авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«АКАДЕМИЯ НАуК СОЮЗА ССР СОВ ЕТСКАЯ ЭТНОГРАфКЯ 2 tд6 1 ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР ...»

-- [ Страница 3 ] --

напротив, ж е н а в течение длительного времени, подчас в тече­ ние всей жизни, д о л ж н а была соблю дать по отношению к членам этой семьи, в которой она проводила почти всю жизнь, многочисленные тягостные запреты. В ы н у ж д а я ж енщ ин у быть постоянно настороже, постоянно следить за своими словами и, ка зал о сь бы, самыми мало­ значительным и поступками, обычаи избегания бесконечно усложняли и отягчали ее и без того нелегкое существование. Избегание оказы ва­ ло определенное воздействие и на воспитание ребенка, связанного в !б См.: Т. Т. Ш и к о в а. Семья и семейный быт кабардинцев в прошлом и настоя­ щем. кандидатская диссертация, М., 1955, стр. 119.

17 А. Д а р и н с к и й, Семья у кавказских горцев, «Записки об-ва истории, фило -логии и права при Варш авском университете», вып. 2, В арш ава, 1903, стр. 149.

18 См.: Г. Ф. Ч у р с и н, М агическое значение имени у кавказских народов, «Бюллетень К авказского историко-археологического института», Тифлис, 1928, Ха 4, Я. С. Смирнова своем поведении рядом традиционны х запретов и в значительной сте­ пени лишенного родительской ласки и заботы.

К этому следует добавить, что если генетически обычаи избеган ия и не связы вали сь с какими-либо специфически п ат р и арх ал ь н ы м и п р и ­ вилегиями или ограничениями, то в ходе времени они в известной мере переплелись с нормами поведения, отразивш ими п атр и ар х ал ь н о е и ш ариатское неполноправие ж енщ ины и м лад ш и х членов семьи. В п а т ­ риархально-ф еодальной Адыгее ж ен щ и н а не д о л ж н а б ы л а присутство­ вать на народных собраниях и п разднествах, н аходиться на улице в обществе посторонних мужчин или в ы е з ж ать одна за пределы аула, сидеть или принимать пищу при старш их м уж чинах;

дети т а к ж е не имели п р ав а сидеть или есть в обществе старших, уч аствовать в их разговоре и т. п.;

и женщины, и м л ад ш и е члены семьи были лиш ены р я д а наиболее существенных имущественных п р а в 19. Естественно, что в этих условиях многие из св язы вавш и х ж енщ ин у и ребенка норм и з ­ бегания стали восприниматься к а к о тр аж ен и е их приниженного, н е­ полноправного положения. С казанн о е прямо п о дтв ерж дается н екото ­ рыми зам ечаниями бытописателей старой адыгейской семьи, з а м е ч а ­ ниями4 которые при всей своей научной неточности, по-видимому, не, лишены известной жизненной правды. Так, по мнению А. Н а м и то к ов а, ж ена «не д ер зал а», а м у ж «не снисходил» н азы в а ть другого супруга по и м е н и 20, а по словам адыгейского писателя А. Е вты ха, родители н е оплакивали своего ребенка, потому что они его «не считали за ч ел о­ века» 21.

Все сказанное позволяет заключить, что обычаи избеган ия в XIX — начале XX в. не явл ял и сь нейтральны ми трад и ц и ям и адыгейского н а ­ родного этикета. Они были вредным наследием п атр и ар хал ь н ого строя, одним из отрицательны х переж итков быта староады гейской п а т р и а р ­ хальной семьи. -\ Очень медленное изж и вани е или, точнее, ослабление норм и зб е г а ­ ния началось у адыгейцев еще до В еликой О ктябрьской соц и али сти че­ ской революции, «в период, последовавш ий з а крестьянской реформ ой (1867 г.). Этот процесс был естественным следствием д а л е к о з а ш е д ш е ­ го процесса р азл ож ен и я большесемейной организации. П о собранны м Е. С. Зевакины м архивным данны м, в 1886 г. в д в е н а д ц ати ады гейских а ул ах семьи до 6 человек составляли 63%, от 6 до 8 ч е л о в е к — 19,5%, от 8 до 10 — 9 %, от 10 до 15 — 7,5% и от 15 до 20 — только 1% всех с е м е й 22. В условиях малой семьи, в состав которой не входили р од и ­ тели, старш и е б ратья или другие старш и е родственники м уж а, п р а к ти ­ чески р о ж д а л а с ь б ольш ая свобода во взаи м оотн ош ен и ях м е ж д у суп ру­ гами и в их отношениях со своими детьми. В условиях м алой семьи, включавш ей кого-либо из родителей м уж а, а т а к ж е в условиях н е р а з ­ деленной, но численно сокративш ейся большой семьи весь у к л а д х о зя й ­ ственной и д ом аш ней ж изн и небогаты х людей з а с т а в л я л постепенно сокращ ать сроки некоторых традиционны х зап ретов и о сл а б л я т ь их строгость. Так, в частности, именно в это время, по-видимому, с о к р а ­ тился до двух недель срок, в течение которого невестка не д о л ж н а была появляться перед старш ими ж енщ ин ам и семьи со своим ново­ 19 Архив И н-та этнографии АН С С С Р, он. 361, лл. 15, 24, 25, 27, 28, 86;

Н. К а р л г о ф, Указ. раб., стр. 524;

Ф. А. Л е о н т о в и ч, Указ. раб., вып. 1, стр. 152— 153;

А. М. Л а д ы ж е н с к и й, У каз. раб., стр. 226 сл.;

К. Р. М и р а м, Этнографический очерк, Сб. «Адыге, их быт, физическое развитие и болезни», Ростов-на-Д ону, 1930'.

стр. 8;

С. В. П о б у д е й с к а я, Бы т и половая сфера адыгейской ж енщ ины, там ж е, стр. 66—67;

«Очерки истории Адыгеи», т. I, М айкоп, 1957, стр. 246— 247.

23 А. Н а м и т о к о в, Ч еркеш енка, М., 1928, стр. 20.

21 А. Е в т ы х, У нас в ауле, «Новый мир», 1953, № 5—6.

22 «Очерки истории Адыгеи», т. I, стр. 461.

Обычаи избегания у ады гейцев и их изж ивание в советскую эпоху рож денны м ребенком;

во многих семьях молодые супруги по про­ шествии нескольких месяцев стали показы ваться вместе в присутствии матери, сестер и д а ж е братьев м у ж а 23. Но в целом система обычаев и збегания в дореволю ционное врем я оставал ась еще мало п околеблен ­ ной трад и ци ей семейного и общественного быта адыгейцев.

П о л о ж е н и е сущ ественным об разо м изменилось только в советскую эпоху, когда общий процесс социалистического переустройства Адыгеи повлек з а собой р я д принципиальны х сдвигов в быту и культуре н а ­ рода. В Адыгее, к а к и в других об ла стя х Советского Востока, с п ер­ вых ж е лет сущ ествования советской власти развернулась активная б орьба против вредны х п ереж итков патриархально-феодального быта, за юридическое и ф актическое раскрепощ ение женщины, привлечение ее к п роизводительном у труду, общественно-политической и культур­ ной жизни. Вопрос о раскрепощ ении адыгейской женщ ины был постав­ лен у ж е в 1921 г. на Втором областном горском съезде в Краснодаре и в следую щ ем году на П ервом беспартийном окруж ном съезде ады ­ геек. С этого ж е времени государственные, партийные и общественные ор ганизации повели борьбу с преступлениями, составляю щ ими пере­ ж итки родового бы та (умыкание, покупной брак, многоженство, вы д а­ ча з а м у ж несоверш еннолетних д ев уш ек ), неполноправием и затворни­ чеством адыгеек. В ел ась б орьба з а вовлечение женщ ин в колхозное строительство, их участие в политических кампаниях, в работе Советов депутатов т р у д я щ и х ся и во всей общественно-политической жизни с т р а н ы 24. В оф и ци альн ы х докум ентах 1920-х годов много говорится о трудностях работы среди адыгейских женщ ин, св язанны х в своем по­ ведении «бытовыми нац ион альн ы м и тр адициям и» и поэтому значитель­ но менее активных, н еж ели русские женщ ины Адыгеи 25. К числу таких традиций, торм ози вш и х раскрепощ ение адыгейки, принадлежали,, в частности, обычаи избегания.

К огда в годы коллективи зац ии р азв ерты в ал ось д виж ение з а вовле­ чение ж енщ ин в колхозы и повышение их производственной и обще­ ственной активности, многие адыгейки о тказы в ал и сь посещ ать собра­ ния и, в особенности, вы ступать на них, т ак ка к здесь присутствовали их старш ие свойственники, по отношению к которым д олж ен был стро­ го со блю даться разговорны й запрет. Бы вш ий председатель одного из первых в области кол хоза « Зели м хан» (Ш овгеновский район) А. П о ­ токов р а с с к а зы в а л нам, что эту коллизию лиш ь отчасти удавалось устранить следую щ им образом : перед началом выступления колхоз ницы пред сед ател ь просил всех старш их родственников ее мужа в р е­ менно покинуть собрание, чтобы не стеснять своим присутствием не­ вестк у 26. А налогичная пробл ем а в с т а в а л а при проведении,предвыоор ных и выборных кампаний, привлечении женщ ин к работе сельсоветов и т. п., причем и здесь т а к ж е приходилось принимать «меры к тому, чтобы на зас ед ан и я х сельсоветов и других общественнных организаций со зд ав ал ась т а к а я обстановка, которая д а в а л а бы возможность п р и ­ сутствовать черкеш енке на т а к о в ы х » 2 1 Неудивительно поэтому, ч т а 7.

уже в 1928 г. С ев еро кавк азск и й краевой исполнительный комитет С о­ 23 Архив И н-та этнограф ии АН С С С Р, оп. 361, лл. 19, 66.

24 Сведения о борьбе за раскрепощ ение адыгейской женщины и о работе по улуч­ шению ее труда и бы та см. в делах Адыгейского областного государственного архива, ф. Р -I: on. 1, д. 126, лл. 11— 12, 60;

д. 174, лл, 7— 16;

д. 230, лл. 90— 101, 109— 110, 122,.

129— 130;

д. 270, л. 216;

д. 278, лл. 87, 92, 115, 133— 196;

д. 299, лл. 36—37, 40—45;

д. 302, лл. 7— 17;

д. 424, лл. 5— 7;

д. 487, л. 2;

д. 553, лл. 50—51.

25 Там ж е, ф. Р-1: on. 1, д. 237, л. 10;

ср. там ж е, д. 177, л. 222;

д. 240, л. 11.

26 Архив И н-та этнограф ии А Н С ССР, оп. 361, л. 25.

27 Адыгейский областной государственный архив, ф. Р-1: on. 1, д. 278, л. 194;

ср. там;

же: д. 126, л. 12;

д. 200, л. 71.

Я- С. С мирнова ветов рабочих, крестьянских, казачьих, горских и красн оар м ейски х депутатов в своем обращ ении «Об уравнении прав горянки и горца»

призвал трудящ ихся горцев Северного К а в к а з а разв ерн уть борьбу не только с таким и позорными явлениями, к а к многоженство и покупной брак, но и с обычаями избегания, зап р ещ ав ш и м и ж енщ ин е говорить в присутствии старш их родственников м уж а, сидеть за одним столом с мужчинами и п р. Окончательное разруш ение большесемейной о рган и зац ии в период коллективизации адыгейской деревни, вовлечение женщ ины в о б щ е ­ ственно-полезную деятельность и, к а к следствие этого, коренное и зм е­ нение ее семейного и общественного полож ения, общий рост к у л ь т у р ­ ного уровня адыгейцев и р я д специальны х мероприятий партии и п р а ­ вительства, н ап равлен ны х на ликвид ац и ю вредны х переж итков прошлого,— все это в очень короткий исторический срок ск азал о с ь на адыгейской семье: на ее составе, взаим оотнош ениях м е ж д у ее ч л е н а ­ ми, общем семейном укладе. О д н ако прео б разован ие разли чн ы х сторон быта проходило неодинаковыми темпами. Естественно, что внимание государства и общественности было обращ ено в первую очередь на быстрейшее искоренение наиболее вредных переж итков — прям ы х п р о ­ явлений затворничества женщ ины, ущ емления ее имущественных и н а ­ следственных прав (так же, ка к и прав м лад ш и х членов сем ьи), п ре­ ступлений, составляю щ их остатки родового быта, и т. п. П о сравнению с этим традиции избегания все ж е явл ял и сь более или менее частным, не имевшим столь большого общественного значения элементом семей но-родственных отношений. Кроме того, сам х ара ктер этих традиций, в большинстве относившихся к интимной сфере внутрисемейных в за и м о ­ отношений, д ел ал их относительно устойчивыми и за т р у д н я л борьбу с ними со стороны общественных и государственны х организаций. Вот почему обычаи избегания, законом ерно и зж и в а я с ь в общ ем ходе со­ циалистического переустройства семейного и общественного быта а д ы ­ гейцев, тем не менее исчезали медленнее других п а тр и ар х ал ь н ы х п ер е­ житков. Так, если покупной брак, многоженство, л е в и р ат у ж е к нач ал у 1930-х годов перелетали быть сколько-нибудь распространенны м и я в л е ­ ниями народного быта, то многие обычаи избегания ещ е п ро д о л ж а л и соблю даться в большинстве адыгейских семей, а некоторые из щих в том или ином виде дож и ли до настоящ его времени.

Посмотрим, как д ал еко продвинулся сегодня процесс и зж и ва н и я интересующих нас обычаев. В п одавляю щ ем большинстве семей а д ы ­ гейских колхозников, если м у ж и ж ен а не преклонного в о зр аста и если в состав семьи не входит кто-либо из п р естарелы х родственников муж а, супруги в семейном кругу свободно общ аю тся, ед ят за одним столом, не стесняются ок а зы в ать друг другу разли чн ы е знаки в н и м а ­ ния и назы вать д руг д ру га по имени. О д н ако присутствие старших, тем более престарелы х родственников м у ж а — отца, деда, дяди, а под­ час и посторонних лю дей,— все еще п р о д о л ж а ет в той или иной степе­ ни связы вать супружескую пару. Особенно упорно д ер ж и тся обычай, запрещ аю щ ий женщ ине садиться за стол в общ естве м у ж а при его старш их родственниках и посторонних. Н ам приходилось н аб лю д ать этот обычай не только в дом ах многих колхозников, но и в д о м ах сельской интеллигенции и д а ж е городских ж и т е л е й 29.

В отличие от горож ан, молодые супруги-колхозники еще стесняю т­ ся вдвоем гулять по улицам, ходить в кинотеатр, в клуб, на танцы, посещать свадьбы и другие семейные празднества. О тк азав ш и м с я с л е ­ довать этой традиции, в особенности муж чинам, нередко приходится выслушивать различные, впрочем всегда добродуш ны е, насм еш ки з н а ­ 28 Газ. «Адыгейская ж изнь», 29 октября 1928 г., № 90.

29 Архив И н-та этнографии АН СССР, оп. 361, лл. 20, 21, 25, 28-а, 102, 103.

Обычаи избегания у ады гейцев и их изж ивание в советскую эпоху комых и родственников. Н екоторы е молодые супружеские пары с т а р а ­ ются выйти из этого полож ения компромиссным путем: так, они посещ аю т кинотеатр вместе, но не вдвоем, а еще с несколькими п рия­ телям и, или ж е отп рав л яю тся на свадьбу вместе, но держ атся там подальш е д р у г от д р у г а 30. Такие компромиссные, как бы «переход­ ные» формы поведения супругов в общественных местах свидетель­ ствуют о несовместимости современного общественного быта адыгей­ ских колхозников с древними трад и ц и ям и избегания и отражают быст­ рый процесс и зж и ва н и я этих традиций.

Поч'ги не соблю даю тся, д а ж е при старш их родственниках, обычаи и збеган ия в отношениях м е ж д у родителями и детьми. Правда, иногда ещ е приходится ста л ки в а тьс я с отдаленным отголоском этих обыча­ ев — некоторой показной сдерж ан ностью отца, проявляемой им на л ю д я х в обращ ени и со своими детьми. Но д а ж е такие случаи теперь редки. К а к правило, не только мать, но и отец непринужденно разго­ в а р и в а е т с ребенком, берет его на руки, покупает ему игрушки и л а ­ комства, не считает предосудительны м говорить о нем с родственни­ кам и или посторонними людьми. Посетив в селении Ш овгеновск дом М. Д а г у ф о в а, мы видели, к а к отец с удовольствием принимал участие в «концерте», во в р ем я которого его дети исполняли песни и танцы, выученные ими в детском с а д у 31. Сходные сцены, свидетельствующие о полном забвении стары х традиций, доводилось нам н аблю дать во многих семьях селений Ш овгеновск, М амхег, Больш ой Псеушхо и ряде Других.

М едленнее и зж и в а ю тся традиционны е запреты в отношениях м е ж ­ д у одним из супругов и старш ими родственниками0другого. Это и по­ нятно, т а к к а к объектом избегания в данном случае обычно являются п р естар ел ы е люди, многие из которых воспринимают нарушение ста­ рых обы чаев к а к н еуваж ени е к старости или д а ж е к а к сознательное стремление нанести им обиду. С читаясь с этим, молодые невестки еще д овольно часто в течение того или иного времени избегаю т родителей (главн ы м о б разо м свекра) и других старш их родственников мужа.

Так, во в рем я нашего пребы вания в селении М ам х ег невестка 73-лет­ него колхозника, у ж е шесть лет ж и в у щ а я в его семье, еще ни р азу не с т а л к и в а л а с ь с ним лицом к лицу;

в селении Ш овгеновск невестка одного из н аш и х и нформ аторов, которому 75 лет, уж е в течение трех л е т избегает п о казы в ать ся ему на гл аза;

в том ж е селении в другой семье мы н аб лю д ал и, к а к невестка не р е ш ал ась пройти мимо свекра, п ока один из членов семьи не попросил его о т в е р н у т ь с я 32;

в г. М а й ­ копе мы п ознаком и лись с молодой адыгейкой, имеющей высшее о б р а­ зование, которая, не р еш аяс ь обидеть стариков, некоторое время после свадьбы и зб е гал а своей свекрови, а завидев на улице дядю муж а, де­ л а л а вид, что его не зам ечает. Ч а сто ещ е невестки, в том числе и городские ж ительницы, не произносят имен свекра, свекрови и других старш и х родственников м уж а, а те, в свою очередь,— имени невестки.

А налогичны м о б разо м н ем ало муж чин п ро до л ж ает какОе-то время соб л ю дать тради ци и избегания по отношению к родителям, дядям, теткам ж е н ы 33.

О д н ако д а ж е избегание п р естарелы х родственников муж а или жены — этот наиболее медленно отмираю щ ий вид избегания,— так же как и другие проявления описанных нами обычаев, не является теперь сколько-нибудь абсолютной, общ ераспространенной нормой поведения.

Все ч ащ е мож но н аб лю д ать паллиативные, переходные формы обще­ 33 Там ж е, л. 102.

3 Там 1 же.

33 Там ж е, лл. 15, 18, 21.

33 Там ж е, лл. 20, 102.

4 Советская этнография,.\\ I Я. С. Смирнова ния с п одлеж ащ и м и избеганию свойственниками. Такого рода формы довольно многообразны. Н а м доводилось н аб лю д ать, к а к некоторые невестки, еще не р еш аяс ь садиться за один стол со свекром, у ж е не избегают его в других случаях или же, ещ е не реш аяс ь о б р ащ а ть с я к нему по имени, у ж е свободно произносят его имя за г л аза. С ам у не­ вестку во многих семьях н азы ваю т еще не по ее имени, но уж е и не традиционным наименованием «невестка», а каким-нибудь другим и м е­ нем: например, «Ж еня» вместо «Нахмет», « Т а м а р а » вместо «Русет»

и т. д. В селении М ам хег мы были свидетелям и случая, когда м ол од ая невестка не р еш ал ась без настоятельного приглаш ен ия войти в дом одного из старш их родственников м уж а, но, войдя, ср а зу ж е се л а с ним за один стол. Нередко зятья, еще не считая в озм о ж н ы м где-нибудь на л ю дях сидеть за общим столом или ж е р а з го в а р и в а т ь с родителями жены, у ж е не избегают их в семейном кругу, б ы ваю т у них д о м а и п риглаш аю т к себе. Ещ е д ал ьш е продвинулось и зж и ван и е обычаев избегания во взаимоотношениях со старшими, но не престарелы м и свойственниками — братьями, сестрами, сравнительно молодыми д я д я ­ ми и тетками м у ж а и жены. В этих случ аях тр адиционны е нормы п ове­ дения, если и соблю даю тся, то очень недолгое время, причем зачастую в полушутливой форме. П осле первого ж е приглаш ен ия в гости, со­ вместного ужина, иногда обмена небольшими п о д а р кам и т ак и е свой­ ственники н авсегда заб ы ва ю т о предписанных им старым и обы чаями з а п р е т а х 34.

К ак правило, обычаи избегания быстрее всего и зж и ваю тся в семьях рабочих, служ ащ их, сельской интеллигенции, где все более частыми становятся случаи полного о т к а за от соблю дения к аки х бы то ни было традиционных ограничений. В селении Ш овгеновск мы близко п о зн а ­ комились с бытом семей строительного рабочего Г. С етова, с л у ж а щ и х Г. К уваева, Н. Д а у р о в а, К. Х а ку ж ев а. В се они ед ят вместе с ж ен ам и в присутствии гостей и старш их родственников, ходят с ж ен ам и в гости, в кинотеатр, вместе проводят отпуск, непринужденно общ аю тся со старшими родственниками жены, а их ж ены — со старш им и р од ­ ственниками мужа*35. В селении Афипсип аналогичны м об разом п ол ­ ностью о тказал ась от обычаев избеган ия семья ш оф ер а А. А ч а г у 36.

Напротив, в семьях колхозников так ие случаи, по-видимому, ещ е д о ­ вольно редки. Любопытен следую щий факт. П р е с т а р е л а я ж ен щ и н а, ж и в у щ ая постоянно в семье своего сына, шовгеновского колхозника, но часто гостящ ая в семье другого сына, раб о таю щ его в г. М айкопе, держ ит себя в этих семьях по-разному. Если в М ай коп е она отню дь не требует от невестки соблюдения каких-либо обычаев и з б е г а н и я,'Vo в Ш овгеновске она продол ж ает следить за выполнением основных з а ­ претов, в частности за тем, чтобы сын и невестка не ели в ее присут­ ствии за одним столом.

В целом, таким образом, многие обычаи избегания, в значительной степени стершись в процессе социалистического переустройства а д ы ­ гейского колхозного ау л а, все ж е п р одол ж аю т уд ер ж и в ать ся до сегод­ няшнего дня к а к один из последних переж итков староады гейского семейного и общественного быта. Остатки избегания ещ е у сл ож н яю т быт ^немалого числа адыгейских семей, м еш аю т непринужденности семейно-родственных отношений, стесняют адыгейскую ж енщ ин у и униж аю т ее человеческое достоинство. Все это сейчас хорошо о со зн ае т­ ся адыгейской общественностью и п ривлекает к себе внимание п ар ти й ­ ных и общественных организаций области. Так, в апреле 1960 г.

34 Архив И н-та этнограф ии А Н СССР, оп. 361, лл. 20, 21, 28-а, 102.

35 Там ж е. лл. 41, 102.

36 Там ж е, л. 28-а.

Обычаи избегания у ады гейцев и их изж ивание в советскую эпоху об л а с тн а я газе та «А ды гейская правда», выступив с призывом активи­ зи ро вать борьбу с п ер еж и тк ам и прошлого, уделила в одной из своих статей зам етн о е место о статкам избегания: «Б ы вая в общественных местах,— говорится в статье,— м ож но зачастую видеть такую картину.

В ечером после раб оты м у ж идет в кино, а ж ен а остается дома. Или бы вает так, когда ж е н а и м у ж приходят вместе в клуб, но садятся от­ дельно, чтобы и з б е ж а т ь «осуж дения» пож илы х людей... Считается позором, если м у ж помогает ж ен е принести воды, сходить за продук­ там и и другое. П оэтом у отдельные мужчины, прикрываясь обычаями, соверш енно осв о б ож д аю т себя от д ом аш ни х забот... У нижаю т и ставят в н ер авн опр авн ое полож ение ж енщ ин у так и е пережитки, ка к запрещ е­ ние з а м у ж н е й ж енщ ин е танцевать, ходить, без косынки, разговаривать и п о казы в ать ся свекру, п о явл яться вдвоем с муж ем перед своими и его родителями» 37. Н есовместимость остатков избегания с достоинством советской ж енщ ин ы по дч ерк ивал ась и на состоявшемся в апреле 1960 г. Адыгейском областном собрании актива ж е н щ и н 38.

В виду ск азан н о го первостепенное значение п риобретает вопрос о практических м ер ах борьбы с п р одол ж аю щ и м и ещ е пережиточно бы­ то в ать остаткам и обычаев избегания. Одной из таких действенных мер п ред став л яется нам ш и р окая п р акти ка устройства комсомольских свадеб, отли чаю щ ихся от традиционны х свадеб в частности тем, что молодож ены здесь сидят за одним столом со своими старшими свой­ ственниками, т. е. у ж е на пороге совместной жизни лом аю т.традиции избегания. П одобны е свадьбы в Адыгее хорошо известны: так, в селе­ нии К ош ех а б л ь в 1959 г. бы ла проведена п о каза тел ь н а я комсомоль­ с к ая с в а д ь б а в колхозном клубе;

в Ш овгеновске в 1%55— 1960 гг. т а к ­ ж е были отп р азд н ов ан ы три комсомольские с в а д ь б ы 39. Однако эти свад ьбы п о ка ещ е редки, и з а д а ч а состоит в том, чтобы их популяри­ зировать, п реврати ть в о б щ ераспространенное явление.

И нтересный опыт активи зац ии борьбы с остаткам и избегания был проделан в К аб ард и н ск ой А С С Р, где в н ач ал е 1960 г. провели вечер молодых невесток с участием их с в е к р о в е й 40. С ледует популяризиро­ в ать и этот опыт, доби ваясь, чтобы за первым «вечером невесток и свекровей» п о сл ед ов ал а серия аналогичны х вечеров в К абарде. Чер кессии, Адыгее, А бхазии и других р еспубли ках и об ластях К авказа, где тр ад и ци и и збеган и я ещ е я в л яю тс я не разреш енной до конца про блемой социалистического переустройства семейного и общественного быта.

Н е м ал о е значение д л я окончательной ликвидации остатков и зб е га­ ния м ож ет иметь лекц и онн ая п ропаганда, в постановке которой в а ж ­ ную роль п ризван ы сы грать этнографы. Р азр аб о тан н ы е этнограф иче­ скими у ч р еж д ен и ям и примерные тексты лекций о происхождении и содерж ании обычаев избеган ия могли бы быть широко использованы сетью культурно-просветительны х органов на местах, помогли бы по­ казать, что эти д ав н о у ж е ставш ие бессмысленными и вредные о б ы ­ чаи не имеют ничего общ его с полож ительны ми трад и ци ям и народа.

Сейчас, когда на путях перехода к ком мунизму перед народами нашей страны стоит з а д а ч а усилить борьбу с сохранившимися в быту и сознании советских людей вредными п ереж иткам и досоциалистиче­ ских формаций, необходимо ускорить полное и зж ивание одного из таких переж итков — обычаев избегания.

37 Газ. «Адыгейская правда», 12 апреля 1960 г., № 73.

38 Стенограмма Адыгейского областного собрания актива женщин /апрель 1960 г.).

Архив Адыгейского обкома КПСС.

39 Архив И н-та этнограф ии А Н С С С Р, оп. 361, л. 56.

40 Стенограмма Адыгейского областного собрания актива женщин /апрель 1960 г.).

Я.С. С мирнова S UMMARY Before the O ctober R evolution the practices of «avoidance» p ersisted am o n g the A dyge population — a to ta lity of taboos observed by m an and w ife in respect of each other, their children and certain categories of relativ es an d kinsm en. E m erg in g in tim es long past, in the process of tran sitio n from group to in d ividual m arria g e, an d from m atriarchal to p atriarch al society, these tab o o s w ere in itially im posed on both spouses, but w ith th e developm ent of p a triarch al and feu d al-p atriarch al relatio n s they cam e to be observed m ostly by w om en. The «avoidance» practices considerably im paired the fam ily and social sta tu s of A dyge w om en and had a n eg ativ e effect on the u p b rin g in g and position of children.

A fter th e October R evolution th e gen eral efforts for the so cialist reco n stru ctio n of A dyge R egion and the active stru g g le a g a in s t the h arm fu l su rv iv als of the feudal p atriarch al w ay of life resulted in a com paratively rap id obliteratio n oi «avoidance».

N evertheless, some of these practices, in lessened or m odified form, p ersist to th is day, ren dering more com plicated the life of m any A dyge fam ilies, h am p erin g n a tu ra l fam ily life and relations, and sta n d in g in the w ay of A dyge w om en. The public of A dyge believes th a t in the tran sitio n period from socialism to com m unism, w hen th e peoples of the Soviet country are confronted by the ta s k of in ten sify in g their s tru g g le a g a in s t the harm ful survivals of pre-socialist form ations, it is essen tial prom ptly to put an end to all «avoidance» practices — one type of such h arm fu l surv iv als. M ateria l help in th is respect should be rendered by Soviet e th n o g ra p h e rs sp ecializin g in the C aucasus.

Т. А. Ж Д А Н КО ПРОБЛЕМ А ПОЛУОСЕДЛОГО Н АСЕЛЕНИ Я В ИСТОРИИ СРЕД Н ЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА* Э тн огр аф ич еская н ау к а д ав н о у ж е п ереросла тот уровень, когда все народы Средней Азии и К а з а х с т а н а упрощенно делились « а кочевни ков-скотоводов и оседлых зем ледельцев, резко противопоставлявшихся друг другу;

сози д ател ям и древней среднеазиатской культуры считались лишь зем ледельческие народы, хотя и они, по мнению многих истори­ ков и этнограф ов, со зд ав ал и цивилизацию не самостоятельно, а заи м ­ ствовали ее из И р а н а, Индии, К итая и ар абски х стран. Что ж е касается кочевников-скотоводов, обитателей обширного продаранства пустынь, полупустынь и степей, гигантским полукольцом охватываю щих с севе­ ра, з а п а д а и ю го -за п а д а средн еазиатски е оазисы,— то историческая миссия этих племен и наро д ов р ас с м а тр и в а л а с ь обычно к а к отрицатель­ ная, губительная д л я судеб среднеазиатской культуры вследствие по­ стоянных ж естоких военных нападений на земледельческие области Средней Азии «варваров»-кочевников, разр у ш ав ш и х города, и р р и га­ ционные сооруж ения, опустош авш их селения и истреблявш их жителей.

Некоторые авторы были склонны рассм а тр и в ать весь исторический про­ цесс в стр ан ах В остока к а к извечную враж д еб н о сть и борьбу «степи и оазисов».

Д о к аза тел ьс тв о м сравнительно широкого распространения такого рода концепций в дореволюционной л итератур е м ож ет служить следую ­ щая цитата из многотомного географического тру д а «Россия», и зд а в а в ­ шегося в 1900-х годах под руководством видных ученых, деятелей Русского географического общества: «...едва, под влиянием более счаст­ ливых условий, в Туркестане начинали п ро явл яться слабы е признаки культуры, к а к новые волны полудиких кочевников зал и в ал и страну, сметая все на своем пути и о б р а щ а я цветущие оазисы в мертвые пусты­ ни. Так протекали века и ты сячелетия в борьбе кочевых элементов с не­ понятною и ненавистною им оседлою культурой, в борьбе м еж д у в а р ­ варским Тураном и сравнительно просвещенным И ран ом » !.

В настоящее время подобные взгляд ы на историческую роль степ­ ных племен сохранились лиш ь в зару б еж н ой литературе, притом пре­ имущественно у наиболее реакционных историков, упорно п ро до л ж аю ­ щих рассм атривать историю йародов Средней Азии ка к «историю посте­ пенного завоевания и разруш ен и я великой иранской цивилизации в а р ­ варскими тюркскими племенами» 2.

* Д анная статья п редставляет собой расширенный вариант до кл ада автора «а XXV М еждународном конгрессе востоковедов в М оскве (август 1960 г.) ' В. И. М а с а л ь с к и й, Туркестанский край, «Россия», под ред. В. П. Семенова Тянь-Шанского, т. XIX, СПб., 1913, стр. 273.

2 R. Р i р е s, M uslim s of Soviet C e n tral A sia: tren d s an d prospects, «The M iddle E ast Journal», W ashington, т. 9, № 3, 1955, стр. 306.

54 Т. А. Ж данко Р азвитие исторической науки, в частности в а к ад ем и ях н ау к и д р у ­ гих научных учреж д ен и ях Средней Азии и К аза х с т а н а, позволило п од ­ нять новые фонды архивохранилищ, ввести в научный оборот много­ численные н ар р ати в н ы е восточные источники, ш ироко поставить и п р о ­ вести на высоком научном и техническом уровне археологические раскопки в степях, пустынях и горах, п р еж д е трудно доступных ученым-археологам, д етали зи ровать и уточнить наш и зн ан ия о быте и культуре народов Средней Азии и К а за х с т а н а путем этнографических работ, которые стали проводиться методом сплошного историко-этно­ графического обследования целых областей и республик.

Эти научные работы д али возмож ность гл у б ж е и разностороннее изучить важ нейш ие теоретические проблемы истории и этнографии Средней Азии и К азах с тан а, в частности проблем у истории в заи м о о т­ ношений степных племен и народов с оседлыми зем ледел ьц ам и. Б л а г о ­ д а р я археологическим и сследованиям не только д о к а з а н а са м о сто я тел ь ­ ность и самобытность р азви тия культуры оседлых народов Средней Азии с древнейших времен, но и рухнула п ресловутая б у р ж у а з н а я «тео­ рия» о «дикости» и «бескультурье» степных народов. В научной л и т е ­ ратуре появились серьезные труды, посвящ енны е истории архитектуры и искусства казахов, киргизов, т у р к м е н 3. Н е п о д л е ж а т сомнению к у л ь ­ турные взаимовлияния м е ж д у зем ледельческим и и степными н ародам и ;

на археологических м а тер и ал ах из центров средн еазиатской ц и в и л и за­ ции с древнейших времен п ро слеж и вается сильное влияние св о е о б р а з­ ных форм культуры и искусства «варвар ских » степных племен.

Стал у ж е неоспоримым тот ф акт, что в основе взаимоотнош ений «степи и оазисов» на протяж ении многовековой истории л е ж а л и мирные хозяйственные связи. Эти связи были обусловлены общественным р а з ­ делением труда, возникшим еще на грани за р о ж д е н и я классового об ­ щ ества в результате выделения из комплексного хозяйства, х а р а к т е р ­ ного для первобытно-общинного строя, кочевого скотоводства к а к особой отрасли хозяйству. Кочевники-скотоводы не могли сущ ествовать и зо л и ­ рованно от земледельческого населения;

м е ж д у ними и здревле у ста н о­ вилась регулярн ая торговля, п р акти ко в ал с я обм ен п ро ду к там и ското­ водства на хлеб и ремесленные и з д е л и я 4. Ц е н тр а м и ее были стоявш ие на караван ны х путях гор од а и крупные ремесленные поселения, р а з в а ­ лины которых, относящиеся к эпохе античности и средневековья, о б ­ н аруж ены теперь не только в оазисах, но и в глубине степей и пустынь.

Выяснилось, что роль в историческом процессе п ресловуты х « р а з ­ бойничьих» нападений кочевых орд на зем ледельческие оазисы сильно преувеличена. В торж ен и я кочевников, разум еется, были, они большей частью в ы зы вались именно нарушением по каким-либо историческим причинам тесных торговых связей степных племен с оази са м и и стр е м ­ лением восстановить экономическое равновесие путем насильственного подчинения городов и сельских местностей и получения необходимых кочевникам продуктов зем леделия и рем есла в виде добычи или дани.

Однако эти военные н ападения чередовались с длительным и п ери одам и 3 См., например: А. X. М а р г у л а н, И з истории городов и строительного искус­ ства древнего К азах стан а, А лм а-А та, 1950;

А. М а р г у л а н, Т. Б а с е н о в, М. М е н д и к у л о в, А рхитектура К азах стан а, А лм а-А та, 1959;

А. Н. Б е р и ш т а м, А рхитек­ турные памятники Киргизии, М.— Л., 1950;

Г. А. П у г а ч е н к о в а, П ути развития архитектуры ю жного Туркм енистана поры рабовладения и ф еодализм а, Труды Ю ТАКЭ, т. V I, М., 1958;

В. А. Л е в и н а, Д. М. О в е з о в, Г. А. П у г а ч е н к о в а, А рхитектура туркменского народного ж илищ а, Труды Ю ТАКЭ, т. III, М., 1953, и др.

4 «М атериалы объединенной научной сессии, посвященной истории Средней Азии и К азахстан а в дооктябрьский период», Т аш кент, 1955 (выступления на сессии В. С. Б атракова, А. Н. Б ернш там а, С. П. Т олстова);

см. так ж е: В. С. Б а т р а к о в, Хозяйственные связи кочевых народов с Россией, Средней Азией и К итаем, Таш кент, 1958.

П роблем а полуоседлого населения в истории С редней А зи и и Казахстана мирных связей;

к а к правильно отмечал известный советский историк средн еазиатского средневековья А. Ю. Якубовский, «всюду, где в фео­ д ал ьн у ю эпоху по соседству ж или земледельческие и кочевые общества, военные набеги за добычей сменялись мирным торговым общением.

И сто рия Средней Азии, Монголии, К итая полна ф актам и этого р о д а » 5.

О д н ако ед ва ли не самы м важ н ы м достижением в р азр а б о тк е про­ блемы взаимоотнош ений кочевых и земледельческих народов яв л яе тся н ауч н ая ди ф ф ер ен ц и ац и я преж них представлений о кочевом и оседлом населении Средней Азии и К азах с тан а как двух его этнографических компонентах и выделение третьего этнографического компонента — по­ луоседлого населения.

П ри том огромном разн о об рази и географических ландш афтов, кото­ рым отличаю тся С ред няя Азия и К азахстан, у местного населения на протяж ени и его многовековой истории сложились весьма разнообразные типы хозяйства. Это традиционное р азн о об рази е не исчезло д аж е в на­ сто ящ ее время, в условиях бурного роста социалистической экономики, технической оснащ енности сельского хозяйства и осуществления п р а ­ вительственны х мероприятий по изменению неблагоприятных природ­ ных условий — орошению пустынь и степей, освоению целины, строи­ тел ьству крупных индустриальны х и культурных центров в самых отдаленны х и отсталы х п р еж д е рай о н ах экстенсивного кочевого ското­ водства.

З к о н о м г е о г р аф ы наш ей страны, изучая исторически сложившиеся типы х озяй ства д ля научного обоснования хозяйственного районирова­ ния, уст а н а в л и в аю т д л я Средней Азии и К азах с тан а несколько типов сельского хозяйства: д в а из них относятся к орош аемому интенсивному зем ледельческом у хозяйству, один — к пастбищно-животноводческому (главны м о б разо м в пустынях К а р а -К у м и Кызы л-К ум, на Памире и Ц е н тр а ль н о м Т я н ь -Ш ан е), а три — к смеш анному типу, сочетающему в той или иной степени зем леделие со скотоводством 6. Н аиболее деталь­ ную кл асси ф и кац и ю д ает Ю. Г. Сауш кин;

он выявил на территории Средней Азии и К а за х с т а н а 15 типов сельского хозяйства, из которых лиш ь три скотоводческих (в З а п а д н о м К азах стан е, пустынях Кара-Кум и К ы зы л-К ум, на Восточном П а м и р е ), а остальные — з е м л е д е л ь ч е с к и й и смешанные, сочетающие зем леделие со скотоводством или скотоводст­ во с зем леделием 7.

И звестно, что этн ограф и ч еская н аука в ы р а б о та л а свой принцип кл асси ф и кац и и хозяйственной деятельности народов — так называемые хозяйственно-культурны е типы;

это понятие вклю чает не только эконом географические признаки, но и обусловливаем ы е в значительной степе­ ни географической средой и нап равл ен ием хозяйства образ жизни, осо­ бенности м атери альн ой культуры — видов поселений и ж илищ а, средств передвиж ения, пищи и т. д. 8.

Хозяйственно-культурны е типы Средней Азии и К азах стан а, впервые вы явленн ы е и описанные С. П. Толстовым в его курсе лекций по этно­ графии Азии в М Г У 9, в н астоящ ее врем я в связи с подготовкой истори­ ко-этнографического а т л а са Средней Азии и К азахстан а изучаются в 5 Б. Д. Г р е к о в, А. Ю. Я к у б о в с к и й, Зо лотая О рда и ее падение, М., 1950, стр. 28.

6 «Экономическая географ ия С СС Р», под ред. Г. Н. Черданцева и др., М., 1947, стр. 7 Ю. Г. С а у ш к и н, Географические очерки природы и сельскохозяйственная д ея ­ тельность населения в различны х районах Советского Союза, М., 1947, стр. 13— 16.

273—421.

8 М. Г. Л е в и н и Н. Н. Ч е б о к с а р о в, Хозяйственно-культурные типы и исто­ рико-этнографические области, «Сов. этнограф ия», 1955, № 4, стр. 4—5.

9 К лассиф икацию С. П. Толстого см. в издании И н-та этнографии АН СССР «О черки общ ей этнографии. А зиатская часть СССР», М., 1959, стр. 163— 164.

56 Т. А. Ж данко настоящее время более д етальн о на этнографическом м а тери ал е XIX — начала XX в. При этом выясняется, что из тр и н а д ц ати п риродно-хозяй­ ственных зон в дореволюционный период в шести п р ео б л а д а л х о зя й ­ ственно-культурный тип оседлых зем ледельц ев, в трех — хозяй ственн о­ культурный тип кочевников-скотоводов, часть которых з н а л а п рим итив­ ное нерегулярное земледелие, ка к поливное — лиманное, родниковое, бу лачное, т ак и богарное. И, наконец, большую группу — четыре прир од н о­ хозяйственные зоны — составляют территории с п реобладан ием к у л ь ­ турно-хозяйственного типа полусседлых зем ледельцев и скотоводов, з а ­ нимавш ихся нерегулярным поливным каирны м и лим ан ны м зем л е д е­ лием в сочетании с пустынным пастбищным скотоводством, а зач астую и с рыболовством. П олуоседлое население распо л ага л о сь на о краин ах земледельческих оазисов (Хорезмского, Бухарского, Таш кентского, М ур габского и др.) и в низовьях и дельтовых об ластях среднеазиатских рек — Аму-Дарьи, С ы р-Д арьи, Т а л а с а, Ч у и др. Д р у г а я группа полу оседлого населения зан и м ал ас ь богарным и мелкооазисным «очаговым»

поливным земледелием в сочетании с горно-пастбищным или отгонным скотоводством в районах предгорий, горных склонов и плоскогорий Средней Азии и К азахстан а.

Уже сейчас при рассмотрении этнографического обли ка отдельных народов Средней Азии и К а за х с т а н а с точки зрения особенностей их хозяйственного у к л а д а мож но с полным основанием отметить, что тип полуоседлого хозяйства еще до присоединения этих н ародов к России, оказавш ей большое влияние на рост зем ледел ия и оседлости, был п ри ­ сущ в той или иной степени к а ж д о м у из этих крупных народов: он встречался д а ж е у древнейш их зем л е д е л ьц ев -та д ж и к о в (например, тад жики-хардури и др. — в Байсунских и К угистанских горах ю ж н о ю У збекистана) 10, имелся, ка к известно, у части узбеков'^(так н азы ва ем ы е полукочевые группы в северном Хорезме, в Б у х ар с к о м ханстве, в С а ­ м аркандской области и д р.), имел довольно значительное р а с п р о с т р а ­ нение, н аряду с коч^евым и оседлым хозяйством, у к а за х о в (в Семиречье, в долине И рты ш а, у берегов З а й с а н а, на среднем и ниж нем течении С ыр-Дарьи, на северных окраин ах Хорезмского о азиса, в се ве р о -з а п а д ­ ных районах К азах с тан а — в бассейнах И р г и за, Т ургая, Эмбы и др.).

Р азвито было земледелие в сочетании со скотоводством и у некоторых групп киргизов (в Ферганской долине, И ссы к-К ульской котловине, в бассейнах рек Чу й Т ал а са и др.). К омплексный тип х озяй ства был о р ­ ганически присущ туркменам, с давних пор сочетавш их скотоводство с земледелием, подраздел яясь на «чарва» и «чомуров»;

в особенности ж е он был хар актерен для ка р а к а л п а к о в, у которых имел н аиболее глубокие корни, сохраняя в XIX — н ач ал е XX в. в виде переж итков многие черты пастуш еско-рыболовческо-земледельческого типа х о зя й ­ ства древнейших племен П р и ар а л ь я.

М ож но сказать, что в результате новейших исследований кочевни • ческий мир к а к бы дифф еренцируется, в нем все с большей отчетливо­ стью вы является облик полуоседлого населения и выясняется его исто­ рическая роль. М ногочисленными данны ми п о дтв ер ж дается известный тезис К. М ар кса: «У всех восточных племен м ож но проследить с самого н ач ал а истории общее соотношение м еж д у оседлостью одной части их и п родолж аю щ и м ся кочевничеством другой ч а с т и » 11. Сейчас у ж е не­ возможно схематическое деление населения Средней Азии и К а за х с т а н а лишь на «чистых» кочевникоз или земледельцев. «П о-видимом у,— писал 10 См.: Б. X. К а р м ы ш е в а, Некоторые данные к этногенезу населения ю жных и западных районов Узбекистана, «К раткие сообщения И н-та этнографии», XXVII, М., 1957, стр. 18— 19.

1 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, И збранны е письма, Госполитиздат. 1948, стр. 73, П роблем а полуоседлого населения в истории С редней А зи и и Казахстана ещ е в 1930-х годах С. П. Толстов,—...элементы оседлости и земледелия всегда сопрово ж д аю т кочевое скотоводческое хозяйство» 12.

Г лавны м и этнографическими чертами, общими для разных групп полуоседлого населения Средней Азии и К азах с тан а, можно считать:

комплексный тип хозяйства — сочетание слабо развитого, экстенсивного поливного и богарного зем леделия со скотоводством, а в некоторых р а й ­ онах и с ры боловством;

н атуральн ы й х ара ктер хозяйства: товарность его м еньш ая, чем у кочевников-скотоводов, легко передвигающихся со своими ста д а м и на большие расстояния — к оази сам и торговым горо­ дам;

оседлость неустойчивая;

основной вид ж и л и щ а — юрта, в которой ж и вут и зимой;

иногда ю рта сочетается с постройками оседлого типа;

в у твари сильны черты кочевого быта. То ж е можно сказать и о пище (виды и способы приготовления молочных продуктов). В до­ машних про м ы сл ах повсеместно развито ковроткачество. Д л я общест­ венной и семейной жизни полуоседлых племен было характерно не ме­ нее устойчивое, чем у кочевников, сохранение переж итков родоплемен­ ного деления и п атри архальн о-родового быта. В аульной общине — скотоводческой и земельно-водной — сильны переж итки родовой общ и­ ны. Ф ормы эксп л у атац и и в XIX — н ач ал е XX в. п атри архальн о-ф ео­ дальны е 13.

По своему общему социально-экономическому уровню полуоседлое население в этот период д ал еко не всегда пред ставл ял о собой среднюю, переходную ступень м е ж д у отсталыми кочевниками и ж ителями оази ­ сов;

в больш инстве случаев население с таким хозяйственно-бытовым укладом было на одинаковом уровне разви тия с кочевыми скотоводами или д а ж е о тставал о от них, т а к к а к не только в XIX и начале XX в., но и значительно ранее специализированное товарное кочевое скотоводство составляло о трасл ь х озяй ства преимущественно зажиточной прослойки кочевников 14 и в своей основе было более прогрессивным экономиче­ ски по сравнению с полуоседлым комплексным хозяйством. Несмотря на многие общ ие этнографические черты, полуоседлое население С ред­ ней Азии и К а за х с т а н а неоднородно и по историко-этнографическому признаку делится на две большие группы. К первой из них относятся переселившиеся из степей кочевники-скотоводы, осевшие в культурной полосе оазисов и п рим ы каю щ и х к ним районов. Обычно, к о г д а говорят о полукочевом (полуоседлом) населении, п одразум еваю т именно эту группу;

она наиболее известка по исторической литературе. Крупные и мелкие родоплеменные группы, пришедшие из соседних степей, Сущест­ вовали среди оседлых зем ледельцев, начиная с древнейш их времен. Во многих случаях это были завоеватели, селившиеся на у ж е освоенных по­ ливных зем лях и постепенно перенимавш ие ирригационные и зем л е д е л ь ­ ческие приемы о кру ж аю щ его населения, переходя к постоянной осед­ лости (например, узбеки северного Х орезма — потомки дештикыпчак ских у з б е к о в ). Вероятно, среди приш ельцев были и полуоседлые п ле­ мена, которым их хозяйственные навыки помогали быстрее перейти полностью к оседлости и земледелию. У других ж е этнографических 12 С. П. Т о л с т о в, Генезис ф еодализм а в кочевых скотоводческих обществах.

«Известия ГАИМК», вып. 103, М.—JL, 1934, стр. 171.

13 Т. А. Ж Д а н к о, А ульная общ ина у каракалп аков, «М атериалы объединенной научной сессии, посвященной истории Средней Азии и К азах стан а в дооктябрьский пе­ риод» (цит. вы ш е);

е е ж е, П атриархально-ф еодальны е отношения у полуоседлого населения Средней Азии (д о кл ад ), «М атериалы Первой всесоюзной научной конферен­ ции востоковедов», Таш кент, 1958, стр. 628— 638.

14 С. П. Т о л с т о в, Города гузов (Историко-этнографические этю ды ), «Сов. этно­ графия», 1947, № 3, стр. 89, 100;

е г о ж е, Выступление на научной сессии, посвящен­ ной истории Средней Азии и К азах стан а в дооктябрьский период, «М атериалы объеди­ ненной сессии...», стр. 554— 555;

В. С. Б а т р а к о в, Хозяйственные связи кочевых н а­ родов..., стр. 17 и др.

58 Т. А. Ж данко групп переходный период постепенного оседания затя н у л с я на несколько веков, и они до недавнего времени п родол ж ал и вести полуоседлый о б ­ р аз жизни. К так им группам относятся потомки средневековы х дешти кыпчакских племен (локайцы, кыпчаки, дурмены и др.) и д а ж е более древних тю ркских племен, известные нам среди узбеков (этн ограф и че­ ские группы тюрк, карлук, б ар л ас и д р.). По своему о б р а з у ж изн и и общему этнографическому облику они значительно отличались от у з б е ­ ков (сартов) — потомков древнего населения оазисов и хранили многие кочевнические традиции в культуре и быту.

К этой ж е первой группе м ож но отнести оседавш их на ок р а и н ах о а ­ зисов бедняков-казахов, имевших м ало скота или совсем его не и м ев ­ ших. История их оседания ко времени О ктябрьской революции н асч и ­ ты в а л а не сотни, а лиш ь десятки лет. Это т а к н азы ва ем ы е д ж а т а к и, переходившие к земледелию вследствие того, что они о ставались без •скота в результате острой имущественной д иф ф ерен ц иаци и к азах ск ого кочевого аула, главным о бразом в XIX — н ач ал е XX в.

Однако у казахов была и д ругая, более д р ев н я я группа полуосед лых «жатаков», хозяйство и быт которых бли ж е соответствовали исто­ рическому значению этого средневекового т е р м и н а 15.

Ко второй, основной и более многочисленной группе полуоседлого населения относятся: большинство туркмен, к а р а к а л п а к и, узб еки -а р ал ы и часть присырдарьинских ка зах о в — потомки племен и народов, у к о ­ торых этот хозяйственно-культурный тип п р е о б л а д а л ' на протяж ении всей их дооктябрьской истории: в древности, раннем и позднем ср е д ­ невековье. Ж и тел и пустынь и степей, приозерных районов и п обереж ья степных рек, пустынных обширных дельтовы х областей у н асл ед ов ал и архаические традиции комплексного зем ледельческо-скотоводческо рыболовного хозяйства, возмож но, ещ е от здешнего населения эпохи бронзы. Это исконные зем ледельцы и столь ж е исконные скотоводы и рыболовы.

Они владели искусством м елиорации болотистых местностей, умели использовать д ля полизного зем леделия все возм о ж н ы е водные р е с у р ­ сы: дельтовые протоки, озера, временные водные источники — разл и в ы рек, скопления атмосферных осадков. Н о районы их обитания о т л и ч а ­ лись суровыми и изменчивыми природно-хозяйственными условиями, и несмотря на их уменье применяться к природе зем ледел ие их было не­ устойчивым, вы зы вало необходимость постоянно менять угодья. « З е м ­ леделие.не д елает их оседлыми», писал в н ач ал е XIX в. Л ев ш и н о при сы рдарьииских к а з а х а х 16. В случае частых стихийных бедствий (н а в о д ­ нения, изменение течения дельтовых протоков, пересыхание озер и др.) эти кочующие зем ледельцы переселялись со своими ю ртам и и и м у щ е ст­ вом в другие местности или переклю чались в основном на другие о т­ расли своего хозяйства, и здавн а ими т а к ж е хорошо освоенные и такие ж е традиционные: скотоводство, рыболовство.

История туркмен, к а р ак а л п ак о в, присы рдарьинских к а з а х о в х а р а к ­ терна многими примерами, д оказы ваю щ и м и динам ичность их х о зяй ст­ венного укл ад а, уменье в случае необходимости переходить от зе м л е ­ делия к скотоводству и, наоборот, от скотоводства к зем ледел ию — в зависимости от природных условий и от исторических судеб, поскольку не только природные бедствия постоянно преслед овали их, но и часты е посягательства в ладетелей соседних областей.

Отличительной чертой скотоводства п олуоседлых народов б ы л а б о л ь ­ ш ая доля в их ста д а х крупного рогатого скота;

в полеводстве большое 15 М ахм уд К аш гарский (XI в.) обозначал термином «ятук» (леж ащ ий, оседлый) все полуоседлое население, в частности ж ителей огузских городов (см.: С. П. Т о л ­ с т о в, Города гузов, стр. 56).


16 А. Л е в ш и н, Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей, •ч. III, СПб., 1832, стр. 199—200.

П роблем а полуоседло го населения в истории Средней А зи и и Казахстана значение и м ел а к у л ь ту ра проса. П еревозочным средством в придельто вых о б л а с т я х П р и а р а л ь я сл у ж и л а испокон веков арба, а в пустынях — в ер б л ю д и ло ш ад ь. П риморские племена туркмен и каракалп ако в вы­ р а б о т а л и свои типы ры бац к и х лодок.

Э та группа полуоседлого населения с исконным комплексным хозяй­ ством с точки зрения особого этнографического своеобразия представ­ л я е т наибольш ий интерес. Г л авны е районы ф орм и рован ия ее в Средней Азии — П р и а р а л ь е и северо-восточная Туркмения. В П ри аралье, где у ж е более д ва д ц а т и л ет ведет свои исследования Х орезм ская археолого­ этн ограф и ч еская экспедиция Академии н аук С С С Р, этот хозяйственно­ кул ьтурны й тип был впервые откры т С. П. Толстовым, описавшим его в раб о те «Г ород а г у з о в » 17. Он сопоставил в этом труде новые археоло­ гические м а т ер и ал ы и наблю дения, сделанные при обследовании горо­ д и щ К у ю к -к ал а и К ую к-К ескен -кала, располож енны х в устье Сыр Д а р ь и, близ К а з а л и н с к а 18, со сведениями восточных авторов XI в. ал Идриси, М а х м у д а К аш г а р ск о г о и других и пришел к заключению, что у а р а л ь ск и х племен раннего средневековья, к а к и у их предков — древ­ них племен, населявш и х эту территорию, доминировало комплексное хозяйство, а о б р аз ж изн и был полуоседлым. Так, у огузов, н ар яд у с кочевым ж и л ищ ем, сущ ествовали и постоянные укрепленные поселения.

С р ав н и в ая свои м а тери ал ы с им ею щ им ися сведениями о некоторых других «кочевых» н а р о д а х этого ж е времени, С. П. Толстов вы сказал предполож ение, что близкую аналогию хозяйственному у к л ад у а р а л ь ­ ских огузов п р ед ставл ял и, видимо, х аза р ско е полукочевое земледелие, сочетаю щ ееся с ры боловством, хак асское (енисейско-кыргызское) ирри­ гационно-зем ледельческое хозяйство и др. Н аи б о л ее ярким этногр а­ ф ическим реликтом этого древнего хозяйственного у к л а д а в Средней Азии, по его мнению, яв л яется традиционный тип х озяй ства к а р а к а л ­ п аков 19.

Со времени первых ав и а р а зв е д о к и обследования п риаральских «болотных городищ » Хорезмской экспедицией прошло пятн ад цать поле­ вых сезонов ее работ, и за этот период значительно обогатились архео­ логические м атери ал ы, х арактер и зую щ и е быт степных племен П р и ­ а р а л ь я. И зы ск ан и я велись к а к в нынешних дельтовы х областях Аму Д а р ь и и С ы р -Д арьи, т а к и в р айонах сухих древних русел этих великих ср е д н еази атски х рек — на Д а р ь я л ы к е, Узбое и в С ары кам ы ш ской кот­ ловине, на А к ч а-Д а р ье, Ж а н ы -Д а р ь е, К у в а н -Д а р ь е и И нкдр-Д арье.

М ногие из этих пустынных районов д в а ж д ы и д а ж е три ж д ы о б сл ед о в а­ ны археологическими марш рутны ми о тряд ам и экспедиции;

открыто и раскоп ан о множ ество памятников степных племен разн ы х исторических периодов — от неолита и бронзы до античности, средневековья и более поздних времен, вплоть до X V I II— XIX вв.

Т еп ерь у ж е не только письменные источники, но и обширный н а к о ­ пившийся археологический и историко-этнографический м атери ал убе­ дительно п о д тв ер ж д а ю т господство полуоседлого о б р а за жизни у боль­ шинства степных племен П р и а р а л ь я и историческую преемственность здесь данного типа хозяй ства и быта. Традиции примитивного комплексного хозяйства эпохи бронзы передаю тся «варварским » полу­ кочевы м сако-м ассагетским плем енам эпохи античности — носителям кокча-тенгизской к у л ь т у р ы 20 бассейнов низовий А кч а-Д а р ьи и древней Ж а н ы -Д а р ь и ап ас и а к ам, строившим своеобразны е крепости, поселе­ ния и величественны е п огребальны е сооруж ения (Чирик-рабат, Бабиш 17 С. П. Т о л с т о в, Города гузов, стр. 70—71, 99—'100.

18 Там ж е, стр. 57— 70.

19 Там ж е, стр. 75.

20 С П. Т о л с т о в, Х орезмская археолого-этнотрафическая экспедиция 1955 — 1956 гг., «Сов. археология», 1958, № 1, стр. 109.

60 Т. А. Ж данко мулла, Б а л а н д ы 21), а т а к ж е тохарам, создавш им у берегов К у ван -Д ар ьи так назы ваемую дж еты -асарскую культуру с хар актер н ы м и д ля нее большими общинными домами, в кирпичные стены которых кл ал и для укрепления кости крупного домаш него рогатого скота и лош адей;

в этих домах найдено множество заполненных просом хозяйственных ям, з е р ­ нотерки, рыболовные крючья, грузи ла от ры бачьих с е т е й 22.

Д л я следую щего хронологического 'п е р и о д а — первой половины и с е ­ редины I тысячелетия н. э., хар актерн ы раскопанны е экспедицией п а ­ мятники хионитов-эфталитов;

среди них — ставк а одного из вождей этих племен зам о к Б а р а к -та м (р у б еж IV и V вв. н. э.), возведенный из сырцового кирпича, но с перекрытием и планировкой центрального з а ­ ла, п одраж авш и м и по своей конструкции кочевнической юрте. В зам ке найдены фрагменты ворсового ковра, по расцветке и технике плетения близко сходного с ковровыми и здел и я м и к а р а к а л п а к о в и казахов.

О скотоводческом направлении хозяйства в округе Б а р а к -т а м а говорит, в частности, оригинальный архитектурный прием расклинки кирпичей сводов вместо керамических черепков костями дом аш них животны х, а о роли ^земледелия свидетельствуют следы многочисленных поселений, полей и' ирригации на огромных т а к ы р а х в окрестностях этого п а м я т ­ ника 23.

Экспедицией исследован и р я д других памятников хионито-эфталит ских племен, в том числе К у кж -кал а в горах К уш кан а-тау, где н аряду с кирпичными ж илым и домами о к а зал и сь крутлые кирпичные в ы к л а д ­ ки, на которые, очевидно, устан авл и в ал и сь юрты. Н аходки, сделанны е во время раскопок, говорят о зан я ти я х населения скотоводством, з е м ­ леделием и ремеслами. Но ке р ам и к а здесь, к а к и в б ар ак т ам с к и х посе­ лениях, не только ремесленная — много фрагм ентов грубой, лепной, с характерны м архаическим прочерченным орнаментом, восходящ им к эпохе бронзы, или ж е с типично кочевническими у зор ам и — сти л и зо ва н ­ ными завиткам и б аран ьих рогов и д р. 24.

Н а многих городищ ах этого времени хионито-эфталитские слои пе­ рекрыты более поздними, относящ имися к тюркским степным п олукоче­ вым племенам средневековья.

Кроме укрепленных «городов гузов» (Янгикент, Д ж е н д, К у к ж -к ал а и Кую к-К ескен-кала близ К а з а л и н с к а ), экспедицией о б н ар уж ен ы и исследованы за последние два года в бассейне Ж а н ы - Д а р ь и крупные сельские поселения огузов (И р киб ай, М у р зал ы и д р Д ;

добы ты е там м атериалы говорят о сочетании у огузов зем ледел ия со скотоводством и ремеслами 25.

Интересно т а к ж е поселение X II—XIV вв., откры тое в 1959 г. к югу от бугра У йгарак;

это, видимо, развал и н ы небольшого рем есл ен ­ ного центра, с остаткам и кирпичных домов, следам и улиц. К п о сел е­ нию-городку непосредственно прилегаю т хорошо сохранивш иеся к а н а л ы и поля, а на большинстве участков этих полей вместо р а з в а л и н зам ков усадеб, которые мы привыкли видеть в средневековом Хорезме, я в с т ­ венно об наруж и ваю тся круглы е обваловки юрт и следы хозяйственных 21 С. П. Т о л с т о в, По следам древнехорезмийской цивилизации, М.— Л., 1948, стр. 56—58, 98—99;

е г о ж е, В арварские племена периферии античного Х орезма по новейшим дамным, «М атериалы второго совещ ания археологов и этнограф ов Средней Азии», М.— Л., 1959, стр. 143— 149.

22 С. П. Т о л с т о в, Р аботы Х орезмской археолого-этяографической экспедиции АН СССР в 1949— 1953 гг., Труды Хорезмской экспедиции, т. II, М., 1958, стр. 2 3 5 ^ 2 5 2.

23 Е. Е. Н е р а з и к и М. С. Л а п и р о в - С к о б л о, Раскопки Б ар ак -там а I в 1956 г., «М атериалы Хорезмской экспедиции», вып. 1, М., 1959, стр. 81—95.

24 Е. Е. Н е р а з и к, Ю. А. Р а п о п о р т, К укж -кала, «М атериалы Хорезмской экспе­ диции», выи 1, 1959, стр. 128— 142.

25 В 1960 г. экспедицией открыты обширные районы сельских поселений огузов на верхнем отрезке сухого русла И нкар-Д арьи (см. С. П. Т о л с т о в ;

П риаральские скифы, и Хорезм, доклад на XXV М еж дународном конгрессе востоковедов. М., 19601.

П роблем а полуоседлого населения в истории Средней А зи и и Казахстана помещ ений полукочевых зем ледельцев, тюрков-огузов, х а р а к тер н ая к е р а ­ мика которых встречается на городище и на полях.

Н е менее богатый м а тер и ал о полуоседлых народах накоплен у а р ­ хеологических и этнографических отрядов экспедиции, изучаю щих исто­ рию хозяйства и бы та потомков древних и средневековых племен П р и ­ а р а л ь я — туркмен, к а р а к а л п а к о в, узбеков северного Хорезма и др.

Н есколько л ет на С а р ы к ам ы ш е п р од о л ж а л о сь исследование поздне­ средневековы х (XV— XVII вв.) поселений туркмен племени хыдыр-эли, со зд авш и х по склонам С ары кам ы ш ской котловины своеобразные и р ­ ригационные системы из глинобитных валов-акведуков с желобами и водоподъем ны ми сооруж ениями д ля полива своих полей водами суще­ ствовавш и х тогда пресных са ры к ам ы ш ск и х озер. Н а полях здесь сохра­ н ились круги от юрт, остатки гончарных, ж елезопл ави л ьн ы х и хлеб­ ных печей, ж е р н о в а и другие предметы быта ж ителей полуоседлых аулов 26.

Д а в н о изучаю тся и более поздние (XV III — н а ч а л а XIX в.) п ам ят­ ники зем ледельцев-скотоводов туркм ен и к а р а к а л п а к о в на р азв ал и н ах их аулов, покинутых из-за пересыхания рек и орош авш их поля к а н а ­ л ов;


ныне эти селения распол о ж ены в пустынных местностях близ сухих русел Д а р ь я л ы к а, Ж а н ы - Д а р ь и и др. Этот вид поздних памятников ис­ следуется ком плексным и археолого-этнографическими отрядами экспе­ диции 27.

Н акон ец, многолетние раб оты К ар ак ал п ак ск о го, Туркменского, Се­ вероузбекского этнографических отрядов экспедиции среди современного населения К а р а -К а л п а к с к о й А С С Р и 'Гашаузской области Туркмен­ ской С С Р д ал и обширные м а тери ал ы об особенностях полуоседлого бы­ т а и д етал ь н ы е сведения о конкретных исторически существовавших в XIX — н ач ал е XX в. аульны х об щ и нах и отдельных семьях, ведших ком ­ плексное хозяйство, традиции которого сохранились здесь в силу особых природных и исторических условий. Р езу л ь т аты большинства этих иссле­ дований опубликованы 28.

Во врем я полевой этнографической работы в Кунградском, Тахта-Ку пырском, М уй накском рай о н ах К а р а-К а л п а к ск о й А С С Р, на Урге, в Ка р а д ж а р е и на островах А р альского моря у местных ка зах о в выявлено много сходных черт х озяй ства и быта с к а р а к а л п а к а м и и узбекам и се­ верного Хорезма. В особенности близкими к к а р а к а л п а к а м по образу ж изни и культуре о к а з а л и с ь казахи -ал и м ы 29.

Н есм о тр я на обширность и убедительность накопленных за послед­ нее врем я археологических и этнографических данных, в а ж н а я пробле­ ма полуоседлого населения безусловно требует дальнейших, более ши­ роких и углубленны х исследований не только на территории П ри араль я, охватываемой раб о там и Хорезмской экспедиции, но и в других районах Средней Азии и К азах с т ан а.

26 С. П. Т о л с т о в, А. С. К е с ь, Т. А. Ж Д а н к о, И стория средневекового Са рыкамыш ского озера, «Вопросы геоморфологии и палеогеографии Азии», М., (описание и рригац ии — см. стр. 54—71).

27 Б. В. А н д р и а н о в и Г. П. В а с и л ь е в а, Опыт археолого-этнографического изучения покинутых туркменских поселений XIX в., «Изв. АН ТуркмССР», 1957, № 2;

и х ж е, П окинутые туркменские поселения XIX в. в Хорезмском оазисе, «Краткие сообщ ения И н-та этнографии АН С С С Р», X X V III, М., 1958;

Б. И. В ^ а й н б е р г, К истории туркменских поселений XIX в. в Хорезме, «Сов. этнография», 1959, № 5.

28 См.: Труды Х орезмской экспедиции, т. I, 1952;

тт. II и III, 1958;

«Материалы Хорезмской экспедиции», вып. 1, 1959;

вып. 4, 1960.

29 Т. А. Ж д а н к о, Э тнографические работы в рыболовецких колхозах на остро­ вах ю жного А рала, Д о к л а д на отчетно-экспедиционной сессии И н-та этнографии и И н-та археологии АН С С С Р в 1959 г. (рукопись).

62 Т. А. Ж данко Sи ММARY The developm ent oi historical science an d com prehensive eth n o g rap h ical in v e stig a ­ tions have resulted in a m ore profound stu d y of the problem of relatio n sh ip s betw een the steppeland tribes and peoples of C en tral Asia, on the one h an d, an d th e popu­ lation of a g ricu ltu ral oases, on the other. This led specifically to d iscard in g the form erly current view according to which all peoples of C entral Asia an d K azak h stan w ere divided, depending on their w ay of life, into tw o g ro u p s — nom ads and settled a g ric u ltu ­ rists, sharply opposed to each other;

they w ere supposed to be in a state of p erm an en t conflict. N ew stu d ies have proved th a t rela tio n s betw een these twro g roups w'ere dom i­ nated not by conflicts but by close econom ic and cu ltu ral ties. M oreover, a n o th er m a jo r e thnographic com ponent has been clearly traced — the s e m i - n o m a d i c p opulation, which from ancient tim es until recently played an im p o rtan t p art in the histo ry of C entral Asia.

The m ain enthnographic featu res of th e sem i-nom adic population groups, e x istin g am ong all C entral A sian peoples but p articu larly w idespread am o n g the K ara-K alp ak s and T urkm enians, are a combined type of econom y (extensive irrig a ted or d ry farm in g coupled with cattle raisin g, and in som e a re a s w ith fish in g ): the p redom inance of a self-sufficient economy;

u n sta b le settlem en t;

the m ain ty p e ofd w elling am ong these p o p u latio n groups w as the y u rta, som etim es coupled w ith dw ellin g s typical of the settled population.

The archeological and ethno g rap h ic m ate rials of the K hw arizm E xpedition, in w hose work the author of the present article took p art, enable us to g a in a b etter in sig h t into the trad itio n al features of the econom y, cu ltu re and custom s of the sem i-nom adic peoples of the Aral Sea area (the K ara-K alpaks, T urkm enians an d som e of th e K a zak h s), w hich em erged in the peculiar n atu ra l se ttin g of the extensive Amu D arya a n d Syr D arya delta area in the course of the centu ries-lo n g process of their ethnic form ation.

МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ ЗАРУБЕЖ НЫ Х СТРАН М. Г. ЛЕВИН Н ЕКОТОРЫ Е ПРОБЛЕМ Ы ЭТНИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ ЯПОНИИ Л и т е р а т у р а по антропологии Японии, отн осящ аяся ка к к прошлым десятилетиям, т ак и к недавним годам, довольно богата исследования­ ми, посвящ енными отдельны м локал ьн ы м группам японского народа.

Не к а с а я с ь стар ы х р а б о т ', у к а ж ем некоторые из новейших иссле­ дований, п р и н а д л е ж а щ и х японским авторам. Они опубликованы в специальном японском антропологическом издании «Дзинруйгаку С ю х о » 2 и некоторых других органах. Это работы АТацуда по японцам префектуры М иэ 3, Ф уруя — по японцам области Санъин 4, Хироси — по японцам провинции К и н к и 5, К охам а и К ато по антропологии у р о ж е н ­ цев острова С а д о 6, К о х ам а и других по антропологии уроженцев острова Оки 7.

К сож алению, п ро гр ам м а к а к старых, так и новых исследований японских авторов ограничивается немногими измерительными п ри зн а­ ками. Статистические данны е по описательным п ризнакам, весьма су­ щественным д л я целей расового ан ал и за, в литературе почти отсут­ ствуют.

И зл о ж е н и е м атер и ал ов отдельны х работ потребовало бы много места. Основное, что мож но почерпнуть из них, состоит в отмеченных авторами ук а зан н ы х публикаций значительных разли чи ях по отдель­ ным п р и зн ак ам м е ж д у л окал ьн ы м и группами д а ж е небольших тёррито рий. Так, в м а т е р и а л а х М а ц у д а по японцам префектуры М иэ в ы я в л я ­ ются разли чи я в антропологических п р изн ак ах м еж д у группами н аселе­ ния отдельных частей этого сравнительно небольшого района. Эти р а з ­ личия автор св язы в ает с географическими условиями — наличием горных 1 Обзор их дан в нашей книге «Этническая антропология и проблемы этногенеза народов Д альнего Востока» (Труды И н-та этнографии АН СССР, Нов. серия, т. XXXVI, 1958).

2 И здается лабораторией анатомии ф акультета медицины университета Ниигата.

Имеет и английский заголовок «A nthropological Reports». Статьи снабж ены кратким ре­ зюме на английском языке.

3 Н. М a t s u d a, Som ato lo g ical S tu d ies on the In h ab ita n ts in Mie Prefecture, «An­ thropological Reports», 1959, № 23.

4 T. F u r u y a, A S tu d y of P h y sical A nthropology on th e In h ab itan ts in San-in-Dis trict, «A nthropological R eports», 1959, № 24.

5 S. H i г о i s h i. Physical A nthropology of Kinki D istrict. S om atom etrical Studies on the In h ab itan ts in S higa P refecture, «A nthropological R eports», 1959, № 24.

6 M. K o h a m a and S. К a t o, A S upplem ent to the S om atom etry in Sado. Island, «A nthropological R eports», 1957, № 18.

7 M. K o h a m a, S. К a t о, I. W a k i s a k a, T. F u r u y a, A Supplem ent to the P h y ­ sical A nthropology of the Oki Islan d s, «A nthropological Reports», 1958, № 2.

64 М. Г. Л еви н цепей (горы С у д зу к а м еж д у И га и Исэ и горы Кии м е ж д у И с э и Кума нонада). Эти горные цепи, хотя они и невысоки (около 1000 м ), преп ят­ ствуют сообщениям и смешению населения соседних территорий.

В работе отмечены разли чи я в антропологическом типе ж ителей равнины и горных районов;

в последних головной у к а з а т е л ь несколько выше, высотный д иам етр головы меньше, д ли н а тела т а к ж е меньше.

Влияние географических условий (наличие хребтов, п реп ятствую ­ щих общению м е ж д у отдельными группами) на антропологический состав населения разны х частей префектуры Сига подчеркивает и Хи­ роси.

Н о в ей ш а я о б общ аю щ ая р аб ота по антропологии японцев п р и н а д л е ­ ж и т известному японскому антропологу М отоцугу К охам а. Это статья, опубликованная в 1960 г. и о загл ав л ен н ая: «Антропометрическое изуче­ ние японцев. О локальны х р азл и чи ях и происхождении я п о н ц е в » 8.

М. Кохама, как и другие японские антропологи, оперирует только и зм е­ рительными признаками 9.

В статье приведены многочисленные д иа гр ам м ы, в которых по от­ дельным п ризнакам и сум марно — по методу средних р аз н и ц — японцы (две группы: японцы Тохоку и японцы К инаи) сопоставлены с айнами, корейцами, м аньчж урам и, монголами-халха, ороками 'С ахалина, к и тай ­ цами Ш аньдуна, папуасами, эскимосами, чукчами, л ам у та м и, к о р я к а ­ ми, ка м ч а д а л ам и и таи.

Цифровы е х арактери сти ки отдельных л окал ьн ы х групп японцев в рассм атриваем ой работе, к сож алению, отсутствуют. К а р т а приведена только одна — р аспределения головного у к а за т е л я по Японии (с р а з ­ бивкой амплитуды в ари ац ий на 3 категории: х — 80,9, 81,0— 81,9, 82,0— х).

Основные выводы сф орм ули рован ы автором следую щим образом:

японцев в целом мож но разбить на две большие группы: 1) группа То хоку-Уранихон зан и м ает Тохоку д о северных районов К анто вкл ю ч и тел ь ­ но, п о береж ье Японского моря, северную часть Кюсю и п рилегаю щ и е острова;

2) группа Кинаи зан и м ае т в основном район К инаи (т. е. п ре­ фектуры Киото, Осака, Н а р а ), доходит к з а п а д у по побереж ью В нутр ен ­ него моря до Кюсю, достигает островов Ц усим а, а на восток по тихооке­ анскому побережью простирается до южного Канто. Т ак и м образом, остров Хонсю в ц ентрально-западной части р азд е л я е т с я границей р а с ­ пространения этих групп по линии, идущ ей с северо-востока на юго запад.

К японцам группы Тохоку наиболее близки айны, к яп он цам группы Кинаи — корейцы. Н аиболее репрезентативны е д л я группы К ин аи яп о н ­ цы д а ж е б л и ж е к корейцам, чем к японцам Тохоку. Н о и на за п а д е Японии, особенно на прилегаю щ их островах, н ем ало индивидов, п охо­ ж их на айнов. Очевидно, зак л ю ч ает автор, группа Тохоку ран ь ш е б ы л а характерн а д л я всей Японии. В дальн ей ш ем имело место переселение из Кореи;

приш ельцы прошли Внутренним морем, достигли К инаи и привнесли новые признаки. Об этом свидетельствуют отдельны е о стр о в ­ к и — реликты типа Тохоку в окружении типа Кинаи. Н а сел ен и е о б л а ­ сти Тохоку п ервоначально было представлено айнами, которые в р е зу л ь ­ тате многократных смешений с японцами — древними лю дьми В а — д а л и современный тип Тохоку.

8 М. К о h a m a, An A nthropom etrical S tu d y of the Jap an ese. On th e Local D ifferen ­ ces and the O rigin of th e Jap an ese, «The Q u a rte rly Jo u rn a l of A nthropology», т. V II, № 1, 2. 1960.

9 П рограмма исследований, на которых основана работа К охам а, вклю чает следую ­ щие размеры и индексы: длина тела, индексы, характеризую щ ие пропорции тела (дли­ на руки, длина ноги, позвоночника, выраж енные в процентах длины те л а), три основные диаметра головы и их указатели, скуловой диаметр, лицевой указатель, высота и ш ири­ на носа и носовой указатель.

Некоторые проблемы этнической антропологии Я понии В р ас см а т р и в ае м о й статье не приведены м атери алы и не изложены аргументы, обосновы ваю щ ие выделение двух групп — Тохоку и Кинаи, что д л я реш ения вопроса о л о кал ьн ы х типах среди японцев пред став­ л я л о бы наибольш ий интерес. Автор указы в ает, что различия м еж д у упомянуты ми группами особенно ярко про явл яю тся в головном у к а ­ зателе.

К ар т ы распределени я других признаков в работе Кохама, как гово­ рилось, не представлены, и мы не мож ем судить о том, насколько они согласую тся м е ж д у собою. Но д а ж е д л я головного у казател я, судя по приведенной карте, карти н а более сл о ж н ая: в провинции Канто пред­ ставл ены все три категории величин головного у к а зат ел я ;

то ж е мы видим и на острове Кюсю. В р яд ли мож но сом неваться в том, что толь­ ко по и зм ерительны м п р изнакам, исключив в аж н ей ш и е д л я расовой диагностики описательные признаки, неправомерно судить о степени морфологической близости и генетических св язях антропологических типов, к а к это д е л а е т К о х ам а (в работе отсутствуют к том у ж е не­ которы е в а ж н ы е д л я диагностики измерительны е признаки и привлече­ ны такие, расово-таксоном ическое значение которых недостаточно о б о с н о в а н о ).

Автор пользуется, к а к мы ука зы в ал и, методом средних разниц. Н е ­ достатк и этого метода, умнож енны е в рассм атриваем ой работе н еудач­ ным выбором п р изн ако в д л я сопоставления групп, выступают здесь очень отчетливо.

В целом, оп убли кован н ы е в л и т ератур е м атери алы по антропологии Японии следует п р и зн ать край н е недостаточными д л я освещения вопро­ сов д ревней этнической истории японского народ а, *в первую очередь вследствие неполноты про грам м ы проводивш ихся исследований и су­ щественны х недостатков в приемах ан а л и за и х арактере публикации полученных разн ы м и ав тор ам и данных.

И м ею щ и еся в наш ем р асп о ря ж ен и и м атери ал ы в значительной сте­ пени восполняю т у казан н ы й пробел. Эти м атери ал ы собраны в р езуль­ тате антропологического обследования японцев-военнопленных во вре­ мя Великой Отечественной войны 10. Обследование проводилось по той ж е п р о гр ам м е и методике, которые применяются антропологами мос­ ковской ш колы в р аб о тах по изучению антропологического состава наро д ов С С С Р п.

О б щ е е число и сследованных превы ш ает 10 тыс. чел. Собранный м а тери ал относится к у р о ж е н ц а м всех районов Японии. Л и ш ь немно­ гие преф ектуры п редставлен ы в н аш и х м а тер и ал ах числом исследован­ ных меньше 100 ч е л о в е к 12.

10 И сследование контингентов военнопленных д л я получения массового антропологи­ ческого материала практиковалось, к ак известно, в разных странах в годы и первой, и второй мировой войны. Опубликованы, в частности, и работы, основанные на антрополо­ гических обследованиях советских военнопленных разных национальностей.

1 П рограм м а обследования вклю чает 16 измерительных признаков и 30 описатель­ ных,— т. е. признаков, определяемых при помощи ш кал или системы баллов (пигмента­ ция, развитие третичного волосяного покрова, описательная характеристика строения мозгового и лицевого отделов головы, мягких частей лица).

12 В исследованиях по этнической антропологии важнейш ее значение имеет вы явле­ ние территориальных различий в антропологическом типе населения той или иной облас­ ти или страны. Это м ож ет быть достигнуто при получении массового м атериала, его од­ нородности по возрасту и другим показателям, его более или менее равномерном распре­ делении по рассм атриваем ой территории, при соблюдении сходных условий наблюдения и, что представляется особенно существенным, при долж ной унификации методики ис­ следования. При сборе рассматриваем ы х нами материалов указанны е условия смогли быть соблюдены в долж ной мере. Все антропологи, участвовавш ие в обследовании, про­ шли предварительную практику под руководством Г. Ф. Д ебеца, который лично участво­ вал в работах. Все описательные признаки определялись им и автором настоящей статьи.

Возможное влияние субъективной оценки в нашем случае сводится к минимуму, тем бо­ лее, что уроженцы разных префектур примерно в равной доле исследовались разными участниками.

5 С оветская этн о гр аф и я, № 66 М. Г. Л еви н В настоящей статье мы ограничиваемся рассмотрением некото­ рых вопросов и приводим д ан ны е л иш ь по немногим ло кал ьн ы м гр у п ­ пам 13.

Анализ собранных нами м а тери ал ов свидетельствует о малой амплитуде в ариаций отдельных признаков по территории Японии и большой пестроте в их географической д иф ф еренциации. К ривы е р а с ­ пределения не о б н а р у ж и ва ю т сколько-нибудь зам етн ы х отклонений от нормальной;

величины кв адрати ческих уклонений по отдельным п ри ­ знакам т а к ж е не вы ходят з а пределы обычных цифр. С редние величины по п рефектурам очень близки к средним, полученным д л я Японии в целом. В общем наши м атер и ал ы позволяю т заклю чить, что среди японцев представлен один, достаточно консолидированный ан тр оп ол о ­ гический тип.

При значительной однородности антропологического типа японцев у них все ж е намечаю тся р азл и чи я в географическом сочетании п р и зн а ­ ков (см. таб л и ц у на стр. 68— 69). Н аиб о л ее отчетливо вы я вл я ю тся о с о ­ бенности антропологического типа урож енц ев островов Р ю кю. Э та группа характери зуется по сравнению со всеми другим и сам ой м алой длиной тела, наиболее низким, и абсолютно, и по у к а зател ю, лицом, самой Темной пигментацией, н аиболее сильным ростом бороды, бровей и волос на теле, слабы м развитием ск ладк и века и эпи кантуса, н а и б о ­ лее высоким носовым у к азател ем, сильным вы ступанием кры л ьев носа.

Известную близость к этому типу о б н а р у ж и в а ю т у р ож е н ц ы юго восточной части острова Кюсю — префектуры М и яд заки. З д ес ь мы н а ­ ходим сходное сочетание признаков: д ли н а тела, и по японском у м а с ­ штабу, небольш ая, высота л и ц а м а л а я, морфологический лицевой у к а ­ затель низкий, пигментация тем ная, носовой у к а з а т е л ь высокий, р а з ­ витие третичного волосяного покрова сравн и тельно сильное. Ц и ф р ы головного у к а зател я на Рю кю и на юго-востоке Кюсю несколько выше, чем средняя по Японии.

Д ругой центр сильного р азви тия бороды мы находим на крайнем севере Главного острова и на Хоккайдо. О д н ако здесь это со в п ад ает с сочетанием признаков, в значительной своей части п ротивополож ны х тем, которые хар актерн ы д л я юга Японии. У рож енцы Х оккайдо х а р а к ­ теризуются по сравнению с другим и терри тори альны м и группами б о л ь ­ шой длиной тела, наиболее высоким лицом, н аи бол ее светлой пигмен­ тацией (наибольш им процентом см еш анны х оттенков г л а з ), сам ы м н и з­ ким носовым указател ем, слабы м выступанием кры льев носа.

Н аибольш ую близость к у р ож ен ц ам Х оккайдо о б н а р у ж и в а ю т у р о ­ женцы префектуры Аомори.

По головному у ка зател ю урож енцы Х оккайдо и северных п р еф ек тур Хонсю попадаю т в категорию средних д ля Японии величин.

Своеобразное сочетание признаков о б н а р у ж и в а ется на острове С и ­ коку. Уроженцы этого острова характери зую тся в целом, по японскому масштабу, малой длиной тела, низким головным у к а зател е м, высоким носовым у к азател ем, сл аб ы м ростом бороды. П о пигментации, р а з в и ­ тию эпикантуса, толщ ине губ, р азм ер ам л и ц а средние по Сикоку б л и з­ ки к сум марным средним по Японии в целом.

Мы оставляем в настоящ ей статье вне рассмотрения вопрос о л о ­ кальных вари ан тах в антропологическом типе японцев основных частей Хонсю и Кюсю. Отметим, что мозаичность в распределении призн аков в этих областях про явл яется в наибольш ей степени, и л о к ал ь н ы е в а р и ­ анты, которые мож но здесь различить, в целом близки к сум м арн ом у типу японцев.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.