авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ НАуК СОЮЗА ССР

СО В Е Т С К А Л

ЭТНОГРАфИЯ

3

19 6

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР

Редакционная коллегия:

Г лавны й р е д ак т о р член.-корр. А Н С С С Р С. П. Т олстое,

Н. А. Б а ск а к о в, член-корр. А Н С С С Р А. В. Е ф им ов, М. О. К освен,

П. И. К уш нер, М. Г. Л ев и н, Л. Ф. М о н о га р о в а (за м. гла в н о го р е д а к т о р а ), А. И. П ерш иц (зам. гл ав н о го р е д а к т о р а ), Л. П. П отап ов, И. И. П о т ех и н, Я. Я. Рогинский, а к а д е м и к М. Ф. Р ы льский, В. К. С о к о л о в а, JI. Н. Т ерен тьева, Н. Н. Ч еб о к сар о в, В. Н. Ч ернецов О тветствен ны й с ек р е та р ь р ед ак ц и и О. А. К орбе Ж у р н а л выходит шесть р а з в год Т ехнический р е д ак т о р Т. А. М и х а й л о в а Адрес редакции: М оск в а В-36, 1-я Ч е р ё м у ш к и н с к а я, Т-07058 П одписано к печати 2 1 /V I— 1961 г. Ф ормат бумаги 7 0 x l0 8 V i Т и раж 1925 эк з. З а к. 3778 П еч. л. 11,98 У ч.-и зд. л. 15, Б у м л. 4 3/ 2-я ти п о гр аф и я И з д а т е л ь с т в а А кадем и и н а у к С С С Р. М о ск в а, Ш уб инский пер., д. ВОПРОСЫ ОБЩЕЙ ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ л. Л.

В. Ю. К Р У П Я Н С К А Я, П. ПОТАПОВ, Н. Т Е Р Е Н Т Ь Е В А ОСНОВНЫ Е ПРОБЛЕМЫ ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ НАРОДОВ С С С Р * И сследование современных процессов, происходящих в жизни наро­ дов Советского С ою за,— одно из ц ентральны х направлений советской этнографической науки. Эти исследования осущ ествляю тся в двух г л а в ­ ных аспектах: 1) изучение ф орм и рован ия и дальнейш его -развития этнических общностей;

2) изучение п реоб разован ия хозяйства, культу­ ры и быта народов С С С Р.

В отличие от старой этнографической школы, ограничивавшей свои исследования в основном областью крестьянской жизни, советские этно­ графы уделяю т внимание изучению всех общественных групп н аселе­ ния. Только этим достигается возм ож ность д ать наиболее полную и всестороннюю характери сти ку культуры и быта каж дого народа в целом.

Особенно большой опыт накоплен советскими этнограф ам и в изуче­ нии культуры и быта сельского н а с е л е н и я — колхозного крестьянства, рабочих совхозов и предприятий, располож енны х в сельской местно­ сти. Достаточно ск азать, что в н астоящ ее врем я только Институтом этнографии Академии н ау к С С С Р проводятся полевые этнографиче­ ские работы более чем в 30 различны х пунктах страны (среди русского населения, в рай он ах Северного К а в к а за, в Сибири — в ее южньпь р ай о ­ нах и среди народов К райнего Севера, в республиках Средней Азии, в Прибалтике и т. д.). Р аб о ты по указан ной тем атике осуществляются также республиканскими институтами, ф и л иалам и Академии наук СССР и многими другими научными этнографическими центрами. Т а ­ кие исследования уж е в течение р яд а лет проводятся среди сельского населения научными учреж ден и ям и республик Средней Азии, Украины, Белоруссии, в автономных республиках и об ластях Северного К а в к а ­ за, в Сибири и на Д а л ь н е м Востоке^-зп последние годы эти работы развернули так ж е этнографы Советской П рибалтики.

Иститутом этнографии и рядом других научно-исследовательских учреждений выпущены в свет монографии, характери зую щ и е современ­ ную культуру и быт колхозного крестьянства *. Б л а г о д а р я накоплению * Д о к л а д на V I М е ж д у н ар о д н о м конгрессе антроп ол огов и этн ограф ов (П ариж, июль — август 1960 г.).

1 Н. Н. Е р ш о в, Н. А. К и с л я к о в, Е. М. П е щ е р е в а, С. П. Р у с я й к и н а, Культура и быт тадж икского к о л х о з н о г о крестьянства, Т руды Ин-та этнографии А Н СССР, нов. серия, т. XXIV, М.— Л., 1954;

О. А. С у х а р е в а, М. А. Б и к ж а н о в а, Прош лое и настоящ ее селения А й кы ран, Т аш кент, 1955;

« Р я зан ск о е село Кораблино», «Уч. зап. Рязан ского гос. пед. ин-та», т. X V III, Р я з а н ь, 1957;

Д. И. Г v с е в, Поносовский 4 В. Ю. К рупянская, Л. П. Потапов, Л. Н. Терентьева обширного, разностороннего и вместе с тем сопоставимого м а т ер и ал а стало возможным перейти от разр а б о тк и частных проблем к подготов­ ке обобщающих трудов 2.

Этнографическое изучение культуры и быта рабочих более п ла н о ­ мерно и систематически развернулось в С С С Р с н а ч а л а 1950-х годов.

Оно ведется в настоящее время почти всеми крупнейшими этн о гр а ф и ­ ческими центрами страны, изучаю щ ими отдельные промы ш ленны е р а й о ­ ны и отрасли промышленности, возникш ие и р азв и ва в ш и еся в разн ы х общественно-экономических условиях. Так, изучение культуры и быта рабочих-металлургов и горняков одновременно ведется на Среднем Урале, одном из старейш их промы ш ленны х центров с т р а н ы 3, в Д о н ­ бассе и Нижнем Приднепровье, у гольн ая и м е таллурги ческая п ро ­ мышленность которых в о зн и к л а в последней четверти XIX в. в у с­ ловиях бурно развивавш егося к а п и тал и зм а, что не могло не о казать влияния на особенности ф орм ирования рабочих кадров и их к ул ь ­ туры 4.

Изучение быта рабочих ведется т а к ж е в Грузии, где, н а р я д у с этно­ графическим исследованием стары х горняцких районов (Ч иатурский марганцевый рудник, Тквибульский каменноугольный б ассейн), вед ет­ ся. изучение быта рабочих новых отраслей промы ш ленности и п р ед ­ приятий, выросших у ж е в советское врем я (в Кутаиси, Зестаф они, Ру Стави). Собранный сравнительны й м атери л (в частности, подробно разработанн ы е генеалогии рабочих семей) п оказал, что рабочий класс в старой марганцевой и каменноугольной промышленности ф о р м и р о ­ вался преимущественно из местного крестьянского населения. Этим Обстоятельством объясняется то, что в быту рабочих этих старейш их промышленных районов Грузии более стойко, чем в новых п ром ы ш лен ­ ны х центрах, сохраняю тся традиционны е формы м атериальной кул ьту ­ р ы и семейного б ы т а 5.

Большой интерес пред ставл яю т недавно начаты е исследования к у л ь ­ ' туры и быта рабочих-нефтяников на промы слах, отличаю щ ихся друг от друга ка к по времени и условиям своего возникновения, т а к и в отно­ шении национального состава рабочих к адро в и тради ци й культуры.

Такие исследования проводятся в старейш ем нефтяном районе — Баку, В Боциславе (З а п а д н а я У краи н а), где быт рабочих с к л а д ы в а л с я в усло­ колхоз « П р а в д а », К у д ы м к ар, 1952;

И. X. К а л м ы к о в, К у л ь т у р а и бы т черкесского кол хозного ау л а, Ч еркесск, 1957;

С. М. А б р а м з о н, К. И. А н т и п и н а, Г. П. В а ­ с и л ь е в а, Е. И. М а х о в а. Д. С у л е й м е н о в, Б ы т к о л х о зн и ко в ки р ги зски х селений Д а р х а н и Ч и чкан, Т руды И н -та этн о гр аф и и А Н С С С Р, т. X X X V II, М., 1958;

«С ело В иря •тино в прош лом и н а стоящ ем », отв. ред. П. И. К уш нер, Т руды И н -та этн о гр аф и и АН С С С Р, т. X L;

, М., 1958;

М. Я. Г р ы н б л а т i JI. А. М о л ч а н о в а, Н о в ы я з ’яв ы у бы це,калгасн ай вёсю, « Б е л а р у с и этнограф 1чны зб о р н ж », М енск, 1958;

Л. Н. Т е р е н т ь е в а, К олхозное к рестьян ство Л а т в и и, Т руды И н -та этн о гр аф и и А Н С С С Р, т. L IX, М., 1960, т. др.

2 И н ститутом этн о гр аф и и А Н С С С Р н ач аты р а б о ты н а д обоб щ аю щ и м и тем ам и:

:«Современный бы т кол х о зн и ко в и персп ективы его д а л ьн ей ш его п р е о б р а зо в ан и я на пути к ком м унизм у»;

«П роб лем ы р а зв и т и я м атери ал и сти ческого м и р о в о ззр ен и я и пути и з ж и за к и я рели ги озно-бы товы х п ереж и тк о в » ;

«П ути р а зв и ти я советской семьи»;

« К он сол и ­ дация социалистических наций и пути р а зв и ти я м ал ы х н а р о д о в и этн ограф и ческ и х групп» и др.

3 И ссл едован и я в ед у тся И н сти тутом этн ограф и и среди раб о ч и х Н и ж н е-Т аги л ьск о го металлургического за в о д а и В ы сокогорского ж ел е зн о го р у д н и к а (м ат е р и ал ы Н и ж н е -Т а ­ гильских экспедиций 1956— 1959 гг.). С м.: В. Ю. К р у п я н с к а я, О п ы т эт н о гр аф и ч е ск о ­ го изучения уральски х рабочи х, «Сов. этн о гр аф и я», 1953, № 1;

Т. К. Г у с ь к о в а, Н е к о ­ торы е особенности н асел ен и я б. Н и ж н е-Т аги л ьск о го го р н о за во д ск о го о к р у га в конце X IX — н ачале XX века, «Сов. эт н о гр аф и я», 1958, № 2.

4 А. С. К у н и ц к и й, К у л ь т у р а и бы т р а б о ч и х -м е т ал л у р го в В о р о ш и л о в гр а д а (к ан д.

д и сс ер т ац и я), К иев, 1952;

М. П. П р и х о д ь к о, Д о п и т а н и я про ро зв и то к ж !тл а ро б Н ник1в Д о н б асу, ж урн. « Н а р о д н а творчю ть та етнограф 1я», 1957, № 2.

5 См.;

А. И. Р о б а к и д з е, Н ек оторы е стороны бы та р абочи х чи атурск ой м а р г а н ­ цевой пром ы ш ленности, Тбилиси, 1953.

Основные проблемы этнографического изучения народов СССР виях тесного взаимодействия украинской и польской культуры, и, н ак о ­ нец, в Туркмении, н еф тяная промышленность которой возникла у ж е в советское время, что позволяет изучать быт рабочих в процессе его становления и р а з в и т и я 6.

К руг проблем, св язанны х с изучением быта рабочих тех народов С С С Р, которые в прошлом не имели своей промышленности, р а з р а б а ­ ты вается в н астоящ ее время, кроме Туркмении, и в других республи­ к а х — У збекистане, Киргизии, О с е т и и 7.

Х а р акте р н о д ля проводимых исследований то обстоятельство, что они в клю чаю т в свою орбиту промышленную область в целом, охваты ­ вая, так и м образом, не только население, занятое в промышленности, но и окрестное крестьянство.

Обобщ ение всех м атери ал ов д аст возможность в дальнейшем не только составить в к а ж д о м отдельном случае конкретное представле­ ние о путях р азви тия н ациональны х рабочих кадров, но и выявить национальное своеобразие культуры и быта рабочих разных н а ­ родов С С С Р и в то ж е врем я гл убж е изучить общие закономерно­ сти р азв и ти я бы та рабочих в условиях социалистической действитель­ ности.

* * * В условиях многонационального государства, каким является СССР, этнограф ы ста вя т в качестве одной из своих центральны х зад ач иссле­ д ование современных этнических процессов, протекаю щ их у различны х народов страны. Эта п роблем а в клю чает вопросы о путях развития наций, народностей и этнографических групп при социализме.

О к т я б р ь с к а я револю ция обеспечила национальное возрож дение мно­ гих народностей Советского Союза, не успевших в условиях царской России слож и ться в нации. В качестве наиболее ярких примеров могут быть н азван ы теперь у ж е заверш ивш и еся процессы консолидации у зб ек­ ской. казахской, киргизской и т ад ж и кс ко й н а ц и й 8.

Э тнограф ические исследования свидетельствуют, что процесс ф о р ­ м ирования новых социалистических наций и народностей активно про­ д о л ж а е т с я и теперь. Д л я прим ера могут быть назван ы мордовская со­ циалистическая нация, с к л а д ы в а ю щ а я с я на основе двух сущ ествовавших 6 А. Г. Т р о ф и м о в а, Б а к и н с к и е р абочи е-н еф тян и к и, К ан д. д и ссертац и я, М., 1953;

Ш. А н н а к л ы ч е в, К у л ьту р ы и бы т туркм ен ск и х р а б о чи х-н еф тян и к ов Н е б и т -Д а га и К у м -Д а т а (в п е ч а т и );

тем ж е авто р о м о п у б л и к о ва н а с та ть я « Н екоторы е стороны бы та р аб о ч и х -н еф тян и к о в Н е б и т -Д а га », «Сов. этн о гр аф и я», 1959, № 1, и подготовл ен о к пе­ чати и с сл е д о в а н и е « К у л ьт у р а и бы т туркм ен ск и х н еф тян и ков Ч ел ек ен а»;

М. Т. Л ом о во й п р о в о д ят с я и ссл е д о в а н и я по к у л ьт у р е и бы ту р а б о чи х-н еф тян и к ов Б о р и с л ав а.

7 В эт и х р есп у б л и к ах р а б о т а ещ е только н ачи н ается. И зучен и е кул ьту р ы и бы та узб екского р абочего к л ас са п р о в о д и тс я И н сти тутом истори и, археологии и этнограф и и А кадем ии н а у к У зб екской С С Р среди рабочи х п редп ри яти й с ел ьск охозяй ствен н ого м аш и ­ ностроения в г. Т аш кен те;

в К а за х с к о й С С Р н а ч а т о изучение кул ьтуры и бы та к азах о в рабочи х К а р аган д и н с к о го к ам ен н оугол ьн ого бассейна;

а н ал о ги ч н ая р а б о та проводи тся по изучению к у л ьту р ы и бы та ш ах тер о в К иргизи и;

в С еверн ой О сетии предпринято иссл едован и е совр ем ен н о й кул ьту р ы и бы та р абочи х С ад о н ск о го серебрян о-ц и н кового рудн ика (А л аги р ско е у щ ел ье ).

8 И с сл е д о в а н и е п роц ессов к о н сол и д ац и и узб екской, туркм енской, тад ж и к с к о й и кир­ гизской наций о с у щ е ств л яе тся, н а р я д у с д руги м и п роб лем ам и Х орезм ской, С редне­ азиатской и К и рги зской эк сп еди ц и ям и И н сти ту та этн о гр аф и и А Н С С С Р. З а последние годы на э т у тем у о п у б л и к о ван р я д статей : Т. А. Ж д а н к о, Л ен и н с к ая национ альная политика на новом истори ческом э т а п е (зд есь ж е п ри веден а п о д р о б н а я би бл и ограф и я), «Сов. эт н о гр аф и я», 1960, № 2;

Ш. И. И н о г а м о в, Э тнический с о став населения и этн ограф и ческ ая к а р т а Ф ерган ской долин ы в гр ан и ц ах У збекской С С Р (автореф ерат к ан ди д атской д и сс ер т ац и и ), Т аш кен т, 1955;

Я. Р. В и н н и к о в, С оврем енное расселение народов и этн о гр аф и ч ески х групп в Ф ерганской д о л и н е (с п ри лож ением к ар ты ), С ред­ неазиатский этн ограф и ческ и й сборн и к, I I, Т руды И н -та этн ограф и и, нов. серия, т. XL11, М., 1959.

В. Ю. К рупянская, Л. П. Потапов, Л. Н. Терентьева ранее племенных групп — мордвы-мокши и м о р д в ы -э р зи 9, или соц и а­ листическая н ац ия коми, в состав которой вошли ком и-зыряне и ижем ц ы 10. В высшей степени активно эти процессы протекаю т в Ю жной Сибири — в Горноалтайской, Хакасской и Тувинской автономных о б л а ­ стях п, где происходит консолидация прежних обособленных род опл е­ менных и территориальны х групп в единые народности.

Вместе с тем и у ж е вполне сформ ировавш иеся нации не п р е к р а щ а ­ ют своего дальнейш его развития. С ними постепенно сливаю тся этниче­ ские группы, близкие по культуре и язы ку или территориально.

С большой интенсивностью этнические процессы проходят в среде народностей Северного К ав к аза. Так, у авар ц ев зав ерш и л ся в н а с т о я ­ щее врем я процесс объединения многочисленных в прошлом тер р и т о ­ риальны х групп («обществ»);

с а в ар ц ам и сливаю тся в единый народ их многочисленные соседи: на востоке — арчинцы, на за п а д е — д в е н а д ­ цать малы х андо-дидойских народностей, пользую щ ихся аварски м я з ы ­ ком и письменностью. Д арги нц ы, в прош лом тож е деливш иеся на мно­ гие «общества», в советское врем я слились в один крупный н ар о д в м е­ сте с соседними кайтакам и и кубачинцами, п ользую щ имися даргинским языком и письменностью 12.

Подобные этнические процессы проходят и в Грузии. Собственно грузины делились в прошлом на. р яд групп (карталины, кахетины, име­ ретины, гурийцы, а д ж а р ц ы и др.). Р а зл и ч и я м е ж д у этими группами, восходившими к прежним племенным и политическим членениям, по­ степенно стирались и в н астоящ ее время реального значения не имеют.

Группы эти слились в единую грузинскую социалистическую нацию.

В состав ее вошли т а к ж е считавшиеся в прош лом самостоятельны ми картвельские народности с собственными, родственными грузинскому, язы кам и — сваны, мегрелы (или м ингрелы ), л а з ы (или ч аны ).

С воеобразные новые этнические о б разо в ан и я в озникаю т в районах Крайнего Севера и Сибири, где обособленные, в прош лом кр ай н е м а л о ­ численные этнические группы сливаю тся с более крупными народами.

Так, в низовьях р. К олымы слились с русскими ста р о ж и л а м и обрусев­ шие чуванцы и юкагиры. О бъякутивш иеся потомки эвенков низовий р. Лены сливаю тся с северными якутами;

некоторые группы эвенков слились с верхнеколымскими ю кагирам и 13.

9 И ссл ед о в ан и е этих процессов с о ст ав л я е т о д н у и з з а д а ч М орд ов ск ой э т н о г р а ф и ­ ческой экспедиции, о р ган и зо в ан н о й И н сти тутом эт н о гр аф и и А Н С С С Р совм естн о с М о р ­ довским н а у чн о-и ссл ед овател ьск и м ин ститутом я зы к а, л и т ер а ту р ы, истории и экон ом и ки.

П ервы й том этого и зд ан и я — «В опросы этнической и стори и м орд о в ск о го н а р о д а » — вы ш ел в серии Т рудов И н -та эт н о гр аф и и А Н С С С Р, т. L X III, М., 1960.

10 В опрос о ф орм и рован и и социалистич еской нации ком и освещ ен в книге В. И. Б е лицер «О черки по этн о гр аф и и н а р о д о в ком и» (Т руды И н -та этн о гр аф и и, т. X LV, М., 1958).

1 Л. П. П о т а п о в, П р о и сх о ж д е н и е и ф о р м и р о в ан и е х а ка с ск о й н арод н о сти, А б а ­ кан, 1957. Э тнические процессы, п р о и сх о д ящ и е в с р ед е туви н ц ев, и зу ч а ю тс я Т уви нской археолого-этн ограф ической экспедиц ией И н сти ту та эт н о гр аф и и А Н С С С Р (см. Л. П.

П о т а п о в, Н ек оторы е итоги р а б о т Т уви нской экспедиц ии, «Сов. эт н о гр аф и я», 1959, № 5).

12 Эти процессы иссл едую тся ко л л ек ти в н о сектором н а р о д о в К а в к а з а И н сти ту та этнографии А Н С С С Р и в б л и ж ай ш и е годы н ай д у т свое о т р а ж е н и е в с п ец и а л ь н ы х п у б ­ ликациях.

13 И сследование этнических.процессов у м ал ы х н а р о д о в К рай н его С е в е р а с о с т а в ­ л я е т один из р азд ел о в работы сектора С е ве р а И н сти ту та этн о гр аф и и и Я к у тск о го ф и ­ л и а л а Сибирского отделения А Н С С С Р. О п у бл и к ован ы раб о ты : И. С. Г у р в и ч, Э тн о ­ граф и ческая экспедиц ия в Н и ж н е-К о л ы м ск и й и С р ед н е-К о л ы м ски й р ай он ы Я кутской А С С Р, «Сов. этнограф и я», 1952, Л"» 3;

М. А. С е р г е е в, Н ек ап и тал и сти ч еск и й п уть р а з ­ в ития м алы х народов С евера, Т руды И н -та этн о гр аф и и А Н С С С Р, нов. сери я, т. X X V II, М.— Л., 1955;

«С овременное хозяй ство, к у л ь т у р а и бы т м ал ы х н а р о д о в С евер а», Т руды И н ститута этнограф ии, т. L V I, М., 1960;

И. С. Г у р в и ч, К. Г. К у з а к о в, К о р як ск и й национальны й округ, М., О сновные проблем ы этнографического изучения народов СССР Постепенное слияние мелких народностей друг с другом или с круп­ ными н ациями на основе экономического и культурного сотрудниче­ ства — прогрессивный процесс, способствующий ускорению роста эко­ номического благосостояния и культурного уровня консолидирующихся народностей. З д ес ь не мож ет быть и речи о какой-либо насильствен­ ной ассимиляции, ибо слияние и укрупнение народностей происходят при совместной ж и зн и естественным путем, без всяких принудительных или адм инистративны х мер и вм еш ател ьства с чьей-нибудь стороны.

О дна из серьезных зад ач этнографов состоит в том, чтобы вни м а­ тельно и зучать т а к ж е процессы сближ ения наций и народностей. В н а ­ стоящ ее в р ем я признаки сближ ения социалистических наций и народ­ ностей на основе общности их социалистической экономики и культуры об означи л ись вполне ясно, необходимо н аб лю д ать и исследовать такие явлен и я у ж е на данной стадии их развития. Э тнограф ы долж ны изучать и о б общ ать эти явления, р азви ваю щ и еся п реж д е всего по линии общно­ сти социалистического сод ер ж ан и я культуры и быта. Но это не освобож ­ д а е т нас, конечно, от за д а ч изучения национальны х форм культуры и быта к а ж д о й народности.

Э тнограф ы призваны выяснять, р азв и вается ли к а ж д а я народность к а к о соб ая этническая единица или она консолидируется с соседними н ародностям и или нациями. Советские этнографы исследуют явления, происхо дящ и е в культуре и быте, в язы ке консолидирующихся народ­ ностей. И сследую тся вопросы о том, создаю тся ли при этом новые ф ормы культуры и быта, с новой национальной спецификой, в каких ф о р м а х в ы р а ж а е т с я взаим ное обогащ ение культуры и быта, какие элементы культуры теряю т специфические национальные черты или д а ж е и счезаю т к а к несовместимые с потребностями и взглядами совет­ ского общества.

Экономические и культурны е преобразования в нашей стране сде­ л а л и т а к ж е возм ож ной концентрацию мелких, в прошлом и золирован ­ ных групп одной народности или близких этнических групп. Так, в р а й о н а х К рай него С евера поселились вместе ранее распыленные по обширной территории Якутской А С С Р группы эвенков.

П роисходит быстрое сближ ение и разноязычны х, в прошлом т а к ж е обособленных, этнографических групп или народностей. Н е м ал о см е­ ш а н н ы х колхозов о б разов ал ось на Крайнем Севере по нижнему тече­ нию р. К олымы ;

в них объединены чукчи, тундровы е ю кагиры, эвены, якуты, русские старож и лы. С м еш анны е в национальном отношении колхозы имеются во многих других рай о н ах Советского Союза: в Б у ­ рятской А С С Р (колхозы с бурятским и русским н аселением), на К а в ­ казе, в Узбекистане, в П ов о л ж ь е и в П ри б алтий ских советских рес­ публиках.

И нтересные этнические процессы протекаю т в наш ей стране в св я­ з и с п роисходящ ими изменениями в расселении больших людских м а с­ сивов, что вы зы вается развитием планового народного хозяйства.

С особой активностью эти процессы протекают в настоящ ее время в рай о н ах освоения целинных зем ель К азахс тан а. В некоторых совхо­ зах этих районов п р ож и ваю т представители многих (до 30) нацио­ нальностей;

наиболее многочисленны из них русские, украинцы и казахи.

Больш ой слож ностью национального состава отличается рабочий класс республик, ран ее не имевших своей промышленности, в ф о рм и ­ ровании квал и ф и ци р ован ны х кадров которого большую роль сыграли более опытные рабочие других национальностей, особенно русские и украинцы.

Совместный труд способствовал сближ ению различны х этнических групп. Участились смеш анны е браки, процесс преодоления былой замкнутости наш ел отраж ен ие в языке: широкое распространение по­ лучило двуязы чие и многоязычие.

8 В. Ю. К рупянская, JI. П. Потапов, П. Н. Терентьева Одной из центральных з а д а ч этнографического изучения соврем ен­ ности является р азр а б о тк а вопросов о ф орм ах р азви тия культуры у народов СССР. К ак п оказы ваю т многочисленные этнограф ические и исторические исследования, развитие культуры к аж д ой нации или народности в С С С Р в послереволюционный период происходило в н а ­ циональной форме. Этнографические м а тери ал ы опровергаю т в ы с к а ­ зывания некоторых зар у б еж н ы х ученых о том, что развитие советско­ го общества связано с ликвидацией н ациональны х культур.

Проблема национальной культуры и бы та исследуется э тн о г р а ф а­ ми в среде к а к колхозного крестьянства, т а к и рабочих. В оп ублико­ ванных советскими этнограф ам и монограф иях на конкретном м а т е р и а ­ ле вскрывается сложность и р азн оо б рази е процесса ф орм и рован ия со­ временного быта и культуры у разн ы х народов.

В этой связи интересно остановиться на современных ф орм ах м а ­ териальной культуры колхозного крестьянства, в среде которого, в большей мере, чем в среде представителей д р уги х общ ественны х групп, сохраняются традиционны е формы национальной культуры. Это ярко проявляется в народном зодчестве. Во многих р ай о н ах С оветско­ го С о р з а — в Грузии, Узбекистане, Армении и других республи ­ ках и об ластях не только заботли во сохраняю тся многочисленные памятники старинной народной архитектуры, но по их зам е ч а те л ь ­ ным о б р азц ам со ору ж аю тся современные ж и л ы е строения кол хоз­ ников.

Н ациональны й колорит ж и л и щ а дополняется его внутренним у б р а н ­ с т в о м — меблировкой, ворсовыми орнаментированны ми войлочными коврами у народов Средней Азии и К а в к а за, р азн о об р азн ы м и и зде­ лиями узорного тканья (одеялами, п аласам и, ск атер тям и и др.) у н а р о ­ дов Прибалтики, белорусов, украинцев, что х ар а к тер н о не только д ля колхозной, но и для рабочей среды.

Некоторые народы Советского С ою за (узбеки, туркмены, о тд ел ь­ ные группы грузин) в той или иной мере сохранили в быту народную одежду. У других народов, в основном переш едших к о д еж д е городско­ го типа, вместе с тем довольно широко использую тся отдельны е э л е ­ менты традиционного народного костюма. Современные н ац ион альн ы е особенности материальной культуры явл яю тся резул ьтатом о рган и че­ ского слияния элементов традиционной народной культуры с новыми элементами, к а к заимствованным и от других народов, т а к и проник­ шими в быт из социалистического города. Это особенно хорошо про­ слеж ивается в национальных р ай о н ах на о д еж д е молодого поколения, представляю щ ей своеобразное сочетание новых форм и форм, исто­ рически сложивш ихся, но претерпевших значительные и зм ен е­ ния (в м атериале, покрое), что создает определенный национальны й стиль.

У большинства народов Советского С ою за не только в сельской местности, но и в городах стойко сохраняется трад и ци он ная н а р о д н а я кулинария.

Значительного расцвета достигли в послереволюционный период все­ возможные виды прикладного народного искусства: ковроделие (А зер ­ байджан, Д агестан, Туркм ения и д р.), ювелирное м астерство (н ап р и ­ мер, кубачинских мастеров Д а г е с т а н а ), гончарство (украинцы, л аты ш и, грузины и д р.), резьб а по кости (народы Крайнего С евера) и т. д. Ш и ­ роко развита в стране сеть школ прикладного искусства.

По-прежнему большой популярностью пользую тся многие н ародны е музыкальные инструменты.

Советские этнографы ставят перед собой зад ач у, изучая народное искусство, пропагандировать его лучш ие образц ы, содействовать п р о­ никновению их в быт и н ар яд у с этим исследовать процессы с б л и ж е ­ ния, взаимовлияния искусства разли чн ы х народов.

О сновные проблемы этнографического изучения народов СССР 9' Тесные взаи м н ы е связи способствуют обогащению м атериальной и духовной культуры различны х народов С ССР. Больш ое значение име­ ют выездны е д ека д ы национального искусства, обмен литературой,, устройство выставок, о р ган и зац ия межнациональны х праздников.

* * * П ри изучении п р еоб разо ван ия хозяйства и быта народов С С С Р основная з а д а ч а этнографов зак л ю ч ае тся в том, чтобы детально иссле­ д о ва т ь те слож нейш ие процессы, которые происходят во всех областях ж изни, вы яви ть их направление, причины, ускоряющие или, наоборот, зам ед л я ю щ и е эти процессы.

О перируя ж и вы м конкретным материалом, советские этнографы считаю т своей центральной зад ач ей изучение самого человека, его со­ знания, р а з р а б а т ы в а ю т в аж н ей ш и е вопросы формирования новой семьи, нового общественного быта. Эти вопросы в равной мере касаются куль­ туры и бы та к а к колхозного крестьянства, т а к и рабочего класса. О дна­ ко при этом этнограф ы учиты ваю т особенности, присущие той и другой среде, что оп ределяет известную специфику в р азр а б о тк е выдвигаемых проблем.

П р и изучении колхозного крестьянства большое внимание уделяет­ ся вопросам хозяйственной деятельности, выяснению типов хозяйства, изменениям в н ап равлен ии его отдельных отраслей и т. д. В различных климатических зон ах наш ей страны слож ились специфические приемы зем леделия, особые формы сочетания его со скотоводством и другими отраслям и сельского хозяйства;

в ряд е районов получили развитие ре­ месла;

некоторы е н ароды накопили большой опыт в области промыс­ лового хозяйства (охоты, оленеводства, рыболовства, морского зверо­ бойного п ромы сла и т. д.). Хотя в советское время все традиционные отрасли хозяйства в кор н е реконструированы, тем не менее хозяйствен­ ный опыт, накопленный н арод ам и Советского Сою за, и многие их тру­ довые навыки сохраняю т свое значение в современных условиях и д о л ж ­ ны быть вы явлены и изучены этнографами.

К большим и слож н ы м п роблем ам, в р азр а б о т к е которых этнографы приняли активное участие в первые годы после О ктябрьской револю­ ции, относится, в частности, п роблем а оседания кочевого и полукочевого-' населения страны.

Ш ирокий круг вопросов охваты ваю т исследования, посвящ енное из­ менению условий сельскохозяйственного труд а, форм его организации,, росту квал и ф и ци ро ван ны х кадро в работников сельского хозяйства, про­ изводственному быту колхозников.

При исследовании быта рабочих этнографы уделяю т большое вни­ мание всестороннему изучению рабочего коллектива, ибо в связи с вы­ сокими тем пам и и ндустри али зац и и страны произошли и происходят существенные изменения в составе рабочего класса, непрерывно попол­ няющегося. Особое внимание при этом уделяется изучению воздейст­ вия рабочего коллектива, с его вы работанны м и в поколениях тради­ циями, на быт, идеологию, духовный облик новых рабочих кадров.

При изучении бы та и культуры рабочих и колхозного крестьянства этнографы выдвигаю т р я д вопросов, решение которых необходимо' для уяснения того, ка к ск лады в ается новый тип рабочего и колхозника и, в конечном итоге, ка к протекает законом ерный в условиях социализ­ ма процесс стирания существенных различий м е ж д у физическим и ум­ ственным трудом. В этой связи большое значение приобретает выясне­ ние общего культурного уровня рабочих и колхозников, их профессио­ нального о б разо в ан и я и т. д. С обранны й по этим вопросам материал дает возможность уяснить, в какой мере рабочий класс и колхозное крестьянство создаю т б азу д ля ф ормирования советской интеллигенции, В. Ю. К рупянская, Л. П. Потапов, Л. Н. Терентьева каковы характер и темпы этого процесса. И сследую тся т а к ж е те отно­ шения, которые склады ваю тся в производственных к ол л ек ти в ах в про­ цессе труда, в первую очередь все виды социалистического сор евн о в а­ ния. В частности, в настоящ ее в рем я уд еляется больш ое внимание р а з ­ вернувшемуся в С С С Р движ ению бригад коммунистического труда, девиз которых — быть образц ом в труде, обществе, семье, р а зв и в а ть в себе высшие потребности и запросы — выдвигает перед этнограф ам и ряд проблем.

Особый круг вопросов в области этнографического изучения к а к р а ­ бочего класса, т а к и колхозного крестьянства составляю т процессы изменения их семейного быта и. Тема о семье всегда з а н и м а л а в этно­ графических исследованиях важ н ое место. П ри изучении ж е за к о н о ­ мерностей развития социалистического быта она п риобретает первосте­ пенное значение. С изучением семьи связан целый ком плекс вопросов:

структура семьи (ее формы, численность, х ар а ктер родственных связей ), ее экономика, внутренний строй, культурный уровень. Й з у ч а я м а т е­ риальную б азу семьи, этнографы выборочно проводят обследование семейных бюджетов, ан ал и з которых необходим и д л я уяснения п р о­ цесса склады ван и я новых семейных отношений, и к а к п о к аза т ел ь м а т е ­ риального и культурного уровня семьи.

Чрезвычайно в аж е н круг вопросов, св язанны х с изучением п о л о ж е ­ ния женщины, форм б р ака,.во с п и тан и я детей и др.

Значительное место уделяется исследованию семейных обычаев и обрядов 15. Это, в частности, позволяет собрать дан ны е о степени с о х р а ­ нения в семейном быту некоторых вредных переж итков п а т р и а р х а л ь ­ ных семейно-брачных отношений, с которыми необходимо вести борьбу.

Вместе с тем изучение семейного быта м ож ет о к а за т ь существенную помощь в сложении некоторых его новых форм, связан ны х с особо в ы ­ даю щ имися событиями в ж изн и семьи. Известно, наприм ер, что все н а ­ роды стремятся отметить такие события в жизни человека, к а к вступ­ ление в брак. Ю ридическое оформление б р ак а не м ож ет удовлетворить потребность брачущ ихся и их родственников торж ественно отметить это событие. В н астоящ ее время этнографы фиксирую т разн о о б р азн ы е по­ пытки у различны х народов С С С Р созд ать современный брачны й семей­ ный праздник, нередко с использованием традиционны х д л я данной народности свадебных обрядов 16.

Этнографы Советского С ою за по-преж нему интересуются р ел и гиоз­ ными представлениями и их пер еж иткам и у р азли чн ы х н ародов страны.

Несмотря на широкое развитие атеистического м ировоззрения у н а р о ­ дов С СС Р, некоторые религиозные представления, к а к п о казы в аю т этнографические материалы, нельзя еще считать полностью исчезнув­ шими (особенно в семейном быту);

поэтому перед этн ограф ам и стоит зад ач а выяснить, у каких н ародов и в каки х формах, среди п ред стави те­ лей каких поколений бытуют те или иные религиозные в ер о в ан и я и представления 17.

u Э той тем е п освящ ен р я д р аб о т, см., н априм ер: П. И. К у ш н е р, О некоторы х п р о ­ цессах, прои сходящ и х в соврем ен ной колхозной семье, «С ов. эт н о гр аф и я », 1956, № 3;

Л. Н. Т е р е н т ь е в а, О пы т изучения семьи и сем ейного бы та л ат ы ш с к о го к о л хозн ого крестьян ства, «Сов. этн о гр аф и я», 1958, № 3.

15 С п ец и ал ьн о это м у воп росу п о св ящ ен а с ер и я статей, см., н ап ри м ер: В. Т. 3 i н и ч, С учасний роб1тничий ш лю б i весш л я, « Н а р о д н а творчш ть та етнограф 1я», 1957, № 2;

Л. А. П у ш к а р е в а и М. Н. Ш м е л е в а, С о в р ем ен н ая р у с ск а я к р ес т ь я н с к ая с в а д ь б а, «Сов. этн ограф и я», 1959, № 3;

У. М. I в а н о у, С учасны ш лю б i в я се л л е у р а б о ч и х, ж урн. «B ecui А кад эм п на.вук Б С С Р, серы я г р а м а д с ю х н авук», 1959, № 2.

16 П о этом у вопросу см., нап ри м ер, с та ть ю Л. Н. Т ерен тьевой «Ф орм и р о в ан и е новы х обы ч аев и о б р яд о в в сем ей н ом бы ту кол х о зн и ко в Л ат в и и », «С ов. эт н о гр аф и я», 1961, 17 С борн ик статей о р е л и ги озн о-бы товы х п е р е ж и т к а х и п у т я х их п р е о д о л е н и я го то ­ вится И н ститутом этн ограф и и к печати.

О сновные проблемы этнографического изучения народов СССР И зучение религиозны х пережитков ведется и в целях использования их к а к исторического источника, ка к м а т е р и а л а д ля изучения этниче­ ской истории того или иного народа.

С истематические н аблю дения этнографов свидетельствуют о не­ уклонном повышении уровня быта населения различны х республик и областей, а т а к ж е о стирании различий в быту населения центра и пери­ ферии наш ей страны.

Не менее в аж е н происходящ ий в наш е врем я процесс стирания рез­ ких в прош лом различий в культуре и быте деревни и города. Это особенно отчетливо п рослеж и вается в изменении об ли ка сельских посе­ лений и крестьянского ж и л и щ а. Социалистическое строительство внесло больш ие изменения в исторически сложивш иеся формы народного ж и ­ ли щ а, в географ ию сельских поселений, вы звало быстрый рост новых п оселков и реконструкцию старых. Советскими этногр аф ам и у ж е н акоп ­ лен значительны й м атери ал, публикация которого позволит обобщить опыт п р еоб разов ан и й в этой области у различных народов Советского Сою за. Эти м а тер и ал ы хар актери зу ю т изменения форм расселения, вы ­ зв ан н ы е переходом от кочевого и полукочевого о б раза жизни к осед­ л ом у (Сибирь, К азах с т ан, республики Средней Азии), переселением с хуторов в колхозные поселки (в республиках П ри балтики), переселе­ нием из высокогорных районов в долину (К а в к а з );

они указы ваю т на коренные изменения в облике поселений, превращение сел, а так ж е стары х рабочих поселков в местные центры культуры. Таковы, напри­ мер, многие селения на Украине, в К р асн одарском крае и других р ай о­ нах Р С Ф С Р, больш ие индустриальны е города, выросшие на месте с т а ­ рых рабочих поселков.

П роцесс сб лиж ен ия городского и сельского населения характеризуют и другие черты современного социалистического быта: организация об­ щественного питания, разви тие предприятий бытового обслуживания н а­ селения, открытие школ-интернатов, расш ирение сети детских учрежде­ ний (детских садов, ясель, пионерских л агерей) и т. д.

* * * Все излож енны е вопросы исследуются общепринятым советскими этнографами методом последовательного историзма: к а ж д ое явление рассм атривается в его возникновении, развитии и взаимодействии с другими явлениями. В ы двигая в качестве центральной проблемы изучение современного состояния культуры и быта народов ‘ С ССР, этнографы н ер азр ы вно св язы в аю т свои исследования с изучением д о­ революционного прошлого этих народов.

Главный источник получения этнографических сведений о народах Советского С ою за — это полевые исследования. К ак у ж е указывалось, этнографическими учреж ден и ям и из года в год осущ ествляются экспе­ диции в различны е пункты страны. Н акоплен большой опыт работы комплексных экспедиций, объединяю щ их специалистов смежных о б л а ­ стей: этнографов, археологов, фольклористов, диалектологов и др.

В нашей работе мы стремимся к всемерной координации исследова­ ний. Проведение совместных совещаний по вопросам изучения совре­ менности, публи кац и я коллективных трудов, привлечение к нашим исследованиям специалистов см еж ны х дисциплин — таковы те формы, которые призваны эту координацию реализовать.

SUMMARY O ne of th e focal tr e n d s of S o v ie t e th n o g ra p h ic re s e a r c h is in v e s tig a tio n of the p ro ­ cesses ta k in g p lace in th e life of th e p e o p le s of th e U S S R in o u r day, i. e., th e fo rm atio n and fu rth e r d e v elo p m en t of e th n ic c o m m u n itie s a n d th e tra n s f o rm a tio n of th e people’s eco­ nom y, c u ltu re a n d w a y of life.

12 В. Ю. К рупянская, Л. П. Потапов, Л. Н. Терентьева In th e U S S R, a s ta te in c lu d in g m a n y n a tio n a litie s, p ro c e ss e s a re ta k in g p lac e w h e reb y d iffere n t n a tio n s a re fin a lly c o n so lid a te d, n e w so c ia list n a tio n s a n d n a tio n a litie s fo rm ed, sm a lle r n a tio n a litie s m e rg e d w ith o n e a n o th e r o r w ith la r g e r n a tio n s o n th e b a sis of eco­ nom ic a n d c u ltu ra l c o o p e ra tio n. S o v ie t e th n o g ra p h e rs in v e s tig a te a ll th e s e phenom ena,, stu d y in g m e a n w h ile a ls o th e sp ecific fo rm s of c u ltu re a n d life of eac h n a tio n a lity.

T he c e n tra l su b je c t of a ll r e s e a rc h c o n d u c te d o n th e tr a n s f o rm a tio n of th e e c o n o m y, c u ltu re a n d life of d iffe re n t p e o p le s is m a n h im self, h is m e n ta lity, c u ltu ra l s ta n d a r d s, th e fo rm a tio n of a n e w so c ial w a y of life, of a n e w ty p e of fa m ily. T h is a p p lie s in e q u al m e a ­ su re to th e w o rk in g c la s s a n d th e c o lle c tiv e -fa rm p e a s a n try. S o v ie t e th n o g ra p h e r s in v e s­ tig a te d iffe re n t a s p e c ts of econom ic a c tiv itie s, c h a n g e s in w o rk in g a n d liv in g c o n d itio n s tn e im p a c t e x e rte d by a w o rk in g c o m m u n ity u p o n th e life, id e o lo g ic a l a n d s p iritu a l m a k e ­ up of th e n ew p e rso n n e l. T hese s tu d ie s a re b a se d on th e m eth o d of c o n se c u tiv e h is to ric a l su rv e y re c o g n iz e d by S o v iet e th n o g ra p h ic re s e a rc h, w h e re b y e v e ry p h e n o m e n o n is c o n s i­ d e red from its in cep tio n th ro u g h its d e v e lo p m e n t a n d in te ra c tio n w ith o th e r p h e n o m e n a.

Б. М. ДОБРОВОЛЬСКИЙ К ВОПРОСУ ОБ ИЗУЧЕНИИ НАРОДНОГО МУЗЫКАЛЬНО-ПОЭТИЧЕСКОГО ТВОРЧЕСТВА Н а р о д н а я песня создается и ж и вет к а к музыкально-поэтическое про­ и зведени е, м узы ка и поэзия неотделимы в ней друг от д руга и состав­ л я ю т д в а элем ен та одного целого. Это бесспорное положение хотя ни­ кем и не отрицается, но при собирании и изучении народных песен до сих пор ещ е не учиты вается в долж ной мере.

Р а з м е ж е в а н и е изданий и исследований народных песен, начиная с XVIII в., на м узы кальн ы е и словесные привело к разделению фоль­ клористов на две группы — музыковедов и филологов, работающих р а зо б щ е н н о и не сум мирую щ их результаты п араллельны х исследований.

Это, в конечном счете, зато рм озил о р азвитие фольклористики, что ск а ­ з ы в а е т с я и на современной научной работе в этой области, где ведущая р ол ь п р и н ад л еж и т филологическим исследованиям.

В зап адн оевропейской ф ольклористике этот р азры в не раз прини­ м а л крайние формы. И звестен р я д зару б еж н ы х работ по народной песне, где искусство музыки игнорировалось при рассмотрении поэзии, а искусство слова не учиты валось при ан али зе напева. В советском м у з ы к о в е д е н и и нет так и х крайностей. В исследованиях музыковедов всегда говорится о поэтическом содерж ании, а в публикациях все н а ­ певы песен сопр овож д аю тся полными текстам и Но этого нельзя ск а­ з а т ь о раб о те литературоведов, которые в большинстве изданий печа­ таю т тексты народны х песен к а к стихи д л я чтения, хотя они предназ­ н ачены только д л я пения, немыслимы без напевов и не могут д екл ам и ­ р о в а т ь с я в силу того, что отягощены вставными гласными, разры вами слов, сменой акцентов, «ненормативным» грамм атическим строением,— т. е. всем тем, что порож ден о музыкой и теряет смысл без напева. При л и тературовед ческом исследовании песен обычно формы и ритмика стиха, строфическое строение ан али зи рую тся вне связи с музыкой, не­ см отря на то, что поэзия и музы ка в народной песне тесно связаны друг с другом и зав и ся т друг от друга.

Бесспорно, что в литературоведческих исследованиях народных пе­ сен не об язател ьн о к а сать ся м узы кальной стороны, т а к же как воз­ м ож ны и специальные работы по музы ке народных песен, не зат р а ги ­ в аю щ и е текстовой части, когда исследуется тот или иной узко специфи­ ческий вопрос. О днако п р акти ка создания сборников текстов песен без напевов и с к а ж а е т самую сущность народного песенного творчества.

Недопонимание неполноценности сбора и изучения лишь одной сло­ весной части народного песенного искусства проявляется д а ж е со сто­ роны таких солидных организаций, ка к академии наук и университеты, 1 З а исклю чением некоторы х н еп родум ан н ы х публи каци й, к ак, наприм ер, сборник «О сетинский м у зы кал ьн ы й ф ол ьк л о р » (М.— Л., 1948), где из 225 записей песен 140 им е­ ю т только о дн у с тр о к у п од тек стовки, а к 85 м елод иям песен текст вовсе не прилож ен.

14 Б. М. Д о бровольский что сказывается и на работе издательств. Сборники песен, н ап еч атан ­ ных без напевов, настолько многочисленны по сравнению с м у зы к а л ь ­ ными изданиями, что публи кац и я одних только текстов песен, естест­ венно, принимается за установленное правило.

В силу этого большинство издательств, имея возм ож ность п убли ко­ вать графические работы, д ел ая клиш е рисунков и чертеж ей л ю б о г о назначения, о тказы в аю тся от печатания нотных записей, хотя их можно воспроизводить тем ж е способом клиш ирования, ка к иллю стративны й материал. М еж ду тем ж е л а н и е составителей д а т ь в сборниках песен хотя бы о б р азц ы напевов встречает отказ, мотивируемый именно «от­ сутствием полиграфической базы». Т а к получилось, наприм ер, со сб ор ­ ником «Песни и сказки Я рославской области» (Я р осл авл ь, 1958), в ы ­ шедшим с иллюстрациями Н. К ирсанова, но без напевов, из-за о т к а з а и здательства сделать клиш е нот, хотя д л я песен они были горазд о б о­ лее необходимы, чем рисунки художника.

Конечно, издания песенных текстов не вовсе лиш ены см ы сла,— они помогают распространению лучш их в ари ан тов повсеместно бы тую щ их песен и выполняют роль песенников. Но д а ж е эта роль здесь о к а з ы ­ вается минимальной. Певцы, в стречая в такой книге не известную им ранее песню, не смогут ее спеть, не имея напева. И книга в з н а ­ чительной своей части о каж ется ненужной д л я художественной п р ак ти ­ ки того самого народа, который береж но хранил из века в в е к свои песни и создал материал, использованный в книге. В научной ж е практике запись и публи кац и я одних поэтических текстов могут служить только предметом филологического ан ал и за, д а и то огр ан и ­ ченно.

Игнорирование записы вания напевов песен ведет к невозм естим ы м потерям в науке. Так, мы у трати ли напевы стары х частуш ек, а в силу этого и возможность проследить развитие данного ж а н р а. Почти пол­ ностью утрачены напевы самы х близких нам по времени создан и я песен:

периода Великой Отечественной войны;

следовательно, изучение совре­ менной песни, в которой особенно сильно влияние л и т ер атуры (словес­ ной и музы кальной) лиш илось важ н ого исследовательского звена. О т­ сутствие фундаментальны х м узы кальн ы х публикаций песен раб оч их приводит к тому, что многие из них б езд о каза тел ь н о о б ъ яв л яю т с я н е­ полноценными в художественном отношении. Недостаточное количество записей напевов былин в средней полосе России тормозит и ссл ед о в а­ ние особенностей общерусской былинной трад и ци и и ограничивает его образцам и записей, сделанных на Севере,— это приводит подчас к ош и­ бочным выводам, в частности о якобы наибольш ей сохранности в искон­ ном виде эпической песни в северных районах. Н е принимая в р а с ч е т соотношения песенных культур (их музы кальной стороны), конечно, нельзя и представить, что северные былины н аходятся в том ж е сти ли ­ стическом единстве с бытовыми песнями, к а к и былины средней полосы, а следовательно, нельзя и опровергнуть мнение о том, что северные былины — наиболее древние и близкие к первоисточнику.

Трудности в изучении народного музыкально-поэтического твор че­ ства усугубляются неправильной организацией фольклорны х эксп ед и ­ ций, в которых не только не участвуют музыковеды, но нет и з в у к о з а ­ писывающей ап п аратуры. Такие экспедиции фиксирую т одни тексты песен, т. е.— лиш ь один элемент целого. К роме того, при отсутствии фоно­ граммы нельзя уточнить полевую запись текста, завед ом о несоверш ен­ ную, так как быстрота произнесения текста при пении, про тяж енн ость гласных, редуцирование, д иалектн ы е особенности, дефекты дикции ис­ полнителей, а т а к ж е утомление слуха собирателя д а ж е при большом опыте не даю т возможности точно заф и кси ров ать слова на бумаге.

В качестве примера достаточно напомнить о р ас х ож д ен и я х в поэтиче­ ских текстах, записанных собирателем на слух и р а с ш и ф р о в а н н ы х Об изучении народного музыкально-поэтического тьорчества с ф онограмм в «А рхангельских былинах и исторических песнях»

А. Д. Г р и г о р ь е в а 2.

С луховы е записи текста при современном развитии техники звуко­ записи д о л ж н ы служ и ть только контрольно-справочным материалом при плохой слышимости фонограмм, неразборчивости произнесения слов или ограниченного количества магнитофонной ленты, когда приходится з а ­ писы вать только часть песни.

П ри исследовании только текстового м а т е р и а л а возникаю т много­ численные трудности при классиф икации песен по ж а н р а м и их науч­ ном анализе. Чем отличается хороводная песня от игровой и плясовой?

К ак сгруппировать лирические песни? К уда отнести «покосные», вовсе не говорящ ие о покосе, или «веснянки», не упоминаю щ ие о весне? М но­ гие из этих вопросов могут быть решены, если рядом с текстом л яж е т запись н ап ева, т а к ка к именно в нем зачастую заключены важнейш ие п р изнаки ж а н р а. З д ес ь хочется упомянуть о неясности понятия ж а н р а в л и т ерату ре по ф ол ькл о ру из-за недоучета музы кальной стороны песен.

В понятие « ж ан р» входит комплекс признаков;

при отсутствии ряда.-элементов этого ком плекса появляется сомнение в существовании ж а н ­ ра к а к такового. Если, например, плачи — свадебные, похоронные, за военные — о б л а д а ю т общ ими стилистическими особенностями ка к в тек­ стах, т а к и в музы ке и имеют общие законы строения и манеру испол­ нения, то это безусловно произведения одного ж а н р а. Исторические же песни, совершенно разн ы е по структуре текстов, использующие музыку былин, лирических п р отяж н ы х песен, хороводных и плясовых, не могут считаться особым ж анром.

Особенно в аж н ы напевы при определении принадлежности песен к об ряд ам. Д а в н о известно, что напевы более устойчивы, чем тексты, т ак к а к язы к, сл у ж а щ и й не только эстетическим целям, но и общест­ венно-бытовым, подвергается изменениям чащ е музыки. В силу этого' встречаю тся песни с древнейш ей мелодией и позднейшей тран сф орм а­ цией текста, а иногда и зам еной его новым. В таких случаях только н а­ пев д ает возм ож н ость выявить древнюю основу песни. Поэтому в весен­ не-летних песнях земледельческого календ аря, где тексты значительно изменились за многие века, анализ напева играет реш ающую роль в оп­ ределении принадлеж ности песен данном у циклу обрядности.

П о н апеву иногда мож но определить такж е, давно ли песня бытует в данной местности: если встречается песня, в ы п ад аю щ ая из м узы каль­ ного стиля исследуемой области, то почти н ав ер н яка путем сравнения м ож но определить, откуда она появилась. Т аким образом, изучение песенного р еп ерту ар а микрорайона мож ет д ат ь ценные сведения по истории засел ен и я края.


С равнительное изучение напевов мож ет внести уточнения и при оп­ ределении общности различны х культур, в частности народов финно угорской или славянской г р у п п 3. При исследовании этногенеза, в заи ­ мосвязей народов филологическое изучение песен (сюжеты, худож ест­ венные образы, словарны й состав, фонетика) д а е т безусловно богатый материал, но н ельзя не учитывать и музы кальную культуру, наиболее устойчиво хр ан ящ у ю древние традиции. Сходство напевов может служить подтверж дением древней общности народов д а ж е при т ер ­ риториальной разобщенности, а их принципиальное различие — опро­ 2 См.: «А рхан гел ьски е бы лины и и стори ческие песни», собран ны е А. Д. Григорьевы м, т. I, М., 1904, бы лин а «В асили й Б услаевм ч », за п и с а н н а я о т Т. Ш и бан ова (текст — 164 стр. напев — 655 с т р.), или «Ч ури л о и н е в ер н ая ж е н а П лем яш и», за п и с а н н а я от А. С ивковой (текст — стр. 183, нап ев — стр. 659).

3 П роблем ы м у зы кал ьн ы х связей ф о л ьк л о р а кар ел ьск о й и ф инской к ультур в н а ­ сто ящ ее в рем я р а зр а б а т ы в а ю т с я м узы к овед ом Л. М. К ерш нер, а ф ол ьк л о р а с л ав ян ск и х н ародов — Ф. А. Руб ц овы м.

46 Б. М. Д ооровольскии вержением каж ущ ейся близости при территориальной общности н а ­ родов.

Особое значение д л я фольклористики п риобретает изучение напевов в местностях, населенны х выходцами из различны х областей. Так, сбор материалов в К уйбышевской области показал, что, несмотря на наличие общерусского р еп ертуара и д а ж е известной стилистической общности песен этой области, в большинстве сел до настоящ его времени песни сохраняю т мелодические варианты тех областей, откуда некогда п ере­ селились ж и тели д ан ны х сел.

Значительны й интерес п редставляю т музы кальн ы е записи при сравнительном изучении ф ольклора разн оязы чны х народов, ж и в ущ и х в непосредственном соседстве. Русское население, например, широко перенимает обиходные слова соседствующих народов, создает своеоб­ разны й диалект, но очень выборочно заим ствует элементы м у з ы к а л ь ­ ного языка. В клю чая в свой репертуар отдельные песни этих народов, русское население переводит их на русский язы к и распевает, почти не меняя структуры художественных образо в 4. Н апевы ж е этих песен д о ­ вольно редко сохраняю тся в их исконном звучании, подчиняются т р а д и ­ циям русской народной музы кальной культуры, а в отдельных случаях заменяю тся напевами, или вновь созданными, или заимствованны м и из русских песен, близких по эм оциональном у смыслу. В резу л ьтате р о ж ­ даются новые песни, которые являю тся продуктом сп л ав а двух к у л ь ­ тур. Д лительное, в течение столетий, сосуществование старой и новой -песен впоследствии создает почти н епреодолимы е трудности д л я опре­ деления того, к а к а я из них основная. В таком случае п озволи тель­ но говорить о двойном (например, русском и украинском) прототипе песен.

Н а основе ан ал и за напевов могут быть уточнены сведения об интен­ сивности жизни отдельных песен. Если песня «Соловей кук у ш ку у го в а ­ ривал» по содерж анию мож ет быть отнесена к циклу сю ж етов о взятии К азан и И ваном Грозным, то напевы ее, связан ны е с мелосом походных солдатских и лирических крестьянских песен, а иногда и за и м с т в о в а н ­ ные из песен конца XIX в., свидетельствуют о том, что мы имеем дело не с начальны м вариантом, а с позднейшими.

Сопоставление стилистики напевов и текстов песен нередко помогает раскры ть историю их создания. М у зы ка д а е т м а тер и ал д л я уста н о в л е­ ния путей распространения песен, иногда не связан ны х с устной т р а д и ­ цией. Так было с одной из песен, популярной в П о во л ж ье. Экспедиция Института русской л итературы АН С С С Р зап и сал а, ка к п оказал о сь сн ач ал а собирателям, уникальную свадебную песню «Л овили пташечку во сыром бору». О днако ее напев возбудил сомнение в принадлеж ности песни к традиционном у фольклору. П о з ж е этот текст и аналогичный напев были обнаруж ен ы в сборнике песен казан ски х студентов — песен, исполнявшихся в 1840— 1869 г г. 5. При беседах с певцами во время по­ следующих п оволж ских экспедиций выяснилось, что в К уйбыш евскую область (в Утевский район) эту песню зав езл и в свое в р ем я воспитан­ ники К азанской духовной семинарии, а в Горьковской области она стала известной с середины 1860-х гг. после приезда в Н и ж н и й Н о в го ­ род А. С. Гациского, обучавш егося в К азан ском университете. Такие.песни правильнее относить не к устной, а к литературной традиции.

Сочетание текста и напева помогает выявить при тщ ател ьн о м н а б л ю ­ дении подлинную природу происхождения песни, отличить законом ерное от случайного, раскры ть умышленную или неумышленную ф а л ь с и ф и к а ­ цию при издании песенных материалов. Х ар ак те р н а в этом отношении * Это искусство н ародного п ер ев о д а, к со ж ал ен и ю, ещ е не с та л о предм етом ф и л о ­ логических исследований.

* «Песни казан ск и х студентов. 1840— 1868». С о б р а л А. П. Аш гстов, С П б., 1904.

Об изучении народного музыкально-поэтического творчества история м у зы кальн ы х публикаций агитационной песни декабристов «Ах, тошно мне». С ущ ествую щ ая в литературоведении версия о том, что л и т ер ату р н ы м прототипом д ля создания декабристами песни послужил одноименный ром анс Ю. А. Нелединского-Мелецкого, д а л а основание С. Б у го сл авском у присоединить к сатирической песне декабристов н а ­ пев этого лирического р о м а н с а 6. В 1927 г., еще до публикации Буго славского, версия об исполнении декабристами сатирической песни на лирический напев п о д с к а за л а П. Рукину аналогичное решение м узы ­ кальн о й и нтерпретации этой песни, и он сочинил к одному из в а р и а н ­ тов декабри стского текста напев, п одраж аю щ ий мелодиям русских про­ т я ж н ы х лирических песен;

этот в ар и а н т был опубликован в 1920-х го­ д а х 7. В 1950 г. в сборнике, н апечатанном к 125-летию восстания д е к а ­ бристов, обе «реконструкции» песни — Р уки на и Бугославского были помещ ены в р аз д ел е народны х песен;

первая — в обработке для хора Г. П о зд н яко в а, в то р ая — в обр аб отке д л я хора Д. Васильева-Буглая, с примечанием: «„Ах, тошно мне“ — агитационная песня, написанная К. Р ы л еев ы м совместно с А. Б естуж евы м. В обработке Г. Позднякова исп ользован народны й напев, сделанный д л я двухголосного хора П. Б у ­ киным на одноименный текст. Д. В аси л ьев-Б угл ай обработал народную песню, первые две строки которой являю тся перепевом романса Ю. Н е­ лединского-М елецкого „Ох, тошно мне на чужой стороне4,— весьма в то время п о п у л я р н о г о » 8. Ч ерез семь лет Т. В. Попова в третьем вы­ пуске учебного пособия «Русское народное музыкальное творчество»

п ер еп еч ат а л а в сокращ енном виде мелодию Р уки на из сборника 1950 г.

у ж е со следую щ им объяснением: «В свое время песня „Ах, тошно мне“ и м ел а довольно ш ирокое распространение в народных массах. Впослед­ ствии в крестьянской среде эти слова исполнялись с ярко своеобразными н апевам и, близкими стилю традиционной протяжной песни. Примером лможет служ и ть приводимый крестьянский в ари ан т этой песни (запи­ санный советским собирателем Г. П оздн яковы м в Тамбовской об­ л а с т и ) » 9.

Д а ж е если бы нам и не уд алось выяснить, что мы имеем дело с ф альси ф и ци рован ны м и публикациями, то само сочетание напева л и ­ рических песен с сатирическим текстом, противоречащ ее народной тр а ­ диции, д о л ж н о было поставить под сомнение возможность принять ком­ позиторские работы за подлинные записи н ародны х песен;

однако это не было учтено ни автором, ни редактором, ни рецензентами учебного пособия, в котором отбор м а тер и ал а д о л ж ен быть предельно строгим.

Вообщ е говоря, неверное понимание специфики ж а н р а «песни» из з а недооценки значения музы кального м а т ер и ал а становится довольно часты м явлением и п оро ж д ает серию досадных заблуждений.

Проф. И. Н. Р озан о в в свое врем я выдвинул д ля р яд а литературных произведений определение «стихи русских поэтов, ставшие песнями», п о д р а зу м ев ая под этим « так ж е некоторые стихи, написанные в жанре песни, хотя и не вош едш ие в широкий песенный обиход» 10. Однако в сборники, составленные им, включены не только произведения, испол­ н яв ш и еся м ало («Рассевается, расступается» М. П. Мусоргского на слова А. К. Т олстого), но и написанны е явно не в форме песни («Дубинушка»

Л. Н. Т реф олева с малоизвестной музыкой А. Ч еснокова), не положен­ 6 « Р у сски е н ар о д н ы е песни». С о став и тел и С. Б у го сл авск и й и И ван Ш ишов. О бщ ая р е д ак ц и я М. Г ринберг, М., 1936, стр. 133.

7 П. Р у к и н, Д в е песни неволи. «А и скучно ж е мне», «В ш ахте молотки стучат», М., 1923. П о д за го л о в к о м при м ечани е: «М уз. П. Р у к и н а по народны м мотивам».

8 «Хоры и н ар о д н ы е песни на с л о в а п о этов-дек аб ри стов», под общей редакцией Б. С тр ан н ол ю бского, М.— Л., 1950. См. при м ечани е на стр. 64.

9 Т. В. П о п о в а, Р у с с к о е народн ое м узы кал ьн о е творчество, вып. третий. М, 1957, стр. 181.

10 «П есни русских поэтов», « Б и б л и отек а поэта». М а л ая сери я, 2-е изд.. Л., 1950, стр. 5.

2 С оветская этн о гр аф и я, Мз 18 Б. М. Д о бровольский ное на музыку стихотворение В. М. Соколовского «Русский импе­ ратор в вечность отошел» п. В некоторые сборники вошли и совсем з а ­ бытые песни и романсы, н азван ны е Р озан о вы м «незабы тыми песнями забытых поэтов» («Почтальон» А. А л яб ьева на слова Е. П. Гребенки) и известные только узком у кругу любителей камерной музыки («Я б тебя поцеловала»— романс Н. Черепнина на слова А. Н. М ай кова, « Д о р о г а»

Н. П. Огарева, написавшего музы ку на свои стихи) 12.

Несмотря на широкое понятие ж а н р а песни, Р озан ов пропустил ряд.


действительно популярных стихотворений, ставш их песнями, в частн о ­ сти несколько стихотворений Н екрасова: «Еду ли ночью по улице т е м ­ ной», «Школьник», « П лач детей» и др.

Метод отбора и классиф икации м а тери ал а, вы работанны й И. Н. Р о ­ зановым, ск азал с я и на содерж ании одного из последних сборников — «Русские народные песни» 13. В этот сборник н ар я д у с подлинно н а р о д ­ ными песнями вошли произведения, исполнявш иеся только на эстраде:

«Песня Земфиры» из «Цыган» А. С. П уш кина, « Ч а й к а» Е. Б ул ан и ной с музыкой Б. Ж ирковского, «Новгород» О. Д ю т ш а на слова Э. Г убера, и известные только узком у кругу создателей песни — д ек а б р и стс к ая «Ах, вде те острова» (напев которой до сих пор не установлен, и неиз­ вестно был ли он), а т а к ж е «народный в ари ан т» стихов А. В. К ол ьц ова «Не ск аж у никому», на которые писали музы ку А. Д ар г о м ы ж ск и й, С. Д онауров и др., где вся «народность» зак л ю ч ае тся в ничтожны х р а з ­ ночтениях, вызванных, вероятно, забы вчивостью исполнителя.

Р азд ел «Советские песни» в этом сборнике (особенно п о д р а зд е л ы, посвященные песням 1921 — 1941 гг. и песням послевоенного периода) целиком построен на так н азы ваем ы х «массовы х песнях» советских композиторов и поэтов, среди которых помещ ена песня « В иж у чудное приволье», получивш ая, согласно ком ментарию на стр. 692, известность в 1920— 1930-х годах. Н а самом ж е деле эта песня и сп олнялась е щ е около 1914 г. эстрадной певицей А. Сокольской на музыку, написанную для нее А. Самойловым и. Именно на этот напев она исполняется и теперь без существенных изменений, а в тексте лиш ь в ы черкивается «несовременный» второй куплет:

' С л ы ш у песни х о р о в о д а, С л ы ш у топот т р еп а к а, Э т о р у с ск а я при рода, Э то р а д о с т ь м у ж и к а.

Р ядом с этой песней составитель поместил и песню «Всю-то я все­ ленную проехал», популярную в те ж е годы и вовсе не являю щ ую ся сочинением советского композитора А. Новикова, к а к ск азан о в к о м ­ ментарии к этой песне на стр. 692. В п одраздел е песен послевоенного периода нет ни одной из созданных в хоровых кол л ек тивах или с а м о ­ деятельными поэтами и композиторами, нет и песен массового творче­ ства. Весь этот подраздел составлен из произведений известных совет­ ских композиторов и поэтов (И. Д унаевского, Ю. М илютина, Б. М окро усова, В. Соловьева-Седого, JI. О ш анина, Е. Д олм атовского, М. И с а к о в ­ ского и др.). Невольно в озникает вопрос: почему эта смесь и здана под общей обложкой с названием «Русские народны е песни»?

Все сказанное говорит о том, что н астал о врем я навсегда покончить с разобщенностью в работе музыковедов и филологов. Н едопонимание 1 См. п ри м ечани я к этим песням в и зд ан и и, у к азан н о м в сн. 10.

12 «Русские песни X IX века». С остав и л п р о ф. И в. Н. Р о за н о в, М., 1944.

» «русские н ародн ы е песни». В сту п и тел ьн ая с та ть я, со ставл ен и е и п р и м е ч а н и я А. М. Н овиковой, М., 1957.

14 «Л ю бовь к роди не. Р у с с к а я песня. М у зы ка А. С. С а м о й л о в а. И сп о л н яется с б о л ь­ шим успехом исполнительницей новы х песен А. Е. С окольской. И з д а т е л ь С. Я. Я м б о р », М., б/г, № 428. П ри б л и зи тел ьн о е в р ем я и зд ан и я нам и определ ен о по р е п ер т у а р н ы м спискам.

Об изучении народного музыкально-поэтического творчества необходимости их тесного сод руж ества — одна из причин теоретических и фактических ошибок при собирании, публикации и исследовании ф ол ькл ора, а ф ольклористика ка к н аука становится туманным поня­ тием, отпугиваю щ им молодых ученых.

С о ветская ф ольклористика д о л ж н а продолж ить славные традиции внимательного и береж ного отношения к м узы кальной стороне нар од ­ ных песен в России. Д остаточно вспомнить А. Д. Григорьева, зап и сав ­ шего на ф онограф огромное количество северных эпических напевов и р ас ш и ф рова в ш его их И. С. Тезавровского, творческое содружество' Н. М. Л о п а т и н а и В. П. Прокунина, создавш их образцовы й сборник русских лирических песен, первую экспедицию А. М. Л исто п ад ова и С. Я- А рефина, работу Ф. М. И стомина с Г. О. Д ю тш ем, С. М. Л я п у ­ новым и И. В. Н екрасовы м, работу Н. Ф. Щ ербины с М. А. Б ал а к и р ев ы м, Т. И. Ф илиппова с Н. А. Рим ским -К орсаковы м. Советскими ф и лологами и м узы коведам и большое число совместных экспедиций было осущ еств­ лено у ж е в 1920— 1930-х годах. В наши дни, когда развитие советской науки идет н ебы валы м и темпами, содружество в работе филологов и м узы коведов д о л ж н о стать непреложным законом полноценного соби­ рания- публикации и изучения произведений народного песенного ис­ кусства.

Мы об язан ы вернуть н ароду песни, которые он создавал, берег в те­ чение веков и создает теперь, в об разц овы х записях поэтических тек­ стов и напевов, сд елать серьезны е научные исследования на основе этих записей. Н а ш а з а д а ч а — сохранить навеки голоса народных певцов не то л ьк о в архивны х хран и лищ ах, но и в высококачественных зв у к о за­ писях и со зд ать возм ож н о сть широкого зн аком ства с ними всей общест­ венности Советского С ою за и ученых различны х стран посредством из­ д ан и я альбом ов грам м п л асти н о к с приложением к ним текстов песен, этнограф ических зам еток, ф отоиллю страций (портретов исполнителей, тан ц ев ал ь н ы х д виж ений и пр.). Только совместная ответственная, само­ о тв ер ж е н н ая р аб о та филологов и музыковедов обеспечит расцвет совре­ менной фольклористики.

SUMMARY S in c e in fo lk songls m u sic a n d p o e try a r e o rg a n ic a lly b le n d e d, a ll stu d ie s of folk s o n g s sh o u ld b e effe c te d b y jo in t e ffo rts of p h ilo lo g is ts a n d m u sic o lo g ists. H ow ever, th e re s till e x is ts a d e m a rc a tio n lin e in s tu d ie s of folk so n g s : m u sic e x p e rts ta k e u p o nly th e m u sic, ig n o r in g th e p o e tic s, w h ile p h ilo lo g is ts c o n sid e r o n ly th e poetic asp ect, le a d in g o u t m u sic a l c h a ra c te ris tic s. T h is d is u n ity a ffe c ts th e c o lle ctio n, in v e s tig a tio n a n d p u b lic a tio n of th e m a te ria l. T he n u m b e r of w o rk s on fo lk m u sic is d isp ro p o rtio n a te ly sm a ll a s c o m ­ p a re d to p h ilo lo g ic a l e s s a y s in th is field.

A n a n a ly s is of folk m e lo d ie s m a y h e lp to so lv e a v a rie ty of q u e stio n s t h a t a ris e itr th e c o u rse of fo lk lo re stu d ie s, e. g. it m a y h e lp to a s c e rta in th e g e n re of so n g s, a n d in g e n e ra l th e c o n ce p t of g e n re in th is field ;

to a s c e rta in th e le n g th of c irc u la tio n of s o n g s, w hich h e lp s to e s ta b lis h th e h is to ry of th e s e ttlin g of d iffe re n t a re a s, a n d a ls o th e e th n ic h is to r y of th e ir p o p u la tio n ;

it m a y h e lp to e lu c id a te p ro b lem s c o n n ected w ith th e m ig r a ­ tio n of so n g s, to e s ta b lis h th e tim e of th e ir e m e rg e n c e, etc.

In o u r tim e, w ith fo lk lo re s tu d ie s in th e U S S R w id e ly dev elo p ed, e x p e d itio n s of folk­ lo re sp e c ia lis ts, re s e a rc h in th is field a n d p u b lic a tio n of m a te ria l sh o u ld b y all m e a n v be of a c o m b in ed n a tu re. O n ly fo lk lo re s tu d ie s b a se d on close c o o p e ra tio n b e tw ee n phi­ lo lo g is ts a n d m u sic e x p e rts w ill e ffe c tiv e ly p ro m o te th e d e v elo p m en t of S o v ie t e th n o g ra p h ic, re se a rc h.

2* МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ СССР в. я. К А Л И Т С НОВЫЕ ЧЕРТЫ В БЫТУ КРЕСТЬЯН ОСТРОВА КИХНУ Остров Кихну р асп ол ож ен в Р и ж ск о м заливе;

площ ад ь острова без прилеж ащ их зал и в аем ы х островов — 19,2 к м 2. Кихну удален от ближайш ей точки материка — Поотси — на 12 км, о т П я р н у — на 45 км.

Остров густо заселен, та м имеется шесть деревень — Лемси, Сяяре, Мыйса, Л я н а, Туру и Роотси. П о д ан ны м переписи 1934 г., на Кихну было 1056 жителей, в 1960 г., по данны м местного сельсовета, свыше человек. С окращ ение численности населения объясняется переселением кихнусцев — к а к в предвоенные годы (например, на острова М ан и а в 1935 г.), т а к и в военные годы. Н аселение острова — эстонцы;

среди них в прошлом растворилось, по-видимому, незначительное число шведов и ливов. В настоящ ее время на острове ж и в ет некоторое число русских и украинцев.

С этнографической точки зрения остров К ихну п ред став л яет со­ бой одно из самых интересных в Эстонии мест. В следствие свое­ образи я местных "'условий — островного полож ения и обусловленной этим некоторой изолированности, а т а к ж е скудости почвы и других ф а к ­ т о р о в — в 1 хозяйственной жизни, материальной и духовной ку л ь ту ­ ре населения в ходе исторического р азв и ти я в ы р а б о т а л с я р я д особен­ ностей.

К моменту восстановления в Эстонии советской власти в 1940 г.

Кихну п ред ставлял собой одну из самых отсталых и бедных областей этой республики. В отличие от остальной Эстонии, где почти повсеме­ стно, начиная с середины прошлого века, интенсивно р азв и ва л и с ь к а ­ питалистические отношения, на Кихну р азв и ти е социально-экономиче­ ских отношений шло очень медленным темпом;

там д а ж е сохранялись пережитки сельской общины. П р а в д а, в XX в. мож но было отметить и з ­ вестную диф ф еренциацию крестьянства. Некоторые богатые крестьяне имели, например, паи в нескольких парусниках. Обычно парусник строи­ ли на паях три-пять человек, они ж е составляли его команду. Те же, у кого были паи в разны х местах, наним али за себя в ком ан ду работников.

П оявились скупщики рыбы из местных крестьян, у которых были п ар у с­ ники с садками. Они скупали у ры баков живую рыбу и переп ро д авал и ее крупным рыботорговцам или транспортировали ее за границу и р е а ­ л изовали там. В период б у рж уазн о й республики в н аи более заж ито ч н ы х дворах стали пользоваться и д ля сельскохозяйственных р абот наемной рабочей силой. О днако дом аш нее хозяйство оставалось в основном н а ­ туральным;

до 1930-х гг. почти не применялся покупной сельскохозяй ­ ственный инвентарь, и сам о д ел ьн ая соха просущ ествовала вплоть до 1940 г. В других о тр асл ях хозяйства т а к ж е п рео б ладал и орудия труда домаш него производства. С охран ялся старинный тип ж и л и щ а — ж и л а я Н овы е черты в быту крестьян о-ва К и хн у рига, а т а к ж е л етн яя кухня в виде конического ш алаш а, самодельные мебель и предметы дом аш него обихода. Очень характерны м было повсе­ дневное ношение народной одежды, которая в остальной Эстонии почти повсюду вы ш ла из обихода у ж е со второй половины XIX в. Отсталость населения острова п р о яв л ял ась и в уровне о б разован ия: хотя на остро­ в е в годы бу рж уазн о й республики д ей ство вал а, как и повсеместно в эстонских деревнях, шестилетняя ш кола, очень мало детей оканчивали ее. Среди женщ ин были неграмотные, что в Эстонии вообще почти не встречалось в XX в. В семье не п ридавали значения школьному обуче­ нию, а к посещению ш колы девочками относились почти отрицательно, что со с т ав л ял о резкий контраст отношению к этому вопросу в о сталь­ ной Эстонии. Обычно д ля эстонских крестьян было характерно стрем ­ ление д а т ь д етям школьное и специальное образование, несмотря на те трудности, с которыми это было связано в условиях буржуазной рес­ публики.

Н а острове со хран я л и сь традиционны е свадебны е обряды, сущ ество­ вал и переж итки магических обрядов при трудовы х процессах, вера в колдовство и т. п. Ж е н щ и н ы п ри д ер ж и в ал и сь церковных обрядов 1 в зн ачительн о больш ей степени, чем это мож но было н аб лю д ать в это ж е врем я в других эстонских деревнях. Прочно зак реп ил ась традиция зак л ю ч ен и я браков в п р ед ел ах острова;

н есм отря н а то, что мужчины часто бы вали н а м а т ер и к е и д а ж е за границей, женились они все ж е на родине. П оэтом у все ж ители Кихну состоят м еж д у собой в родстве, и на острове н асчитывается всего около 20 фамилий. Заключение брака с «чужими» до сих пор встречает осуж дение родных.

Если учесть все сказанное, становится понятным, что изменения в 'быту населени я Кихну после восстановления советской власти в Эсто­ нии и н ач авш ей ся социалистической перестройки ее хозяйства отлича­ ю тся рядом особенностей.

П р е ж д е всего это касается экономики острова. Бедные почвы Кихну никогда не могли обеспечить средствами сущ ествования его постепенно р асту щ ее население. М уж ч ин ам приходилось зан и м аться рыбной ловлей, охотой на тюленя и мореходством (возкой камня, работой по найму н а к о р а б л я х, строительством парусников и т. д.). Ж енщ ины были с в я ­ зан ы с д о м аш н и м хозяйством, земледелием и скотоводством. Подобное разд ел ени е труд а было х ар актерн о д ля всех эстонских островов, но на Кихну оно обозначилось особенно резк о с середины прошлого века, когда здесь стали р а зв и в а т ь с я мореходство, в частности возка ‘а м н я 2, к и связанное с этим судостроение, заним авш ие всю мужскую рабочую силу острова.

Воды Кихну богаты рыбой, поблизости — места нереста салаки.

Т р ад и ц и я рыбной л о в л и 3 восходят, видимо, к XIV в., ко времени н ач а­ ла заселен и я острова. Н о н есм отря на давность рыболовства, орудия л о в а долго о ста в а л и с ь примитивными. Е щ е во второй половине XIX в.

на К ихну существенную роль и г р ал а л овля н е в о д о м — один из самых стар ы х и тр уд оем ких способов рыбной ловли. Она сох ран я л ась б л а ­ г од ар я п е р еж и тк ам общ инны х отношений, на которых основывались коллективны е формы работы. Помимо Кихну, до 1920-х гг. л ов ля не­ водами с о х р а н я л а с ь и на острове Муху. Вообще ж е в П ярнуском з а ­ ливе в последней четверти XIX в. невод был вытеснен салачн ы м и ме­ реж ам и, которые были проще в употребления и требовали меньше р а ­ 1 В 1863 г. кихнусцы переш ли из л ю тер ан ств а в п р а в о сл а в и е. См. L. L e e s m e n t, « ’o o n i K ih n u k irik u a ja lo o st», ж у р н. « A ja lo o lin e a ja k iri», 1929, т. 4, стр. 9.

2 О п ер ев о зке к а м н я см. статью авто р а « K ih n la ste k iv iv e o st», в кн. « E esti N S V Теа d u s te A k a d e e m ia E tn o g r a a f ia M u u seu m i a a s tr a a m a t», X V II, T a rtu, 1960.

3 О ры бной л о в л е на К ихн у см. статью а в т о р а « K ih n la s te k a la s tu s e s t», « E esti N ^ V T e a d u s te A k a d ee m ia E tn o g r a a fia M u u se u m i a a s tr a a m a t», X V I, T a llin n, 1959.

В. Я. Калите бочей силы. Н а Кихну т о ж е пробовали применять салачны е мережи, »о они оказались непригодными в местных водах.

Н еводы н а Кихну в то время употреблялись д вух типов — береговой невод д ля салаки и подледный невод. И зд а в н а в а ж н о е место зан и м ал т а к ж е лов сетями. Н а Кихну термином «сеть» (vork) о б означается только сеть для с а л а к и, а сети д л я крупной рыбы н азы ваю тся мутни­ кам и (m u tt);

т ак о е различие в терминологии х арактерн о для всего по­ б ер еж ья П ярнуского залива. Н евода, сети д ля салаки и мутники в XIX в.

изготовляли из льняной п ряж и ;

в XX в. н ач ал и применять и х лопчато­ б у м аж н у ю нить. Первы е мережи д л я крупной ры бы на К ихну стали употреблять в 60— 70-х гг. прошлого в ек а и дел ал и их из конопли;

п р я ­ ж у привозили из Риги. Кроме того, на Кихну ловили рыбу н а переметы и били острогой. В остальных рай он ах Эстонии лучение ры бы острогой и счезает раньше, т а к ка к во второй половине XIX в. этот хищнический способ ловли был запрещ ен законом. Н а Кихну ж е соблюдение этого зак о н а никем не контролировалось.

Начиная с 60-х гг. прош лого века значение ры боловства н а Кихну падает^ и на первое место в ы ступает мореходство, которое и д а в а л о кихнусцам основные средства к сущ ествованию на про тяж ени и после­ дующих 70 лет. В это время исчезает ловля рыбы береговы м и под­ ледным неводами, так к а к они треб овали большого количества р д бочих рук. Кроме того, около Кихну сильно сократилось количество с а ­ л а к и в связи с тем, что П я р н у е к ая б у м а ж н а я и ц ел л ю лозн ая ф аб ри ка с тал а спускать в море отходы. Рыбной ловлей в этот период з а н и м а ­ лись преимущественно подростки и старики. Ры боловство -до известной степени оживилось сразу после первой мировой войны, когда кихнусцы в связи с гибелью парусников д олж ны были о тка зать ся от мореход­ ства.

В эти годы появляю тся некоторые новшества, наприм ер х лопчато­ б ум аж ны е сети, фабричные крючки и мереж и для угрей. П осле окон ч а­ ния войны кихнусры снова начали строить суда и рем онтировать с т а ­ ры е с тем, чтобы вернуться к мореходству. Н о экономический кризис 1930-х гг. разруш ил эту отрасль хозяйства. Н аселение в о звр а щ ае тся к рыболовству, и значение его снова в озрастает. Однако, если раньш е са л а к у ловили д л я собственного потребления, либо с той целью, чтобы выменять ее н а материке на зерно, то с 1930-х гг. в П я р н у уж е возни к­ л а целая сеть скупщ иков, которые на больших судах с установленными •на них садками скупали по всему Пяр.нускому за л и в у ж ивую рыбу к отправляли ее за границу.

Эксплуатация ры баков скупщ иками приводила к тому, что р ы бо л ов ­ ство приносило мало дохода кихнусцам. Д а л ь н и е перевозки свежей са л а ки не окупались. Пярнуекий рынок был переполнен салакой, в ы ­ ловленной местными ры бакам и, цены были край н е низки. К аланду скода 4 орган и зовал а в П ярну рыбный аукцион и со зд ал а туковую ф а б ­ рику, но это мало изменило положение.

Только советская власть д а л а возможность п реврати ть ры бо л о вец ­ кий промысел в ведущую отрасль хозяйства кихнусцев. Уже в 1940 г.

на Кихну был откры т государственный рыбоприемный пункт, что р а з ­ решило проблему сбыта. В 1944 г., после освобождения Эстонии от н е ­ мецко-фашистских войск, на Кихну был организован рыболовецкий союз, обеспечивавший ры баков необходимыми снастями и з а н и м а в ш и й ­ ся реализацией улова. Н а базе этого союза в 1949 г. был создан ко л ­ хоз «Ныукогуде п артизан» («Советский п а р т и з а н » ). П ри организации кол хоза было обобщ ествлено 30 небольш их моторных лодок, 7 б о л ь ­ 4 К а л а н д у ск о д а — госуд арств ен н ы й орган в б у р ж у а зн о й Э стонии, р е гу л и р о в авш и й все вопросы, к ас а вш и е ся ры бного и тю леньего пром ы сла в в о д а х Э стонской б у р ж у а зн о й республики.

Н овы е черты в быту крестьян о-ва К и хн у ших ставны х сетей (к а к у а м о в ), около 1500 сетей д ля крупной рыбы, 500 салачн ы х сетей и 75000 переметов. Этих снастей не хватило бы для (нормальной работы (колхозников, но б лагодаря тому, что колхоз полу­ чил долгосрочную ссуду от государства, он у ж е в первый год своего су щ ествован ия смог приобрести во время путины много хороших сн ас­ тей и моторных лодок;

в результате у ж е первый колхозный улов был выш е, чем к о г д а бы то ни было раньше. С каж ды м годом колхоз укреп­ л я л с я. К 1952 г. количество снастей выросло в четыре р аза. В том же году все оборудование было передано на основе соответствующего д о ­ говора П ярнуской мото-рыболовецкой станции (М Р С ), которая сн аб ­ ж а л а остров современной техникой. Так, у ж е в 1953 г. П я р н уская М Р С обесп еч и ла «Н ы укогуде п арти зан » 49 моторными лодками, 27 больши­ ми ставными сетями, 4 н еводам и для сига, 2-— д ля камбалы и 1 для окуня, 1500 капроновым и и 708 хлопчатобумаж ны ми сетями, 722 се т я ­ ми д л я са л а к и, 67 для кильки и 86 700 переметами.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.