авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

«ндук СОЮЗА ССР академия СОВ Е Т С К А Я ЭТНОГРА(3)И.Я 3 19 6 0 ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР ...»

-- [ Страница 7 ] --

П ер ед овы е круги европейского населения действуют в полном едш стве с А ф ри кански м н ац ион альн ом конгрессом против политики дискр минации. А ф ри кански й н ац ион альн ы й конгресс, Конгресс демократов Ю ж н о а ф р и к ан ск и й индийский конгресс и О р ган и зац и я цветного нас л е н и я — прогрессивные о рган и зац ии всех расовых групп страны —доб л и с ь полного единства действий. П о их инициативе в июне 1955 г. бьи со зван о са м о е пред стави тел ьно е в истории страны собрание — Конгра народов. У частвовавш ие в за с е д а н и я х конгресса делегаты от шахт, з 35 JI. Ф о р м э н и С. С а к с, П роц есс о государственной измене в Южно-Африка ском С ою зе, М., 1959.

36 « N e w a ge», 30 апреля 1959 г.

37 « N e w age», 14 января 1960 г.

38 «C on tact», 15 ноября 1958 г., стр. 3.

39 « N ew age», 21 января 1960 г.

40 «N ew age», 1 января 1959 г.

Д и скри м и н ац и я а ф ри кан ц ев в Ю ж но-А ф риканском ' С ою зе водов, л о кац и й п р иняли Х артию свободы, в которой записаны т р еб о в а­ ния тр у д ящ и х ся Ю ж но й Африки. О сновны м из них яв л яе тся полное пре­ кращ ен и е расовой дискриминации.

Д л я д ости ж ен и я целей, провозглаш ен н ы х в Хартии свободы, эти орган и зац ии использую т са м ы е р азн о об разн ы е средства, от забастовок и м ассового с ж и г а н и я пропусков до бойкота тов аров националистиче­ ских фирм.

З а л о г о м успеха борьбы нар од ов ЮАС против р ас и зм а является не только их соб ствен н ая решимость, но и солидарность с ними всех н ар о ­ дов Африки, всего прогрессивного человечества. Конф еренция народов А фрики в д е к а б р е 1958 г. р ек ом ен д овала всем н езависим ы м а ф р и к а н ­ ским го су д ар с тва м не зак л ю ч ать дипломатических отношений с ЮАС, не с н а б ж а т ь п ром ы ш ленность этой страны рабочей силой, бойкотиро­ вать ее то в ары. Р еш ение о борьбе против р аси зм а в Ю АС п рин яла и В торая конф еренция нар од ов Африки, со сто яв ш аяся в г. Тунисе в кон­ це я н в а р я 1960 г. Бойкот тов ар ов ЮАС охватил сейчас большинство стран а ф р и ка н с ко го континента. Он получил подд ерж ку и д ал еко за пределам и этого м атер и ка. К нему призвали К оммунистическая партия В еликобритании, л ей б о р и с тска я и л и б е р а л ь н а я партии, Генсовет Б р и ­ танских тред-юнионов и п рофсою зы р я д а стр ан Европы, Азии, Америки.

М ар т 1960 г. п рош ел в Англии под зн аком национального бойкота то ­ варов ЮАС, и целый р я д о р ган и зац и й в ы с к а з а л с я з а продление этой кампании.

Н овое зл о д еян и е ю ж н о аф р и к а н с к и х расистов — расстрел мирных демонстраций в Ш а р п е в и л е и Л а н г е — в ы зв ал о взры в негодования во всем мире. В зая вл е н и и ТАСС, опубликованном 25 м а р та, содержится требование н езам ед ли тел ь н о п рин ять «меры к п рекращ ен и ю и недопу­ щению впредь подобных актов н аси л и я в отношении африканского н а ­ селения и пред оставл ен и ю ему всех п р ав в соответствии с требованием Устава О р ган и зац и и О бъединенны х Н а ц и й и В сеобщей д екл ар а ц и и прав человека» 41.

29 стран Азии и А ф рики п отребовали с о зы в а Совета Безопасности для о б суж д ен и я обстановки, с л о ж и в ш ей ся в ЮАС. С обравш ись в конце марта, Совет Б езоп асн ости п рин ял резолю цию, о суж даю щ у ю апартхейд.

Однако пр авител ьство Ф ер в у р д а о тка зал о сь подчиниться этому реш е­ нию. Оно зап р ети л о д еятельн ость А ф риканского н ац ион альн ого конгрес­ са, зак л ю ч и л о в тю рьм ы н есколько ты сяч аф р и канц ев и продолж ает проводить массовы е аресты.

В т о р а я конференция народов Азии и Африки, состояв ш ая ся в сере­ дине ап р ел я в г. К он акр и (Г в и н е я), п р и н я л а реш ение о необходимости борьбы против р а с и зм а в Ю ж ной Африке. В нутри самого Британского содружества н ац ий расистский р еж и м в Ю АС ста л одной из централь­ ных проблем, и на последней конференции премьер-министров стран С одруж ества в н а ч а л е м а я яв и л ся предметом наиболее острых споров и разногласий.

Вместе с н ар о д ам и А ф рики и Азии честные лю ди всего мира требу­ ют, чтобы очаг р а с и з м а на юге аф р и канско го континента был, наконец, ликвидирован.

41 «П равда», 25 марта 1960 г.

С О О Б Щ Е Н И Е А. И. В И ШН Я У С К А Й Т Е ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ЛИТВЕ В 1940— 1960 ГОДАХ В 1960 г., отмечая славную годовщ ину двадцатилетия восстановления Советское власти в Л итве, нельзя пройти мимо тех достиж ений, которых за это время добиляа в области этнограф ии литовские ученые. В предлагаемой статье дается краткий обзо| состояния этнограф ии в бур ж уазн ой Л итве, характеризую тся основные этапы развили этой науки при Советской власти, выявляются главнейш ие задачи литовских этногра­ фов и результаты их работы — в неразры вной связи с выполнением общ их задач строя-;

тельства социализм а и п ер ехода к ком мунизму в Л итовской Советской Социалистиче­ ской Р еспублике. i Э тнограф ическая р абота развернулась в Л итве главным образом после восстанов­ ления Советской власти. Б олее чем за д вадц ать лет бур ж уазн ой власти в Литве (1919--;

1940 гг.) в данн ой области науки было сделан о очень мало: не было подготовления специалистов, не велось систематической полевой работы, не уделялось должного вш ь мания исследованию материальной культуры и быта литовского народа. Немногсчнсч ленные м узеи — Ш яуляйский этнографический м узей «Ауш ра», Каунасский художесп венный м узей им. М. К- Чю рлиониса и др.— в первую очередь были заняты собирав!- ем фольклора и предм етов народного искусства — тканых изделий, скульптуры, резь бы и т. п. О рудиям производства, предм етам дом аш него оби хода тогда не уделялос внимания, так как они обычно не были орнаментированы. В лучшем положении нахо дилось. изучение народной архитектуры, которой по традиции уделяли внимание м только архитекторы и искусствоведы, но и этнографы. Собиранием материала по я а родным обычаям, обрядам и поверьям занимались тогда фольклористы.

В 1940 г., после восстановления в Л итве Советской власти, этнография впервые I истории литовского нар ода получила права самостоятельной науки. Только тогда п и р­ ступили к преподавательской и научно-исследовательской работе в данной области Был с озд ан научный центр р есп убл и к и — Академия наук, а в ее системе — Инстига этнограф ии, хотя и з-за отсутствия необходим ы х кадров работа там на первых пора) велась лишь по линии фольклористики. С целью подготовки квалифицированных ка!

ров в Вильню сском государственн ом университете была основана каф едра этнография О днако только что начатая этнограф ическая работа была внезапно прервана вторже­ нием гитлеровских войск и последую щ ей немецкой оккупацией Литвы. ] П осле окончания Великой О течественной войны этнографическая работа в Литом ской С С Р возобновилась на более широкой основе и из года в год все больше разви) вается. С сам ого начала нам етились три -направления этой деятельности: создание этно­ графических учреж дений и подготовка высококвалифицированных кадров;

систематичен ское обследован и е всей территории Л итовской ССР и прилегающих к ней районов с целью накопления вещ евого, иллюстративного, описательного материала, необходим мого д л я реш ения р я да научны х проблем;

разверты вание научно-исследовательско!

работы. ’ I П ервая послевоенная пятилетка для литовской этнографии, как и для всей респуб­ лики, была периодом, когда постепенно были заж ивлены все раны, нанесенные лито!

ском у н ар оду гитлеровскими оккупантами. В озобн овил свою деятельность Вильнюса;

* I осударственны й университет с каф едрой археологии-этнографии, которая, начиная j осени 1944 г. д о 1960 г., выпустила 50 специалистов-этногра-фов. Большинство их ста ли работать в области этнограф ии в научных учреж ден и ях и краеведческих музе* республики. В озобновили свою деятельность А кадемия наук и в ее системе Иксгит^ истории, в котором сосредоточилась этнограф ическая работа в Л итве, а также кря| ные научны е и культурны е уч реж ден и я — К аунасский и Вильнюсский художественяи м узеи. Было открыто много районных краеведческих музеев.

Эт нограф ические и ссл ед о ва н и я в Литве Самыми острыми проблем ам и в то время были быстрейшая подготовка кадров эт ­ нографов и преодоление вредны х бур ж уазн ы х концепций в области этнографических исследований. Больш ую помощ ь в этом оказал литовским научным работникам этн о­ графический центр СС СР — И нститут этнограф ии им. М иклухо-М аклая АН СССР. С о­ трудники И нститута — П. И. К уш нер, Н. Н. Ч ебоксаров, В. Н. Белицер, JI. Н. Т ерен­ тьева и др уги е — дол гое время непосредственно помогали росту молодых этнограф и­ ческих кадров Л итовской С С Р, руководили подготовкой их кандидатских диссертаций, консультировали по разным вопросам научно-м етодического характера, принимали уча­ стие в республиканских этнограф ических конф еренциях, выступая с рядом советов и указаний при об су ж д ен и и работ местны х этнограф ов, проводили совместные по­ левые исследования и руководили ими. Тесная связь с И нститутом этнографии АН СССР, как и с другими научными этнографическими \щ реж дениями нашей страны, поддерж ивалась так ж е путем проведения совместных научных конференций, темати­ ческих о б су ж д ен и й, подготовки статей д л я издания, что в конечном счете оказало немалое полож ительное влияние на быстрый рост молоды х литовских ученых.

О дноврем енно были начаты полевые исследования, необходимы е не только для того, чтобы собрать дополнительны е материалы для исследовательской работы, но и для того, чтобы приобрести для м узеев ставш ие у ж е редкостью предметы старого бы­ та. П осл ед н ее было особенно важ н о потому, что за годы Советской власти под влия­ нием развития социалистического производства, экономики и культуры весь прежний образ ж изн и литовского крестьянства стал быстрыми темпами меняться.

О днако первые этнограф ические экспедиции (1948— 1949 гг.), которые велись по инициативе И сторико-этнограф ического м узея Академии наук Л итовской ССР совме­ стно с каф едрой археологии-этнограф ии Вильню сского университета и фольклористами И нститута истории А Н Л итС С Р, не имели ещ е разработанн ой методики полевой ра­ боты. Главной целью их был сбор музейны х экспонатов и произведений народного устного поэтического творчества. О сновное внимание было сосредоточено на отыска­ нии и фиксировании переж иточны х явлений в материальной и духовной культуре кре­ стьян северо-восточны х районов республики, граничащ их с Белорусской ССР. Хотя собранные данны е относительно неполны, все ж е эти экспедиции послуж или от­ правным пунктом для дальнейш их, бол ее систематических исследований. Так, у ж е а 1949 г. бы ло обсл едов ан о 14 деревень уличной планировки, зафиксированы наиболее характерные ж илы е и хозяйственны е постройки, приобретено около 600 музейных экс­ понатов (традиционная ж ен ск ая о д еж д а, ткани, орудия труда и пр.), сф отограф ирова­ но 670 этнограф ических объектов, составлено более 2000 листов описаний. Р е ­ зультаты экспедиции были обобщ ены в краткой статье В. Ж иленаса «Этнографическая экспедиция 1949 г. в Л итовской СС Р» («К раткие сообщ ения И нститута этнографии АН СССР», вып. X II, 1950).

Б олее интенсивный период полевых исследований начался с 1950 г., после первого совещания этнограф ов С оветской П рибалтики в М оскве, на котором обсуж далась т е ­ матика и м етодика этнограф ических исследований. О сновное внимание этнографов было привлечено к изучению современности. З ад ач и изучения социалистического быта еще б ол ее подчеркивались на первом В сесою зном совещ ании этнограф ов в М оскве в 1951 г. Н а р я д у с изучением явлений прошлых социально-экономических формаций было начато изучение формирования новых, социалистических черт быта и культуры литов­ ского колхозного крестьянства.

К оренной поворот в работе наших этнограф ов был соверш енно необходим и свое­ временен. К 1950 г. литовская деревня окончательно встала на социалистический путь развития. В быту и сознании крестьян наблю дались больш ие изменения. В связи с этим п ер ед этнограф ам и республики встали новы е, ответственны е задачи: наблю дать и фиксировать процессы, происходивш ие на данном историческом этапе, следить за эазвитием ростков нового быта в литовской дер евн е в их национальной специфике.

Социалистические преобразован ия наи более полно отраж ались на ф ормах сем ей­ ного быта, проявляясь, в частности, в изменении назначения используемы х колхозной семьей построек. П оэт ом у первое В сесою зн ое совещ ание этнограф ов приняло решение сосредоточить этнограф ические исследования во всех союзных республиках « а двух совместно разрабаты ваем ы х тем ах: семья и семейный быт и колхозное жилище.

В связи с новыми задач ам и полевые этнограф ические исследования Института ис­ тории А кадем ии наук Л итовской С С Р в 1950— 1951 гг. велись стационарно, в более ок­ репших передовы х к ол хозах северной части Литвы, на границе с Латвийской ССР Краткая характеристика собранны х материалов дан а з статье А. Виш няускайте «Быт и культура колхозников Ш яуляйской области Л итовской С С Р» («Сов. этнография»

1952, № 4 ).

С 1952 г. сотрудники И нститута включились в р абот у Прибалтийской комплексной археолого-этнографической экспедиции, зад ач ей которой было изучение этногенеза и этнической истории народов П рибалтики и их культурны х связей со славянскими на­ родами. П олевы е исследования, стационарны е и маршрутные, велись в различных по своим экономическим показателям к ол хозах северо-восточной и центральной части Л и ­ товской СС Р. Очень интересна была экспедиция 1953 г., проводивш ая стационарное и зу ­ чение производственного и семейного быта, материальной и духовной культуры колхоз киков сельскохозяйственной артели «А уш ра» К едайняйского района. Д анная экспеди­ ция была первым опытом комплексного обследован ия колхозного быта, так как, кро­ 136 А. И. Виш няускайт е ме этнограф ов, этот ж е колхоз в то время обследовал И нститут экономики Академт наук Л итС С Р. П ри стационарном этнограф ическом исследовании колхозов особое вни м ание было направлено на изучение современного крестьянского жилищ а и семейноп быта, а так ж е народной пищи и домаш ней утвари литовцев в X IX — XX вв.

П олевы е исследования помогли литовским этнограф ам изучить процесс формиро вания социалистических элементов нового крестьянского быта, пути преодоления бур ж уазн ой психологии и частнособственнических тенденций в крестьянской семье, ста новления новых взаимоотнош ений м еж д у членами колхозного двора.

Н еп осредственн ое наблю дени е повседневного быта колхозной семьи, опрос инфор маторов, подворное анкетное обследован ие при помощи посемейных карточек, озна комление с работой сельских культурно-просветительных учреж дений (клуб, библиоте ха, школа и д р.), были применены при изучении как семейного быта, так и изменент в материальной культуре литовского колхозного крестьянства в новых социально экономических условиях.

В 1955 г. по поручению Ц К К оммунистической партии Литвы и литовского правя тельства этнограф ическая экспедиция И нститута истории провсдила работу в районе предназначенном к затоплению в связи со строительством К аунасской ГЭС,'(которая i 42-й годовщ ине Великого О ктября у ж е д ал а электроэнергию ). Э та экспедиция, как!

все последую щ ие, носила марш рутный харак тер. Были заинвентаризированы все наибо лее ценные для истории культуры литовцев жилые и хозяйственные постройки обсле дованны х экспедицией деревень, заф иксирована планировка у садеб, архитектура жи лищ, собраны данны е по традиционной о д еж д е, ткачеству, промыслам и ремеслам, :

так ж е по семейной и календарной обрядности ж ителей данной местности. Истории этнографический музей А Н Л итовской ССР приобрел немало редких экспонатов ста риняых зем ледельческ их орудий и т. п. О бзорн ая статья В. М илюса о работе это!

экспедиции опубликована в Т р уд ах А кадем ии наук Л итовской ССР (серия А 1957, № 1).

С 1956 г. этнографы И нститута истории АН Л итовской ССР поставили перед со бой за д а ч у в ближ айш ем будущ ем подготовить к печати коллективную работу обоб щ аю щ его харак тер а «Очерки литовской этнограф ии», а так ж е собрать и классифици ровать м атериал для этнограф ического атласа Литвы. Д ля обеих работ необходим;

предварительно собр ать возм ож н о больш е фактического этнографического материал, о всех сторонах быта литовского народа. С 1956 г. в экспедициях ведется систематиче ское этнограф ическое обследован и е территории Л итовской ССР. М атериалы собирают ся по следую щ и м темам : промыслы и рем есла, деревни и усадьбы, жилищ е, ткани i о д е ж д а, пища и дом аш няя утварь, средства сухопутного передвиж ения, семейная и ка л ен дар н ая обрядн ость. При сбор е и фиксации м атериала обращ ается внимание к аь на разны е стороны традиционного быта литовского крестьянства в прошлом, так и н.

современный, социалистический быт колхозной деревни Э кспедиции 1956— 1959 гг. проводились еж его д н о по два месяца в юго-восточны.' и западны х районах Литвы у так называемых ж ем айтов и аукштайтов с тем, чтобь бол ее четко определить своеобр ази е исторически сформировавш ихся этнографически;

областей зап адн ой и восточной Литвы. Е ж егодн о обследовалось по восемь-девяп пунктов в разны х районах, отстоящ их в среднем на расстоянии 20 км один от друго­ го. К настоящ ем у времени обследован а у ж е треть территории республики. Кроме тога в 1954— 1956 гг. по договоренности с И нститутом этнографии АН СССР и Академий наук Б елорусской ССР обследован ряд местностей с литовским населением в запад­ ной Б елоруссии, что д а л о много ценного сравнительного материала.

П олевы е исследования помогли не только выяснить некоторые локальные особен­ ности крестьянского быта и культуры, но и более точно установить на территории Ли­ товской ССР исторически сформировавш иеся этнограф ические районы. Так. по типу ж или щ а в Л итве ярко вы деляю тся три этнограф ических раойна: западная Литва (Ж ем ай т и я ), восточная Л итва, включая сю да и ю ж ную ее часть (Аукштайтия и Дзу кия) и ю го-зап адн ая (У ж н ем ун е).

Н ародн ая архитектура является сейчас одной из наиболее разработанных тем ли­ товской этнограф ии и д ает больш е всего материалов для решения вопросов этниче­ ской истории литовцев. К планомерному изучению народной одеж ды в Институте ис­ тории приступили лишь два года назад, хотя материалы по о д еж д е собирали почти во всех экспедициях преды дущ их лет. П олевой материал д а ет возмож ность с извест­ ной полнотой и точностью охарактеризовать ж енскую о д е ж д у конца XIX — начала XX в. крестьян ю ж ной и зап адной части Литвы. Согласно данным экспедиции, тради­ ционная литовская ж ен ск ая о д е ж д а однотипна, хотя м ож но все ж е различать ее локальны е варианты.

В экспедициях последних лет начато изучение сельских ремесел (в основном дере­ в ообд ел оч н ого), причем выясняются следую щ и е вопросы: представители каких слоев крестьян заним ались рем еслам и п р еж д е, место работы ремесленника, подготовка сы рья, оруди я, процесс работы, способы реализации продукции, участие ремесленников в колхозном производстве и т. д. Серьезная работа ведется по исследованию народных обычаев и обрядов. При содействии этнограф ов в 1957— 1959 гг. во в^ех районах республики прошли больш ие общ енародны е праздники — И онинес (Иванов день), Д ен ь ур о ж а я, П раздн ик зимы — У ж гавен ес (м асл ен и ц а), П раздник весны и др. Эя старинные народны е праздники в наш е время приобретаю т новый характер, что содей­ Э т нограф ические и сслед ован и я в Литве ствует бы стрейш ему исчезновению религиозных переж итков в крестьянской ср еде.

П олевы е материалы по сем ейной обрядности, сельскохозяйственным обычаям и календарной обрядн ости свидетельствую т, что на территории Литвы еще в середине XIX в. вы делялись два исторически слож ивш ихся этнографических района — ж ем айт ский на за п а д е и аукш тайтский — на востоке. Ц ентральная Л итва, как и ю го-западная ее часть (У ж н ем ун е), были в то время территорией скрещения жемайтских и аукш тайтеких элем ентов в области материальной и духовной культуры, с преобладанием последних;

по д иалекту население данной области такж е является аукштайтским.

Однако реш ение вопросов этнической истории литовцев ещ е остается задачей б у д у ­ щего.

О бъем этнограф ической полевой работы И нститута истории АН Литовской ССР, проделанной в послевоенное время, могут характеризовать хотя бы следую щ ие циф ­ ровые данные;

этнографический архив сектора археологии-этнографии, который был организован лишь в 1953 г. (до этого фотонегативы передавались И сторико-этногра­ фическому м у зе ю ), к началу 1960 г. содер ж ал свыше 10 тыс. фотонегативов, 1 тыс.

чертежей нар одного зодч ества, около 2 тыс. чертеж ей и рисунков (одну треть которых составляют цветные) од еж д ы, тканей, мебели, орудий труда, предметов домашнего обихода и др., 7,5 тыс. листов полевых записей. Часть этих материалов опубликована в историко-этнограф ических и здания х И нститута. Этими материалам и пользуются как сотрудники И нститута для своих плановых работ, так и преподаватели и студенты вузов.

П олевой материал этнограф ических экспедиций И нститута популяризируется в га­ зетах и ж урн алах, по республиканском у радио и по телевидению, где ем у посвящаются отдельные выпуски. Сотрудники И нститута часто вы ступают с докладам и о методике полевых исследований и призывом к м ассовом у собиранию этнографического мате­ риала —на республиканских, меж районны х и районных сем инарах работников крае­ ведческих м узеев и участников краеведческих круж ков, в высших учебных заведениях и средних ш колах республики. Н еобходи м ость ш ирокой помощи общ ественности при сборе этнограф ических м атериалов пропагандируется на страницах республиканских куриалов и газет.

В марте 1959 г. в Вильню се состоялась больш ая отчетная конференция, посвящ ен­ ная итогам этнограф ической и археологической полевой работы И нститута за десять лет. К этой конференции И сторико-этнографическим м узеем А Н Л итС С Р была от­ крыта в помещ ении К раеведческого музея богатая выставка, экспонаты которой по крестьянскому бы ту ф еодального, капиталистического и социалистического периодов были собраны сотрудниками М узея и И нститута за отчетное время.

И сторико-этнограф ический м узей А Н Л игО С Р, который в 1956 г. отметил столе­ тие своего сущ ествования, за последн ее время значительно пополнил свои коллекции, в основном бл агодар я еж егодны м этнографическим экспедициям музея. Если в 1945 г.

в М узее было всего 15 тыс. экспонатов, то к 1 января 1960 г.— у ж е 124 659 экспона­ тов, из которых — 35 994 этнограф ических. В течение одного 1959 года музей приоб­ рел 1190 этнограф ических экспонатов. В этнографической фототеке М узея хранится 25 тыс. ф отонегативов (в 1945 г. их было лишь 800).

П о реш ению правительства Л итовской С С Р И сторико-этнографическому музею АН отведено зд ан и е у подн ож ья горы Гедим инаса, которое после приспособления его к этой цели станет хранилищ ем ценнейш их материалов по народном у быту.

К аф ед р а археологии-этнограф ии Вильню сского государственного университета им. В. К апсукаса с 1952 г. т ак ж е еж е го д н о проводит этнографические экспедиции, слу­ жащие для студентов-этн ограф ов производственной практикой. Собранный ими фольк­ лорный и этнографический описательный материал, фотоснимки, чертеж и и рисунки хранятся в архиве каф едры, а экспонаты п ередаю тся Историко-этнографическому музею.

В накоплении этнограф ических материалов путем полевых исследований приняли участие так ж е К аунасский государственны й Х удож ественны й музей им. М. К. Чюр лиониса. Ш яуляйский этнографический музей «Ауш ра», а такж е некоторые краеведче­ ские м узеи — Кретингский, Тельшяйский, Алитуский и др. Отделы народного искусства имеются в Вильню сском и К аунасск ом худож ествен н ы х м узеях.

М узейны е работники республики, кроме непосредственной музейной работы, зан и­ маются и исследовательской работой, печатая свои статьи в изданиях Института истории А Н Л итС С Р и др.

О сновываясь в первую очередь на данны х новейш их полевых исследований, ли­ товские этнографы за истекш ее время проделали значительную научно-исследователь­ скую работу. В ней н ар яду с изучением традиционны х явлений материальной культуры и семейного быта довольно больш ое м есто отведено изучению социалистических пре­ образований в культуре и быту литовского колхозного крестьянства. Вопросами этно графического изучения рабочего быта и з-за малочисленности научных кадров ли­ товские этнографы ещ е не занимались, но данн ая проблема уж е намечена, так же как и дальн ей ш ее изучение колхозного быта, на вторую половину текущ его сем и­ летия.

В прошлом пятилетии в центре внимания литовских этнографов стояли две проб­ лемы;

культура и быт литовских колхозников и история материальной культуры литов 138 А. И. Виш няускайт е ского крестьянства. П о первой проблем е исследовались семейный быт и современное ж илищ е, по в т о р о й —’Земледельческие орудия и п и щ а 1.

Э тнографическими исследованиям и являю тся по сущ еству и отдельные главы н е-| которых диссертационны х работ по истории архитектуры, написанных преподавателя-] ми К аунасск ого П олитехнического института (В. Белинскисом, И. Баршаускасо», А. С п ель ск и сом ).

О публикован ряд статей по различным вопросам литовской этнографии во все­ сою зны х и республиканских научных изданиях. Вышли из печати два тома серийного сборника статей по литовской археологии и этнографии, издаваем ого Института истории А Н Л итС С Р — «И з истории культуры литовского народа», в конце 1959 г.

с д а н в печать третий том. Э тнограф ические статьи первых д в ух томов посвящены раз­ витию материальной культуры — народного ж илищ а, пищи, прядения и ткачества, а такж е истории литовской крестьянской семьи. Р егулярно вы ходят в свет Труды Вшь-| ню сского государственн ого университета им. В. К апсукаса и «Еж егодник Институт^ архи тек туры и строительства А Н Л итС С Р», в которых публикую тся и статьи по эт­ нографии.

И ск усствоведам и республики и здается серия книг-альбомов под общим названи­ е м «Л итовское н ар одное искусство». Выш ло из печати ш есть томов: «Архитектура!

(1 957), «Ткани» (1957), «Д еревянны е изделия» (1-я книга в 1956 г., 2-я — в 1958 г.), «Д ревн ели товски е украш ения» (1 958), «К ерам ика» (1959). Вводны е статьи и поясни-] тельный текст к иллю страциям печатаю тся на литовском и русском языках. В 1955 г.

вышла из печати богато иллю стрированная научно-популярная книга М. Глемжайте «Л итовская народная о д е ж д а » (на литовском язы ке). Тем ж е автором издается для) практических целей альбом «Р исунки рукоделия».

Семилетним планом И нститута предусматриваю тся: окончание систематического •маршрутного обследован ия территории республики, планомерная публикация собран­ ных полевых материалов по отдельным этнографическим областям с привлечением лингвистических, топонимических, исторических и археологических данных, а также!

подготовка к печати коллективной монографии, содерж ащ ей этнографическое описание колхоза, и индивидуальны х монографий по истории деревень и у с а д е б ' литовцев, п о сельским ремеслам в X IX — начале XX в., по традиционной лктовс-кой женской одежде, по истории литовской свадебн ой обрядности и др. д Немногочисленны й коллектив этнограф ов И нститута истории А Н ЛитССР, как и этнограф ы др уги х научных уч реж дени й республики, полны реш имости в. текущем се-' милетии внести свой скромный вклад в дальнейш ее развитие советской науки в новом, величественном пери оде развернутого строительства ком мунизма в нашей стране.

1 Э тнограф ами Литвы разработаны по этим темам и защищены следующие кан­ ди д атск и е диссертации: «З ем л ед ел и е в Л итве в эп оху ф еодализм а» (П. Дундулене, 1954 г.);

«П ищ а и дом аш няя утварь литовских крестьян в XIX— XX вв.» (В. Милюц 1955 г.);

«Р азвитие литовского народного ж или щ а с древнейш их времен до конца X IX века» (К. К. Ч ербул ен ас, 1958 г);

«Семейный быт литовских колхозников» (А. Ви­ ш няускайте, 1955 г.);

«С оврем енное литовское крестьянское ж илищ е» (И. Буткявичюс,| 1956 г.). Д в е первые в сокращ енном виде опубликованы в «Балтийском этнографическом сборн и к е» (Труды И н-та этнограф ии А Н СССР, нов. сер., т. X X X II, М., 1956).

к.

М. С Т Е П Е Р МА НИ С РАЗВИТИЕ ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ НАУКИ В СОВЕТСКОЙ ЛАТВИИ Э тнограф ические сведения о латыш ах встречаются в хрониках, в записках путе­ ш ественников, а такж е в обширных тр уд ах А. Гупеля (1737— 1819), И. Броце (1742— 1823), О. Гуна (1764— 1832). О днако начало развития этнографии как науки в Латвии тесно связано с деятельностью д в ух русских научны х общ еств. В 1845 г. в П етербурге было основано Р усск ое географ ическое общ ество, Этнографический отдел которого составлял программы по собиранию этнограф ического материала и рассылал их по разным областям России. Эти программы были получены и в Латвии, откуда начали поступать в О бщ ество различные материалы о быте и культуре латышского народа.

Н е менее важ н ую роль в этнографическом изучении латышей сыграло возникшее в 1864 г. в М оскве О бщ ество лю бителей естествознания, антропологии и этнографии В 1867 г. это О бщ ество организовало в М оскве этнографическую выставку, где были представлены экспонаты и из Л атвии. О ба О бщ ества приступили к организации экспе щций для систематического сбора этнограф ического материала в Латвии. П оводом к более глубок ом у изучению латышской народной культуры послуж ил вопрос о родстве русского и латыш ского народов. П о поручению Р усского географического общ ества в Л атвию в 1869 г. был направлен студен т П етербургского университета Юлий Калейс К узнецов, а О бщ ество лю бителей естествознания, антропологии и этнографии направи­ ло т у д а ж е студен та М осковского университета Фрица Бривземниека-Трейланда. И х за ­ дача заклю чалась в организации в Л атвии систематического собирания этнографическо­ го м атериала. В том ж е году в «Зап и ск ах Р усского географического общ ества» появился указатель литературы о н ар од ах П рибалтики, составленны й Кришьяном Б ар он ом 2.

Таким обр азом, в 50— 60-х год ах X IX в. было полож ено начало научному сотрудниче­ ству русских и латыш ских этнограф ов.

Такое сближ ение и сотрудничество латышей с русскими было весьма неж елатель­ ным для прибалтийских немцев;

они старались по мере возм ож ности препятствовать зн аком ству латыш ей с русской наукой и русскими учеными. Немецкий пастор А. Билен штейн, который целью своей деятельности считал «стойко охранять незыблемые ос­ новы немецкого дел а в Балтийской зем ле» 3 и приобрел печальную известность свои­ ми враж дебны м и выступлениями против издававш ейся в П етербурге прогрессивной ла­ тышской газеты «П етер бур гас авизес», всячески пытался помеш ать Ю. К алейс-К узне цову и Фр. Бривземниеку в их работе по собиранию этнографического материала в Л атвии.

Д еятельность А. Биленш тейна носила ярко вы раженную политическую окраску, проявивш уюся в борьбе против распространения влияния русской культуры в Латвии и за сохранени е немецкой культуры, в свое время навязанной латыш ам и эст он ц ам 4.

Труды Биленш тейна по археологии и этнограф ии долж ны были док азать «культур­ трегерскую » р абот у немцев в Л атвии, д ок азать, что именно немцы построили камен­ ные замки, основали города и принесли немецкую культуру язычникам-латышам, имев­ шим д о прихода нем цев только деревянны е городищ а. С ледовательно, по мнению Би­ ленш тейна, немцы для латыш ей н е были ч уж естранцам и, подобно русским или ш ведам 5.

В 1896 г. в Риге состоялся X археологический съ езд, во время которого латыши устроили этнограф ическую выставку. Биленш тейн учел важ ное политическое и на'уч 1 См. Д. Э. 3 е м з а р е, О бщ ество лю бителей естествознания, антропологии и э т ­ нографии и развитие латышской этнограф ической науки, «Краткие сообщения Ин-та этнографии АН С С СР», X II, М., 1950, стр. 55— 58.

2 «У казатель сочинений о коренных ж и тел ях П рибалтийского края», «Записки Русского географ ического общ ества по отделу этнографии», т. 2, 1869, Приложение, стр. 1— 93.

3 А. B i e l e n s t e i n, Ein g liick lich es Leben. Selb stb iograp h ie, R iga, 1904, стр. 24.

4 A. B i e l e n s t e i n, G eg en einen A u fsa tz V eck en sted ts, «A ltpreussisch e M onats schrift», Bd. X X III, H ft 5/6, 1886, стр. 472.

5 A. B i e l e n s t e i n, R eisesk izzen aus dem O berlande, «B altisch e M onatsschrift», 1882, стр. 573.

140 М. К. Степерманис ное значение съ езд а и выставки: для балтийских немцев представилась возможной!

продем онстрировать русским ученым « е только эрудицию «верноподданны х России»-:

прибалтийцев, но и показать низкий культурный уровень латышского народа и бес!

престанную за б о т у балтийских немцев о повышении латышской культуры. Биленштега представил съ езд у два док л ад а на немецком языке: «D ie lettisch e B urgberge» и «Dif H o lz z eit der L e tte n » 6. П оследний д ок л ад Биленштейн назвал «скромной пробой пера»

по истории культуры латыш ей. Н о именно в этой «скромной пробе пера» он, стаз»:

принципиально важ ны й вопрос о периодизации истории латышской культуры, утверж дал, б у д т о сущ ествовавш ая у латышей «эпоха дерева», начавш аяся в бронзовом вен е, п р одол ж ал ась вплоть д о второй половины XIX в. Только тогда латыши якобы н и ач -' нают приобщ аться к потоку современной культуры 7.

«Теорию » об «эп охе дер ева» в истории латышской культуры Биленштейн положи в основу своего обш ирного этнограф ического труда, посвящ енного деревянным соору­ ж ениям л ат ы ш ей 8. В этой работе Биленштейн заявлял, что д о появления немцев в Л атвии латыши в культурном отнош ении находились на уровне дикарей и что на та­ ком уровне ещ е в начале XX в. стоял'и ж ители Л атгалии и областей «дальше на вос­ ток»;

латышей остальной территории Л атвии из этого примитивного состояния спасл якобы прибалтийские немцы.

П од известным влиянием трудов А. Биленш тейна развилась латышская буржуаз­ ная этнограф ия. В годы господства б ур ж уази и в Л атвии из-за недостатка научно под­ готовленны х кадров этнограф ическая наука была в загоне. Этнографией как смежной отраслью заним ались худож н и к и, писатели, археологи, языковеды, архитекторы и др.

П редставители официальной этнограф ической науки бурж уазн ой Л атвии в целом по­ лож ительно оценивали работы Биленш тейна, считались с ним как с признанным а то в - ритетом. Так, латышский язы ковед П. Ш мит, уделявш ий внимание такж е вопросам ф ольклора и этнограф ии, в рецензии на т р уд А. Биленш тейна «Die- Holzbauten und H o lz g e r a te der L etten» заявлял, что упреки по а др есу Биленш тейна в недостаточном уваж ен ии к латыш ской культуре не обоснованны 9.

Э д. П аэглэ, в годы б у р ж уазн ой Л атвии издававш ий этнографический журнал «Лат вияс саул е», в целом одобр ял теорию «эпохи д ер ев а» Биленш тейна 10. Вслед за Ш ли том и П аэглэ в известной м ере под влиянием А. Биленш тейна находилось и младшее поколение латыш ских этнограф ов. Э то видно хотя бы на примере 3. Лигера, кото­ рый не только в своем труде, выш едш ем в годы немецко-фаш истской оккупации, но и в р абот ах, изданны х в эмиграции, п р од ол ж ает опираться на труды Билленштейна, особен­ но на его « D ie H o lz b a u te n » 11.

О днако некоторые бур ж уазн ы е латышские этнографы, писатели и публицисты рез­ ко критиковали Биленш тейна за его нигилистическую оценку латышской культуры. Н о, полем изируя с Биленш тейном, они впали в др угую крайность: пытаясь доказать древ­ ность латышской культуры и ее равноценность культуре других европейских народов, они увязли в различных антинаучных теориях. Весьма показателен в этом отношении изданны й худ ож н и к ом Р. Заринем трехтомный т р уд «Л атвью р ак еты »12, который латыш ские бур ж уазн ы е этнографы и поныне ещ е превозносят как значительный вклад в латы ш скую этнограф ию 13. С борник этот, содерж ащ и й рисунки народной одежды, тканей, крестьянских построек, предметов быта и др., составлен бессистемно, и уже в 1928 г. латыш ской бур ж уазн ой печатью отмечалось, что в « е м напечатано без разбора все, что попало п од руку н. П омещ енны е в сборнике монографические статьи не увя­ заны с опубликованным там иллюстративным материалом. В качестве ведущего «тео­ ретика» в сборнике выступил М атис Силинь (1861 — 1942) — один из тех бывших народ­ ных учителей, которых Биленш тейн в свое время охарактеризовал как зачинщиков латы ш ского национального движ ени я 15. В своей статье «Алш ванга», помещенной в ука­ 6 Труды X археологического с ъ е зд а в Риге 1896 г., т. II, Рига, 1899, стр. 20—34, 35— 41.

7 Там ж е, стр. 35— 36.

8 Dr. A. B i e l e n s t e i n, D ie H olzb au ten und H o lzg era te der Letten. Ein Beiing zur E thn ograp hie, K u ltu rgesch ich te und A rch aologie der V olker R u sslan d s im Westgebict, тт. I— II, S t.-P e te rsb u r g, 1907— 1918.

9 P. S m i t s, A. B llen stein a gram ata «D ie H olzb au ten und H olzgerate der L et ten», R ig a s L atviesu b ied rlb as zin lb u k o m isija s 16. rakstu krajum s», R iga, 1912, стр. 3-9.

10 Ed. P a e g 1 e, L atviesu ta u ta s m aksla. Iss vestu risk s parskats (Латышское) народное искусство. К раткое историческое в в еден и е), Рига, 1935, стр. 21. Следует от­ метить, что П аэглэ «эпоху дер ева» латышской культуры относит только к периоду крепостничества.

11 Z. L i e g e r s, D ie V olksku ltu r der L etten, «E thn ograp hische Forschungen», т. l.

R iga, 1942, стр. 380;

е г о ж е. E thn ograp hie L etton, B ale, 1954, стр. 6.

12 «L atvju raksti» (Л аты ш ский ор н ам ен т ), тт. I— III, R ig a, 1924— 1931.

1 3 Z. L i g e r s, D ie V olksku nde in L ettlan d, « S ch w eizerisch es Archiv fiir Volks- kunde», Bd. 44, H elt 3, B a se l, 1944, стр. 183;

A. D z e r v i t e, L atviesu dai]amatnieslba, «L atviesu lietiska m aksla. N ujorka» (s. d.), стр. 7.

14 « L a tv ija s sau le», R ig a, 1928, стр. 772.

15 A. B i e l e n s t e i n, D ie lettisch e n a tio n a le B e w e g u n g und die kurlandische Geist iichkeit, L eip zig, 1886, стр. 22.

Развит ие эт нограф ической н а у к и в Советской Латвии занном сборнике, М. Силинь выдвинул ряд антинаучных теорий. Он, как и редактор сборника Р. Заринь, был сторонником так назы ваемой норманнской теории. О ба они утвер ж дали, что в древней К ур се и в Ерсике на р. Д а у га в е находились колонии нор­ маннов и что зд есь сохранились заметны е следы варяж ской культуры;

этим якобы объясн яется бол ее высокий уровень материальной культуры в некоторых областя х Л а т ­ вии (например в К р устп и л сск ой ), чем в други х ее о б л а с т я х 16. П о мнению Силиня, влияние прож ивавш их зд есь в V I II— IX вв. норманнов сказалось и на развитии общ е­ ственного строя латыш ей, особенно в К урсе 17.

«Н орманнская» теория была н уж н а М. Силиню и Р. Зариню для доказательства связей латыш ской культуры с З а п а д о м у ж е в V III— IX вв. Однако в другом месте той ж е статьи М. Силинь отрицает какое бы то ни было влияние соседних культур на развитие латышской культуры: «Тщ етно усердствую т археологи и этнологи, кото­ рые ищ ут в нынешней или древней латышской культуре что-либо скандинавское и гер­ м анское»,— пишет он. П о мнению М. Силиня, латы ш ская культура выросла на месте помимо каких-либо внеш них влияний. С тремление лю бой ценой доказать самостоятель­ ность развития культуры латышей привело М. Силиня к очевидному противоречию с им ж е защ ищ аем ой «норманнской» теорией.

Л аты ш ские б у р ж уазн ы е этнограф ы, в поисках «истинно» латышской национальной культуры, замалчивали влияние на нее соседних народов. В следствие этого созд ав а­ лось впечатление мнимого пр евосходства латыш ей н ад другими, этнически смешанны­ ми народам и, в противополож ность которым латыши якобы сохранили свою древнюю культуру нетронутой. Н еобоснован ность и антинаучность этой концепции очевидна.

Н ароды не ж и вут изолированно один от другого, у них имею тся широкие торговые и культурные связи с соседям и. Точно так ж е и у латыш ей были длительные связи со славянами, ф инно-угорскими, германскими и другими народами, ок азав ш и е.бол ее или менее глубок ое влияние на латыш скую культуру. Авторы сборника «Л атвью ракеты»

замалчиваю т, это, считая, что это ум алило бы ценность и самобытность латышской на­ циональной культуры. С такой установкой нельзя согласиться, ибо нет народа с ка­ кой-то специфически «чистой», этнически не смеш анной культурой. Если в бурж уазной Л атвии такие взгляды преуспевали, то потому, что соответствовали «социальному»

зак азу латыш ской бур ж уази и. Эти взгляды обнаруж иваю т незрелость некоторых ла­ тышских бур ж уазн ы х этнограф ов того времени. С научной подготовкой этнографов латышская б у р ж у а зи я не спеш ила. К урс этнограф ии в Латвийском университете стали читать только в 1938 г., когда была утвер ж ден а сверхш татная доцентура по латыш­ ской этнограф ии. Л ектором был приглашен молодой ш ведский этнограф Д а г Троциг.

Читанный им курс и практические занятия не были обязательны для студентов. Л а ­ тышская б у р ж у а зи я удел ял а гор азд о больш е внимания археологии, от которой ж дала сведений о древни х городи щ ах и зам к ах латыш ских королей и князей. Этнография ж е в гл азах латыш ской бур ж уази и не была достой на глубокого внимания, так как этно­ графический м атериал свидетельствовал о тяж елой и угнетенной ж изни народных масс. Н ек отор ое внимание было удел ен о лишь одной из проблем этнографии — народ­ ной о д е ж д е. При этом разы скивались наи более богато украш енные одеяния, якобы свидетельствую щ ие о п р евосходстве латыш ской народной культуры над культурами других народов 18.

С восстановлением в 1940 г. в Л атвии Советской власти полож ение в этнограф и­ ческой науке радикально изменилось. Были восстановлены научные связи с этнограф а­ ми всего С оветского С ою за, где эта наука достигла высокого уровня развития. Совет­ ские этнограф ы выдвинули ряд ш ироких этнограф ических проблем: проблем этногенеза, развития материальной культуры, культурного взаим одействия народов и др. Руковод­ ствуясь методологией исторического м атериализм а, советские этнографы рассматри­ ваю т этнограф ические явления в тесной связи с социально-экономическими и историче­ скими условиями соответствую щ его времени. И сторизм советской этнографии откры­ вает ш ирокие возм ож н ости для изучения генезиса и этнической культуры лю бо­ го народа 19.

Р азвитие Советской Л атвии на время было прервано немецко-фаш истской оккупа­ цией (1941 — 1944), грозивш ей латы ш скому нар оду полным уничтожением. После ге­ роической победы С оветской Армии и изгнания оккупантов, в Советской Латвии во­ зобновилась работа по культурном у строительству. В 1946 г. была основана Академия наук Л атвийской С С Р. Учитывая недостаток научно подготовленны х кадров в области этнограф ии, при И нсти туте истории и материальной культуры была организована н е ­ 16 R. Z а г i р s, L atava, «L atvju raksti», т. II, стр. 2— 3.

17 М. S i 1 i ц s, A lsv a n g a, «L atvju raksti», т. I, стр. 43.

18 О латы ш ской народной о д е ж д е и орнам енте появилось несколько объемисты х трудов, например: A. D z e r v i t i s un Dr. V. G i n t е г s, L atviesu tau tas terpi, R iga, 1936;

T. K i v i c k a un A. K a r n u p s, N ovad u terpi. 15 burtnicas, Jeig a v a, 1938— 1939.

19 См. С. П. Т о л с т о е, Советская школа в этнограф ии, «Сов. этнография», 1947, Л» 4, стр. 8 — 28;

е г о ж е, О сновные задач и и пути развития советской этнографии, «К раткие сообщ ения И н-та этнограф ии А Н С С СР», X II, М., 1950, стр. 5— 14;

«Величе­ ственная програм ма строительства ком мунизма и задачи этнографов», «Сов. этногра­ фия», 1959, № 2, стр. 3— 9.

М. К. Степерманис больш ая группа этнограф ов п од руководством кандидата филологических н;

а Д. Э. З ем за р е. Группа организовала экспедиции по собиранию этнографического Mi a р и а л а 20, установила научные связи с И нститутом этнографии им. Миклухо-Мш.

Академии наук СССР, имеющим больш ой опыт в собирании и изучении этнограф® ского м атериала. В 1950 г. группа была пр еобр азован а в Сектор этнографии при И статуте фольклора, переим енованного в И нститут этнографии и фольклора. В прощ се дальнейш ей реорганизации этот сектор в 1956 г. был присоединен к Институту тории и материальной культуры Академии наук Л атвийской ССР, чем было достигну тесное сотрудничество этнограф ов и историков.

Н ачиная с 1952 г., по инициативе московских этнограф ов начала свою работу П ­ ри балтийская объедин ен ная комплексная экспедиция, в которой принимают участие эт ­ нографы, антропологи, археологи, филологи и историки Москвы, Ленинграда, Бело­ руссии и трех П рибалтийских республик. В задач и экспедиции входит изучение проб­ лем этн оген еза и этнической истории восточнобалтийских народов, а такж е изменен»!

в их ж изни и культуре в результате социалистического строительства21. Экепедици сыграла больш ую роль в воспитании кадров молоды х этнограф ов Прибалтийских рес­ публик, в том числе и С оветской Л атвии. Д л я подготовки -квалифицированных специа листов-этнограф ов Академия наук Л атвийской ССР направила в аспирантуру Инсти­ тута этнограф ии АН С С С Р несколько своих научных сотрудников, которые после окон­ чания аспирантуры защ итили кандидатские д и ссер т а ц и и 22. О дновременно несколько кандидатских диссертаций на этнограф ические темы были разработаны и защищены в И нституте истории и материальной культуры АН Латвийской С С Р 23, а на ближай­ ш ее время пр едусм отрена защ ита ещ е нескольких ди ссер т ац и й 24. Таким образом, п и р содействии И нститута этнограф ии АН СС СР вопрос о научных кадрах этнографов Лат­ вии сравнительно быстро и успеш но разреш ается.

Значительном у повышению научной квалификации этнограф ов Советской Латвии способствую т меж республиканские совещ ания и сессии, на которых они*, выступая с сообщ ениям и, проверяю т правильность своих выводов. Этнографы Латвии принимают такж е участие в еж егодны х совещ аниях и отчетных сессиях И нститута этнографии А Н СС СР в М оскве и Л ен ин граде и в сесси ях академий наук Эстонской и Литовской С Р С в Таллине, Тарту и Вильню се 25. Э тнографы совместно с археологами и музейными ра­ ботниками е ж его д н о проводят отчетные сессии в Риге. К ром е того, Сектор этнографии к а ж д о е лето организует выездные сессии в районах, где, помимо сообщений о работе этнограф ов, организует выставки прикладного искусства соответствующ его района*.

20 См. D. Z e m z a r e, E tn o g ra fisk o ek sp ed iciju iegu vu m i 1947 gada, «Lahija:

P S R ZA V e stis», 1948, 12, стр. 111 — 124.

21 М атериалы и исследования П рибалтийской объединенной комплексной экспеди­ ции опубликованы в изданиях: «М атериалы Балтийской этнографо-антропологичееш экспедиции (1 9 52)», Труды И н-та этнограф ии А Н СС СР, нов. серия, т. XXIII, М., 1954;

«Балтийский этнографический сборник», та ж е серия, т. X X XII, М., 1956, а так ж е в «Т р уд ах» экспедиции, тт. I и II, которые вышли в 1959 г.

22 М. К. С л а в а, Л аты ш ская ж ен ск ая о д е ж д а и ее орнаментация (X V III—XX вв.) А втореф ер ат диссертации, М., 1955;

А. А. 3 а в а р и н а, Семья и семейный бь п русского старож ильческого населения Л атгалии во второй половине XIX и нача.к XX века, А втореф ерат диссертации, М., 1955;

И. А. Л е й н а с а р е, Земледельчесш орудия латыш ей в X V III и первой половине XIX века (В связи с изучением этничесм истории н а р о д а ), А втореф ерат диссертации, М., 1958;

Р. Я. Д е н и с о ва, Антропологи­ ческий состав восточных латышей и восточных литовцев, А втореф ерат диссертации М., 1958.

23 С. Я. Ц и м е р м а н и с, Быт сельскохозяйственны х рабочих К урзем е и Земга.к во второй половине X IX века, А втореф ерат диссертации, Рига, 1958;

А. К. К р ыс т ын я К рестьянское ж илищ е в В и д зем е в период разлож ен и я барщ инного хозяйства и укреп ления капитализм а, А втореф ер ат диссертации, Рига, 1958;

Л. С. Е ф р е м о в а, Се»

и семейный быт латгальских крестьян во второй половине X IX — начале XX века, Авто реф ер ат диссертац ии, Р ига, 1960.

24 К андидатские диссертации в конце 1960 г. предполагаю т защ итить А. П. Алеут на тем у «Д ом аш н ее ткачество в В и д зем е в период капитализма» и Э. П. Чивкуль «П ол ож ен и е и быт сельскохозяйственны х рабочих в В и дзем е во второй половин XIX века».

20 В 1959 г. на м еж респ ублик анских сесси ях латвийские этнографы выступили сообщ ениями;

в М оскве — А. К. К р а ст ы н я — «Н екоторы е замечания о строительств ж илищ -колхозников Л атвийской ССР», Л. С. Е ф р е м о в а — «О некоторых итога изучения культуры и быта рыбаков видзем ских рыболовецких артелей»;

в Tapiv М. К. Степерманис — «Н екоторы е итоги этнографических экспедиций АН Латвш' ской ССР».

П ервы е два док л ад а в расш иренном и доработанн ом виде вошли в настоящя номер ж ур н ал а (см. в ы ш е).— Р ед.

26 Такие вы ездны е сессии состоялись в 1956 г.— в Гулбене, в 1957 — в Лимбаяя в 1958 — в Валке, в 1 9 5 9 — в М адон е.

Развит ие эт нограф ической н а у к и в Советской Латвии Важ нейш ий источник этнограф ических знаний — ж изнь самого народа. П оэтому этнографы С оветской Л атвии удел яю т больш ое внимание еж егодны м экспедициям" В отличие от собирания этнограф ического м атериала в бурж уазн ой Латвии экспедиции сектора этнограф ии проводятся по зар ан ее р азработанн ом у плану, в них, помимо эт­ нографов, принимают участие так ж е музейны е работники, языковеды, архитекторы, историки. Н ек отор ое представление о собранном в последнее время в Советской Л а т ­ вии этнограф ическом материале д а ет следую щ ая таблица:


К о л и ч ес т в о с о б р а н н ы х е д и н и ц Н I к Число уча' к Ф о то гр а ­ к Рисунки ч ер теж и Р ай он Образцы текстов п: л ников В сего Н о а а фии ез а э X О !

Бауский 1951 9 5 87 293 Неретский и Акнистский 8 1952 76 129 289 Цесисский и Алуксненский 1953 138 95 626 338 1 1954 Гауенский 15 1002 3 1 437 928 Вилянский 1955 54 8 407 84 240 о!

Гулбенский 1956 1455 12 660 72 659 3 Лимбажский 1957 14 1 622 2 226 198 123 — 625 4 Валкский 1958 20 2 366 325 62 1 1 654 — 5 Крустпилсский и Мадон- 18 4 010 140 1 1 032 203 7 ский 8 114 1408 5 864 18 27 10 С ледует признать, что научно-исследовательская работа в области этнографии в Советской Л атвии ещ е недостаточн о развернута. Тем не менее работа ведется в трех направлениях: 1 ) по проблем е этногенеза латыш ского народа;

2 ) по истории развития материальной и духовн ой культуры латыш ского народа;

3) по изучению изменений в культуре и бы ту латыш ского народа в результате социалистического строительства.

П ервая проблема весьма обш ирна. Е е необходи м о координировать с этнографами соседних республик. П оэтом у она разрабаты вается в рам ках работ Прибалтийской объединенной комплексной экспедиции. П о второй проблем е необходим о в первую оче­ редь исследовать отдельные вопросы истории культуры латышей — развитие жилища, одеж ды, орудий т р уд а, пищи, обычаев и проч. П о этим вопросам опубликованы две м он ограф ии 27 и несколько с т а т е й 28.

Л и тер атур а бу р ж у а зн ы х латы ш ских этнограф ов не очень обш ирна;

кроме того, на ней сильно сказалось влияние реакционных, псевдонаучны х теорий — измышлений идеологов балтийских немецких баронов. Э тнограф ам Советской Латвии следует серьезно заняться переоценкой и критикой оставленного этнографического литератур­ ного наследства. Равным обр азом н еобходи м о дать отпор антинаучным построениям латышских бур ж уазн ы х этнограф ов, ж и вущ их за границей. К ое-что в этом отношении сделано в историограф ических о б зор ах, помещ енных в выш едш их монографиях. Но этого ещ е очень мало.

У спеху исследовательской работы латыш ских этнограф ов содействовал бы этно­ графический атлас Л атвии, который пок азал бы распространение и развитие важ ней­ ших элем ентов материальной и духовной культуры народа. В годы бур ж уазн ой Лат 27 S. C i m e r m a n i s, L aukstradnicku d z lv e s v eid s K urzem e un Z em gale 19. gad sim ta otraja (Быт сельскохозяйственны х рабочих К урзем е и Зем гал е во второй поло­ вине X IX в ек а ), R ig a, 1959;

A. K r a s t i p a, Zem eku d zlvojam as ekas V idzem e klausu saim n ieclb as sa ir sa n a s un k ap italism a n o stip rin a sa n a s laika (Крестьянские жилища В В и д зем е в период р азл ож ен и я барщ инного хозяй ства и укрепления капитализма), R iga, 1959.

28 М. К. С л а в а, К рестьянская о д е ж д а латыш ей и орнамент на предм етах дом аш ­ него убран ства (Н еретский и Акнистский районы Л атвийской С С Р ), «М атериалы Б ал­ тийской этнограф о-антропологической экспедиции (1952 г.)», М., 1954, стр. 114— 125;

И. А Л е й н а с а р е, Зем ледельческ ие оруди я латыш ей в X V III — первой половине XIX века, «Сов. этнограф ия», 1957, № 6, стр. 19— 30;

S. C i m e r m a n i s, Laukstrad nieku ie d a llju m s, d zlv o k li un darba ap stak ji Z e m g a le un K urzem es rietumu daja X IX gs.

otrapuse, «A rch eologija un etn o g ra fija », I, R ig a, 1957, стр. 51— 74;

A. K r a s t i p a, V id zem es zeinn ieku m ajokli klau su sa im n ieclb a s sa ir sa n a s perioda, там ж е, стр. 75— 98;

I. A. L e i n a s a r e, Z em k op lb as darba rlki klau su saim n ieclb as sairum a posm a, там ж е, стр. 99— 114;

К. J e f r e m o v a, D a z a s L a tg a le s la tv ie su zernnieku gim en es sv in lb a s XIX g s. otra pu se, там ж е, стр. 115— 127;

A._A 1 s u p e, A udeju aroda apm aclba V id ­ zem e k ap italism a perioda, «L atvijas P S R ZA V e stis», 1959, № 4, стр. 11— 20.

144 Ai. А. Степерманис вии такой атлас не был с о ст а в л ен 29. П одготовк у этнографических атласов по разли' ным областям Советского С ою за начал И нститут этнографии АН СССР. В эту работу включился т ак ж е Сектор этнограф ии И нститута истории и материальной культуры А Н Л атвийской СС Р.

Этнограф ы Советской Л атви и приступили к работе и н ад третьей проблема!,!

крайне важ ной и актуальной, об изм енениях в культуре и быте латышского народ*] в резул ь тат е социалистического строительства. И зучением этой проблемы заняты науч­ ные сотрудники Сектора этнограф ии Л. С. Е ф рем ова, М. К- Слава, А. К.. Крастыня.

Заканчивая настоящ ий краткий обзор, н еобходим о подчеркнуть, что в минувши) годы в С оветской Л атвии была п роделан а больш ая р абота в области культурного!

строительства, которой особенно содействовала Академия наук Латвийской ССР. Есл| м олодой и немногочисленный пока коллектив этнограф ов Советской Латвии добнлс*) некоторы х, хотя и скром ны х успехов, то это лишь бл агод ар я забот е и поддержке с о стороны К оммунистической партии Л атвии, а такж е друж еск ой помощи научных уч ­ реж ден и й В сесою зн ой Академии наук 30.

Р азвитие этнограф ической науки в Советской Л атвии идет по верному пути совет­ ской этнограф ической школы в д р уж еск ом сотрудничестве с этнографами братски) советских республик. Э то позволяет надеяться, что этнографы Советской Латвии соз­ д а д у т полноценные научные исследования, тесно связанные с ж изнью и запросами ла­ тышского народа.

29 О публиковано лишь несколько отдельных карт по диалектологии, археологии и этнограф ии (В. Р ук е, П. К ундзинь, А. К арнуп и д р.). В настоящ ее время эти карга устарели.

30 С л едует упом януть одного из руководителей П рибалтийской объединенной комп­ лексной экспедиции Л. Н. Терентьеву и ее многолетнюю работу по изучению быта ла­ тышского крестьянства, в результате которой в бли ж ай ш ее время появится ее обширная историко-этнограф ическая монограф ия «К олхозн ое крестьянство Латвии».

А. О. ВИИРЕС ЭСТОНСКАЯ СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ (1 9 4 0 — 1960) П обедон осн ое револю ционное выступление эстонского пролетариата летом 1940 г.

ознаменовало нач ало новой эпохи в истории эстонского народа. Опираясь на помощь и опыт старш их братских республик Советского С ою за, трудящ иеся Эстонской ССР под руководством К оммунистической партии могли теперь приступить к строительству социализма. Н есм отря на то, что у ж е в ближ айш ие годы эстонскому народу пришлось пройти тяж елы е испытания Великой Отечественной войны, в 1940 г. была зал ож ен а твердая основа для развития социалистического хозяйства и культуры в Эстонской ССР На новый, советский путь развития вм есте со всеми отраслями наук вступила и эстон ­ ская этнограф ия.

В пр едш ествую щ ие десятилетия в Эстонии была созд ан а весьма прочная база для исследовательской работы в области этнограф ии, п р еж д е всего в виде крупных кол­ лекций предм етов материальной культуры эстонского народа. В о второй половине XIX в. с развитием национального движ ени я возр ос интерес к историческому прошло­ му народа, к его культуре и бы ту. В связи с этим были сделаны и попытки создать этнографические м узеи, что на первых порах не увенчалось успехом. И только в 1909 г. в Т арту был основан Эстонский народны й м узей. Б лагодаря энергичной д е я ­ тельности руководителей м узея, особен но ф ольклориста О скара К алласа и худож ника Кристьяна Р а у д а, сбор этнограф ического м атериала стал действительно народным д е ­ лом. Спустя несколько лет М узей у ж е насчитывал около 20 тысяч этнографических предметов.

В пери од б у р ж уазн ой диктатуры Эстонский народны й м узей был центральным исследовательским уч реж ден и ем республики в области этнографии. З а неимением специально подготовленны х национальных кадров в 1922 г. на долж ность директо­ ра музея был приглаш ен финский этнограф И льмари М аннинен (1894— 1935), кото­ рый возглавил р аботу по сбор у и научной обработк е этнограф ических материалов и, являясь одноврем енно доцентом этнограф ии Тартуского университета, подготовил первые кадры эстонских этнограф ов. И. М аннинен и сменивший его на посту дирек­ тора м узея Ф. Л ин нус (1895— 1942) разработали систем у упорядочения этнограф иче­ ских ф ондов с многочисленными вспомогательны ми картотеками, позволяющими ис­ следователю быстро и без особы х затрудн ен ий получить всестороннее представление о любом м узейн ом п редм ете.

При сбор е этнограф ических м атериалов сотрудники м узея п р еж д е всего стреми­ лись восполнить пробелы в ф ондах, а так ж е сосредоточить в м узее по возмож ности все коллекции, имевш иеся в распоряж ении други х уч реж дени й или в частных руках.

Особое внимание удел ял ось паспортизации поступаю щ их в музей вещей и составле­ нию бол ее или м енее подробны х леген д к ним. Н ар я ду со сбором этнографических предметов в аж н о е м есто в работе м узея зан яло составление (на основе соответствую ­ щих вопросников) описаний по отдельным отраслям материальной культуры. Велась также систем атическая работа по обм ер у старинны х крестьянских построек по кихель кондам (п р и х о д а м ). Эти работы выполнялись в основном силами студентов Тартуско­ го университета и худож ествен н ы х училиш. О собенно удачным мероприятием было создание в 1931 г. республиканской сети корреспондентов — крестьян, ремесленников и сельской интеллигенции, присылавш их ответы на вопросники м узея. Так как мате­ риальные средства м узея были зач астую более чем скромны, сеть корреспондентов, работавших б езв озм езд н о и очень охотно, в значительной степени помогала накопле­ нию этнограф ических материалов в м узее. К ром е того, благодаря их работе укрепля­ лась связь м узея с народными массам и.


Р азвитие этнограф ической исследовательской работы в бурж уазн ой Эстонии проте­ кало в д у х е традиций финской этнограф ии того времени. Н а основе типологического метода детально изучались отдельны е области материальной культуры, широко ис­ пользовались картограф ирование и культурно-географический м етод с целью выявле­ ния культурны х заимствований и черт предполагаем ой финно-угорской культурной общности. Конкретный ж е исторический процесс, не говоря у ж е о социально-эконо­ мических ф акторах, почти соверш енно выпадал из поля зрения исследователя. Таким 10 С о зе тск а я э тн о гр а ф и я, № 146 А. О. В ий рес обр азом, исследователи ограничивались в основном анализом вещественного.м аг риала, не д о в о д я свою р а б о т у д о научного синтеза. И з важ нейш их исследовани того времени с л ед у ет отметить п р еж д е всего обзорны й труд И. Маннинена по м ;

термальной культуре эстонского нар ода «D ie Sacbkultur E stlan d s», I— II (Тарту 1933), который из-за смерти автора остался незаверш енным. В опубликовании частях этого т р уд а д а ет ся обзор охоты, ры боловства, зем ледели я и построек. Выш е в свет ещ е ря д монограф ий на эстонском языке — о народной о д е ж д е 1, о крестья!

ском ж и л и щ е 2, о ры боловстве на Ч удском и Псковском озер ах 3 и о бортничестве В Е ж егодн и к е Эстонского народного м у з е я 5 и други х периодических изданиях бы опубликован ещ е ря д научных статей, посвящ енных разработке частных вопросо:

Такова была б а за, на которую могла опереться м олодая эстонская советская э:

нографип в 1940 г. М узейны е фонды были у ж е очень значительны: на 31 марта фонды Э стонского народного м узея насчитывали 43 363 этнографических предме (в том числе 40 305 с территории Э стони и), 27 696 страниц (15 582 листа) этногр;

фических описаний, 2502 листа этнограф ических рисунков и чертеж ей (преимуществе!

но планы и разрезы крестьянских построек), 54 697 страниц ответов корреспонденте на вопросники и 26 454 ф отоснимка. И мелись так ж е опубликованные монографически обзор ы р я да важ нейш их областей материальной культуры. Н аконец, имелись уж специально обученны е кадры научных работников, из которых, правда, в условия бу р ж у а зн о й Э стонии, только немногие могли работать по специальности. В начал 1940 г. р аботал о всего лишь пять этнограф ов-проф ессионалов (в предшествующи годы — и того м ен ь ш е).

В 1940 г. одним из первых ш агов Советской власти была реорганизация научш исследовательской работы в республике и расш ирение материальных возможности этой работы. Н а б а зе О тдела народоведени я Э стонского народного музея было создг но центральное республиканское научно-исследовательское учреж дени е специальног п р о ф и л я — Государственны й этнограф ический м узей, со значительно увеличенны:

ш татом и бю д ж ет ом. П р одол ж ал ся интенсивный сбор материалов и концентрация м узее имевш ихся в республике этнограф ических коллекций. Фонды этнографически предм етов в м узее достигли в 1941 г. 52 468 единиц, увеличившись за один год боле чем на 9 тысяч единиц. Э то расш ирение работ — основной показатель вступлени эстонской этнограф ии на новый путь развития. В методологической ж е перестрой этнограф ической научно-исследовательской работы уд ал ось сделать лишь первые ш а ги. В аж нейш им дости ж ен и ем в этой обл асти было создани е делового контакта И нститутом этнограф ии А кадем ии наук С ою за СС Р и музеями Москвы и Ленингра д а с целью обм ен а опытом работы.

Л етом 1941 г. все это мирмое культурное строительство внезапно было прервана В тяж елы е годы оккупации главнейш ей задач ей эстонских этнографов была забота спасении от гибели собранны х на протяж ении десятилетий культурных ценностей Н есм отря на исключительные трудности, больш ую и наи более ценную часть музейнш ф ондов уд ал ось эвакуировать и разместить в разны х сельских местностях. Когда ле том 1944 г. оккупанты, отступая из Тарту, подож гли здан и е м узея, в нем погибла лишь сравнительно небольш ая часть коллекций м узея (8,4% ), в том числе около 4 (Х этнограф ических предм етов, которые не уд ал ось эвакуировать.

С р а зу после осв обож ден и я республики, Советская власть ещ е до окончанм войны удел и л а сер ьезное внимание восстановлению этнографического музея —од­ ного из важ нейш их культурны х уч реж дени й Советской Эстонии. Осенью 1944 г. бы л зан ов о уком плектован ш тат м узея, причем в больш их р азм ер ах, чем в 1940 г. В силь­ но пострадавш ем от войны гор оде Т арту бы ло вы делено наиболее подходящ ее для м у­ зея здан и е. О сновная работа музея в 1945— 1946 гг. состояла в реэвакуации и предва­ рительном упорядочении ф ондов. Л иквидация последствий войны и нане­ сенного м узею ущ ер ба п р од ол ж ал ась д о 1952 г., когда был закончен послевоенный контрольный переуч ет м узейны х коллекций. Н ар я ду с восстановительными работам* с р а зу ж е стала развиваться и научно-исследовательская, а такж е культурно-мас­ совая деятельность м узея. У ж е к концу 1945 г. была открыта первая временная экспо­ зиция. Была восстановлена и сеть корреспондентов. К огда в 1946 г. была организована А к адем и я наук Э стонской С С Р, м узей вош ел в ее систему. Э то обеспечило наилучшие условия для развития и расш ирения этнограф ической работы в республике. Начиная с этого времени, возобновился сбор этнограф ических материалов и усилилась научно исследовател ьская работа.

1 l. M a n n i n e n, E esti rahvariiete ajaluqu (И стория эстонской народной одежды|.

«E esti R ahva M uuseum i A asta ra a m a t», III, Тарту, 1927;

H. К u г г i k, Eesti rahvaroivad (Э стонская народная о д е ж д а ), Т арту, 1938.

2 G. R а п к, Saarem aa talu eh itised (Крестьянские постройки на о. Сааремаа!, I, «O petatud E esti S e ltsi K irjad», V, Т арту, 1939.

3 G. R a n k, P eip si k a la stu se st (О ры боловстве на оз. П ей пси), «Opetatud Eesti Seltsi K irjad», II, Т арту, 1934.

4 F. L i n n u s, E esti vanem m esin d u s (Э стонское старинное пчеловодство!. I. «E esti R ahva M uuseu m i A astaraam at», X II— X III, Тарту, 1939.

3 «E esti R ahva M uuseum i A astaraam at», I— X IV, Тарту, 1925— 1939.

Эст онская совет ская этнография О бщ ее рук оводство в р азработке основных направлений этнографической работы в республике на протяж ении всего послевоенного периода осущ ествляет академик АН Э С С Р проф. X. М оора.

В первые послевоенны е годы ощ ущ ался больш ой недостаток в сотрудниках, им ею ­ щих соответствую щ ее специальное образовани е и получивших советскую научно-про­ ф ессиональную подготовку. В Тартуском государственном университете было возоб­ новлено преп одавани е этнограф ии, и в 1950 г. был первый выпуск молодых этнографов.

К сож ал ен и ю, в уни верситете по сей день ещ е нет долж ности штатного преподавателя по этнограф ии, что д о некоторой степени отрицательно сказывается на уровне п одго­ товки студентов-этн ограф ов. К адры высшей квалификации готовились преимущ ествен­ но при И нсти туте этнограф ии А Н С ою за СС Р, а т ак ж е через аспирантуру при Т ар­ туском университете и И нституте истории А Н Э стонской ССР. В начале 1950-х годов этнограф ическую работу в республике несколько заторм озили допущенные ранее не­ которые ошибки в п одбор е и расстановке кадров. Тем не менее, к тому времени кадры эстонских этнограф ов у ж е настолько выросли в количественном отношении, что м ож но было приступить к расш ирению фронта работ. В 1952 г. при Секторе археологии И нститута истории А Н Э С С Р была созд ан а группа этнографов (с 1958 г.

сектор переим енован в Сектор археологии и этнограф и и). В настоящ ее время в систе­ ме А кадем ии наук Э стонской ССР этнограф ией заним ается 17 научных сотрудников;

из них 14 р аботаю т в Этнограф ическом м узее и 3 — в И нституте истории.

Э тнограф ическая р абота в республике ведется и вне А кадем ии наук. В аж ное мес­ то в этом отнош ении д ол ж ен занять организую щ ийся в Таллине Эстонский государ­ ственный парк-м узей, который б у д ет знакомить ш ирокую общ ественность с зодче­ ством и бытом эстонского крестьянства преимущ ественно XIX в. Организация музея началась в 1957 г., и по плану он откроется целиком в 1963 г.

С ерьезны х успехов достигла краеведческая р абота на местах. Д л я координации этой работы по всей республике при А кадем ии наук была создан а в 1958 г.

К раеведческая комиссия, возглавляем ая членом-корреспондентом АН Союза ССР проф. X. К руусом. Ц ентральное м есто в работе комиссии заним ает подготовка к изданию обш ирной научной серии «Районы и гор ода Эстонской ССР», в отдельных выпусках которой б у д ет удел ен о место и этнограф ической характеристике каж дого района. В В алгаском районе (ю ж н ая Э стония) по инициативе местных краеведов и под руководством работника Н ародн ого дом а А льф реда Л еппа возник Мынистеский сельский м узей — одно из интереснейш их культурны х учреж дений этого рода в Эстон­ ской С С Р. В его этнограф ической коллекции имеются и некоторые уникальные пред­ меты. В 1957 г. этот м узей был превращ ен в филиал В алгаского меж районного крае­ ведческого м узея и получил таким обр азом официальное признание. З асл уга местных краеведов — созд ан и е в 1959 г. Эльваского м еж районного краеведческого музея.

В целом по республике в настоящ ее время действую т восемь краеведческих музеев, из которых н аи более богаты этнограф ические коллекции Вильяндиского музея. Ц ен­ ным дости ж ен и ем было такж е создан и е в 1959 г. в зап адной части острова Сааремаа в дер. Вики м узея-усадьбы «М ихкли» —- филиала С ааремааского краеведческого м узея, где сохранен весь комплекс построек с многочисленным хозяйственным инвентарем, который был харак терен для крестьянских у с а д е б второй полови­ ны X IX в.

К раеведч еская работа зан яла видное м есто так ж е во внешкольной работе уча­ щейся м ол од еж и. В руководстве этнограф ической работой школьных краеведческих круж ков принимаю т участие сотрудники Э тнограф ического м узея и И нститута истории.

В текущ ем го д у Э тнографический м узей и И д.г н г у т истории разослали во все сель­ ские школы особы й вопросник о быте колхозной деревни. М еж д у прочим, участие школ в этнограф ическом изучении Эстонии практиковалось и раньш е, в 1920-х годах, и ок азал ось весьма эффективным.

Н аконец, с краеведческой работой тесно связана деятельность свыше ста коррес­ пондентов Э тнограф ического м узея. В 1959 г. М узей получил 5866 л и ст о в — ответов на разосланны е опросные листы. К концу года м узей располагал всего 81 644 листами ответов корреспондентов. С реди корреспондентов имеются представители разных профессий — ремесленники, колхозники, учителя;

много среди них ж енщ ин. Работа корреспондентов не оплачивается, но н аи более активные из них премируются печат­ ными изданиям и м узея, в отдельны х случаях — и денеж ны м и премиями. В 1959 г., по случаю 50-летия м узея, в целях поощ рения корреспондентской работы было органи­ зовано соревнование по сбор у этнограф ических материалов, обогативш ее фонды музея 79 этнограф ическими описаниями на 2684 листах. Соревнование 1960 г. оказалось ещ е белее плодотворны м. Реш ено проводить такие соревнования периодически.

В первые послевоенны е годы эстонские этнографы руководствовались в первую очередь н еобходим остью заполнить пробелы в м атериале и выработать принципы его научной обработки. О сновные м етодологические установки в отношении содерж ания и форм этнограф ической работы в республике были сформулированы в статьях проф.

X. М оора и доц. А. В ассар а 6, опубликованны х в 1947 г. в Е ж егоднике 1 (X V ) Эстон 6 Н. М о о г a, E esti e tn ograafia nou kogu liku l iileseh ita m isel (Эстонская этнография становится советской);

A. V a s s a r, E tn o g r a a filise kogu m istoo iilesand eid N oukogude E estis (О за д а ч а х работы ио сбор у этнограф ического материала в Советской Э стонии).

10* А, О. Вий рес ского народного м узея. В этих статьях ясно отр аж ается проникновение в эстонсху] этнограф ию материалистического понимания исторических процессов. Авторы стате указы ваю т, что при исследовании эстонской народной культуры необходимо исходит из конкретного процесса общ ественно-экономического развития, строго учитывая п р этом социальную диф ф еренциацию. П одчеркивалось так ж е требование самой тесно связи этнограф ии со смеж ны ми научными дисциплинами. Этот тезис позднее, в 1950 год ах, был с усп ехом претворен в ж изнь при проведении широких комплексных иссле дований. Хотя основное внимание сначала все ещ е было обращ ено на изучение дока питалистической народной культуры, но у ж е выдвигалось требование изучения п рс цессов культурно-исторического развития как в капиталистическом, так и в меньше мере (главным образом в области возр ож дени я народного искусства) в современно»

социалистическом общ естве. В се эти полож ения были принципиально новые, отличны от этнограф ической работы в период б у р ж уазн ой республики. Практическое приме нение п.х в исследовательской работе вначале наталкивалось на некоторые труд ности, обусловленны е, в первую очередь, отсутствием достаточного опыта, одна»

с каж ды м годом эти трудности все более преодолевались.

При сбор е и обр аботк е м атериалов внимание сосредоточивалось пр еж де всего и, тех обл астя х материальной культуры, которые п р еж д е или вовсе не затрагивались, и.п ж е освещ ались тен ден циозно и недостаточн о,— например различные промыслы не сельскохозяйственного профиля, «ар одн ы е рем есла и торговля. В особенности изуча лось отраж ен и е в материальной культуре эстонского народа его почти полуторатысяче летних связей с русским народом;

предварительные результаты исследований в это!

области опубликовала А. X. М оора в 1950 г. 7. При пополнении фондов особое вниманш удел ял ось тем явлениям, которые характерны для периода вступления деревин « капиталистический путь развития;

например, приобретались простые самодельны!

машины для обработки льна и пр., полные комплекты орудий труда разных ре.меслен ников, изготовлялись макеты крупных рыболовных снастей. Ф ототеку по возможное!!

пополняли детальны ми сериями снимков трудовы х процессов, а такж е старыми фото­ снимками народной о д еж д ы и др.

Больш ую роль в развитии этнограф ической науки сыграло Совещание по этно граф ой народов П рибалтики, состоявш ееся весной 1950 г. в М оскве, на котором бы ли намечены мероприятия по координации исследовательской работы в Прибалтийские республиках. К огда в 1952 г. начала работать балтий ск ая этнографо-антропологиче ская экспедиция И нститута этнографии А Н СССР, в ней приняли участие научные сотрудники Э тнограф ического м узея и И нститута истории АН ЭсгС С Р. После реор­ ганизации Балтийской экспедиции в П рибалтийскую объединенную комплексную экспедицию АН СС СР в 1955 г., последняя стала координационным центром в области этнограф ической работы н ад проблемами П рибалтики и еще более укрепилось тес­ ное сотрудничество с И нститутом этнограф ии. В еж егодны х маршрутных исследова­ ниях, которые в рам ках предусм отренной программы проводил эстонский отряд экспе­ диции, участвовал ряд этнограф ов Э стС С Р. Они изучали крестьянские постройки и селения, народную о д е ж д у, зем ледельческ ие орудия, народную пищу, разные эле­ менты материальной культуры в районах эстонско-русского контакта в восточной Эстонии. В программу работ эстонского от р я д а были включены такж е темы, до того времени сл або или соверш енно не освещ енные: морское рыболовство, средства пере­ дви ж ен и я и др. В 1958— 1959 гг. деятельность эстонского отряда экспедиции -была рас­ пространена и на сопредельны е с Э стонской ССР Л енинградскую и Псковскую области, что да л о новый важный м атериал, проливающ ий свет на эстонско-русские культурные связи.

Ц ентральной проблемой эстонской этнографии по сей день продолж ает оставать­ ся этническая история и культурны е связи эстонского народа. Вокруг этой проблемы концентрируется преобл адаю щ ая часть проведенны х в республике этнографических работ. Б лагодар я целеустрем ленной деятельности проф. X. М оора и объединен­ ным усилиям у ч ен ы х — археологов, антропологов, языковедов, фольклористов и этнограф ов — в разработк е этой проблемы достигнуты у ж е значительные ре­ зультаты. Ь 1959 г. коллективу авторов сборника статей «Вопросы этнической истории эстонского народа» (Таллин, 1956) была п р и суж ден а 1-я республиканская премия газеты «С оветская Эстония». Статья А. М оора в этом сборнике «Об историко-этногра­ фических обл астя х Эстонии» — первая серьезная попытка установить исторически слож ивш иеся на территории Эстонии культурны е области и осветить процесс их возник­ новения путем сопоставления этнограф ического м атериала с данными языковедения, археологии и други х см еж ны х научных дисциплин.

Р а б о та по изучению быта современной колхозной деревни в республике бы ла начата в первые годы коллективизации в Эстонии. М атериал по быту колхозной де­ ревни с 1950-х годов начал собирать Этнографический м узей АН Эст. ССР. Следуя отметить, что р азработка конкретных тем в историческом плане, вплоть до современ­ ности, прочно вошла в практику эстонской советской этнографии, причем большое внимание у д ел я ет ся процессам эпохи капитализма, которые пр еж де исследователи обычно обходили.

7 А. X. М о о р а, Э стонско-русские отнош ения в X V III— XX вв. по данным этногра­ фии, «К раткие сообщ ения И н-та этнограф ии АН С С СР», X II, 1950, стр. 45—54.

Эст онская совет ская эт нография В связи с коренными переменами в современной деревне многие элементы тра­ диционной материальной культуры начинают быстро исчезать. П оэтом у в последние годы на первый план вы двигается необходим ость в систематическом массовом по­ полнении ф ондов Э тнограф ического музея. В соответствии с решением П резидиум а А кадем ии наук ЭстОС.Р от 1957 г. м узей тогда ж е приступил к форсированному сбору материалов (за последние два года приобретено 4496 предметов) и буд ет про­ д ол ж ать его на протяж ении всего текущ его семилетия. В 1958— 1959 гг. ш ел 'сбор м а­ териалов на территории, засел ен ной д о войны ш ведами (острова Р ухн у и Вормсн и полуостров Н оароотси в Х аапсалукском рай он е), а так ж е в ряде преж них кихель кондов ю го-западн ой Э стонии, которые в этнограф ических коллекциях были пр едстав­ лены сравнительно слабо. Н а 31 дек абр я 1959 г. этнографические коллекции музея насчитывали 55 538 единиц. Н аучная обработка поступаю щ его материала — срочная и трудоем кая работа, которой зан ято больш инство научных сотрудников музея.

Р ассм отрим вкратце результаты работы эстонских этнограф ов по изучению отдель­ ных областей материальной культуры. Как у ж е отмечалось, в досоветский период луч­ ше всего были исследованы рыболовство, зем л едел и е, постройки и народная о д е ж ­ д а. О днако обработк а соответствую щ его м атериала была далеко не всегда удовлет­ ворительной. П оэтом у по всем указанным р аздел ам пришлось продолжить работу, тем бол ее, что изучение многих из них входит в програм му работ Прибалтийской экспе­ диции.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.