авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«ндук СОЮЗА ССР академия СОВ Е Т С К А Я ЭТНОГРА(3)И.Я 3 19 6 0 ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР ...»

-- [ Страница 2 ] --

3 При составлении данн ой карты авторам ок азал помощь академик А Н Эст.С СР К. К- Орвику.

22 X. А. и А. X. М оора Р ис. 1. Территории, подвергш иеся трансгрессиям Балтийского моря и приледниковых озер: 1 — трансгрессии Балтийского моря;

2 — приледниковые озера;

3 — высота 100 м и более над уровнем моря.

И звестны е разл и ч и я мы мож ем отметить и в кл и м ате отдельны частей р ас см а тр и в ае м о й о б л а с т и 4. П р и сравнительно большой прон ж енности П р и б а л т и к и с юга на север естественно, что кли м ат в север ных ч астя х ее холоднее, лето короче и зи м а длиннее, чем в южны:

Б езм о р о зн ы й период в Эстонии в среднем на три месяца короче, че в Л итве. В п родолж и тельн ости вегетационного периода разница н столь вел и ка, однако в центральной Эстонии, например, он на три ш дели короче, чем в ц ен тральной Л итве. Все это означает, что услови д л я р а зв и т и я зе м л е д е л и я на севере П р и б ал ти к и были мало благопрр ятны. К а к известно, П р и б а л т и к а р асп о л о ж е н а в переходной збне о морского к л и м а т а к континентальному, вследствие чего климат здес стан ов и тся б о л е е суровы м при п родв и ж ен и и не только с юга на севе;

но и с з а п а д а на восток.* В егетационны й период в восточных частя Эстонии, Л а т в и и и Л и твы на одну— две недели короче, чем в лрибре»

ных районах.

Г еограф и ч еск ая среда, хотя и не м ож ет считаться определяющие ф ак то р о м р азв и ти я человеческого общ ества, яв л яется постоянным ег условием. К особенностям географической среды человек должен бы, 4 А. Л и л л е м а, Почвы Э стонской ССР (на эстонском я з.), Таллин, 1958, стр. К 17 (климатические условия);

Б. И. С т ы р о, Ч. А. Г а р б у л я у с к а с и А. И. Бу:

Н екоторы е динам ические характеристики климата Л итовской СС Р, «Научные сообще ния И н-та геологии и географ ии АН Л ит.С С Р », т. V II, Вильнюс, 1957, стр. 19 сл.

К во п р о с у об ист орико-культ урных подобласт ях и рай он ах Прибалтики приспосабливать, в соответствии с р азви тием производительных сил в тот или другой период, до бы ван ие средств к жизни, и эти особенности оказывали либо у скоряю щ ее, либо за д е р ж и в а ю щ е е влияние на р а з в и ­ тие общ ества.

Н а возникновение местных особенностей в хозяйстве, культуре и образе ж и зн и человека в л и я ли не только такие значительные и резкие различия в географ ической среде, к а к р азн и ц а в условиях жизни в горных и долинны х районах, в степной и лесной полосе, черноземной и нечерноземной области, но и н аб л ю д аю щ и е ся внутри этих больших гео­ графических областей л о к ал ь н ы е особенности.

О бусловлен ны е ими до известной степени отличия в материальной культуре и быте н аселени я разн ы х районов П рибалтики мож но за м е ­ тить у ж е со времени позднего неолита, т. е. н ачин ая с ру б еж а III и II тысячелетий до н. э., когда человек д о б ы в ал себе средства к жизни эхотой, рыбной ловлей и собирательством. К а к установил Л. Ю. Янитс, орудия тр уд а и к е р а м и к а до некоторой степени различны в поселениях прибрежной полосы, с одной стороны, и в поселениях на востоке мате­ риковой части П ри б ал ти к и, с другой. Состав костей животных, опре­ деленных К. Л. П а а в е р о м, в двух исследованны х Янитсом поздненеоли гических поселениях — Л о о н а на з а п а д е острова С а а р е м а а и Т ам ула та юго-востоке Эстонии,— п озволяет сд елать некоторые заключения (см. п р и л а га ем у ю та б л и ц у ).

Т ам ула Л о о н а (о. С а а р ем а а ) (ю г о -в о с т о ч н а я Э с т о н и я ) Ж ивотны е К ости % О соби % К о ст и % О ссби % Дикие животные:

1319 39 68 1ось _ _ _ _ — — — 39 1339 5обр — — — — — Гур 165 5 — — — — 1 И бл а г о р о д н ы й о л е н ь — — — 17 0,5 8 3 — (осу л я (абан 227 24 8 270 — — — — Гюлень 935 (уница 4 9 27 120 13 — — — — 1исица 30 — — — — 5аяц, медведь, выдра, барсук, рысь 3 35 — — — — — 1тицы 81 — Зыбы 448 — — — — — — Домашние животные:

2винья 0,1 1 0,3 30 — — Крупный рогатый скот 1 1 0, 0,0 3 — _ иобака 28 9 1 3 Как видим, в Т а м у л а охотились преимущественно на лесного зверя, в первую очередь на лося, отчасти на тура, а т а к ж е бобра;

из других ж и в отн ы х за с л у ж и в а ю т уп ом и нани я к а б а н и куница. Не гово­ ря о том, что в Л о о н а рыбьих костей больше, чем в Т ам ула, и состав костей охотничьей добычи т а м иной. В поселении Л оо н а сильно преоб­ ладает тюлень, з а ним следует к а б а н, но другие (характерны е для материковых поселений) ж и вотны е больш ей частью отсутствуют. Тот факт, что основную охотничью добычу на морском побережье составлял 5 JI. Ю. Я н и т с, П оселения эпохи неолита и раннего металла в приустье р. Эмайы г (Эстонская С С Р ), Таллин, 1959, стр. 325 сл.

и 24 X. А. и А X. М о о р а тю лень, а на м атери ке — лесной зверь, озн ач ает сущ ествование в тот пе­ риод на п о б е р еж ь е и островах отличий в у слови ях охоты, ее сезонах, ору­ д иях тру д а, одеж де, способах освещ ения, короче говоря, во всем образе жизни.

В н а ч а л е II ты сяч ел ети я до и. э. в П р и б ал ти к у проникли с юга и р асп ро стран и л и сь до ю го-западн ой Ф инляндии включительно племена культуры боевых топоров или шнуровой керам и ки — предполагаемые п редки балтийских народов. И х хозяйство было основано в значитель­ ной степени на п ервобы тн ом скотоводстве и земледелии, но и охота, к р ы б н а я л о в л я п р о д о л ж а л и у них играть существенную р о л ь 6. Их ком­ п лексное хозяйство, очевидно, в ы ра б ота л о сь где-то в южной части лес­ ной полосы, где лесные охотники-рыболовы соприкасались со скотово­ д а м и степной зоны. К омплексны й тип х озяй ства д а л им известные пре­ и м у щ е ств а п е р е д о хотн ик ам и -р ы б о ловам и северной части лесной полосы и п озво л и л д ал ек о проникнуть в эт у зону.

Н а севере они д о л ж н ы были п р испосабливать свое хозяйство и об­ р а з ж и зн и к более суровы м усл ови ям и заи м ствовать от местного коренного населени я н екоторы е необходимые навыки. В центральной и восточной ч астя х м атери ковой П р и б ал ти к и их хозяйство и быт при­ близились к о б р а зу ж и зн и охотников-рыболовов, а на побережье они п ереняли и промы сел на тюленя. Последним, видимо, объясняется, в известной мере, обилие поселений культуры боевых топоров в зоне морского п обереж ь я П ри б ал ти к и. В типичном прибреж ном поселении того п ериода — Р ж у ч е в е в приустье В ислы были найдены обломки гар­ пунов д л я охоты на тю леня. М ат е р и а л ы, обнару ж ен н ы е в многочислен­ ных п о сел ен и ях рж учевского типа в Л и тв е на Курнгской косе, включа­ ют н а р я д у с ры бьими костями и чешуей много костей тюленя, между, тем к а к кости лесны х ж и в о тн ы х представлены в меньшем количест­ в е 7. Очевидно, охота на тю л ен я з а н и м а л а больш ое место также в эко­ номике племен культуры боевых топоров в Ф инляндии, памятники ко­ торы х в б ольш ом количестве встречаю тся вдоль п обереж ья Финского и Ботнического зал и во в. Финский ар хеолог К- Ф. М ейнандер наглядно п о казы в ает, к а к это н аселение постепенно п риб л и ж ал ось по своему х озяй ств у и о б р а з у ж и зн и к коренным ж и тел ям, а п озж е и этнически] слилось с п о с л е д н и м и 8. То ж е явл ен и е мож но проследить и в Эстонии, И только в ю жной части П ри б ал ти к и, где условия жизни были ближе к у сл ов и ям исходной территории племен культуры боевых топоров и где, возм ож н о, и п о зж е п р о д о л ж а л с я отчасти приток этих племен с юга, они в о зо б л а д а л и н ад местным населением и постепенно ассими­ л и р о в а л и его.

В последнем ты сячелетии до наш ей эры в П р и б ал ти к е скотоводство!

и зем л е д е л и е зан и м а л и у ж е больш ое место в хозяйстве, однако охота и р ы б н а я л о в л я ещ е со х р а н я л и свое значение. В костном материале, н айденном в укрепленном поселении Л ева, только п я та я часть принад­ л е ж и т лесны м ж ивотны м, а все остальное — домаш ним. Примерно та­ кое ж е соотношение костей лесных и д о м аш н и х ж ивотны х характерна и д л я дру гих п ам я т н и к о в того ж е периода. З ам ети м, что в Лева среди 6 «Очерки истории С С СР. П ервобы тно-общ инны й строй и древнейш ие государства на территории С С С Р». П од ред. П. Н. Третьякова и А. Л. М онгайта, М., 1956, стр. Ш.

П лем ен а ш нуровой керамики занимались, н а р я д у с первобытным скотоводством и зем ­ л едел и ем, охотой и рыбной ловлей д а ж е в средн ем П риднепровье (см. «Нарисн старо давньо? icTopii' УкраУнсько!' Р С Р », Ки1в, 1957, стр. 88).

7 J. Z й г е k, O sad a z m lo d sz e i epoki kam iennej w R zucew ie, pow. wejherowski, i kultura rzu cew sk a, « F o n tes A r ch aeologici P o sn a n ien sis», vo l. IV (1953), Poznan, 1 51, стр. 23 сл.;

« S itz u n g sb e ric h te der A lte rtu m sg esellsc h a ft P ru ssia», Hf. 19, Konigsbeig i. Pr. 1895, стр. 146 сл;

С. E n g e l, V orgesch ich te der a ltp reu ssisch en Stamme, I, K- o n ig sb e r g Pr., 1935, стр. 8 С. F. M e i n a n d e r, D ie K iukaiskultur, «S u om en M uinaism uistoyhdistyksen A ika k au sk irja», 53, H elsin k i, 1954, стр. 172 сл.

К во п р о с у об ист орико-культ урных подобласт ях и рай он ах Прибалтики Р ис. 2. А рхеологические культуры (культурны е районы) П рибалтики в пер­ вой половине I тысячелетия н. э.

К ультуры э с т о - л и в с к и х п л е м е н : 1 — западноэстонская;

2 — курзем ско-ливская;

3 — таллинская;

4 — вирумаская;

5 — пайде-тю ри ская;

6 — средн еэстонская;

7 — сакалаская;

8 — тартуская;

9 — койваокая (гауя ск ая );

10 — алулинская (алук сн ен ск ая).

К ультуры б а л т и й с к и х п л е м е н : И — латгальско-сельская;

12 — зем гальская;

13 — курш ская;

14 — северож ем айтск ая;

15 — ю ж н ож ем ай т ская;

16 — аукш тайтская;

17 — ятвяж ск о-судавская;

18 — восточные при­ балтийско-финские;

19 — восточнобалтийские культуры « костей диких ж и вотны х п р ео б л а д а ет т ю л е н ь 9;

в городищ е Иру, распо­ ложенном р яд о м с Т аллином, н айдены так и е ж е наконечники тюленьих гарпунов, к а к в Асва, и в костном м а т ер и ал е тю лень т а к ж е п реоб ла­ дает н а д другим и диким и ж и во тны м и 10. С ледовательно, охотничьи ин­ тересы и здесь бы ли н а п р ав л ен ы в сторону моря.

С н а ч а л а наш ей э р ы у всех племен П р и б ал ти к и зем леделие стало основой хозяй ства. В ц ен тр ал ь н ы х возвы ш енны х частях П рибалтики заметно в ы р осл а численность населени я (рис. 2). В прибреж ной же полосе, отл и чаю щ ей ся м а ло п л о д ор одн ы м и почвами и высоким уровнем почвенных вод, в северо-западной части материковой Эстонии, на эстонских остро вах и на К урзем ском побереж ье зем леделие р азв и в а­ лось м е д л е н н е е 11. Есть основания п олагать, что здесь, н ар я д у с зем ле­ 9 Костны й м атериал, добытый при раскопках 1948— 1949 гг., определил проф.

В. И. Ц алкин.

10 А. К. В а с с а р, Укрепленное поселение Асва на острове С аарем аа, «Древние поселения и городи щ а. А рхеологический сборник», I, Таллин, 1955, рис. 35, 1, 2 (Асва) и 3 (И р у ). К остны й м атериал из И р у определил зав. сектором И н-та зоологии и бо­ таники А Н Э ст.С С Р К. Л. П аавер.

1 А. К. В а с с а р, К изучению племен I— IV веков в зап адной и ю го-западной Эстонии, «Вопросы этнической истории эстонского н ар ода. Сборник статей», Таллин, 1956, стр. 190 сл.

X. А. и А. X. М о о р а делием, больш ую роль, чем в ц ен тральны х районах, играло скотоводст­ во, и подсобны ми з ан я ти я м и населения, очевидно, оставались морские промыслы.

Н овое значение получило море д л я прибреж ного населения в сле­ дую щ ий период, в конце I и н а ч а л е II ты сячелетия н. э. К этому вре­ мени зем ледел и е и в этой зоне зам етно развилось. О зи м а я рожь, наря­ ду с госп од ствовавш им до того времени ячменем, с т а л а основной зерновой культурой. Н а ч а л с я постепенный переход к системе земледе­ л и я с п а р о в ы м полем. В п рибреж ной зоне, по сравнению с центральны­ ми р ай о н ам и П р и б ал ти к и, все ж е было меньше пригодной для обра­ ботки зем ли м н иж е ее у рож айн ость, поэтому здесь известную роль в экон ом ике п о-преж нем у со хранял и и подсобные п р о м ы с л ы — рыбная л о в л я и охота на тюленя. С конца I ты сячелети я д ля населения при­ б реж н о й зоны все б ольш ее значение начинаю т п риобретать мореходство и з а м о р с к а я торговля. С кан д и н ав ск и е саги X I— XII вв. часто упоминают ф лоти ли и курш ей и с а а р е м а а с ц е в. Ш ирокое разви тие мореходства в э тот период н а к л а д ы в а е т особый отпечаток на быт прибреж ного насе­ ления. Д оходы, полу ч аем ы е от мореходства и торговли, сосредоточива­ л ись в основном в р у ках знати, и ее б огатства определялись здесь в значительной степени этими д оходами, а не только разм ер ам и земель­ ных владений, к а к в центральной части м атери ка. Этим, очевидно, м ож но объяснить х ар а к тер н о е д ля острова С а а р е м а а и в более позднее врем я наличие больш ого числа мелких эстонских вассалов, существова­ ние которы х п р о сл еж и в ает ся по источникам вп л о ть до XVI в. 12.

И н о зем ны е зах в атч и ки, проникш ие в н ач ал е XIII в. в Прибалтику, постепенно почти полностью п реврати ли м о реп л ав ан и е и торговлю в привилегию немецкого городского купечества. В дальнейш ем население п р иб р еж ной зоны могло з а н и м а т ь с я то л ьк о мелкой торговлей, каботаж­ ным п лав ан и ем, ры боловством и охотой на тюленя. Особенно тяжело это о трази л о сь на экон ом ике ж и тел ей острова С а а р е м а а, на котором сравн и тельно немного пригодной д ля обработки земли.

К р а й н я я с е в е р о -за п а д н а я п р и б р е ж н а я полоса территории Эстонии, очень поздно п о д н я в ш а я с я над уровнем м оря и о тл и чаю щ аяся камени­ стой или песчаной почвой, не п р и т я г и в а л а эстонского населения, зани­ м а вш его ся гл авны м о б р азо м зем леделием. В X III— XIV вв. местные ф ео д ал ы посадили на эту полосу ш ведских крестьян, переселенных с п о б е р еж ь я Финляндии. В их хозяйстве больш ую роль и грало молочное ж и во тновод ство (к ак и в Ф и н л я н д и и ), зем ледел ие ж е отступало на зад н и й план. Они т а к ж е зан и м ал и сь ры боловны м и тюленьим промыс­ л ам и, причем в несколько больших м а сш та б а х, чем эстонское сельское население. Р ы б н а й л о в л я и охота на тю леня не только удовлетворяла их собственные потребности, но и п о з в о л я л и выполнять соответствую­ щие ф ео д ал ьн ы е повинности и д а в а л и иногда некоторый избыток для про даж и.

Л и ш ь н ач ин ая с середины XIX в., с разви тием промышленности, ростом торговли и судоходства, с возникновением капиталистического сельского хозяйства, использую щ его н аем ную рабочую силу, для насе­ л ен и я островов и п обер еж ь я стали о тк ры в ать ся более широкие, чем ран ьш е, возм ож н ости найти подсобные зар а б о тк и. Оно ст а л о больше п реж н его зан и м а т ь с я перевозкой в п р и б реж н ы х водах грузов, уходить на раб оту на торговые суд а или в город а и мызы. С а ар е м аа сц ы поль­ зо в ал и сь особою известностью на м ы зах материковой части Прибалти­ ки к а к искусные м а стер а п рокладки мели орати вны х канав. Отходни­ чеством зан и м а л и с ь не только мужчины, но нередко и девушки;

в пас­ тухи на м а тер и к Эстонии и в Л а т в и ю по сы лал и к а ж д о й весной много 12 Н. L a а к т а п, E stlan d und L ivland in friihgeschichtlicher Zeit, «Baliische Lande», I, L eip zig, 1939, стр. 238.

К во п р о с у об ист орико-культ урных подобласт ях и рай он ах Прибалтики детей, хотя э т а р аб о та о п л а ч и в ал ас ь весьма скудно 13. Все это п р и д а ­ вало быту островного и прибреж ного населения свои особенности.

В связи с тем, что больш инство мужчин на лето уходило, женщ ины на С аар ем аа в ы н уж д ен ы были н а р я д у со своей дом аш ней работой испол­ нять больш ую часть полевых рабог. И з-з а м алоп лодородн ы х почв уро­ жай был очень низок;

население много времени уд ел ял о подсобным зар аботк ам. Н а остр овах и север о-зап ад е м атер и ка Эстонии сельско­ хозяйственная техника о ста в а л а с ь отсталой.

К а к п о к азы в аю т м а тери ал ы, собранны е П ри б ал тий ск ой экспедицией, явные р а з л и ч и я имелись т а к ж е в хозяйстве и быту населения цент­ ральных частей П р и б ал ти к и и ее окраинных восточных районов. Это н а ­ блюдение явилось, т а к сказать, ключом к пониманию и оценке всего комплекса р ас см а тр и в ае м ы х явлений.

С н а ч а л а наш ей эр ы в П р и б ал ти к е увеличивается количество ар хео ­ логических памятников, которые свидетельствую т о зам етном росте заселенности ц ен трал ьн ы х возвышенных, более благоприятны х для земледелия, районов, в то врем я ка к низины, где концентрировалось население в более ранние периоды, становятся редкозаселенными или вовсе пустуют. Особенно ярко п р ояв л яется эта перемена именно в Эстонии, где в неолите, а т а к ж е в эпоху раннего м е талла население разм ещ алось г л ав н ы м об разо м в наиболее низменных районах.

Н езаселенн ы м или край н е редко заселенны м оставалось так ж е з а ­ падное п о береж ье Ч удского озера, за исключением средней его части (район К о д а в е р е и А л атс к и в и ), к о тор ая в виде возвышенного мыса тянется д о сам ого Ч удского озера. У величение густоты заселения в о з­ вышенностей св и детельствует о том, что в центральны х районах П р и ­ балтики зем л е д е л и е в первые века наш ей эры, ка к и в более позднее время, было не только основным, но и абсолю тно господствующим з а ­ нятием населения. Конечно, и здесь зан и м ал и сь рыболовством и охо­ той, но по сравнению с зем ледел ием и скотоводством эти промыслы отошли на зад н ий план. Это об ъясняется тем обстоятельством, что в центральной части П р и б а л ти к и леса никогда не были особенно богаты зверем и в ней было относительно м ало изобилую щ их рыбой водоемов.

Здесь и поселений неолитических охотников-рыболовов было мало, по сравнению, наприм ер, с В ал д ай ск о й возвышенностью, П риладож ьем, Обонежьем или Ф инляндией.

В восточной полосе П р и б ал ти к и и на соседней (с востока) терр и ­ тории м е ж д у разн ы м и о тр ас л ям и х озяй ства сущ ествовало до некото­ рой степени иное соотношение. К ак п о к аза л и и сследования Я. В. С тан ­ кевич в верхнем течении З а п а д н о й Д ви н ы, раскопки С. А. Таракановой на П сковщ ине и другие работы, там переход к зем леделию не вызвал таких изменений в заселении, к а к в центральной П ри балтике. Н а карте археологических пам ятни ков в ю ж ной части П сковской области, со­ ставленной Я. В. С танкевич (рис. 3), видно, что там укрепленные горо­ дища з ем ледел ьц ев и скотоводов первых веков наш ей эры расположены в тех ж е сам ы х м естах и на берегу тех ж е озер, где были стоянки не­ олитических охотников и рыболовов 14. Т а к лее на берегу озера вблизи стоянок кам енного века р ас п о л ож е н о исследованное Э. Д. Шноре поселение I I I — IV вв. Кивты (восточная Л а т в и я, близ г. Л у д з а ), где были н айдены зе р н а я ч м е н я 15. Это показы вает, что р ы бная ловля в 13 П о данны м, относящ имся к началу текущ его столетия, с о. С аарем аа на отхо­ жие заработки ход и л о еж егод н о около 5000 человек, т. е. примерно каж ды й ш естой трудоспособный. См. «Э нциклопедический словарь» Ф. А. Б рокгауза и И. А. Ефрона, т. XL, С П б., 1904, стр. 185, 186.

14 Я. В. С т а н к е в и ч, Д ревнейш ие укрепленны е поселения в верхнем течении Западной Двины, «Д р евн и е поселения и городищ а. Археологический сборник», I. Т ал­ лин, 1955, рис. 28.

J А. П. Р а с и н ь ш, М атериалы к истории культурны х растений на территории Латвийской ССР д о XI I I века н. э., Сб. «Растительность Латвийской ССР», II, Рига, 1959, стр. 140.

28 X. А. и А. X М оора Рис. 3. П оселения позднего неолита, городищ а и селищ а эпохи раннего м еталла в верхнем течении Зап адн ой Двины: 1 — неолитические поселения (II I— II тысячелетия д о н. э.);

2 — городищ а второй половины I тысячеле­ тия д о н. э. и начала I тысячелетия н. э.;

3 —-селищ а того ж е периода (п о Я. В. Станкевич) • хозяй стве ж и тел ей этих поселений и в н а ч а л е нашей эры далеко н ?

у т р а т и л а своего значения. С ледует у к а зат ь, что почвенные условия в этом рай он е и в П р и б ал ти к е сходны. П оэтом у р азн и ц а в расположении поселений не мож ет быть о б ъ яс н е н а различием почв. Исследованные Я- В. С танкевич п ам я тн и ки, так ж е к а к и поселение Кивты на востоке Л ат в и и, н ах о д ятся именно в п р ед ел ах возвышенной и изобилующей о зер а м и Б ал ти й ской гряды. Т ам р ы бн ая л ов ля к а к в раннее время, так и п о зж е с о с т а в л я л а определенную часть хозяйственных занятий насе­ ления. То ж е сам ое мож но п ред п о л а га ть о хозяйстве населения сосед­ ней с Эстонией восточной территории— Причудья,. П риильменья и П ри л а д о ж ь я. Во всех этих р айонах с появлением зем леделия основная м а сса поселений о с т а в а л а с ь там же, где она бы ла у ж е в неолите, гл авны м о б р а з о м по б ер ега м водоемов 16. Известно, что там и в более!

поздние в рем ен а н а р я д у с зем леделием и скотоводством существенное!

место в х озяй стве зан и м ал и рыболовство и охота. Н есмотря на то, что!

на всей этой территории в первой половине I ты сячелетия жило насе- ление, близко родственное плем енам П р и б ал ти к и (по соседству с co-i временной Эстонией обитали прибалтийско-ф инские, рядом с Латвией и Л и т в о й —-балтийские п л е м ен а), м е ж д у ним и прибалтийскими племена­ ми, судя по р азн о м у х а р а к т е р у поселений и погребального обряда, су щ ествовал и р азл и чи я не только в экономике, но и в быту, и в веро-i 16 Н. Н. Т у р и н а, А рхеологические исследования на северо-зап аде Европейской] части С С С Р, «К раткие сообщ ения И И М К », XLIX, 1953, стр. 65 сл.

К во п р о с у об ист орико-культ урных подобласт ях и рай он ах Прибалтики Р ис. 4. П огребальны е памятники восточнославянских, балтийских и прибал­ тийско-ф инских племен в сер един е и второй половине I тысячелетия в во­ сточной полосе П рибалтики и на соседней восточной территории: 1 — ка­ менные могильники эстонских племен;

2 — земляны е курганы балтийских племен;

3 — длинны е и круглые курганы кривичей (и некоторых соседних племен П ри балти ки );

4 — «сопки» словенского типа (славянские памятни­ к и — по Н. Н. Ч ер н яги н у с некоторыми дополнениям и).

заниях. П рим еч ател ьн о, что в зап ад н о й и центральной частях П р и б а л ­ тики этот период пред ставл ен больш им количеством своеобразных могильных п ам я тн и к о в (в Эстонии — кам ен н ы е могильники, в Л атви и и Литве — насы пны е кур ганы и грунтовы е п огребения), а в крайней вос­ точной полосе П р и б а л ти к и и на соседней с нею территории могильные памятники этого периода пока не известны.

В середине I ты сячелетия н. э. в соседние с П ри балтикой восточные области п роникаю т с бассейна Д н е п р а восточнославянские племена.

Из археологических п ам я тн и к о в особенно хар а ктер н ы д л я сл авян их могильники — у кривичей круглы е или длинные курганы, у ильменских 30 X. А. и А. X. М оора словен — так н азы в а ем ы е сопки. С л а в я н е расселились в первую очередь по речным системам — Н еману, З а п а д н о й Двине, Великой, Ловати я В олхову (-рис. 4). Они успели д а л ь ш е уйти в развитии хозяйства и об­ щественного строя по сравнению со своими северными соседями, и эта д а л о им возм о ж н о сть проникнуть в глубь лесной полосы и получить пе­ ревес н а д коренны ми племенами. Хозяйство их основывалось на раз­ витом зем леделии, к а к пашенном, так и подсечном. О том, что в раз­ витии зем л е д е л и я они опередили своих северных соседей, свидетельст­ вует заи м с тв о в ан и е теми у них не только основного пахотного ору­ д и я — сохи, но и некоторы х новых приемов возделы ван и я з е м л и 17. Н а исходной территории восточных сл авян — в П риднепровье и Полесье у них получили р азви тие т а к ж е охота и рыболовство. Восприняв вдо­ б ав о к н екоторы е производственные навыки от коренных племен, они разви ли, так им образом, комплексное хозяйство, которое дало им воз­ м ож ность постепенно стать х о зяе ва м и всей лесной полосы.

В след з а проникновением сл ав я н на соседнюю с Прибалтикой тер ритсфию и см еш ением их с местными племенам и последовало сближе ние обоих этнических элементов, с н ач ал а в области экономики, а за тем и в об ласти культуры и быта. От сл ав я н местные племена, в и числе и водьские племена, ж и в ш и е на восточном берегу Чудского озе ра, восп рин яли т а к ж е о б ряд погребения в курганах. О ттуда этот ти п о греб ал ьн ы х п ам ятни ков во второй половине I тысячелетия, очевидно, водьским и п ереселенцам и был принесен и на зап ад н о е побережье Чуд­ ского озера. З д ес ь ку рганы распростран или сь на песчаных, покрытых л еса м и почвах по реке К я а п а и в близи деревень С аваствере и Кооза (рис. 5, I I I ). То, что приш ельц ы поселились на м алоплодородны х почвах, м а л о п ри в л ек ав ш и х эстонцев, ж и вш и х преимущественно земледелием, свидетельствует, видимо, о том, что у новых поселенцев земледелие и скотоводство д о л ж н ы были в значительной мере сочетаться с охотой и другим и подсобными промы слами.

В конце I — н ач ал е II ты сячелетия у сл авян и у ж ивш их череспо л осно с ними и по соседству местных племен, а т а к ж е у племен При­ б алтики, п ро сл еж и в ает ся зам етн о е разви тие производительных сил, общ ественного строя и культуры. У всех этих народов зарождаются ф ео д ал ь н ы е отношения. С тал о р азв и в а ть ся пашенное земледелие, поя­ вились новые зем ледельческие орудия, п олучила распространение ози­ м а я рожь, в р езул ь тате чего зам етно возросли урож аи. Расширилоа скотоводство. Р а зв и л и с ь ремесло и торговля. В озникли города — Нов­ город, Псков, П о л о ц к и другие, не говоря у ж е о многих меньших посе л ен и ях городского типа. Рост городских центров, сн аб ж ени е их продо­ вольствием и р азн ого рода сы рьем т а к ж е о ж и в л я л и р азвитие хозяйстве в деревне. О д н ак о в Н овгородской зем ле, хотя там и было развито зем леделие, д еревн я все ж е не могла д а т ь столько хлеба, чтобы его полностью х в ати л о городу. Н овгород вы нуж ден был ввозить значи­ тельную часть хл еб а из соседних (с ю го-востока) русских земель. Изве­ стно, что когда подвоз х л еб а оттуда з а д е р ж и в а л с я в результате конфлик­ тов м е ж д у Н овгородом и поволж скими кн яж еств ам и, позж е — Москов­ ским кн яж еств о м, в городе н ач ин ал ся голод 18. В отличие от Новгород­ ской зем ли, П с к о в щ и н а вы вози л а в некотором количестве хлеб, хеш 17 О зем ледели и у прииль.ченских словен в V I I— X вв. и его связях с земледель­ ческой культурой более ю ж ны х районов см. А. В. К и р ь я н о в, И стория земледелие Н овгородской зем ли X — X V вв., Труды Н овгородской археологической экспедиции, т. II М И А, № 65, 1959, стр. 312 сл. П о мнению финского этнограф а К. Вилкуна, воск»

ные славяне развили новые приемы подсечного зем ледели я, воспринятые затем насе лением восточной Финляндии: см. «N ordisk kultur», X III. Lantbruk och beb yggelse, Utgi v en a v S ig u rd E rixon, S tockh olm, O slo, K obenhavn. 1956, стр. 54 сл. (р азд ел De finsk;

sto rsv ed ern a a v K ustaa V iik u n a ).

18 А. П. П p о н ш т e й н, Великий Н овгород в XV I веке, Харьков., 1957, стр. Рис. 5. С лавянские, водьские и эстонские археологические памятники V I— X V вв. в П ричудье и восточной Эстонии: I — поздние славянские и водьские курганы (X — X IV вв.);

II — славянские и водьские жальники (X III— X V вв.);

III — ранние славянские и водьские курганы (с т р у п о с о ж ­ жением', V I — IX вв.);

IV — эстонские каменные могильники (второй поло­ вины I тысячелетия — начала II ты сячелетия);

V — эстонские грунтовые могильники (X II— X III вв.);

VI — случайные находки (второй половины I тысячелетия — начала II ты сячелетия);

V I I — клады (того ж е пери ода);

V III — городищ а (того ж е п ери ода) (составили С. К. Л а у л ь и А. Э. Кустин)) 32 X. А. и А. X. М оора гл ав н ы м п родуктом в ы в о за д л я П сковщ и ны у ж е в средневековье, как к позже, был лен 19.

К а к п о к а з а л ак ад. Б. А. Р ы б а к о в, в то в р ем я в связи с развитием р е м е с л а приобрели больш ой р а з м а х не только кр уп н ая торговля, сосре­ д о точен н ая в городах, но и деятельность мелких розничных торговцев, с т р а н с т в о в а в ш и х из д еревни в деревню и распростран явш и х изготовля­ емую в ц ен трах массовую п р о д у к ц и ю 20. Русские и водьско-ижорскиг р азн о сч и ки заходи ли, по-видимому, д ал ек о в глубь Прибалтики. И з предметов, р ас п р о с т р ан яем ы х ими, н азовем, например, бронзовые на­ тел ьн ы е крестики и витые б раслеты, которые изготовляли в Новгоро­ д е и, вероятно, м естам и — в Н овгородской земле.

С разв и ти е м п роизводительн ы х сил уси ли вали сь рост населения и е г о проникновение в р ед ко засел ен н ы е до того времени окраинные рай­ оны. В этот период п р о сл еж и в ает ся новый приток переселенцев с вос­ т о к а т а к ж е в северное и за п ад н о е П ричудье. Об этом свидетельствует п оявление здесь в X II— XV вв. курганов новгородоко-водьского типа, п р еж д е всего на северном и север о-зап ад н ом побереж ье Чудского озера о т В а с к н а р в ы и К у р ем я э до Л охусуу. Н есколько позже появляются к у р г а н ы и грунтовы е зах оро н ен и я под каменной кл ад кой западнее Чуд­ ского озер а (см. рис. 5). Во всех этих м огильниках обнаружены пред­ меты н овгородского и водьско-иж орского типов, а в самой северо-вос­ точной части — и предметы, х а р а к те р н ы е д л я русского населения Нов­ гор од ской зем ли, которы е в остальной Эстонии почти не встречаются.

В а ж н о отметить, что все упомянуты е могильники расположены среди л есов на песчаных почвах, которы е эстон цам и оставляли сь незаселен­ ными. Ч исленно.небольшие группы поселенцев, которые оставили эти могильники, не могли п р о ж и т ь здесь только з а счет земледелия.

П о источникам, д о ш ед ш и м до нас от X V I—XVII вв., особенно п о д ан н ы м польских и ш ведских ревизий, видно, что большинство населе­ н ия эстонского П р и ч у д ь я за н и м а л о с ь рыболовством. Ж и в ш и е на побе­ р е ж ь е м а л о зе м ел ь н ы е крестьян е у п л а ч и в ал и свои подати свежей и су­ шеной рыбой, по больш ей ч а с т и — с невода, а так ж е деньгами. В по­ винности крестьян, ж и в ш и х п о даль ш е от озера среди лесов, входили п о став к а п ом ещ ик ам дров и леса и п е р ев о зк а этих и других материа­ л о в. П л а т и л и зерном и несли б ар щ и н у преимущественно крестьяне, ж и в ш и е на лучш их зе м л я х в средней части зап ад н ого побережья Чуд­ ского озер а около К од а ве р е и А латскиви.

В этот период начинаю т играть известную роль т а к ж е и ремесла, особенно о б р а б о т к а дерева. К XVII в. относятся первые сведения об изготовлении деревянной утв ари в Авинурме (северо-западное При­ ч у д ь е), которое п о з ж е славилось этим. Н аселен и е лесистого Причудья з а н и м а л о с ь т а к ж е заготовкой и вы возом лесных материалов, гонкой см о л ы и другим и п ром ы слам и, св язан н ы м и с лесом. Известно, что, на­ ч и н ая с 70-х годов XVII в., крестьяне П р и ч у д ь я и П о л у ж ь я продавали и с п л а в л я л и или вы вози ли лес в Н ар ву. Н аконец, следует упомянуть т а к ж е мелкую торговлю, которая, очевидно, часто сочеталась с изво­ зом. И з отд ельн ы х источников видно, что крестьяне из эстонского При­ ч удья ходили, н ап ри м ер, за солью в Т алли н и затем продавали ее не то л ьк о у себя на месте, но и по ту сторону Чудского о з е р а 21.

Х озяйство и быт причудских крестьян разви вались, таким образом, до некоторой степени по иному нап равлен ию, чем сельского населения ц ен тр ал ьно й Эстонии и вообщ е цен тр ал ьны х районов Прибалтики. Пос­ 19 A. A t t m a n, D en ryska m arknaden i 1500-talets baltisk a politik, 1558—1595, Lund, 1944, стр. 5 сл. и прилож енная к работе карта основных льноводческих районов.

20 Б. А. Р ы б а к о в, Р ем есл о древней Р уси, М., 1948, стр. 465— 466.

21 A. S о о ш, D ie P o litik S ch w ed en s b eziig lich des ru ssisch en Transithandels fiber d ie etn isch en S ta d te in den Jahren 1636— 1656, O petatud E esti S e ltsi Toimetused», X X X II, Tartu, 1940, стр. 262;

О. JI и й в, О русских поселениях в А лутагузе вплоть д о первой четверти X V III века (на зет. я з.), Тарту, 1929, стр. 65, 66 и прим. 7 там же.

К в о п р о с у об ист орико-культ урных подобласт ях и рай он ах Прибалтики ле за в о е в а н и я П р и б а л т и к и немецкими ф ео д ал а м и вывоз зерна и льна из Л и вон и и в З а п а д н у ю Е в р оп у непреры вно в о зр а с та л и особенно большого об ъ ем а достиг в XV— XVI в в. 2?. В этих условиях в Ливонии как в крестьян ском, т а к и в помещ ичьем хозяйстве усилилось п реобла­ дание зем ледел и я, которое, к а к мы видели, н ам ечал ось в центральной полосе П р и б а л т и к и у ж е в предш ествую щ ем тысячелетии. В то ж е в ре­ мя рем есло и то ргов ля в Л ивонии все больш е п р ев р ащ а л и с ь в приви­ легию гор ож ан. У прибалти й ски х крестьян ремесленное производство сохраняло н ат у р а л ь н ы й х а р а к т е р и было р азв и то зам етн о слабее, чем в русской деревне.

П р а в д а, р а з л и ч и я в х а р а к т е р е хозяй ства прибалти й ски х и русских крестьян были невелики: к а к те, так и другие ж и л и в основном сель­ ским хозяйством. Н о в П р и б а л т и к е все подсобные за н я т и я носили вре­ менный или случ ай ны й х а р а к т е р и имели узко местное значение. В о т­ личие от сельского населени я П р и б ал т и к и русское крестьянство сосед­ них областей, к а к известно, р а з в и в а л о н а р я д у с сельским хозяйством различные п ромы слы и рем есла, а т а к ж е мелкую торговлю. Этого на первый в з г л я д небольш ого р а зл и ч и я в х а р а к т е р е хозяйства было д о ­ статочно, чтобы в быту к а к русских, т а к к прибалтийских крестьян вы ­ работались свои особенности и возникло некоторое общественное р а з ­ деление тр у д а м е ж д у крестьян ством обеих областей.

Н а фоне этого стано вят ся п о нятны м и поездки русских ры баков на побережье П р и б а л т и к и и ее озера. С тран ствую щ и е русские рем еслен­ ники и розничные торговцы приносили в прибалтийскую деревню то, чего н ед о став ал о там, т а к к а к со ответствую щ ие отрасли местного про­ изводства о т с т а в а л и 23. Х арактерно, что заи м ствован и я, воспринятые коренным населением П р и б ал т и к и у русских, относятся в значительной части к р азн ого род а п ромы словой деятельности, то гд а к а к из П р и ­ балтики на восток рас п р о с тр ан и л а сь именно постройка, с в яза н н а я с земледельческим хозяй ством,— рига 2А.

Э стонское П ричудье, юго-восток Эстонии, Л а т г а л и я и восточная Литва за н и м а л и не тол ьк о по географ ическом у положению, но и по хо­ зяйственному у к л а д у к р е сть ян ств а п р ом еж уточн ое полож ение меж ду Прибалтикой и Россией.

В XVIII в. П р и б а л т и к а б ы л а присоединена к Российской империи и жономически в кл ю чи л ась вследствие этого в обширный русский ры юк, что в есьм а о ж и в л я ю щ е п овли яло на ее развитие.

И нтересно проследить, к а ки е р азл и ч и я в х озяйстве П ри б ал тик и и юседних русских областей с о х р а н я л и с ь и р азв и ва л и с ь при характер юм д л я п оследую щ его периода росте производительны х сил, углубле ши общ ественного р а зд е л е н и я т р у д а и р азв и ти и на основе этого ка ж талистических отношений к а к в городе, т а к и в деревне.

О стан ови м ся п р е ж д е всего конкретно на интересую щ ей нас русской территории. С ев ер о -за п а д н ы е русские губернии были в особом полож е­ нии вследствие того, что здесь н ахо д и л ась осн ован ная в н ач ал е XVIII в.

Петром I сто л и ц а Российской империи. В П етерб ур ге у ж е в 1725 г.

22 X. М. Л и г и, О развитии барщ инного помещ ичьего хозяйства на территории Эстонии в сер еди н е XV I века (на эст. яз., резю м е на русск ом ), «И з». АН Эст.ССР», 1ерия общ еств, наук, 1958, стр. 93 сл.;

V. N i i t e m a a, D er B in n en h an d el in der P o li­ tic der liv la n d isch en S ta d te im M ittelalter, « S u o m a la isen T ied eak atem ian Toim ituksia», sarja B, n id e 76, 2, H elsin k i, 1952, стр. 346 сл.

23 A. X. М о о р а, Э стонско-русские отнош ения в X V III— XX вв. по данным этно­ графии, «К раткие сообщ ения И н-та этнограф ии», X II, 1950, стр. 45 сл. (К раткая свод­ к содерж ан ия рукописной статьи того ж е названия, хранящ ейся в Этнографическом а музее АН Э ст.С С Р в Т а р т у ).

24 Е. Э. Б л о м к в и с т, К рестьянские постройки русских, украинцев и белорусов, «Восточнославянский этнограф ический сборник», Труды И н-та этнографии А Н СССР, нов, серия, т. X X X I, М., 1956, стр. 300. Н а П сковщ ине рига упом инается у ж е в X V III в.

(см. М. Д ь я к о н о в, Акты, относящ иеся к истории тяглого населения в М осковском государстве, вып. I, Ю рьев, 1895, стр. 3 0 ).

3 С оветская э т н о г р а ф и я, № X. А. и А. X. М оо р а Рис. 6. Основные направления движ ени я переселенцев в Причудье в X II— X IX вв.

К во п р о с у о б ист орико-культ урных подобласт ях и район ах Прибалтики насчиты валось 75 тыс. ж ителей, в 1825 г. их число возросло до 425 тыс. (у ж е значительно п рев ы ш ая население старой столицы — М осквы ), а в 1897 г.— до 1 264 920, причем в период после 1861 г. н а ­ селение более чем у д в о и л о с ь 25. Н ам но го обогнав по своим разм ерам и быстроте роста все с т а р ы е города, П етербург втянул в сферу своего экономического вл и ян и я н е то л ьк о бли ж айш ие, но и отдаленные районы вплоть до верхней Волги и Белоруссии. Не говоря о том, что окрест­ ные зем ли с н а б ж а л и столи ц у продовольствием, строительными и д р у ­ гими м а те р и а л а м и, она п р и в л е к а л а огромную массу ищущего за р а б о т ­ ка сельского населения. П о д ан ны м переписи 1897 г., среди жителей П етер б урга н асчи ты валось 67,6% приш лого элемента, причем около 60% населени я город а со с тав л ял и к р е с т ь я н е 26. К роме того, массы крестьян приходили в П е тер б ург на сезонную работу. Такую ж е роль играли, конечно, и другие города, среди которых особенно следует от­ метить Р и г у — один из н аи б о л е е быстро разр а ст ав ш и х ся торговых и промышленных центров России.

Основной источник сущ ествован ия крестьян — сельское хозяйство в П етербургской, Псковской, Н овгородской и других соседних с П ри ­ балтикой губ ерн иях во второй половине прошлого века в условиях р а з ­ виваю щ егося к а п и т а л и з м а сд ел ал о некоторые успехи. К концу прошло­ го века — особенно в непосредственной близости к столице — трехполье стало у ст у п ать место многополью, появились новые сельскохозяйствен­ ные орудия. О д н ако уровен ь р азв и ти я сельского хозяйства оставался все ж е низким, и только в части П сковской губернии оно д ав ал о неко­ торый и збы ток д л я п р одаж и, в то врем я к а к в других частях той же губернии и в соседних П етербургской и Новгородской губерниях недо­ ставало своего хл еб а д а ж е с а м и м крестьянам, и его приходилось в большей или меньшей мере п р и к у п а т ь 27. Хлеб ввозили и в Псковскую губернию, и м ев ш у ю относительно более плодородную почву, по той причине, что там товарное льноводство р асш и рялось за счет посевов яровых х л е б о в 28. П е терб ур г и его окрестности получали необходимое зерно в первую очередь из восточных черноземны х р а й о н о в 29. В след­ ствие недостаточной продуктивности сельского хозяйства крестьяне названны х губерний д о л ж н ы были искать себе дополнительные средства существования.

С татистические дан ны е п оказы ваю т, что существенным подспорьем в этих лесистых рай он ах были, к а к и в п реж н и е времена, различные лесные промыслы, заго то в ка и вы воз лесных м атериалов, изготовле­ ние саней, тел е г и деревян н ой утвари, гонка смолы и дегтя, плетение корзин, за г о т о в к а лучины д л я корзин и ивовой коры д ля кожевенного дела и т. д. Н а втором месте стоял доход от рыбной ловли, которая была г л ав н ы м средством су щ еств ов ан и я д ля большей части населения, живущего на п о береж ье озер и больш их рек. Крупную рыбу продавали в П е терб у рг и другие города, а мелкую оставл я ли для собственного потребления. П ом и м о того сельско е население за н и м а л о с ь так ж е р аз­ личными рем еслам и: плотничьим, кузнечным, сапо ж ны м, портняжным, кожевенным и др., полный перечень которы х был бы слиш ком длинным 25 «Р оссия», П од ред. В. П. Семенова и В. И. Л аманского, т. III. О зерная область, СПб., 1900, стр. 248;

«П ервая всеобщ ая перепись населения Российской империи 1897 г.», тетрадь X X X V II, С.-П етербургская губерния. СП б., 1903, стр. 111.

26 у ЧТены пришельцы только из Р оссци. И з приш лого населения 89 086 чел. были урож енцами разны х у е зд о в П етербургской губернии, 764 580 чел.— урож енцами д р у ­ гих губерний. Ж и тел ей крестьянского сословия было 745 905, что составляло 58,97% всего населения столицы («П ервая всеобщ ая перепись населения Российской империи 1897 г.», тетрадь X X X V II, стр. X II, 4, 5 ).

27 «Р оссия», т. III, стр. 142 и карта 8.

28 См. В. И. Л е н и н, Соч., т. 3, стр. 243.

29 «Р оссия», т. III, стр. 230, 231.

3* 36 X. А. и А. X. М о о р а Р ис. 7. Р азны е этнические группы населен ия эстонского П ричудья во вто­ рой половине X IX в.: 1-— население, говорящ ее на разны х диалектах эстонского язы ка;

2 — ийсакские эстонцы (п р еж н ее смеш анное эстонско водьско-и ж ор ск о-русск ое населен и е);

3 — эстонское и ийсакско-эстонское население;

4 — население, говорящ ее на кодавереском диалекте эстонского языка;

5 — население, говорящ ее на эстонском языке, более или (соот­ ветственно) м енее смеш анном с кодавереским диалектом;

6 —-русское на­ селение;

7 — 'смеш анное русско-эстонское население (данны е о кодавере­ ском диалекте — по А. Я. Универе) К во п р о с у об ист орико-культ урных подобласт ях и район ах П рибалтики (их обзор, хотя и неполный, д а е т схем ати ческая карта, рис. 8) 30. Хотя промыслы в этих районах, по сравнению, например, с центральной Россией, были в ообщ е м а л о разви ты, нуж но все ж е сказать, что в п ре­ делах р а с с м а т р и в а е м ы х н ам и русских губерний уровень развития про­ мыслов бы л в более восточных р ай о н ах выше, чем в западных. Очень характерн ы м д л я этих мест было распростран ен ие отхож их промыслов, игравш их сущ ественную роль у ж е в X V III в. и д а ж е раньше, но в прошлом веке в капи тали сти чески х усл ов и ях получивших особое р ас­ пространение. Б о л ь ш а я часть муж ского н аселени я регулярно была з а ­ нята на сезонны х р а б о т а х в П етерб ур ге и других городах, главным об­ разом в качестве чернорабочих, а т а к ж е мостовщиков, полотеров и пр.

На з а р а б о т к и в го ро д уходили и мальчики. Д ев у ш к и обычно шли р аб о­ тать на пригородны е огороды. С р азви тием к а п и т а л и зм а в русской де­ ревне все больш е у вел и чи вал ось число странствую щ их прасолов и нахо­ дившихся у них на с л у ж б е гуртовщ иков (которые, н ачин ая с XVIII в., сн аб ж а ли скуплен н ы м в Л и ф л я н д и и и Ф инляндии скотом Петербург и д ругие г о р о д а 31), скупщ иков овощ ей и других товаров. Все больше разв и в а л а с ь м е л о ч н ая торговля вразнос.

Н а ск о л ь к о велико было экономическое значение разны х промыслов и подсобных за р а б о тк о в, п о к азы в аю т некоторые статистические д а н ­ ные. По приб л и зительн ы м подсчетам, в конце прошлого века средняя крестьянская се м ь я в П етер б ургско й губернии п олучала в год дохода от сельского х о зяй ств а 130 руб., а от р азн ы х пром ы слов — до 150 руб.

Хотя в соседних с П р и б ал ти к о й русских об ла стя х зем леделие в деревне п р одол ж ал о несомненно о ставаться основной отраслью хозяйства, в не­ которых р ай о н ах (особенно П етербургской и Новгородской губерний) другие з а н я т и я и зар а б о тк и, вместе взяты е, у ж е оттесняют его на второй план. Это яв ств у ет и из других данных, которы е свидетельствуют, что 94% сельского населени я П е тербургской губернии зан и м ал ось промыс­ лами, а зем л е д е л и е м — 90% 32. Тот ф акт, что зем леделие у ж е не было больше ф актически г л ав н ы м источником средств сущ ествования, надо считать, н а р я д у с постепенно п р о д о л ж а ю щ и м с я разорением большей части крестьян, одной из причин, почему р азв и ти е зем ледел ия в рус­ ской деревн е стал о о тста ва ть от П р и б ал ти к и, почему техника его была более отсталой, инвен тар ь и ско т — худш его качества.

В тот ж е период крестьян ское хозяй ство центральны х, наиболее т и ­ пичных районов П р и б ал ти к и, п р ед став л ял о до некоторой степени иную картину. З д е с ь сельск о е хозяйство, к а к и ранее, о ста ва л о сь абсолютно п р еобладаю щ и м источником сущ ествован ия. П р а в д а, в основных его отраслях со временем произош ли н екоторы е изменения. Производство зерновых н а ры нок за н и м а л о п о-преж нем у в а ж н о е место, однако зерно, вы ращ иваемое н а сравн и тельно м ало п л о д о р о д н ы х почвах Прибалтики, не могло ни по себестоимости, ни по качеству соревн оваться на миро­ вом ры нке с зерном, идущ им и з ц ен тр ал ьн ы х черноземных областей России или поступаю щ им из з ао к еан ск и х стран. П оэтому сельскому хо­ зяйству П р и б а л т и к и нуж но было и скать новых путей и, в частности, пытаться п ер е р а б о та ть свое сы р ь е в более ценный товар. Помещики стали гн ать из зер н а водку, все в больш ей мере зан и м ать ся откормом скота на мясо д л я п р одаж и. П о следн и м постепенно стали заниматься и крестьяне. Во второй половине прошлого века, в связи с высокими 30 Н ем ал о м атериалов по хозяй ству и быту населения окрестностей П етербурга содержат следую щ и е издания: «Р оссия», т. III, стр. 112 сл., 144 сл.;

«Западноф ияский сборник», Л., 1930;

«Энциклопедический словарь» Ф. А. Б рокгауза и И. А. Ефрона, т. X X V III А, С П б., 1900, стр. 203 (С.-П етер бургская гу б.).

31 Р айоны П рибалтики, в которы х русские прасолы во второй половине X V III в.

скупали скот, показаны на карте в книге «И стория Эстонской СС Р в трех том ах» (на эст. я з.), т. I, Таллин, 1954, стр. 494 (условный зн ак 5 ).

32 «Энциклопедический словарь» Ф. А. Б рокгауза и И. А. Еф рона, т. X X V III А, стр. 203.

38 X. А. и А. X. М оо р а ц ен ам и на лен, в ю жной Эстонии, Л атв и и и Л итве значительно расин рились 'посевы этой культуры. В северной Эстонии в это ж е время ув( личилось производство к а р т о ф е л я на п родаж у. К концу века, однаю гл авны м в сельском хозяйстве П р и б ал ти к и постепенно становится сс д е р ж а н и е молочного скота. Таким об р азом, попытки расш ирять и ра:

вивать в озм о ж н ость получения средств к сущ ествованию делались П р и б а л т и к е в п р ед ел ах того ж е сельского хозяйства.

В прибалти й ской деревне, где пахотн ая зем ля у ж е давно (в XI X II вв.) п ереш ла в подворное пользование, с того момента, как хозяе ва п олучили возм ож н ость вы купа своих участков, кап и тал и зм разви в а л с я очень быстро, что, к а к и везде, вело в П р и б ал ти к е к вытесненш больш ой части н аселени я из сельского хозяйства. Этот процесс здес про текал особенно остро, потому что прибалтийские помещики пыта лись рас ш и р и ть свои зем ли за счет крестьянских и д л я этого «очищали последние от крестьян. П оскол ьку в П р и б ал ти к е, к а к в области, гд в экон ом ике и зд а в н а п р е о б л а д а л о зем леделие, вся пригодная земл:

б ы л а м акси м ал ь н о использована, постольку крестьянам, вытесняемы:

из сельского х озяй ства, ничего иного не оставалось, ка к отмечае В. И. Ленин, к а к эм и гр и р о в ать л и б о в промы ш ленны е центры, либ( в другие с т р а н ы 33. Эстонские и л аты ш ск и е крестьяне шли в город i меньш ем числе, чем этого м ож но было о ж и д ат ь при сложившие) в местной деревн е исклю чительно тя ж е л ы х условиях. В городах При балти ки во второй половине прош лого века мож но отметить сильны!

приток сельск ого населения, но все ж е и в конце столетия немцы, рус ские, поляки, ш веды, евреи и п редстави тели других национальностей со с т а в л я л и в Т ал л и н е около 4 0 %, а в Риге — д а ж е больше половинь (5 5% ) всего н а с е л е н и я 34. П омимо этого, в течение всей второй полови ны прош лого века в Т ал л и н и особенно в Р игу к а ж д у ю весну приходило на летний сезон много русских отходников. Зн ач и т е л ьн ая часть вытес­ ненных из сельского х о зяй ств а эстонских и л аты ш ск и х крестьян не шла в город, а п ы та л ась найти землю, и с этой целью уход ил а в соседние русские и белорусские губернии (П етербургскую, Новгородскую, Псков­ скую, Витебскую, Минскую, М огилевскую и д р.), а т а к ж е в Поволжье, С ибирь и на другие окраины, где п ригодн ая з е м л я не б ы л а еще в той м ере за н я т а, к а к в П р и б ал ти к е, и где поэтому она бы ла в несколько р а з д еш е вл е (при зн ач ительн о больш ем плодородии).


По данным, при­ веденны м В. И. Л енины м, в П р и б а л т и к е в период с 1863 по 1897 г. рост населения, в особенности сельского населения, был значительно меньше, чем в других о б л а с т я х России 35. Это, несомненно, объясняется большим разви тием эм играции. П о приб л и зительн ы м подсчетам, начиная с 60-х годов прош лого века и до н а ч а л а XX века, в другие i убернии э м и гр и р о в ал о не менее 11 % эстонского сельского населения. Число э м и гр и р о в ав ш и х из Л атв и и крестьян было несколько меньше, но до­ сти гал о все ж е примерно 10% сельского населения, т. е. соотносительно стол ько же, сколько из русских ц ен трально-зем ледельчески х губерний, которые В. И. Л енин вы д ел яет к а к район, отличаю щ ийся особенно силь­ ным р азви тием эм и гр ац и и 36.

33 См. В. И. Л е н и н, Соч., т. 3, стр. 493.

34 «П ервая всеобщ ая перепись населения Российской империи 1897 г.», тетрад!

XL1X. Э стляндская губерния, С П б., 1905, стр. 2;

тетрадь XX I. Лифляндская губерния С П б., 1905, стр. 3.

35 В. И. Л е н и н, Соч., т. 3, стр. 49-5.

36 Т а м ж е, стр. 494— 496. П о данным переписи 1897 г., на территории современ­ ной Э стонской ОСР насчитывалось эстонцев круглым числом 875 тыс. чел. К том у времени их успело эмигрировать примерно 100 тысяч. К началу первой мировой война число эстонцев, ж ивш их в России за пределам и современной Эстонии, достигло 200 т с ы, См. А. Н и г о л ь, Эстонские поселения в России, Тарту, 1918 (на эст. я з.). Относитель­ но переселенцев из Л атвии см.: «И стория Л атвийской С С Р», т. II, Рига, 1954, стр. 26м, 128, 169.

К во п р о с у об ист орико-культ урных подобласт ях и рай он ах Прибалтики К а к п о к а з а л В. И. Ленин, переселялись в первую очередь крестьяне середняки, у которы х было что взять с собой, в то в рем я к а к обе к р а й ­ ние группы — с а м ы е бедные и са м ы е богатые крестьяне — оставались в своих родны х м е с т а х 37. Д е р е в е н с к а я беднота, к отор ая бы ла у ж е отор­ вана от земли, если она все ж е э м и г р и р о в ал а, у ход и л а преимуществен­ но в город, а середняки пы тались и на чуж бине получить землю. О пе­ реселивш ихся из П р и б ал ти к и в другие губернии к рестьян ах известно, что они или покуп али себе зем лю, или с н а ч а л а ар ен д о в ал и ее и в те ­ чение н ескольких л е т вы к у пал и и зав о д и л и на ней хозяйство того ж е типа, к котором у привы кли дома.

Во второй половине прош лого века рыболовство на морском побе­ режье в П р и б ал ти к е, особенно в Эстонии и Л атвии, стало г ор азд о более интенсивным, чем преж д е. З д е с ь сл о ж и л о с ь местное профессиональное рыболовецкое население, д ля которого р ы б н ая л о в л я бы ла основным средством сущ еств ов ан ия. Эти ры баки н ач ал и использовать новые о р у ­ дия и методы л о в а, и п р и м ерн о на р у б еж е XIX и XX вв. вытеснили приходивших сю д а сезонно русских ры баков. Ры боловство теперь было основано на капи тали сти чески х отношениях;

ры баки зав и сел и от пред­ принимателей и скупщ иков. П р а в д а, п рибалтийские ры баки имели по большей части и мелкие зем ельн ы е участки, но т а к к а к они не могли прожить за счет плохо о ку п авш и хся рыбной ловли и земледелия, мно­ гие из них в пр ом еж утки м е ж д у п ром ы словы м и сезонами уходили на сельскохозяйственные раб о ты в местные поместья или крупные хутора.

С р азви тием к а п и т а л и з м а в о з р а с т а л о и число различны х сель­ ских рем еслен н иков — плотников, кузнецов, сапож ников. Они происхо­ дили из тех сл о ев крестьян ства, которые, по вы р аж ен и ю В. И. Ленина, капитализм « в ы та л к и в а л » из сельского хозяйства. Они селились обычно в поселках, постепенно в о зни кавш их во второй половине прошлого века в П р и б а л т и к е у ж е л е зн о д о р о ж н ы х станций, на скрещении б о л ь ­ ших дорог и т. п. В э тот период ремесло выделилось уж е, так им о б р а ­ зом, в зн ач ительн о й степени в сам осто ятел ьн у ю о трасль занятий и обычно не было с в я з а н о с сельским хозяйством, что было х арактерн о для русских губерний. К а к исключение мож но упомянуть, например, в Латвии в ец пи еб ал гск их и см илтен ских ткачей или в Эстонии хааньяских мастеров, и зго товл я вш и х ш л япы и курительны е трубки, и рап ласких тележников;

все они з а н и м а л и с ь р ем есл о м н а р я д у с сельским хо зяй ­ ством. Особо след ует отметить, что отходничество, которое было так характерно д л я русских и которое сущ еств о в ал о на острове С а а р е м а а и побережье Эстонии, в ц ен трал ьны х р ай о н ах П р и б ал ти к и и в этот пе­ риод не разви лось. Л есны е работы, извоз, п еревозка товаро в д л я го­ родских купцов носили временны й или случайны й х ар а к тер и деньги шли на выкуп зем ельного у ч астк а или пополнение сельскохозяйствен­ ного и нвентаря. С ельское хозяй ство о ставал ось д л я населения П р и ­ балтики п о-преж нем у гл авны м источником средств сущ ествования и н а ­ кладывало отпечаток н а весь у к л а д его жизни.

Б л а г о д а р я р азв и ти ю подсобных п ром ы слов и распространению от­ хожих за р а б о т к о в, соседние русские губернии по плотности сельского населения п ревосходили П р и б ал т и к у. П о д анны м переписи населения 1897 г., на 1 к в а д р а т н у ю версту в Э стлян дской губернии приходилось менее 19 чел., в м атери ковой части Л и ф л я н д с к о й — 22 чел., а в П сков­ ской губернии, имею щей сходные с Л и ф л я н д и ей услови я для сельского хозяйства, 27,6 чел. Б л а г о д а р я тому ж е в русской деревне и деньги больше получили хож дение, чем в прибалтийской. В 1958 г. один инфор­ матор из Гдовского района, который в н ач ал е настоящ его столетия не раз побы вал в Эстонии, с р а в н и в а я ж и зн ь эстонских и русских крестьян того времени, с к азал : «Серо ж и л и эстонцы, они копили деньги и в к л а ­ 37 В. И. Л е н и н, Соч., т. 3, стр. 150.

40 X. А. и А. X. М оо р а д ы в а л и их все в свою землю, все в свою „ т а л у “ (хутор), ничего не по­ купали, ходили в домотканном. А у нас всё покупали, носили покупное».

Эстонское П ри чуд ье зан и м ал о, к а к и раньше, по типу хозяйства я быту н аселени я п ром еж уточн ое полож ение м е ж д у сельскохозяйствен- ными рай о н ам и Эстонии и соседними русскими областями. Население м а лоп л о д ор од н ы х районов эстонского П ричудья, т а к ж е к а к и сельское население соседней П е тербургской губернии, получало дополнительные ср едства к сущ ествованию от заготовки и вывозки леса, обработки де­ рева, обора ягод и г р и б о в 38. Д л я прибреж ного населения важное зна­ чение и м ел а р ы б н ая л ов ля. Особенностью П ричудья, по сравнению с остальн ой м атери ковой частью Эстонии, было распространение здесь р азл и чн ы х промы слов (см. схематическую карту, рис. 8). Конечно, и в ц ен трал ьн ы х р ай о н ах Эстонии были деревенские кузнецы, плотник», j ткачи, но, обычно, одиночки, вы п олн явш и е наиболее простые работы и не производивш и е то в а р о в д л я п родаж и.

В осточные районы Л а т в и и и Л и твы по типу крестьянского хозяйства п р ед став л я л и переходную зону м е ж д у П р и б ал ти к ой и белорусскими об ла стя м и. Э та перех од н ая зона, однако, бы ла шире, чем в Эстонии, и р а с ш и р я л а с ь постепенно в ю ж ном направлении, зах в аты в ая в Лат­ вии Л а т г а л и ю (часть быв. Витебской губ.), а в Л и тве не только вос­ точную, но отчасти и ц ен тральную часть. Особый тип крестьянского хо зяй ст в а Л а т г а л и и о б у сл ов ли в ал ся у ж е тем, что земельные наделы крестьян были там зн ач ительн о меньше, чем в остальной Латвии. Если!

в л аты ш ск о й части Л и ф л я н д и и (В идземе) и в К урляндии (Курземе) средний крестьян ски й участок бы л около 40 десятин, то в Латгалии-.

только 8— 9 д е с я т и н 39. И з этого следует, что б ольш ая часть крестьян д о л ж н а бы ла т ам иметь подсобны е зар а б о т к и. Действительно, по неко­ тор ы м и м ею щ и м ся в л и т е р а т у р е данны м, около половины латгальски к рестьян ски х семей находили дополнительны е средства к существо-i в ан ию в отходничестве, а многие зан и м ал и сь т а к ж е кустарными про­ м ы слам и, гл ав н ы м о б р азо м деревообделочным и, изготовляя на продажу телеги и сани, д ерев ян н ую посуду, к о р з и н ы 40. И звестны й доход насе­ лен и ю богатой озерам и Л а т г а л и и д а в а л а т а к ж е ры бн ая ловля. Таким о б разо м, в восточной Л а т в и и господствовал комплексный тип хозяй­ ства, з а ч а т к и котор ого имелись т а м у ж е в д ал еком прош лом. По сравне­ нию с остальной Л а т в и е й сельское хозяйство в Л а тг а л и и на мелких, чересполосны х у ч а с т к а х было о т с т а л о м.

П одобное полож ение су щ еств ов ал о, в общем, и в восточной Литве.

Т ам крестьян ски е н ад ел ы были м еньш их разм еров, чем в западной Л и тв е (Ж е м а й т и и ), и т а к ж е господствовал комплексный тип хозяйства, св я за н н о г о с отходничеством, рыбной ловлей и другими подсобными за­ н яти ям и 41.

С обран н ы е П р и б ал тий ск о й экспедицией м а тери ал ы позволяют прон а н а л и зи р о в а т ь сл ож ен и е этнического со с т а в а населения эстонского П р и ч у д ь я и н ап р а в л е н и я его хозяй ства. В н ач ал е XVIII в. Северная в ойна н ан есл а населению П ричудья, к а к и всей Эстонии, значительный 38 А. В и й р е с, Э стонское народное дер евообдел оч н ое ремесло, Таллин, 1960( (в печ ати ). j 39 «И стория Л атвийской С С Р», т. II, Рига, 1954, стр. 167. Н а востоке Курляндской| губернии было, по-видим ом у, больш е мелких хозяйств, чем в средних и западных »i частях. Д л я Э стляндской губернии мы подобны ми цифровыми данными пока не paao-j лагаем, но известно, что в причудской ее части (в районе И йсаку) земельные участи были значительно меньш е, чем в типичных зем ледельческ их районах.


40 «И стория Л атвийской С С Р», т. II, стр. 49;

Л. Е ф р е м о в а, Внутренний ст р( и взаим оотнош ения в сем ьях латгальских крестьян во второй половине XIX — начале X X века, «И зв. А Н Л атвийской С С Р», 1959, № 8 (145), стр. 5 сл.

41 П о вопросам литовской этнограф ии авторам оказы вали помощь В. В. М илое (Вильню с) и (специально по литовским постройкам) К. К. Ч ербуленас (Каунас), Р ы боловство на востоке Литвы описано в кн.: М. Z n a m i e r o w s k a - P r f i f f e r o w a, R yb o lo w stw o iezior Trockich. R ys e ln o g ra ficz n y, W ilno, 1930.

К во п р о с у об ист орико-культ урных подобласт ях и район ах Прибалтики урон. П о это м у после войны сю да вл ил ся поток новых поселенцев. Но так к а к в озм о ж н о сти п ро ж и ть в этой малоплодородной полосе о ст а в а­ лись ограниченны ми, позже, в особенности с середины прошлого ст о ­ летия, н а б л ю д а л с я и отлив населени я отсю да в соседние районы. К ак п о казы в ает к а р т а д в и ж е н и я переселенцев в П ри чудье (рис. 6), ч а с ть поселенцев п р и ш л а сю д а из соседних районов Эстонии в поисках ск о ль­ ко-нибудь п ригод н ы х к о б р аб отке земель. О д н ако зем леделие в тех условиях не могло зд есь полностью обеспечить их существование, и они.

должны были з а н и м а т ь с я ры боловством, п р о м ы сл ам и или торговлей вразнос. Д л я эстонцев хар а ктер н о, что они пытались, по возможности, расширить свой зем ел ьн ы й участок, р ас ч и щ а я целину. Нередко эстон­ ские семьи, п оселивш иеся на песчаном п обереж ье Чудского озера, если позже имели в озм о ж н ость получить больш ий и лучш ий земельны й уч ас­ ток, сн ов а уходили с п обереж ья.

Русское населени е з а п а д н о г о п о б е р е ж ь я Ч удского озера сформ иро­ валось на основе ран н его коренного славянского населения и пришед­ ших позднее русских переселенцев не только из б ли ж а й ш и х восточных районов, но и из других мест Восточной Европы. Неоднородность про­ исхождения русского населени я п ро яв л яетс я у ж е в различии его гово­ ров ( д а ж е в п р ед ел ах одной деревни недавно ещ е мож но было слы ш ать разные говоры) и вероисповедания. С удя по этим п ризн акам, а т а к ж е по дан ны м письменных источников и н ародны х преданий, русское насе­ ление северного п о б е р еж ь я Чудского озера приходило главны м образом из местностей, р ас п о л о ж е н н ы х восточнее Ч удского озера и реки Нарвы.

Русские в этой части П р и ч у д ь я зан и м ал и сь, кром е рыбной ловли, не­ много сельским хозяй ством и лесными п ромы слами. М о л одеж ь уходила;

такж е на з а р а б о т к и в П етербург.

Н а з а п а д н о м п о бер еж ье только в отдельны х деревн ях (например, дер. Нос) русское н аселение ведет свое п р оисхож ден ие от пришельцев с востока, о т Ч уд ского озера. В б ольш инстве деревень, в том числе в не­ которых н аи б ол е е крупных (В арн ья-В о рон ья, К а л л а с т е и др.), предки, значительной части русского населени я п риш ли из п реж н и х польско литовских в ладений, со среднего течения З а п а д н о й Д вины, т. е. с бога­ той о зер а м и части Б ал ти й ск о й возвышенности. Это были в основном старообрядцы, которы е после р а з д е л а П ол ьш и во второй половине XVIII в. у ш л и с н а ч а л а по Д в и н е (Д а у г а в е ) в Ригу, а оттуда рассели­ лись в р а зн ы х н ап р ав л ен и я х, в том числе и в Причудье. Известно, что многие русские ста р о о б р я д ц ы уш ли в X V II в. из России, в частности из.

Новгородской земли, в П ол ьш у, чтобы спастись от преследований п р а ­ вительства 42. П о с л е присоедин ен и я этой территории к России часть старообрядцев у ш л а в Л и ф л я н д и ю, где они п ользовали сь относительно большей свободой верои сп оведани я, чем в русских губерниях. Таким образом, очевидно, п рав и л ьн о распро стран ен но е мнение, что стрем л ен ие уйти от религиозны х пресл ед о ван и й было одной из причин, которая привела в П р и чуд ь е больш ую часть русских ж ителей. С другой сторо­ ны, несомненно т а к ж е то, что п редпосылкой, ко т о р а я д а л а возмож ность русским поселиться именно на песчаном берегу Чудского озера, где почти о тсу тствов ала п р и г о д н ая д л я зе м л е д е л и я почва, были принесен­ ные ими с собой тр у д о в ы е н ав ы к и. Р у сск ие переселенцы были умелыми рыбаками, а т а к ж е к а м е н щ и к а м и и огородниками. Зи м ой они почти все ловили рыбу;

летом уходили на стр ои тельн ы е раб оты кам ен щ и кам и з Тарту, Ригу, П етер б ург, Таллин, а т а к ж е на прибалтийские мызы. М н о­ гие ж е д о б ы в а л и средства к сущ ествован ию исключительно рыбной ловлей, причем не только на Чудском озере, но и на удаленны х водое­ мах, в к л ю ч а я Л ад о гу.

42 А. А. 3 а в а р и н а, Семья и семейный быт русского старож ильческого населе­ ния Л атгалии во второй половине X IX и начале X X века, А втореф ерат диссертации,.

М., 1955. Ср. такж е: «Р оссия», т. III, стр. 126.

42 X. А. и А. X. М оо р а Р усские были настолько' искусны во всех этих зан яти ях, что эстон­ цы — об итатели п р и б р еж н ы х деревень перенимали у них их производ­ ственны е навы ки и инвентарь. Ч а сто эстонцы у св аи в ал и т а к ж е русский тип построек и русский о б р аз ж изни, и в конце концов растворялись -среди русских. В тех п риб реж ны х деревнях, где было сколько-нибудь пахотной зем ли и где р ы б н а я л о в л я с о ч ета л а сь с зем леделием (напри­ мер, Омеду, эсто н ска я К а с е п я ), эстонцы ч ащ е сохраняли свой язык и этн о гр а ф и ч ес ки е особенности.

С п реж н ей терри тори и П о л ьш и (по-видимому, из современной севе­ ро-восточной Л и тв ы ) некоторы е крестьян ски е семьи пришли также в р а с п о л о ж е н н ы е севернее Чудского озер а лесистые и болотистые окрест­ ности И й са к у (н ап ри м ер, дер. П о р с ков о ). С ю да проникали во второй половине прош лого века т а к ж е и эстонцы. О многих поселившихся здесь эстонских сем ьях известно, что они приш ли из соседних лесистых местно­ стей (Авинурме, Туду и С и м у н а ), т. е. и п р е ж д е ж и ли в сходных геогра­ фических условиях. О других с е м ь ях п р ед ан ия говорят (это подтверж­ д ает с я т а к ж е некоторы ми докум ентальн ы м и д ан н ы м и ), что их предки и ск а л и здесь, в больш их лесах, у б е ж и щ а от рекрутчины и эксплуатации помещиков.

П ричудье, к а к мы видели, отличается от центральных, преимуще­ ственно сельскохозяйственны х, районов Эстонии. Ход заселения этой территории и ф о р м и р о в ан и я этнического со с т а в а ее населения показы­ вает, что н ап р ав л ен и е д в и ж е н и я переселенцев в значительной степени о п р ед ел ял ось особенностям и производственных навыков и опыта, выра­ б о тав ш и х ся у них в течение поколений на их исходной территории.

К а к у ж е было отмечено, р азн о е происхож дение населения эстонского П р и ч у д ь я о трази л о сь в пестроте говоров местного русского и эстонского язы ков, а т а к ж е элем ен то в м атер и ал ьн о й и духовной народной куль­ туры. И зучен и е русских говоров П р и ч у д ь я только ещ е начато (основные особенности местного эстонского я з ы к а о то б раж ен ы на схематической карте, рис. 7 ). С м еш ан н ое население, ж и в ш ее н а север о т Чудского озе-, р а в окрестностях И й саку, зан и м ав ш е еся сельским хозяйством и наряду с этим лесны ми п ром ы слам и, в н астоя щ ее в рем я эстонизировалось (осо­ бенно это с к а з а л о с ь в п о строй ках и б ы т у ). О д н ако в отличие от основ­ ных эстонских зем ледел ьч еск и х районов, здесь действовал обычай де л ить хозяй ство ср еди наследников, вследствие чего земельны е участи были невелики. В местном эстонском говоре, отдельных орудиях труда в о д е ж д е и об ы ч аях сохрани ли сь зам етн ы е русские в водьоко-нжорск»

элем енты, свидетел ьствую щ и е о р азн ы х этнических компонентах этогс н аселени я 43.

В цен тр ал ьной части зап ад н о го п о б е р еж ь я Чудского озера, в боль шей, северной, части К одавереского ки хел ько н да (прихода) населенш говорит на особом д и а л е к т е (та к н азы ва ем о м кодавереском, или восточ­ ном) эстонского язы к а, который х ар а к те р и з у е тс я значительным количе­ ством водьских черт. К а к мы видели выше, во второй половине I тыся­ челетия с восточного берега Чудского о зер а в лесную, западную, часть п озднейш его К одавереского кихельконда, особенно на берег р. Кяапа, п роникли водьские элем енты (в меньшем количестве они могли прони­ к а т ь сю д а и п о з ж е ). Эти древние водьские поселенцы, очевидно, при­ д а л и водьскую о к р а ск у язы ку н аселени я больш ей части названного ки­ хел ько н да. В конце XVIII в. известный прибалтийский публицист А. В. Хупель отмечал в о д еж д е и быту кодавереского населения ряд черт водьского происхождения.

43 А. X. М о о р а, Р усск и е и эстонские элементы в материальной культуре населе­ ния северо-востока Э стонской С С Р, «М атериалы Балтийской этнографо-антропологи ческой экспедиции (1952 г.)», Труды И н-та этнограф ии А Н СС СР, нов. серия, т. XXIII.М., 1954, стр. 138 сл.

К во п р о с у об ист орико-культ урных подобласт ях и район ах Прибалтики О бзор ф о р м и р о в а н и я х о зяй ства населения П ри б ал тик и и его б ли ­ жайш их соседей в течение более двух тысячелетий показы вает, что про­ сл еж и в ае м ы е в П р и б а л т и к е историко-культурные подобласти у ж е с древних времен имели н екоторы е особенности хозяйства. Конечно, об­ разован и е этих и сторико-культурных п одоб л астей и их подразделений обусловливали и иные причины — более или менее благоприятны е у сло­ вия сообщ ения, р азл и чн ы е общ ественны е и политические условия, с т а ­ рые тр ад и ци и, заи м с тв о в ан и я у соседей и т. д.

К а к явствует из предш ествую щ его, мы склонны выделять культурно исторические п одобласти и районы П ри б ал тик и, основываясь в первую очередь на особенностях хозяйственной жизни, от которых, по нашему мнению, з а в и с я т в той или иной степени особенности бы та и всех элемен­ тов -культуры. И с х о д я из этого, мы п р ед л а гаем выделит» в качестве одной п о д о б л аст и п р и б р еж н у ю полосу, к ото рая охв аты ва л а эстонские острова, се в еро -зап ад н ую ч асть эстонского м а т ер и к а (постепенно пере­ ходя в восточном н ап рав л ен и и в другую, центральную п одобласть) и побережье К урземе, особенно его се в еро -зап ад н ую часть. Об особенно­ стях бы та н аселени я этой п рибреж ной полосы мы говорили у ж е в н а ­ чале. В другую, центральную, подобласть входили з а п а д н а я Л итва, з а ­ падная и ц е н т р а л ь н а я Л а т в и я и б о ль ш а я часть материковой Эстонии.

Это был, к а к мы пытались п оказать, по преимуществу сельскохозяй­ ственный район с соответствую щ им и бытом и культурой. Третья подоб­ ласть в к л ю ч а л а эстонское П ричудье, юго-восточную Эстонию, в особен­ ности С етум аа, Л а т г а л ш о и восточную Литву. Эта подобласть была по своему х а р а к т е р у промеж уточной, или переходной, полосой м еж д у П р и ­ балтикой и о б л а стя м и, п р им ы к аю щ и м и к ней с востока. Все три подоб­ ласти (которы е вследствие их п р отяж енности мож но н азв ат ь и поясами) делились, в свою очередь, н а б о лее мелкие подразделения. Во всех трех названных п о д о б л а с т я х П р и б ал т и к и зем л е д е л и е в течение двух послед­ них ты сячелетий за н и м а л о в а ж н о е место. П р а в д а, в центральной п о д о б ­ ласти, п р ед став л яв ш ей, м ож но с к а за т ь, основное яд ро П ри балтики, оно сильно п р е о б л а д а л о н ад другими о тр асл ям и занятий. Эстония была в Восточной Европе, а -может быть и во всем мире, самой северной аг р а р ­ ной страной.

В ы д в и ж ен и е на первый п ла н сельского хозяй ства было, очевидно, одним из условий того, что здесь сравнительно рано, у ж е в начале II ты сячелетия, р а с п а л а с ь с е л ь с к а я общ ина — прекратились периодиче­ ские переделы зем ли и у станови лось частное подворное зем лепользо­ вание. Т а к ж е, видимо, п р ео б л а д а ю щ е е значение этой отрасли хозяйства было одной из причин, по которой зем лю обычно перед авали одному наследнику и не д роби ли ее до бесконечности. Ввиду того что зем ля здесь б ы л а сам ы м в аж н ы м, п р е о б л а д а ю щ и м источником сущ ествования семьи, у ч асто к при сра вн и т ел ь н о низкой плодородности почвы не мог быть меньш е известного миним ума, который д а в а л возможность как-то прожить семье. С лиш ком м аленьки й р азм ер у ч астк а земли означал не только ж а л к и е усл ови я сущ ествования, но и неизбеж ную зависимость его в л а д е л ь ц а от более заж и т о ч н о го соседа. К а к известно, позже мест­ ные ф еод ал ы -п о м ещ ик и со своей стороны т а к ж е препятствовали дроб­ лению крестьян ски х зем ель, чтобы в своих и нтересах сохранить плате­ жеспособность крестьянского хозяй ства. Н о т р ад и ц и я такого порядка наследования в озни кл а явно ранее. В соседних русских областях, где различные подсобны е з а р а б о т к и д а в а л и больш ую часть дохода, чем в Прибалтике, н ад ел зем ли, которы м п ользовалось часто несколько семей, был в ср едн ем значительно меньше. В эстонском Причудье, в Л атгалии, в восточной Л и тв е зем лю дробили м еж д у наследниками в общем так же, к а к и у соседних русских, однако отдельные участки в этой переходной зоне в среднем не были т а к малы, к а к в чисто русских о б ­ ластях.

44 X. А. и А. X. М оо р а В качестве п р им ера того, к а к хозяйство, типичное д л я центральной полосы П р и б ал ти к и, вместе с другим и причинами, влияло на матери­ альную культуру, приведем х а р а к те р н ы й д л я Эстонии и северной Лат­ вии тип крестьянского ж и л и щ а, так назы ваем у ю ж и л ую ригу. Такой ж е тип ж и л и щ а, по-видимому, в стр еч ал ся на И ж о р с к о м плато у води, за н и м а в ш е й с я в основном зем ледел ием. П ри рассмотрении назначения этого св о еобразн ого ж и л ого и хозяйственного ком плекса становится ясно, что возникновение его в ы зв ал и в первую очередь потребности сельского хо зяй ства, имею щ его притом полеводческий уклон. Ж и л а я рига сложи­ л ась, очевидно, в н а ч а л е II ты сячелети я, к огд а, с появлением озимой рж и, зем л е д е л и е к а к в П р и б ал ти к е, т а к и в соседних областях пережи­ в а л о известный п одъем. Видимо, то гд а древнее однокамерное срубное ж и л и щ е с простой печью -каменкой и откры ты м очагом перед ней осенью с л у ж и л о т а к ж е снопосушильней;

в связи с этим его кры ш у с одного кон ц а у д л и н я л и в виде н авеса, под который у б и р а ли сж аты й хлеб и где его после суш ки молотили. К онструкц ия некоторых стары х риг и жи­ л ы х риг п о казы в ает, что н авес п ервоначальн о опирался на столбы, зате м его с т а л и обносить стенами, и он п р ев рати л ся в отдельное поме­ щение, которое п о лу ч ал о и другое назначение, в частности — зимнего стой л а д л я скота. К другом у концу ж и л ой риги несколько позже стали п ристраи вать кам еру, ко то р а я не о т а п л и в а л а сь и потому служила жиль­ ем преимущ ественно в теплое в рем я года.

С оединение риги с ж и л и щ е м в к а ж д о м хозяйстве относится, оче­ видно, к то м у времени, когда пахо тн ая зем л я переш ла во владение отдельны х хозяйств, в следстви е чего к а ж д а я семья у б и р а л а и моло­ т и л а хлеб сам остоятельн о. У русских Псковщ ины, где сохранялось общ инное зе м л е п о л ь зо в ан и е и где в р езул ь тате дробления наделов ко­ личество об м о л ач и в ае м о го х л еб а было меньше, риги были общими нз н есколько семей.

К ром е того, н адо учиты вать местный кли м ат, который характери­ зу етс я в П р и б а л т и к е (особенно — в Эстонии) тем, что период наиболь­ ш их осадков обычно п а д а е т на позднее лето, т. е. на период уборки хлеба. Это еж егодно треб у ет сушки зерна.

Д а л е е необходимо о б рати ть внимание на обстоятельство, о котором в н аш и дни многие у ж е не помнят, а именно на то, что до середины прош лого в ек а к а к в П р и б ал ти к е, т а к и у соседних народов жизнь и за н я т и я дел ил и сь в году на два, резко отличаю щ ихся друг от друга сезона: теплы й и холодный. Н а л етн ее в рем я с н езап ам ятн ы х времен б о л ь ш а я часть семьи пер есел ял ась из курного ж и л и щ а в камору, клеть, на чердак;

п и щ у готовили в летней кухне, а не в ж и л о м доме, скот т а к ж е вы водили с гумна. К урное ж и л и щ е в период молотьбы хлеба было практически свободно, и не было сущ ественных препятствий, чтобы и сп ользовать его к а к снопосушильню. К огда н асту п ал о холодное, зим­ нее врем я, хлеб был у ж е обмолочен и то гд а се м ь я — не только в При­ б алтике, но и у соседей, у которы х б ы товало ж и л и щ е другого типа, п ерес ел ял ас ь снова в о тап л и ваем ое помещение.

О тд ел ь н а я, сп ец и а л ь н а я рига, которую д ля суш ки использовали только короткое врем я, не бы ла то г д а необходима. В наш их северных суровы х усл о в и ях человек д о л ж ен был в борьбе за существование-, со б л ю д а ть экономию рабочей силы и м атери ал о в;

поэтому соединение риги и ж и л и щ а было естественным и практичны м. Н ет никаких осно­ ваний и скать причину возникновения ж и л о й риги в обеднении крестьян при крепостничестве, к а к п ола гал и н екоторы е а в т о р ы 44. Прибалтийская 44 I. М а п п i п е п, D ie Sachkultur E stla n d s, И, Tartu, 1933, стр. 186;

P. Kund z i n s, D ziv o ja m a rija L atvija, R iga, 1934, стр. 475 сл. Вопросы возникновения жило!

риги, ее развития в прош лом веке и начале ны нешнего рассм атривает Н. В. Шлыгии в своей р абот е «Э стонское крестьянское ж илищ е в X IX — начале XX в.», «Балтийски!

этнограф ический сборник», Труды И н-та этнограф ии, т. X X X II, М., 1956, стр. 48 сл.

К во п р о с у о б ист орико-культ урных подобласт ях и р ай он ах Прибалтики жилая рига во зн и кл а у ж е до этого т я ж е л о г о времени;

первое уп ом и на­ ние о ней в источниках относится к 1330-м годам.

Н аконец, н а д о отметить ещ е одно условие о б р азо в ан и я этого сл о ж ­ ного ком плекса, а именно достаточное разви тие строительной техники.

При примитивной технике было прощ е стави ть отдельны е маленькие по­ стройки разн о го н азначения, чем возводить сл ож н ую постройку. П оэто­ му ф о рм и ро в ан и е ж и л о й риги тр еб о в ал о длительного разви тия, в том числе и известного р а зв и ти я строительной т е х н и к и 45.

Б ы ло бы полезно ср а вн и ть прибалтийскую ж и л у ю ригу с комплексом русского ж и л и щ а в П р и б а л т и к е и выяснить причины, приведш ие к его возникновению. Н а ш м а те р и а л не позволяет, однако, с д ел ат ь этого в полном объеме;

п оэтому огр ан и чи м ся здесь только некоторыми отдель­ ными за м е ч а н и я м и. Р у сск ое крестьянское ж и л и щ е известно в восточной, пограничной, полосе П р и б ал ти к и и на соседней русской территории, ка к двухкамерное (и зб а -К с е н и ), т а к и тр ехк ам ерно е (изба + сени + клеть или изба). К д ву х к ам е р н о м у ж и л и щ у п р и м ы к ает кры ты й одноярусный двор (однорядная с в я з ь ). П р и тр ех к ам е р н о м ж и л и щ е встречается ка к двух­ рядная, т а к и п о к о ео б р азн ая з а с т р о й к а у садьбы. Н а П сковщ ине и у юго-восточной группы эстонцев — сету в крупных хозяй ствах встреча­ лась т р е х р я д н а я за с т р о й к а. П р и всех этих ф о р м а х св язи ригу строили, как у ж е отм ечалось, одну н а н есколько хозяйств, вынося ее на край деревни. Н а известном расстоянии от др угих построек, на более низком месте, у воды, стави л и баню, т а к ж е нередко одну на несколько дворов.

В П етербургской и П сковской губ ерн иях на у с а д ь б а х с однорядной и двухрядной с в язь ю а м б а р д л я хл еб а п ом ещ ал и в огороде, позади двора.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.