авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

наши дни т р у д н о у д и ­

вить рассказом о круго­

светном путешествии.

Но это путешествие во­

к р у г света н е о б ы ч н о.

бедителем в н а п р я ж е н н о й схватке

О н о началось т р а г и ч е с к и, по воле певшие на их д о л ю, проявив неви­

с м о р с к о й стихией. Н е р е д к о храб­ г р о з н о й стихии. С о р о к девять дней д а н н у ю стойкость духа, бесстрашие, р е ц ы - о д и н о ч к и, отправившись в опас­ ш т о р м о в о г о дрейфа на п о л у р а з б и ­ находчивость, верность долгу. Эти ное плавание, ставили себя в о с о ­ той б а р ж е в ы д е р ж а л а четверка с о ­ замечательные качества, воспитан­ бые условия, чтобы доказать, сколь ветских ю н о ш е й. Начиная с т о г о ча­ ные партией, н а р о д о м, и п о м о г л и им велика сила знаний и м у ж е с т в а. Но са, когда авианосец «Кирсардж» выстоять.

даже в сравнении с подвигами высадил г е р о е в Тихого океана на Их подвиг настолько я р о к и з н а ­ Хейердала, Бомбара, Виллиса г е р о и ­ п о б е р е ж ь е А м е р и к и, их плавание чителен, что он не нуждается в п р и ­ ческий д р е й ф советских солдат вы­ превратилось в т р и у м ф а л ь н у ю п о е з д ­ красах и д о м ы с л е. Поэтому мы, глядит о т к р ы т и е м, п о з в о л и в ш и м по-­ ку. С а н - Ф р а н ц и с к о, Н ь ю - Й о р к, Ш е р ­ п у б л и к у я рассказ о к р у г о с в е т н о м ­овому оценить в о з м о ж н о с т и чело­ бур, Париж, Москва восторженно путешествии четырех отважных сол­ века, е г о ф и з и ч е с к у ю и м о р а л ь н у ю приветствовали с м е л ь ч а к о в. И вот дат, в к л ю ч а е м в н е г о лишь одни д о ­ выносливость.

удивительное к р у г о с в е т н о е путешест­ к у м е н т ы, эти лаконичные свидетель вие наших дней з а к о н ч е н о. Солдаты ства, уже ставшие достоянием Двадцатилетние советские ребята вернулись на К у р и л ы, в с в о ю часть. вступили в е д и н о б о р с т в о с о к е а н о м, истории.

История мореплавания знает сотни не б у д у ч и п о д г о т о в л е н н ы м и к этому. Пусть говорят ф а к т ы. Они доста случаев, к о г д а человек выходил п о - О н и в ы д е р ж а л и все и с п ы т а н и я, вы- точно красноречивы.

17 января на южную часть Ку­ рильской гряды обрушился ураган.

Завыла пурга. Снег валил так густо, что в двух шагах ничего нельзя было различить. Вскоре снежный покров скрыл телеграфные столбы.

Л ветер все крепчал. Не трудно се­ бе представить, что творилось в это время на м о р е : там гуляли волны высотой с многоэтажный дом.

Ветер и волны ворвались на рейд одного из островов, где в это вре­ мя стояли самоходные баржи. Одну из барж тут же выбросило на бе­ рег, другую, под номером «Т-36», понесло в океан. Эта баржа водо­ измещением в 100 тонн была рас­ считана на перевозку грузов вдоль побережья при волнении моря не выше четырех баллов.

Экипаж ее состоял из старшины судна младшего сержанта Асхата Зи ганшина, мотористов-рядовых Фи­ липпа Поплавского и Анатолия Крючковского, матроса Ивана Ф е ­ дотова.

Несмотря на штормовую погоду, в море вышел сторожевой корабль пограничников под командованием капитан-лейтенанта Долгачева. Им Журнал основан в 1861 году удалось оказать помощь двум су­ дам, терпящим бедствие, — трауле­ ру «Павлоград» и рыболовецкому катеру. Но «Т-36» пограничники не I Тщетно прислушивался к эфиру радист.

День и ночь кружили над океаном вертолеты обнаружили. Поднялись в воздух самолеты. Однако им не удалось найти баржу.

Газета «Красная звезда»

В этом номере А теперь предоставляем слово героям:

ПУТЕШЕСТВИЕ-ПОДВИГ — В тот день наша баржа стояла ПО ПРИКАЗУ СЕМИЛЕТКИ на рейде. Дул сильный восточный ветер, перешедший вскоре в шторм.

РЕКА ПОТЕЧЕТ ВСПЯТЬ Легли в дрейф. Волны швыряли ВЕТЕР СВОБОДЫ НАД АФРИКОЙ - баржу как щепку. Казалось, еще секунда, и мы ударимся со страш­ ЧЕТЫРЕ НОВЫХ НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВА ной силой о какой-нибудь камень.

Включили моторы, чтобы отойти по­ СОВЕТСКИЙ ЖУРНАЛИСТ НАЧИНАЕТ РЕПОРТАЖ ИЗ ЮЖНОГО СУДАНА дальше и не разбиться о прибреж­ ГРЭМ ГРИН РАССКАЗЫВАЕТ О ЛИБЕРИИ ные скалы.

ОТКРЫТИЕ КЛУБА КИНОПУТЕШЕСТВИЙ ФОТОРЕПОРТАЖ ИЗ ЮЖНО-АФРИКАНСКОО СОЮЗА НАСТУПЛЕНИЕ HА ДЖУНГЛИ ХАЙНАНИ НЕОБЫКНОВЕННОЕ Эксперименталъный пожар 3 600 ЧАСОВ НА ВОЗДУШНОМ ШАРЕ ПУТЕШЕСТВИЕ По дорогам ГДР. Трагическое плавание Бишопа. Минареты Стамбула. В дебрях Британской Гвианы о От грохота волн мы не слышали друг друга. Снег с дождем и вы­ сокие волны закрыли горизонт. Не видно было ни берега, ни соседней баржи, холодно было чертовски.

Вышла из строя рация, снесло ящик с углем для печки. Сорвало провод­ ку от аккумуляторов к сигнальному огню.

Неожиданно направление ветра переменилось, и баржу понесло в открытый океан. Машинное отде­ ление наполнилось водой. Мы ра­ зыскали в днище пробоину, быстро заделали ее и принялись откачивать воду. Мокрые были с головы до ног. Мокрыми были наши постели.

Морская вода попала в питьевой бак, в продукты. К тому же мороз крепчал. Обледенели бушлаты, ва­ ленки, шапки.

Шторм не унимался еще двое суток. Мы падали от усталости, не ели, не спали. Зиганшин и Федотов сменяли друг друга у штурвала, остальные откачивали воду и заде­ лывали пробоины.

Шторм утих на несколько часов, и на море опустился густой туман По рации мы слышали, как снова нас звала земля. Но снова мы ей не могли сказать ни слова.

На четвертые сутки мы впервые поспали. По очереди. Пробковыми Первые минуты на авиа­ носце. Сначала они не могли говорить.

7 марта к барже подошел авианосец «Кирсардж».

от Курильских островов на юго- где его скорость достигает 78 миль поясами растопили печку, сварили восток. Выйдя из холодного тече­ в сутки, японские рыболовные суда обед и поели в первый раз.

оказывались вынесенными в Тихий ния Оясио, она была подхвачена Так началась наша океанская океан. В большинстве случаев япон­ одной из ветвей теплого течения жизнь...

ские рыбаки, попав в плен Куро­ Куросио. В этом течении баржа Баржа с четырьмя советскими сио, погибали на двенэдцатый-три продолжала свой дрейф, все более солдатами была отнесена ветрами надцатый день не столько от исто­ удаляясь от берега...

щения, сколько от сознания, что они находятся в плену «синего течения», или, как называют Куросио японцы, КРУГОСВЕТНОЕ «течения смерти».

«Еще несколько веков назад было замечено, что иногда японские ры­ Особенно опасно Куросио зимой, баки, уйдя даже в тихую погоду на когда в северо-западной части Ти­ промысел, не возвращались домой. хого океана свирепствуют циклоны, НАШИХ ДНЕЙ Подхваченные мощными потоками относящие рыбопромысловые суда Куросио восточнее островов Рюкю, в океан.

Рисунки С. Прусова История мореплавания знает не­ мало страшных находок у амери­ канского побережья. Еще в середи­ не XVIII века на западном побе­ режье Мексики, близ города Ака­ пулько, были найдены японская джонка и скелет ее владельца.

В 1813 году капитан английского брига «Форрестер» Джон Джен нингс обнаружил у острова Ванкуве­ ра японскую джонку, в которой бы­ ло 32 скелета. Спустя два года этот Летом 1956 года в порту Папеэтэ на острове Таити строилось не­ же бриг под командованием друго­ обычное судно — настолько необычное, что Тур Хейердал, увидев его, го капитана встретил близ острова покачал головой и сказал, что ни за какие блага не доверил бы жизнь Санта-Барбара дрейфовавшую япон­ такой посудине.

скую джонку, где было 14 трупов».

Но мрачные предсказания не смущали строителей. Они верили в зна­ ния и опыт своего руководителя, мореплавателя, о котором рассказывали Л. С к р я г и н, «Куросио — течение легенды, — Эрика де Бишопа.

смерти».

Самого же де Бишопа замечание Тура Хейердала лишь больше утвер­ дило в решимости осуществить свой замысел. Ведь он собирался как раз доказать, что норвежский ученый не прав, утверждая, будто начало связям между Полинезией и Южной Америкой положили выходцы из древнего — В океане снова штормило. На Перу. Двадцатилетнее изучение вопроса привело француза де Бишопа баржу обрушивались огромные ва­ к заключению, что полинезийцы первыми приплыли на материк. Этот вы­ лы. Шторм бушевал и днем и вод был не нов. Эрик де Бишоп наметил маршрут, по которому древние ночью. Задраивали люки. Снова и мореплаватели могли попасть в Южную Америку, и решил пройти этим снова ручной помпой откачивали путем.

воду из трюма. Волны бросали нас «Сейчас стало чуть не модным — и нелепым! — спортом подражать ва­ с борта на борт. Наши руки и лица шему плаванию, — говорил де Бишоп участнику плавания на «Кон-Тики» кровоточили от ударов о стенки Бенгту Даниельссону, — и я не удивляюсь тому, что все пожимают пле­ кубрика. Соль разъедала ссадины.

чами и спрашивают, каков смысл моей экспедиции. Между тем передо Дни шли, и наш продовольствен­ мной стоит не менее серьезная научная цель, чем стояла перед Туром ный запас таял. У нас было ведро Хейердалом десять лет назад. Вся разница в том, что я собираюсь дока­ картошки, килограмма полтора сви­ зать прямо противоположную теорию. ного жира, одна начатая и одна Вот, посмотри на карту. Откуда бы ни начинали плавание полинезийцы, нераспечатанная банка свиной ту­ направляясь в Америку, они обязательно спускались примерно до 40° юж­ шенки, буханка хлеба и питьевая ной широты, где господствуют сильные западные ветры. У берегов Южной вода в баке. Ну и в двигателях в си­ Америки они попадали в течение Гумбольдта, которое «подвозило» их до стеме охлаждения была пресная Перу. А оттуда путешественники могли вернуться в Полинезию, подгоняе­ вода.

мые восточными пассатами, как это показала ваша экспедиция на «Кон- Решили распределить съестное Тики». Но мне возражают, что на 40° южной широты слишком холодно, таким образом, чтобы принимать что там бушуют слишком сильные штормы, чтобы полинезийцы могли пе­ пищу раз в двое суток, Ящики, ав­ ренести такое плавание. Вот я и решил сам провести эксперимент и пока­ томобильные покрышки, которые зать, что южный маршрут — единственно возможный». оказались на барже, — все пошло Правда, полинезийцы выходили в океан на лодках — двойных или с ба­ в печку.

лансиром, а де Бишоп строил бамбуковый плот. Ученый был убежден, что Через несколько дней сократили в древности парусные плоты применялись по всему Тихому океану, от Ки­ свой рацион. Одну картошину и тая до нынешнего Перу. Поэтому де Бишоп оснастил свой плот парусами ложку жира в суп на четверых.

китайского образца и килевыми досками перуанского типа. Кончилась пресная вода. Собрали дождевую. Пили по пять глотков Эрик де Бишоп начал «осваивать» Тихий океан еще в 30-х годах;

на в день. Потом — по три.

хКаимилоа» -—двойной лодке длиной в одиннадцать м е т р о в — о н вместе со своим другом Татибуэ за полгода прошел от Гавайских островов через Тихий океан, Торресов пролив, Индийский океан, обогнул мыс Доброй «На море человек существует Надежды и завершил беспримерное плавание в Танжере! Уже тогда от­ лишь до тех пор, пока у него важного француза называли безумцем. Ведь не все же видели плакат, ко­ торый де Бишоп повесил в Гонолулу возле «верфи», где строилась «Каи- есть вода».

милоа»: «Не тратьте понапрасну сил, пытаясь убедить нас, что мы су­ Вильям ВИЛЛИС, «На плоту масшедшие: мы сами это знаем».

через Тихий океан»

8 ноября 1956 года плот «Таити Нуи-I» вышел из Папеэтэ.

Первая часть пути прошла благополучно. Уже на 35-й параллели плот — Шторм не прекращался. Пока подхватили западные ветры, которые почти два месяца влекли его в же­ не сели аккумуляторы, слушали ланном направлении. Но после 115° западной долготы начались неприят­ радио. В наушниках раздавались ности. Сначала разразился шторм, затем ветер погнал плот назад... В на­ обрывки чужих слов, незнакомые чале апреля снова подул попутный ветер, но плот, не выдержав поединка песни. И тогда мы пели свои. Фи­ с волнами, начал разваливаться. Одновременно Эрик де Бишоп (как-ни­ липп Поплавский брал в руки гар как ему было почти 70 лет) захворал, а тут еще в довершение всего разразился ураган. Стало ясно: «Таити Нуи-I» не дойдет до берега.

Мореплавателям удалось связаться с чилийским радиолюбителем, и 24 мая к плоту подошел крейсер «Бакедано». Т а к на двухсотый день пла­ вания путешественники покинули «Таити Нуи-1».

НЕОБЫКНОВЕННОЕ Казалось бы, смелый опыт французского ученого кончился крахом. Но Эрик де Бишоп не падал духом. Ведь бамбуковый плот прошел свыше 4 тысяч миль, и только редкий по силе шторм (такого не было в этих во­ дах за последние 50 лет) помешал мореходам достичь Вальпараисо.

ПУТЕШЕСТВИЕ И Бишоп решил продолжать свой эксперимент, а для этого вернуться на Таити... на плоту!

мошку и запевал свою любимую Об экспедициях де Бишопа рассказывает­ «Дивлюсь я на небо». Мы дружно ся в книге Бенгта Даниельссона «Судьбе подтягивали. Такие концерты про­ наперекор», изданной в Стокгольме в ок­ должались по нескольку часов. тябре 1959 года. Эта книга представляет собой запись бесхитростного рассказа Але­ У Ивана Федотова были с собой на Брюна, который был главным помощни­ книги. Читали их все вместе. Когда ком де Бишопа в его плаваниях.

океан бушевал особенно неистово, Глава, которую мы печатаем в этом но­ раскрывали «Мартина Идена». Образ мере, повествует о трудностях, выпавших этого смелого, мужественного чело­ на долю экипажа «Таити Нуи-II" в послед­ века придавал нам новые силы.

нем плавании 1958 года от Ален Брюн, лица «Как обрадовался бы Джек которого ведется рассказ.

Лондон при виде своих совет­ ских братьев — живых символов его веры в достоинство и силу человека!»

Альберт КАН Чем сильнее погружался плот (а он погружался со зловещей быстро­ той!), тем хуже слушался он руля и тем больше терял остойчивость.

Наши отчаянные попытки повернуть на юго-запад, к населенным остро­ вам, потерпели неудачу, и мы по-прежнему шли курсом С С З. Однако я ре­ шительно возражал против того, чтобы предоставить плоту дрейфовать — Однажды ночью увидели в по течению... В ночь на 17 июля сломался руль, и нас развернуло бортом море огни парохода. На палубу к волне. Мы едва удерживались на крыше каюты: плот резко накренился выскочила вся команда. Зиганшин и грозил опрокинуться в любую минуту. Пришлось, создавая противовес, стал «писать» сигнальной лампой всем перебираться по крыше к наветренному борту. Но этого оказалось призыв о помощи. Нам показалось, недостаточно;

тогда я стал перетаскивать снаряжение и провиант;

тем что мы видим ответное мигание си­ временем мои товарищи висели на краю, играя роль живого балласта. Не­ гнальных ламп парохода. Обрадо­ легко было толкать ящики «в гору», но в конце концов плот принял нор­ вались.

мальное положение.

— Поворачивает! — закричал Фе­ Теперь надо было немедленно повернуть его на прежний курс. Не­ дотов.

сколько часов бились мы, пока не заставили нос плота смотреть на запад.

Но корабль прошел мимо.

Затем пришлось, не теряя ни минуты, снова перетаскивать вещи, чтобы И снова на наше судно обрушил­ не получился крен на другой борт. Но и на этом наши заботы не кончи­ ся шторм. Потом мы подсчитали, лись: остаток ночи чинили руль и усиленно маневрировали веслом и уце­ что из 49 дней дрейфа у нас было левшими килевыми досками, не давая плоту повернуть оверштаг.

только пять спокойных.

Наконец руль был починен, установлен на место, и плот стал остойчивее.

Когда море утихало, мы пытались Мы условились во избежание новых бед внимательнее нести вахту.

ловить рыбу. Два крючка у нас бы­ ло, а еще два мы выточили напиль­ Жан и Ханс трудились добросовестно, но Хуанито все небрежнее отно­ ником из тонких гвоздей. Распустив сился к своим обязанностям. Казалось, он, как и плот, вот-вот оконча­ кусок каната, мы свили лески. Из тельно утратит равновесие.

консервной банки вырезали блес­ Во время своей вахты Хуанито трижды позволял плоту развернуться ны. Но рыба не ловилась. Однажды на девяносто градусов, хотя вполне мог помешать этому. Трижды мы чуть у самого борта появилась акула. не свалились в море. Понятно, мы разозлились и отчитали Хуанито, Зиганшин кинулся к борту с багром Тогда он повторил старую выходку: наотрез отказался нести вахту. Глу­ в руках, замахнулся, но багор ока­ пое упрямство нашего enfant terrible всем надоело. Жан, Ханс и я решили зался коротким, и акула ушла. в дальнейшем держаться так, словно Хуанито не существует, и поделили И еще раз мы увидели вдали па­ все вахты между собой. Увы, на этот раз к старой драме прибавился роход. Это было днем. На мачту новый акт: Хуанито объявил, что построит лодку и уплывет на ней. Куда баржи подняли самодельный «сиг­ уплывет, оставалось неясным, но он с большим красноречием расписывал нал бедствия» — белую портянку. будущее суденышко и самонадеянно утверждал, что оно будет развивать Увидят или не увидят! Нет, на па­ скорость не меньше четырех узлов!

роходе нас не заметили. Не заме­ Представьте себе мое возмущение, когда я увидел, что Жан и Ханс тил нас и третий пароход, который (впрочем, они ведь и сами предлагали нечто такое, когда нас пронесло появился через несколько дней.

мимо Маркизских островов) одобрительно слушают разглагольствования Тяжело это было. Ох, как тяжело!

Хуанито и чуть ли не принимают его проект всерьез.

Но тут Федотов сказал: «Прошли Мы с Эриком предвидели появление подобных планов и давно пришли три, будет и четвертый!» Повери­ к выводу, что то\ько в одном случае есть смысл построить небольшой ли — будет и четвертый!

спасате\ьный плот и отважиться на гонку со смертью: если мы окажемся очень близко от какого-нибудь острова и, разумеется, с наветренной сто­ роны.

Сейчас слишком рано оставлять плот — ведь до ближайшего клочка. «Ужас овладевает человеком, земли, острова Каролины, не меньше 300 морских миль и с каждым днем нас относит все дальше. Настало время объяснить это остальным.

который затерян в бескрайном Я надеялся на свою дипломатию (ведь я не отвергал их планы, а пред­ водном пространстве. В прошлую лагал выждать более подходящего момента!). Увы! Они остались глухи к моим доводам. Поиш\ось потревожить Эрика. Но он чувствовал себя совсем плохо и ограничился словами:

— Поступайте, как хотите. Я останусь здесь, на «Таити Нуи-II».

Я тоже решительно заявил, что не покину плот;

таким образом, мятеж КРУГОСВЕТНОЕ ной тройке пришлось бы обходиться без штурмана. После этого Жан и Ханс образумились, но Хуанито только еще больше озлобился. Некоторое время он сидел на углу крыши. погруженный в мрачные размышления, потом вдруг встал и вызывающе объявил, что выбросит за борт весь НАШИХ ДНЕЙ провиант и питьевую воду, «чтобы разом положить конец нашим му­ чениям».

Конечно, он не посмел выполнить свою угрозу, однако было ясно, что воину многие моряки в одино­ за ним надо следить в оба. честве носились по океану Ночь прошла тревожно, я никак не мог уснуть. З а т о Хуанито спал в шлюпке или на плоту посла как убитый и на следующий день вел себя гораздо спокойнее. Он с ви­ того, как их товарищи погибли новатым видом следил, как мы работаем, а на третий день не выдержал — спустился с крыши и предложил свою помощь. Я кивнул, и Хуанито от ран или голода. Мне при­ энергично взялся за дело. шлось плавать с такими матро­ Увы, рвения хватило ненадолго. Уже на следующий день Хуанито сами, и я знал, что с ними взбунтовался, на этот раз из-за рациона. Если бы он пожаловался на произошло. Мы так и говорили скудность и однообразие пищи вообще, я бы не удивился. Если бы он по­ жаловался на невыносимую жажду и потребовал больше воды, я бы по­ о них: «Помешались на плоту».

нял его еще скорее: наша дистилляционная установка сломалась, и мы Вильям ВИЛЛИС, уже несколько дней тщетно пытались починить ее. Но требовать меду, от «На плоту через Тихий океан»

которого только сильнее хочется пить, — это же нелепо! Просто Хуанито хотел досадить больному Эрику, которому мед и сгущенное молоко были необходимы, поскольку он ничего больше не мог есть.

Я было приготовился отчитать Хуанито за низость;

вдруг Жан и Ханс примкнули к нему и потребовали поделить оставшиеся банки меда по­ — Никогда не забыть нам 23 февра­ ровну между всеми. Думаю, что и тут дело было не столько в меде, ля, День Советской Армии. Мы ре­ сколько в более или менее осознанном протесте против Эрика, которого шили отметить его обедом. Решить они считали повинным в наших злоключениях.

то решили, а отмечать нечем! Мож­ Я без слов достал три банки и отдал им. Правда, уже через несколько но было в последний раз сварить часов я пожалел о своей слабости и убедился, сколь опасно становиться на суп». Но Зиганшин сказал: «Суп путь уступок. На плоту разыгралась новая драма, и снова в главной роли мы варили вчера. Давайте растянем выступил Хуанито.

праздник. Давайте покурим, а по­ Только что он жаловался на маленькие рационы, а когда Жан приготовил обедаем завтра». Мы согласились.

обед и подал свежую рыбу и макароны, вдруг отказался есть! Нам этот Зиганшин скрутил цигарку, и мы по каприз ничем не грозил, и мы лишь пожали плечами. Тогда Хуанито очереди покурили. Это был наш схватил топор и, не говоря ни слова, перерубил веревки, которыми были последний табак.

привязаны к борту эвкалиптовые бушприты. Мы, точно сговорившись, Пришел день, когда окончились смотрели в другую сторону, изображая полное равнодушие, но сами ли­ все продукты. Мы пили теперь по хорадочно думали, как поступить. Наконец я обратился к Жану:

два глотка воды в день. Думали — Послушай, Жан, если тебе не трудно, смастери еще одно весло. Пусть о родной земле. Как она далеко!

будет запасное, вдруг наше сломается.

В последний раз сыграли на гар­ Жан сразу смекнул, в чем дело, и спустился с крыши на палубу.

мошке.

— Молодец, Хуанито, это как раз то, что надо, — решительно сказал — «Врагу не сдается наш гордый он и напнулся к жердям.

«Варяг»...» — запевал Толя Крючков — Не смей трогать, слышишь! — угрожающе прошипел Хуанито, насту­ ский...

пая на Жана.

Хорошая была гармошка. Мы ото­ Голос Хуанито дрожал от подавляемой ярости. Эрик с трудом повер­ драли от нее кожу. Варили ее нулся и строго посмотрел на него. Хуанито словно прорвало: в морской воде. Кусочки варева же­ — Вы как хотите, а я сделаю себе лодку... Я не могу больше... слыши­ вали, намазав на них технический те... мы сдохнем от жажды... а я жить хочу, жить... понимаете... а все из-за вазелин...

тебя... из-за тебя... — Дрожащей рукой он показывал на Эрика. К концу февраля мы уже сильно Тут я не выдержал. Пусть даже у Хуанито временно помутился рассу­ ослабели физически, двигались ма­ д о к — мы не можем без конца ублажать его! Вне себя от гнева я заорал: ло, постоянно мерзли. Не стало сил — Замолчи сейчас же, не то худо будет! Думаешь, один ты жить откачивать воду из машинного от­ хочешь?! Все мы мечтаем выйти живыми из этой переделки. Но для деления. Ослабли слух и зрение.

этого надо держаться заодно. Кто уплывет в одиночку — тому конец! Но не померкли и не ослабли вера Вмешался Эрик и терпеливо, с предельным тактом попытался вразумить и надежда на помощь и спасение.

Хуанито. Куда там! Хуанито не хотел и слушать. Размахивая топором, он извергал страшные угрозы. Потом умолк и скрылся в каюте. Мы не­ медленно устроили совет. Эрик снова проявил удивительную решимость и волю;

сразу после совещания он составил весьма красноречивый про­ токол, который я привожу дословно:

«Жертвы легендарных ко­ В ОТКРЫТОМ М О Р Е, НА БОРТУ „ Т А И Т И Н У И - I I " раблекрушений, погибшие пре­ «Сегодня, 21 июля 1958 года, в 14.00 по местному времени, когда ждевременно, я знаю: вас убило наши координаты были 6°46'южной широты и 147°36'западной долготы, не море, вас убил не голод, я пригласил моего заместителя Алена Брюна, а также Жана Пелисье и вас убила не жажда! Раскачи­ Ханса Фишера на совещание, чтобы принять решение по следующему ваясь на волнах под жалобные важному вопросу:

крики чаек, вы умерли от Хуанито Буэгуэньо только что объявил, что он «решил построить себе плот и уплыть». страха».

Когда я попытался разъяснить ему, что он не может делать все, что Ален БОМБАР, ему вздумается, не считаясь с благополучием и безопасностью остальных «За бортом по своей воле»

членов экипажа, он стал грозить топором, который держал в руках, и закричал, что не позволит никому помешать ему строить плот».

Таковы основные факты.

Обсудив этот вопрос, мы единогласно постановили:

1. Предоставить Хуанито Буэгуэньо строить себе плот, при условии, НЕОБЫКНОВЕННОЕ что он при этом не уменьшит и без того сильно пониженную плавучесть «Таити Нуи-П».

2. Заставить, без колебания и жалости, нашего бывшего товарища — захочет он того или нет — пересесть на свой плот, как только он будет ПУТЕШЕСТВИЕ готов, и покинуть нас, снабдив его причитающейся ему долей воды и провианта.

б Почти одновременно с четырьмя Я зачитал настоящий протокол советскими воинами, только за ты­ Хуанито Буэгуэньо, чтобы он не сячи миль от них — в Тиморском оставался в неведении относительно море Индийского океана, попал нашего решения.

в беду экипаж рыболовецкой шху­ Составлено на борту, в двух ны «Семенгет Бару». Эти люди на­ экземплярах.

ходились в более благоприятных Э. де Бишоп, капитан».

условиях: их было двадцать два че­ ловека, они могли во время дрей­ После этого Эрик, совершенно обес­ фа ловить рыбу. Но у них отсутст­ силенный, снова погрузился в дре­ вовало главное: сплоченность, вза­ моту, а мы как ни в чем не бывало имное доверие, выдержка. За три­ занялись своими делами, но время дцать пять дней дрейфа двенадцать от времени озабоченно поглядывали рыбаков погибли от голода, жажды на левый борт. Там Хуанито, счаст­ и болезней. Когда остальных при­ ливо улыбаясь, приколачивал доски било к острову Батерст восемь ры­ к двум палкам метровой длины.

баков оставили на берегу двух Сделав весла, он смастерил из эвка­ больных товарищей и ушли, забо­ липтовых жердей треугольную раму.

тясь лишь о спасении собственной Видимо, он отказался от первона­ жизни. Одного из больных, потеряв­ чального грандиозного плана по­ шего человеческий облик, 7 марта строить лодку, способную делать че­ подобрал австралийский эсминец тыре узла в час, и решил соорудить «Кункмэтч», судьба другого неиз­ плот. Что ж, и на том спасибо: если вестна.

бы он упорствовал, нам пришлось бы Газета «Советская Россия» применить силу, охраняя «Таити Нуи-II» от разгрома...

Хуанито действовал быстро и сноровисто, но от этого его суденышко — Да, трудно было, — вспоминает не становилось мореходнее. Игрушка для ребятишек, кататься в тихой Ф. Поплавский. — Помогали друг лагуне... А ведь до ближайшего острова сотни морских миль, и добирать­ другу как могли. Никогда не ся к нему на таком сооружении, да еще с подветренной стороны, было забуду: однажды во сне я почув­ равносильно самоубийству.

ствовал, как кто-то из друзей на­ Мне очень хотелось подбежать к Хуанито и встряхнуть его, чтобы крывает меня своим бушлатом. он осознал, наконец, безрассудство своего поведения. Но в глубине Хотел проснуться — и не мог. Но души я знал, что самое лучшее для всех нас — отпустить Хуанито.

я чувствовал человеческое теп­ Если его прежние выходки — отказ нести вахту и готовить обед — были ло — бушлат был теплый! сравнительно безобидными, то теперь Хуанито стал просто опасным.

Никогда не забыть мне и разгово­ Я подавил, как ни жестоко это было, свои товарищеские чувства и ра между Зиганшиным и Крючков- предоставил ему поступать по-своему. А Хуанито был явно доволен своим ским, который я услышал случайно. творчеством. Поздно вечером он забрался на крышу и лег на обычном — Сколько еще продержимся! — месте. Несколько минут спустя он уже спал.

тихо спросил Крючковский. Меня поражали его безответственность и непостоянство. Пожалуй, он — Пока акулу не поймаем, — от­ был всего опаснее для самого себя;

но мы все-таки условились пригляды­ ветил старшина, — а когда поймаем вать за ним. Наконец я уснул. Мне снился страшный сон: какие-то да пообедаем, тогда ты меня еще смуглые бандиты издевательски смеялись, когда я умолял дать мне раз спроси. Ответ будет точным. хоть глоток воды. Один из мучителей стал трясти меня, громко крича.

Я тщетно силился вырваться, и прошла целая вечность, пока я не со­ образил, что это Ханс будит меня. Он что-то горячо говорил, но я ни­ За все сорок девять дней члены чего не мог понять спросонок. Внезапно я вспомнил вчерашнее проис­ экипажа не сказали друг другу ни ш е с т в и е — и сразу очнулся. Что еще придумал Хуанито? Я быстро ог­ одного грубого слова. Когда кон­ лянулся вокруг: он лежал на своем месте и, судя по ровному, спокойному чалась пресная вода, каждый полу­ дыханию, крепко спал.

чал по полкружки в день. И ни — Ты ничего не замечаешь? — сказал Ханс и вытянул руку.

один не сделал лишнего глотка.

Я последовал его примеру. На ладони появились влажные пятна...

Несчастье еще больше скрепило Еще, еще... Сомнения нет: случилось долгожданное чудо! Впервые с тех нашу дружбу. И именно она помог­ поп, как мы вышли из Кальяо, хлынул настоящий ливень! Я вскочил, ла нам переносить все невзгоды и собираясь расстелить все паруса, чтобы не пропало ни капли драгоценной тяготы нашего необычного путе­ влаги, но Ханс остановил меня и, хитровато улыбаясь, указал на боль­ шествия.

шую парусиновую воронку, подвешенную у края крыши. Под воронкой стояла кастрюля. Ханс был вправе гордиться своей расторопностью, и А родственники в то время уже я не поскупился на похвалу.

узнали нерадостную весть:

Втроем мы живо собрали все пустые бочки, кастрюли и бутылки.

Первая кастрюля уже наполнилась. Жан зачерпнул кружку и подал «Ваш сын Анатолий образцово Эрику. Т о т медленно, благоговейно опустошил ее и взволнованно сказал:

нес службу, неоднократно поощрял­ — Благодарю за величайшее и чистейшее наслаждение в моей жизни.

ся командованием, являлся приме­ Но мы не обладали такой выдержкой и реагировали куда более бурно.

ром для всего личного состава час­ Я окинул чуть ли не все лицо в кастрюлю и одним духом проглотил ти в выполнении своего воинского несколько литров. Казалось, вода расходится по всему иссохшему телу.

долга перед Родиной. Но сейчас Руки и ноги стрянно отяжелели, в голове помутилось, точно и мозг на­ после длительных и тщательных питался водой. Я лег поудобнее в окружении многочисленных сосудов с водой и вдруг увидел, что Хуанито сидит на корточках рядом и пьет из бутылки. Заметив мой взгляд, он поставил бутылку, виновато улыбнулся и тихо произнес:

— Ты понял? Это бог послал дождь, чтобы не дать мне совершить КРУГОСВЕТНОЕ большую глупость, которая могла погубить меня. Дождь — это знамение:

бог хочет, чтобы я жил.

Немного погодя Хуанито обратился к Эрику и с раскаянием в голосе НАШИХ ДНЕЙ попросил извинения за свое недостойное поведение. Мы были, конечно, счастливы, что кризис завершился благополучно, и все ему простили.

Дождь прекратился перед самым рассветом. Все сосуды были наполнены, поисков нам приходится думать, что и запасы питьевой воды увеличились с 15 до 175 литров. Но дождь принес Анатолий погиб в борьбе со стихи­ ей. Командование и личный состав не только благо. Все вещи, узлы и свертки, сложенные на крыше каюты, выражают Вам глубокое соболез­ намокли и стали намного тяжелее. Добавьте к этому вес питьевой воды — нование по случаю такого большого 175 килограммов. Короче говоря, перегруженный плот качался на волнах, горя. Мы верим, что Вы найдете точно маятник. А тут еще внезапно стих ветер, и плот перестал слушаться в себе мужество и стойко перене­ руля. Он развернулся боком к волне и накренился так сильно, что сете эту горестную для всех нас с левого борта показались над водой бревна основы.

весть».

Мы поспешили свеситься с крыши, создавая противовес, — плот резко Из письма командира части Анне накренился в противоположную сторону, и нам пришлось немедленно ка­ Федоровне Крючковской.

рабкаться обратно.

— Подумать только, что есть спортсмены, которые каждое воскресенье проделывают подобные упражнения на своих яхтах и видят в этом удовольствие! — воскликнул Ханс, когда мы в третий или четвертый раз — Мы лежали в кубрике, когда ползли по крыше.

вдруг Зиганшин крикнул: «Моторы!

Положение было в высшей степени безрадостное. Лишь одно меня Самолеты!»

утешало — неделей раньше мы вырубили отверстие в углу крыши и при­ Да, это были самолеты. Они сде­ способили ложе Эрика так, что он лежал, словно в тесном ящике. Если лали над нами круг и улетели. У нас бы не наша предусмотрительность, Эрик давно скатился бы с крыши и так ослабло зрение, что мы тогда утонул.

не смогли рассмотреть их опозна­ Впрочем, у меня быстро прошла охота думать о том, что могло бы вательные знаки.

произойти. Гораздо важнее было найти выход из затруднительного по­ Через некоторое время над нами ложения, в котором мы появились два вертолета. Когда они очутились. Веслом раз­ опустились ниже, мы поняли, что ворачивать плот на это американцы. С вертолетов на прежний курс было бес­ катер опустили стальные тросы. Но смысленно: ветер про­ мы знаками показали пилотам, что пал, а без него мы не остаемся на барже. Дело в том, смогли бы удерживать что мы успели посоветоваться и ре­ плот в нужном положе­ шили, что раз вертолеты прилетели нии. Поэтому еще с пол­ так быстро, значит, где-то близко часа мы продолжали за­ земля или авианосец. Мы не хотели ниматься «утренней гим­ оставлять нашу «Тридцать шестую»

настикой»;

наконец меня в открытом океане и надеялись, что осенило. Плот сильно нас поймут и пришлют за нами кренился из-за того, что катер, который и возьмет баржу на затоплена каюта, — вода буксир.

своей огромной массой Вскоре появился большой ко­ усиливала качание. На­ рабль. Это был авианосец «Кир прашивалось логическое сардж». С его борта крикнули решение: убрать стены дважды по-русски: «Помощь вам!»

каюты, предоставить вол­ нам полный простор.

Правда, без переборок каркас, на котором дер­ «Четверо русских были одеты жится крыша, станет в загрязненную и порванную воен­ слабее, а ведь мы находились на крыше. Но что делать? Уж коли вы­ ную форму. Они были небриты, бирать между быстрым концом и долгими мучениями, то я предпочитал с длинными волосами. Они могли первое. Мне казалось, что и остальные должны разделять это воззрение. передвигаться, но довольно неуве Но друзья отнеслись к моему предложению без всякого энтузиазма. ренно из-за слабости. Они были Правда, и активного протеста тоже не последовало, а мне большего и не спокойны, последовательны в раз­ надо было. говоре, свободно отвечали на воп­ Итак, я вооружился злополучным топором, который предусмотрительно росы, которые им были заданы на припрятал в разгар безумия Хуанито, и спустился с крыши. Стены каюты корабле через переводчика. Каж­ состояли, к счастью, из тонких мазонитовых плит. В обычных условиях дому дали по нескольку глотков я, разумеется, сокрушил бы их без труда. Однако условия на борту бульона, молока и маленькие кусоч­ «Таити Нуи-II» давно перестали быть обычными, и едва я прорубил дыру ки хлеба. Затем — фруктовый сок».

в одной стене, как пришлось поспешно перебираться к другой: плот на­ кренился, и меня чуть не смыло за борт. Из отчета военных врачей авианос­ Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, я стал читать приветственные ца «Кирсардж»

надписи, которые наши доброжелатели в Конститусьоне начертали на стенах каюты, когда плот еще только строился. Большинство надписей — даже призыв скорее погибнуть геройской смертью, чем отступить, — нимало не воодушевили меня. Но тут я прочел написанные красным ме­ «Полярники, работающие на лом слова: «Счастливчики, вам предстоит такой чудесный поход!» — и Севере, подготовлены к трудно­ мигом разнес всю переборку.

стям и ненастью, но самые тя­ Плот сразу стал намного остойчивее, можно было прекратить акро­ желые обстоятельства, в какие батические упражнения. А через несколько часов мы приободрились еще больше: подул северо-восточный ветер, который позволил нам взять курс на остров Восток.

Ветер сделал плот остойчивей. Но не успели мы обрадоваться, как глухой стук, сопровождаемый звоном разной тональности, дал нам понять, НЕОБЫКНОВЕННОЕ что волны, беспрепятственно перекатываясь по каюте, уносят остатки снаряжения. Мы могли бы, хоть это и рискованно среди ночи, нырнуть в каюту и спасти наиболее ценные предметы. Но куда их поставить?

Пришлось сделать вид, будто ничего не происходит...

ПУТЕШЕСТВИЕ Наступило утро. Ураганный ветер, грозивший затопить нашу хрупкую платформу, заставил убрать паруса, и сразу качка стала сильнее. А тут еще опять пошел дождь. На этот раз мы уже не кричали от радости.

они могут попасть, несравнимы День за днем, ночь за ночью продолжалась штормовая погода. Дождь с условиями, в которых оказа­ лил почти без остановки. Мы шли без руля и без ветрил, и могучие лась четверка молодых солдат». волны делали, что хотели, с плотом — вернее, с жалкими остатками пло­ та. Наши силы медленно иссякали, а с ними и воля к жизни.

Известный советский полярный ис­ Теперь, вспоминая те ужасные дни, я склонен думать, что нас спасла следователь, доктор географических качка: если бы мы не согревались вынужденным движением по крыше,, наук Г. А. УШАКОВ не миновать нам воспаления легких. Д л я Эрика мы ухитрились соорудить палатку, но все-таки то и дело приходилось выжимать его одежду.

27 июля мы решили, что приходит конец. С утра было пасмурно — Через несколько дней, когда завывающий ветер беспощадно хлестал обнаженные дрожащие тела мы отлежались и прибавили в весе, Только обсохнешь — как снова начинается дождь, и промокаешь до нитки.

нас перевели в удобные каюты. По­ Высокие волны лизали края крыши и время от времени обдавали нас том на авианосце появилась масса для разнообразия солеными каскадами. Все угрюмо молчали;

вдруг раз корреспондентов, но мы, к сожале­ дался голос Ханса: он сообщил нам, что по возвращении в Чили пере­ нию, не могли объясняться с ними менит специальность — займется сельским хозяйством, и мечтательно на их родном языке. Мы лишь сов­ добавил:

сем недавно начали изучать ан­ — Представляете, какое это будет наслаждение: взять в руки добрую глийский язык, и дальше приветст­ пригоршню земли...

вий дело не шло.

Переводчиком нам охотно служил старшина первой статьи Владимир Гетман. Он буквально ни на минуту не оставлял нас без внимания и, казалось, был готов выполнить лю­ бую нашу просьбу.

Испытания все остались позади, и в эти дни мы жили одной мыслью:

«Скорей, скорей на Родину!» Мысли наши все время обращались к на­ шей Родине, к родным, к боевым друзьям из части. Иногда сердце щемило: может быть, нас считают погибшими! Может быть, уже пла­ чут наши матери* Как хотелось крикнуть нам через весь океан так, чтобы услышали на Родине: «Доро­ гие наши, мы живы! Ждите нас, не сомневайтесь в нас!»

Ханс нередко разгонял нашу мрачность юмористическими замечаниями:

от него сплошь и рядом можно было услышать реплики, из которых явст­ «Я полярный летчик. Жил и вовало, что он считает наше плавание чем-то вроде туристского по­ работал среди очень сильных хода, предусматривающего испытание участников в различного рода ли­ шениях. Однажды Ханс совершенно серьезно пожаловался на то, что людей, которые попадали в чрез­ жизнь на борту проходит чересчур однообразно — словно в этом заклю­ вычайно трудные положения. чалась наша главная беда! А вообще я уважал Ханса за его неунываю­ Но такого еще не бывало. Этот щий нрав. Неплохо бы и остальным быть такими.

дрейф — сгусток всего героиче­ Стемнело... И вскоре стало так холодно, что мы, несмотря на усталость, ского, с чем мне приходилось карабкались вперегонки по крыше, когда плот кренился. Говоря «мы», я исключаю не только больного Эрика, но и Хуанито — он, как ни сталкиваться».

странно, превосходно спал! Мы оставили его в покое, тем более, что он опять начал чудить.

Герой Советского Союза С тех пор как плот стал тонуть, прошло два месяца, но впервые над М. В. ВОДОПЬЯНОВ нами по-настоящему нависла смертельная опасность. Я до того устал, что ощущал не страх, а скорее облегчение при мысли о том, что скоро погружусь навсегда в теплое мягкое море...

«Когда рано утром 15 марта авиа­ Наступило утро, на востоке родился рассвет. К моему невыразимому носец «Кирсардж» медленно вошел удивлению, не только я, но и все мои товарищи были живы. Волны в гавань, четыре вертолета подня­ угомонились, и плот кренился не так угрожающе;

но все же мы боялись лись с его взлетной палубы и на­ уснуть, хотя безумно хотели спать. Вдруг Жан, не говоря ни слова, сполз правились к прибрежной лужайке с крыши и исчез. Я до того отупел, что отнесся к его исчезновению Марина Грин. На двух вертолетах совершенно безучастно. Но вот Жан показался снова — с газовой плиткой находились по два спасенных рус­ в руках. Пристыженный, я помог ему влезть и установить ее в ящик — ских. Вместе с ними были несколь­ для защиты от ветра, затем отыскал пачку сырых макарон. Вопреки на­ ко офицеров с авианосца «Кир­ шим опасениям плитка действовала, и вскоре каждый получил по боль­ сардж», в том числе главный врач шой тарелке макарон.

авианосца Фредерик Беквит. Каким-то чудом смерть в последний миг отступила. Но сколько про­ Врач с большой теплотой говорил длится отсрочка? Больше мы не выдержим: следующий шторм опрокинет плот. Чтобы спастись, — а после сытного завтрака я обрел волю к жиз­ н и, — надо что-то предпринимать. Что?! Я взывал к товарищам, надеясь услышать гениальное предложение, но они лишь молча смотрели в про­ странство. Оставался Эрик. Он был в сознании и сам поманил меня КРУГОСВЕТНОЕ к себе.

— Надо во что бы то ни стало увеличить остойчивость п л о т а... — начал он твердо.

Я прервал его нетерпеливым жестом. Совет, конечно, превосходный, НАШИХ ДНЕЙ но мы и так уже все сделали.

— Я долго думал, стараясь представить себе, как поступил бы на на о своих подопечных представителю щем месте полинезиец, — невозмутимо продолжал Эрик. — И нашел реше­ советского посольства в Вашингто­ ние. Полинезиец попытался бы сделать балансир.

не. «Позаботьтесь о мальчиках, — Разумеется, Эрик был прав. Большие лодки, на двадцать человек, по­ сказал он. — Я думаю, что мы до­ линезийцы уравновешивают одним тонким поплавком. Нам даже стало ставили их в довольно хорошем со­ обидно, что мы сами не додумались до столь простого решения. Однако стоянии». Доктор Беквит рассказал, досадовать было некогда, и мы энергично взялись за дело, похвалив что советские солдаты потеряли себя за то, что предусмотрительно привязали срубленные мачты вдоль в весе от 30 до 35 фунтов каждый.

плота.

Однако за прошедшую неделю они, Хуанито и Ханс образовали противовес (на большее они не годи­ питаясь пять раз в день, прибави­ лись — первый потому, что опять спал, второй из-за своей полной не­ ли в весе по 7 фунтов. Ни один из пригодности к морскому делу), а мы с Жаном прикрепили с наветренной них не заболел, они только сильно стороны, под прямым углом к оси плота, две мачты. Оставалось найти похудели от недоедания. Несмотря подходящий поплавок. Полинезийцы делают балансиры из легкого хлебного на перенесенные лишения, ни у дерева, но у вас его, к сожалению, не было, и мы привязали к эвкалип­ одного нет признаков истощения товой жерди пустые бутылки. Получился превосходный поплавок. организма».

Под вечер опять посвежело, но теперь качка была намного слабее, и Из статьи, опубликованной 16 мар­ нам лишь изредка приходилось перемещаться на крыше. По очереди уда­ та в «Нью-Йорк таймc»

лось поспать. И утром 29 июля мы чувствовали себя почти нормально.

Кстати, и погода наладилась. Настроение поднималось вперегонки с солн­ цем. Быстро подсыхали постели и одежда;

мы лежали на крыше и на­ «Я старая, видавшая виды слаждались благодатным теплом.

тихоокеанская акула, и, поверьте Даже Хуанито оттаял настолько, что помог нарезать концы, когда мне, я знаю, что такое океан, мы решили получше укрепить балансир, от которого зависела теперь наша жизнь. когда у него плохое настроение.

В полдень я смог — впервые за много дней — определить наше поло­ До сих пор я, старый циник, жение. Одного взгляда на карту оказалось достаточно, чтобы убедиться:

был убежден, что человек — с 25 июля нас отнесло на З С З, то есть прочь от островов Восток, ничтожество перед Его величе­ Каролины и Флинта. Теперь прямо по курсу находился остров Старбак.

ством Океаном. Вы доказали об­ Однако до него оставалось еще около 400 морских миль, а мы по горь­ кому опыту знали, сколь капризен ветер, и потому не очень-то надеялись ратное. Самый сердитый океан попасть туда. Впрочем, в тот миг всех гораздо больше занимала золотая ничего не может поделать с че­ макрель, которую Жан будто бы заметил в кильватере в обществе нашей ловеком, если это настоящий неутомимой спутницы — бурой акулы. Он схватил подводное ружье, прыг­ Человек. Я восхищен вашим му­ нул в воду и первым же выстрелом пронзил добычу.

жеством и вашей скромностью.

Но радость не вечна, особенно если плывешь на развалине. З н а я это, Я склоняю перед вами, юноши, мы почти не удивились, когда Эрик сообщил, что за время последнего свою седую голову и говорю шторма плот погрузился еще сантиметров на десять. У каждого из нас была своя метка, по которой он следил за осадкой плота, и мы быстро вам: «Тысяча раз вам спасибо убедились в правоте Эрика. Да, нам удалось сделать плот остойчивее.

за то, что вы возвеличили Че­ Да, у нас оставалось воды и провианта на целый месяц. Но что толку ловека!»

в этом, если наше судно пойдет ко дну?

Бывший американский моряк Единственный способ облегчить плот — выбросить за борт возможно больше груза. Мысль простая, но как ее осуществить? Мы уже утопили ДЖО ХАММОНД немало снаряжения;

оставшиеся вещи казались нам совершенно необхо­ димыми. Настало, однако, время пересмотреть свои запросы...

Мы окинули взором плот. На крыше — постели, сосуды с питьевой «От всей души приветствую водой, остатки провианта. На корме в сети, подвешенной к двум столбам, героическую победу молодости качались пять чемоданов с личным имуществом. В каюте висели под по­ над океаном».

толком океанские приборы и фотоаппараты;

где-то под водой стояли на палубе тяжелые ящики Жана с пробами морской воды и планктона. Э. ХЕМИНГУЭЙ Наконец тяжелый якорь с цепью.

Восемь ящиков с пробами — главный результат шестимесячных научных изысканий Жана. Может быть, он не станет так огорчаться, если мы 13 марта советские солдаты при­ начнем с чего-нибудь другого? Сказано — сделано! Бульк — якорь пошел на были в Нью-Йорк.

дно. Бульк — цепь отправилась следом. Бедняга Жан, настал час ему прино­ — Не можете представить, как сить жертву... Погрустив с минуту, он развязал веревки, крепившие бли­ мы обрадовались, увидев в Сан жайший ящик. Опасаясь, что Жан пожалеет о своем героическом решении, Франциско представителя нашего мы поспешили освободить плот от остальных ящиков.

посольства! Если бы можно было, Закончив эту операцию, мы с гордым сознанием выполненного долга мы бы расплакались от радости. Но вскарабкались на крышу. Увы, результат ничтожный! Увидев нас, Эрик солдату плакать не положено.

без слов указал на рацию и мотор, затем красноречиво кивнул в сторону Американцы встретили нас очень моря.

радушно. Мы живем в хорошей го­ В тот же вечер мы заправили движок последними тремя литрами бен­ стинице. Нас даже приглашали сни­ зина и пустили его. И что же вы думаете: стрелки приборов ожили — маться в кино. Но мы, конечно, от­ впервые после испытания в Кальяо! Дрожа от волнения, я схватил мик­ казались. Мы ведь не артисты, а рофон и стал вызывать:

солдаты, и нас ждут дома, в части.

— S O S, SOS, S O S. Здесь «Таити Нуи-II». Мы тонем! S O S, SOS, SOS...

Д л я верности мы повторили отчаянный призыв несколько раз, и после двух десятиминутных сеансов остановили мотор, с тем чтобы через два дня снова включиться в эфир. Но вот и третий день прошел, кончился весь бензин, а ответа нет...

НЕОБЫКНОВЕННОЕ Движок и радиоаппарат отправлены за борт. Теперь на плоту не оста­ лось ничего лишнего, разве что наши чемоданы да мы сами.

(Продолжение следует) ПУТЕШЕСТВИЕ Сокращенный перевод со шведского Л. ЖДАНОВА 29 марта Москва встречала ге­ Младшему сержанту Зиганшину венники, доброго здоровья и ско­ роев Асхату Рахимзяновичу, рядовым рейшего возвращения на Родину».

— Дорогие товарищи! Там, в Поплавскому Филиппу Григорьеви­ океане, в долгие дни дрейфа никто Н. Х Р У Щ Е В, Москва, Кремль.

из нас и не думал, что произошло чу, Крючковскому Анатолию Федо­ 16 марта 1960 года что-то необычайное. Мы выполня­ ровичу, Федотову Ивану Ефимовичу ли свой солдатский долг, несли во­ инскую службу. Мы делали и по­ 28 марта младший сержант Л. Зи ступали так, как поступал бы любой ганшин и рядовые Ф. Поплавский, советский человек. Нас соединяла «Дорогие товарищи! А. Крючковский и И. Федотов на крепкая дружба советских солдат.

трансатлантическом лайнере «Куин Мы гордимся и восхищаемся ва­ Дружба укрепляла нашу стойкость, Мэри» прибыли из Нью-Йорка во шим славным подвигом, который помогала переносить все невзгоды, Францию. 29 марта они вылетели представляет собой яркое проявле­ которые неожиданно свалились на самолетом «ТУ-104» на Родину.

нас.

ние мужества и силы духа совет­ Зиганшин рассказывал:

ских людей в борьбе с силами сти­ — В Сан-Франциско один журна­ «Шлю поздравления по поводу хии. Ваш героизм, стойкость и лист спросил: «Кто научил вас мужест­ выдержки, проявленной четырь­ выносливость служат примером ву!» Я даже вроде растерялся тогда мя русскими, унесенными в безупречного выполнения воинско­ и не знал, что ответить. А еще один спросил: «Вы молились во океан».


го долга.

время шторма!» Тогда я сказал ему:

ТУР ХЕЙЕРДАЛ Своим подвигом, беспримерной «Да, мы молились, и даже «священ­ отвагой вы приумножили славу ник» у нас свой был, рядовой Иван Федотов. Это он нам рассказал о че­ нашей Родины, воспитавшей таких 29 марта 1960 года Указом Пре­ люскинцах, об Алексее Маресь­ зидиума Верховного Совета СССР мужественных людей, и совет­ еве, Иване Папанине, о героях сержант Зиганшин А. Р., рядовые ский народ по праву гордится свои­ Брестской крепости. Всех их, о ком Поплавский Ф. Г., Крючковский ми отважными и верными сынами. он рассказал, мы знали раньше.

А. Ф. и Федотов И. Е. награждены Но на этот раз и Маресьев и Папа Желаю вам, дорогие соотечест­ орденами Красной Звезды.

нин вроде стояли рядом с нами на барже и говорили: «Крепитесь, брат­ ки! Ведь вы же советские люди».

В июне младший сержант А. Зиган­ шин, рядовые Ф. Поплавский, А. Крючковский и И. Федотов возвратились в свою часть для дальнейшего несения воинской службы.

Так закончилось необыкновенное кругосветное путешествие, начав­ шееся 17 января и длившееся четыре с половиной месяца.

Дар речи вернула им чашка бульона.

С палубы «Куин Мэри» советские моряки тепло простились с Америкой.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ РАССКАЗ О ПОДВИГЕ ЧЕТЫРЕХ ОТВАЖНЫХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ СОСТАВЛЕН ПО МАТЕРИАЛАМ СОВЕТСКОЙ И ИНО­ СТРАННОЙ ПЕЧАТИ.

Переводы с английского, немецко­ го и французского сделаны М. ДАНИЛЬЯНЦ и А. З В Е Р Е В О Й КРУГОСВЕТНОЕ НАШИХ ДНЕЙ Д л я пейзажа сибирской сто­ лицы черной металлургии — города Сталинска — характер­ ны свои особые приметы. Гран­ диозные купола кауперов, ог­ ненные сполохи мартеновских плавок, километры электриче­ ских проводов, разлиновавших небо, частая сеть железнодо­ рожных путей создают облик вечно молодого, вечно строя­ щегося города.

Недавно в индустриальный пейзаж Сталинска вписалась еще одна комсомольская дом­ на. Эта одна из крупнейших в Азии металлургическая печь построена руками молодых строителей в короткие сроки.

Фото В. Сакка ОСТРОВ в. о в ч и н н и к о в Фото автора доль песчаной черты п о б е ­ р е ж ь я сплошь тянутся к о ­ косовые р о щ и : кольчатые, изогнутые тайфунами стволы, навес из перистых листьев, п о х о ж и х на хвосты сказочных птиц. А под этими высокими сводами топорщатся н е п р о ­ лазные к о л ю ч и е заросли. К о е - г д е в пестрой тени р о щ и видны светло зеленые лопасти бананов, и среди них — островерхие х и ж и н ы.

За полосой песков ослепительной глянцевито-зеленой г р о м а д о й лежит океан, г л у б о к о п р о г р е т ы й с о л н ц е м.

Солнце... С к а к о й же оно сейчас стороны? Выбирая точку для с ъ е м к и, я привычно оглядываюсь. Солнца нет ни справа, ни слева. О н о висит где-то над головой — с такой немыс­ лимой высоты глядит у нас иногда месяц м о р о з н о й зимней н о ч ь ю. Су­ хой, слепящий как на к и н о с ъ е м к е свет падает прямыми потоками.

С чем сравнить яркость о к р у ж а ю щ и х красок, п р я н у ю густоту н е з н а к о м ы х запахов?

Мы стоим п е р е д з а м ш е л ы м уте­ ТРОПИЧЕСКОЙ сом. На его стороне, о б р а щ е н н о й на ю г, к океану, м н о г о лет назад высе­ чена надпись: «Край света».

Неподалеку, у бухты, где у к р ы ­ ваются от тайфунов рыбачьи д ж о н ­ к и, раскинулся г о р о д о к, центр само­ го ю ж н о г о в Китае уезда. Он так и называется — Яйсянь («яй» — значит край, «сянь» — уезд).

Д а, это действительно край китай­ с к о й земли. Д а л ь ш е — м о р с к и е п р о ­ сторы. За ними на востоке — Ф и л и п ­ пины, на западе — Вьетнам, на ю г е — Индонезия.

Хайнзнь был д а л е к о й, почти не­ освоенной о к р а и н о й Китая.

В глубине острова, среди г о р, п о ­ крытых д и к и м и лесами, разбросаны селения народности лицзу. Эти т р и ­ ста шестьдесят тысяч человек вплоть до недавних лет сохраняли почти первобытный уклад ж и з н и.

После д о ж д я они выгоняли из п о ­ ле стадо буйволов. В истоптанную их копытами грязь разбрасывали с е м е ­ на. А осенью л ю д и срывали к о л о с ь я, ладонями растирали их, вылущивая зерна.

Не мотыга земледельца, а охот­ ничий лук служил лицзу главным с р е д с т в о м к существованию. М е т к о пущенной стрелой они ухитрялись д а ж е бить рыбу в ручьях. Ружье здесь было редкостью. Охотники брали е г о д р у г у д р у г а взаймы, и за это полагалось отдавать половину добычи.

Опутав свой обиход бесчисленны­ ми суевериями и запретами, лицзу считали с а м ы м с в я щ е н н ы м сущест­ в о м л я г у ш к у, покрывали свое тело ЦЕЛИНЫ с л о ж н ы м у з о р о м татуировки.

Ветры О к т я б р я донеслись и до тропических р о щ Хайнаня.

Из белой мякоти, обволакивающей изнутри скорлупу Ступа, в которой толкут зерно, для девушек лицзу — еще кокосового ореха, выжимают масло;

а ядрами, похо­ и музыкальный инструмент. Они работают с песней, вы­ жими цветом на репу, лакомится детвора. бивая пестиками сложный и красивый ритм.

И тут же на острове, р я д о м с обитателями г о р н о й наньцы начали полностью обеспечивать себя п р о д о ­ глуши, к о т о р ы е в с в о е м развитии недалеко ушли от вольствием. Тогда же правительство республики п р и ­ первобытной о б щ и н ы, ж и л и и боролись п р и в е р ж е н ц ы няло решение: сделать Хайнань главной базой т р о п и ­ самого передового общественного строя. Еще ческих культур в стране.

в V925 году у р ы б а к о в и р и с о в о д о в п о б е р е ж ь я возник­ Каучук, к о ф е, перец, агава м о г у т расти и в д р у г и х ли первые к о м м у н и с т и ч е с к и е ячейки. районах китайского юга: в Ф у ц з я н е, Гуандуне, Гуанси, Двадцать пять лет тщетно пытались р е а к ц и о н е р ы Ю н ь н а н и. Но наиболее п о д х о д я щ и м м е с т о м для их сорвать поднятое над Хайнанем к р а с н о е знамя рево­ м а с с о в о г о производства является именно Хайнань.

л ю ц и и. Г о м и н д а н о в ц ы, японские о к к у п а н т ы слали п р о ­ Почти половина его земель п р и г о д н а для возделыва­ тив хаинаньских партизан один карательный отряд за ния тропических культур. Это в десять с лишним раз д р у г и м. В 1949 г о д у чанкайшисты начали п е р е б р а с ы ­ больше, чем используется сейчас.

вать на Хайнань остатки своих р а з г р о м л е н н ы х в Ю ж ­ Из и м е ю щ и х с я на острове полутора миллионов г е к ­ н о м Китае дивизий, лелея надежды на контрнаступ­ таров целины более половины намечено освоить во ление, надеясь превратить остров во второй Тай­ второй пятилетке, а остальную часть — в третьей.

вань.

Много растений-новоселов из далеких и близких О к о л о ста тысяч г о м и н д а н о в с к и х солдат с о с р е д о т о ­ ю ж н ы х стран обоснуются на хайнаньской земле, рас­ чилось на Хайнане. Партизан было вдесятеро меньше, ширят свои владения и «старожилы». К числу их п р и ­ но они выстояли. надлежат к о к о с о в ы е пальмы. Их р о щ и к о л ь ц о м о п о я ­ Десять лет назад в т у м а н н у ю а п р е л ь с к у ю ночь лод­ сывают все п о б е р е ж ь е острова.

ки с воинами Народно-освободительной армии пере­ К о к о с о в ы й орех мне довелось попробовать здесь с е к л и пролив. Бойцы знали: на хайнаньском б е р е г у впервые. Зато силуэт к о к о с о в о й пальмы кажется д а ж е их ж д у т, их встретят свои. п р и м е л ь к а в ш и м с я. Какая о т к р ы т к а, к а к о й рекламный «Край света»... Кто вспоминает теперь об этих ска­ плакат обойдется без этого н е и з м е н н о г о атрибута занных в старину словах? Вместо них вошли в обиход ю ж н о г о пейзажа?

д р у г и е определения, данные Хайнаню поэтами: остров- Я х о ж у по плантациям, всматриваюсь в д и к о в и н н ы е сад, ж е м ч у ж и н а Ю ж н о г о м о р я. листья, т р о г а ю неведомые п л о д ы. Но ведь это к о ф е, Очертания Хайнаня действительно напоминают ж е м ­ какао, п е р е ц, вошедшие в наш повседневный быт!

ч у ж и н у. Но название п о р о ж д е н о не только этим. Весь М н о г о ли людей имеют представление о том, как все этот остров лежит к ю г у от 20-й параллели. Это тро­ это растет?

п и к и. Тридцать три тысячи квадратных к и л о м е т р о в Оказывается, плантация к о ф е — это ягодник, прячу­ хайнаньской земли могут стать с п л о ш н ы м садом, г и ­ щийся в редколесье. К о ф е боится холода, но не любит гантской плантацией. и ж а р ы. Поэтому при р а с к о р ч е в к е девственного леса П р е ж д е острову не хватало д а ж е зерна. Сюда вво­ часть деревьев оставляют, чтобы они давали равно­ м е р н у ю, но не с л и ш к о м плотную тень. Солнечный зили рис из Вьетнама и Таиланда. А с 1958 года хай Это агава, китайцы метко назвали ее «меч-тра­ вой». Каждый полутораметровый лист как обо­ ю д о о с т р ы й меч с к а з о ч н о г о богатыря. Д и т я пустынь, агава неприхотлива, почти не требует ухода. Эти план­ тации не надо огораживать от скота. На них д а ж е нарочно выгоняют буйволов: пусть «пропалывают»

междурядья. Острые листья агавы защитят сами себя.

Агава — важная лубяная культура. Экзотические м е ­ чевидные листья ее, п р о м я т ы е на станке, превра­ щаются в п у ч к и о б ы к н о в е н н о й пакли. Из этого волок­ на вьют м о р с к и е канаты, делают брезент.

П р о х о д я м и м о зарослей п о м е р а н ц е в о й травы, не­ вольно ищешь глазами н е в е д о м ы е цветы. Трудно п о ­ верить, что густой, р е з к и й аромат издают сами нев­ зрачные стебельки, так п о х о ж и е на о с о к у. П о м е р а н ­ цевая трава, или цитронелла, — ароматическая куль­ тура.

Цитронеллу высаживают рассадой, как рис, а по­ т о м ее м о ж н о скашивать к а ж д ы е четыре месяца. По­ лучить у р о ж а й, а значит и д о х о д, так быстро — очень аажно для новоселов. Вот п о ч е м у в молодых госхозах п р о п о м е р а н ц е в у ю траву говорят, что она поставила всех на н о г и.


Издавна славятся хайнанъцы искус­ Сборщицы на кофейной плантации.

ной резьбой по кокосу.

свет прорезывается сюда золотисты­ ми столбами, пестрыми бликами ло­ жится на кусты высотой в челове­ ческий рост. На п р я м ы х, к а к у ив­ няка, ветках лепятся — именно ле­ пятся, а не висят — красные ягоды.

Д е в у ш к и, совсем по-русски повязав шиеся к о с ы н к а м и, с о б и р а ю т я г о д ы в плетеные л у к о ш к и. Раскусишь та­ к у ю ягоду — под к о ж и ц е й два п р и ­ жавшихся д р у г к д р у г у з е р н ы ш к а ж е л т о - с е р о г о цвета. К о г д а ж у е ш ь их, ни вкуса, ни запаха к о ф е почти не чувствуется.

На ягоды п о х о ж и с о з р е в а ю щ и й черный п е р е ц : будто кисти с м о р о ­ дины, только помельче. Плантация — это ряды вкопанных в з е м л ю ж е р ­ дей, на к о т о р ы х вьется, как п л ю щ, растение с блестящими листьями.

П р о эти кустики говорят, что на них растут деньги: ни одна культура не дает столько дохода, с к о л ь к о черный перец.

По соседству — кусты с д л и н н ы м и, будто п о н и к ш и м и листьями. Подни­ мешь ветку, под ней висят плоды, ф о р м о й и цветом н а п о м и н а ю щ и е баклажаны. Это какао.

А поближе к береговым дюнам открывается зрелище поистине фан­ тастическое. Таким рисуют х у д о ж ­ ники марсианский пейзаж. Смотришь издали — будто полчище гигантских ежей шеренгами выстроилось на песчаном к о с о г о р е. Холодный, си­ невато-серый оттенок растений так же непривычен, к а к и ф о р м а их листьев.

Д р у г о е дело — гевея, у р о ж е н к а Бразилии. Ее надо год), м о ж н о начинать с б о р каучука. В п р о ч е м, я видел выхаживать семь-восемь лет, п р е ж д е ч е м получишь плантацию, з а л о ж е н н у ю в 1952 г о д у, которая у ж е два д р а г о ц е н н ы е «слезы дерева» — к а у ч у к. года дает д о х о д. Сейчас это у ж е настоящий лес, Д е р е в о это сразу же бросается в глаза. Т о н к и й и с о м к н у в ш и й к р о н ы. Рыхлая, п р о м о т ы ж е н н а я з е м л я по­ р о в н ы й, как оглобля, ствол только на высоте челове­ крыта опавшими листьями да вываренной п о м е р а н ­ ч е с к о г о роста выбрасывает в с т о р о н ы сучья. О н и то­ цевой травой, к о т о р у ю завозят с ю д а как удобрение.

же длинные и голые, ветвящиеся лишь на концах. Трава п р о д о л ж а е т пахнуть и защищает с б о р щ и к о в от А на к о н ц е ветки, на д л и н н о м ч е р е н к е — б у д т о искусст­ комаров.

венно п р и к л е е н н ы е т р и листочка. На серебристо-серых, как у осины, стволах видны Гевея — это как бы д е р е в о - п о д р о с т о к, д о л г о в я з ы й сделанные наискось н а д р е з ы. На к а ж д о м дереве — и н е у к л ю ж и й, это дерево-схема, состоящая из п р я м ы х н о м е р, на вбитом р я д о м к о л ы ш к е висит переверну­ линий. тая чашка.

Гевея х о р о ш о растет по г о р н ы м с к л о н а м на месте За н е с к о л ь к о часов до рассвета с ф о н а р и к а м и, ук­ девственных лесов. К о г д а д е р е в ц е достигает шестна­ р е п л е н н ы м и на голове, к а к шахтерские л а м п о ч к и, дцати сантиметров в д и а м е т р е ( о б ы ч н о на восьмой с б о р щ и к и выходят на плантацию. Н у ж н а большая сно­ ровка, чтобы быстро и аккуратно срезать н и ж н ю ю к р о м к у надсечки.

На ней сразу же выступает м о л о ч ­ риса — все Орошение полей, посадка это вошло а жизнь л и ц з у недавно но-белый сок — латекс. По ж е л о б к у, воткнутому в к о н е ц надсечки, он сте­ кает вниз, в чашку.

Гевея... В этом н е в з р а ч н о м д е ­ р е в ц е — б у д у щ е е Хайнаня. П р о и з в о д ­ ство тропических культур с у п о р о м на каучук — таков курс э к о н о м и ч е ­ с к о г о развития острова. Хайнаньские плантации будут снабжать к а у ч у к о м не только н а р о д н о е хозяйство Китая, но и д р у г и е братские страны.

О к а у ч у к е говорят везде, д а ж е в глубинных районах острова, в се­ лениях лицзу. А давно ли г о р ц е в научили пахать, орошать поля, выса­ живать р и с о в у ю рассаду? Сейчас они у ж е участвуют в р а с к о р ч е в к е девст­ венных зарослей под плантации г е ­ веи, ухаживают за с а ж е н ц а м и.

Наступление на хайнаньскую цели­ ну началось. Создано более ста гос­ хозов, занимающихся выращиванием тропических культур. К а ж д ы й г о д на остров п р и е з ж а е т пополнение: 3 0 — 40 тысяч человек. В большинстве это д е м о б и л и з о в а н н ы е воины, сель­ ские активисты с к о м с о м о л ь с к и м и путевками.

— На п р и р о д у мы не в обиде.

Л ю д е й бы п о б о л ь ш е : ведь сейчас и трех миллионов нет, — так не раз говорили м н е на о с т р о в е. — П е р е с е ­ ли сюда е щ е хоть миллион — и то не хватит.

Целина... Это слово, столь не вя­ ж у щ е е с я со с л о в о м «тропики», во­ шло в обиход хайнаньцев. Переви­ тые лианами и п л ю щ о м г о р н ы е леса превращаются в к а у ч у к о в ы е планта­ ции. Сухие н а г о р ь я, п о к р ы т ы е ред­ к и м к о л ю ч и м к у с т а р н и к о м, будут о р о ш е н ы в о д о й з а п р у ж е н н ы х рек.

Новые лесные полосы защитят п р и ­ б р е ж н ы е н и з м е н н о с т и, опустошаемые ныне тайфунами.

Есть у хайнаньцев притча о вол­ шебной ж е м ч у ж и н е. Алчные богачи не раз пытались хитростью и обма­ ном выманить драгоценный перл у ловца, к о т о р ы й достал его с м о р ­ с к о г о дна. Но как только ж е м ч у ж и н а попадала в ч у ж и е р у к и, она тускне­ ла. И лишь вернувшись к тому, кто освободил ее из т е м н о г о плена ра­ к о в и н ы, ж е м ч у ж и н а вновь обретала свой с к а з о ч н ы й лучистый блеск.

...Ожившею с к а з к о й кажется те­ п е р ь остров Хайнань — лучистая ж е м !чужина Ю ж н о г о м о р я.

ХАЙНАНЬ.

Порт Яйсянь на юго-востоке острова.

Плантация гевеи в госхозе «Синьлунь».

Фото В. Овчинникова к о н ц е п р о ш л о г о века, к о г д а европейские г о ­ сударства начали делить м е ж д у собой з е м л ю Африки, на географических картах перед названиями многих африканских стран появились слова «Английский», « Ф р а н ц у з с к а я », «Испанское». Поставила к л е й м о на с в о ю к о л о н и ю К о н г о и Бельгия. Так в г е о ­ г р а ф и ю вошло название «Бельгийское Конго».

Сейчас в А ф р и к е происходит великий процесс ос­ в о б о ж д е н и я от колониализма. А ф р и к а н с к и е народы стирают о д н о за д р у г и м ненавистные для них клей­ ма. 30 июня этого года Бельгийское К о н г о перестало быть б е л ь г и й с к и м и стало независимым государством Конго.

*** К о н г о — это о г р о м н а я страна, по своей территории п р е в о с х о д я щ а я Западную Европу. Она расположена в с е р д ц е А ф р и к и, в бассейне самой м н о г о в о д н о й аф риканской реки Конго.

Своенравна и опасна река К о н г о. Она начинается на возвышенности Катанга и с уступа на уступ, обра­ зуя п о р о г и и в о д о п а д ы, спускается в о б ш и р н у ю впа­ дину. Здесь она с п о к о й н о течет в болотистых берегах, расстояние м е ж д у к о т о р ы м и достигает двадцати пяти к и л о м е т р о в. Но ч е м б л и ж е к устью, тем выше стано­ вятся ее берега. Н а к о н е ц недалеко от океана скалы с ж и м а ю т К о н г о, и река опять становится б у р н о й и стремительной.

В К о н г о растут ценные п о р о д ы деревьев: масличная пальма, пальма рафия, д а ю щ а я высококачественное растительное в о л о к н о, к о к о с о в о е д е р е в о, каучуконос­ ное д е р е в о фунтумия, к а у ч у к о н о с н а я лиана ландоль фия и т. д. В ы с о к о к а ч е с т в е н н у ю древесину дают рас­ тущие в К о н г о эбеновое, к р а с н о е, желтое, палисанд­ р о в о е, санталовое д е р е в о и м н о г и е д р у г и е п о р о д ы.

Столь же богат и ж и в о т н ы й м и р. В К о н г о встречается 45 тысяч различных видов одних только птиц и на­ секомых.

Первые сведения о К о н г о п р о н и к л и в Европу после путешествий Ливингстона и Стэнли. Их рассказы о б о ­ гатой стране в центре А ф р и к и р а з о ж г л и алчное во­ о б р а ж е н и е охотников за п р и б ы л я м и. О с о б е н н о «заин­ тересовался» К о н г о к о р о л ь Бельгии Л е о п о л ь д II, у к о ­ т о р о г о качества л о в к о г о и п р е д п р и и м ч и в о г о дельца сочетались с о г р о м н ы м капиталом. Л е о п о л ь д II сумел привлечь Стэнли на с л у ж б у возглавляемой им частной финансовой ассоциации и от ее имени направил пу­ тешественника вновь на берега К о н г о. На этот раз Стэнли явился сюда не как исследователь, а как к о л о ­ низатор. Он построил в о т к р ы т о й им стране ряд о п о р ­ ных пунктов и с п о м о щ ь ю п о д к у п а и обмана добился т о г о, что местные племенные в о ж д и передали о г р о м ­ н у ю т е р р и т о р и ю в собственность Леопольда II. М е ж ­ д у н а р о д н а я к о н ф е р е н ц и я по в о п р о с а м колониального раздела Экваториальной Африки, происходившая в Берлине в н о я б р е 1884 года — феврале 1885 года, признала права Л е о п о л ь д а на К о н г о.

Так К о н г о стало с а м ы м б о л ь ш и м и самым богатым частным владением в истории, а Л е о п о л ь д II — самым к р у п н ы м в м и р е з е м е л ь н ы м с о б с т в е н н и к о м. Его лич­ ное владение было в 77 раз больше государства, к о т о р ы м он правил! В 1908 году Леопольд продал К о н г о с в о е м у собственному королевству. Так возникла к о л о н и я Бельгийское К о н г о.

Очень с к о р о бельгийская б у р ж у а з и я обнаружила, что основные богатства колонии хранятся в ее недрах.

Оказалось, что К о н г о необычайно богато алмазами, м е д ь ю, к о б а л ь т о м, у р а н о м, з о л о т о м и д р у г и м и цен­ н е й ш и м и видами полезных ископаемых. В стране ста­ ли создаваться р у д н и к и, к о п и. В тропических лесах, соперничая с ними по высоте, стали вырастать фаб­ ричные т р у б ы. Среди них выделяется своим стопяти десятиметровым ростом самая высокая в А ф р и к е фабричная труба, построенная на возвышенности Ка­ танга.

Сейчас Катанга, п о ж а л у й, наиболее развитый г о р н о ­ д о б ы в а ю щ и й район А ф р и к и. Залегающая здесь медная руда — самая богатая в м и р е. Она с о д е р ж и т до 1 0 — 15 процентов м е д и и залегает п р я м о на поверхности ( о б ы ч н о с о д е р ж а н и е м е д и в р у д е не превышает 1 — Здесь ж е, в К о н г о, ж и в у т и самые высокие л ю д и 2 процентов). Здесь — царство б е л ь г и й с к о г о к о н ц е р н а на земле — ватутси. Их средний рост — 2 метра. Ев­ « Ю н и о н м и н ь е р д ю О'Катзнга». р о п е й ц е в в К о н г о очень мало — менее 0,1 процента населения. М н о г и е из бепых переселенцев, приехав­ На д о л ю к о н ц е р н а приходится 80 п р о ц е н т о в м и р о ­ ших в К о н г о в поисках богатства, были в ы н у ж д е н ы в о г о капиталистического производства кобальта, 7 п р о ­ покинуть страну из-за н е п р и в ы ч н о г о климата.

центов м е д и, 5 п р о ц е н т о в цинка. К р о м е т о г о, на р у д ­ никах к о н ц е р н а д о б ы в а ю т к а д м и й, с е р е б р о, платину, В о б щ е м К о н г о — страна малонаселенная. Население к о л у м б и т и м н о г и е д р у г и е р е д к и е м и н е р а л ы. Есть ее в 27 раз м е н ь ш е населения И н д и и, хотя обе стра­ у н е г о е щ е одна очень важная статья д о х о д а. Она н ы занимают почти р а в н у ю т е р р и т о р и ю. Д о к о л о ­ о к р у ж е н а с т р о г о й тайной, но кое-что все-таки п р о с а ­ низации в К о н г о ж и л о 20 миллионов человек. О д н а к о чивается сквозь п р е г р а д ы. К о н ц е р н « Ю н и о н м и н ь е р почти половина населения погибла в результате «ци­ д ю О'Катанга» является к р у п н е й ш и м п р о и з в о д и т е л е м вилизаторской» деятельности к о л о н и з а т о р о в. О с о б е н н о урана. В К о н г о с о с р е д о т о ч е н о 80 п р о ц е н т о в м и р о в ы х ж е с т о к и е зверства практиковались во времена Л е о ­ запасов у р а н о в о й р у д ы, и почти все они к о н т р о л и ­ польда II. Д л я африканских рабочих устанавливались руются этим к о н ц е р н о м. н о р м ы д о б ы ч и каучука и слоновой кости. Не выполнив­ шие норму расстреливались или подвергались В 20 километрах к западу от г о р о д а Ж а д о в и л я рас­ у в е ч ь я м — у них отрубалась правая р у к а или д р у г а я п о л о ж е н урановый р у д н и к Ш и н к о л о б в е. Т е р р и т о р и я конечность. Рвение н а д с м о т р щ и к о в определялось к о л и ­ рудника о к р у ж е н а к о л ю ч е й п р о в о л о к о й. За ней — свои чеством совершенных ими зверств. Соревнуясь д р у г п о р я д к и, свои з а к о н ы. Рабочие не и м е ю т права п о ­ с д р у г о м, н а д с м о т р щ и к и приносили своим х о з я е в а м кидать т е р р и т о р и ю р у д н и к а д о истечения с р о к а к о н ­ к о р з и н ы, полные человеческих ног и рук.

тракта. К о н т р а к т ы с р а б о ч и м и подписываются только на длительное время (но не более ч е м на девять лет, К о г д а в 1955 г о д у генерал-губернатора Бельгийско­ так как самые м о л о д ы е и сильные р а б о ч и е за это го К о н г о Л е о н а Петийона спросили, кто управляет время п р е в р а щ а ю т с я в инвалидов). Лишь по н о ч а м К о н г о, он ответил у в е р е н н о и лаконично: «Я!» И он открываются ворота р у д н и к а. В это в р е м я оттуда вы­ не преувеличивал. Действительно, до самого п о с л е д ­ возится п р о д у к ц и я. Стальные б о ч к и с у р а н о м г р у ­ него в р е м е н и в стране единолично правил один че­ зятся в вагоны, на к о т о р ы х написано «металлический ловек, выполнявший волю к р у п н о г о бельгийского к а ­ лом», «отходы» или «камень». Н е к о т о р ы е б о ч к и д е й ­ питала, и ни один житель К о н г о не имел даже ф о р ­ ствительно заполнены к а м н е м : так с о х р а н я ю т в тай­ м а л ь н о г о права к а к - л и б о контролировать действия г е ­ не количество д о б ы в а е м о г о урана. Вагоны идут по нерал-губернатора.

Бенгельской ж е л е з н о й д о р о г е на запад, через п о р ­ Бельгийская б у р ж у а з н а я печать любила и з о б р а ж а т ь тугальскую А н г о л у, в п о р т Побито, а оттуда уран па­ Бельгийское К о н г о как некий колониальный рай, г д е р о х о д а м и вывозится в С Ш А. Н е к о т о р а я часть направ­ благородные бельгийцы без помех осуществляют ляется т а к ж е в А н г л и ю и Бельгию. «высокую цивилизаторскую миссию», а конголезцы ж и ­ Из урана, д о б ы т о г о в Ш и н к о л о б в е, были и з г о т о в л е ­ вут припеваючи и знают лишь одну заботу: как бы ны атомные б о м б ы, с б р о ш е н н ы е на Х и р о с и м у и Нага­ не лишиться покровительства «цивилизаторов».

саки. В американской буржуазной печати иногда И в д р у г идиллическая сказка развеялась. В январе п р о с к а л ь з ы в а ю т слова признательности к о н ц е р н у и е г о 1959 года весь м и р узнал о б у р н ы х событиях, начав­ п р е з и д е н т у — н е к о е м у Э д г а р у Сенье. Известный аме­ шихся в К о н г о. Н а р о д К о н г о решительно выступил риканский публицист Д ж о н Гантер в своей к н и г е против колониальных п о р я д к о в. Правящие к р у г и Бель­ «Внутри А ф р и к и » пишет: « И м е н н о благодаря Сенье гии пытались маневрировать, идя на н е к о т о р ы е уступ­ Соединенные Штаты смогли создать а т о м н у ю бомбу... ки к о н г о л е з ц а м, они хватались и за такое средство, К о н е ч н о, м н о г о д р у г и х л ю д е й содействовали а т о м н о м у как о р у ж и е, но все было напрасно. Национально-ос­ п р о е к т у. Но если бы не Сенье, то п е р в ы е б о м б ы н и ­ вободительное д в и ж е н и е нарастало н е у м о л и м о. Бель­ к о г д а не были бы в з о р в а н ы, п о т о м у что и м е н н о он г и й с к о е правительство в ы н у ж д е н о было предоставить произвел с м е р т о н о с н ы й уран, из к о т о р о г о они были К о н г о государственную независимость.

созданы».

Разумеется, соответствующие бельгийские круги Сейчас в К о н г о живет о к о л о 13 миллионов человек. рассчитывают, что им удастся сохранить свое влияние Это главным о б р а з о м н е г р ы банту, делящиеся на в стране. И в с а м о м деле, избавиться от т а к о г о с п р у ­ м н о г о ч и с л е н н ы е племена (балуба, б а к о н г о, бангала, та, как « Ю н и о н м и н ь е р дю О'Катанга» и ему п о д о б ­ м о н г о - н к у н д у, балунда, баньяруанда, барунда и др.). ных, не так-то просто. К о н г о л е з ц а м предстоит е щ е долгая и упорная борьба за свою э к о н о м и ч е с к у ю не­ О с о б н я к о м стоит группа п и г м е е в, насчитывающая зависимость, за развитие э к о н о м и к и, искалеченной н е с к о л ь к о десятков тысяч человек. Это самые н и з к о ­ к о л о н и з а т о р а м и. Но важный шаг у ж е сделан. На рослые л ю д и на з е м л е : их рост колеблется от з е м л е родилось новое независимое государство — до 150 сантиметров. Н е к о г д а п и г м е и населяли всю Конго.

Центральную А ф р и к у, но постепенно были вытеснены ю. томилин в глубину т р о п и ч е с к и х лесов К о н г о.

ЕСЛИ ГЕОГРАФЫ ВСЕГО МИРА Год от года крепнут дружеские научные связи ся со своими зарубежными коллегами — в Стокгольме между нашими и зарубежными географами. В 1956 го­ состоится XIX Международный географический кон­ ду Академия наук СССР вступила в Международный гресс. Ученые разных стран соберутся, чтобы обсудить географический союз. Советские исследователи входят некоторые вопросы теории географии и результаты в состав Международного совета по изучению геог­ новейших исследований, главным образом тех, которые рафии стран Африки и Азии. Наши ученые принимали проводились в северных — полярных и субполярных — участие в работе XVIII Международного географичес­ странах. К этому конгрессу наши ученые готовят кого конгресса (1956 год, Рио-де-Жанейро) и в работе большой коллективный труд «Советская география».

многих конференций. Он должен дать всестороннюю характеристику совре­ менного состояния советской географии и перспектив Зарубежных географов поражает огромный размах ее развития научных географических работ в нашей стране и их тесная связь с запросами народного хозяйства. На Сегодня перед учеными уже вплотную стоят такие III съезде Географического общества СССР, который важнейшие задачи, как покорение космоса, изучение ми­ проходил недавно в Киеве, об этом говорили и аме­ рового океана, освоение ледяной Антарктиды. Если риканский профессор Чэнси Гаррис, и польский ака­ географы всего мира сложат воедино свои усилия, демик Лещинский, и канадский профессор Тревар наука будет развиваться быстрее и успешнее.

Ллойд.

Летом 1960 года советские географы вновь встретят- Академик И. П. ГЕРАСИМОВ не как-то ни разу не п р и х о ­ дила в голову мысль о т о м, к т о, собственно, отвечает за м о ю ж и з н ь. Наверное, я так н и к о г д а и не заинтересовался бы э т и м в о п р о с о м, если бы в самолете, л е т я щ е м из Каира в Хартум, не заглянул в м а ­ ленькую книжицу. Брошюрка эта была издана с у д а н с к и м и властями в то время, к о г д а там е щ е правил английский генерал-губернатор, и содержала различные советы и предупреждения путешественникам, направлявшимся в страну Белого, Голубого и Главного Нила. К н и ж и ц а начиналась т о р ж е с т в е н н ы м у в е д о м ­ лением о т о м, что человек, п р и е з ­ ж а ю щ и й в Судан, «берет ответствен­ ность за с в о ю ж и з н ь в собственные руки». О д н и м с л о в о м, как у Ильфа НИКОЛАЙ ДРАЧИНСКИЙ и Петрова, «спасение у т о п а ю щ и х — Рисунки П. Павлинова Фото автора дело р у к самих у т о п а ю щ и х ».

Это обстоятельство вызвано тем, и, пожав р у к у, с м у щ е н н о добав­ пояснял с п р а в о ч н и к, что в Судане веял м р а ч н ы е м ы с л и : н е с м о т р я на ляет: — Букра...



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.