу С вятой губы — гнездо Ю рье­ вичи (или Верговичи, по древнейш ей книге) и т. д. Гнезда поселе­ ний локализованы в одном месте и, если они не слиш ком разрослись, выделяю тся очень четко. В центральной части погоста, вокруг самого погоста-места, поселения срослись настолько, что отдельны х гнезд не видно.

Интересно заметить, чТо некоторые деревни, удаленны е от ц ен трал ь­ ной части погоста, насчитываю т по данны м писцовых книг иногда большее число дворов, чем центральны е поселения. Это связан о, в о з­ можно, с тем, что писцы и переписчики посещ али сам и д ал еко не все деревни, а пользовались «сказкам и» местных ж ителей, которые, к а к уж е было отмечено, считали иногда группу однодворны х деревень з а одно поселение.

Н езависим о от таких групп расп олагаю тся отдельны е починки — но­ вые поселения, возникш ие н а незанятой черной зем ле, ещ е не полож ен ­ ные в обжи 24. П оявление починков тщ ательн о отм ечается писцами в кни­ гах, так как это вы зы вает изменение обеж ного облож ения.

М ож но предполагать, что гнездовой тип расселения в прош лом был распространен шире, чем в настоящ ее время, и выходил за пределы П о ­ морья. Ю. В. Готье отм ечает гнезда в Зам осковном крае X V II в.

«В Рж евском уезде был, повидимому, распространен тип селений, р а з ­ бросанных по частям, но составлявш их почему-то одно целое и сохраняв­ ших связь меж ду отдельны ми своими частями: деревня «стоит на двое», сельцо старое «стоит на семеро», иначе, имеет 7 вы ставок или вы сел­ ков...» 25 П равда, рассм атривая рисунки деревень V II в. в альбом е М ейерберга 26 (мы не наш ли убедительного подтверж дения своих предпо­ ложений о распространенности гнездового типа расселен и я в более ю ж ­ ных местностях, через которые проехало знам енитое посольство. Л и ш ь в изображении деревни при р. Ш лине (№ 35, л. 11), села П еш ки (№ 49, 24 Т. е. свободные от налога. «О бжа» — распространенная единица налогового обложения, размеры которой различались в Новгородской и М осковской землях.

25 Ю. В. Г о т ь е, Замосковный край в XVII в., М., 1906, стр. 129— 130.

26 А в г у с т и н М е й е р б е р г, Виды и бытовые картины России XVII в. Рисун­ ки Дрезденского альбома, воспроизведенные с подлинника в натуральную величину с приложением карты пути цесарского посольства 1661— 62 гг., СПб., 1903.

етская этнография, 4 Рис. 3. П оселения Ш у н гского п огоста по писц овой книге Л ихачева 1563 г.

нтская этнография, JN№ Советская этнография, Ht Гнездовой тип расселения на русском Севере л. 16) д а селения Ч еркизова (№ 51, л. 16) можно усмотреть гнездовое расселение. Впрочем, трудно было и ож идать, что альбом М ейерберга обнаруж ит особенности взаимного располож ения деревень: художник изображ ает каж д ы й р аз какую -нибудь одну деревню, а не более или ме­ нее значительную панораму.

С уммируя все сказанное, заклю чаю, что как в XVI — XVII вв., так и позднее на русском С евере господствует специфический тип расселе­ ния, при котором селения располагаю тся не в одиночку, а гнездами.

Д л я объяснения сущ ности гнездового типа расселения вернусь к се­ верным поселениям XVI— XVII вв. У ж е отмечалось, что группы деревень иногда имели собирательны е названия, часто с патронимическими окон­ чаниями. Т акие н азван ия местностей, судя по писцовым книгам и актам, были ш ироко распространены в О бонеж ской и других новгородских п я­ тинах. П еречислю некоторые из них: Лю биницы 27, Ковкиничи 28, Ш еме ничи, иначе Ш аменичи (в П иркинском погосте) 29, Люговичи 30, Гербени ч и 31, К ойкин и цы 32, Г ер ч и н и ц ы 33, Раховичи, или Р ах к о в и ч и 34, Ш емени ч и 35 в В аж енском погосте, Т ен ен и чи 36, Вабиничи, иначе В арбин и чи 37, Гумборицы, Гамгарицы, или Гумбарицы, или Г угари чи 38, И ул ьеви ч и 39, К акови чи 40, Гоморовичи 41, М устеницы 42, Кондуши 43 и т. д.

Я не уверен, что в этом перечне некоторые н азвания не повторяются (например, Гербеничи и Герчиницы ), и, наоборот, что не объединены р аз­ ные н азван ия (Гумборицы и Г ам гари ц ы ). М естность Ш еменичи по одним документам находится в Пиркинском погосте, по другим — в Важенском, Поскольку эти погосты граничат друг с другом, очевидно, имеется в виду одна и та ж е местность: либо граница погостов рассекла более древнее объединение, либо новгородские власти не знали, куда отнести эту мест­ ность. Н о в данном случае дело не в этом.

Х арактерно, что деревни обычно имеют русские названия, группы ж е деревень в целом — финские. Н апример, в Гоморовичах были деревни Д аниловская, С идоровская, С авинская, К узминская и т. п. 44 В -некоторых случаях первоначальное финское название со временем пррврятпяртпд— и русское, когда население уж е ассим илировалось. Н апример, местность Юрьевичи" (2— 3 деревни) в Ш унгском погосте на северо-восточном по­ бережье Святой губы в конце XV в. н азы валась Верговичи (см. ‘на карте № 45, 46, 47) :

2 «М атериалы по истории Карелии X II—XV вв.», Петрозаводск, 1941 (в даль­ нейшем М И К ), № 144 (стр. 226).

28 М И К. № 147 (стр. 227).

29 М И К, № 150 (стр. 229), № 161 (стр. 236), № 178 (стр. 251).

30 М И К, № 215 (стр. 278), № 221 (стр. 282), № 154 (стр. 231).

31 М И К, № 154 (стр. 231).

32 М И К, № 88 (стр. 195).

53 М И К, № 161 (стр. 236).

34 М И К, № 174 (стр. 246), № 166 (стр. 240), 171(стр. 244).

м М И К, № 166 (стр. 241), № 171 (стр. 244), № 218 (стр. 280).

36 М ИК, № 172 (стр. 245), № 277 (стр. 347—349), № 281 (стр. 351—352).

37 Там ж е, а так ж е № 277 (стр. 347—349) № 289 (стр. 360—361).

38 М И К, № 277 (стр. 347—349), № 285 (стр. 357), № 144 (стр. 226), № (стр. 245).

39 М ИК, № 297, 298 (стр. 380—381).

40 М ИК, № 140 (стр. 224), № 218 (279).

41 М И К, № 218 (стр. 280).

42 М ИК, № 228 (стр. 289).

43 М И К, № 176 (стр. 249).

44 Это сочетание в значительной степени относится и к современным поселениям.

Так, например, в группе поселений, которая называется М айлахтой (на Кенбозере, Арханг. обл.), имеются деревни: Ряпусово, Зехнево, Спицыно, М едвежий остров и др., в Нименьге (А рхангельская обл.) — деревни: Верховье, Выползово, Низ, Бокино и др.

3 Советская этнограф и я, № 34 М. В. Витое Обычно местность с собирательны м названием вклю чает несколько или даж е много деревень;

местность Варбиничи н азв ан а «волосткой», д аж е некоторые названия погостов имеют указанны е окончания (погосты в Ярославичах, Венидах, Годевичах, П иркиничах и д р.).

Само распространение названий гнезд поселений, часть которых имеет патронимические окончания, наводит на мысль о том, что перед нами поселения каких-то родственных коллективов. Но каких? Это не могли быть семейные общины, т а к как семейные общ ины населяли отдельные дворы, т. е. один, реж е д ва дома. К роме того, трудно допустить, чтобы население составлявш их гнезда деревень, разбросанное порой на десятки верст, могло вести общ ее хозяйство. Трудно предполож ить так ж е, чтобы гнезда деревень были поселениями соседской общины, так к ак для этого они (по крайней мере те из них, которые нанесены на карту Ш унг ского погоста) слишком малы. М ожно предполож ить, что гнезда д еревен ь населяли родственные группы, выделенны е М. О. Косвеном под н азванием патронимий 45.

М. О. Косвен определяет патронимию, как «группу семей (больш их или м алы х), происшедших от сегментации или разделени я одной большой семьи, сохраняющей хозяйственное, общ ественное и идеологическое един­ ство» 46. П атронимия представляет собой общ ественную форму, свойствен­ ную патриархату, нередко сохраняю щ ую ся в качестве п ереж итка в к л а с ­ совом обществе. Оговорюсь, что сам М. О. Косвен, изучая социальны й строй русского С евера, увидал патронимию в так назы ваем ой долевой деревне, ошибочно считая древнейш ую северную деревню многодвор ной 47.

О братимся к подробному рассмотрению состава населения одного из гнезд деревень на карте Ш унгского п о го ста48. Гнездо это представляет собой группу деревень в восточной части погоста, вокруг Х аш -озера.

По сути дела это не одно, а д ва соседящ их д руг с другом гнезда посе­ лений. Одно из них располож ено по берегам Х аш -озера, другое — по берегам М алого озера. Н а полпути м еж ду озерам и имею тся ещ е 2 д е ­ ревни.

Напомню, что фамилии у крестьян в это врем я отсутствовали, т а к что только отчества и изредка прозвищ а могли служ ить основанием д л я в ы я в ­ ления родства.

Под № 79 на составленной нами карте, относящ ейся к 1496 г. 49, поме­ щ ена «деревня на Хаш -озерке». В ней отмечены писцом в одном д воре Олиско, М икифорик, И гнаш ко и Сенко 50. В деревне «на бору» (№ 90) находим Е рмолку О лисиева с сыном и «суседом». У читывая м алую р а с ­ пространенность имени Олиско, можно предполож ить, что вторая деревн я отпочковалась от первой, когда сын Олиски (вероятно, один из сыновей) образовал собственное хозяйство и поселился отдельно.

В другой деревне на Х аш -озере (№ 83) ж ивут, по письму Сабурова* 45 См. М. О. К о с в е н, Семейная община. К истории вопроса, «И зв. АН С СС Р, серия истории и философии», т. III, 1946, № 4;

е г о ж е, С емейная общ ина.

Опыт исторической характеристики, «Советская этнография», 1948, № 3;

е г о ж е, Патронимия у древних германцев, «Изв. АН СССР, серия истории и философии», т. VI, 1949» № 4;

е г о ж е, Северорусское печище, украинские сябры и белорусское дворище, «Советская этнография», 1950, № 2.

46 Тезисы доклада М. О. Косвена «П атронимия и ее место в структуре рода», 1950, Институт этнографии АН СССР.

47 М. О. К о с в е н, Северорусское печище, украинские сябры и белорусское дво ­ рище, стр. 75.

4а Мы пользуемся здесь преимущественно тремя древнейшими писцовыми книга­ м и — Сабурова, 1495— 1496, Л ихачева, 1563— 1566 гг. (Писцовые книги Обонежской пятины, Л., 1930, и писцовой книгой П лещ еева, 1583 г. (ЦГАДА, Писц. кн. по Н овгоро­ ду, № 963).

49 Я указываю здесь, как и в дальнейшем, общие порядковые номера на прило­ женных картах.

50 Писповые книги Обонежской пятины, стр. 6.

Гнездовой тип расселения на русском Севере «Труфаник д а зять его Л учка» 51. Спустя 67 лет, по писцовой книге Л и х а­ чева, в этой деревне ж и вут «П авелко Гридин д а О лекса Л укин» 5~. Кроме того, в ближ айш ей соседней деревне (№ 80) писцом отмечены Клиш Н е­ стеров д а М иш ук Л укин. Ещ е один Л укин ж ивет, по книге Л ихачева, в д е ­ ревне на Х аш -озере (№ 81) 53, а вместе с ним В асю к Трифонов, мож ет быть, сын у ж е упоминавш егося Т руф аника.

Кроме К лиш а Н естерова (в дер. № 8 0 ), в соседней деревне (№ 79) живет, по Л ихачеву, П авелко Н естеров. Писцом П лещ еевы м 54 описаны, очевидно, дворы детей этих Н естеровы х (Л япун Нестеров, Гришка Н есте­ ров в деревне № 79 и Климентий Н естеров в деревне № 80). И мена осно­ вателя ф ам илии Н естеровы х и его сы на П авел к а сохраняю тся в названиях деревень вплоть до конца исследуемого периода, а судя по картам Гене­ рального м еж евания, и ещ е позднее.

И мена и отчества в писцовой книге С абурова говорят так ж е о род­ ственном населении в деревнях № 81 и 82;

от одного из ж ителей деревни Л? 81 (И ваш ки ) происходит, повидимому, и Сергийко И ванов, упом инае­ г мый в той ж е деревне, спустя 67 лет, Л ихачевы м.

О сновы ваясь на приведенных ф актах, мож но заклю чить, что данные гнезда поселений во врем я составления первых писцовых книг были насе­ лены родственниками. Но из рассм отрения ж ителей гнезд поселений по первым писцовым книгам ещ е не вы ясняется с очевидностью происхож­ дение этих родственных гнезд.

Не ограничиваясь писцовыми книгами, привлечем один из ещ е более ранних докум ентов — относящ ую ся к XV в. данную ж ителей Шунг ского погоста В яж ицком у м о н асты р ю 55. И з текста видно, что землею владеют все ш ун ж ане — ж ители Ш унгского погоста, которых представ­ ляют главы каких-то родственных групп. Группы разны е: одни лица упомянуты «з детми и племянем», другие «з братьею », «з братом», «з детми». Н е означаю т ли эти разли чи я в терминологии, что в акте участвовали, н аряд у с главам и сравнительно немногочисленных больших семей, главы патронимий, так к ак с ближ айш им и родственниками упомя­ нуты более отдаленны е. Д л я расш иф ровки понятия «племяни» сопоста­ вим этот докум ент с более поздними.

Вот документ, говорящ ий о практике родового выкупа. Один из кре­ стьян, продаю щ ий С оловецкому монастырю двор, мельницу и землю, при­ писывает в конце купчей: «А до той моей продаж и сыну моему И еву и племенником моим Григорью, И вану и брату моему М ихайлу Ж арком у и и н о м у р о д у м о е м у и п л е м я н и (разр. м оя.— М. В.) д ел а нет ни в чем» 56. Соверш енно очевидно, что под родом-племенем понимаются не только сам ы е близкие родственники, т а к как последние оговорены осо­ бо, в первую очередь. М ож но предполагать, что продавец перечислил по­ именно лиш ь родственников муж ского пола, с которыми он вместе ж ил и вел хозяйство. Б ы ли ещ е и «иные», очевидно, ж ители соседних однодвор ных деревень — более отдаленные родственники, которы е тож е обладали какими-то традиционны ми правам и на наследование имущ ества своего со­ 51 Т а м ж е.

52 Там ж е, стр. 152.

53 Там ж е.

54 П исцовая книга О бонежской пятины, письма П лещ еева, ЦГАДА, Писц. кн.

по Новгороду № 963, л. 1107 об.

55 «Се даш а ш унж ане землю святому Н иколе П етре Адкине з детми и с племе нем, Тоивод И дуеве з детми и с племянем, Якове Орине з детми ис племенем, Оншута Иванове з братом, Волосе П етрове з братьею, И ване К ондратове з братьею, И ване Тайне з братьею, Василеи Тимошкине з детми и Кирке з детми и все шунжане даша землю святому Н иколе Аиндиево сединье на Ш унги где К ивал Тоивод ратслал, а в Толвуи Гааш ино седенье и М устуево седенье, Х арлово седенье и Ц ыбуруевь наво­ лок. А лиш ая земля делать ис тех сел по старине и пожни косить и рыбу ловить по старини» и т. д. (М ИК, № 4 4 стр. 120).

56 1612 г., «К арелия в XVII в», Сборник документов, П етрозаводск, 1948, № 11, стр. 25—26 (в дальнейш ем цит. к ар ).

3* 36 М. В. Витое родича, на выкуп «родовой» земли и пр. Они-то и названы родом-пле­ менем.

Такое понимание терм ина подтверж дается документом совершенно иного порядка. В ж алованной грам оте 1577 г. новгородского архиеписко­ па А лександра причту Успенской С ямозерской церкви, м еж ду прочим, го­ ворится о недозволенных действиях свящ енника;

«А кого тот поп венчает в роду и в племяни и в кумовстве и в сватовстве, или иное на него каково будет дело духовное...» и т. д. 57 Точно такого ж е рода ф разы имею тся в ж алованны х грам отах новгородского митрополита В ар л аа м а прихож анам Водлозерской ц е р к в и 58, Соловецкому м он асты рю 59, Толвуйской приход­ ской церкви и выставочным церквам 60 (все грамоты 1592 г.). Очевидно, что и здесь речь идет не о самы х ближ айш их родственниках. З ам еч у по­ путно, что самый ф акт необходимости подобного предупреж дения говорит о распадном состоянии родственных патронимических групп.

Четко противопоставлены близкие родственники и более отдаленные в одной купчей 1589 г. 61, где говорится: «А нет до тое чети л у к а д ел а ни моему роду, ни племени, ни жене, ни детем». Точно такой ж е оборот встре­ чается и в других актах 62. И ногда он несколько видоизменяется в зав и ­ симости от конкретных условий, т. е. см отря по тому, кто из родственни­ ков мож ет выступить претендентом на выкуп родовой земли. Так, з а к л а ­ ды вая «пожню в Ялгубе, ж итель В ерш ева н аволока Родион счел необходи­ мым особо оговорить возможны е претензии со стороны своего дяди;

при­ писав: «мне Родиону по сроце до той пожни д ел а нет, ни брату моему, ни дяде моему, ни роду моему, ни племяни» 63. И ногда говорили вообщ е о всем «роде-племяни», не вы деляя близких родственников 64.

Наконец, еще одним д оказательством того, что родом-племенем н азы ­ вали не только ту родню, с которой ж или в одном дворе и вели хозяйство, служ ит складная запись 1656 г. 65 Тесть, приним ая в дом зятя, договари ­ вается с ним, что в случае смерти одного из них, их «животы», т. е. иму­ щество, наследует оставш ийся в ж ивых, а «н и р о д у..., н и п л е м я н и с о с т о р о н ы (р азр яд ка м оя.— М. В.)... д ел а нет». Этот поздний д оку­ мент показы вает, кроме прочего, как складничество разруш ает патроним и­ ческие отношения.

П риводивш аяся на стр. 39 д ан н ая ш унж ан датируется н ачалом — се­ рединой XV в., т. е. тем временем, когда ещ е не было писцовых книг.

Тем не менее мож но попы таться сопоставить имена ж ертвователей-ш ун ж ан с названиям и населенных мест и с именами ж ителей по древнейш ей писцовой книге и проследить их по составленной нами карте этого врем е­ ни. Больш инству имен, перечисленных в данной, соответствуют производ­ ные от таких имен н азвания деревень или прозвищ а ж ителей, что позво­ ляет «поместить» перечисленных ш унж ан на карту. Конечно, на бесспор­ ной точности такого сопоставления трудно настаивать.

Якову Орине из данной соответствует деревня О ринская (№ 14), В о­ лосу П етрову — деревня Волосово (№ 4 3 ), В асилию Тимош кину — д ерев­ ня Тимохово (№ 3 8 ), Тоиводу И дуеву — деревня Идино (№ 2 8 ), Ивану Таину — деревня Т аинская (№ 9 9 ), И вану К ондратову — деревня К ондра товская (№ 41) и, наконец, К ирке — ж ители Киркины, населяю щ ие со­ седние деревни (№ 100, 101, 104).

- М ИК, № 179 (стр. 252).

58 М ИК, № 263 (стр. 332).

59 М ИК, № 264, (стр. 333').

60 М ИК, № 267 (стр. 336).

61 МИК, № 251 (стр. 305).

62 М ИК, № 252 (стр. 305).

63 Кар., № 19 (стр. 34), 1627 г.

61 Кар., № 12 (стр. 27), 1612 г.

63 Кар., № 80 (стр. 120— 121).

Гнездовой тип расселения на русском Севере За исклю чением последних деревень, а так ж е деревни Таинской, все поселения располож ены в центральной части погоста, где, как говорилось, они стоят тесно друг к другу и вы делить гнезда затруднительно.

Кирка с детьм и ж и л на берегу П утко-озера, поодаль от основной м ас­ сы селений. П о первым писцовым книгам, местность эта назы вается «П а ницы». В писцовой книге С аб урова имеется деревня в П айницах на бере­ гу. Там ж и вут в одном дворе П ерш ка д а Я куш ка д а Кондратко Керкины (№ 100). В деревне Стогове (№ 104) ж и л И ваш ко Керкин да его дети Микитка д а Якуш ко. В деревне «в П ани ц ах ж е» ж ивут Гаврилко Киркин да И ваш ко и О ксенко Гавриловы (№ 101). Хотя в тексте книги И ваш ко и Оксенко не н азван ы детьми Гаврилки, вряд ли в этом можно сомне­ ваться, имея в виду их отчество.

П роследим д ал ьш е судьбу последней деревни. В дальнейш ем, судя по писцовой книге 1563 г. Л и хачева, однодворная деревня превращ ается в двухдворную: дети И ваш ки и Оксенки разделились. Л ихачев описывает два двора: в одном ж и вет О м елца Оксентьев, в другом — К узьм а да Давытко Ивонины. Та ж е деревня у П лещ еева (1583) оказы вается уж е трехдворной. Во д ворах ж ивут: в одном К узем ка Ионин д а сын его Гришка, в другом — О м ельянко Оксентьев, в третьем — какой-то И ваш ­ ка Борисов. С ам а деревня н азв ан а Киркиной горой, очевидно, по тому самому Кирке, который упомянут в данной ш унжан.

М ожно, мне каж ется, не сом неваться, что гнездо деревень с названием Паницы— родственного происхож дения и произошло» от разделения се­ мейной группы, которая ф игурировала в акте к ак «К ирка с детми».

Летом 1953 г. в Зао н еж ье у нескольких информ аторов (главным об ра­ зом у И ван а А ндреевича Костина из деревни на Х аш -озере) мы получили некоторые интересные д л я нас сведения. И мя К ирка, Кир, Кирик и в н а­ стоящее врем я встречается 'в этой части Заонеж ья. В недалеком прошлом даже целую семью в деревне П аницы назы вали «кирами». В нескольких деревнях северной части З а о н е ж ья в прошлом, по рассказам местных ж и ­ телей, было распространено празднование Кирикова, иначе Киркина, дня (15 июля по ст. стилю ). В этот день ходили в часовню, поставленную в честь св. К ирика, затем следовало угощ ение всех родственников. Не ис­ ключена возмож ность, что на местный культ этого святого православной церкви о казал и влияние воспоминания о предке, который ж ил в XV в.

Таким образом, в данной ш унж ан В яж ицком у монастырю выступаю т несколько групп родственного происхождения. Термин «дети» в устах ста­ рейшего члена семьи, больш ака, озн ачает его прямых потомков с их ж е н а­ ми, а противопоставленное детям племя охваты вает, по моему мнению, всю разош едш ую ся родню, в том числе и дальню ю. Любопытно, что явно не русские имена (П етр Адкин, Тоивод И дуев) сопровож даю тся «детми и племянем», а больш инство русских — только «братьею » или «детми».

Напрашивается довольно вероятное предполож ение о том, что коренное население ж и ло большими коллективам и, чем пришлое, русское, у кото го в период колонизации семейные общины больших размеров распались, а вновь слож иться не успели. О днако вывод этот не слишком прочен: на основании одних только православны х имен и отчеств рисковано зак л ю ­ чать о принадлеж ности к русской народности.

Приходим к выводу, что на Севере группа родственных семей заним ает не одно какое-то поселение, а целую группу их, первоначально, может быть, небольшую. Это не совпадает со взглядом на расселение патрони­ мии М. О. К освена. Этот ученый, впервые обративш ий внимание на п ат­ ронимию и определивш ий ее социально-историческое значение, вы сказал ­ ся очень реш ительно: «П атронимия архаически всегда л окали зован а, ина­ че говоря, все члены данной патронимии ж ивут в одном месте, все дома дворы данной патронимии располож ены смежно. Вся патронимия образует либо отдельный поселок, либо отдельную часть, квартал, улицу селения, 38 М. В. Витое состоящего в таком случае из нескольких патронимий» 66. П рименимо ли это определение к П оморью и Заонеж ью, в частности? Н ет, у ж е по той причине, что многодворные поселения об разовали сь очень поздно, а в од­ ном дворе ум ещ алась лиш ь семейная общ ина. Я вляю тся ли обнаруж ен ­ ные нами родственны е группы «патронимиями», т. е. сохраняю т ли они, хотя бы частично, хозяйственные узы или они п редставляю т собой еще более широкую группу родственников («ф ам и ли ю »)? Н аш и документы не даю т ещ е ясного ответа на этот вопрос. Все ж е более вероятны м нам к а ­ жется первое предположение. В этом случае патроним ическая группа за 1,'имает не одно поселение, а соседящ ие однодворны е деревни, в силу специфических северных условий (оазисное располож ение удобны х зе­ мель, роль охоты и пр.).

Н а юге, в З акар п атье, например, патроним ия действительно зан и м ала одно поселение или д а ж е часть его — улицу, квартал. Естественно, что ю ж норусская патронимия, расселенная скученно в одном поселке или на одной улице, очень долго сохран ял а некоторое хозяйственное и идеологиче­ ское единство, частично вы являем ое этнограф ам и и в настоящ ее врем я 67.

Напротив, патроним ия на Севере, р азб росан н ая иногда на десятки верст, очевидно, р асп алась очень быстро, оставив по себе п ам ять лиш ь в гнездо­ вом тйпе расселения, д а местами в патронимических н азван иях самих гнезд. И, м ож ет быть, не только скудость и специфичность источников по XVI—XVII вв. бы ла причиной того, что пока не удается обнаруж и ть хо­ зяйственной внутрипатронимической связи: это долж но быть связан о и с ранним разлож ением патронимии на Севере. П омимо указан ной причины, на раннее исчезновение патронимий могли о казать влияние б ольш ая под­ вижность северного населения и сосущ ествование различны х этнических групп на одной территории.

Исходной формой о б разован и я гнезда поселений в З аон еж ье, предпо­ ложительно патронимии, является печищ е — локализованное^ поселение группы родственников. Впервые описанное А. Ефименко 68, оно, затем не раз привлекало внимание исследователей. Основное и древнейш ее зн ач е­ ние этого термина — больш ая семья задруж н ого типа. П озднее он, этот термин, утратил Первоначальный смысл;

т а к стали обозначать обычную деревню. «Теперь печищ е в А рхангельской губернии чащ е всего об озна­ чает деревню в наш ем смысле слова, т. е. в см ы сле совокупности угодий, тянущ ихся к населенному месту, иногда несколько деревень, имею щ их об­ щее зем левладение» 69. И мели распространение и другие значения терм и­ на «печище». В XVII в. печищ е иногда обозначает заброш енное поселение и противопоставляется деревне — поселению «ж ивущ ему»: «А у того дьячка есть под ним 3 печищ а и 3 д ер ев н и » 70. В некоторых актах этим термином назы ваю т стары е русские и чудские поселения 71.

Печище — термин, известный главны м образом на Севере;

однако есть указан ия на то, что в прошлом он был распространен и в средней полосе — в Зам осковном крае, причем в основном своем значении.

«...Пустошь Ж а р ь я Л у к а у озера у С аб ра, стоял а на трое на одном печи­ ще» 72. Автор исследования Ю. В. Готье т а к ком ментирует этот отрывок:

«...следовательно, м еж ду трем я частями этой не сущ ествовавш ей в 20-х годах XVII века деревни бы ла связь — они основались из одного целого, 66 М. О. К о с в е н, Северорусское печище, украинские сябры и белорусское дворище, стр. 72.

67 См. И. Ф. С и м о и е н к о, П ережитки патронимии и брачные отношения у укра­ инцев Закарпатской области, «Советская этнография», 1947, № 1, стр. 75—83.

68 А. Е ф и м е н к о, Крестьянское землевладение ва крайнем Севере, вып. 1.

стр. 185—379.

69 Там ж е, стр. 219.

70 Кар., № 76 (стр. 116), 1651 г.

71 Например, Кар., № 107 (стр. 161 и 165).

72 Ю. В. Г о т ь е, Замосковный край в XVII в., стр. 129— 130.

Гнездовой тип расселения на русском Севере из одного «печищ а», которое, м ож ет быть, и в этой местности, столь отда­ ленной от северного поморья, имело значение, сходное с тем, какое ему придает г-ж а Ефименко, основы ваясь на старинных документах русского Севера» 73.

Вполне правильно, на мой вгляд, характеризует историческое место печища М. О. Косвен в цитировавш ейся работе. В связи со всем ранее сказанны м мож но добавить лиш ь то, что сегментация печищ и об разова­ ние долевой деревни — явление позднее. Ефименко и О стровская имели в своих руках м атериалы, относящ иеся главны м образом к X V II—X V III вв.

В более раннее врем я характерно распадение печищ на родственные гнез­ да. П роцесс этот лиш ь частично отраж ен писцовыми книгами, в которых вы работалась стан д ар тн ая ф орм а описания того, к ак расселились «от о т­ цов — дети и от братей — братья» 74. Л учш е всего прослеж ивается он по областям восточного П оморья, колонизованны м п о зд н ее75.

И м еется этнограф ический м атериал, показы ваю щ ий, что после выделе­ ния из деревни починка, а затем и других починков связь м еж ду вновь об­ разовавш им ися поселениями и печищем не п рекращ алась. Все ж е преоб­ л ад ал а, очевидно, не хозяйственная, а идеологическая связь. Я уж е гово­ рил об описанных С. А. П риклонским группах деревень в Олонецкой губернии. Н аселение таких групп деревень находилось в родственных от­ ношениях, в «неразры вном вековечном союзе, составляя о д н о п л е ­ м я » 76. Гнездо деревень осознавалось к а к одно поселение с одним н азв а­ нием.

Родственны й состав гнезд поселений не является, конечно, специфич­ ным только д л я русского населения С евера. В конце 1920-х годов 3. П ц М ал и н о вская отмечает, что деревни вепсов располож ены небольши­ ми группами, которые составляю т «общ ества». «Помимо сельского сове­ та, объединяю щ его общ ество в мелкую административную единицу, нахо­ дящ ийся в общ естве погост с церковью объединяет общество в приход, единицу обрядово-культового п о р я д к а » 77. Число деревень в обществе обычно варьирует в п ределах от 5 до 20 (редко — больш е 20 или мень­ ше 5).

3. П. М али новская п оказы вает родственный состав соседних деревень, назы вая деревенских родственников д а ж е «родом»: «...в значительной своей части деревни вепсов являю тся как бы родовыми деревнями, объе­ диняю щ ими тот или иной род. В таких случаях население деревни состо­ ит из родных, двою родных братьев, дядей и племянников» 73.• Следует, конечно, иметь в виду, что в это время деревни были уж е довольно боль­ шие, иногда по нескольку десятков дворов. Они образовы вались как пу­ тем р азр астан и я отдельны х мелких деревень, так и путем постепенного сращ ения деревень одного гнезда.

* * Все сказан н ое позволяет заклю чить, что гнезда поселений на русском Севере возникли при сегментации семейной общины в процессе заселения края. В З ао н еж ье устойчивые гнезда поселений, населенные родственни­ 73 Там же.

74 Н апример, ЦГАДА, Рев. ск. по Новгороду № 2541, л. 17 и др.

75 «А по сказке земского судейки с товарищ и те прибылые деревни и починк дворы, и во дворех люди — не пришлые иных городов и не беглые чьи люди и кре­ стьяне;

тое ж Зю здинской волости разделились от отцов дети, от братьев братья, от дядей племянники, от тестев зятья» ( Б о г о с л о в с к и й, Земское самоуправление на русском Севере в XVII в., М., 1909, т. I, стр. 33).

76 С. А. П р и к л о н с к и й,Н ародн ая жизнь на Севере, стр. 91.

77 3. П. М а л и н о в с к а я, И з материалов по этнографии вепссв,«Западноф ский сборник», Л., 1930, стр. 180.

78 Там же, стр. 186.

40 М. В. Витое ками — одним «племенем», имелись уж е в конце XV в., судя по д ревней ­ шей дошедшей до нас писцовой книге С абурова. Д етал ьн ое сопоставление материалов древнейш их писцовых книг с некоторыми актам и, особенно с данной ш унж ан В яж ицком у монастырю (начало — середина XV в.), приводит к выводу о сущ ествовании в XV в. крупных родственны х кол­ лективов коренного и русского населения. Ранний распад этих ко л ­ лективов задруж ного типа был связан с экономическими и природными особенностями С евера. Этими ж е особенностями объясняется и то, что н а ­ селенные родственниками гнезда поселений м ало сохранили экономиче­ скую и идеологическую связь.

И еще одно замечание. Гнездовой тип расселения, распространенны й на Севере, резко отличается от скученного типа, отмеченного на зн ач и ­ тельной части Украины. Т ак н азы ваем ая кучевая деревня на территории Украины признается весьма древней. Но, несмотря на сильное внеш нее отличие современного украинского села от уж е.описанного типа рассел е­ ния, в их истории мож но подметить и некоторые черты сходства.

Во-первых, в цитированной работе И. Ф. Симоненко показано, что ц е­ лые концы («кварталы ») закарп атских украинских сел бы ваю т заселены родственниками или лю дьми, помнящими свое отдаленное родство.

Во-вторых, некоторые авторы указы ваю т нам, что украинские села X V II—X V III вв. были значительно меньше современны х и состояли из родственных, располож енны х неподалеку друг от друга мелких поселе­ ний. в которых ж или близкие родственники 79.

В озникает в связи с этим мысль: не является ли гнездовой тип р ас се­ ления определенным этапом в истории поселений всей восточноевропей­ ской равнины? Н а юге благоприятны е природные и экономические усло­ вия, а такж е значительная плотность населения привели к тому, что гнезда там срослись в крупные села;

на Севере, в силу указан ны х выш е причин, гнездовой тип расселения сохранился до наш их дней.

И в а н и ш е в, О древних сельских общ инах в ю го-западной России, Киев, 1863;

А. Е ф и м е н к о, Дворищ ное землевладение в южной Руси, «Русская мысль», 1892, № 4, 5.

А. А. Р О С Л Я К О В АЛАМАНЫ Вопрос о туркм енских ал ам ан ах (набегах) д авн о уж е поднят в исто­ рической литературе, но вплоть до последнего времени по нему вы сказы ­ вались сам ы е противоречивы е суж дения.

И ранские ф еодальны е сановники и некоторые западноевропейские и русские авторы XIX в. рассм атри вал и алам ан ы как основное занятие туркмен, клеветнически обвиняя весь туркменский народ в поголовном разбойничестве. П ри этом в одних случаях алам ан ство объявлялось ре­ зультатом географ ических условий — бедности м атериальны х, ресурсов Туркмении *, в других — объяснялось «разбойническими склонностями»

туркмен, которые якобы вообщ е не привы кли работать 2.

Конечно, советские историки не могли не выступить против такого чудовищного обвинения. Составители сборника «Россия и Туркмения в XIX в.» А. Г. С оловьев и А. А. Сенников реш ительно возраж али против стремления объявить алам ан ы основным занятием туркмен 3. Н о, к сожалению, н азванны е авторы не смогли удерж аться на правильных позициях и сделали попытку, хотя и весьма осторожную, оправдать а л а ­ маны, что вы звало справедливую критику на страницах ж урн ала «Вопро­ сы и стори и»4. Е щ е больш ую ош ибку сд ел ал а А. И. А катова, которая пыталась утверж дать, что алам ан ы являлись справедливой освободитель­ ной войной туркм енского народа, пы талась оправдать грабеж и и д аж е работорговлю 5.

М еж ду тем источники позволяю т достаточно подробно изучить вопрос о характере и социальной сущности алам ан ства и д ать ему правильную оценку. * М ногочисленные данны е об ал ам ан ах содерж ат хивинские хроники Муниса и Агехи и иранские исторические сочинения XIX в. Об алам анах писали почти все европейские путешественники, посетившие в XIX в.

Туркмению. Несомнено, все эти источник требуют- сугубо критического подхода, но при сопоставлении даю т достаточно убедительный материал.

Кроме того, туркм енские предания, собранные Г. И. Карповым 6 и други­ ми этнограф ами, позволяю т внести некоторые коррективы в показания письменных источников.

В основу настоящ ей работы полож ен анализ почти двухсот набегов (аламанов и ч ап ау л о в), описанных с различной полнотой в доступных 1 И. С. В а с и л ь е в, Ахал-текинский оазис, СПб., 1888, стр. 6—8.


2 Р и з а - к у л и - х а н, С афарат-намэ-и-Х орезм, «М атериалы по истории туркмен и Туркмении», т. II, АН, 1938 (в дальнейшем МИТТ, II), стр. 291;

Н. И. Г р о д е к о в.

Война в Туркмении, СПб., т. 1, 1883, стр. 87.

3 Сб. «Россия и Туркмения в XIX в.», Аш хабад, 1946, стр. 5—6.

4 Н. X а л ф и н, Россия и Туркмения в XIX в., Сборник документов (рецензия),.

«Вопросы истории», 1948, № 10.

5 А. И. А к а т о в а, Туркменские племена накануне присоединения к России, «Известия Туркменского ф илиала АН СССР», 1950, № 5. Впоследствии А. И. Акатова признала свою ошибку.

6 Г. И. К а р п о в, Аламаны, «Туркменовеление», 1931, № 5—6.

42 А. А. Росляков автору источниках и исследованиях. И спользовались так ж е общ ие вы ска­ зывания об алам ан ах, сделанны е н аблю дателям и и исследователями XIX в., работы Г. И. К арпова, туркменские предания, лю безно сообщ ен­ ные С. Н. И омудским. X. Хановым и рядом других лиц, произведения туркменских поэтов XV—XIX вв. и архивны е м атериалы.

П реж де всего следует ск азать, что алам ан ы не были специфически туркменским занятием: грабительские набеги — обычное явление для всех общ еств, где господствуют полупатриархальны е-полуф еодальны е отношения, будь то кавказские горцы, туареги С ахары, бедуины Аравии и тангуты Ц ентральной Азии в X V III—XIX вв. или ж е скандинавы вре­ мен викингов. Сами туркмены часто подвергались н абегам со стороны со­ седних ф еодалов, особенно иранских. И ранские исторические сочинения пестрят сообщениями о нападениях иранских войск на туркм енские селе­ ния, об уничтожении аулов, угоне скота, истреблении и обращ ении в рабство людей.

В 1809 г. иранские войска М ухам мед-вели-мирзы разгр аб и л и и опу­ стошили земли туркмен от Нисы до Тедж ена. «Много туркмен п ал о от его меча, множ ество он сделал пленниками. Н а долю воинов досталась приличная добы ча, в общ ей сложности состоявш ая из ста ты сяч голов скота. М ного (туркмен) было обезглавлено, а головы их были посланы ко двсц5у ш а х а » 7.

В 1813 г. иранский ш ахзадэ М ухам м ед-кули-м ирза послал войска, «...чтобы они убивали, забирали в плен и грабили племя теке, обитателей Вами и Беурм а, самых знатны х из этого племени. Н азначенны е устроили внезапное нападение в день праздника разговенья;

с первым ж е ударом многочисленная группа мужчин стал а ж ертвой меча, д ве тысячи юношей, мужчин и прекрасных ж енщ ин стали пленниками. В зяв в добы чу более пятидесяти тысяч верблю дов, быков, овец, коней, кобы лиц и имущество, они направились в обратный путь» 8.

Очень часто такие походы оф ициально объявляли сь «карательны м и экспедициями», хотя в действительности в обстановке непрерывной по­ граничной войны невозмож но было определить, кто «просто» н ап ад ал, а кто соверш ал «ответный» набег.

Аламан как вид войны имеет длинную историю. К орнями своими а л а ­ маны восходят к периоду р азл ож ен и я первобы тно-общ инного строя, когда основным видом войны стали грабительские набеги, служ ивш ие постоян­ ным источником доходов д л я племенной знати. З н ать всячески р а з ж и ­ гала межплеменную враж ду, стремясь втянуть в набеги трудящ ихся и этим увеличить численность своих отрядов.

Эту грабительскую сущность, к ак мы п окаж ем ниж е, алам аны ^сёхра нили и в XIX в., когда у туркмен господствовали полупатриархальны е полуфеодальные отношения. Ф еодальны е правители использовали а л а ­ маны к ак одну из форм обычных феодальны х меж доусобны х войн, а т а к ­ ж е как средство подавления «непокорных» туркм енских племен и родов, пытавш ихся сбросить ярм о угнетения.

П реж де чем перейти к рассмотрению вопроса о социальном х ар а к те­ ре алам анства, следует осветить методы организации и проведения ала манов, а так ж е выяснить, на каки е объекты они обы чно направлялись.

А ламаном н азы вался набег, соверш аем ы й отрядом различной вели­ чины — от нескольких человек до 2— 3 ты сяч всадников. Он мог совер­ ш аться как в мирное время, так и во врем я в о й н ы 9. А лам аном н азы в а л ­ ся такж е отряд, соверш авш ий набег, и воин — участник набега.

7 Тарих-и-каджарийе, МИТТ, II, стр. 208.

8 М а’асир-и-султанийе, МИТТ, II, стр. 218.

9 В последнем случае иногда употреблялся термин «чапавул» (чап ау л ). Этот тер­ мин чаще употребляли узбеки, но он сущ ествовал и у туркмен.

Аламаны Д л я каж д о го н абега ф орм ировался специальный отряд, после возвра­ щения распадавш ийся. Больш инство [русских авторов XIX в. определяет обычную численность отрядов алам анщ иков от 150 человек и выше 10, но данные восточных хроник позволяю т внести некоторые поправки к это­ му мнению и определить обычную численность подобных отрядов от 25 до 500 человек.

Всей организацией ал ам ан а ведал сердар, который выбирал объект нападения, обдум ы вал план набега и практически руководил последним.

Во главе крупных отрядов иногда стояло несколько сердаров. Сердар, задум авш ий набег, о б ъ явл ял о своем намерении по аулам, и в назначен­ ный день к нему съ езж али сь все, кто хотел принять участие в набеге, ^ а к общ ее правило, все алам анщ ики были всадниками, хотя иногда в составе крупных отрядов бы ла и пехота на верблю дах ".

Больш ое внимание обращ алось на вооруж ение и снаряжение. У част­ ники ал ам ан о в были, к а к правило, хорош о вооружены — много лучше, чем туркм енское войско в целом. О тряд алам анщ иков, встреченный Берн­ сом в 1833 г., был поголовно вооруж ен саблям и и копьями;

многие турк­ менские всадники имели кавалерийские руж ья 12. П озднее Бы ков такж е отмечал хорош ее вооруж ение а л а м а н щ и к о в 13. О боза мелкие отряды не имели: всадники брали зап ас ж ареной баранины (очевидно, коурмы) и лепеш ек д л я себя 14 и д ж угары д л я лош адей 15. Больш ие отряды, осо­ бенно отп равлявш и еся на значительное расстояние, к ак правило, имели обоз (кбч), состоявш ий из верблю дов, груженны х ф ураж ом и в о д о й 16.

Особенно крупные отряды, насчитывавш ие несколько тысяч всадни­ ков, иногда вы сы лали вперед на место п ривала часть людей для рытья колодцев 17. И з осадных средств алам анщ ики иногда брали с собой лестницы 18.

Н есомненный интерес п редставляет выяснение наиболее обычных объектов алам анов.

Д а ж е тогда, когда алам ан ы соверш ались во время войны и являлись одним из методов ее ведения, а тем более в мирное время, они очень редко н ап равлялись на войска и крепости противника. Среди 142 а л а ­ манов XIX в., объекты которых можно установить, таких случаев было лиш ь 14. Во всех остальны х случаях алам ан ы направлялись на невоен­ ные объекты — села, города, караван ы, стада и т. п.— безразлично, происходило ли это в мирное время или в военное. Чащ е всего а л а ­ маны н ап равлялись на неукрепленные или слабо укрепленны е‘села, ко­ чевья, стада на пастбищ ах, отдельны е группы людей, удаливш ихся от селений (охотники, угольщ ики, сборщики топлива) — 107 набегов из 142.

Весьма обычным видом алам ан ов были грабеж и на больших дорогах из Б ухары в Оренбург, из Б ухары в М ерв (Р епетекская дорога) и других.

Н а дорогах алам ан щ и ки подстерегали торговые караван ы и паломников.

Гораздо реж е происходили нападения на хорош о укрепленные селения и города — всего 6 случаев. Таким образом, больш е всего страдало от алам анов сельское население, оседлое и кочевое (в том числе и туркмен­ ское), ю «Россия и Туркмения в XIX в.», стр. 199;

Б _ ы к о в, Теке М ерва, Ташкент, 1879;

Н. И. Г р о д е к о в. Война в Туркмении, т. I, стр. 56 и сл.

1 «Россия и Туркмения в XIX в.», стр. 199.

12 Б е р н с, П утеш ествие в Бухару, ч. III, М., 1849, стр. 70, 93.

13 Б ы к о в, Теке М ерва.

14 «Н овое время», 1879, № 1326.

15 «Туркестанский сборник», т. 27, л. 305.

16 М у н и с и А г е х и, Ф ирдаус-уль-икбаль, МИТТ, II стр. 401, 502—503.

17 Там ж е, стр. 401, 502— 503.

18 Там ж е, стр. 256—257, 273;

Ж и т к о в, Текинско-персидские укрепления, «И нж е­ нерный журнал», 1883, № 5, стр. 43;

Н. И. Гр. о д е к о в, Война в Туркменки, т. I.

стр. 58.

/Л -1. А. Росляков Важнейш ими объектам и захвата в ал ам ан ах были пленники (особен­ но пленницы) и скот. А лам аны, соверш аем ые не только туркм енами, но такж е курдами, аф ганц ам и и другими, были основным источником р а б ­ ства, сохранявш егося, как известно, в Средней Азии до ее присоединения к России, а в других странах Среднего Востока и в более позднее время.

Захваты вали в плен людей на полях, пастухов, купцов и просто одино чек-чужестранцев. Пленных обычно п родавали на невольничьих ры нках Хивы, Бухары и И рана, но иногда оставляли в туркменских аул ах (кулы, грнак) или отпускали за выкуп. С тремились так ж е угнать скот;

если предстояло гнать его через пустыню, то брали в первую очередь верблю ­ дов и лош адей и лиш ь затем овец;

если расстояние было невелико, заб и ­ рали любой скот, в том числе ослов, коров и быков. Зах ваты в ал о сь т а к ­ ж е и всякое другое ценное имущество. При удачном ал ам ан е добы ча (олдж а) могла быть весьма значительной: золото, дорогие ткани, сотни пленников, десятки тысяч голов скота 19. Д а ж е и в тех более часты х слу­ чаях, когда результаты были гораздо более скромными, ал ам ан ы причи­ няли страш ное разорени е населению, подвергш емуся грабеж у. А лам аны редко обходились без убийства;

иногда погибали сотни лю дей, опусто­ ш ались целые районы.

А лам аны чащ е всего соверш ались осенью, но бы вали и в другие вре­ мена года'. И з 114 алам анов, время проведения которы х удалось устано­ вить, 40 было соверш ено осенью, 21 — зимой, 2 6 — весной и 27 — летом.

Следует при этом отметить, что из 27 летних набегов 24 приходятся на набеги, производившиеся во время войны;

«обычные» грабительские набеги летом соверш ались сравнительно редко. Но в общ ем население могло ож идать нападения в лю бое время года, тем более, что военные действия часто начинались именно ал ам ан ам и без всякого п редупреж де­ ния.


Методы проведения набегов имели много общ его с набегам и у других кочевых народов. Эти методы были различны д л я небольш ого отряда в 50— 100 всадников и д ля войска в 2— 3 тысячи человек.

Действия мелкого конного отряда строились на быстроте и скры тно­ сти марша, внезап но^ стремительном ударе и таком ж е быстром уходе с добычей. Значительны й отряд мог действовать иначе — открытой си­ лой. Конечно, и здесь бы ла необходима скрытность действий, но уж е д л я другого: чтобы заранее предупреж денны й противник не укры лся от н а п а ­ дения.

Примером тактики небольшого отряда мож ет служ ить набег йомут ского сердара С ары -К арн ая на А хал летом 1817 г. П ри вож у рассказ Аге хи (в переводе П. П. И в ан о в а): «В понедельник 28 числа того ж е м есяца (28-го ш абана 1232 г. х. = 13 июля 1817 г.— А. Р.) С ары -К арн ай, вм е­ сте с сотней избранны х дж игитов из йомутов, получили разреш ение хана на совершение набега. Войдя в пески к зап ад у от (м азар а ) святого Иом и-М ахмуд-ата и двигаясь окольными путями, отряд подош ел к одной ^ из колодцев, находящ ихся по ту сторону А хала 20 на расстоянии дневного перехода. Н апав стремительно (на тек е), отряд убил четы рнадцать чело­ век, забрал большую добычу, в том числе ш естьсот верблю дов, и пошел обратно. В середине месяца рам азан а они (воины) были приняты ханом и удостоились его высоких милостей и н аград. Весь этот поход п родол­ ж ался 20 дней» 21.

В этом лаконичном рассказе четко выступаю т все характерн ы е черты набега, совершенного бандой профессиональных алам ан щ и ков под руко­ водством известного разбойничьего в о ж ак а первой половины XIX в. Здесь,'1 МИТТ, II, стр. 268—269, 356, 531.

20 В данном случае перевод неточен: слово «арка» здесь обозначает не «по ту сто­ рону», а «севернее».

81 М у н и с и А г е х и, Фирдаус-уль-икбаль, стр. 400.

Аламаны все типично — и величина отряда, и его состав («избранные дж игиты »), и быстрый скрытный марш (40— 50 км в сутки «окольными путями»), и внезапный налет на мирное кочевье, закончивш ийся убийством 14 чело­ век (без потерь у нападавш их) и угоном большого количества скота, т. е. разорением множ ества семейств, и д а ж е получение «высоких мило­ стей и н аград» за убийство и разбой от организатора злодеяния — хивин­ ского хан а. С ледует добавить, что поводом д л я этого и многих других набегов послуж ило упорное неж елание текинцев А хала подчиниться хану Хивы.

В есьма близок к описанному другой набег, совершенный осенью 1879 г. ал ам ан щ и кам и А хала на один из йомутских аулов в 20 верстах от К расноводска. 300— 400 всадников, вооруж енных саблям и и ружьями и имевш их заводны х лош адей, скрытно преодолели пустыню меж ду Ки зкл-А рватом и К расноводском и 16 октября, перед зарей, с криком обру­ шились на не ож идавш ий нападения аул из 50 кибиток. Неорганизованное сопротивление было быстро сломлено (мужчин в этот момент в ауле почти не б ы л о ), старики и старухи перебиты, около 100 женщ ин уведено в плен, преж де чем гарнизон К расноводска успел о казать помощь. П ри ­ чиной набега послуж ило стремление реакционной феодально-клерикаль ной знати А хала отомстить йомутам за добровольный переход в русское подданство22.

К рупные набеги, предприним авш иеся сильными отрядами, проводи­ лись обычно несколько иначе. Такой отряд, прибывш ий в район, намечен­ ный д л я ограбления, р асп о л агал ся там лагерем и высылал во все стороны мелкие банды, подвергавш ие все окрестности погрому и разорению. П ри­ мером м ож ет служ и ть набег, соверш енный двухтысячным отрядом хо­ резмских туркмен, узбеков и к ар ак ал п ак о в под предводительством Алаш бия на А хал зимой 1818 г.23 Интересно, что в этом набеге участвовал глава хивинского духовенства ш ейх-уль-ислам К утбэддин-ходжа (Кути х о д ж а), сам известный алам анщ ик.

Н абеги р асп ад ал и сь на несколько этапов. П ервым этапом был сбор отряда, во врем я которого сердар сообщ ал план набега, а остальные участники д ав ал и клятву хранить этот план в тайне и повиноваться сер­ дару. С бор н азн ач ал ся вдали от населенны х мест. Вторым этапом было движ ение в район набега. М елкие отряды шли скрытно, часто ночными переходами (особенно в горах К опет-дага), по малоизвестным пустынным и горным тропам. З а сутки часто делали 50—60 км. Н а походе обычно охранялись парными дозорам и, но вообщ е охранение было поставлено плохо.

Третьим этапом был подход к объекту набега. При этом крупные отряды, к ак правило, отсы лали свой обоз назад, чтобы действовать н а­ легке (это был старинный степной прием, которого строго придерж ива­ лись т у р к м ен ы ). Вперед вы сы лались конные разъ езд ы, которые должны были произвести разведку и по возмож ности захвати ть «языка», п оказа­ ния которого использовались д л я окончательного выбора объекта и вы ра­ ботки п лан а нападения. К намеченному объекту часто подходили ночью.

Четверты м этапом было нападение и захват добычи. Здесь приемы были весьм а разнообразны в зависимости от характера объекта и обста­ новки. А лам анщ ики всегда стремились избеж ать боя. Если вблизи от объекта нападения были войска (гарнизон, конвой), их старались отвлечь ложным нападением. Н а неукрепленные села и кочевья старались напасть внезапно, чащ е всего на зар е или ночью. Д л я захвата укрепленных селе­ ний пользовались другим приемом — ночью располагались в засад е у ворот и на рассвете, к а к только ж ители начинали выгонять скот, стреми­ -- «Новое время», 1879, № 1326.

23 М у н и с и А г е х и, Ф ирдаус-уль-икбаль, стр. 412—413.

46 А..4. Росляков тельно врывались в селение24. Города и крепости нередко захваты вали и грабили, вры ваясь через ворота, откры ты е в базарны й день.25. В о всяком случае зах ват укрепленных пунктов был д л я алам анщ иков, имевш их с а ­ мую примитивную осадную технику, делом нелегким и рискованным. Н е имея времени и средств для правильной осады, алам ан щ и ки (если не п ред­ ставлялось возмож ности взять крепость внезапны м нападением ) предпо­ читали ограничиваться захватом крестьян на полях, пастухов, угольщ и­ ков, сборщ иков топлива.

Н ападения на караван ы часто соверш ались из засад. В таких случаях караван обычно не успевал о казать серьезного сопротивления, но иногда разбойников встречала организованная оборона. Л ю ди к а р ав ан а вы страи ­ вали верблю дов в круг, клали их (всех или только внешний ряд) на землю и начинали отстреливаться, причем иной р аз отбивали все н ап а­ дения 2б.

Пятым этапом было возвращ ение с добычей. Это был опасный момент.

О тряд алам анщ иков, обремененный добычей, часто подвергался энергич­ ному преследованию и порой терял все награбленное и д а ж е погибал.

Поэтому во время отхода обязательн о вы сы лалось охранение, на пути движ ения за собой засы пались колодцы, чтобы помеш ать преследованию, устраивались засады, не раз уничтож авш ие неосмотрительных преследо­ вателей27, Бы л распространен и другой прием — зам ан ить преследова­ телей поглубж е в пески и там истребить, когда они ослабею т от ж ары и ж аж д ы 28. С ущ ествовал особый способ д ля того, чтобы раззадори ть п ре­ следователей и увлечь их подальш е в глубь пустыни — лили в песок р а с ­ топленное масло, которое долго сохранялось в песке и со зд ав ал о полную иллюзию свежей конской мочи29. П реследователи, видя это, ускоряли темп движ ения, будучи уверены, что вот-вот наткнутся на отходящ ий отряд, и заходили слишком далеко от колодцев в безводны е пески, где погибали от ж аж д ы или попадали в засаду. Н о часто случалось и о б р ат­ ное: сотни алам анщ иков склады вали свои головы в неудачных набегах, подобно одному из самы х «знаменитых» текинских сердаров — М ухам м ед-ш ейху30. Пленных алам анщ иков обычно убивали без всякой пощады — только иногда им удавалось выкупиться и з плена за огромны е деньги: так, например, Т ы км а-сердар выкупился за 1000 туманов.

После возвращ ения или в последние дни похода наступал заклю чи ­ тельный акт ал ам ан а — д ел еж добычи. Н ам точно не известны правила роздачи добычи. Все наиболее осведомленные авторы утверж даю т, что доля сердара бы ла значительно выше, чем доля рядового участника;

кро­ ме того, по некоторым сведениям, часть добычи отд ав ал ась духовенству31.

Хивинские алам анщ ики пятую часть добычи отдавали хану, к а к это п о­ лагалось по ш ариату. Эта доля н азы валась «ган»32.

Не подлежит сомнению, что непосредственной и важ нейш ей целы б алам ана с точки зрения его участников был грабеж. Зах вач ен н ая добы ча фигурирует постоянно при описаниях алам ан ов, д а ж е если весь ход н а ­ бега излагается кратко и в общ их чертах. Н евозм ож ность захвати ть д о ­ 24 Н. И. Г р о д е к о в, Война в Туркмении, т. I, стр. 58.

25 М у н и с и А г е х и, Ф ирдаус-уль-икбаль, стр. 418.

26 О таком способе обороны пишет еще Д ж енкинсон (см. «Английские путеше­ ственники о Московском государстве в XVI веке», Л., 1937, стр. 180). Сохранился этот способ и в XIX в.

27 См., например, Б ы к о в, Теке М ерва.

28 Ср. легенду о Кеймир-Кёре (И. А. Б е л я е ®, И з истории туркмен Закаспийской области, П ротоколы Закаспийского круж ка любителей археологии, вып. 2, А схабад, 1916).

29 Сообщено С. Н. Иомудским.

30 Г у л и б е ф д е - Б л о к в и л ь, Четырнадцатимесячный плен у текинцев, «Все­ мирный путешественник», вып. 33.

31 «Новое время», 1879, № 1326.

32 М у н и с А г е х и, Ф ирдаус-уль-икбаль, стр. 400.

Аламаны бычу расцени валась и участниками ал ам ан а, и авторам и хроник как неудача ал ам ан а.

Кто ж е орган и зовы вал эти грабительские набеги и участвовал в них?

Были ли они занятием всего н арода или только определенной его части?

На эти вопросы источники даю т достаточно полный и определенный ответ.

Тенденциозные иранские сочинения, некритически воспринятые неко­ торыми европейскими историками, пытались, как ск азан о выше, и зобра­ зить туркмен народом алам анщ иков, д л я которого разбой — основной источник сущ ествования. Р иза-кули -хан, иранский сановник середины XIX в., писал о туркм енах: «ни хлебопаш еством, ни (вообщ е) зем леде­ лием, которы е являю тся основой процветания страны (они не зан и м а­ ются), — все врем я проводят в набегах, сплош ь питаю тся от продажи пленных»33. П риблизительно то ж е писал В амбери, а с его слов повторяли многие «знатоки Туркмении», такие, к а к П. С. В асильев, М айер и т. п., дополняя эту клевету глубокомы сленны ми рассуж дениям и о том, что ж е послужило причиной, сделавш ей алам ан ы основным занятием туркмен:

скудная природа Туркмении или ж е некая «врож денная склонность турк M e if к разбоям ». Эти общ ие рассуж дения зам еняли собой подлинное изу­ чение ф актов и не имели ничего общ его с истиной.

Чтобы убедиться в нелепости представления об ал ам ан ах как основ­ ном источнике сущ ествования туркмен или хотя бы занятии, имевшем серьезное значение д л я их экономики, достаточно привести данные об итогах ал ам ан о в хивинских туркм ен в 1818 г. по хронике Агехи34. Этот год целесообразно вы брать по двум причинам: во-первых, в 1818 г. осо­ бенно усилились хивинские алам ан ы на А хал;

во-вторых, алам аны этого года описаны особенно подробно, вплоть до мелких набегов силами 30— 40 человек. П оэтом у м ож но не опасаться, что данны е о разм ерах добычи аламанщиков в этом году, приведенные Агехи, будут меньше средней д ей ­ ствительной «нормы» — скорее, наоборот.

Агехи сообщ ает о 9 набегах, имевш их место в 1818 г., в том числе об одном крупном, с участием 2000 всадников, и 7 более мелких с числом участников от 30 до 700 человек. В одном случае численность отряда не сообщается, но по х арактеру действий и числу сердаров мож но предпо­ ложить, что в набеге участвовало несколько сотен- всадников — скорее всего о т 300 до 500. О б щ ая численность алам анщ иков, принимавших участие в н абегах в 1818 г., составл яет приблизительно 3700— 3800 че­ ловек. П ри этом, судя по именам военачальников, участвовавш их в наи­ более крупном набеге 1818 г. — набеге А лаш -бия, — его двухтысячный отряд состоял в основном из узбеков, д а и в некоторых других отрядах также был смеш анный, узбекско-туркменский, состав. Таким образом, в аламанах 1818 г. приняло участие вряд ли более 2500 хивинских туркмен.

Это, конечно, нем алое число. Н о следует учесть, что в то ж е самое время одних йомутов в Хиве было не менее 7— 8 тысяч сем ей ств 35, причем каждая семья вы ставляла двух вооруж енных всадников, т. е. всего н а­ считывалось 14— 15 тысяч всадников. М ы не имеем для этого времени данных о численности других туркм енских племен — човдуров, емрели, гокленов, кар ад аш л ы, ата и т. д., но, судя по числу нукеров, вы ставляв­ шихся ими в 1827 г.36, и численности этих племен во второй половине XIX и н ач ал е XX в.37, они были в общей сложности немногим мало численнее йомутов. П олучается, что из 12— 15 тысяч семейств, способных выставить 25— 30 тысяч воинов, в набегах участвовало лиш ь 2500 всад­ 33 Р и з а - к у л и - х а н, С афарат-намэ-и-Х орезм, стр. 291.

34 МИТТ, II, стр. 405—414.

35 Там же, стр. 359.

36 П. П. И в а н о в, Архив хивинских ханов, Л., 1940, стр. 168— 170.

37 В. Л о б а ч е в с к и й, Военно-статистическое описание Туркестанского военного округа. Хивинский район, Ташкент, 1912, стр. 54— 55.

48 А. А. Росляков ников, т. е. 1 всадник на 5—6 семей. И это в год наиболее напряженных набегов! Но фактически число участников алам ан ов было ещ е ниже, так как из хроники Агехи явствует, что многие сердары (С унбад-сердар, М урад-сердар, С ар ы -К арн ай ), а с ними, конечно, и их сподвижники, участ­ вовали за год не в одном, а в двух-трех алам ан ах. С опоставляя все эти данные, мож но утверж дать, что в ал ам ан ах 1818 г. участвовало лишь незначительное число туркмен, вероятно, не более 5— 10% боеспособных мужчин. Д ан ны е по всем другим годам д аю т ещ е более низкие цифры.

С ледует учесть такж е, что каж ды й ал ам ан дли лся в общем недолго.

Д а ж е хивинские алам аны, вообщ е более затяж н ы е в связи с необходи­ мостью преодолевать К ара-К ум ы, продолж ались, к ак правило, не дольше 20—25 дней. Таким образом, алам ан ы не могли надолго отвлечь их участ­ ников от других занятий.

Посмотрим теперь на добы чу алам ан щ и ков в 1818 г. Почти все а л а ­ маны 1818 г. были «удачны», и данны е о добыче и числе пленных приво­ д ятся весьма подробно (кроме сообщ ения о количестве скота, угнанного во время большого н абега А лаш -бия на А х а л ). Во врем я остальных восьми набегов было угнано в общ ей сложности 1450 верблю дов и около 5000 баранов, не считая прочего награбленного имущ ества (о нем под­ робно не говорится, так к ак оно, повидимому, особой ценности не пред­ ставляло) и небольш ого количества — не более д есятка — отбитых л о ­ ш адей. П я тая часть награбленной добычи вы делялась хан у Хивы. Учи­ ты вая, что в этих восьми' набегах участвовало 1700— 1800 человек, мы видим, что на каж дого ал ам ан щ и ка в среднем приходится не многим более '/г верблю да и около 2 баранов. К роме этого, в 1818 г. алам ан щики убили в общей сложности несколько более 200 человек38, за” ^что, исходя из обычной «таксы», установленной в Хиве, они долж ны были получить от хана 1000 тилля, т. е. 4000 рублей серебром39. Н аконец, от продаж и 79 приведенных пленных они могли выручить д о 4000 тилля (фактически меньше, так к ак п ятая часть пленников так ж е поступала хан у). Всего хивинские алам анщ ики 1818 г. — туркмены, узбеки и д р у ­ гие — долж ны были получить около 4 ты сяч тилля, что со став л ял о в среднем менее 1,5 ти лля на человека.

И так, средняя добы ча алам ан щ и ка в 1818 г. со ставляла около ’/2 верб­ лю да, 2 б ар ан а и от 1 д о 1,5 тилля, не считая того, что д оставалось ему при р азд ел е скудного имущ ества ограбленны х дай хан А хала и Тедж ена.

Это в общем немного. Д ействительно, результаты изучения других а л а ­ манов X V III—XIX вв., описание которых сохранилось в источниках, гово­ рят, что средняя д о ля их участника бы ла невелика. Конечно, бы вали и более «удачные» набеги, когда захваченное золото «мерили чаш кам и »40, когда алам анщ ики угоняли в один раз по 40 тысяч верблю дов и 80 тысяч овец41 или захваты вали тысячи пленных42, но, во-первых, такие случаи насчитываю тся единицами, по 2— 3 в 50 лет, а, во-вторых, подобные н а­ беги предпринимались отрядами в 2— 3 тысячи всадников, так что р яд о ­ вые алам анщ ики получали при р азд ел е опять-таки немного.

К роме того, как выяснено выше, в ал ам ан ах 1818 г., к ак и в другие годы, участвовало лиш ь меньшинство туркмен, прим ерно один всадник на 5—6 семейств. «Валовой доход» от алам ан ов, если бы он р асп р ед е­ л ял ся равномерно между всеми туркм енами, составлял, по хивинским 38 Учитывается набег Алаш-бия (100 убитых и 77 пленных), но не учитывается набег С ары -К арная в октябре-ноябре 1818 г., когда «по ошибке» были разгромлены 50 семейств текинцев, подчинившихся хивинскому хану: очевидно, что в данном случае аламанщ ики за убитых и пленных награды получить не могли, продать пленных — также.

39 Считая тилля за 4 руб. серебром, как было принято во время путешествия в Хиву Н. Н. М уравьева (1819— 1821).

40 М у н и с и А г е х и, Ф ирдаус-уль-икбаль, стр. 356.

41 МИТТ, стр. 531.

42 Там ж е, стр. 268—269.

Аламаны ценам первой половины XIX в.43, около 15 батм анов пшеницы в год на семью;

д л я того, чтобы правильнее оценить эти данны е, следует сказать, что в Хиве первой половины XIX в. обычный рацион раб а составлял 3 Дахмана пшеницы в месяц, т. е. 36 батм анов в г о д 44.

Соверш енно очевидна вздорность клевтнических утверждений о том, что ал ам ан ы являли сь «основным занятием » туркмен. В действительности б ал ам ан ах участвовало не более 5— 10% туркмен-муж чин и при этом лишь в течение 10—20 дней в году, а об щ ая сумма «доходов» от алам анов по отношению к численности туркм ен была невелика. К тому ж е надо учесть, что больш инство туркменских племен страдало от алам анов не в меньшей степени, чем н аж и вал ось от них.

Кто ж е вы ступал в качестве организаторов и участников аламанов?

В источниках содерж ится достаточно данны х, чтобы ответить и на этот вопрос. И з хроник М униса и Агехи и архивов хивинских ханов видно, что туркмены — участники хивинских ал ам ан ов — это «сипахи» 45, нуке­ ры46, «избранны е дж игиты »47, одним словом, — представители военно­ феодальной верхуш ки туркменских племен, тесно связанной с ханским двором. З а плечами этих головорезов стоял сам хан Хивы, гл ава одного из самы х архаических и реакционны х политических реж имов Средней Азии в XIX в. У дачливы е предводители алам ан ов высоко поднимались в хивинском государстве, становились крупными сановниками, племенными вождями. Говоря о сборе войск д л я похода в Х орасан в 1826 г., Агехи называет, м еж ду прочим, «...высоких особ йомутского племени: Д авли бахши, хан М ухам м ед-векиль, К ока-сердар, О раз- М ухаммед-векиль, Баги-бек-бехады р, Берды -бек-бехады р, Б ерды -хан -татар и С ары -К арнай сердар, из которы х каж ды й преуспел в чинах и степенях через посред­ ство искренней служ бы его величеству»48. Почти все названны е здесь предводители — крупнейш ие алам анщ ики первой половины XIX в., ру­ ководившие не одним десятком братоубийственных набегов на теке, са рыков и эрсари. Эти профессиональны е разбойники с такой ж е легкостью переходили на полож ение хивинских вельм ож и военачальников, с какой английские пираты XVI в. — Д рей к, Р ал ей, Гаукинс и другие — п ревра­ щались в ад м и ралов королевского ф лота, продолж ая действовать своими привычными методами, но у ж е от имени королевы.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.