авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«АКЛ4 н лук СОЮ ЗА ССР е м и л СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ § н ЮГОДСКАЯ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Выш е говорилось, что покровителем, а часто д а ж е инициатором аламанов вы ступал сам хивинский хан, получавш ий значительный доход от работорговли и пятую часть добычи;

кроме того, он имел возможность направлять ал ам ан ы в соответствии со своими политическими целями то против И р ана, то против Б ухары, то против восставш их теке и сары ков, то, наконец, силами теке и сары ков против восставш их йомутов.

Нуждаясь в услугах алам анщ иков, хан щ едро н агр аж д ал их золотыми и серебряными ки н ж алам и, почетными халатам и, конями в золотой сбруе.

За каж дую отсеченную голову «врагов», привезенную алам анщ икам и, хан платил 5 тилля (20 руб. сер еб р о м ), за каж дого ж ивого пленника — 10 тилля49. В некоторых случаях, во время подавления наиболее крупных и опасных д л я хивинского правительства восстаний туркменских племен, эта кр о вавая так са повы ш алась вдвое50.

Активное участие в ал ам ан ах принимало духовенство. Ш ейх-уль-ислам Кутбэддин-ходжа лично возглавлял многие алам аны, в том числе большой набег на М еш хед в 1833 г. Д а ж е свой сан ш ейх-уль-ислама он получил в 43 См. П. П. И в а н о в, Архив хивинских ханов, стр. 99— 100, 102.

44 Там же, стр. 97 и сл.

45 М у н и с и А г е х и, Ф ирдаус-уль-икбаль, стр. 412, 416.

46 Там ж е, стр. 444 и др.

47 Там же. стр. 400 и др.

,s Там же, стр. 434.

49 Там ж е, стр. 400.

50 Там же. стр. 504.

4 Советская э тн о гр а ф и я, № 50 А. А. Росляков награду за удачный ал ам ан 51. Ч асто ходили в алам ан ы и суфийские ишаны52. А лам аны, являясь обычным проявлением ф еодальны х усобищ устраивались и ф еодальны ми противниками хивинского хан а, например, М урадом Суфи и другими.

й ом уты устраивали алам ан ы во время больш ого восстания в 1850— 1860-х годах53, носивш его в общем народный, освободительный характер,, хотя в нем участвовала и йомутская знать. Но в целом источники создаю т совершенно определенную картину: у хивинских туркм ен XIX в. основ­ ную роль в ал ам ан ах играла военно-ф еодальная знать — ф еодально-ро­ довые вожди, нукеры и т. д.;

больш инство ал ам ан ов соверш алось или с разреш ения хивинского хана, или по его прямом у приказанию.

П риблизительно так ж е дело обстояло и в Бухаре, хотя связь эм ира с алам анщ икам и здесь не бы ла такой тесной и постоянной, к а к в Хиве.

И здесь туркмены использовались д л я проведения ал ам ан ов против врага, за что получали награды. Так, Ш ах-М урад использовал приам у дарьинских туркмен д л я набегов на М ерв 54, эмир Х айдар — д л я набегов на Хорезм55. Н абеги организовы вала и во згл ав л ял а эрсари н ская ф ео­ дально-родовая знать, тесно св язан н ая с бухарским правительством и получавш ая от него почетные титулы — д ад х а, караулбеги, бий, токсаба и другие. В основном алам ан ы эрсаринских сердаров были направлены йе­ на бухарских подданных — узбеков и тадж иков, а за пределы Бухары, на теке, салоров, сары ков, на города и оседлы е селения м еж ду Б алхом и Гератом56. Эрсаринский поэт Сеиди в стихотворении «Б ар ал ы, беглер»

весьма реалистически рисует алам ан ы на Х орасан57.

Об ал ам ан ах туркмен прикопетдагской полосы и А трека т ак ж е имеется немало свидетельств. Н аиболее вним ательны е русские н аб л ю д а­ тели реш ительно выступали против огульного обвинения туркмен в ала манстве. Корреспондент газеты «Голос» ещ е в 1876 г. писал в ста тье «С берегов Каспийского моря»: «...не бедняки туркмены зап р ав л яю т круп ­ ным грабеж ом, а их ханы, ведущ ие торговлю лю дьми. О бы кновенно бед­ ные туркмены вы ходят н а гр аб еж по найму от того или другого хан а и за каж дого доставленного в степь перса получаю т весьм а неболыное^'воз награж дение»58.

В иранской хронике «Н асих-ут-таварих» содерж ится яр к ая х ар ак тер и ­ стика подобных крупных предприним ателей-работорговцев, п р и н ад л еж ав ­ ших к салорской аристократии: «Эти лю ди возводили свой род к Тулуй хану, сыну Ч ингиз-хана, и зовут они его С алы р-ханом. Они считаю т себя принадлеж ащ им и к слиш ком высокому ран гу д л я того, чтобы зан и м аться резней и захватом пленных. П оэтому туркмены (племен) теке, сарык, имрели и алиэли приходят к ним, одалж и ваю т у них коней и оруж ие, а как только им удается победить и взять в плен (кого-либо из) проезж их и шиитов, то они привозят пленных и (захваченное) имущ ество к ним (салы рам ) с поздравлением и половину (добычи) отдаю т на их долю »59.

Таким образом, эти знатные салоры выступали к ак организаторы и вдох­ новители набегов, хотя сами не участвовали в них. Ч асто в роли о р га­ низаторов алам анов и работорговли вы ступали так ж е иранские феодалы,, превращ авш иеся в сподвижников и сою зников туркм енских сер д ар о в60.

51 М у н и с и А г е х и, Фирдаус-уль-икбаль, стр. 400.

62 «Россия и Туркмения в XIX в.», стр. 193— 194.

53 А г е х и, Джами-уль-вакы ат-и-султани, МИТТ, II, стр. 552 и др.

5 4 М и р - А б д у л ь - К е р и м б у х а р с к и й, И стория Средней Азии, М ИТТ, Нг стр. 197;

ср. Е ф р е м о в, Д евятилетнее странствование, М., 1952, стр. 23.

55 М у н и с и А г е х и, Фирдаус-уль-икбаль, стр. 424.

56 Н. М а е в. Степные пути от К арш и к Аму-дарье, «И звестия Русского географ, об-ва», вып. III, 1881.

57 С е й д и, С айланан эсерлер, А ш габад, 1948, стр. 37—38.

58 «С берегов Каспийского моря», «Голос», 1876, № 193.

59 «Иранские источники по истории туркмен XIX в.», МИТТ,II, стр. 60 См., например, Р и з а - К у л и - х а н, С афарат-нам э-и-Х орезм, стр. 290—291.

Аламаны Н аиболее известные сердары А хала и М ерва — М урад-сердар, Хани Кор-сердар, М ухам мед-ш ейх, А к-М ухамм ед-хан, Софи-хан, К урбан М урад-ишан, Т ы км а-сердар и другие — были одновременно руководите­ лями политической ж изни А хала и М ерва, феодально-родовы ми вож дями, видными представителям и суфийского духовенства, крупными зем левл а­ дельцами. Таким образом, и здесь руководящ ее ядро алам анщ иков с о ­ стояло из феодальной знати, привлекавш ей к участию в алам ан ах бед­ ноту на кабальн ы х условиях: «подрядчики» или брали половину добычи вы плату за пользование конем и оруж ием, или платили беднякам «сдель­ но» за каж д о го приведенного пленного.

М ож но ск азать с уверенностью, что алам аны были постоянным за н я ­ тием не туркм енского н арода, а сравнительно небольших «аристократи­ ческих ш аек». В бю дж ете гл аварей и членов этих ш аек грабеж и р аб о ­ торговля, несомненно, играли крупную роль. «Ата-векиль и Н азар-ве киль,— пиш ет Агехи,— прин адлеж авш ие к знати йомут, долгое время вместе с ал ам ан щ и кам и этого племени заним ались грабеж ом имущ ества и уводом детей и населения богохранимого государства (Хивы)... П ро­ давая похищ енных, они сод ерж али этим свои семейства»61. Н а грабеже,, крови и страдани ях создавали сь богатство и политический вес.

Б олее ш ирокие слои туркменского общ ества привлекались к алам ан ству лиш ь эпизодически, отчасти путем найм а бедняков, отчасти в по­ рядке выполнения «долга», налагаем ого архаическими родо-племенными традициями и исламской религией. Д л я оправдания грабительских набе­ гов и вовлечения трудящ ихся в свои кровавы е де4 а туркм енская ф ео­ дально-родовая зн ать и сп ользовала весь арсенал средств идеологического воздействия, начиная с переж иточных патриархально-родовы х представ­ лений и религии и кончая художественной литературой.

Ф еодально-родовая знать всячески п оддерж ивала и культивировала архаические представления об алам ан е к ак о законном и справедливом способе коллективной сам озащ иты, справедливой мести;

при этом участ­ ники а л ам ан а о б ъявляли сь героическими исполнителями воли племени, его защ итникам и от покушений «чужих», соседей-врагов, мстителями за обиды родного племени, хотя в действительности алам аны лиш ь д авали соседним ф еодалам удобный повод д л я ответных грабительских набегов и несли народу страдани я и разорение. Распространение подобных взгл я­ дов, и скаж авш и х подлинную грабительскую природу алам ан ства, облег­ чалось и обусловливалось сохранением у туркмен р яд а архаических пат­ риархальных переж итков и институтов.

Той ж е знатью искусственно культивировалась и р азж и гал ась меж пле­ менная в р аж д а, поднимались всевозм ож ны е стары е «счеты», позволявш ие найти «законны й» повод д ля организации грабительского нападения на соседей62. Эти «счеты» в обстановке непрерывных войн и столкновений были т а к перепутаны, что ж адн ы е до граб еж а аристократические шайки всегда могли найти подходящ ий предлог, «оправды вавш ий» организацию очередного разбойничьего нападения.

Д л я оп равдан и я алам ан ов необычайно широко использовались му­ сульманская религия и нормы ш ариата. Участие в ал ам ан ах против «не­ верных» ш иитов-иранцев, русских или народных повстанцев, которых,, согласно ш ариату, считали «еретиками», «отступниками от ислама» и т. п.,.

объявлялось выполнением религиозного долга;

мусульманские богословы учили, что смерть в таком ал ам ан е д ел ает «шехидом», мучеником за веру, откры вает дорогу в -рай. «П оскольку свящ енная война является одним из предписаний корана, — пиш ет Агехи, — мусульмане долж ны ежегодно о б н аж ать свой меч против неверных. В соответствии с этим 6 А г е х и, Ш ахид-и-икбаль, МИТТ, И, стр. 615.

62 К ак это сделала, например, йомутская знать в 1885 г. (см. А г е х и. Д ж ами-уль вакыат-и-султани, стр. 547).

4* 52 А. А. Росляков постановлением и д л я выполнения указанной религиозной обязанности, хан... назначил одного из йомутских предводителей К ока-серд ара, из племени ошак, с сотней лучш их йомутских воинов д л я н абега на х о р а­ санских кы зы лбаш ей»63. И зуверская проповедь «свящ енной войны», г р а ­ бежей и убийств под маской религиозного ф ан ати зм а велась в первую очередь представителям и суфийского духовенства — пирами, иш анам и, которые, как у ж е говорилось, часто лично участвовали в ал ам ан ах и во всяком случае их инспирировали64. О тп равляясь в набег, алам анщ ики всегда старались заручиться «помощью свыше» — благословением ишана, талисм анам и 65, а по возвращ ении отд авал и ему часть добычи 66.

Многие к тому ж е были мю ридами этих иш анов. ^ Д л я оправдания алам ан ов и вовлечения в них трудящ ихся, знать пы талась использовать возникш ее в период разл ож ен и я первобы тно-об­ щ инного строя известное представление, что делом, достойным свобод­ ного мужчины, является война, грабеж, а не труд. П редставления о «благородном» характере грабительских войн и «позоре» труда были очень живучи и в рабовладельческом, и в ф еодальном общ естве (средне­ вековое рыцарство, особенно во Франции, Германии и И спании, японские сам у р аи ). Конечно, эти взгляды вы рабаты вались не в народной, а в воен­ но-рабовладельческой и военно-феодальной среде, но следует иметь в виду, что «в каж дую эпоху мысли господствую щ его класса суть господ­ ствую щие мысли, т. е. тот класс, который представляет собой господ­ ствующую мат ериальную силу общ ества, есть в то ж е врем я и его господствую щ ая духовная с и л а » 67. Туркм енская знать усиленно ста­ р ал ась внушить массам, что слож ивш ийся в представлении этой знати «идеальный» образ удалого хищного наездника, ж ивущ его за счет н а ­ грабленной добычи, продаж и и труда рабов, окруж енного рабы ням и наложницами, есть истинный идеал мужчины, а тот, кто отказы вается от алам ан ов во имя мирного тр у д а,—трус, достойный презрения и осм еяния.

П ропаганде этих взглядов способствовали ф еодальны е правители, награж давш ие и возвы ш авш ие алам анщ иков. П роп аган ду этих взглядов вели суфийские пиры и ишаны, проповеды вавш ие свящ енную войну с «неверными»;

ее вели туркменские поэты и певцы феодально-байского направления, воспевавш ие грабительские походы, их участников и ру­ ководителей. Таковы, например, «Х одж ам берды -хан» Ш абенде, «Ю суп и Ахмет» М агрупи. Н екоторы е стихотворения Сеиди («Эрсаринин йигит лери», «Баралы, беглер», «й иги тлер») так ж е пронизаны этими п ред став­ лениями. Конечно, туркменскому народу в целом, основная м асса кото­ рого состояла из труж еников — крестьян и ремесленников, ведущ их мелкое самостоятельное хозяйство, не могла быть свойственна подобная военно­ ф еодальная идеология, но ее усиленная п ропаганда з а р а ж а л а известную часть крестьянства. Это и требовалось знати, так как, с одной стороны, повыш ало ее авторитет, а с другой, — обеспечивало пополнение отрядов алам анщ иков.

И так, алам аны не являли сь основным или хотя бы одним из основных занятий туркменского н арода, как это клеветнически утверж д ал и и ран ­ ские феодальные писатели и некоторые ориенталисты XIX в. В действи­ тельности в ал ам ан ах участвовала незначительная часть туркм ен, а об­ щ ая сумма «доходов» от алам ан ов бы ла очень невелика в сравнении с численностью туркменского населения.

А ламаны не являлись так ж е справедливой народно-освободительной войной, как это ошибочно пытались утверж д ать некоторые советские 63 М у н и с и А г е х и, Ф ирдаус-уль-икбаль, стр. 380.

64 «Россия и Туркмения в XIX в.», стр. 193— 194.

65 П. С. В а с и л ь е в, Ахал-текинский оазис, стр. 50.

66 «Новое время», 1879, № 1326.

67 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с Соч., т. IV, стр. 36.

Аламаны историки, недостаточно овладевш ие фактическим материалом, хотя мотив мести персидским захватч и кам -ф еод алам за их грабеж и и бесчинства во время походов в Туркмению мог быть одним из вербовочных лозун гоз организаторов ал ам ан о в —сердаров. А лам аны организовы вались, как п ра­ вило, не трудящ имися, а феодально-родовой знатью и суфийским духо­ венством, часто по прям ом у заданию феодальны х правителей стран Среднего В остока (И р ан а, А ф ганистана, Хивы, Б у х а р ы ). Основной целью алам анов был гр аб еж, сочетавш ийся с убийствами, опустошениями и уводом лю дей в рабство. А лам ан ы почти всегда направлялись не на ф ео­ дальные крепости и другие военные объекты, а на мирное крестьянское население, пастухов, торговые караван ы и т. п. А лам аны способствовали разж иганию вр аж д ы м еж ду народам и Средней Азии и затрудняли объе­ динение трудящ ихся разны х племен и народов в борьбе против угнетате лей-феодалов. А лам аны, взаим но соверш авш иеся туркменскими серда­ рами и ф еодалам и соседних стран, разоряли туркменский народ, препят­ ствовали мирному созидательном у труду, способствовали хозяйственному и общ ественному застою, укрепляли господство феодальной знати над туркменской беднотой.

В сякая попы тка и деализировать и оп равдать алам аны является ош и­ бочной. Э та ош ибка объективно приводит к оправданию разбоев, убий­ ства и работорговли, к оправданию варварского истребления мирных ж и ­ телей, т. е. к оправданию всего того, что ныне является тягчайш им воен­ ным преступлением в гл азах всего прогрессивного человечества.

8»&а УлУаУаУаУаУаУаУаУа УаУаУ!кУ аУ аУ аУаУ аУ аУ аУ аУаУаУ аУаУаУ лУ аУаУаУаУаУ аУаУ аУл У аУ л Ул У л Ул Уа УаУа УаУЦ МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ ЗАРУБЕЖ НЫ Х СТРАН В. Ш ТЕЙНИЦ НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ НЕМЕЦКОЙ ЭТНОГРАФИИ* Д ля правильного понимания соврем енного состояния этнографической работы в Германской Д ем ократической Р еспублике необходимо хотя бы коротко остановиться на истории этой науки в Германии.

Н ачало немецкой этнограф ии восходит к эпохе реф орм ации и Ве­ ликой крестьянской войны в Германии, когда немецкие гуманисты начали зан и м аться изучением народной ж изни. В ы даю щ им ся представителем немецкой этнографии того времени является И оганнес Богем ус (Бем ), лвтор вышедшей в 1520 г. работы «О н равах всех народов». Д л я научной деятельности Богем уса и его последователей особенно характерны три момента. Во-первых, ясно вы раж ен н ая д ем ократи ческая установка, за­ щ ита интересов крестьян против ж естоко угнетавш его их дворянства. Во вторых, патриотизм, лю бовь к немецкому народу, которой и был про­ диктован интерес к его жизни и обычаям. В-третьих, отсутствие национа­ листического зазн ай ства, уваж ение ко всем, в том числе неевропейским и нехристианским, народам. Эти гуманисты являю тся основоположниками немецкой этнографии. М ы вправе гордиться их дем ократической идео­ логией, влияние которой распространилось д алеко за пределы Германии, так как книга Богем уса свыше 40 р а з бы ла переиздана в П ари ж е, Л он­ доне, Венеции и других городах.

Второй важ ны й период в истории немецкой этнограф ии и фольклори­ стики, непосредственно приведш ий к развитию этнограф ии к а к науки в современном значении этого слова, так ж е связан с крупным общ ествен­ ным движением. Рост самосознания молодой немецкой б урж уази и в эпоху «бури и натиска» вы разился, в частности, в интересе к народной песне.

Это ярко сказалось в «Голосах народов в песнях» Гердера. Р яд о м с ним следует н азвать имена Ш убарта, проведш его десять лет в Гогенсбергской тюрьме, и Бю ргера, который ещ е до опубликования сборника Гердера призывал к собиранию немецких народны х песен. Гете в страсбургский период его жизни именно по настоян-ию Г ердера собирает в Э л ьзасе на­ родные песни и б лагодаря этому находит свой лирический и глубокогна родный стиль. Интерес к народной песне Гете сохраняет д о конца жизни.

В 1806— 1808 гг., к ак р аз в годы глубочайш его национального униж е­ ния Германии наполеоновской Ф ранцией, появился «В олш ебный рог мальчика» романтиков Арнима и Брентано. «Волш ебный рог» гораздо * Из доклада проф. В. Ш тейница, прочитанного на сессии О тделения всеобщей и немецкой этнографии Германской академии наук, состоявш ейся 4— 6 сентября 1953 г.

Берлине;

доклад опубликован в серии «S onderreihe zu r V olkskunstforschung», Н. I, б B erlin, 1953.

Некоторые вопросы немецкой этнографии шире и глубж е, чем «Голоса народов в песнях», раскры л национальную «сокровищницу народны х песен. В месте с тем он послужил толчком к дальнейшей работе в области изучения народней поэзии.

«Волш ебный рог» А рнима и Брентано вы звал ж ивы е отклики передо­ вых деятелей культуры и искусства. Н а этот сборник написал восторж ен­ ную рецензию Гете. О на откры ла серию зам еток Гете о сборниках испан­ ских, новогреческих и других собраний народных песен. Эти зам етки и рецензии подвели Гете к написанию в 1826 г. большой статьи о серб­ ской народной песне. Гете, как видно и з его работ, интересовала не толь­ ко народная песня, но и трудовая ж изнь и обычаи народа. В лице Гете соединяется интерес гердеровской эпохи к народной песне с вновь про­ будивш имся интересом к народной поэзии вообщ е, получившим особенно широкий резонанс во врем я наполеоновского наш ествия.

А рним и Б рентано не ограничились изданием «Волшебного рога мальчика». Они предполагали та к ж е издать собрание немецких сказок, пользуясь помощью молодых братьев Гримм, которые внесли значитель­ ный в кл ад в издание «В олш ебного рога».

Н о А рним не смог в дальнейш ем раб отать над сказкам и и передал свой м атери ал Я кову Гримму. В 1812 г., непосредственно накануне свер )Кения наполеоновского ига, появился первый том знаменитого сборника сказок братьев Гримм — «Д етские и семейные сказки».

Говоря о деятельности ром антиков в период национального угнетения и национальной раздробленности, следует особенно подчеркнуть их глу­ бокую веру в творческие силы народа. Их теория создания народных ска­ зок и песен имеет идеалистический и д а ж е мистический характер, но признание ими творческих сил н арода имело д л я того времени немалое значение. Вообщ е, реакционны е стороны немецкой романтической ш ко­ лы учение о неизменном народном духе, понимание народа как еди­ — ного целого и полное игнорирование глубоких классовых противоречий, идеализация ф еодального средневековья, католицизм а и мистицизма, рет­ роградство и враж дебн ое отношение к французской бурж уазной револю ­ ции — не долж ны вести к отрицанию того, что в ее деятельности были и некоторые полож ительны е черты. М ы не мож ем забыть, что романтики, стремясь укрепить национальное самосознание, публиковали сокровища народной поэзии, говорили о народе к ак источнике художественного творчества.

О свободительные войны привели к изгнанию иноземных захватчиков, но задачи национального объединения и дем ократизации Германии оста­ лись неразреш енны м и. Три прогрессивных немецких этнограф а периода до 1848 г. прилож или нем ало усилий д л я достиж ения этих целей. Яков Гримм, не только зам ечательны й язы ковед, но и неутомимый собиратель и исследователь немецких сказок и саг, древних верований, обычаев и правовых взглядов, в 1837 г. отказал ся от профессуры в Геттингенском университете в зн ак протеста против произвола ганноверского герцога.

Позднее, возмущ енны й наступивш ей после 1848 г. реакцией, Яков Гримм писал: «Т олько беспощ адное применение насилия м ож ет еще помочь.

Чем старш е я становлю сь, тем дем ократичнее делаю тся мои убеждения».

Гофман фон Ф аллерслебен, занимавш ийся исследованием главны м образом народны х песен, в связи с его оппозиционными убеж дениям и был в 1842 г. уволен от профессуры в Бреславльском университете. Лю двиг Уланд, так ж е исследователь народны х песен и профессор Тюбингенского университета, явл ял ся в качестве оппозиционного д еп утата В ю ртемберг­ ского л ан д т ага «ревностным представителем народны х прав и смелым глаш атаем р авен ства гр аж д ан и свободы духа», к ак охарактеризовал его Генрих Гейне.

П рогрессивные бурж уазны е дем ократы и ученые пробудили глубокий интерес к народной поэзии у представителей передовых сил Германии.

Этот интерес ярко проявился у молодых М аркса и Энгельса.

56 В. Штейниц Энгельс в 1839 г. написал статью «Н емецкие народны е книги», где отмечал, что наиболее значительной народной книгой явл яется «История о неуязвимом Зигфриде». «Эта книга мне н равится,— писал Энгельс,— это — рассказ, оставляю щ ий ж елать немногого;

он полон роскошнейшей поэзии, соединенной то с величайш ей наивностью, то с прекраснейшим юмористическим паф осом ;

книга бры зж ет остроумием...». Энгельса и впоследствии зан и м ал образ Зигф рида, которого он н азы ва л «представи­ телем германской молодежи», Хотя статья Э нгельса.и бы ла перепечатана в Германской Д емократической Республике, она ещ е не использована не­ мецкими учеными при исследовании саг. С ледует отметить, что Энгельс обстоятельно изучил не только сборники немецких народны х песен, ска­ заний и сказок, но и народную поэзию почти всех европейских народов,, в ряде случаев в подлинниках.

Н е так широко известен интерес к народной поэзии, проявленный М арксом. Выдаю щ ийся зн аток греческого эпоса, М аркс в бытность свою берлинским студентом обстоятельно ознаком ился с древнегерм анской ми­ фологией. В этот ж е период он составил рукописный сборник из 46 на­ родных песен д л я своей невесты Ж ени В естф ален. Э тот сборник будет издан Этнографическим институтом Германской А кадем ии наук.

Таким образом, период с 1770 по 1848 г. отмечен усиленной работой над изучением немецкого народного творчества. Д л я раб ог этого пе­ риода характерно утверж дение творческой мощ и н арода и полное отсут­ ствие националистических идей превосходства и исклю чительности не­ мецкой нации. С ледует особенно подчеркнуть тесную связь немецких ученых этого периода со славянским миром, их уваж ени е к славянским народам. Я напомню здесь об известных словах Гердера, п ред сказы вав­ шего великое будущ ее славянских народов, и о переписке Я кова Грим м а со славянскими учеными, часть которой опубликована в «Трудах Г ерм ан­ ской А кадемии наук». Х арактерной чертой этого периода явл яется такж е сочетание научности содерж ания с м астерским популярны м излож ением.

Крупный ученый Яков Гримм и здавал сказки и саги не только к ак науч­ ные сборники, но и как лю бовно обработанны е книги д л я чтения.

Выше говорилось о реакционных сторонах немецкого ром анти зм а.

Реакционны е черты имеются и в творчестве Я кова Гримма, связанного с романтиками, видевшего временами возмож ность вы хода в политическом компромиссе с монархией Гогенцоллернов. Значительно резче эти ч ерт^ выражены в деятельности его б р ата В ильгельм а, который, п одготовляя к печати более поздние издания «детских и семейных сказок», нередко искаж ал их демократические тенденции. В качестве прим ера приведем сказку о «куме-Смерти», в которой бедняк после рож дения тринадцатого ребенка отправляется на поиски кум а. В первом издании сказки ( 1812V читаем: «Тут встретил его господь бог и ск азал ему: «М не ж а л ь тебя, бед­ ный человек, я хочу быть восприемником твоего р еб ен ка и заботиться о нем, тогда счастлив будет он на земле». Б ед н як ответил: «Я не хочу им еть тебя кумом, ты оделяеш ь богаты х и обрекаеш ь бедняков на голод».

С этими словами он расстался с богом и пошел дальш е». В третьем ж е издании (1857), которым пользую тся ещ е и в настоящ ее врем я, ответ бедняка сопровож дается следующей рем аркой: «Б едн як ск азал это, так как он не знал, к ак мудро распределяет бог богатство и бедность. И он отвернулся от господа бога и пошел дальш е...».

При помощи такого рода ханж еских вставок, не вяж ущ ихся с общим смыслом сказок, последние были искаж ены и в ряде случаев п реврати ­ лись в идеологическое оруж ие господствующих классов. В от яркий при­ мер того, как критически следует подходить к оценке сборников н арод ­ ной поэзии.

1 К- М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, Соч. т. II, стр. 28.

Некоторые вопросы немецкой этнографии 5Г П осле пораж ени я револю ции 1848 г. демократические тенденции в немецкой этнографии все больш е и больш е ослабеваю т.

Р иль, имевший бесспорные заслуги перед этнографией, в своем д ок­ ладе «Н ародоведение к ак н аука» призы вает к сотрудничеству с реакци­ онным правительством. «Э тнограф ия, — говорит Риль, — имеет чрезвы ­ чайно в аж н ое назначение: внести систему в анархию полицейского права и в не меньшей мере логику в административную практику. Н аибольш ее торжество искусства внутреннего управления заклю чалось бы в том, чтобы так верно соразм ерить каж ды й административны й ак т с природой н а­ рода, чтобы последний д а ж е при самы х тягостных собы тиях полагал, что административная власть, собственно говоря, распорядилась и действо­ вала в его пользу». Эти слова были написаны Рилем в 1858 г., девять лет спустя после возобновления ж естоких преследований в отношении не­ мецких дем ократов — Г оф м ана фон Ф аллерслебена, У ланда и других, и являли собой открытый разры в с прогрессивными традициям и немец­ кой этнографии.

Это не могло остаться без последствий. Л огикой вещей признание и поддержка реакционного полицейского государства вели к замалчиванию демократических элементов культуры, влекли за собой презрение к н а­ роду и его творческим силам. Э та тенденция получила логическое зав ер ­ шение в 1920-х годах в теории Г анса Н аум ан а, провозгласивш его: « Н а­ родное достояние создается только в верхушечном слое... Н арод всегда является отсталым, он питается крохами, которые падаю т со стола ду­ ховно б о гаты х » 2. О тсю да и н аум ановская трактовка этнографии. «Этно­ графия, р ассм атр и ваем ая таким образом, уводит от демократии» и «при­ водит к признанию аристократии мысли и творческой личности, в руках которых сосредоточены руководство и культурное развитие» 3. Опасность этой антинародной теории, проникнутой идеей мнимого превосходства людей-господ, бы ла тем более значительной, что она исходила от об разо­ ванного этнограф а, на трудах которого зиж дилось этнографическое о б р а­ зование немецкого учительства.

Не следует, однако, дум ать, что вся нем ецкая этнограф ия в рассм ат­ риваемый период скати лась на реакционные позиции и прониклась н а ­ цистским духом. З а истекш ие полвека двое ученых в весьма полож итель­ ном см ысле повлияли на развитие немецкой этнографии: это недавно^ скончавшиеся А дольф Ш памер и Д ж он М ейер.

Адольф Ш памер (1883— 1953) известен не только как учений, но и как прогрессивный общ ественный деятель. В этом отношении особое зн а­ чение имеет участие Ш пам ера в М юнхенской Советской республике,, разгромленной в м ае 1919 г. силами контрреволю ции. Ш памер был пре­ дан военно-полевому суду и только б лагодаря вмеш ательству видных мюнхенских ученых отделался изгнанием из М юнхена. Н е будучи м арк­ систом и сознательны м револю ционером, Ш памер с расколом и ослабле­ нием немецкого рабочего движ ения отошел от политики, но продолжал оставаться «подозрительным» и только в 1926 г. впервые получил д о л ж ­ ность профессора (в Д резденской Высшей технической ш коле). Ш памер не капитулировал перед нацизмом и его расистской лж е-этнографией и в связи с этим подвергся преследованиям со стороны молодчиков из ведом ­ ства Розенберга. Н ацистское правительство не утвердило его избрание в Прусскую А кадемию наук;

только после разгром а гитлеровцев, в 1946 г.,.

Шпамер смог принять участие в работе Германской А кадемии наук в Берлине. Ш памер разверн ул активную прогрессивную культурную д ея­ тельность и в то ж е время полож ил начало этнографической работе в Германской Д ем ократической Республике, учредив Комиссию по немец­ кой этнографии. А кадем ия только сейчас приобрела его большое науч­ 2 Н. N a u m a n n, G rundziigen der deutschen V olkskunde, 1922, стр. 5.

8 H. N a u m a n n, Prim itive Q em einschaftskultur, 1921, стр. 58 В. Штейниц ное наследство;

Э тнографическому институту предстоит сделать его до ступным д л я научного исследования и опубликовать законченные работы.

Научные интересы А дольф а Ш пам ера были очень широки. Они охва­ ты вали народное изобразительное и устное творчество, нравы и обычаи, методические и общ ие вопросы немецкой этнографии. Только в самом конце жизни Ш памер ограничил свою работу, а тем самы м и работу Ко­ миссии по немецкой этнографии узко специальной областью, в которой он располагал исключительными познаниям и: исследованием заговоров по М ерзебургским заклинаниям IX в., даю щ им богаты й материал для изучения древних, средневековых и современных суеверий. Вследствие болезни, с 1950 г. приковавш ей его к постели, Ш памер не смог принять участия в общем подъеме этнографической работы в Германской Демок­ ратической Республике, но он всячески приветствовал этот подъем.

К ак бы высоко мы ни ценили научную работу Ш пам ера, не следуе?!

забы вать о ее слабы х сторонах и преж де всего о его идеалистической ме­ тодологии. Но, говоря о Ш памере, я хотел бы отметить д ва существенны^ момента: во-первых, при реш ении идеологических вопросов немецкой] этнографии в период Веймарской республики и в дискуссиях по теории!

Н аумана Ш памер неизменно выступал против расистских концепций в этнографии;

во-вторых, этнограф ия не бы ла д л я Ш пам ера кабинетной н а у к о й ’о переж итках — в его представлениях она бы ла тесно связана современной жизнью.

с Ш памер был крупным немецким прогрессивным ученым, п ам ять кото­ рого мы будем всегда чтить.

Второй выдаю щ ийся представитель немецкой этнограф ии первой половины XX в., Д ж о н М ейер, т ак ж е был тесно связан с работой нашего Этнографического института. В 1952 г. правительство Германской Демо­ кратической Республики за исследования в области немецких народных песен наградило Д ж о н а М ейера Н ациональной премией. Д ж о н Мейер 'скоропостижно скончался в м а е 1953 г. на исходе 89-го года ж изни во время работы над новым томом своих исследований по немецкой народ­ ной песне.

В противоположность Ш памеру, М ейер в своей исследовательской ра­ боте ограничивался одной областью : немецкой народной песнью, но в этой области он владел редким мастерством. М ейер рано о тк а зал ся от педагогической деятельности и с 1913 г. посвятил себя целиком созданию Архива немецких народны х песен и подготовке больш ого научного труда о немецкой поэзии. При создании А рхива народны х песен вы явились его громадные организаторские способности: ему удалось собрать материал в количестве чуть ли не 300 000 народны х песен, почерпнув его из преж ­ них и вновь организованны х им местных (областны х) коллекций, старин­ ных листовок, рукописей и т. п. Венцом деятельности М ейера явился труд «Н емецкие песни и их мелодии». Три выш едш их в свет том а этого труда со д ер ж ат 59 немецких народны х б ал л ад с тщ ательно подобран­ ными текстами и мелодиями и обстоятельны м исследованием истории каж дой отдельной песни.

У Д ж о н а М ейера имеются заслуги специально в области изучения д е­ мократической народной песни: песен Л ю двига З а н д а, Ф ридриха Гекера и других демократических деятелей периода д о 1848 г. И здан н ы е им « Н а­ родные песни М озеля и С аар а» до сих пор являю тся единственным сбор­ ником немецких народных песен, содерж ащ и м в качестве прилож ения песни о классовой борьбе рабочих — три песни, посвящ енны е крупной стачке саарских горнорабочих в 1889 г.

К ак и Ш памер, М ейер ещ е в 1920-х годах отм еж евался от теории Н аумана и открыто отверг попытку последнего ссы латься д л я обосн ова­ ния своей теории на работы М ейера. В работах М ейера мож но отчетливо увидеть постоянно усиливаю щ ееся признание высокой ценности н арод ­ ного творчества и все возрастаю щ ую дем ократизацию его взглядов.

Некоторые вопросы немецкой этнографии Н есм отря на то, что первые том а большого труда М ейера о народной песне выш ли в свет у ж е при гитлеровском реж име, среди более чем ста институтов и лиц, которым в предисловии вы раж ен а благодарность за •содействие в работе, не имеется ни одного нацистского института или должностного л иц а, т а к ж е, как в труде М ейера нет ни одного вы сказы ­ вания хотя бы с малейш ей нацистской окраской. М ейер не делал никаких уступок гитлеризм у и д а ж е в труднейш ее врем я сохранил свой Архив народных песен свободным от нацистского влияния.

С 1945 г. и до самой стерти М ейер оставался сторонником единства немецкой науки и сотрудничества востока и за п ад а нашей родины. Он полностью д о к а за л это и выпуском своей книги в серии трудов нашей Комиссии по немецкой этнограф ии, и ш ирокой поддерж кой наших р а ­ бот по исследованию демократических крестьянских, рабочих и солдат­ ских народны х песен, и предоставлением в наш е распоряж ение свыше 10 ООО фотоснимков и копий.

Если М ейеру, происходивш ему из консервативной аристократической семьи, и н едоставало прогрессивных установок, столь ярко выраженных у Ш пам ера, его поведение в тяж ел ое д л я немецкого н арода время пока­ зало, что он был патриотом и честным демократом.

В возобновленной нами этнографической работе в Германской Д е ­ мократической Р еспублике мы береж но храним прогрессивные традиции немецкого народоведения периода до 1848 г. и используем то ценное, что д ал а позднейш ая этнограф ическая наука в Германии.

В связи с этим мне хотелось бы вы сказаться по некоторым принци­ пиальным вопросам, в отношении которых ещ е не достигнуто ясности.

К рассмотрению этих вопросов я подхож у с точки зрения этнограф а "марксиста. О зн ачает ли это, что в наш ей раб оте мож ет быть представлена только м аркси стская точка зрения? Всем известно, что это не так.

Мы никогда не требовали от сотрудников Этнографического института, чтобы они обязательн о были м арксистами. Н овая ориентировка работы в Германской Д ем ократической Республике, направленная на разработку демократических традиций в народном творчестве, признается всеми п ра­ вильной и необходимой, особенно после того, к ак стало ясно, что эта ориентировка ведет за собой не суж ение программы работ, но ее сущ е­ ственное обогащ ение. С отрудники-немарксисты вносят значительный вклад в наш у работу. Н а нас, этнограф ах-м арксистах, леж и т обязанность б порядке выполнения наш их конкретных научных заданий показать нашим коллегам всю плодотворность историко-материалистического мето­ да в применении его к данной специальной области. Только таким путем, •а не общими д екл ар ац и ям и о превосходстве марксизма-ленинизма над буржуазной наукой мы смож ем убедить своих коллег, которые уже [сейчас являю тся полезными и деятельны м и наш ими сотрудниками.

Большую помощ ь в этом оказы ваю т нам работы этнографов Совет­ ского Сою за и дтран народной демократии, ж урналы и книги которых поступают к нам все в больш ем количестве.

В каком соотношении м еж ду собой находятся всеобщ ая этнография (Volkerkunde) и отечественная этнограф ия (V olkskunde)? В аж но внести ясность в этот вопрос, уж е подвергавш ийся обсуждению. И. В ебер-К ел­ лерман и злож ила свою точку зрения на страницах издаваем ого А каде­ мией ж у р н а л а 4, таким образом, дискуссия мож ет вестись на конкретной почве.

Я считаю, что термины «V olkskunde» и «V olkerkunde» являю тся сино­ нимами. М еж ду всеобщ ей и отечественной этнограф ией нет принципи­ * «Farschungen und F ortschritte», 1953, No. 1.

60 В. Штейниц ального различия. О днако за отечественной этнограф ией историчесга утвердился термин «V olkskunde» и нет никаких серьезны х причин для егс отмены.

Фон-Герамб, А. Г аберланд, Р. Вейсс, И. В ебер-К еллерм ан и другие признают «близость и тесное соприкосновение обеих наук», но вместе^ тем утверж даю т, что м еж ду этими наукам и имею тся «абсолютные, принципиальные различия». В качестве одного из аргументов приводите»

утверждение, что исследования в области отечественной этнографий вследствие знания язы ка и «более сердечного отношения» к предмету исследования могут производиться углубленнее, чем исследования в обла;

сти всеобщей этнографии. О днако проведение разли чи я м еж ду двумя науками с субъективной точки зрения исследователя неправильно как в научно-методологическом, так и в практическом отношении. По тем же основаниям (знание язы ка и «более сердечное отношение» к предмету) нужно было бы разделить на д ве науки литературоведение, языкознание и многие другие науки. Только что опубликованную работу Г аупта и Смо л я р а «Народные песни сербов» из-за серба С м оляра приш лось бы отне­ сти к отечественной, а и з-за немца Гаупта к всеобщ ей этнографии. Мож но привести десятки примеров, когда превосходные работы об обычаях, поэтическом творчестве или м атериальной культуре какого-либо европей­ ского народа были написаны представителям и и той ж е и других нацио­ нальностей.

Таким образом, в данном случае на место объективных, поддающихся проверке научных данны х ставятся субъективны е признаки вроде «более сердечного отношения» или «рассмотрения по сущ еству». Бесспор­ но, что обычно легче найти доступ к традициям собственного народа, од­ нако все-таки нельзя р азд елять науки в зависимости от их больш ей или меньшей доступности.

Другим аргументом является утверж дение о том, что в этнографии необходимо различать исследование «культурных» и «некультурны х» на­ родов, что исследование «культурных» народов с их д вум я слоями — «нижним», или «материнским» («народ», «чернь»), с одной стороны, и «верхушечным», или «дочерним», с другой стороны,— принципиально от­ личается от исследования «первобытных» народов, лиш енны х «верхушеч­ ного» слоя. V olkskunde, говорит Герамб, отличается «не только относи тельно но и абсолю тно от V olkerkunde именно вследствие наличия м а тР ринско-дочерних отношений».

Я не буду здесь останавли ваться на неправильности употребления неясного термина «слой» вместо строго определенного в марксистской науке термина «класс». В действительности в истории человечества сущ е­ ствуют лиш ь бесклассовы е и классовы е о б щ е с т в а 5. Чтобы п оказать ме­ тодологическую ошибку, которая заклю чается в проведении принципиаль­ ного, абсолютного различия м еж ду исследованием народов с бесклассо­ вым и народов с классовым общ еством, я приведу сравнение из области язы кознания. И меется несколько десятков язы ков, обладаю щ их древней, порой в несколько тысячелетий, традицией письменности. Это язы ки так называемых культурных народов, т а к к ак буквенная письменность п ояв­ ляется только с возникновением государства. С ущ ествую т так ж е многие сотни языков, которые в настоящ ее врем я или ещ е недавно п рин адлеж али бесписьменным н ародам, в своем больш инстве в недалеком прош лом жившим в бесклассовом обществе. И сследование язы ков с традицией письменности по своей методике и проблем атике во многом отличается от исследования бесписьменных язы ков. И зучение древних текстов вы ­ работало определенные, нередко весьм а слож ны е методы критического анализа. И з письменных документов, насчитываю щ их многовековую или 5 Я имею в виду антагонистическое классовое общество.

Некоторые вопросы немецкой этнографии.даже ты сячелетню ю давность, мы мож ем почерпнуть данны е об измене­ ниях, которы м подвергся язы к. П ри изучении диалектов таких языков громадное значение имеет вопрос о влиянии письменного язы ка на д и ­ алекты и, наоборот, о внедрении элементов местных диалектов в сферу письменного язы ка. Все эти моменты полностью отсутствуют при изуче­ нии бесписьменных язы ков, и все-таки язы кознание существует как еди­ ная наука. Е щ е никто не предприним ал попыток разделения его на «пись­ менное» и «бесписьменное» язы кознание. И сследование многих письмен лых язы ков, как, например, египетского, греческого, немецкого, русского, ввиду огромного объем а исследуемых памятников, а так ж е материала живых язы ков, ввиду огромного культурного значения этих языков, р а з ­ вилось в сам остоятельны е специальны е дисциплины, которые, однако, никогда не претендовали на какое-то принципиальное, качественное от­ личие от язы кознания вообщ е.

Я полагаю, что такое ж е полож ение сущ ествует в области этнографии.

Исследование народов, издавн а живущ их в классовом обществе, наро­ дов, у которых культура господствую щ их классов находилась во взаим о­ действии с культурой угнетенных классов, требует, конечно, особых мето­ дов. Так, наприм ер, исследование немецкой народной песни требует глу­ бокого зн ан ия худож ественной литературы, изучения средневековых источников и т. п. П ри исследовании ж е, например, народной поэзии остя­ ков (хантов.— Р е д.), народа, изучением которого я заним ался, обе эти большие области в прош лом отпадали, т а к как письменность у них воз­ никла только в советское время. П оэтому к ак в области язы кознания, так и в области этнограф ии изучение народов со служ ивш имся классо­ вым общ еством и традицией письменности неизбеж но долж но было р а з­ виваться в специальны е дисциплины, что и произош ло в действительности.

С пециализация идет ещ е больше: подобно тому, как в немецкой филологии мы встречаем специалистов по диалектам, древне-верхненемец кому язы ку, этимологии или грам м атике, в области немецкой этногра­ фии имею тся специалисты по народной песне, народным сказкам и т. п.

Вся эта необходимая специализация не д олж н а и не м ож ет служить основанием д л я отрицания принципиального единства этнографической науки.

Следует принять во внимание, что, во-первых, предлагаем ое проведе­ ние принципиального различия м еж ду отечественной этнографией и этно­ графией вообщ е относится только к науке германоязы чны х стран, хотя нельзя ск азать, что такое различие признается всеми немецкими этно­ графами;

во-вторых, д а ж е в науке германоязы чны х стран это требование принципиального разделени я представляет собой явление, возникшее только после 1890-х годов, повидимому, в связи с переходом к импе­ риализму.

Как для И оганнеса Богем уса, так и д л я Г ердера не сущ ествовало различия м еж ду исследованием немецкого и других народов или между изучением народов европейских и неевропейских. Р иль в 1858 г. в своем докладе, в котором он как р аз п ровозглаш ал самостоятельность этногра­ фии как науки, соверш енно определенно применял термин «Volkskunde»

в качестве синонима этнограф ии вообщ е. К. Вейнгольд в своей програм м ­ ной статье, напечатанной в 1891 г. в первом номере первого ж урн ала, посвященного немецкой этнограф ии,— «Z eitsehrift fur V olkskunde»,— не проводил никакого различия м еж ду «V olkskunde» и «V olkerkunde». Д ж он Мейер в своей, так ж е носящ ей программный характер, статье о задачах немецкой этнограф ии писал: «В области V olkskunde и V olkerkunde возникают одинаковы е проблемы, но историческое развитие последней науки, а такж е своеобрази е ее деятельности обусловили различие в н аи ­ менованиях, что неудачно приводит к затуш евы ванию общности их це­ лей... Этнограф нередко уделяет особенное внимание другим областям науки, как, например, антропологии, географии, истории культуры и т. п.

62 В. Штейниц Но это только отклонения, не затрагиваю щ ие сущ ности той области ра­ боты, которая, по моему мнению, является тож дественной с областью работы V olkskunde и которая отличается только объектом, леж ащ им в основе исследования. Д л я V olkerkunde этим объектом является народ,, в большинстве случаев находящ ийся на примитивной ступени развития,, тогда как V olkskunde ведет работу в области изучения своего собственно­ го или родственного ему культурного народа» 6.

В других странах такого различия не проводилось и не проводится..

В Советском Союзе, в царской России, во Ф ранции, Ш веции или Фин­ ляндии, т. е. во всех тех странах, в которы х научное исследование куль­ туры своего собственного н арода достигло вы сокого уровня, применяет­ ся единый термин «этнография» или другие термины описательного ха­ рактера, которые одинаково пригодны д л я применения в отношении всех народов земного ш ара. Ни одному русскому исследователю не приходила в голову мысль о том, чтобы проводить принципиальное разли чи е м еж ду исследованием традиций русского н арода и исследованием традиций эвенков. Ни один ш ведский ученый не указы в ал на то, что изучение ш ве­ дов и саам и является делом двух различны х наук. Ф инским исследовате­ лям, издающим известную серию «Сообщ ения общ ества фольклористов»

(«Folklore F ellow s C o m m u n icatio n s» ), показалось бы нелепым, если бы между исследованием саам и, остяков, мордвы и других недавно ещ е бес­ письменных народов и исследованием финского н арода проводилось, принципиальное различие.

О том, в какой опасной близости к идее о превосходстве «белых гос­ под» над так назы ваем ы м и «первобытными» народам и стоит требование принципиального разделения этнографии на V olkskunde и V olkerkunde, свидетельствуют выводы австрийского исследователя А ртура Х аберланд та, который уж е задолго д о так н азы ваем ого «анш лю са» сделался в ы р а­ зителем великогерманских империалистических интересов. В 1935 г. Ха берландт писал: «По условиям пространства и времени мы ограничиваем V olkskunde исследованием сущ ности культурны х наций, и т а к к ак V olks­ kunde стремится к своеобразному выявлению душ евны х свойств, она долж на ограничиться только кругом белой расы». Расистский характер этих выводов очевиден.

Таким образом, обсуж дение вопроса о соотношении терминов «V olks­ kunde» и «V olkerkunde» имеет д л я нас особое значение. Мы долж н ы и збе­ гать, как чумы, расистской идеи о превосходстве одних народов над Дру­ гими. М ы обязаны признать роковы е ошибки, допущ енны е немецкой этнографической наукой за последние десятилетия, начиная с концепции Н аум ан а в 1920-х годах и кончая нацистской этнограф ией 1930— 1940-х годов. К этому нас, в частности, обязы ваю т прогрессивные традиции н мецкой этнографии, традиции Г ердера, Я кова Грим м а, У ланда и других наших исследователей.

Итак, этнограф ия является единой наукой. Н и какого принципиального различия меж ду этнографическим исследованием, наприм ер, какого-либо европейского и африканского н арода не сущ ествует. Этнограф ическое исследование народов с письменной традицией требует особых приемов и ставит перед собой особые цели. Э тнограф ическое исследование немец­ кого народа является отраслью этнографии, требую щ ей наличия различ^ ных специальных познаний. П о традиции, в отношении отечественной этнографии мы пользуемся не термином «D eutsche V olkerkunde» (нем ец­ кая этнограф ия), а термином «V olkskunde». О днако этот последний тер ­ мин мож ет употребляться так ж е и применительно к этнограф ическом у изучению других народов — русского, французского и т. д.

Что ж е следует понимать под народом, что является объектом изуче­ ния немецкой этнографии?

6 «D eutsche Forschung. A us der A rbeit der N otgem einschaft der D eutschen W issen schaft». H eft 6, «D eutsche V olkskunde», 1928, стр. 22.

Некоторые вопросы немецкой этнографии 63 Термин «народ» имеет д в а значения: во-первых, он охваты вает всех шенов какого-либо этнического общ ества, независимо от их классовой финадлежности, наприм ер, «немецкий народ» (лат. p o p u lu s);

во-вто )ых, он м ож ет относиться только к трудящ им ся классам того или иного шрода, наприм ер, «он выш ел из народа» (лат. vulgus.).

В немецкой этнограф ии много писали по поводу понятия «народ»

сак объекта этнограф ического изучения, на что указы вает Герамб в своей золыной, недавно опубликованной с т а т ь е 7. Н аиболее распространено шределение Г оф м ана-К рей ера 8: сф ера деятельности этнографии — это /ulgus in populo, «простой народ» во всем н ароде к ак целом. О днако )гносительно того, что д олж н о быть отнесено к «простому народу», яе было и нет единого мнения. С марксистской точки зрения следует говорить о трудящ ихся классах;

к н ачалу XIX в. это были главным обра­ зом крестьяне и ремесленники (на вопросе об этнографическом изучении рабочих мы остановимся д а л ь ш е ). С ледует подчеркнуть, что различное этношение марксистской и немарксистской этнографии к предмету иссле­ дования, к носителям народной культуры отраж ено уж е в самой термино­ логии. В терм инах «низш ий слой» или «vulgus», которыми пользуется немарксистская этнограф ия, им еется презрительный оттенок;

«низший слой» противопоставляется «верхуш ке общ ества». Гофман-Крейер в упо­ мянутой вы ш е работе х арактери зует «vulgus» как простой, примитивно мыслящий народ, в котором встречаю тся только немногие выдающиеся личности. Н аум ан ф орм улировал ещ е яснее: верхушечный социальный слой охваты вает лю дей творчества, низший социальный слой — прими­ тивных лю дей, способных лиш ь к восприятию и всегда упрощающ их и и скаж аю щ их воспринятое ими. О тсю да, например, издевательское противопоставление крепостных и дворовы х восточного берега Эльбы их помещ икам-ю нкерам, к ак якобы творческому верхуш ечному слою.


М аркси стская н ау ка знает, с одной стороны, трудящ ихся, с другой, господствующие классы. Термином «трудящ иеся» подчеркивается, что речь идет о реш аю щ ей д л я сущ ествования всего народа и самой ценной его части. Термины «трудящ иеся» и «господствующие классы » являю тся объективными;

термины «низший слой» и «верхушечный слой» — субъ ективно-оценочными.

В прош лом главны м объектом этнограф ического исследования было»

крестьянство, более всего связан ное традициям и и поэтому более покор )нЪе властям и церкви. О днако в крестьянине следует видеть и другое.

Мы помним о борьбе крестьянства против произвола ю нкеров й попов в течение всего средневековья вплоть до Великой крестьянской войны в Германии;

мы помним, что и после уж асного пораж ения крестьянской войны восстания крестьян вспыхивали снова и снова: во время три дц а­ тилетней войны, на рубеж е XIX в., во врем я революции 1848 г., когда в Вю ртемберге, Гессене, Силезии, Саксонии и других зем лях крестьяне боролись против остатков крепостничества и сж игали поземельные книги.

К сож алению, н аш а историческая наука мало ещ е зан и м алась исследо­ ванием крестьянских движ ений, а этнограф ия заб ы вал а о крестьянине борце, подлинном человеке, подобном Гансу К арсту, каким он выступает в подметных письм ах первой четверти XVI в., о крестьянине, поднявшемся против навязы ваем ы х ем у господами традиций.

То ж е м ож но сказать и в отнош ении других слоев трудящ ихся. В ви­ ду того, что мы, этнограф ы -м арксисты, ощ ущ аем свою тесную связь с тру­ дящимся, борю щ имся за свои п рава и свободы народом, мы придаем осо­ бое значение исследованию его прогрессивных традиций, отразивш ихся в песнях, ск азках и т. п. М ы противопоставляем реакционным взглядам Наумана ленинскую теорию национальной культуры. «В каждой нацио­ 7 См. «Z eitschrift fiir V olkskunde», 50, 1953, стр. 7—34.

8 Е. H o f f m a n - K. r a y e r, Die V olkskunde als W issenschaft, Ziirich, 1902, стр. 6_ *64 В. Штейниц нальной культуре,— писал В. И. Л енин,— есть, хотя бы не развитые, эле\ менты демократической и социалистической культуры, ибо в каждой на-' ции есть трудящ аяся и эксплуатируем ая м асса, условия ж изни которой неизбежно порож даю т идеологию демократическую и ооциалистическую. Но в каждой нации есть так ж е культура б у р ж у азн ая (а в большинстве •еще черносотенная и клери кальн ая) — притом не в виде только «элемен­ тов», а в виде господствующей к у л ьту р ы » 9.

Здесь ярко подчеркиваю тся творческие силы трудящ ихся масс, а вме­ сте с тем показы вается то влияние, которое оказы вает на угнетенные массы господствую щ ая б урж уазн ая культура. Н о в ая постановка задач этнографии в Германской Д ем ократической Р еспублике заключается в том, чтобы создать все условия д л я разви тия творческих сил трудящих­ ся, с одной стороны, и исследовать конкретны е формы взаимодействия между демократической и бурж уазной культурой, с другой стороны.

В последние десятилетия в немецкой этнограф ии возникло психоло­ гическое направление, в качестве представителей которого я могу на­ звать А дольф а Ш пам ера и Р и х ар д а Вейсса. Это направление видит в v u lg u s’e не столько класс или сословие, сколько состояние, м анеру пове­ дения, нечто народное в каж д ом человеке. Вейсс в своей вышедшей в 1946 г. работе «Ш вейцарская этнограф ия» д ает схему человеческого сознания, которое он делит на сферу народного созн ан и я «низш его слоя»

и сферу индивидуального сознания «верхуш ечного слоя». П о мнению Вейсса, предметом этнографии явл яется область народного сознания.

Такой психологизм приводит к соверш енно субъективны м оценкам и не может служ ить основой науки. Э тнограф ия д о л ж н а д ать общественное •определение предмета своего исследования, а не психологическое, кото­ рое стирает как социальны е, так и национальны е различия.

Таким образом, нем ецкая этнограф ия д олж н а зан и м аться изуче­ нием трудящ егося немецкого н арода с его м атериальной и духовной культурой, причем разнообразны е п роявления этой культуры долж ны рассматриваться во всесторонней взаимной связи, взаим ной обусловлен­ ности и в их историческом развитии. О собому исследованию следует под­ вергнуть вклад трудящ ихся в немецкую национальную культуру.

К ак ж е обстоит.сейчас дело с исследованием рабочего класса, кото­ рый в настоящ ее время является сильнейш им и наиболее значительным классом трудящ ихся в Германии? Я вляется ли этот класс предметом этно­ графического изучения?

Имею тся только весьма немногие опыты этнограф ического изучения рабочего класса. И зд ан н ая в 1930 г. раб ота П ейкерта «Э тнограф ия про­ летариата» 10 остановилась, собственно говоря, на предистории вопроса, а другие работы в данной области рассм атриваю т только п е р е ж и тк у остаточные явления из ж изни мелкой крестьянской бурж уазии, быт со­ временных ремесленников и их прадедов. Авторы этих работ д а ж е не пытались показать типичные д л я современного рабочего кл асса формы быта. Явно неудовлетворительно обстоит дело в этих работах с качеством фактического м атери ала, не говоря у ж е о неправильности применяемой методологии. Систематические и сследования ж изни горняков в Рудны х горах, которые проводятся Д резденским этнографическим институтом, больше касаю тся старинного быта горняков и его переж итков, нежели быта современных горнопромыш ленных рабочих.

Приходится открыто сознаться в том, что и д л я меня сам ого этот во­ прос недостаточно ясен. В этнографической литературе С оветского С о­ юза и стран народной дем ократии, где уж е сравнительно д авн о зан и м аю т­ ся этим вопросом, я не знаю ни одной работы, в которой д ав ал и сь бы не программные декларации, а конкретное и зображ ение ж изни рабочих большой новой фабрики.

9 В. И. Л е н и в, Соч., т. 20, стр. 8.

10 P e u k e r t, V olkskunde des P ro le taria ts, 1930.

Некоторые вопросы немецкой этнографии В Советском Сою зе глубоко разрабаты вается рабочий фольклор, ве­ дется изучение дореволю ционны х рабочих песен и песен советской эпохи.

В Германии д о сих пор собрано только очень немного таких песен, хотя от рабочих старш его поколения можно было бы записать немало песен, говорящих о стачечной борьбе (их опубликовано только три • в собрании — Д ж он а М ей ер а), о револю ционных боях 1918— 1923 гг. Необходимо организовать собирание рабочих песен в самом широком масш табе, при содействии участников круж ков художественной самодеятельности, культ­ работников на производстве, в профсою зах и т. п.;

только таким путем в сравнительно короткое врем я м ож ет быть собран большой и ценный материал по рабочем у фольклору.

Н о этого, конечно, мало. С ледует принципиально реш ить вопрос, в к а ­ кой мере предметом этнограф ии м ож ет быть исследование форм быта со­ временного индустриального рабочего класса, а не того рабочего класса раннего периода индустриализации, который был ты сячами нитей св я­ за н с деревней.

5 Советская этнограф и я, № С. И. Б Р У К ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ СТРАН ПЕРЕДНЕЙ АЗИИ Страны Передней Азии 1 располож ены в ю го-западной части Азии на стыке трех материков — Европы, Азии и Африки. И х общ ая площ адь со­ ставляет 6.2 млн. кв. км., н аселен и е—-77,6 млн. чел. О тдельны е страны Передней Азии резко различаю тся м еж ду собой в природном и экономи­ ческом отношении. Зн ачительн ая пестрота н аблю дается и в национально?,г составе. М ногочисленные народы и этнограф ические группы, прож иваю ­ щие на территории этих стран, находятся на различны х ступенях соци­ ально-экономического развития и на разны х стадиях образован ия этниче­ ских общностей. Значительны е изменения произош ли за последние деся­ тилетия: все больш ее число кочевых и полукочевых племен переходит на оседлость;

при этом у них исчезает родоплем енная орган и зац ия и стира­ ются племенные различия. Одни группы племен консолидирую тся в на­ родности, другие ассимилирую тся окруж аю щ им и их народами.

Н аиболее слож ны ми по этническому составу странам и являю тся Иран и Афганистан, где основные народы (персы и аф ганцы ) составляю т менее 50% населения. П естрота этнического состава этих стран объясняется в значительной мере их центральны м полож ением на перекрестке путей, соединявших в прошлом страны С редиземноморья и Средней Азии с И н ­ дией и Китаем. С ледует учесть и то обстоятельство, что государственны е границы этих стран не совпадаю т с этническими. Б олее половины аф ган ­ цев (пуштунов) прож ивает за пределам и А ф ганистана — в П акистане, в то время как вся северная половина А ф ганистана заселен а н еаф ган ­ скими народами. Государственная граница И ран а ш ире этнической гр а ­ ницы персов, и все окраинны е районы страны заселены другими народами.

Изучение этнического состава П ередней Азии, в связи с отсутствием для больш инства стран статистических м атериалов, необходимых д л я х а ­ рактеристики национального состава и разм ещ ения населения, св язан а с большими трудностями. Д а ж е цифры общей численности населения т а ­ ких стран, как А фганистан, С аудовская А равия, Йемен, по различны м источникам, колеблю тся в очень значительных пределах. Д ан н ы е перепи­ сей населения по мелким административны м единицам с указан ием н а­ ционального состава имеются лиш ь д л я Турции. М атериалы переписей населения И рака, Сирии, Л и ван а, И зраи л я, И ордании и колонии Аден со­ д ерж ат данные по религиозному составу, и только в отдельны х случая^ в них имеются сведения о численности некоторых национальны х м е н ^ шинств по стране в целом. Учет населения в других странах характери ­ зуется неполнотой и приближенностью данны х, стремлением представить основную массу населения страны однородной в этническом отношении.


1 В настоящей статье рассматриваю тся следующие страны: Турция, И ран, А фга­ нистан, Сирия, Л иван, И рак, И ордания (Т рансиордания), И зраиль, С аудовская Аравия, Йемен, колония и протекторат Аден, М аскат и Оман, Договорный Оман, К атар, Б ах ­ рейнские острова, Кувейт, о-в Кипр, а такж е часть П алестины (город Г аза с приле­ гающей территорией), не вошедшая в состав И зраиля и И ордании и находящ аяся в ве­ дении Египта. Пубпикуемые ниже карты составлены автором статьи.

Этнический состав стран Передней Азии По всем странам П ередней Азии отсутствую т так ж е этнические и лингви­ стические карты. П оэтом у здесь д л я характеристики этнического состава и расселения в основном использованы многочисленные литературны е данны е 2.

Д ан н ы е об общ ей численности населения и его плотности по странам приводятся в табл. 1 3.

Б о л ь ш ая часть населения стран П ередней Азии ж ивет в сельских мест­ ностях и зан и м ается зем леделием и скотоводством. Городское население составляет значительны й процент лиш ь в пяти странах: И зраиле — 78,0, Л иване — 45,0, Сирии — 30,0, Турции — 25,0 и И ран е — 22,0. С редняя плотность населения равн а 13 чел. на 1 кв. км, причем в Л и ван е она до­ стигает 127 чел., а в английских владениях и в С аудовской А равии падает до 3— 4 чел. В разм ещ ении населения повсеместно наблю даю тся резкие контрасты при переходе из пустынь в оазисы, из долин рек в горные районы.

В странах П ередней Азии насчиты вается около 50 народов. Самой многонациональной страной явл яется И ран, где встречается больш ая часть народов П ередней Азии;

в значительном числе там ж ивут азербай д ­ ж а н ц ы, курды, луры, бахтиары, арабы, белудж и, туркмены. В А фгани­ стане тадж и ки, хезарейцы, узбеки, туркмены, дж ем ш иды, фирюзкухи, 2 В аж нейш ие источники, на основании которых был определен этнический состав стран П ередней Азии, могут быть сгруппированы следующим образом:

1) Д л я северных частей А фганистана, И рана и Турции использованы описания и маршруты русских исследователей, сведения которых относятся большей частью к 1885— 1914 гг. Их труды (см. № № 4, 5, 6, 7, 12, 13, 19, 24, 32, 33 и другие в прилагае­ мом списке литературы ) содерж ат подробную характеристику народов и племен с указанием их расселения по населенным пунктам или мелким административным единицам.

2) П о Турции в основу положены данны е переписей населения (№ № 52, 53, 54).

Для локализации народов в районах со смеш анным этническим составом использованы работы, посвященные характеристике расселения отдельных народов: К азбека (№ 16) — по л азам, К арцева (№ 1 7 ) — по курдам, Новичева (№ 2 9 ) — по юрюкам, Завриева (№ 14) — по грузинам и лазам.

3) По И рану подробные этностатистические данны е имеются в трудах английских офицеров-разведчиков — К ерзона и М ак-Грегора (№ № 37, 23). Р я д сведений по на­ циональному составу отдельных районов содерж ится-в сборниках консульских докладов (№№ 27, 28) и в работах И ванова (№ 45), Д еморни (№ 38), Минорского (№ № 26, 49), К олпакова (№ 18). Вопросам классификации народов и племен посвящены три сводные работы: Смирнова (№ 31), К ейхана (№ 48) и Вострова (№ 10). * 4) По Афганистану, который является наименее изученной страной Передней Азии, почти исчерпывающий м атериал д л я характеристики расселения и этнического состава двух северных провинций — Б адахш анской и Каттаганской — дает книга афганского ученого Бурхан-уд-Д ина (№ 8). П одробная характеристика расселения афганских пле­ мен дается в работах И гнатьева и Белью (№ № 15, 35) а так ж е в «Географии Афгани­ стана» (№ 11). Сводной работой, объединяю щ ей все имеющиеся сведения по расселе­ нию тюркских народов А фганистана — узбеков, туркмен, киргизов, каракалпаков,— является книга Ярринга (№ 47). И зменения в расселении народов в Афганском Турке­ стане в связи с проникновением туда аф ганцев даю тся в работе Алексеенкова (№ 2).

В капитальном труде В авилова и Букинича (№ 9) содержится значительный этногра­ фический материал и целый ряд карт и картосхем, позволяющих выявить характер размещения населения;

в нем дается так ж е подробная характеристика расселения нуристаниев (к аф и р о в ).

5) По арабским странам использованы в основой работы, освещающ ие расселение национальных м ен ьш и нств— курдов (№ № 22, 40), туркмен (№ № 22, 40, 43), айсоров (№ 36), арм ян (№ 43), «черкесов» (№ 43), индийцев (№ 42), аф риканцев (№ 42).

6) Д л я уточнения границ расселения некоторых народов использованы отдельные специальные карты и картосхемы, приложенные к работам: Новичева (Л'° 29) — по юрюкам, Корсуна и К арцева (№ № 22, 17) — по курдам, Колпакова (№ 1 8 ) — по лу рам, Корсуна (№ 22) — по туркменам И рака, Оппенгейма. Р асван а, Д иксона (№№ 50, 51, 3 9 )— по арабам. Границы расселения различных народов в северо-восточном углу ' Турции уточнены по этнографической карте К авказа (№ 20), включающей части тер­ ритории Грузии и Армении, отошедшие к Турции по Карсскому договору 1921 г.

3 Таблица составлена по данным бюллетеня О ОН (№ 55) на середину 1952 г.

Численность населения А фганистана, у казан ная в бюллетене О О Н ориентировочно, при­ нята по данным БСЭ.

5* 68 С. И. Брук Таблица Н аселение П лотность Население Плотность П лош адь П лощ адь С в чел/кв | кв. км.

п Н аименование в тыс.

Н аименование I в тыс.

в тыс.

кв. км в тыс.

еГ чел/кв "с? страны стр ан ы чел.

чел.

S км.

км й 1 Т урция.................. 21 983 767,1 4 500 1 9 5,0 Й емен..................

29 И 2 И р а н...................... 19 798 1 630,0 0,2 12 12 К олония А ден. 3 А фганистан.. 10 000 6 5 0,0 15 13 П р о тек то р ат 4 3 Сирия................. 18 181,3 А д е н.................. 800 3 1 6, 5 Л иван................. 1320 127 1 0,4 14 М аскат и О м ан. 550 212, И р а к...................... 6 43 5,4 12 15 Д оговорн ы й 7 И о р д ан и я 1 1 330 9 6,5 14 О ман.... 80 1 5, 8 1 И зр а и л ь 4... 77 2 1,0 16 К атар.................. 20 2 2, 9 Газа с прил. тер- 17 Б ах р ей н ск и е о с т ­ ритор.................. 291 0, 6 0,6 485 рова.... 10 Саудовская А ра­ 18 К увей т.................. 150 2 0, вия.................. 6 000 1 600,0 4 19 К и п р...................... 9,3.

Итого... 77 620 6 183,5 таймены составляю т около 50 % населения страны. Б олее однородной в национальном отношении является Турция, где турки составляю т 86%, курды — 10,5% и а р а б ы — 1,3% всего населения. В небольшом числе в Турции прож иваю т «черкесы», л азы, грузины, арм ян е и другие.

А рабские страны, за исключением И р ак а и Сирии, в этническом отно­ шении так ж е сравнительно однородны. К роме арабски х народов, там имеется лиш ь небольшой процент персов, белудж ей, индийцев и аф ри кан ­ цев. В И раке ж ивут так ж е курды и туркмены, а в Сирии — курды и арм яне (см. п рилагаем ы е кар ты ).

В ряде случаев имею щ иеся м атериалы не даю т возмож ности решить вопрос, являю тся ли те или иные группы населения самостоятельны ми народами или ж е они входят в качестве этнограф ических групп в состав других народов. Это относится к гилянцам, м азан деран ц ам и галеш ам (близким к п ерсам ), кухгелу и мам асени (близким к л у р а м ), к аф ш арам, карад агц ам и ш ахсевенам (близким к азе р б а й д ж а н ц ам ). Т ак ж е недоста­ точно выяснен вопрос, мож но л и в н астоящ ее врем я вы делять, к ак особые народы, туркмен и татар в Турции или ж е они полностью ассимилированы турками. Н екоторы е группы родственных племен, повидимому, ещ е не сло­ жились в народности, но говорят на близких д руг другу племенных язы ­ ках или диалектах и зан и м аю т сплошную территорию. Таким и группами являю тся каш кайцы, луры, бахтиары, кадж ары.

По языковой принадлеж ности подавляю щ ее больш инство народов Пе^ редней Азии относится к трем группам — иранской, тю ркской и семит­ ской. Вне этих групп остаю тся сравнительно немногочисленные народы, составляю щ ие лиш ь 2,5% всего населения П ередней Азии. Н ароды иран­ ской языковой группы засел яю т больш ую часть А ф ганистана и И рана (за исключением их северных об ластей ), юго-восточную ^асть Турции и северную часть И р ака. Н ароды тю ркской язы ковой группы зан и м аю т в основном северные части А ф ганистана и И р ан а и больш ую часть Турции.

К семитской языковой группе, н аряд у с айсорам и и евреям и 5, принад­ 4 Границы И зраиля и И ордании приняты в соответствии с заключенным между этими двумя странами в 1950 г. соглашением.

5 Евреи могут быть отнесены к семитской группе лиш ь весьма условно, т а к как семитический древнееврейский язы к практически неизвестен основной массе еврей­ ского населения.

Этнический состав стран Передней Азии леж ат арабски е народы Сирии, Л и ван а, И р ака, Саудовской Аравии, Йемена и других стран П ередней Азии. Численность отдельных народоз приводится в табл. 2 6.

Таблица Н аим енование Н аселение Н аим енование Н аселение п/п в п/п н ар о да ты с. чел. народа в ты с. чел 28 К арадагцы..........................

1. И р а н с к а я групп а 29 Ш а х с е в е н ы..........................

1 4 А ф г а н ц ы........................... 30 К адж ары..............................

2 2 Т адж ики.......................... 31 Каш кайцы..........................

3 П рип ам и рски е тадж ики 32 К арапапахи..........................

4 8 П ерсы (иранцы )... 33 Тю ркские группы Г и л я н ц ы.......................... а вост. и южн. И рана..

6 М азандеранцы.... 34 18 Т урки.......................................

7 Г алеш и.......................... 35 Ю р ю к и...................................

8 Т а л ы щ и.......................... 36 Т а т а р ы...................................

5 9 К урды...............................

3. С е м и т с к а я группа 10 Л у р ы...............................

И К у х г е л у.......................... 37 22 А рабы...................................

12 М а м а с е н и...................... 38 А й с о р ы...................................

13 Б ахти ары...................... 39 Е вр еи.......................................

14 Б елудж и..........................

4. Н а р о д ы 15 Х езарейц ы — бербери других языковых групп 16 Х езарейцы —дех-и -зей нат............................... 40 А рм яне...................................

17 Д ж ем ш иды...................... 41 Г рузины..............................

18 Ф ирю зкухи...................... 42 Л а з ы.......................................

19 Тайм ены.......................... 43 „Ч ер к есы ”..........................

/2 0 Т ейм уры.......................... 44 Г р ек и.......................................

21 Н уристан цы (кафиры ) 60 45 А л б а н ц ы..............................

46 Б олгары.............................. 2. 1юркская группа 47 П ом аки...................................

1000 22 Б о с н я к и...................................

У з б е к и...............................

765 23 Индийцы Т уркм ены......

15 50 24 А ф р и к а н ц ы..........................

К ирги зы..........................

15 25 П рочие...................................

К ар акалп ак и..................

4 А зербайдж анцы...

..............

400 77 Итого А ф ш а р ы...........................

1 6 В связи с отсутствием достоверных статистических материалов определение чис­ ленности народов П ередней Азии очень затруднено. Н ами сделана попытка на осно­ вании сравнения имеющихся м атериалов хотя бы ориентировочно определить числен­ ность народов на середину 1952 г.

1) По Турции для определения численности большинства народов использованы данные переписи 1945 г. (№ 54), пересчитанные на середину 1952 г.;

при этом числен­ ность евреев уменьш ена до 20 тыс. в связи с их эмиграцией в И зраиль (№ 44).

В м атериалах переписи преуменьшены данные о численности курдов;

многие из них.

(особенно в городах) причислены к туркам. П ринятая нами по Турции численность курдов — 2,3 млн. чел. (вместо 1,75 млн. по переписи с пересчетом на 1952 г.) учи­ тывает курдское население в городах. Численность народов, которые переписью не учитываются, принята по различным источникам — юрюков по Новичеву (№ 29), кара папахов по Аболтину (№ 1).

2) По И рану в основу положены данные сводной работы Вострова (№ 10). Однако в этой работе преуменьшена численность некоторых малоизученных (главным обра­ зом, кочевых) народов — арабов, каш кайцев, туркмен, курдов, а так ж е азербайдж анцев.

По этим народам приняты данны е работы М илова (№ 25). Численность бахтиаров по различным источникам колеблется в очень широких пределах — от 335 тыс. (№ 10) до 820 тыс. чел. (№ 25);

нами принята наиболее вероятная средняя цифра — 600 тыс. чел.

70 С. И. Брук По религиозной принадлеж ности больш ая часть населения Передней Азии является м усульманами суннитского и шиитского толков. Шииты составляю т больш инство в И ране, где лиш ь курды и белудж и являются суннитами. В И р аке шиитов около 2/з, расселены они к югу от Б агд ад а.

В Л иване шиитов в д ва р аза меньше, чем суннитов. В А ф ганистане шии­ тами являю тся хезарейцы -бербери. В Й емене основная часть населения исповедует зейдитский толк ш иизма. Во всех остальны х странах п одавля­ ющее больш инство мусульман является суннитами. В стран ах Передней Азии имеется некоторое число последователей различны х христианских религий. Особенно много их в Л иване. К христианам п рин адлеж и т часть арабов (марониты и представители других более мелких сек т), армяне, греки, айсоры. П оследователи иудейской религии почти полностью сосре­ доточены в И зраиле. В вероучении некоторых сект отразилось смешение христианства и м усульманства (друзы — в Сирии и Л иване, алави ты — на северо-западе С ирии), а так ж е доислам ские зороастрийские верования (йезиды — на;

северо-западе И р ак а, гебры — в И р а н е ).

Н иж е даю тся краткие сведения о н арод ах П ередней Азии.

1. Иранская группа А ф г а н ц ы — 4800 тыс. чел. в А ф ганистане и 50 тыс. чел. в И ране (кроме того около 5,5 млн. аф ганцев имеется в П а к и с т а н е ).

В А фганистане они заним аю т около 50% территории и ж и вут главны м образом к югу от хребта Гиндукуш. П роникновение аф ганц ев на север от Гиндукуша и вытеснение коренных ж ителей (тадж иков и узбеков) н а ­ чалось в 30-х гг. XIX в. и приобрело особый р азм ах в н ач ал е XX в. Этот процесс продолж ается и в настоящ ее время. А фганцы составляю т б оль­ шинство в 5 провинциях и областях А ф ганистана из 10 — в Ю ж ной, Ф а рахской, К андагарской, Восточной и К абульской. О днако и в этих провин­ циях, в долинах рек и в городах, имеется значительны й процент т а д ж и ­ ков, в горных частях хезарейцев, в пустынных рай он ах — белудж ей.

— Во всех остальны х провинциях и об ластях процент аф ганц ев не превыш ает 25, и они по своей численности уступаю т тад ж и к ам, у зб е к а м / а в некоторых м естах — хезарей цам и туркм енам. К северу от Гинду­ куш а аф ганцы зан ял и наиболее плодородные зем ли в д оли н ах рек Тали кан, Кундуз, С арипуль и Кокча.

В И ране аф ганцы разм ещ ены вдоль ирано-аф ганской границы, к югу от р. Р у де-Д ж ам, а так ж е в Сеистане.

Среди части аф ганцев, главны м образом, сельских ж ителей, сохрани ­ лось деление на племена и роды. К рупнейш ие племенные группы — дур рани и гильзаи (к аж д ая насчиты вает свыше, чем по 1,5 млн. ч ел.);

п ер­ вые расселены в К ан дагарской и Гератской провинциях и Ф арахской об­ ласти, вторые населяю т местности к северо-востоку от К ан д а гар а и долины и плато, окаймленны е с ю го-востока С улеймановы ми горам и. Д р у ­ гие крупные племена расселены : вард аки — к востоку от К аб ул а, ман галь — в районе Хоста, вазиры — по ю жны м склонам С улейм ановы х гор, ком анды — к северу от Х айберского прохода, ш инвари — по северным склонам С ефид-К уха, какары — к югу от вазиров. Основой хозяйства 3) По А фганистану численность основных народов принята в соответствии с д ан ­ ными БСЭ.

4) По арабским странам численная характеристика национальных меньшинств дается по Хоурани (№ 43) для Северной А равий и H andbook of A rab ia (№ 42) д л я Аравийского полуострова. Численность евреев и арабов в И зраиле определена по бю л­ летеню ООН (№ 44).

5) Имеются народы, о численности которых прямых указаний нет. Это индийцы, африканцы, а так ж е туркмены в Турции, карапапахи в И ране, арабы, к аракалп аки, киргизы — в А фганистане. Их численность определена ориентировочно — в соответст­ вии с занимаемой территорией, возможной плотностью расселения и т. д.

Этнический состав стран Передней Азии больш инства аф ганских племен является зем леделие, однако некоторые племена остаю тся в основном кочевниками-скотоводами. Кочевников н а ­ считывается около 1 млн. чел.

А ф ганцы говорят на язы ке пушту, п рин адлеж ащ ем к восточной ветви иранских язы ков. П о религии они мусульмане-сунниты.

Т а д ж и к и — 2100 тыс. чел. в А ф ганистане и 25 тыс. в И ране. Они являю тся древнейш им зем ледельческим населением Афганистана. В А ф ­ ганистане имею тся три области с компактным тадж икским населением — оазис на р. Герируд, почти вся Б ад ах ш ан ская область и долины рек П андж ш ера, Гурбенда и С олянга, по южным склонам Гиндукуша. Р ай о ­ ны со значительны м тадж икским населением, живущ им вперемежку с представителями других народностей, имеются почти во всех провинциях А ф ган и стан а7. Т ад ж и ки составляю т значительную часть населения го родов А ф ганистана, в том числе и К абула.

В И р ан е тад ж и ки ж ивут вперем еж ку с персами и аф ш арам и между С ебзеваром и Н иш апуром.

Т адж икский язы к принадлеж ит к ю го-западной ветви иранских языков.

По религии тад ж и ки мусульмане-сунниты, но среди них много исмаи дитов.

П р и п а м и р с к и е т а д ж и к и. В северо-восточном Афганистане проживаю т небольш ие группы (40 тыс. чел.) припамирских тадж иков:

ва^йарцы, иш каш имцы, ш угнанцы, расселенны е по левом у берегу П яндж а, мунджанцы, саргулям цы, сангличцы, сарикольцы, эндж уменцы и другие, расселенные ю го-западнее, в излучине Гиндукуш а. Основное их за н я ­ тие — скотоводство.

П рипам ирские язы ки резко отличаю тся от других язы ков иранской группы. В отдаленны е врем ена они, повидимому, были распространены на более ш ирокой территории, в настоящ ее время занятой тад ж и коязы ч ­ ным населением. П о религии припам ирские тадж ики — исмаилиты.

Персы, гилянцы, м а з а н д е р а н ц ы, галеши. Основная часть персов расселена в И ран е — 8200 тыс. чел. Небольш ими группами представлены они почти во всех странах П ередней Азии.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.