авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«ндук СОЮЗА ССР академия СОВ Е Т С К А Я ЭТНОГРА(3)И.Я 3 19 6 0 ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР ...»

-- [ Страница 5 ] --

Н а П ад ан гск о м н а ю р ь е п ереход к новы м ф орм ам наследован и я со­ п ровож дался острой борьбой 82. Д а ж е там, где в н астоящ ее врем я дети, как п равило, яв л яю тся н асл ед н и кам и отца, они д олж н ы делиться с детьм и сестер отца, и ногда о тд ав ая им половину н асл ед ства. В про­ тивном сл у ч ае п лем янники могут оспорить д ар или последню ю волю умершего. Ю ридическим основанием д л я этого служ и т либо заявление, что на собственность, о которой идет речь, долж н о распространяться старое ад атн о е право — «право племянников», либо заявление, что д ан ­ ная собственность я в л я е тся частью семейной собственности пусако или б ы л а п р иоб ретена при помощ и этой последней. З а каж д ую долю наследства, ко то р ая п ереходи ла от плем янников к детям, м еж ду ними происходила у п о р н ая б орьб а. С хрике сообщ ает: «...во многих районах стало п р ави л о м, что дети сестры не д олж н ы пом ы ш лять об оспаривании права детей на н ебольш ое (к ак видим, речь идет пока лиш ь о неболь­ шом и м ущ естве.— Ю. М.) н асл ед ство из собственности, заработанной отцом своим трудом и оставленн ой д етям в качестве д ар а, кроме трех слу ч аев: первое — в сл у ч ае откры той в р аж д ы, второе — когда 77 V. Е. K o r n, Указ. раб., стр. 314— 315.

78 V. Е. K o r n, У к аз. раб., стр. 315. Н апомним в этой связи сообщ ение В о том, что им ущ ество панчариан отца н асл едуется в первую очередь его сыновьями и лишь при отсутствии сыновей — дочерьми. В последнем случае дети сестер также получают часть им ущ ества. Вилкен объя сн яет это тем, что дочери, при сохранении зако­ нов матрилинейного наследования, обеспечены за счет имущ ества пусако (G. A. W i 1 k e n, V erspreide g esch riften, т. II, S em aran g, 1912, стр. 184). С ним соглашается де й о с с ел и н д е й о н г (Указ. раб., стр. 57 ). О ба они не отмечают главного:

того, что передача имущ ества панчариан от отца к сыновьям отраж ает развитие отцовского права. Ф ан Ф олленхоф ен в связи с этим высказал следую щ ую мысль:

можно, говорил он, «видеть в выш еописанной щ едрости со стороны отца и в...завещ а­ нии самим отцом (им ущ ества.— Ю. М.) принцип отцовской системы счета п р ои схож де­ ния, который издавна скрещ ивается с матрилинейной системой» (цит. по кн.:

V. Е. K o r n, Указ. раб., стр. 314, прим. 3 ).

79 A. V e r k e r k P i s t o r i u s, Указ. раб., стр. 45.

80 М алайское ум анат, яванское векас (или велйнг) и т. д.

81 G. de М о u b г а у, У каз. раб., стр. 202.

82 В. S c h r i e k e, Указ. раб., стр. 156.

92 Ю. В. Маретин н аслед ство очень вели ко, третье • когда в дело вм еш ан неопытный — ю рист» 83.

Ж е л а я и зб е ж ат ь н ед овольства сородичей, м уж чина иногда строит дом д л я своего сы на, которы й, в силу законов м атеринского рода, при­ н а д л е ж а л к сем ье м атери, но ж ен и л его отец на дочери своей сестры.

В этой тенденции зак л ю ч ен и я браков с дочерью сестры отца отчетливо ви д н а р а с т у щ а я роль отцовской паруй, т. е. переходной ступени при зам ен е матрилинейнос.ти патрилинейностью.

И нтересн о, что стары е законы н асл ед ован и я иногда можно было встретить в разви ты х районах. Это п оказы вает, насколько сильны были трад и ц и он н ы е связи и п равила.

М ногие заж и то ч н ы е м и н ан гк аб ау уходили из своей н агари и посе­ л ял и сь в другой, где никто не стал бы п ретен довать на долю в их иму­ щ естве. П о этой ж е причине м и н ан гкаб ау, разб огатевш и е в других кра­ ях, предпочи тали не в о зв р а щ а т ь с я на родину, огран и чи ваясь высылкой денег своим сороди чам, т а к к а к они зн ал и, что в родной нагари их о к р у ж и т то л п а родственников, с которы ми им придется делиться;

если ж е они не будут щ едры, они о ск орб ят ад ат и родственны е чувства сво­ их близких. М ногие из так и х н овоявленны х богачей приезж али на ко­ роткий срок п р одем он стри ровать свое богатство, у страи вал и один или несколько п р азд н и ков д л я родственников и у езж ал и обратно. Очень красо ч н о описаны так и е визиты в автобиограф ической книге Мухамма­ д а Р а д ж а б а 84.

Н аступ ивш и й в 1929 г. эконом ический кризис и последовавшие за­ тем годы депрессии, а т а к ж е д еятел ьн ость голлан дц ев, которые верну­ л ись к своей политике кон серваци и социально-эконом ических отноше­ ний у н ар о д о в И ндонезии, на врем я заторм ози л и окончательное исчез­ новение п ереж итков м атери нского рода и зам ед ли л и разложение общ ины. В своей политике кон серваци и п ереж иточны х форм социальной о р ган и зац и и го л л ан д ски е вл асти опирались п реж де всего на старейшин, заи н тер есо ван н ы х в сохранении больш их м атеринских семей. Борьба п ротив о тж и вш и х ад ато в п ри н ял а х ар а к тер политической борьбы. 2 -й конгресс п арти и С а р е к а т ислам, состоявш и йся в мае 1934 г., внес пред­ л ож ен и е, н ап р ав л ен н о е н а постепенную отмену ад атн ого права минанг­ к а б а у. В п р ед ло ж ен и и говорилось, что ад ат п ризн ает лиш ь родство 3 " ж ен ской линии и п оэтом у м уж и ж е н а не могут иметь семьи (му лиш ь п осещ ает ж е н у );

что главой семьи яв л яется не м уж, а мамак б р ат м атери;

что м уж чи на не имеет возм ож н ости осуществлять си п р а в а м у ж а и отца и что дети не яв л яю тся его н аследникам и (они м гут л и ш ь п олучать п о д а р к и ). Д а л е е в предлож ении говорилось, что п лобн ы е зак о н ы н ах о д я тся в полном противоречии с законам и ислам со гл асн о которы м м уж и ж е н а долж н ы составл ять одну семью, муж я в л я т ь с я ее гл авой, а дети — п р и н ад л еж а ть обоим супругам. В заключ ние п р ед л а гал о сь всячески поощ рять переход к новым формам семейж о р г а н и з а ц и и 85.

«С ою з а д а т а стр ан ы М и н ан гк аб ау» (С а р е к а т ад ат алам Минангк, б а у ), об ъед и нявш ий в основном старейш ин области, организовал ми гочисленны е со б р ан и я п ротеста, на которы х члены сою за превозноси стар ы е законы, регул и ровавш и е сем ейно-брачны е отношения, указ;

в а я, что с падением а д а т а исчезнет вы сокое полож ение женщины, ч ;

р а зр у ш а т с я трад и ц и он н ы е связи, объединявш ие паруй, в результа' чего ухудш и тся м атер и ал ьн о е п олож ен ие всего населения. Они док:

зы вал и, что процессы вы д елен и я м алой семьи р азр у ш ат общество м :

н а н г к а б а у 86. О дин из видны х представи телей «С ою за адата». Дав 83 R. S c h r i e k e, У каз. раб., стр. 118.

84 М. R a d j a b, У каз. раб., стр. 261.

85 J. Р г i n s, У каз. раб., стр. 46— 47.

86 Там ж е, стр. 47.

Отмирание пережитков материнского р о д а у м и н ан гкаб ау 'Туменггунг за я в и л в Н ародн ом совете, что именно в м атеринскопра вовой сем ье м и н ан гк аб ау н ах о д ят свое б л аго со сто я н и е Все это, р азу м еется, не м огло остановить процесс р ас п а д а больш их м атери нски х семей и не н ар у ш а л о общ ей тенденции к образованию м алы х семей, в которы х д ей ствовал о отцовское право с патрилинейны м счетом р о д ств а и с п ередачей им ущ ества от отца к детям. С вязь м еж ду отцом и д етьм и кр еп л а, св язь с родствен ни кам и по материнской линии сл аб ел а. «...Л ю бое усилие искусственно принудить... общ ество (м ин ан г­ к а б а у.— Ю. М. ) идти по стары м путям обречено на неудачу с самого н а ч а л а »,— п исал в 1928 г. С х р и к е 88.

В 1940— 1950-е годы процессы р азв и ти я семейно-брачного п рава м и­ н ан гк а б а у неуклонно ш ли по том у ж е пути,— более зам едленно в период японской оккупаци и, бы стрее в п осл ед овавш и е затем годы нацио­ нально-освободительн ой борьбы против голлан дской агрессии. П оэтому неправ Й. П ринс, ко гд а он пиш ет, что з а 25 л ет — с 1928 по 1953 г.— «...общ ины в коренны х рай о н ах м и н ан гк аб ау не об наруж и ваю т никаких зн ач и тельн ы х изм енений в п равовой ж и зн и и правосознании своих ч ле­ н о в » 89. Д а ж е в коренны х рай о н ах н асл ед ован и е по крайней мере поло­ вины и м ущ ества отц а его детьм и к 1950-м годам, согласно данным, при­ водимы м де й о ссе л и н о м де й о н го м, стал о тверды м п р а в и л о м 90. И ндо­ незийский источник 1952 г. отм ечает, что св язь м еж д у отцом и детьми неуклонно р астет и стан ови тся п равилом семейной ж и з н и 91.

П о д во дя итог рассм отрению р азв и ти я семейно-брачны х отношений у м и н ан гк аб ау П ад ан гск о го н агорья и окрестны х районов, можно сд е­ л ать сл ед у ю щ и е вы воды.

1. Б о л ь ш а я м атер и н ск ая сем ья (п аруй ) перестает быть основной со­ ц иально-эконом ической единицей общ ества м и н ан гкаб ау и распадается на м алы е отцовские семьи.

2. И м у щ ество п аруй (харто пусако) в р езул ьтате за к л а д о в и продаж переходит в собственность отдельн ы х лиц, что п одры вает экономическую основу су щ ество ван и я паруй.

3. С тарей ш и н ы из у п рави тел ей и хран и телей им ущ ества паруй ста­ новятся его единоличны м и р асп оряди тел ям и, п ри сваи вая значительную часть этого и м ущ ества.

4. Т р ади ци он ны е норм ы экзогам и и отм ираю т, о х в аты вая в настоя­ щее в р ем я лиш ь б л и ж ай ш и х родственников, объединенны х в паруй, с тен­ денцией к д ал ьн ей ш ем у сокращ ени ю к р у га л иц, связан н ы х правилом экзогам и и.

5. О сновны м типом ж и л и щ а стан ови тся дом д л я одной м алой семьи;

адатн ы е д о м а пустею т и п риходят в упадок.

6. Н асл ед н и к ам и отц а стан о в ятся его дети, д оля детей сестры в н а ­ следовании им ущ ества д яди все более со к р ащ ается.

7. Н а га р и п ер естает бы ть эндогам н ой ;

ж енщ ины получаю т право по­ ки дать свою деревню.

87 J. Р г i n s, Указ. раб., стр. 48. См. так ж е « H a n d elin g en v. d. V olksraad», 1936— 1937, стр. 168;

«P ersoverzich t», 1939, XV, стр. 279— 280.

88 В. S c h r i e k e, Указ. раб., стр. 142.

89 J. Р г i n s, У каз. раб., стр. 41.

90 P. Е. de J о s s е 1 i п de J o n g, Указ. раб., стр. 57.

91 « Н и к и т », 1952, т. I, стр. 26— 30;

т. IV, стр. 16— 20.

В О П Р О С Ы ЭТНОГЕНЕЗА ПАЛЕОЭТНОГРАФИИ И ИСТОРИЧЕСКОЙ ЭТНОГРАФИИ Н. Н. Ч Е Б О К С А Р О В О ДРЕВНИХ ХОЗЯЙСТВЕННО-КУЛЬТУРНЫХ с в я з я х НАРОДОВ ПРИБАЛТИКИ И зучен и е хозяйственн о-культурн ы х связей прибалтийских народ на разн ы х э т ап ах соц и альн о-экон ом и ческого разви ти я заним ает видн место в новейш их р аб о тах советских археологов, этнограф ов и лингв стов, особенно в спец и альн ы х и сслед ован и ях, посвящ енны х этногенезу этнической истории литовц ев, латы ш ей и эстонцев. Очень большое зн чение д л я р азр а б о т к и этих проблем имею т статьи X. А. М оора, основа ные главны м о б р азо м на археологи ческих данны х, но отличающие вм есте с тем ш ироким привлечением лингвистических и этнографич ских м а т е р и а л о в 1. И з других археологических работ последних лет на больш его вни м ани я зас л у ж и в а ю т в д ан н ом отнош ении некоторые иссл д о в а н и я А. К. В асс ар а, Н. Н. Гуриной, П. 3. К ул и к ауск аса, А. 3. Та тави чю са, М. X. Ш м идехельм, Э. Д. Ш норе, Я. Яблонските-Римантен Л. Ю. Я нитса 2.

1 См. X. А. М о о р а, Вопросы этногенеза народов Советской Прибалтики пода ным археологии, «К раткие сообщ ения И н-та этнографии», X II, 1950, стр. 29—37;

ei ж е. Вопросы слож ен ия эстонского нар ода и некоторых соседних народов в свете дани археологии, Сб. «Вопросы этнической истории эстонского народа», Таллин, 1 Е стр. 49— 141;

е г о ж е, О древней территории расселения балтийских племен, «Сов. а хеология», 1958. № 2. стр. 9 — 33;

X. А. и А. X. М о о р а, К вопросу об историко-кульп ных п одобл астях и районах П рибалтики, Н астоящ ий номер ж урн ала, стр. 21—51.

2 А. К. В а с с а р, К изучению племен I— IV веков в западной и юго-запада;

Эстонии, сб. «Вопросы этнической истории эстонского народа», стр. 187—2 Н. Н. Т у р и н а, В алдай ск ая неолитическая культура, «Сов. археология», 1958, Л »

стр. 31— 45;

е е ж е. Р езультаты работ неолитического отряда Прибалтийской эксп диции, «Труды П рибалтийской объединенной комплексной экспедиции», I, М.. стр. 76— 110;

е е ж е, Новые мезолитические памятники лесной полосы Европейсм части С С С Р, «Сов. археология», 1960, № 1, стр. 125— 136;

П. 3. К у л и к а у с к а Н екоторы е данны е о первоначальном заселении территории Литвы и о племеннь группах в I и начале II тысячелетия' н. э. по данным археологии, «Материалы Б а.

тийской этнограф о-антропологической экспедиции (1952 г,)», Труды Ин-та этнографа нов. серия, т. X X III, М., 1954, стр. 36— 46;

P. K u l i k a u s k a s, Seniausieji K ursi N e rin g o s g y v e n to ja i (Д ревнейш ие обитатели на К урш ской косе;

резю ме на русск. яз.

«Is L ietu vip ku lturos istorijos», II, V iln iu s, 1959, стр. 72— 85;

A. 3. Т а р т а в и ч ю Восточнолитовские курганы, «Труды П рибалтийской экспедиции», I, стр. 128—11 Э. Д. Ш н о р е, Городищ а древних латгалов, там ж е, стр. 222— 231;

М. X. Ш.мид| х е л ь м, Г ородищ е Ры уге в юго-восточной Эстонии, там ж е, стр. 154— 185;

ее жi А рхеологические памятники периода р азлож ен ия родового строя на северо-восток Э стонии, Таллин, 1955;

е е ж е, О плем енах северо-восточной Эстонии во второй at ловине I тысячелетия д о н. э. и в первой половине I тысячелетия н. э., Сб. «Вопрос;

этнической истории эстонского н ар ода», стр. 172— 186;

Р. Я б л о н с к и т е - Рича ;

т е н е, О древнейш их культурны х областя х на территории Литвы, «Сов. этнография:

О д р е в н и х хозяйст венно-культ урны х с вя зя х н а р о д о в Прибалтики К освенную, но часто сущ ественную роль в изучении хозяйственно­ культурны х связей могут и грать т а к ж е д ан ны е антропологии, поскольку расп ростран ен и е ан троп ологи ческих типов на какой-либо территории и см еш ение м еж д у ними не м ож ет п роисходить без расселения народов и взаи м о д ей стви я их д руг с другом. П о этнической атропологии соврем ен­ ного н аселен и я С оветской П ри б ал ти к и р аб о тал и в последнее время главны м о б р азо м М. В. Б и тов и автор н астоящ ей статьи, а по п ал еоан ­ тр о п о л о ги и — К. Ю. М ар к и В. П. Я к и м о в 3. Больш ой интерес для проб­ лем этнической истории н арод ов С оветской П ри б ал ти ки, а сл ед о в атель­ но и д л я вопросов взаи м од ей стви я м еж д у ними, п редставляю т антропо­ логические м атер и ал ы по соседним территориям. К таким м атериалам относятся, н ап рим ер, д ан н ы е Е. В. Ж и р о в а и В. П. Я ким ова о скелетах из неолитического м оги льн и ка Ю ж ного О леньего острова на О неж ском озе­ ре или В. В. С ед о ва о ч ереп ах из курган ов X I— X III вв. В ерхнего Подне провья и север о -зап ад н ы х волостей древней Н овгородской земли 4.

Э тн ограф ические работы, со д ер ж ащ и е конкретны е данны е о древних и более поздних х о зяй ственн о-культурн ы х связях народов Советской П ри б алтики, очень многочисленны и перечислить д а ж е важ нейш ие из них зд есь нет н икакой возм ож н ости. Зн ач и тельн ы й интерес п ред ставл я­ ют и ссл ед о ван и я литовских, л аты ш ски х и эстонских ученых, а так ж е сотрудников И нсти тута этн ограф и и им. Н. Н. М и кл ухо-М аклая А к ад е­ мии н ау к С С С Р, оп убли кован н ы е в «М атер и ал ах Б алти й ской этн ограф о­ антропологической экспедиции (1952 г. ) » 5, в «Б алти й ском этнограф и ­ ческом с б о р н и к е » 6, в сборнике «В опросы этнической истории эстонского народа» 7, в двух кн и гах «И з истории культуры литовского народа», и з­ данны х на литовском язы к е (с резю м е на русском) в В и л ь н ю с е8, в пер­ вом том е Т рудов П р и б ал ти й ской объединенной ком плексной экспеди­ ции 9. Н а и б о л ее многочисленны в этих сб орн иках дан ны е по м атер и ал ь­ ной к у л ьту р е н ар о д о в С оветской П ри б ал ти ки, в первую очередь по сельскохозяйственны м оруд и ям (П. В. Д ун д ул ен е, И. А. Л ейнасаре, 1955;

№ 3, стр. 3— 19;

е е ж е. Стоянки каменного века Эйгуляй, «Труды П рибалтий­ ской экспедиции», I, стр. 11— 31;

Л. Ю. Я н и т с, К вопросу об этнической принадлеж ­ ности неолитического населения территории Э стонской СС Р, Сб. «Вопросы этнической истории эстонского нар ода», стр. 142— 171;

е г о ж е, П оселения эпохи неолита и ран­ него м етал ла в приустье реки Эмайыги, Таллин, 1959;

L. J a a n i t s, N eo litilised asulad Eesti N S V territoorium i (Н еолитические поселения на территории Эстонской ССР;

резюме на русск. я з.), О б. « M u istsed asu la d ja lin n u sed » (Д ревн ие поселения и городи­ ща,) Таллин, 1955, стр. 176— 201.

3 М. В. Б и т о в, Антропологическая характеристика населения Восточной П рибал­ тики, «Труды П рибалтийской экспедиции», I, стр. 561— 578;

К. Ю. М а р к, Вопросы этнической истории эстонского нар ода в свете данны х палеоантропологии, Сб. «Вопросы этнической истории эстонского нар ода», стр. 219— 242;

K arin M a r k, Zur E ntstehung der g e g e n w a r tig e n R a sse n ty p e n in O stbaltiku in, H elsin k i, 1958;

H. H. Ч е б о к с а р о в.

Вопросы этн оген еза народов Советской П рибалтики в свете данны х этнографии и антропологии, «К раткие сообщ ения И н-та этнограф ии», X II, 1950, стр. 15— 28;

е г о ж е, Н овы е данн ы е по этнической антропологии Советской П рибалтики, «Материалы Балтийской этнограф о-аятропологичеекой экспедиции», стр. 13— 35;

М. В. Б и т о в, К. Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Э тническая антропология Восточной П рибал­ тики, «Труды П рибалтийской экспедиции», II, М., 1959;

В. П. Я к и м о в, Начальные этапы засел ен и я Восточной П рибалтики, «Балтийский этнографический сборник», Тру­ ды И н-та этнограф ии А Н СС СР, нов. сер., т. X X X II, М., 1956, стр. 268— 297.

4 Е. В. Ж и р о в, Зам етк а о скелетах из неолитического могильника Ю жного Оленьего острова, «К раткие сообщ ения И И М К », V I, 1940, стр. 53— 55 (в дальнейшем дит. К С И И М К );

В. П. Я к и м о в, А нтропологические материалы из неолитического мо­ гильника на Ю ж ном О леньем острове, «Сборник М узея антропологии и этнографии», т. XIX, 1960, стр. 221— 359;

В. В. С е д о в, А нтропологические типы населения северо западных зем ель Великого Н овгорода, «К раткие сообщ ения И н-та этнографии», XV, 1952, стр. 72— 79;

е г о ж е, Славянские курганные черепа В ерхнего П однепровья, «Сов.

этнография», 1954, № 3, стр. 12— 18.

5 Труды И нсти тута этнограф ии, нов. серия, т. X X III, М., 1954.

6 Труды И нсти тута этнограф ии, нов. серия, т. X X X II, М., 1956.

7 А к адем и я наук Э стонской С С Р, И нститут истории, Таллин, 1956.

8 « Is Lietuvii;

kulturos istorijos», V iln iu s, I, 1958;

II, s M „ 1959.

аб Н. Н. Ч ебоксаров Л. X. К и в и саа р -Ф е о к ти сто в а), по ж и л и щ у и другим постройкам (И.Бут кявичю с, В. С. Ж и л ен ас, А. К. К расты н я, Л. Н. Терентьева, Т. М. Х а б и х т-П аэвер е, К- К. Ч ерб ул ен ас, Н. В. Ш лы ги н а), по одежде (А. А. В о л ьм а а, А. Э. З а р и н я, М. К. С л ав а, Л. Б. Т реес), по пище и ут­ вар и (В. М и л ю с ). О собо следует отм етить и сследования А. X. Моора, сп ец и альн о посвящ енны е эстоно-русским культурно-хозяйственным свя­ зям 10. З а с л у ж и в а ю т упом инания, након ец, статьи X. Т. Тампере, в кото­ ры х вопросы культурны х связей м еж д у н арод ам и П рибалтики рассмат­ ри ваю тся в свете ф ольклорны х м атер и ал о в п.

С реди многочисленны х работ, посвящ енны х изучению языков наро­ дов С оветской П р и б ал ти к и, только очень немногие представляю т суще­ ственны й интерес д л я вопроса о хозяйственно-культурны х связях этих н арод ов. В первую очередь здесь д олж н ы быть н азван ы, конечно, иссле­ д о ван и я П. А. А ристэ по истории прибалтийско-ф инских языков. Глав­ ные р езу л ь таты этих и сследован и й, основанны е на ш ироком и смелом соп оставлени и лингвистических дан ны х с археологическим и, историко­ этн о гр аф и ч ески м и и д а ж е антропологическим и м атери ал ам и сведены в ста тье 1956 г. «Ф орм и рован ие п рибалтийско-ф инских язы ков и древней­ ший период их истории» 12. Б ольш ой интерес п редставляю т такж е работы А. X. К а ск а и М. М уст по истории эстонских д и алектов 13.

О бш ирны е археологи ческие и антропологические, отчасти также и стори ко-этн ограф и чески е и лингвистические м атери алы, содержащиеся в перечисленны х р а б о та х,— особенно при соп оставлени и их с фактиче­ ским и д ан ны м и п реж н и х и ссл ед ователей,— даю т возм ож ность наметить главны е н ап р ав л ен и я хозяйственн о-культурн ы х связей народов Восточ­ ной П р и б ал ти к и в ран н ие периоды их этнической истории (до XIII з.

н. э.), а т а к ж е в ы с к аза ть некоторы е сооб раж ен и я о х арактере этих свя­ зей. Т ак о в а з а д а ч а, которую ста в и т перед собой — конечно, только «в первом прибли ж ен ии » — автор настоящ ей статьи.

Д р евн ей ш и е х о зяй ственн о-культурн ы е связи населения прослежива­ ю тся в п р ед ел ах соврем енной С оветской П ри б ал ти ки (как, впрочем, и везде) гл авн ы м о б р азо м на основании археологических данных. Новей­ шие работы советских археологов п озволяю т предполагать, что перво­ н ач ал ьн о е засел ен и е этой части В осточной Е вропы происходило в период м езо ли та (V III—V ты сяч ел ети я до н. э.), п реж де всего с юга — с тер­ ритории нынеш ней северной П ольш и и, возм ож но, Белоруссии. В нача­ ле у к а зан н о го п ериода зн ач и тел ь н ая часть Л итвы вместе с соседними р ай о н ам и тепереш ней К ал и н и н град ской об ласти у ж е входила в состав особой х о зяй ствен н о-культурн ой общ ности, которая характеризуется п ам ятн и кам и т а к н азы ваем о го свидерского типа, сосредоточенными в 10 А. X. М о о р а, Э стоно-русски е отнош ения в X V III— XIX вв. по данным этно­ графии, «К раткие сообщ ения И н-та этнограф ии», X II, 1950, стр. 45—54;

ее же, Р усски е и эстонские элементы в материальной культуре населения северо-востока Э стонской С С Р, «М атериалы Балтийской этнографо-антропологической экспедиции», стр. 138— 161;

е е ж е, О б историко-этнограф ических областя х Эстонии, Сб. «Вопросы этнической истории эстонского нар ода», стр. 243-—-292. См. такж е упомянутую в прим. 1 совм естную статью X. А. и А. X. М оора (настоящ ий номер журнал, стр. 21— 51.

1 X. Т. Т а м п е р е, Р усски е влияния на развитие эстонской народно-песенной мелодии, «К раткие сообщ ения И н-та этнограф ии», X II, 1950, стр. 96— 102;

ее же, Н екоторы е вопросы этнической истории эстонцев в свете устного народного творчества, Сб. «Вопросы этнической истории эстонского нар ода», стр. 293— 318.

12 Сб. «Вопросы этнической истории эстонского народа», стр. 5— 27. См. также рецензию на этот сборник в настоящ ем ном ере ж урн ала, стр. 180— 182.

13 А. X. К а с к, К вопросу об образовании и группировке эстонских диалектов, Сб. «Вопросы этнической истории эстонского н ар ода», стр. 28— 48;

М. М у с т, Отра­ ж ен и е русско-эстонских отнош ений в лексике ю ж ноэстонских диалектов (автореферат ди ссер тац и и ), Таллин, 1954.

О д р е в н и х хозяйст венно-культ урны х с в я зя х н а р о д о в Прибалтики.

массе на территории П ольш и. В Л и тве и зд ел и я этого типа — скребки и другие орудия из нож еви дн ы х п ласти н правильн ы х геометрических форм — встреч аю тся главны м об разом в ю го-восточны х районах, а т а к ­ же около К ау н аса и н а К урш ской косе 14. О руди я, очень сходные со сви дерскими, о б н ар у ж ен ы и на н едавно откры ты х мезолитических стоянках в Г родненской и В итебской о б л а стя х Белорусской С С Р, на берегах оз. С витезь и З а п а д н о й Д ви н ы 15.

С тоянки эти, к а к и все д руги е п ам ятники сви дерской культуры, при­ надлеж али немногочисленны м группам кочевы х или полукочевы х охот­ ников и ры боловов. Об их этнической принадлеж н ости, конечно, ничего не известно, м ож но только п ред п ол агать, что по своем у происхождению они были св язан ы с п оздн еп алеоли ти чески м населением зап адн ы х о б л а­ стей В осточной Е вропы, говоривш им, возм ож но, на исчезнувших позднее язы ках, которы е и ногда н азы ваю т условно «палеоевропейски ми»|6. А нтропологические д ан ны е о населении периода мезолита на терри тори и Л и твы и Б елорусси и край н е скудны. Относящ иеся к этому врем ени череп а из К ирсны на юге и из К еб ел яя на зап ад е Л и ­ товской С С Р п р и н а д л е ж а т к длинноголовом у европеоидном у т и п у 17.

Это п о дк р еп ляет гипотезу о п ервоначальн ом заселении Восточной П ри­ балтики с ю га и о связи ее древнейш их охотничье-ры боловчееких кол­ лективов с таким и ж е в хозяй ственн о-культурн ом отношении коллекти­ вами соседних районов П ольш и и Белоруссии.

К ром е свидерских п ам ятни ков, сосредоточенны х в пределах Восточ­ ной П р и б ал ти к и только на кр ай н ем юге, здесь во м ногих м естах встре­ чаются другие — по-видимому, несколько б олее поздние — мезолитиче­ ские п ам ятни ки, х ар актер и зу ю щ и еся преимущ ественно костяным и роговым и нвен тарем, а т а к ж е орудиям и крупных разм еров из кр и стал ­ лических кам ен н ы х пород. П ам ян и ки эти лучш е всего изучены в Эстонии, где к ним относится, п реж д е всего, и звестн ая торф яниковая стоянка К унда;

о б н ар у ж ен ы они, однако, и в Л атви и, Л и тве и К алинин­ градской о б ласти 18. О чень сходны с ними т а к ж е м езолитические место­ нахождения типа С уом усъ ярви в ю ж ной и зап ад н о й Ф инляндии 19. А реа­ лы свидерской и кун даской культур, так и м образом, непосредственно соприкасаю тся, а частично и п ерекры ваю т д руг друга. Это д ал о основа­ ние некоторы м и ссл ед о в ателям в ы с к аза ть мы сль о развитии второй из назван ны х к у л ьту р на б азе первой, и, следовательн о, о ю жном проис­ хождении плем ен, остави вш и х п ам ятн и к ти п а К унда — С уомусъярви 20.

По вопросу о происхож дении культуры К унда сущ ествую т, однако, и другие в згл яд ы. Т ак, А. Я. Б рю сов, осн овы ваясь на больш ом сходстве инвентаря этой культуры с и здел и ям и, найденны м и в Ш игирском тор У фянике на У рале, вы двинул гипотезу о заселении с востока в период мезолита всей лесной полосы северо-восточной Е вропы вплоть до Б а л ­ тийского м оря на з а п а д е 21. К освенны м п одтверж дением этой точки зре 14 П. 3. К у л и к а у с к а с, Н екоторы е данны е о первоначальном заселении терри­ тории Литвы..., стр. 37;

е г о ж е, Д ревн ей ш и е обитатели на Курш ской косе..., стр. 345;

Р. Я б л о н с к и т е - Р и м а н т е н е, О древнейш их культурны х обл астя х на террито­ рии Литвы, стр. 3 — 4;

е е ж е, Стоянки каменного века Эйгуляй, стр. Г8— 19.

15 Н. Н. Т у р и н а, Н овые мезолитические памятники..., стр. 126 сл.

16 М. В. Б и т о в, К. Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб., стр. 154— 155.

17 Там ж е, стр. 146.

18 X. А. Моора, Вопросы слож ения эстонского народа..., стр. 57— 58;

Л. Ю. Я н и т с, К вопросу об этнической принадлеж ности неолитического населения..., стр. 143— 144.

19 Л. Ю. Я и и т с, К вопросу об этнической принадлеж ности неолитического населе­ ния..., стр. 142— 143;

А. А у г а р a a, D ie altesten stein zeitlich en Funde au s F innland, Ada A rch aeologica», XX I, 1950, стр. 1— 43.

20 например: В. П. Я к и м о в, Н ачальные этапы заселения Восточной П рибал­ тки, стр. 258 сл.

21 А. Я. Б р ю с о в, Очерки по истории племен Европейской части СССР в неоли­ тическую эп оху. М., 1952, стр. 25 сл.

j С оветская э т н о гр а ф и я, № Я. Я. Ч ебоксаров ния, по мнению К. Ю. М а р к и ав то р а н астоящ ей статьи, может служи нали чи е м онголоидны х особенностей у некоторы х черепов из юго-заш ной П р и б ал ти к и, д ати руем ы х м езолитическим врем енем (П лау в М а лен бурге, П р и тц ерб ерск ое озеро в Б ран д ен б урге) 22. Ещ е яснее монгоя идны е черты вы р аж ен ы на отдельн ы х ранненеолитических черепах я сам ой В осточной П р и б ал ти к и, нап рим ер на черепе из В алма в 3d н и и 23. О чевидно, что м онголоидны е элем енты могли проникнуть к б е ер гам Б ал т и к и только с востока, скорее всего из П р и у р ал ь я или Зауралья где они кон статирую тся, н ап рим ер, среди черепов, связанны х с Ш игнр ской культурой 24.

Г ипотеза А. Я. Б рю сова, по мнению многих советских археолог^ н у ж д ается в известны х уточнениях. JI. Ю, Янитс, наприм ер, прямо уИ зы вает, что в том виде, к а к она бы ла п ервоначальн о выдвинута, гипоц за эта не им еет под собой д остаточны х оснований, так как пока I д о к аза н о, что находки ш игирского типа на У рал е более раннего происхо* дения, чем древнейш ие археологи ческие п ам ятники Восточной Прибал тики. В то ж е врем я Л. Ю. Я нитс — на наш в згл я д вполне справедл во — подчеркивает, что «общ ие черты, н аб лю д аем ы е в мезолитическ!

м а т е р и а л а х зап ад н о й части лесной полосы и У рал а, преж де всего уи зы ваю т, по-видим ом у, на то, что общ ение м еж д у древнейшими обит!

тел ям и отдельн ы х частей лесной полосы н ач ал ось очень р ан о » 25. Вполз возм ож н о, что у ж е в пери од м езоли та на севере Восточной Европы по р исходили п ер ед ви ж ен и я отдельн ы х кочевы х коллективов охотников!

ры боловов в р азл и чн ы х н ап р ав л ен и я х — к а к с востока на запад, так!

с з а п а д а н а восток. В процессе этих передвиж ений, сопровождавший!

несомненно, взаи м од ей стви ем групп разли чн ого происхождения, склады в а л с я см еш анны й европеоидно-м онголоидны й состав населения лесно полосы, т а к ясно вы ступаю щ ий зд есь в палеоантропологических мак р и а л а х более позднего (неолитического) п е р и о д а 26.

Н а терри тори и соврем енной С оветской П ри б ал ти к и в рассматрива!

мое вр ем я ж и л и, по-видим ом у, д ве группы племен — «свидерская», сущ ст в о в ав ш ая у ж е в V III ты сячелетии до н. э. и св яза н н а я по происхо»

дению с населени ем более ю ж ны х районов Восточной Европы, « к у н д аск ая», сл о ж и в ш ая ся, вероятно, несколько позднее (в VII—V пI сячелети ях) в процессе п родви ж ен и я тех ж е «свидерцев» на север и!

взаи м о д ей ств и я с отдельны м и группам и охотников и рыболовов, прон кавш им и к б ерегам Б ал ти й ско го м оря с востока. Ю ж ны е хозяйствен»

ку л ьту р н ы е связи н аселени я П р и б ал ти к и у ж е тогда переплетались i св язя м и восточны ми. «С видерские» п лем ена в П ри б алтике всегда од вал и сь периф ерийны м и, тяготевш им и к ю ж ны м рубеж ам края;

«кун»

ские», напротив, расп р о стр ан и л и сь по всей его территории от нынешн К ал и н и н гр ад ско й об ласти до Эстонии. И з северной Эстонии через Ф н ский зал и в или в обход его с востока они засели ли, вероятно, и Ф инля 22 М. В. Б и т о в, К- Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб., стр. Н. Н. Ч е б о к с а р о в, М онголоидны е элементы в населении Центральной Е ври «Уч. записки М ГУ », вып. 63, 1941.

23 М. В. В и т о в, К- Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб., стр. K arin M a r k, Zur E r.tstehu ng der g e g e n w a r tig e n R assentypen..., стр. 7—22.

24 Г. Ф. Д e б e ц, К палеоантропологии Урала, «К раткие сообщения Ин-та эт графии», X V III, 1953. Н екоторы е антропологи, в особенности В. П. Якимов, отриц!

наличие монголоидны х элем ентов в составе древнейш его населения Прибалта Н овые палеоантропологические материалы по Эстонии позволяю т, однако, К. Ю №.

и автору настоящ ей статьи отстаивать свою первоначальную точку зрения на в вопрос (см. указ. работ у М. В. Витова, К- Ю. М арк и Н. Н. Чебоксарова, стр. И 150, 166— 170).

25 JI. Ю. Я н и т с, К вопросу об этнической принадлеж ности неолитического селения..., стр. 145— 146.

26 См., например, К. Ю. М а р к, Вопросы этнической истории эстонского народ стр. 222— 228, карта на стр. 225;

K arin M a r k, Zur E ntsteh un g..., стр. 17—20, к а на стр. 18.

О д р е вн и х хозяйст венно-культ урны х с вя зя х н а р о д о в Прибалтики дию. К ю ж ны м и восточны м с в я зя м п рибалтийского населения п рибави­ лись, таки м о б р азо м, связи северны е. Только о зап адн ы х связях (через Б ал ти к у со С кан д и н ави ей ) мы д л я периода м езолита не имеем никаких данных. Д а ж е неглубокое и сравн и тельн о неш ирокое море могло быть в то вр ем я сущ ественны м препятствием д л я этих связей.

О я зы к а х «кундаских» племен мы т а к ж е ничего не знаем, к ак и о язы к ах плем ен «свидерских». В п оследнее врем я некоторые ф инлянд­ ские ученые, в частности А. Я ю р яп яа и К. В илкуна, вы сказы вали гипо­ тезу о прям ой преем ственности м еж д у «кун дасц ам и» и позднейшими п рибалти й ско-ф ин ским и н ар о д ам и 27. О дн ако X. А. М оора по поводу этой гипотезы сп р авед л и во зам еч ает, что хотя п лем ена культуры К унда и уч аствовали, вероятн о, в ф орм и рован ии этнического состава населения П ри б алтики, все ж е нет оснований п ред п ол агать, что они говорили на ф инно-угорских я з ы к а х 28. Д ей ствительн о, трудо допустить, что язы ки эти (или д а ж е исходны й д л я всех них язы к-осн ова) могли сущ ество­ вать у ж е в V II— VI ты сяч ел ети ях до н. э. на зап ад н ой периферии В о­ сточной Е вропы. П р авд оп одоб н ее считать, что группы восточного про­ исхож дения, вош едш ие в состав культуры К унда, говорили на каких-то не дош едш и х до н ас « п ал ео ази атски х » язы ках, возм ож но — родствен­ ных я зы к а м древнейш его н аселен и я С и б и р и 2Э С этой точки зрения.

очень интересно п редполож ени е П. А. Аристэ о том, что в прибалтийско финских я зы к а х п р о сл еж и ваю тся черты весьм а древнего чуж дого суб­ страта, элем енты какого-то не определенного пока язы ка 30.

Г о р азд о более полны м и и ясны ми данны м и о хозяй ственн о-культур­ ных св я зя х н аселен и я Восточной П ри б ал ти к и и соседних территорий мы р ас п о л ага ем д л я п ериода неолита (III и п ервая половина II ты сячеле­ тия до н. э.). Н овейш ие археологические м атери алы показы ваю т, что д р ев н ей ш ая н еоли ти ч еская ке р ам и к а П ри б ал ти к и и соседних террито­ рий н еоднородн а. Т ак, остро донны е сосуды со скудным орнаментом, н ай ­ денны е у деревн и С ерове в К ал и н и н град ской области, напоминаю т при­ митивную ран н енеолитическую к ер ам и ку З ап ад н ой П рибалтики — северной Г ерм ани и и Д ан и и. В то ж е врем я посуда типа Сперрингс (по н азван и ю п оселения около Х ельсинки) из Ф инляндии, К арельской АССР и северны х рай он ов Л ен и н град ск ой области, д ати р у ем ая началом III ты сяч ел ети я до н. э., о к а зы в ае тся столь похож ей на керам ику того ж е п ери ода из П р и у р а л ь я и З а п а д н о й С ибири, что Л. Ю. Янитс считает возм ож н ы м прям о св я зы в ать ее р асп ростран ен и е с переселениями к а ­ ких-то древних плем ен — скорее всего ф инно-угорских — из северо-за­ падной А зии к б ерегам Б ал ти й ск о го м о р я 31. Гипотеза эта хорош о со гл а­ суется с п р ед ставл ен и ям и больш и н ства соврем енны х лингвистов финно угроведов, считаю щ их, что о б р азо в ан и е ф инно-угорской язы ковой общ ­ ности происходило в период позднего м езоли та (V— IV ты сячелетия до н. э.) на терри тори и, охваты ваю щ ей У рал с востока, ю га и з а п а д а 32.

27 A. A y r а р а а, Указ. раб., стр. 41;

К. V i 1 k u п a, N ar kom m o osterjofinnarna till B altik um ? «F olk -L iv», X II— X III, S tockh olm, 1948— 1949, стр. 35.

28 X. A. M о о p а, Вопросы слож ения эстонского народа..., стр. 59— 60.

29 М. В. Б и т о в, К- Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб., стр. 154— 155.

30 P. A r i s t e, M on in gaid m arkm eid, « E esti N S V ajaloo», I, K oite Kohta, «Edasi».

13 января 1956 (цит. по статье X. А. М оора «Вопросы слож ения эстонского народа...», стр. 59 ).

31 Л. Ю. Я н и т с, К вопросу об этнической принадлеж ности неолитического насе­ ления..., стр. 151.

32 X. А. М о о р а, Вопросы слож ения эстонского народа..., стр. 56. Ср. также:

А. Я- Б р ю с о в, У каз. раб., стр. 25 сл;

Э. М о л ь н а р, П роблемы этногенеза и древней истории венгерского н ар ода, «S tu d ia H istorica», 13, B ud apest, 1955, стр. 14 сл.;

Н. Н. Ч е б о к с а р о в, К вопросу о происхож дени и народов угро-финской языковой группы, «Сов. этнограф ия», 1952, № 1, стр. 49.

7* 100 Я. Я. Ч ебоксаров В П р и б ал ти к у с этой территории на за р е неолита приш ли, скорее всего, плем ен а, говоривш ие на разл и чн ы х д и а л е к тах прибалтийско-финского язы ка-осн овы, которы й у ж е сущ ествовал в конце IV — н ачале III ты ся-, челетия до и. э. 33.

Н еско л ько более поздней по сравнению с посудой типа Сперрингс яв л яется, по-видимому, д ревн яя ям очн о-греб ен чатая керам ика «нарв ского типа» из северо-восточной Эстонии, д ати р у ем а я серединой III ты­ сячелетия до н. э. К ер ам и к а эта, о б н а р у ж ен н ая в ниж нем течении Нар­ вы и в поселении А к ал и в районе устья Эм айы ги, имеет некоторое сх о д ст в о, с о д н о й стороны, с посудой из С ерова, а с другой,— с кера­ микой П р и у р ал ь я и типа С перрингс. «Мы имеем здесь, вероятно,—пи-j ш ет Л. Ю. Я нитс,— не случай ное совпадение, а резул ьтат продолжи-!

тельн ого соприкосновения м еж д у населением разн ы х районов лесной полосы, возм ож н о, п оявлен ие на п обереж ье Б алти й ского моря какой-то новой группы н аселен и я с в о с т о к а » 34. Этой новой группой и были, ско­ рее всего, н аи бо л ее п родви нувш и еся к зап ад у, т а к ск а за т ь «передовые», пр ед стави тел и древних прибалти й ско-ф ин ских племен, проникшие н а территорию соврем енной Э стонии с северо-востока — из Прионежьяи П р и л ад о ж ь я, где най дено много стоянок с керам икой типа Сперрингс.

П уть этих п риш ельц ев л е ж а л, вероятно, вдоль ю ж ного берега Финского за л и в а к Ч у д ско м у озеру.

Во второй половине III ты сячелетия до н. э. почти во всей Восточной П ри б алтике — от Эстонии до нынешней К алининградской области и се­ верной П о л ьш и,— а т а к ж е в Ф инляндии расп ростран и л ась «типичная ям очн о-гребен чатая керам и ка, принесенная, по-видимому, из западного П р и л ад о ж ь я новыми волнам и прибалтийско-ф инских племен, быстро по­ глотивш ими редкое местное население — потомков мезолитических «кун д асцев». Н а всей обш ирной территории своего бы тования керамика эта бы ла п ервоначальн о сравнительно однородной. О днородными оказывают­ ся и связан н ы е с ней кам енны е орудия и другие предметы;

повсеместно здесь встречаю тся, наприм ер, изделия из валдайского кремня и олонецкого сл ан ц а, а та к ж е вещ и из ян таря, происходящ его с юго-восточного бал­ тийского побереж ья 35. Это прям о указы в ает на тесные хозяйственно-куль­ турны е связи прибалтийских племен того времени к ак между собой, так и с соседними группами населения, особенно, — с живш ими к восто­ ку и югу от Эстонии, Л атви и и Л итвы — в современной Карелии, на Вал­ дай ской возвы ш енности, в бассейне Вислы.

П алео ан тр о п о л о ги чески е д ан н ы е т а к ж е у казы ваю т н а связи неолити­ ческого населения Восточной П рибалтики с его южными и восточными соседями. В настоящ ее врем я мож но считать твердо установленным, что население это было расово неоднородным: оно вклю чало европеоид­ ные, монголоидные и переходные, см еш анны е типы 36. П ервы е по своему происхож дению связан ы, несомненно, с ю жной половиной Восточной Европы, вторы е — с Северной Азией (через лесную полосу восточноевро­ пейского с е в е р а ). С меш ение тех и других началось, как мы видели, еще в период м езоли та на всем обш ирном пространстве таеж ной зоны между У ралом и Б алти кой 37. Н а территорию Восточной П рибалтики с прибал 33 П. А. А р и с т э, Ф ормирование прибалтийско-финских языков..., стр. 25.

34 Л. Ю. Я н и т с, К вопросу об этнической принадлеж ности неолитического на­ селения..., стр. 152.

35 X. А. М о о р а, Вопросы слож ен ия эстонского народа..., стр. 60—65;

Л. Ю. Я н и т с, К вопросу об этнической принадлеж ности неолитического населения....

стр. 153 сл.;

е г о ж е, Н еолитические поселения на территории Эстонской ССР, «Muistsed a su la d ja lin n u sed », T allinn, 1955, стр. 198— 201.

36 М. В. Б и т о в, К- Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб., стр. 156—174;

К. Ю. М а р к, Вопросы этнической истории эстонского народа в свете данных палеоан тропологии, стр. 222— 228;

K arin M a r k, Zur E n tsteh u n g der g egen w artigen Rassenty pen..., стр. 7— 20.

. 37 См. вы ш е, стр. 97— 98.

О д р е в н и х хозяйст венно-культ урны х с в я зя х н а р о д о в Прибалтики тийско-финскими плем енам и распространились, по-видимому, как уж е см еш анны е антропологические типы, т а к и более «чистые» монголоиды.

М огли входить в состав этих племен и европеоидные компоненты;

боль­ ш ая ч асть их, од нако, до н а ч а л а II ты сячелети я до н. э. б ы ла связан а в Восточной П р и б ал ти к е, вероятно, с потом кам и мезолитических «кундас цев» и особенно «свидерцев».

Об этническом составе населения Восточной П рибалтики в III ты ся­ челетии до и. э. мож но судить только по косвенным данны м, которые, как мы у ж е видели, п озволяю т п редполагать, что население это говорило на древнейш их прибалти й ско-ф ин ских я зы к а х финно-угорской семьи. Не исклю чена возм ож ность, что в форм ировании этих язы ков некоторую роль в качестве субстрата сы грали язы ки мезолитических «кундасцев» и «сви­ дерцев» — п ал ео ази а тск и е или палеоевропейские, или и те и другие вместе. В конце I I I — н ач ал е II ты сячелетия до н. э. единая прежде при­ балти йская культура «типичной» ямочно-гребенчатой керамики стала п одразделяться на несколько местных хозяйственно-культурных вариан­ тов, соответствую щ их, по-видимому, ф орм ировавш им ся тогда племенным группам прибалтийских финнов. Н аиболее отчетливо выступают различия м еж ду д ву м я группам и поселений этого времени на территории Латвии и Эстонии: зап адн ой, охваты ваю щ ей памятники Курземе, и восточной, вклю чаю щ ей поселения юго-восточной Эстонии и северо-восточной Л а т ­ вии. О собняком стоят некоторы е памятники прибреж ной полосы север­ ной Эстонии (район Т ал л и н а) и острова С аар ем аа 38. Естественно возни­ кает вопрос: не н ачалось ли уж е тогда об разован ие основных районов (подобластей) прибалтийской историко-этнографической области: юго западного, ю го-восточного и север н о го 39?

Больш ую роль в форм ировании этих районов у ж е в неолитическом пе­ риоде играли, несомненно, местные особенности хозяйства. Е1а острове С аар ем аа, наприм ер, основу хозяй ства составляли рыболовство и охота на тю лен я;

н а ю го-востоке Э стонии — д ал ек о от м оря — п реоб ладаю ­ щую экономическую роль и гр ал а охота на лесны х зверей: лося, тура, боб­ ра, к а б а н а, куницу и д р.40. С ущ ественное значение д л я вы работки местных особеностей культуры имело, вм есте с тем, и взаим одействие неолити­ ческих племен Восточной П ри балтики с населением соседних территорий.

Н аибольш ую роль здесь играли связи с восточными соседями, прежде всего с древнеф инским и плем енам и волго-окской группы, часть которых именно в рассм атриваем ы й период продвинулась д ал еко на север и се­ веро-запад в пределы тепереш них А рхангельской и Вологодской облас­ тей, а т ак ж е К арельской А С С Р 41. С этим передвиж ением связано, вероят­ но, п оявлен ие ям очн о-гребен чатой кер ам и ки волго-окского типа — с преимущ ественно ямочны м орнаментом — в неолитических поселениях на восточны х р у б еж ах П ри балтики (О бонеж ье, П риладож ье, отчасти восточные районы Эстонии и Л а тв и и ). Н е исклю чена возможность, что длительный кон такт с волго-окским и плем енам и сы грал определенную роль в обособлении карельски х и вепсских диалектов от других прибал­ тийско-финских я з ы к о в 42. О бщ ность культуры ямочно-гребенчатой ке­ рамики к югу и к северу от Финского зал и в а ук азы в ает та к ж е на актив­ ное взаи м одей ствие в III ты сячелетии до н. э. племен севера Эстонии в Ф инляндии 43.

38 JI. Ю. Я н и т с, К вопросу об этнической принадлеж ности неолитического насе­ ления..., стр. 161 — 162, рис. 24.

39 См. М. Г. Л е в им и Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Хозяйственно-культурные типы и историко-этнограф ические области, «Сов. этнограф ия», 1955, № 4, стр. 13— 14.

40 X. А. и А. X. М о о р а, Указ. раб.

41 М. Е. Ф о с с, Д р евн ей ш ая история севера Европейской части СССР, «М атериа­ лы и исследован ия по археологии С С С Р», 29, 1952, стр. 153 сл.

42 Л. Ю. Я н и т с, К вопросу об этнической принадлеж ности неолитического населения..., стр. 163;

П. А. А р и с т э, У каз. раб., стр. 25— 26.

43 А. А у г а р а а, Указ. раб., стр. 212 сл.

102 Н. Н. Ч ебоксаров Е сть некоторы е, пока ещ е очень слабы е, основания предполагать, чт в то ж е, примерно, врем я возникли первы е связи населения Восточно П рибалтики с его зап адн ы м и соседями —• племенам и Скандинавии. Н возм ож н ость таких связей указы ваю т, наприм ер, некоторые особенност керам ики из неолитических пам ятников северной Эстонии и острова Саг р ем аа, х ар а к тер н ы е т а к ж е д л я глиняной посуды с острова Готланд и и прилегаю щ их районов м атериковой Ш веции 44. Н е вполне ясен вопрос взаим одействии древних прибалтийско-ф инских племен с их южными сс седям и. М алочисленн ость п ам ятни ков с ям очно-гребенчатой керамике в Л и тве и северной П ольш е, а т а к ж е сравн и тельно кратковременное, н е видим ом у, и сп о л ьзо ван и е их древним населением, п озволяю т выдвинут гипотезу о постепенном растворени и н аи бол ее ю ж ной группы прибалте финнов среди местного н аселен и я бассейнов Н ем ан а и Вислы, скоре всего среди о б и тавш и х здесь тогд а предков сл ав я н и летто-литовце, (б ал ти й ц ев) 45. З а с л у ж и в а е т вни м ани я в связи с этим вопросом пред п олож ение Т. Л ер - С пл а винского о наличии в славянски х и балтийски язы к а х очень древних ф инских заи м ствован и й, отсутствую щ их во все:

других я зы к а х индоевропейской с е м ь и 46.

В н ач ал е II ты сячелетия до н. э. в этническом составе населения Вое точной П ри балтики произош ли больш ие изменения, сыгравшие перво степенную роль во всей дальнейш ей истории его хозяйственно-культур­ ных связей. И зм енения эти, м ногократно описанны е в новейшей совет­ ской археологической и антропологической л и т ер ату р е47, были вызвань расселением на территории тепереш ней К алининградской области, Литвы.

Л атви и и Эстонии (а так ж е ю го-западной Ф инляндии) древнебалтийскш (летто-литовских) скотоводческо-зем ледельческих племен, проникших к берегам Б алти й ского м оря с ю га и принесш их с собой в высшей степени характерн ы й хозяйственны й и бытовой инвентарь. В его составе видное место за н и м ал и ш ли ф ован ны е и сверл ен ы е «боевые» каменные топоры, ч асто имею щ ие ладьевидную ф орму, а так ж е глиняны е сосуды, украшен­ ные отпечатком ш нура (кубки, ш аровидны е ам ф оры и др.) 48. Антропо­ логически эти новые насельники П ри балтики принадлеж али большей частью к европ еои дн ом у м ассивном у, относительно длинноголовому и ш ироколи цем у т и п у 4Э С воих покойников они хоронили обычно в скор­.

ченном полож ении под насы пью или в г р у н т е 50.

Н овейш ие археологические м атери алы позволяю т выделить в Восточ­ ной П ри б алтике по крайней мере две поздненеолитические местные куль­ туры «боевых» топоров — южную, висло-неманскую, и северную, эстон­ скую,— д ати руем ы е X V III—X IV вв. до н. э. Н а соседних территориях Восточной Е вропы сущ ествовало ещ е несколько более или менее син­ 44 JI. Ю. Я н и т с, К вопросу о б этнической принадлеж ности неолитического населения..., стр. 161.

45 П. Н. Т р е т ь я к о в, Восточнославянские племена, 2-е изд., М., 1953, стр. 35 сл.

46 Т. Л е р - С п л а в и н с к и й, Н овая попытка освещ ения проблемы происхожде ния славян, «Вопросы язы кознания», 1955, № 1, стр. 155.

47 См. в особенности: X. А. М о о р а, Вопросы слож ения эстонского народа...

стр. 64— 75;

е г о ж е, О древней территории расселения балтийских племен стр. 9 — 33;

Л. Ю. Я н и т с, К. вопросу об этнической принадлеж ности неолитически населения..., стр. 163— 171;

М. В. Б и т о в, К. Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб., стр. 174— 184.

48 X. А. М о о р а, О древней территории расселения балтийских племен стр. 12— 13.

49 М. В. Б и т о в, К- Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб., стр. 174—181;

ср. такж е: К- Ю. М а р к, Вопросы этнической истории эстонского народа в свете дан­ ных палеоантропологии..., стр 229— 232;

K arin M a r k, Zur E ntsteh un g der gegen w a r tig en R assen typ en.,., стр. 7— 22. t 50 X. A. M о о p а, О древней территории расселения балтийских племеи!

стр 12— 13.

О д р е вн и х хозяйст венно-культ урны х с вя зя х н а р о д о в П рибалтики хронных культур того ж е типа: днепровско-деснинская, ф атьяновская (в В ерхнем П ово л ж ье и В олго-О кском м еж дуречье), ф инляндская. П ер­ вая из них, зан и м аю щ ая центральное место среди восточноевропейских культур «боевых» топоров, не вполне однородна: в ее составе вы д ел яю т­ ся, в частности, более се в е р н а я, деснинско-верхнеднепровская (или про­ сто д еен и н екая) груп па в Белорусси и и более ю ж н ая, среднеднепровская группа на У краине с центром в районе К иева 51.


Очень важ но подчеркнуть, что все восточноевропейские культуры «боевых» топоров, кроме средне­ днепровской, явл яю тся приш лы ми на территории их распространения, где до них сущ ествовали различны е культуры с ямочно-гребенчатой ке­ рамикой. В З ап ад н о й Европе в рассм атриваем ое время такж е шло р а с ­ пространение аналогичны х культур скотоводов и зем ледельцев, искавш их новые п аст б и щ а, с ю га на север (н ап ри м ер, из Герм ании в Д анию, Ю ж ­ ную Ш вецию и соседние районы Н орвегии) 52.

М ногие и сследователи — к ак советские, так и зарубеж ны е — связы ­ ваю т культуры «боевых» топоров с отдельны ми группами древних индо­ европейских племен 53.

В осточноевропейские вар и ан ты этих культур обычно считаю т принад­ л еж авш и м и н аи бо л ее ранним груп пам сл ав я н и балтийцев. Одни авто­ ры — преим ущ ественно язы ко вед ы — допускаю т, что речь д олж н а идти здесь о ещ е н ер азд ел и в ш и х ся сл ав я н о -б ал ти й ц ах 54;

другие ж е ученые, главны м о б р азо м археологи, предпочитаю т говорить о славянски х и б ал ­ тийских п лем ен ах отдельно. X. А. М оора, н ап ри м ер, пиш ет: «Н есмотря на то, что вопрос происхож дения культур боевых топоров и их населения окончательно ещ е не реш ен, мы имеем основание полагать, что носите­ лями этих культур в низовьях Вислы, в П рибалтике, в Белоруссии и в Волго-Окском м еж дуречье были ранние балтийские племена, или при­ балты» 55. В пределы Восточной П рибалтики племена эти проникли, по видимому, д ву м я путями — юго-восточным (с верховьев Д н еп ра) и юго западным (с низовьев В ислы ). В исло-нем анская культура обнаруж ивает связи к а к со среднеевропейским и, т а к и с восточноевропейскими культу­ рами «боевы х» топоров. М еж д у висло-нем анской и днепровско-деснин ской культурам и не было четкой территориальной границы: через северо западную Белоруссию м еж ду ними сущ ествовали тесны е хозяйственно­ культурные с в я з и 56. Э стонская культура бы ла в свою очередь связана как с висло-нем анской, т а к и с днепровско-деснинской — со второй, воз­ можно, д а ж е теснее, чем с первой 57.

Эстония не бы ла крайним северны м пределом расселения древнебал­ тийских племен;

через Финский зал и в они проникли на ю го-запад Фин­ ляндии, где ш ироко расп ростран ен ы поздненеолитичекие памятники 51 X. А. М о о р а, О древней территории расселения балтийских племен..., стр. 14— 18;

ср.. такж е;

Т. С. П а с с е к, К вопросу о среднеднепровской культуре, КСИИМ К XVI, 1947, стр. 34 сл.;

A. J. В г j u s о v, D ie W an d eru n g der ursp ru nglich en Stam m e und die R esu lta te der A rca o lo g ie (D ie E n tsteh u n g der F a tjan ovo-K u ltu r), «Acta A rch aeological, XX, 1954, стр, 320 сл.;

A. E u r o p a e u s (A y r a p a a ), D ie rela tiv e C h ron ologie der steinzeit lichen K eram ik in F in n lan d, «Acta A rch aeologica», I, 1930, стр. 190 ел.

52 X. А. М о о р а, О древней территории расселения балтийских племен..., стр. 12, рис. 2.

53 Ом., например: Б. В. Г о р н у н г, П роблем а распространения индоевропейской речи в доисторические эпохи, «Тезисы д ок л адов на сессии О тделения исторических наук и пленум е И нсти тута истории материальной культуры, посвященных итогам археологических исследований 1955 г.», М.— Л., 1956, стр. 36 сл.;

Г. Ч а й л д, У исто­ ков европейской цивилизации, М., 1952, стр. 245.

54 Т. Л е р - С п л а в и н с к и й, Указ. раб., стр. 154.

55 X. А. М о о р а, О древней территории расселения балтийских племен..., стр. 19.

56 Т ам ж е, стр. 16;

ср. такж е: L. К i 1 i a n, H affkiistenkultur und U rsprung der B a lten, B onn, 1955, стр. 108 сл.

57 X. A. M о о p а, О древней территории расселения балтийских племен..., стр. 17.

104 Н. Н. Ч ебоксаров местной культуры «боевых» т о п о р о в 58. О тсю да через Аландские острова т а к ж е б огаты е п ам ятн и кам и этого типа, носители рассматриваемой куль туры д ости гали, по-видимому, берегов средней Ш веции. Н е и с к л ю ч е н а !

возм ож ность непосредственных связей со Ш вецией из прибрежной полос Л атв и и через Г о т л а н д 59. Т аким об разом, В осточная Прибалтика в пр е вой половине II ты сячелетия до н. э. бы ла широкой полосой и н т ен си в н ы п ередвиж ен ий с ю га на север, а отчасти и с востока на запад, древнЕ б алти йски х племен, которы е принесли с собой в область распроетраш ния охотничье-ры боловческих культур с ям очно-гребенчатой керамика новы е виды хо зяй ства — пастуш еское скотоводство и земледелие. Плзме на эти, продвинувш ись на север, сохраняли непосредственные хозяйства но-культурны е связи с населением районов своего первоначального обь тания;

наиболее интенсивными такие связи были, естественно, в ю во ж половине Восточной П рибалтики — к югу от Д а у г а в ы 60.

В сам ой В осточной П р и б ал ти к е д ревнебалтий ские пастушеско-зеш дельческие плем ена вступили в сам ое тесное хозяйственно-культурнс взаи м о д ей стви е с ф инноязы чны м охотничье-ры боловческим население!

М озаичное р асп р о стран ен и е поздненеолитических памятников с «боев!

ми» топорам и и ям очно-гребенчатой керам икой в Эстонии и Лата прям о у к а зы в а е т на чересполосное р ассел ен и е здесь обеих групп п л м е н 61. Н али ч и е в п ам ятн и ках той и другой культуры к ак европеоидны т а к и п ром еж уточн ы х европеоидно-м онголоидны х черепов говорит биологическом смеш ении этих групп,— т. е. о перекрестных браках меж;

н и м и 62. Д ан н ы е сравн и тельного язы козн ан и я позволяю т проследи' в прибалтийско-ф инских и балтийских (летто-литовских) языках взатн ные д ревни е заи м ство в ан и я, восходящ ие, скорее всего, именно к перио;

позднего неолита 63. О чевидно, что на первых п орах (примерно до сер дины II ты сяч ел ети я до н. э.) прибалтийско-ф инские и балтийские п л м ена ж и ли на одной и той ж е территории бок о бок друг с другом, п стоянно о б м ен и ваясь своим и хозяйственны м и и культурно-бытовыми н вы кам и. Финны, в частности, восприним али от балтийцев приемы пр м итивного (м оты ж н ого) зем лед ел и я, а возм ож но и скотоводства. Ба тийцы могли заи м с тв о в ать у финнов многие приемы охоты и рыболо ства (н ап ри м ер, тю лений пром ы сел или некоторы е типы плетеных ры б ловны х сн астей ), а т а к ж е отдельны е элем енты м атериальной культур частично сохрани вш и еся в виде переж итков почти до наших дней (н прим ер, конический ш ал аш, и сп ользовавш и й ся в Эстонии и в северн Л атв и и в качестве летней кухни ещ е в конце XIX — н ач ал е XX в.).

Ч ерез прибалтийско-ф инские племена, ж ивш ие в конце неолита территории Эстонии, Л атви и, а возм ож но и Л итвы, балтийские хозя ственно-культурны е и язы ковы е заи м ствован и я могли проникнуть и к т прибалти й ско-ф ин ским группам, которы е обитали в более восточных северо-восточны х районах, т. е. к предкам современных вепсов и карел В полне возм ож но, однако, что восточные группы древних прибалто-ф!

нов имели с древним и балтийцам и и непосредственные связи: ареалы p i п ростран ен и я культур «боевых» топоров доходили вплоть до Прииль;

н ья и бассей н а В о лхова, а ещ е восточнее — почти до Б е л а о зе р а 65. Бали ские язы ко вы е заи м ство в ан и я, к а к известно, прослеж иваю тся не толь»

прибалти й ско-ф ин ских, но и в поволж ско-ф инских язы ках;

область р 58 A. E u r o p a e u s (А у га р а а ), Указ. раб., стр. 190.

59 X. А. М о о р а, Вопросы слож ения эстонского народа..., стр. 90. прим, 64.

60 J1. Ю. Я н и т с, К вопросу об этнической принадлеж ности неолитического н асе-, ления.... стр. 169, прим. 54.

61 Там ж е, стр. 165, рис. 54. ;

62 М. В. В и т о в, К. Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб.. стр. 177. рис. 3.

63 П. А. А р и с т э, Ф ормирование прибалтийско-финских языков.... стр. 12- 64 X. А. М о о р а, Вопросы слож ения эстонского народа..., стр. 75.

65 П. А. А р и с т э, Ф ормирование прибалтийско-финских языков..., стр. 12.

О д р е в н и х хозяйст венно-культ урны х свя зя х н ар о д о в Прибалтики проетранения последних в период позднего неолита все еще непосред­ ственно п р и м ы к ал а, вероятно, к о б ласти распространения п е р в ы х 66. Бал­ тийские влияни я на финнов шли, над о д у м а т ь,с о стороны всех северных культур «боевых» топоров Восточной Европы: висло-неманской, эстон­ ской, финляндской, верхнеднепровско-деснинской и д аж е фатьяновской.

Ж и в ш и е в Восточной П ри б алтике чересполосно прибалто-финские и балтийские п лем ена д о л ж н ы были в кон ц е концов слиться. Это действи­ тельно и произошло во второй половине II и в начале I тысячелетия до н. э.— в раннем бронзовом веке. Однако процесс слияния шел по-разно­ му в р айонах распространения различны х культур «боевых» топоров.

В области висло-неманской культуры, где естественно-географические условия были наиболее благоприятны д л я пастушеского скотоводства и земледелия, численность финнов, по сравнению с балтийцами, была, в е­ роятно, невелика, а связи последних с их ю ж н ы м и соплеменниками под­ д ерж ивались наиболее интенсивно,— во зо б л а д а ла в конечном счете б ал ­ тийская речь и сложилось компактное балтоязычное население — прямые предки позднейш их пруссов, литовцев и латы ш ей. Зд ес ь развилась осо­ бая « зап ад н о б а л ти й ск ая » кул ь ту р а бронзового века, распространивш аяся на севере до низовьев Д а у г а в ы и д а ж е несколько к северу от н е е 67.


К иным конечным результатам привело длительное взаимодействие финских и балтийских племен в районах распространения эстонской и финлядской культур «боевых» топоров, где более суровые природные усло­ вия благоприятствовали сохранению значительной роли охоты и рыбо­ ловства в хозяйстве и, напротив, тормозили развитие скотоводства и осо­ бенно земледелия. В этих районах более многочисленные прибалто-фин­ ские племена в конце концов поглотили продвинувшиеся сюда отдельные балтийские группы, о торвавш и еся от своих соплеменников, обитавших в более ю жны х р а й о н а х 68. Аналогичной была, по-видимому, и судьба верхневолжских и волго-окских «фатьяновских» племен, т а к ж е раство­ рившихся в более многочисленном финно-угорском населении. Постепен­ но древнебалтийские племена лесной полосы Восточной Европы исчезли почти повсеместно за исключением отдельных долго сохранявшихся островков и области западнобалтийской культуры с примыкающими к ней рай он ам и м еж д у низовьями Вислы и Д аугав ы ;

ассимилировавшие балтийцев финно-угры местами (особенно в П оволжье) несколько прод­ винулись, по-видимому, на юг и вступили в непосредственный контакт с продвигавшимися навстречу им древнеславянскими племенами.

З н ач и тел ьн ы й интерес д л я изучения хозяйственно-культурных связей населения Восточной П рибалтики в бронзовом веке представляют быто­ вавшие в то врем я формы керамики. Н аличие в прибалтийских поселе­ ниях рассм атриваем ого периода глиняных сосудов с ямочно-гребенчатым и ш нуровы м орн ам ентом свидетельствует о долгом сохранении здесь как «прибалтийско-финских», т а к и «балтийских» культурно-бытовых традиций. П оявление ж е в этих поселениях «текстильной» (сетчатой) керамики объясняется, по-видимому, взаимодействием населения Вос­ точной П рибалтики с древнефинскими племенами Верхнего Поволжья и В олго-Окского м е ж д у речья, д л я которых ке р ам и к а этого типа была в то время наиболее характерна. X. А. М оора считает возможным д а ж е прямо говорить о продвиж ении из у ка зан н ы х районов каких-то групп 66 X. А. М о о р а, О древней территории расселения балтийских племен..., стр. 11 — 1 2, рис. 1— 2.

67 Там ж е. стр. 22— 23;

L. К i 1 i а п, Указ. раб.. карты 12 и 13.

68 X. А. М о о р а, Вопросы слож ен ия эстонского народа..., стр. 72— 73;

ср. также:

С. F. M e i n a n d e r, D ie K iukaiskultur, «Su om en M u in aism u istoyh d istyk sen. Aika Kauskirja», H elsin k i, 1954, стр. 172 сл.

106 Я. Я. Ч ебоксаров населения на запад, по направлению к берегам Балтийского моря69. д ельны е фрагменты «текстильной» керамики встречаются даже окон С еро в а в К ал и н и н гр ад ско й области, но все ж е в этих местах, а таи на за п а д е Л и твы и ю го-западе Л атв и и они сравнительно редки, концен;

ри руясь в н аи бо л ьш ем количестве в восточных р айонах Латвии, на во токе и юго-востоке Эстонии, т. е. в тех частях Восточной Прибалта:

где к у л ь ту ра «боевых» топоров п ред ставл ен а сравнительно слабо и cbi з а н а по своем у происхож дению скорее с юго-востоком (Верхним Подш п ро вьем ), чем с ю го-западо м (В и сло-Н ем ан ским междуречьем) 70.

Возникш ие в I I I — II тысячелетиях до н. э. хозяйственно-культурны связи племен Восточной П рибалтики с их восточными (финно-угорскими и ю ж н ы м и (индоевропейскими) соседям и п р од о л ж а л и развиваться I у к р е п л я тьс я на пр отяж ени и всего I ты сячелетия до н. э., когда на интере сующ ей нас территории зак о н ч и лся бронзовый в ек и началось шстепен ное расп р остр ан ен и е ж е л е за. Н а б азе общего подъема производительны:

сил в это в р е м я п атри архал ьн о -ро до в ой строй достиг у прибалтийски.' племен, по-видимому, последнего э т а п а своего развития. С изменения социально-экономических отношений было связано, несомненно, лоявле ние новых типов поселений (укрепленны х городищ ) и погребальных п а мятников (к у рган ов и м онум ентальны х каменны х надгробий). Усложни л ась т а к ж е п лем ен н ая о рган и зац ия, в связи с развитием обмена бола прочными стали м еж п лем ен н ы е связи, отчетливо выделились отдельны!

группы племен, возм о ж н о у ж е о бъеди нявш иеся в более или м енее устойчивые союзы. С ущ ественны е сдвиги, вы званны е процессами этниче­ ской консолидации, п ер ед виж ен иям и и смеш ениями различных племен­ ных групп, произош ли в конце бронзового и н а ч а л е железного века так­ ж е в этническом составе населения Восточной П ри б алтики и в этниче­ ских гр ан и ц а х — к а к в ее пределах, т а к и на соседних территориях7. В Эстонии и на севере Л атв и и (Видземе и некоторые районы Курзе­ ме) в то врем я ж и л и прибалтийско-финские племена —непосредствен­ ные предки эстонцев и ливов, хоронившие своих покойников в курганных могильниках с каменными ящ иками. Ю ж н а я Л атв и я и вся Литва бы ли населены балтийскими (летто-литовскими) племенами, погребения к -, о торых — зем ляны е курганы или грунтовые захоронения — резко отлича­ лись от прибалто-финских каменных могильников. Среди балтийцев уж е ясно выступали различия меж ду отдельными племенными группами, oco -j бенно — м е ж д у зап ад н ы м и и восточными. Д л я юго-запада Латвии я прибреж ной полосы Л и твы наиболее характерны ми были курганы с погребениями в урн ах типа Курмайчяй, отсутствовавшие в более восточ­ ных рай он ах. В то ж е, примерно, в р ем я на востоке Литвы и Латвии (а т а к ж е в см еж н ы х р ай о н ах Белоруссии) были распространены укреп-;

л ен н ы е горо д ищ а со ш трихованной керамикой. Н а к а р те культур ранне ж е ле зн ого века, составленной X. А. М оора, находки штрихованной кер мики отмечены т а к ж е в Эстонии, особенно в ее восточной части — у б ер гов Чудского озера 72.

69 X. А. М о о р а, Вопросы слож ен ия эстонского народа..., стр. 76—79.

70 X. А. М о о р а, Вопросы слож ен ия эстонского народа..., стр. 77.

71 М. В. Б и т о в, К- Ю. М а р к, Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Указ. раб., стр. 184— 3. К у л и к а у с к а с, К урмайчские археологические памятники и данные их иссле;

вания, А втореф ер ат диссертации, Вильню с, 1949;

е г о ж е, Некоторые данные о nepi начальном заселении..., стр. 41— 42;

X. А. М о о р а, Вопросы сложения эстоюскс н ар ода..., стр. 79— 107;

е г о ж е, О древней территории расселения прибалтам племен..., стр. 23— 26;

М. X. Ш м и д е х е л ь м, О плем енах северо-восточной За нии..., стр. 172— 175.

72 X. А. М о о р а, О древней территории расселения балтийских племен..., стр.:

рис. 4. Общ ий обзор типов поселений и могильников Восточной Прибалтики в I ты с челетии д о я. э., составлен главным образом на основании работ, перечисленш в прим. 71. См., кроме того, Н. Моога, M u istsete linnuste uurimi.tu lem u stest E esti N S V -s, Сб. « M u istsed asu lad ja linnused», T allin, 1955, стр. 43— О д р е вн и х хозяйст венно-культ урны х с вя зя х н а р о д о в Прибалтики Таким образом, совершенно ясно, что в I тысячелетии до н. э. не толь­ ко слож и лась восточнобалтийская историко-этнографическая область, не и отчетливо наметились ее основные подобласти — юго-восточная (аукш гай т ск о -л атгал ь ск а я), ю г о -за п а д н ая (ж ем ай тск о-кур ш ская) и северная (эстоно-ливская). Х арактерны ми пам ятникам и первой были в рассматри­ ваемое время городищ а со штрихованной керамикой и отчасти курганные могильники с трупосожж ением, второй — курганы с трупоположением и особенно групповые захоронения (в том числе погребения в урнах), треть­ ей — погребальные сооруж ения с каменными ящ иками. Очень вероятно, что к тому ж е периоду восходит возникновение различий между восточ­ ными и за п а д н ы м и д и а л е к там и балтийских (летто-литовских) племен, сложившихся, по-видимому, горазд о ран ь ш е ф орм ирования отдельных диалектов литовского и латы ш ск ого я з ы к о в 73. А реал ы этих групп д и а ­ лектов в основном соответствовали юго-восточной и юго-западной историко-этнографическим п одобластям Восточной П рибалтики. На се­ вере ж е этой области тогда уж е, несомненно, вы д еляли сь ливские, севе­ роэстонские и ю ж ноэстонские племенные диалекты 74. Последние сосре­ доточивались преимущ ественно на юго-востоке Эстонии;

их носители находились в тесном взаим одействии с соседними северо-восточными группами б алтийских племен.

В хозяйственно-культурных связях населения трех описанных исто­ рико-этнографических п одобластей Восточной П ри б ал ти к и т а к ж е наблю ­ дались, с одной стороны, общие явления, с другой ж е — специфические местные черты. П р о д о л ж ал и существовать на протяжении всего I тыся­ челетия до н. э. связи населения многих восточноприбалтийских районов с финно-угорскими племенами обширной области распространения «дья­ ковских» городищ с «текстильной» керамикой. Посуда этого типа найде­ на в большом количестве на городищ ах и современных им открытых по­ селениях восточной Л атв и и и юго-восточной Эстонии;

встречается она, хотя и не столь часто, т а к ж е в более западны х районах обеих республик вплоть до Видземе и о. С аар е м аа. Н а ю го-западе Л атви и и в большей части Л и твы к ерам и ка эта, однако, не обнаруж ена. Учитывая наличие в Эстонии и северной Л атв и и укрепленных городищ, очень сходных с дья­ ковскими, некоторые исследователи считаю т д а ж е возможным говорить о местном прибалтийском вар и ан те дьяковской культуры. Вполне воз­ можно, что в рассм атрив аем о е врем я из Верхнего П ов ол ж ья и Волго Окского м е ж д у р е ч ь я п р о д о л ж а л с я некоторый приток населения в Восточ­ ную Прибалтику, начавш ийся, к а к мы видели, еще в бронзовом веке — в конце II и н ачале I тысячелетия до н. э. 75. Ясно, во всяком случае, что очень долго (по крайней мере до первых веков н. э.) сохранялся непосред ( ственный контакт прибалто-финских, а отчасти и балтийских племен с их восточными сосед ям и — ф и нно-уграми бассейна Верхней Волги.

Ч р езвы ч ай но интенсивными бы ли т а к ж е в это время хозяйственно­ культурные св язи населени я Восточной П р и б ал ти к и с племенами более южных районов, ж и вш ими в бассейнах Д н е п ра и Вислы. Археологиче­ ские м атери алы ясно показываю т, что ю жны е влияния ощущались тогда на всей территории Л итвы, Л ат в и и и Эстонии, доходя до южной Фин­ ляндии. Очень в а ж н о подчеркнуть, что речь идет здесь не только о взаи 73 X. А. М о о р а, О древней территории расселения балтийских племен..., стр. 30— 33;

особен но рис. 8 — карта диалектов балтийских языков, составленная по данным язы коведов Л атвийской и Л итовской ССР — И. К руоп аса, М. Р удзите, М. С е­ меновой и др.

74 П. А. А р и с т э, Ф ормирование прибалтийско-ф инских языков..., стр. 15— 17;

А. X. К а с к, К вопросу о формировании и группировке эстонских диалектов, стр. 30— 32.

75 X. А. М о о р а, Вопросы слож ен ия эстонского народа..., стр. 81 (рис. 5) и 84;

е г о ж е, О древней территории расселения балтийских племен..., стр. 23— 24 (рис. 4);

П. Н. Т р е т ь я к о в, В осточнославянские племена..., стр. 94 сл.;

е г о ж е, К вопросу об этническом составе населения Волго-О кского м еж дуреч ья в I тысячелетии н. э., «Сов. археология», 1957, № 2. стр. 75.

108 Я. Я. Ч ебоксаров модействии с бал ти йски м и племенами, расселенными к югу от Литвы;

в Верхнем П однепровье и Повисленье, но и о вполне реальных связя) ю ж ны ми соседями самих этих племен — различными группами древ* славян. Связи со сл ав я н ам и осуществлялись двум я путями: юго-вош ным (из днепровского бассейна в восточные районы Литвы и Латв!

и ю го -западн ы м (с берегов н и ж н ей Вислы в их западные район П о п е р в о м у н ап равл ен ию р азв ер ты в ал о сь взаимодействие восточной тийских племен, остави вш и х городищ а со штрихованной керамикой, обитавш им и ю ж н ее их восточными сл ав я н ам и, центр расселения котор| во второй половине I тысячелетия до н. э. был расположен к ю i гу П р и п яти — на Киевщ ине и Волыни. Р азл и чн ы е местные группы город с. более или менее гладкостенной керам икой на Верхнем Днепре, Д ей и С ож е часть советских археологов считает принадлежавшими юж) ветви восточных б а л т и й ц е в 76. Впрочем, границы м еж д у восточнослав!

скими и балтийскими плем енам и в П однапровье по данным археолой провести очень трудно, настолько памятники обеих этнических групп теа св я за н ы м е ж д у собой постепенными переходами. О некоторых из эн памятников, например о «милоградских» городищах Среднего П одя провья (к северу от устья П ри п яти ), до сих пор ведутся споры —бй ь ли они восточнославянскими или б ал ти йски м и 77. Однако до крайнего( вера Восточной Прибалтики, заселенного прибалто-финскими племена!) восточнославянские влияния в I тысячелетии до н. э. из-за дальности р* стояния, по-видимому, почти не доходили.

Очень активными были в раннем железном веке хозяйственно-кул турные связи населения Восточной П рибалтики с западнославянски!) плем енам и л у ж и ц к о й культуры, непосредственно соседившими с балти!

нами в низовьях Вислы, а возможно, и проникавшими вдоль берег»

Балти й ского моря и в более северные районы летто-литовской и дан ливо-эстонской этнической территории 78. Вполне возможно, таким о р б!

зом, что зап ад н ы е сл авяне у ж е тогда вступили в непосредственный кя т а к т с прибалтийскими финнами. К ерам ика лужицкого типа встречаете в Эстонии почти повсеместно (вплоть до городища Асва на о. Сааренаа] ее н а х о д я т т а к ж е в Ф инляндии и д а ж е в средней Швеции. От лужицк) племен предки ливов и эстонцев восприняли, по мнению X. А. Моора, м и гие формы бронзовых орудий, некоторые способы бронзового литья, ш шенное зем леделие и связанны е с ним древнейшие типы рала и яр и к приемы обработки л ь н а 79. К тому ж е периоду относятся, вероятно, многочисленные зап а д н о с л а в я н с к и е заи м ствован и я ка к в летто-литя ских, т а к и в прибалтийско-ф инских я зы к а х 80.

Более прочными и устойчивыми, чем в неолите и раннем бронзова веке, стали в I тысячелетии до н. э. т а к ж е связи племен Восточной Па р б алти ки с их северными (финляндскими) и зап ад н ы м и (скандинавским!

соседями. Тесное взаимодействие в это время населения, жившего л обоим берегам Финского зали ва, хорошо доказы вается сходством пгр о бальных сооружений — курганов с каменными ящ иками — и больш е 76 X. А. М о о р а, О древней территории расселения балтийских племе!

стр. 24— 25;

ср. такж е: П. Н. Т р е т ь я к о в, К вопросу об этническом составе, стр. 8 6 сл.;

В. П. JI е в е н о к, Городищ а ю хновской культуры, «Краткие сообщ ен!

И н-та археологии», вып. 7, Киев, 1957, стр. 48 сл.;

О. Н. М е л ь н и к о в с к а я. П * ам ники раннего ж ел езн ого века В ер хн его П однепровья, там ж е, стр. 46 сл.

77 X. А. М о о р а, О древней территории расселения балтийских племен..., стр. ср. такж е: П. Н. Т р е т ь я к о в, К вопросу об этническом составе..., стр. 86 о О. Н. М е л ь н и к о в с к а я, Указ. раб., стр. 47.

78 О б этих гипотетических передвиж ени ях зап адны х славян («венедов» антячи источников, «вендов» позднейш их немецких авторов) см., например, в стал М. В. Витова «А нтропологическая характеристика населения Восточной Прибалтм (Труды П рибалтийской объединенной комплексной экспедиции, т. I, 1959, стр. 575—7 79 X. А. М о о р а, Вопросы слож ения эстонского народа..., стр. 95.

80 П. А. А р и с т э, Ф ормирование прибалтийско-финских языков..., стр. 23—24.

О д р е в н и х хозяйст венно-культ урны х С вязях н а р о д о в П рибалтики близостью хозяйственного и бытового и н в е н т а р я 81. Вполне возможно, что погребения в каменных ящ и к ах распространились в Эстонию из Финлян­ дии, куда они в свою очередь попали из Швеции, где аналогичные п а м я т ­ ники сущ ество вал и у ж е в конце II ты сячелети я до н. э. Ю го-западная Финляндия вообщ е сл у ж и л а в рассматриваемую эпоху промежуточным этапом в снош ениях Восточной П р и б ал ти к и со С кандинавией. Не следует, однако, думать, что в ж елезном веке с западного берега Балтики на вос­ точный' п ереселяли сь каки е-н и будь зн ачительн ы е человеческие группы.

Ладьевидные каменные могильники собственно скандинавского типа, правда, встреч аю тся на А лан д ски х островах, на северном берегу Финско­ го за л и в а и д а ж е в К урземе, но нигде они не многочисленны и не зах о­ дят д а л е к о от моря 82. Очевидно, что численность скандинавских пересе­ ленцев в Ф инляндии и Восточной П р и б ал т и к е б ы л а сравнительно неве­ лика, а про до л ж и тел ьн ость их обитания там незначительна 83. Все же можно пр ед пол агать, что ранние герм ан ски е заи м ство ван и я в прибал­ тийско-финских я з ы к а х относятся именно к этому периоду и связы ваю т­ ся преимущ ественно со. взаи м од ей ствием м еж д у прибалто-финнами и ск ан д и н ав ам и, особенно п лем ен ам и средней Ш в е ц и и 84.

С первых веков н. э. н а ч а л с я новый этап в этническом развитии населения Восточной П р и б а л ти к и и в истории его внутренних и внеш­ них хозяйственно-культурны х связей. Подсечно-мотыжное, а частично и паш енно-плуж ное зем ледел и е стало в это врем я основным занятием как балтийских, т а к и прибалто-ф инских племен. Значительную эк о ­ номическую роль и грало и животноводство. Повсеместно распростран и ­ лось, в частности, использование волов в качестве тягловой силы 85. П о ­ селения, т яготевш ие р ан ь ш е к низменны м районам, стали равномернее распределяться п о территории;

было освоено большинство земель, при­ годных д л я зем л е д е л и я. П роч но в ош ли в быт м е т а л л ы — ж елезо и бронза. В соответствии с р азв и ти е м экономики и значительным ростом населения изм ен и лся и общ ественны й строй;

основной социальной ячей­ кой, по-видимому, с т а л а больш есем ей ная (а не родовая, к а к раньше) патриархальная общ ина. В месте с тем еще более окрепла племенная организация: именно на п ам я тн и к а х м атер и ал ьн ой культуры I—V вв.

н э. м ож но с наи больш ей ясностью проследить племенные границы.

на востоке П р и б ал ти к и. Очень ясно выступает гран и ца м еж д у о б л а­ стью рас сел ен и я б алтийских (летто-литовских) племен в Л итве и на юге Л атв и и и прибалто-ф ин ских (ливо-эстонских) на севере Курземе и Видземе, а т а к ж е в Эстонии. Д л я первых были в рассм атриваем ое время х а р а к т е р н ы разл и чн ы е типы зем л я н ы х курганов и грунтовых погребений, д л я вторы х — к а м ен н ы е могильники с о г р а д к а м и 86.

Внутри к а ж д о й из этих основных об ластей отчетливо выделяются этнические территории отдельны х племенных общностей. В Л и тве н а ­ мечается по крайн ей мере пять местных групп погребальны х памятни­ ков. Н а за п а д е, у берегов Б ал ти й ского м оря были распространены фунтовые могильники, об лож ен ны е кам енны м и венцами, оставленные, возможно, плем енам и ск ал ьв о в. В средней части Л и твы преобладали фунтовые погребения с у к л а д к о й кам н ей в погребальную яму, при­ надлежавшие п лем ен ам ж е м а й т о в (ж ем ай ч яй ) — «жителей низменно­ 8 X. А. М о о р а, Вопросы слож ения эстонского народа..., стр. 87— 95.

82 Там ж е (особен но рис. 7 на стр. 8 9 ).

83 С. F. М е i п а п d е г, D ie B ron zezeit in F in n lan d..., «Su om en M uinaism u istoyhdis tyksen A ikak auskirja», H elsin k i, 1954, стр. 201.

1 84 П. A. A p и с т э, Ф ормирование прибалтийско-финских языков..., стр. 18— 20.

85 К. V i 1 k u n a, D ie V erw en d u n g von Z u g o ch sen in F in nland, «Studia Fennica», I Helsinki, 1936.

I, 8 X. A. M o o p а, Вопросы слож ения эстонского народа..., стр. 108, рис. 10.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.