авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

НАуК

АКАДЕМИЯ СОЮЗА ССР

С О В Е Т С К А Я

Э Т Н О Г Р А ф И Я

3

1 9 6 2

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАуК СССР Редакционная коллегия:

Главный редактор член.-корр. АН СССР С. П. Толстов, Н. А. Б аскаков, член-корр. АН СССР А. В. Ефимов, М. О. Косвен, П. И. Кушнер, М. Г. Л евин, Л. Ф. М оногарова (зам. главного р ед ак то р а), А. И. Першиц (зам. главного р ед ак то р а), Л. П. Потапов, И. И. Потехин,.

Я. Я. Рогинский, академ и к М. Ф. Рыльский, В. К. Соколова, Л. Н. Терентьева, Н. Н. Ч ебоксаров, В. Н. Чернецов.

Ответственный секретарь редакции М. А. Кургузова Ж у р н а л выходит шесть р а з в год Технический редактор Н. А. К о лгур и н а Адрес редакции: М осква В-36, 1-я Ч еремуш кинская, Т-05868 П одписано к печати 5 /V I-1962 г. Т ираж 2035 экз. Зак. Ф орм ат бум аги 70Xl08Vi6- Бум. л. 77- Печ. л. 19,9. Уч.-изд. л. 23, 2-я типограф ия И зд ател ьства А кадемии наук С СС Р, М осква, Ш убинский пер., 10 ВОПРОСЫ ОБЩЕЙ ЭТНОГРАФИИ И А Н ТРО П О ЛО ГИ И К. В. ЧИСТОВ ФОЛЬКЛОРИСТИКА И СОВРЕМЕННОСТЬ Д л я нынешнего э т а п а р а зв и т и я общ ественны х н ау к в наш ей стране характерн о стремление точнее уяснить их место и функции в соврем ен­ ности, найти новые ф орм ы и методы п рилож ени я специальны х знаний к решению а к ту ал ьн ы х з а д а ч коммунистического строительства, п р ав и л ь ­ но сочетать об о б щ аю щ и е работы исторического п лана с систематическим изучением соц и альн ы х и культурны х процессов наш их дней. Б л и ж ай ш е е д вадц ати л ети е несомненно ознам енуется ростом значения общественных наук, п р изван н ы х обобщ ить опыт и теоретически обосновать создание высших форм соц и альн ы х отношений, политики и культуры, сы грать ре­ ш аю щую роль в создании того изобилия духовны х благ, без которого немыслим ком мунизм.

В к а ж д о й из общ ественны х н ау к осмысление современных зад ач р а з ­ вивается в специфических ф орм ах, зав и ся щ и х от множ ества факторов и обстоятельств. Вместе с тем есть и некоторы е общ ие черты — забота о чистоте теоретических оснований, стрем ление освободиться ка к от ош и­ бок и заб л у ж д ен и й, св язан н ы х с д огм ати зм ом, порожденным в ряде о б ­ ластей общественных знаний периодом культа личности, так и от всяче­ ского воздействия б у р ж у азн о й идеологии и, наконец, развитие творче­ ских направлений, тесно св язан ны х с практикой коммунистического строительства. В этом свете п р ед став л яет определенный интерес дискус­ сия, р азв ер н у в ш ая ся в советской ф ольклористике в 1959— 1961 гг. Вопросы, ныне волную щ ие фольклористов, об су ж д аю т с я не в первый раз. Д остаточно вспомнить о бурном споре вокруг книги «Очерки рус­ ского народно-поэтического творчества» и пам ф л ето в Н. Л еонтьева «Волхование и ш ам ан ство» и « З а т ы л к о м к будущ ему» в 1952— 1954 гг.

Однако неверно было бы дум ать, что спор о роли фольклористики в современности ведет свою историю именно с «Очерков» и названны х памфлетов, к а к это говорилось в некоторы х статьях последних лет. Он начался еще в 30-е годы и дли тся по крайней мере четверть века. З а т я ­ нувшись на столь д ли тельн ое врем я, этот спор не мог не ск азать ся на практической деятельности ф ольклористов и неоднократно наносил серьезный ущ ерб общ ественному прести ж у фольклористики.

1 См. статьи В. Аникина, Ю. С ам арина и П. У хова в ж урнале «Вопросы литера­ туры», 1959, № 12;

В. Василенко, Н. Гаген-Торн, В. П отявина, JI. Емельянова и В. Си дельникова в ж урнале «Русская литература», 1960, № 2;

статьи В. Аникина, П. В ыход­ цева, В. Гусева, Л. Е м ельянова, Э. П омеранцевой, Б. П утилова в сб. «Русский ф оль­ клор», 1960— 1961 гг., вып. V и V I;

статьи Б. К ирдана, Ф. Л авр о в а, А. Соймонова,.

Л. Ященко и др. в ж урнале «Н ародна тво р ч к ть та етнограф1я» (1960— 1961 гг.);

статьи В. Гусева и Н. К узьмичева в сб. «Р усская народн ая поэзия», Горький, 1961, № 1. В де­ кабре 1961 г. в Киеве состоялось Всесоюзное совещ ание по вопросам современного, народного поэтического творчества, в центре внимания которого были все те ж е дис­ куссионные проблемы (отчет см. в настоящ ем номере ж урнала, стр. 196—-199).

4 К. В. Чистов Р азу м е ется, дело тут не просто в том (к ак это к а зал о сь Н. Л еон тье­ ву), что десяток н езад ач л и в ы х ф ольклористов з а б л у ж д а е т с я и стоит их хорош енько «проработать», к а к все исправится. Д и ску сси я явилась о т р а ­ ж ени ем бурных, слож ны х, противоречивых и переходных по своему х а ­ рак т ер у процессов, которы е происходили и происходят в действительно­ сти. П о т р е б о в ал ся серьезны й пересмотр не только р я д а традиционных теорий, но и многих элем ен тарн ы х представлений и терминов. Ф олькло­ ристы спорили о том, считать ли то или иное современное явление ф о л ьк­ л орны м или нет не потому, что какой-то части ученых о тказы в ал а л о ­ гика. В н аш е врем я действительно не всегда просто определить границу м е ж д у ф о л ь кл о р о м и л итературой, творчеством и нд ивидуальны м и кол­ л ективны м, личным и безличным, профессиональным и самодеятельным.

К огда исполнитель старинной песни или былины, с к азк и или причети пел или р а с с к а з ы в а л то, что было создано задолго до него, было ясно, что перед нами явл ен и е ф ольклорного характера. Д а ж е и в том случае, когда п р е ж д е сказитель, не владевш и й грамотой и не читавший книг, сочинял песню, сочетание определенных социальных, идеологических,:

стилевы х и технических признаков д ел ал о природу этой песни ясной.' Ф ольклористы не сом невались в том, что она им подведомственна. Когда ж е в наш и дни участник самодеятельного хора (городского или сель­ ского) или баянист, или просто любой советский человек, приобщенный к соврем енны м ф о р м а м эстетической культуры, но не ставш ий профес­ сиональны м поэтом или ком позитором и не стрем ящ ийся к этому, создает песню, частуш ку, устный рассказ, напиш ет стихотворное или п розаи ­ ческое произведение, то о б н ар уж и вается, что старым способом нельзя определить — ф ол ькл ор это или нет, поэт или народный певец ее сочини­ тель или исполнитель и чем все это отличается о т. сочинения текста Ф атьяно вы м или О ш анины м в сод р уж естве с Соловьевым-Седым, Н о ­ виковым, П ок р ассом и др. Особенно усл о ж н ял с я этот вопрос, когда вновь со зд а н н а я и часто у ж е б ы тую щ ая песня пр своему поэтическому и м у зы к а л ь н о м у строю о к а з ы в а л а с ь более похожей на современные песни п роф ессион альн ы х поэтов и композиторов, чем на старинную народную песню. Тут у ж окончательно все полочки, по которым фольклористика п р ивы кл а р а с к л а д ы в а т ь л и тер атур н ы е и ф ольклорны е явления, трещ али и перекаш и вали сь. В этих условиях возни кла своео б р азн ая тоска по схоластической «чистоте» научного ф ак та, невозмож ной в условиях пере­ ходного времени. Она в значительной мере и о п ред ели ла эмоциональные ка ч е ств а многих дискуссионных статей.

Спор о к а зы в а л с я н езаверш енны м еще и по другим причинам. К ак это ни п ар ад о кс ал ьн о, но весь видимый р ад и кал и зм статей Н. Л ео н ть е­ ва был по своей природе глубоко догматическим. Требовалось дать ре­ ш ительны й ответ — «да или нет», «за или против», сущ ествует советский ф о л ь к л о р или нет, рас ц в ета ет он и будет бесконечно расцветать или весь о т н а ч а л а до конца придуман ф ольклористам и. К акие-нибудь иные ре­ ш ения исклю чались. П оп ы тки вернуться к такой постановке вопроса де л а д и с ь и в некоторых статьях, появивш ихся совсем недавно.

Д о г м а т и зм привел Н. Л ео н ть ев а к противопоставлению фольклорной т р а д и ц и и новотворчеству и, д а ж е более того, советской литературе. Б ес­ см ы сленн ость «проблемы» — «былины или Шолохов», противоречащей м а ркси стском у отношению к худож ественному наследию, настолько очевидн а, что не стоит к ней в озвращ ать ся. Н е менее нелепым было с л ож и в ш ееся еще в 30-е годы и п одд ерж ан ное Н. Леонтьевым обык­ новение расчл ен ять у н асл ед ов ан н ое и новое, зам ен ять широкое пред­ ставлени е о ф о л ь кл ор е советской эпохи понятием «советский фольклор».

В н ародной тр ад и ци и всегда органически сочеталось накопленное веками и воспринятое без сущ ественных изменений, переосмысленное и создан­ ное вновь и, с другой стороны, сохранялось только то, что отвечало к а ­ ким-то потребностям современников.

Ф ольклористика и современность Расчленение понятия « ф о л ь к л ф советской эпохи» на «традиционный»

и «советский ф ол ькл о р» привело к тому, что все традиционное сб р ас ы ­ валось со счета и п ротивоп оставлялось столь ж е узко понятому совре­ менному. Не уч иты валось или почти не учиты валось и все созданное в сфере литерату рн о й и профессиональной и принятое народом.

Если иметь в виду исторически неи збеж н ое суж ение функций устной поэзии в наш и дни, т а к к а к все больш ее число эстетических потребно­ стей удовлетворяю т д р у ги е ф ормы поэтической культуры — книга, перио­ дическая печать, радио, телевидение, театр, худож ественная самодея­ тельность во всех ее р азновидностях, станет ясным, почему «советский фольклор» не о п р а в д ы в а л н а д е ж д некоторых фольклористов. П олож е­ ние фольклористики у сл о ж н ял о с ь еще тем, что попытки реалистически разоб раться в соврем енны х процессах, понять, в каких ж е формах (фольклорных и иных) р азв и в а етс я эстетическая ж и зн ь народа, квали­ ф ицировались в то в рем я к а к в р ед н а я п р опаган да «антимарксистской теории отм и ран и я ф о л ькл ор а». О тсю да возникло стремление расширить термин «ф ольклор» таким о бразом, чтобы он покры вал и явления со­ временности. П о это м у и спор р а зв и в а л с я вокруг одного только вопро­ са — что вкл ю чать в понятие «советский фольклор». Спор становился схоластическим и бесперспективным, и это привело к отказу зн ачитель­ ной части ф ол ькл о ристо в от изучения современности.

Итоги дискуссии 1952— 1954 гг. были подведены в статьях В. И. Чи черова и Б. Н. П у т и л о в а 2. С татьи эти совпали в важ нейш их моментах.

Считаясь с тем, что в стран е п роизош ла кул ь тур н ая революция и основ­ ная часть н а р о д а с т а л а не только грамотной, но и приобщ илась ко всем современным ф о р м а м худож ественной культуры, оба автора у т в е р ж д а ­ ли, что «устность» не д о л ж н а больш е служ ить главны м критерием фольклорности, ее д о л ж н а зам ен ить «коллективность». О бсуж дение это­ го вопроса перекинулось и в область истории ф ольклора. П оявились статьи, в которы х «коллективность» о б ъ яв л яется основным признаком фольклора во все в рем ена его сущ ествования и на всех стадиях р а з в и ­ тия в п ротивополож ность литературе, основным признаком которой (то­ же во все в рем ена и у всех народов) будто бы бы ла и остается индиви­ дуальность и единичность творческого акта. Фольклор — особый вид искусства, в нем все сплош ь традиционно и коллективно, в литературе все ново и неповторимо, все во зни кает к а ж д ы й р аз на иной историче­ ской почве, у т в е р ж д а ю т. авторы этих статей, игнорируя и реальную историю ф о л ь к л о р а и реальн ую историю л и т е р а т у р ы 3.

Ф ольклор и л и т е р а т у р а всегда были д вум я потоками единого словес­ ного искусства, они всегда п ользовали сь одним м а тери ал ом (словом), у них всегда был одинаковы й предмет или об ъект и зображ ен и я и сходные в основных ч ертах общ ественны е функции. И в фольклоре, и в л итерату ­ ре на разны х ста д и я х р азв и т и я по-разному, но всегда диалектически сочетались элементы традиционного и нового, коллективного и индиви­ дуального. В ерное пред ставлен и е о том, что в целом в ф олькл ор е силь­ нее традиционное н ачало, а в л и т ерату ре — индивидуальное, толкуется упрощенно и прямолинейно, неосмотрительно применяется к каж д ом у отдельному случаю, п р ев р ащ а ется в определитель фольклорности. Вы­ движение критерия коллективности и требование продемонстрировать его в «химически чистом виде» (коллектив не есть сум м а и нди ви дуаль­ ностей, коллектив не есть артельность, д ва человека еще не коллектив.

2 Б. Н. П у т и л о в, О современном народно-поэтическом творчестве, «Звезда», 1954, № 2, стр. 114— 151;

В. И. Ч и ч е р о в, П роблемы изучения советского народного поэтического творчества, «Новый мир», 1954, № 8, стр. 203—216.

3 См., например, статьи В. П. Аникина «К оллективность как сущность творческо­ го процесса фольклора» (сб. «Русский фольклор», вып. V, Л., 1960) и «Об антиисторизме в изучении традиционного фольклора» (сб. «Русский фольклор», вып. VI, Л., 1961) 6 К. В. Чистов три то ж е и т. д.) на следую щ ем этапе4 спора ста л о использоваться для теоретического обоснования о тк а за от зан яти й вопросами современности.

П о я в и л а с ь возм ож н ость отвергать к а к не п о д л е ж а щ и е ведению ф ол ь к­ л ористов многие явлен и я современной эстетической ж изни народа, так к а к они не есть продукт творчества коллектива.

З а з в у ч а л и призывы подож дать, пока то или иное произведение станет коллективным, пока песня или частуш ка, или устный р ас ск а з будут приняты народом и в процессе бы тования осущ ествится «околлективливание» и в идейном и в худож ественном смысле. Естественно, что ни одно р еаль н ое поэтическое явл ен и е «на корню», т. е. вскоре после возникновения, подобным требо­ ван и я м не удовлетворит. М еж д у прочим, им не уд о вл етвори л а бы и ни од на класси ческая лири ческая песня, ск азка, былина, историческая песня или б а л л а д а, заф и кси р ов ан н ы е вскоре после их создания, ни один текст, зап и сан н ы й от более или менее тал а н тл и во го исполнителя, хоть как нибудь проявивш его свою индивидуальность (былины Т. Г. Рябин и на и В. П. Щ еголен ка, причитания И. А. Федосовой и Н. С. Богдановой, с к а з ­ ки М. М. К оргуева и Ф. П. Г о с п о д а р е в а ), и у ж тем более весь рабочий фольклор.

П рям олинейное толкован и е понятия «коллективность» д ел ает невоз­ мож ны м не только изучение больш инства явлений современной поэтиче­ ской ж и зн и народ а, но и истории ф о л ькл ор а. Т а к к а к «коллективность»

мож ет возникнуть только в резу л ь тате продолж ительного бытования, ф ольклориста, согласно этой концепции, не долж но интересовать ничто новое. Он д олж ен и зучать только то, что пр ож и ло какое-то количество десятилетий и обрело историческую инерцию. Х арактерно, что сторон­ ники подобных в згл яд о в не оп убли ковали ни одной работы по соврем ен­ ности, если не считать так овы м и дискуссионные статьи, опиравшиеся более на отвлеченные ум озаклю чени я, чем на н ад еж н ы е и проверенные факты.

В ы д вигал ся ещ е один критерий: ф ольклорны м имеет право н а зы ­ ваться только худож ественно совершенное. О д н ако и этот критерий ни к чему, кром е самого б езуд ерж н ого субъекти ви зм а, привести не может.

Не только в фольклоре, но и в литературе, профессиональной музыке и и зобразит ел ьн ом искусстве рядом с явл ен и ям и выдаю щ им ися всегда с ущ ество вал и ряд овы е и д а ж е заур ядн ы е, однако от этого они ещ е не п ер еставал и быть явлен и ям и литер атуры, музыки или изобразительного искусства. К а к известно, без м ол ока сливок не бывает.

М о ж н о понять п обуж дени я сторонников этого критерия, если вспом­ нить сколько было у нас спекуляций терм ин ам и «ф ольклор» и «народное творчество», попыток и д е ал и зи р о в ать все фольклорное, вывести его за п ределы какой бы то ни было идеологической и эстетической критики.

О д н ак о надо отдать себе ясный отчет в том, что почти невыполнимое тр еб ов ан и е худож ественного соверш ен ства со зд а в а л о ещ е одно основа ние отвергать множество явлений современной поэтической жизни н аро ­ д а к а к не п о д л еж ащ и х изучению ф ольклористов. Н априм ер, если хор с о зд а л песню, всегда мож но сказать, что ее с о зд ал не весь народ, а всего только один хор и д аж е, м ож ет быть, не весь хор, а только часть его, т в орче ска я группа или какой-нибудь один его участник или д а ж е ру­ ководитель хора. П ри б ли ж ай ш ем рассм отрении м ож ет оказаться, что хор со зд ал лиш ь новый текст к старой мелодии или только мелодию на с л о в а профессионального поэта или ком позитора. С ледовательно, это не акт коллективного творчества в точном и бескомпромиссном смысле этого слова, и ф о льклористике тут нечего делать. А если еще песня и не очень хорош а, критерий художественного соверш енства не вы держ ан — она и вовсе не ф ол ькл орна.

Именно на этой теоретической основе и появилось невероятное для н аш и х дней о трицание каки х бы то ни было обязанностей ф ол ькл ор исти ­ ки по отношению к современности, которое с особенной силой проявилось Ф ольклористика и современность в с та тья х JI. И. Е м е л ь я н о в а 4. В этих статьях утверж д ается: т а к как ф ол ькл о р в чистом виде в н аш е в рем я оты скать не легко или он играет, по крайн ей мере, не ведущ ую ро л ь в эстетической жизни народа, то ф ол ь к л о р и с ти к а д о л ж н а п ревр ати ться в сугубо историческую дисципли­ ну типа античной филологии, п ер ед ав остальн ы е функции домам н а р о д ­ ного творчества. Точка зрен и я Л. И. Е м е л ь ян о в а в ы зв ал а многочислен­ ные в о з р аж е н и я. К сож ал ен ию, при этом снова предпринимаю тся попыт­ ки в ернуться к догматической постановке основного вопроса дискуссии.

Н е л ь з я д е л а т ь вид, что с 30-х годов ничего не произош ло, и. нигилистиче­ ской точке зрен и я п р отив оп остав л ять д е к л а м а ц и и о расцвете советского ф о л ь к л о р а. З а д а ч а состоит вовсе не в простом утверж дении, что фольк­ л орны е ф орм ы п р о д о л ж а ю т сущ ествовать, и не в повторении давно из­ вестной истины о сосущ ествовании ф о л ь к л о р а с художественной сам о ­ д еятельн остью и литературой.

Н икто из сп ор ящ и х не сом невается в мощном расцвете советской культуры. Д а в н о у ж е выяснено, что, кром е фольклорны х форм, есть еще и другие, не менее п рогрессивные ф ормы художественной культуры советского н ар од а. З а д а ч а зак л ю ч ае тся в том, чтобы, не уп уская из вида ни одной из них, вы яснить их реальн о е соотношение в быту народа, спе­ циф ику их в заи м о д ей ств и я на соврем енном этапе, в д етал я х изучить соврем ен ную поэтическую ж и зн ь н ар о д а и уловить то направление, по котором у она р а зв и в а е т с я в целом и в отдельны х рай он ах страны, в л и я ­ ние р азл и ч н ы х ф ак торо в, сти м ул и ру ю щ и х или торм озя щ и х развитие от­ дельны х ее ф орм и видов. Обо всем этом мы зн аем мало. Обилие тео­ ретических пред по л ож ени й (иногда верных, но чересчур общих) и ск у ­ дость фактической б азы не р а з у ж е п р е в р а щ а л и дискуссию в перевеш и­ вание этикеток: ф о л ь к л о р — не ф о л ь к л о р :.фольклор шире, чем н ар од ­ ное творчество;

народ ное творчество шире, чем ф ольклор;

художествен н а'я 'са м о д е ят е л ь н о сть — ф ольклор, не ф ол ькл о р и т. д. и т. п.

Н а м п р ед став л яе тся, что необходимо м а кси м ал ь н о четкое уяснение п редм ета ф ол ькл о ристики к а к науки. С ущ ествован и е лю бой обществен­ ной н ауки м о ж ет считаться о п р ав д а н н ы м только в том случае, если она в ы б и р ает своим предм етом определенную о бласть социального бытия человека и видит свою з а д а ч у в изучении причин и хода исторической смены форм, которы е возникаю т, бытуют или господствуют в этой о б л а ­ сти. Ф о л ь кл о р и с ти к а не д о л ж н а св я зы в ат ь свое сущ ествование с одной из исторически п р еход ящ и х форм поэтического сознания, д а ж е если ей она о б я з а н а своим о б щ еп ри няты м н азванием. Поэтому, к а к бы это п ар ад о кс ал ьн о ни звучало, след ует реш ительно заяви ть, что неверно считать предм етом ф ольклористики только ф ольклор, если под этим сл о ­ вом р азу м еть определенную ф орм у поэтического созн ан и я и творчест­ ва — устную, коллективную, в ы р а б о та вш у ю определенные и относитель­ но стойкие тради ци и, отли чаю щ ую ся вариативностью, безличностью и т. д. П редм етом ф ольклористики всегда бы ла и д о л ж н а быть поэтическая жизнь н а р о д а в ее историческом развитии, история народной поэтиче­ ской культуры, ка ки м бы изменениям она ни п о д в ер га л а сь и какие бы формы (ф о л ь к л о р н ы е и иные) она ни приоб ретал а. Р азу м е ет ся, в отли ­ чие от л ит ер ату р о в ед ен и я ф о л ь кл о ри сти к а д о л ж н а зан и м ать ся м ассовы ­ ми ф ор м а м и поэтической культуры, а не специфически п рофессиональ­ 4 Л. Е м е л ь я н о в, Чем долж на быть ф ольклористика?. «Русская литература», 1960, № 2;

е г о ж е, П онятие «фольклор» в советской фольклористике, «Русский фоль­ клор», вып. V I, М.— Л., 1961.

5 К стати говоря, к такому словоупотреблению, вероятно, следует вернуться. Б ез­ граничное расш ирение понятия «ф ольклор», применение этого термина к народному по­ этическому творчеству любой, в том числе и советской, эпохи, как показал опыт по­ следних лет, приводит лишь к терминологической путанице.

К. В. Чистов ными. В ы даю щ иеся, единичные, и нд ивидуальны е формы (например, творчество проф ессиональны х поэтов и ком позиторов) п о д л еж ат ее изу­ чению только в меру их влияния на м ассовы е формы. Так, скаж ем, фольк­ л ори сти ка не считает своей зад ач ей изучение творчества Т. Г. Шевченко, но не м о ж ет не и нтересоваться его влиянием на украинскую песенную трад и ци ю к а к сущ ественным моментом истории украин ской песни XIX в.

Ф ол ь кл о р и с ти к а изучает явления поэтического искусства с их массовой, бытовой стороны, конечно учиты вая при этом (и не только учитывая, но и исследуя!) их эстетическую природу. Если д ля л и тер атур ов ед ен и я (так ж е к а к и искусствоведения) один вы даю щ ийся ф ак т м о ж ет быть важ нее тысячи массовых, рядовы х и общ ераспространенных, то д л я ф о л ь кл ор и ­ стики типология, эстетика, генезис, история и социология именно м а с­ совых форм,.— дело первостепенной важности, ее основная з а д а ч а и цель.

Среди бесконечного р а зн о о б р ази я ф ак то в поэтической жизни н аро д а для ф ольклористики особенно в а ж н ы и интересны те, которые вошли в м а с ­ совое бытование, получили ш ирокое распространение, стали типичными д л я того или иного исторического периода.

Ф ольклор — специф ическая ф о рм а поэтического сознания и творче­ ства наро д а преимущ ественно доф еод ал ьного и феодального периодов.

Если говорить о России и об истории русской народной поэтической культуры, то нел ьзя не зам ети ть, что не только в советское время и д а ж е не в период к а п и тал и зм а, а по крайней мере на последней стадии р а з ­ вития ф е о д а л и зм а (т. е. с XVII в., а зате м в X V III и XIX вв.) рядом с ф о л ькл ор н ы м и н ач ал и п о яв л яться и иные ф ормы удовлетворения эстети­ ческих потребностей наро д а. П осад ски е низы, а потом крестьянство з а я в л я ю т себя в рукописной л и тературе, в озникает лу бо к — св оеоб раз­ н ая ф о р м а русской н ародной книги (с конца XVIII в. он становится п еч атн ы м ), в н ародную среду начин аю т проникать книж ны е песни и ро­ мансы, рукописные и печатны е книги, определяется, наконец, специфиче­ ск ая д л я истории русской л и т ер ату р ы линия «крестьянских поэтов» (от поэтов первых десятилетий XIX в. с А. В. К ольцовым во главе до так н азы ва ем ого «суриковского к р у ж к а » ), п о зж е появляется рабочий фольклор, д л я которого х а р а к тер н о очень сильное книж ное влияние, и револю ци он н ая песня. О д н ако в целом ф о л ь кл о р н а я разновидность соз­ д ан и я и бы тован и я поэтических произведений п р о д о л ж а л а оставаться н аи более массовой, типичной, х арактерн о й и, в этом смысле, в ед у щ ей 6.

П осле Великой О к тяб рьско й социалистической революции процесс этот не только ускорился, но и приобрел многие новые качества. Это не значит, однако, что традиционны й фольклор и фольклорны е формы со­ временного творчества у ж е не сущ ествую т или не п редставляю т интереса д л я и сследователя. Во многих рай он ах современного расселения русского н ар о д а т р ад и ц и я старинной песни или фольклорной песни более поздне­ го п роисхож д ен ия ещ е достаточно сильна, в других она сл аб ее или почти. иссякла. П овсеместно распростран ен ы частушки, устные рассказы, бы ­ товые анекдоты, пословицы, поговорки. Все это не д о лж н о выпадать из круга интересов собирателей и исследователей. И все ж е нельзя не ви­ деть, что поле действия ф ол ькл орн ы х форм су ж ается, рядом с ними, активно ж и в у т д ругие виды и формы поэтической культуры народа.

, В н астоящ ее в рем я (я имею в виду русских;

у других народов Советско­ го Союза этот процесс р а з в и в а е т с я в 'р а з н о м темпе и отличается многи­ ми существенными особенностями) достигнута т а к а я стадия, на которой tv лит ература и д ругие ф орм ы профессионального искусства стали играть ведущую роль в эстетической ж и зн и наро д а, в разви тии массовой поэ \ тической культуры. Это оп редели ло ш ирокий р а з м а х литературной сам о ­ деятельности, появление м н ож ества полулитературны х и окололитера­ 6 Следует отметить, что многие затронуты е здесь вопросы слабо изучены нашей фольклористикой и по отношению к X V II—XIX вв.

Ф ольклористика и современность турных ф орм (песни хоров, творчество агитбригад, сценические интер­ медии, п р ев ращ ен и е некоторых скази тел ей в поэтов и поэтесс и т. д.), сильное, подчас о п ред ел яю щ ее влияни е профессиональной литер атуры на соврем енны е ф о л ь кл о рн ы е и п олуф ольклорн ы е формы со зд ан и я и бы тования поэтических произведений, зам етное усиление и ндивидуаль­ ного н а ч а л а во всех в ид ах массового творчества, вклю чая и специфиче­ ски ф ольклорны е. Все эти ф ормы не только сосуществуют, но и непре­ рывно взаимодействую т, сочетаясь в сам ы х неож и дан ны х комбинациях и переходя д руг в д руга.

Всю совокупность этих форм в их взаи м о вл ияни и и взаимопереплете­ нии и д о л ж н а изу чать н а ш а н аука. З а д а ч а эта трудна, но не необъятна, и ф ол ь кл ор и сти к е вовсе не грозит при этом, к а к иронически замечалось в одной из статей, п р еврати ться в «н ауку н а у к » 7. Она останется фольк­ лористикой, но о сознавш ей свою цель и свои средства. Именно так, а не иначе поним али ее за д а ч и и Ч ерны ш евский, и Д обро л ю б ов, и Горький.

Они считали ее наукой народоведческой и отвергали попытки связать зад ач и ф ольклористики только с какой-нибудь одной из сторон или форм эстетической ж и зн и народа.

П р е д м е т ф ольклористики к а к науки о б л а д а е т очень в аж н ой особен­ ностью: он одноврем енно и явл ен и е эстетическое, и явление бытовое.

В прош лом это п р о яв л ял о сь в том, что р яд ом со сказкой, былиной, исто­ рической песней стояли об р яд о вы е ж а н р ы (колядки, веснянки, песни подблюдные, семицкие и свадебные, обрядовы е и бытовые причитания и т. д.), ж а н р ы просто бытовы е (игровые и колы бельны е песни, детские потешки, за г а д к и, песни покосные, жнивны е, капустны е), профессиональ­ ные песни (б урлац ки е, ямщ ицкие, со л д ат с к и е ), ж а н р ы, неотделимые от речевой повседневности (поговорки, пословицы, афоризмы, «красно словье» и т. д.), и, наконец, ш ирокое море народной прозы (шутки, анек­ доты, устны е рас ск а зы, предания, легенды и пр.). Ф ольклористов всегда интересовали не только возникновение, но и д а л ьн ей ш а я жизнь песни, сказки, былины;

предм етом и сследован и я с л у ж и л а традиция ка к так о ­ вая, о б усл о в ле н н ая бытовой устойчивостью того или иного произведе­ ния;

наконец, всегда п р и в л ек ал их внимание процесс фольклоризации литер атур н ы х произведений, техника и природа исполнительства, в ко­ тором в р азн ы х пропорц и ях сочетались традиционные и творческие моменты. С л ед ует подчеркнуть, что все это явления не побочные или наносные, а за л о ж е н ы в самой природе народной поэтической куль­ туры.

В отношении современности это значит, что ф ольклористику долж ны интересовать, условно говоря, и творческие, и исполнительские, и «по­ требительские» моменты 8, т. е. не только текст того или иного произве­ дения, к а к его за ф и к с и р о в а л собиратель, но и б ы тов ая история этого текста, его эстетическое окруж ение, почва, о б усл ов и в ш ая его возникно­ вение, и его д а л ь н е й ш а я история. Это относится в равной степени к ста­ рым ф орм ам поэтической культуры (ф о л ькл орн ы м по преимуществу) и к новым — бы тованию современной песни, частуш ки, устного рассказа, книги и т. д. вплоть до новейш их синтетических форм — кино, театра, радио, п атеф он а и т. д. П р и этом д о л ж н ы и зучаться к а к орган и зованн ы е формы народной эстетической ж и зн и (худ о ж ествен ная сам о д еяте л ь ­ ность, хоры, аги тбригады, л и т ер атурн ы е объединения и т. д.), т а к и бы ­ товые, стихийные, и особенно процесс их взаим одействия и в заи м о в л и я­ ния. Н е следует теш ить себя и ллю зиям и, что из всей массы современных 7 Л. И. Е м е л ь я н о в, П онятие «фольклор» в советской фольклористике, стр. 23.

8 С точки зрения теоретической, каж ды й акт «потребления» произведения искус­ ства (чтение книги, слуш ание песни, созерцание картины) неизбежно содерж ит в себе творческий элемент;

без него восприятие произведения искусства не мож ет осуще­ ствиться.

10 К. В. Чистов ф а к то в мы все-таки сумеем извлечь ф ольклорны е и на них остановиться, с д ел ат ь их в конечном счете основным сю ж етом исследований. Все су­ щ ествую щ ие ф орм ы поэтической культуры н а р о д а д о л ж н ы считаться з а ­ сл у ж и в аю щ и м и внимания. В центре изучения к а ж д ы й р аз долж но с т а ­ виться то, что в действительности об разует основной слой современной поэтической культуры обследуемого района.

К у л ь т личности с к а за л с я в фольклористике не только в возникнове­ нии зн ачительного количества песен, стихов и сказов, восхвалявш их С т а л и н а и приписы вавш их ему все д остиж ения н арод а и партии, но и в том, что фольклористы стали за б ы в а т ь о необходимости оц ен ивать к а ж ­ дое ф о л ькл ор н ое явление с точки зрения его реальной роли в поэтиче­ ской ж и зн и народа.

С к а з а л с я он и на ходе дискуссии — н азы ва л и с ь и в ы д вигал ись отдельны е произведения советского ф ол ькл ора без учета их зн ач ен ия в эстетической ж изни народны х масс, в качестве довода приводились цифры, которы е х а р а к т е р и зо в а л и только старательность участников той или иной экспедиции, количество собранных текстов, а не процессы, п роисходящ ие в районе, в котором они побывали. П реодолеть все это м ож но только кропотливы м и объективным изучением соврем енны х процессов. Споры о том, есть в наш и дни фолькор или нет его, пора зам ен и ть п равильн о ор ган и зованн ы м выяснением того, что есть в современном эстетическом быту н ар о д а (вклю чая и фольклор) 9. Н е л ь ­ зя не зам етить, что сторонники «чисто ф ольклорны х» исследований посто­ янно о к а зы в аю т с я в странном полож ении: констатируя отмирание неко­ торых ф о л ь кл ор н ы х произведений и ц елых ж ан р ов, они либо создают впечатление, что современность п р ед став л яе т собой некую выж женную и безводную пустыню, либо начин аю т к а ж д у ю тр ав и н к у в ы д ав ать за дерево, к а ж д у ю песчинку за скалу, к а ж д у ю кап л ю за полноводную реку.

Одни ф орм ы могут уходить, д ругие возникать, периоды бурного и стре­ мительного р азв и ти я см еняю тся относительным затиш ьем, но в целом эстетический быт н ар о д а не зн ает пустот. Эстетические потребности н а р о д а вечны, к а к вечна и воля н ар о д а к творчеству, но способы удов­ л етворен и я этих потребностей и ф орм ы творчества меняю тся в ходе истории;

в изучении их и за к л ю ч ае тся основная з а д а ч а фольклористики.

П ротивники в ы сказанн ой точки зрения обычно говорят о непомерном расш и рен ии функций фольклористики, о том, что ей грозит забвение основной з а д а ч и — изучения ф о л ь к л о р а к а к такового. Повторим еще раз: речь идет не о н а в язы в ан и и ф ольклористике несвойственных ей но­ вых зад ач, а о верном осознании тех зад ач, которы е всегда ею ставились и р а з р е ш а л и с ь (разум еется, по-разн ом у на р азн ы х этап ах ) и которые мы рискуем упустить из виду.

В XIX в., п р и е з ж а я в какое-нибудь село, собиратель был уверен, что ф ол ькл ор, в основном, покры вает эстетические потребности населения 10.

Если что-нибудь при этом и пропускалось, ош и б ка все ж е бы ла невели­ ка — зн ачение рукописной традиции, книги, д а ж е л у б к а было неизмери­ мо меньше, чем ф ол ькл о ра.

В н аш е ж е в рем я ф ольклор я в л яе т ся только одной из многих форм поэтического быта и поэтического творчества н ар од а, причем формой не единственной и не ведущей, н ах од ящ ей ся под зам етн ы м воздействием художественной литературы, кино, театра, творчества начинаю щ их поэ­ 9 Стремление во что бы то ни стало доказать, что ф ольклора нет, столь ж е опасно к ак и обратное,— оно ведет к искажению действительности и, по существу, является догматизмом навыворот. Ср., например, отчеты о п оездках в Костромскую обл. (см.:

«Русский фольклор», вып. V I, М.— Л., 1961, стр. 132— 140 и 144— 146).

10 Ф ольклором удовлетворялись не только худож ественные (поэтические, музы­ кальны е) потребности. Говоря современным языком, он был и устной книгой, и устным ж урналом, и устной газетой, и формой худож ественной самодеятельности, и способом закрепления и передачи исторических, юридических, метеорологических, медицинских и прочих знаний.

Ф ольклористика и современность тов и прозаиков. Б ез учета этого воздействия, без тщательного изучения см еш анн ы х форм (полуф ольклорны х, имею щих некоторые ф ольклорны е качества, или ф о л ькл ор изи рован н ы х ) немыслимо изучение и собственно ф о л ь к л о р н ы х явлений и фактов. П опы тки изолированного изучения ф о л ь кл о рн ы х форм неизменно п риводят к выводу, что эти формы не о т­ р а ж а ю т многих сущ ественных сторон современной жизни народа. О п е­ рируя только ф ольклорны м и зап и сям и, н ельзя охарактер и зо вать ни со­ временный поэтический быт, ни понять эволю цию самого фольклора.

Так, многие — несомненно ф ол ькл о рны е — песни, возникшие в годы В еликой Отечественной войны, в значительно большей мере связаны не со старинной крестьянской песней, а с песнями революционными, времен г р аж д а н с к о й войны и, особенно, массовы ми песнями 30-х годов, создан­ ными профессиональны м и поэтам и и ком позиторам и. В озникали они в р азл и чн ы х рай о н ах страны и в сам ы х разн о о б р азн ы х коллективах, но имели м е ж д у собой б ольш е общего, чем с традиционны м и песнями, быто­ вавш ими в этих районах.

Все это не значит, что трад и ци он ны е песни надо предать забвению.

Они д о л ж н ы изу чаться с м а к си м ал ь н ы м вниманием и потому, что неко­ торые стары е ж а н р ы и тр ад и ци он ны е произведения ухо д ят из жизни, и потому, что они все-таки ещ е сущ ествую т и тем сам ы м про до л ж аю т оставаться ф а к т а м и современности. Н а р о д н а я п ам я ть не зн ает н а п р ас­ ной, немотивированной инерции. Б ы т у ю щ а я песня, к а к бы давно она ни возникла, не п ереж и то к и не музейный экспонат, а ценимое народом ху­ дожественное насл ед и е и, вместе с тем, элемент поэтической культуры наших современников. П есня и с к а з к а — не соха и не курн ая изба;

их уход из быта н аро д а ещ е не озн ач ает их ненужности наш им современни­ кам и последую щ им поколениям. С тр ем ясь к д уховному изобилию, мы должны относиться к ним м а к си м ал ь н о береж но, зап исы вать, сохранять и издавать, способствуя их «второй ж изни» в книгах. В этом смысле несомненно полезны и экспедиции старого типа, участники которых ин­ тересуются только ф олькл ор ом, и преимущ ественно традиционным.

О днако надо о т д а в а т ь себе ясный отчет в том, что подобным методом нельзя собрать достаточно н ад еж н ы е ф акты, при помощи которых м о ж ­ но было бы н ари сов ать объективную к арти н у современной поэтической жизни народа или хотя бы определить место и роль ф о л ькл о ра в совре­ менности.

Сторонники «чисто ф ольклорны х» исследований никогда не даю т от­ вета на самый в аж н ы й вопрос: если ф ольклористика не сочтет своей о б я ­ занностью изучать соврем енную словесно-художественную ж и зн ь народа во всем ее объеме, то какой ж е н ауке это д о л ж н о быть поручено? Н а наш взгляд, было бы полезнее обсудить, соответствует ли современным з а ­ дачам традиционное н а зв а н и е науки об истории поэтической культуры народа — «ф ольклористика», чем н аста и в ать на том, что т ак ое н а з в а ­ ние обязывает нас будто бы з ан и м ать ся только ф ол ькл оро м, какие бы изменения в жизни н ар о д а ни п р о и с х о д и л и 11.

Фольклористика д о л ж н а иметь ясно очерченный и специфический предмет занятий. Это не значит, что ей следует н аглухо отгородиться от других общественных наук. К а к наука, и з у ч а ю щ ая массовые формы поэтического б ы т а н аро д а, ф о л ь кл о ри сти к а всегда б ы л а и остается ор­ ганической частью этнографии;

к а к наука, и сследую щ ая п о э т и ч е ­ с к и й быт народа, она — о рган и ческая часть литературоведения. В этом смысле фольклористика не со став л яет исключения. Все современные науки пересекаются и переплетаю тся с рядом соседних и родственных 1 Напомним, что термин «фольклористика» возник сравнительно недавно. Ф ольк­ лористику в прошлом назы вали наукой о народной поэзии, или народной словесности, этнографией (в смысле народоведения) и д а ж е археологией (в смысле наука о ста­ рине и традиции) или антропологией (наука о человеческой деятельности).

12 К. В. Чистов наук;

это, однако, не приводит их ни к потере ощ ущ ения собственного предмета, ни к утр ате преемственности опыта прошедших столетий.

В ы д виж ен ие вопросов современности, подчеркнутое внимание к ним не д о л ж н о вести к сверты ванию других фольклористических сп ец и ал и за­ ц и й — общ ей теории и истории ф о л ь кл ора, изучения генезиса и ху дож ест­ венной природы р азв и ти я отдельны х ж а н р о в, фольклористической тексто­ логии, истории ф ольклористики, истории л итературно-ф ольклорны х от­ ношений и т. д. Б ез р азв и ти я всех этих н аправлений современность не м ож ет быть осм ы слена к а к р езу л ь тат истории, к а к звено м еж д у прошлым и будущ им. С другой стороны, изучение современных процессов не мо­ ж е т не составить специфической и очень в аж н о й отрасли фольклористи­ ки. И м енно т ак о е изучение я в л яе тся наиболее непосредственным выпол­ нением общ ественного д о л г а наш ей науки. Н а наш взгляд, современное м н огообрази е массовы х поэтических форм, реш ительные перемены, кото­ рые произош ли в быту н арод а, д ел аю т особенно перспективными ф о льклористически е исслед ован и я историко-культурного и историко-бы­ тового п лан а.

# Экспедиционные и о б общ аю щ и е исследования в том направлении, которое нам к а ж е т с я правильным, с некоторых пор у ж е ведутся рядом научных о рган и зац ий и отдельны ми ф ольклористами. М ож н о н а зв а т ь экспедиции И нститута этнограф ии А Н С С С Р на Д он в 1949 г. под руко ­ водством В. Ю. К рупянской, а т а к ж е в Н и ж н и й Тагил, З а б а й к а л ь е и на целинные зем ли в 1958— 1960 гг. и др., экспедиции Института язы ка, л ит ерату ры и истории К ар ел ьско го ф и л и а л а А Н С С С Р в 1949— 1950 гг.

в С егеж у и в последую щ ие годы в другие районы К арелии, работы студен­ ческих отрядов под руководством В. Е. Гусева в Ч елябинской области, отдельны е р аботы экспедиции М Г У под руководством Э. В. П о м е р ан ц е­ вой, работы В. А. В аси лен ко и Б. П. К и р д ан а в области художественной сам одеятельности. Особое вни м ани е фольклористов п ривлекла К остром­ ск ая экспедиция И нститута русской л итературы АН С С С Р в 1958— 1959 гг. под руководством В. Е. Гусева. И все ж е подобные работы ве­ дутся ещ е очень разро зн ен н о и несистематично, м атери ал ы большин­ ства экспедиций не опубликованы вовсе или увидели свет лиш ь частич­ но. С л аб о р а зр а б о т а н ы сл ож н ы е и во многом новые вопросы экспедици­ онной методики, соверш енно не публ и ко вал и сь и не подвергались более или менее ш и роком у обсуж ден и ю полевые программы и вопросники.

М е ж д у тем методика сбора м а т е р и а л а, определение круга охваты ваемы х вопросов и способов их вы яснения чрезвычайно важны.

С п раведл и в о сть треб у ет отметить, что часто и экспедиции, ставившие своей целью сбор текстов традиционного ф ольклора, не отказы вал и сь от наблю ден и й з а соврем енны ми процессами. О днако обычно все о гр ан и ­ чивалось впечатлени ям и с птичьего полета, д вум я-трем я ф разам и, вне­ сенными в отчет и монотонно повторявшими общ еизвестную истину — соврем енны е массовы е песни охотно поются в обследованном районе.

В лучш ем случае в подтверж дение этого приводилось пять-десять на­ званий песен, первых попавш ихся под руку. Д о бы ты й таким способом и в т ак и х р а з м е р а х м а тер и ал не д а в а л ничего нового и не имел никако­ го — ни теоретического, ни д окум ентальн ого значения.

Это з а с т а в л я е т считать, что в ы р а б о тк а новых приемов экспедицион­ ной работы имеет сейчас первостепенное теоретическое значение. Ф ольк­ л орист-собиратель — не приспособление д ля записи текстов, а исследова.

тель, ответственный за состояние фактической основы науки. Факты, ко­ торые он добы вает, д о л ж н ы в ы р а ст ать в систему, основанную на н а д е ж ­ ном теоретическом фундам енте. Только при этом условии фольклористи­ ка обретет д о л ж н о е количество достоверны х ф актов й см ож ет создать верную картин у современного э тап а истории поэтической культуры н ар о­ да. Поэтому заклю чительную часть нашей статьи мы посвятим и зл о ж е­ Ф ольклористика и современность нию некоторых общих принципов современной экспедиционной ф о л ь к л о ­ ристической работы, к а к они н ам п ред ставл яю тся в н астоящ ее врем я 12.

У ж е говорилось о том, что н ар о д н а я поэтическая культура — явление одноврем ен но и эстетическое и бытовое. Соответственно с этим ф о л ь к л о ­ ри сти ка д о л ж н а стави ть п еред собой две зад ач и : учет и исследование соврем ен ны х массовы х ф орм народной эстетической культуры в их в з а и ­ м освязи и изучение всех творческих проявлений, в какой бы форме они ни р а зв и в а л и с ь (ф о л ь к л о р н а я или л и т ер ату р н ая, коллективная или инди­ в и д у ал ь н ая, м ассо в ая или единичная, устн ая или письменная и т. д.).

П ервую из этих з а д а ч м ож но условно н а зв а т ь изучением современно­ го м ассового реп ер ту а р а, имея в виду при этом всю сумму бытующих в нар од е форм восприятия, исполнения, т. е., условно говоря, «потребления»

поэтических произведений и т. д. 13 Современной фольклористикой еще не р а з р а б о т а н а м етоди ка си стем ати зац и и типов и видов массовой поэти­ ческой ку л ьтур ы и ш ире — форм массовой худож ественной культуры.

П оэто м у н аш е членение поэтического р еп ертуара не мож ет не быть условным.

Н а первое место, естественно, вы двигаю тся вопросы песенного репер­ туара, т. е. учет и изучение всех песен, которы е бытуют в настоящее в р ем я в городе или селе. П ри обследовании того или иного населенного пункта в этом отношении д о л ж н ы прим еняться сам ы е разнообразные средства и методы: расспросы и запись текстов, учет репертуаров от­ д ел ьн ы х исполнителей и устойчивых исполнительских коллективов (се­ мейных и д р у ж ес к и х ан сам б лей и «артелей», хоров самодеятельности и т. п.), н аб л ю д ен и я и запись на н ародны х гуляниях, праздниках, вече­ ринках, изучение рукописных песенников, м а тер и ал о в местной печати и архивов рай он ны х и о б ластн ы х отделов культуры, клубов и других учреждений. П ол н ы й учет всего, что и сполнялось и помнилось н аселени­ ем и зучаемого р ай он а в определенный отрезок времени, уж е явится в а ж н ы м документом, ф иксирую щ им конкретный момент истории н ар о д ­ ной песни этого р ай он а. Н а ко п л е н и е подобных документов по различным районам и з а п оследовательны й р я д лет создаст основу для сравн и тел ь­ ного изучения современной песни в л о кальн ом и хронологическом аспекте, д л я в ы я вл е н и я законом ерн ости разви тия репертуара и его з а ­ висимости от р азл и ч н ы х местных экономических, культурных, соц и ал ь ­ ных, исторических и прочих факторов.

Д а ж е р азм ер ы современного р еп ертуара мало известны и пред став­ л яю т зн ач ительн ы й интерес. З а п и сь 150— 200 традиционны х и активно бытующих песен в лю бой русской деревн е XIX в. сч и тал ась выдаю щ им ся событием. А сколько песен зн аю т сейчас ж и тели одного села или города?

О бследование, проведенное нами в С егеж е — сравнительно небольшом городке, выросш ем в конце 30-х годов на берегах В ы гозера вокруг одно­ го из крупнейших в Е в роп е лесохимических и б у м аж н ы х комбинатов, д ал о довольно н ео ж и д ан н ую ц иф ру в 316 песен 14.

Из них около трех четвертей от общего количества составляли песни, созданные проф ессиональны м и поэтами и ком позиторам и (192 сю ж ета), и советские песни устного происхож дения (39), остальные оказали сь старинными русскими н ародны м и песнями (51) и ром ансам и — кл ас си ­ ческим (13) и т а к н азы в а ем ы м «жестоким» (21).

Общий ан ал и з реп ер т у а р а, разум еется, не м ож ет ограничиться под­ счетом количества сю ж етов по отдельны м группам песен. В аж н о еще 12 П одробная программа обора полевых м атериалов по современной народной по­ этической культуре публикуется в сборнике экспедиционных программ, подготовленном И нститутом этнографии АН СССР.

13 Т. е. словесно-художественных, разум еется, обычно в сочетанйи с музы каль­ ными, драматическими, хореографическими и другими элементами.

1 См. подробнее об этом: К. В. Ч и с т о в, Л итературно-худож ественная культу­ ра социалистической Сегежи, «Изв. Карело-Ф инского ф или ала АН СССР», 1950, № 2, стр. 67—76. Кроме того, было записано несколько сотен частушек.

14 К. В. Чистов п о казать, к а ки е бытуют виды и ж а н р ы песен, каки м и идеологическими и худож ественны м и качествам и они отличаются. О д н ако и это далеко ещ е не все. Простой учет и запись бытую щ их песен и их идейно-художе­ ственный и, т а к ск азать, статистический ан а л и з и д а ж е изучение д в и ж е ­ ния р еп ер т у а р а з а р я д лет еще не реш ит основную зад ач у. Останется не вы явленной степень активности бытования отдельны х песен или их групп и видов. Чтобы восполнить этот пробел, некоторыми сторонниками и зу­ чения соврем енны х процессов был произведен в последние годы своеоб­ р азн ы й опыт т а к назы ваем ого «пассивного» изучения реп ер туар а, кото­ рый з ак л ю ч ае тся в том, что участники экспедиции, о п а с а я с ь преувели­ чить роль и место в повседневном быту наро д а песен, зап и сан н ы х от о т­ д ельн ы х исполнителей, учиты вали и зап и сы вали только то, что зазвучит само, без всяких расспросов и побуждений. М ожно понять мотивы по­ добного эксперимента. О д н ако такой метод мож ет д ать достаточно на­ д еж н ы е резул ьтаты только при чрезвычайно длительном стационарном наблюдении. Он м ож ет прим еняться не участниками экспедиционного отряда, а кр а ев ед ам и, д еся ткам и л ет ж ивущ им и в изучаемом районе.

О пыт показы вает, что некоторы е песни звучат не регулярно и, тем не менее, хр ан ятс я в пам яти наро д а. И х исполнение мож ет быть связано с определенными п р азд н и кам и, с сезонными работам и, семейными или общ ественными событиями. П риведем только один пример: многие ф ольклористы отмечали, что в п ервые ж е месяцы Великой Отечествен­ ной войны к а к бы внезапно припомнились старинные солдатские песни и песни времен гр а ж д а н с к о й войны, которы е считались давным-давно забытыми.

И д е а л о м д о л ж н о считаться сочетание стационарного и экспедицион­ ного метода и реш ительно д о л ж е н быть отвергнут так назы ваемы й м арш ру тн ы й м етод (при котором за короткое врем я обследуются д есят­ ки населенны х пунктов), допустимый только д л я первичной рекогносци­ ровки, вы б о ра об ъ ек та или сбора некоторых сравнительны х сведений.

Что ж е к а сае т ся стаци он арн ого метода, то и он д олж ен вклю чать как простое н аблю дение, т а к и н арочиты е расспросы, припоминания, изуче­ ние д окументов и пр. И то и другое д о л ж н о служить, вместе с тем, з а д а ч е не только учета, но и а н а л и з а репертуара. Д о л ж н о быть выясне­ но, подкреплено ф а к т а м и и точно заф и ксировано, какие из известных населению песен зв у ч а т особенно часто и пользую тся преимущественной любовью, что исполняется р е ж е и по определенным поводам и, наконец, что относительно пассивно, но все ж е ещ е хранится в памяти населения.


Соверш енно необходима д и ф ф ер ен ц и а ц и я и другого х а р а к тер а — по возрастн ы м и со циальны м слоям. Особенно нужно о б р ащ а ть внимание на особенности изучения р е п ер ту а р а различны х профессиональных групп. Больш ой интерес п р ед став л яе т изучение закономерностей ф о р м и ­ рован ия р еп ерту ар а объединений, к а к производственных (бригада, звено, ар те л ь и т. п.), т а к и бытовых (общ ежитие, кв артал, улица, городской рай он ).

Д в и ж е н и е реп ер туар а будет п равильн о определено при условии д е ­ тал ьн о го изучения источников и к а н а л о в пополнения р еп ер ту а р а (уст­ ное распространение, рукописные и печатные песенники, м естная с а м о ­ деятельность, радио, кино, телевидение, патеф он ), м еж о б л а стн ы х и м е ж ­ н ац ион ал ьн ы х связей, возникаю щ их в р езу л ь тате происходящ их пере­ группировок населения, разви тия культурного общения, смеш анны х б р а ­ ков и, наконец, при м акси м альн ом учете р а зн о о б р ази я современных ис­ полнительских форм (исполнение д ля себя, на гулянии, на семейном' празднике, в клубе, в хоре или на вечере худож ественной сам од еятель­ ности, по местному р адиовещ анию, чтение песенников и пр.).

М ы остановились особенно подробно на некоторых вопросах изучения песенного р еп ер ту а р а. Н е менее в а ж н о и вместе с тем не м е н е е —• если не более — слож но изучение р еп ер ту ар а устной прозы (бытовое рас Ф ольклористика и современность оказывание, ш утка, анекдот, красн ое словцо, поговорки, пословицы, устные рассказы, сказки, п редан ия, легенды, пересказы книж ны х произ­ ведений, кинофильмов, теа тр ал ь н ы х постановок). В этой области еще менее р а з р а б о т а н а методика объективного обследования, еще больше требуются продум ан ны е про грам м ы и мастерство фольклориста-собира теля.

И, наконец, н еобходи м а т щ а т е л ь н а я р а зр а б о т к а методики изучения реп ертуара н ародного чтения. О бщ еизвестно, что книга все больше и больше входит в повседневный быт наш его народа. По данным Ю Н Е С К О, С С С Р з а н и м а е т первое место в мире по выпуску книжной продукции. Если в дореволюционной России на душ у населения в год и здавалось 0,7 книги, то в наш е в рем я — 6 книг. К роме того, фонды об­ щественных библиотек в С С С Р непрерывно расту т и в н астоящ ее время в них хранится (в пересчете на д уш у населения) в 8 раз больше книг, чем в общественных биб л и отеках США.

И зучение соврем енного реп ер ту а р а народного чтения мож ет много д ать литер атур овед ен и ю и критике, т а к ж е к а к изучение песенного ре­ пертуара м ож ет о к а з а т ь сущ ественные услуги музыковедению. Совре­ менная кри ти ка спорит о политическом и худож ественном значении той или иной книги, п р ед р ек а ет ей определенную судьбу, издательства уве­ личиваю т или ум е н ь ш а ю т т и р аж и, повторяю т и здани я, однако никто не знает, по сущ еству, к а к в действительности прин ята книга народом, вошла ли она в круг н ародного чтения и долго ли в нем п родерж алась.

В этом отношении мы д ел аем либо мало, либо нечто очень кустарное.

Полезно было бы вспомнить о значительном опыте, накопленном рус­ ской наукой в этой об ласти ещ е в 80— 90-е годы XIX в. и в п редреволю ­ ционные д есятил етия 15.

П р а в д а, в последние годы эти и б ли зкие к ним вопросы неоднократно оказы вали сь в поле зрения библиотековедов и этнограф ов, изучающих широкий круг п роблем современного р азви тия, культуры и быта народа.

Однако и в этих р а б о т а х методика изучения р еп ертуара народного чте­ ния оставл яет ж е л а т ь лучшего. Д ел о, разум еется, не просто в учете количества библиотек, кн и ж н ы х фондов и книговы дач, хотя несомненно, что постоянный рост этих п о каза тел ей интересен. З а д а ч а состоит в том, чтобы изучить, сколько, кем и к а ки е книги читаю тся и, кроме того, как они читаю тся и оцениваю тся, какой след о ставл я ю т они в сознании чи­ тателей, к а к о е влияни е о к а зы в а ю т на р азв и ти е их взглядов, вкусов и художественного творчества. В ы р а б о т к а объективных методов и ст а т и ­ стических приемов и здесь ч резвы чайно в а ж н а, и в этой области факты должны зам ен ить общ ее впечатление;

однако как при изучении песен­ ного репертуара, т а к и в этом сл уч ае цифры д ад у т д ал еко не все. Н у ж ­ ны такт и тонкость полевого и сследователя, его умение возб у ж д а ть дружеское доверие, его способность подмечать многое и не терять из вида основное.

Изучение р еп ер т у а р а н ародного чтения д о лж н о со п р ов ож д аться вы ­ яснением роли школы, п ракти ки семейного чтения, со став а и нди ви дуаль­ ных библиотек, н аб лю д ен и ем за реальн ы м путем книги после того, как она попадает в руки читателя, сведениями орган ов книжной торговли о 1 Известно значительное количество программ и вопросников того времени. В а ж ­ нейшие из них: А. С. П р у г а в и н, П рограм м а для собирания сведений о том, что читает народ, М., 1888, 14 стр. (2-е изд., М., 1891, 32 стр.);

Н. А. Р у б а к и н, Опыт программы для исследования литературы д л я народа, СПб., 1889, 30 стр. Результаты опросов и наблюдений обобщ ались и обсуж дались в печати. См., например: А. С. П р у г а в ин, Запросы народа и обязанности интеллигенции в области умственного развития и просвещения, М., 1890, 287 стр.;

Н. А. Р у б а к и н, Этюды о русской читающей пуб­ лике, СПб., 1895, 246 стр.;

X. Д. А л н е в с к а я и другие, Что читать народу, т. I—III, Харьков, 1902;

С. А н е к и й, Н арод и книга. (И з личных воспоминаний и наблю дений), «Русское богатство» за 1902 г.: № 6, стр. 82— 115;

№ 7, стр. 18—60;

№ 8, стр. 57— 75;

и др.

16 К. В. Чистов спросе на книгу и ходе ее п родаж и. Все эти вопросы теснейшим образом св я за н ы и с п опуляризаци ей книг по радио, через кино, телевидение, на сцене и, наконец, с р азли чн ы м и ф орм ам и бытового п ересказы ван ия книг в кругу семьи, общ еж итии, на производстве: наприм ер, в артели выш и­ вал ьщ иц, в портновских мастерских и т. д.

В к р а ткой статье мы не мож ем коснуться всех вопросов современной экспедиционной методики. Н а ш а за д а ч а з а к л ю ч а л а с ь в освещении о б щ и х з а д а ч и методов современной фольклористики. Все, что до сих пор было ск азан о, безусловно пред по л агает сам ое вним ательное и бе­ реж н о е отношение ко всем творческим элем ентам современной поэтиче­ ск ой ж и зн и н арод а, идет ли речь о зн атоке и хорошем исполнителе песен, рассказчи ке, частушечнике, баян и сте и участнике хора, сочиняющем песни, о хоре в целом, которым такие песни создаются, об агитбригаде, отзы ва ю щ ей ся на местные события, о ск ази тел е или начинаю щ ем поэте или прозаике. Все творческие ф ормы д олж н ы быть выявлены и р ассм от­ рены сам ы м д етал ь н ы м о б разом в свете местных традиций, общего хода р азв и ти я культурной ж и зн и изучаем ого рай он а и, в случае обнаружения серьезны х достиж ений, д о л ж н ы быть приняты меры д ля их популяри­ зации.

При определении з а д а ч современной фольклорно-экспедиционной р аб о ты мы д о л ж н ы не только исходить из нынешнего полож ения вещей, но и учиты вать те гран диозн ы е пр еоб р азо ван ия, на пороге которых мы стоим и которы е будут осущ ествлены в предстоящ ее двадцатилетие.

П ери од развернутого строительства ком м унизм а будет одновременно за в е р ш а ю щ и м этапом великой культурной революции в нашей стране.

В П р о г р ам м е К П С С, принятой на XXII съезде партии, говорится: «По мере сок ращ ен и я времени на м а тер и ал ьн ое производство расш иряю тся в озм ож н ости д ля р азв и ти я способностей, дарований, талантов в о б л а ­ сти производства, науки, техники, л ит ературы и искусства. Досуг лю дей будет все больш е п о св ящ а тьс я общественной деятельности, куль­ турном у общению, умственному и ф и зическому развитию, научно-техни­ ческом у и худож ественн ом у творчеству» 16.

В П р о г р а м м е подчеркивается, что в условиях перехода к коммунизму творческая деятел ьн о сть во всех об ла стя х культуры будет становиться особенно плодотворной и доступной всем членам общества. «Получат ш ирокое расп ростран ен и е н арод н ы е театры, м ассо в ая самодеятельность, техническое и зобретател ьств о и д ругие формы народного творчества.

П одъем худож ественно-творческой деятельности масс будет способст­ вовать в ы д виж ен ию новых т ал а н тл и в ы х писателей, художников, музы ­ кантов, артистов. Р а зв и т и е и о б огащ ени е художественной сокровищницы общ ества достигается на основе сочетания массовой художественной сам од еяте л ь н о ст и и проф ессионального и с к у с с т в а » 17.

С оветская ф ол ькл о ристика п р и зв ан а всем ерно содействовать этому ка к путем м аркси стского изучения и популяризаци и богатейшего ф ольк­ лорного н аследства, т а к и путем систематического и глубокого изучения современности, внимательной по дд ер ж ко й всех творческих элементов.

О н а д о л ж н а со зд ать и сберечь д л я истории документальное изображ ение общ его хода р азв и ти я поэтической культуры нашего нар од а в период по­ строения ком м уни зм а. Вся ее деятельность д о л ж н а быть н ап р ав л ен а к одной цели — способствовать тому, чтобы в процессе коммунистического переустройства бы та худож ественное начало еще больше одухотворяло труд, у к р а ш а л о быт и о б л а г о р а ж и в а л о человека 18.

Ш ирокое и вместе с тем д етал ьн о е изучение современной худож ест­ венной культуры и поэтического творчества н аро д а мож ет принести в 16 «П рограмм а Коммунистической партии Советского Союза», Госполитиздат, М., 1961, стр. 121.

17 Там же, стр. 130.

18 Там же.


Ф ольклористика и современность этом смысле больш ую пользу. Д л я того чтобы достичь духовного изоби­ лия, приобщ ить к а ж д о го советского человека к неисчерпаемым б огат­ ствам л и т ер ату р ы и ф о л ь кл ора, надо знать, к а к далеко мы продвинулись по этом у пути и что нам предстоит еще сделать, какие достижения и пробелы есть в этой области, к а к эволю ционирую т народные вкусы, что здесь следует п р еод о лев ать и что бер еж но сохранять и совершенст­ вовать. Вместе с тем накопление подобных м а тери ал ов обеспечит в о з­ м ож ность н ар и со в ать общ ую к а рти н у худож ественной культуры народа в эпоху р азв ерн у того строи тельства ком м уни зм а, выявить закономерно­ сти этого ч резвы чайно в аж н о го периода истории поэтической культуры наро д а, истоки которой — в многовековом ф ольклорном творчестве.

SUMMARY The d ebates on the role of folklore stu d ies in our tim e o rig in ated in the 1930’s and are still g o in g on. This is explained by the com plexity of the processes actu a lly tak in g place and by the fact th a t c ertain theo retical m isconceptions of the 1930’s— 1940’s have not yet been overcom e.

O ne of th e m ajo r ta s k s of S oviet folklore stu d ies is the resto ra tio n of a co rrect u n d e r­ sta n d in g of the subjects covered by these studies. In the opinion of the au th o r of the p resent article, folklore stu d ie s should cover th e h isto ry of the m ass form s of a people’s poetic culture, w h atev er th eir c h a ra c ter (folklore or literary form, collective or individual, oral or w ritten, im personal or p erso n al).

C h aracteristic of the contem p o rary cu ltu re of the R ussian people is the predom inance of lite ratu re and of other form s of professional art, w hile differen t types of folklore and sem i­ folklore form s are re tain ed in v a ry in g degree in d ifferent p a rts of th e country.

The rise of m any new form s and typ es of m ass poetic cu ltu re and the c h an g in g cor­ relatio n betw een folklore and lite ra ry tia d itio n call for new m ethods of field folklore research. The d earth of au then tic and com parable m a te ria ls b rin g s expedition w ork to the fore. A folklore collector and research er should no t re strict his w ork to reco rd in g the tex ts and co llectin g d isjo in ted facts from the cu ltu ra l life of the area under in v estig atio n, he should asp ire to an all-ro u n d in v e stig atio n of the processes th a t are ta k in g place, to esta b lish in g the role and sign ifican ce of the in d ividual form s of co ntem porary poetic cul­ tu re of the given people, the specific featu res of their developm ent am ong the different n atio n al, social, ag e and o th er p o p u latio n g roups. He should also establish the causes th a t determ ine th e local featu res of these form s and the speed of th eir developm ent in different p a rts of our country.

2 С о в е т с к а я э т н о г р а ф и я. N« МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ СССР С. М. А БР А М ЗО Н О Т Р А Ж Е Н И Е П Р О Ц Е С С А С Б Л И Ж Е Н И Я Н А Ц И Й НА СЕМЕЙНО-БЫТОВОМ У КЛ АДЕ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА В новой П р о г р а м м е Коммунистической партии Советского Союза глубоко освещ ены в аж н ей ш и е проблемы, связан ны е с развитием н а­ ц ион альн ы х отношений в С С С Р. В ыдвинуты е партией зад ач и в области н ац ион ал ьн ы х отношений я в л я ю т с я в ы р а ж ен и ем курса «на д ал ьн ей ­ ший экономический и культурны й расцвет советских республик, еще б о ­ лее тесное и всестороннее сб л и ж ен и е наций в ходе развернутого комму­ нистического строи тел ьства» '.

О бъективн ы е процессы сб л и ж ен и я социалистических наций и народ­ ностей, усиления их в заи м о в л и я н и я и в заим ообогащ ения, упрочения д р у ж б ы м е ж д у ними происходят у ж е давно, они непрерывно р ас ш и р я­ ю тся и угл убл яю тся. С о здани е материально-технической базы ком м уни з­ ма, в которое вносит свой в к л а д к а ж д а я советская республика, все в больш ей степени способствует разви тию братского сотрудничества и взаи м оп о м о щ и нар од ов С С С Р, укреплению интернациональных уз м е­ ж д у ними. Усиление взаимного обмена материальны ми и духовными ценностями м е ж д у советскими н ациями ведет к развитию общей д ля них интернациональной культуры. П ереход к коммунистическим о б щ е ­ ственным отнош ениям будет о к а зы в ать многостороннее влияние на п р о­ цесс сл ож ени я общих д ля советских людей разны х национальностей коммунистических черт культуры, морали, быта, их духовного облика.

Все эти ф ак торы экономического, общественного и культурного р а з ­ в ития советских наций, х ар актерн ы е д ля периода развернутого ко м м уни ­ стического-стр ои тел ьства, не могут не затронуть и таких сторон быта, к а к б р а к и семья. Они находят, в частности, свое в ы р а ж ен и е в росте числа б р ак о в м е ж д у п редстави телям и различны х национальностей и о б ­ р а зо в а н и я см еш анн ы х в нац ион альн ом отношении семей.

У величение числа так и х семей не мож ет р ас см а тр и в ать ся к а к п ре­ х о д ящ е е явление. Оно глубоко за т р а ги в а е т одну из тех областей быта, которы е п ретерп еваю т относительно более медленные изменения, чем другие. Хотя процесс о б р азо в ан и я смешанных семей, имеющий, несом­ ненно, прогрессивный х а р а к тер, находится еще на начальной стадии свое­ го разви тия, он свидетельствует об установлении новых национальных 1 Н. С. X р у щ е в, О П рограм м е Коммунистической партии Советского Союза.

Д о к л ад на X XII съезде К П С С 18 октября 1961 г., «М атериалы X XII съ езда КПСС», М., 1961, стр. 190.

Отражение процесса сближ ения наций н а \семейно-бытовом ук ла д е взаимоотнош ений, об и зж и ван и и былой национальной зам кнутости и изолированности, о преодолении религиозны х п р е д у б е ж д е н и й 2.

В аж н ей ш и м и п ред посы л кам и возникновения этого явлен и я послу­ ж и л и осущ ествление ленинской национальной политики партии, л и к ­ вид ац и я былой в р а ж д ы и отчужденности народов, н аса ж д ав ш и х ся гос­ п одствовавш и м и кл ассам и, р азруш ен и е воздвигавш ихся веками и скус­ ственных перегородок, н ац ион ал ьн ы х и расовых, возникновение д овер и я и д р у ж б ы м е ж д у н аро д ам и, широкое распростран ен ие идей интернацио­ н ал и зм а.

*** В. И. Л ен и н ещ е в 1903 г. писал: « П р о к л я т а я история са м о д е р ж а в и я оста в и л а нам в н аследство гром адн ую отчужденность рабочих классов р азн ы х народностей, угн етаем ы х этим сам одерж ави ем. Т а к а я о тч уж д ен ­ ность есть в ели чай ш ее з л о...» 3. П р е о д о л ев ая н ас а ж д а в ш у ю с я ц ари зм о м отчуж ден ность м е ж д у рабочими разн ы х народностей, рабочий класс России, руководим ы й интернационалистической большевистской п а р ­ тией, довел до успешного конца борьбу с сам о д ерж ави ем, с к а п и т а л и з ­ мом.

Особенно слож н ой б ы л а об стан овка на нац ион альн ы х окраин ах Р о с ­ сии, там, где п о д а вл я ю щ у ю массу населения со став л ял о крестьянство.

Хотя труд о вы е крестьянские массы местных национальностей, бок о бок с которы ми во многих р ай о н ах были расп о л о ж е н ы крупные массивы рус­ ского и украин ск ого населения, не р аз о бъеди няли сь с местными раб о ­ чими и с наиболее угнетенной частью русского крестьянства д ля со­ вместной борьбы против ц а р и з м а и собственных эксплуататоров, хотя, н ап ерекор политике ц ар и зм а, д р у ж б а м е ж д у н ар од ам и и находила про­ явление в р азн ы х ф ормах, все ж е отчуж денность и недоверие были в прош лом х а р а к т е р н ы д л я м е ж н ац и о н ал ь н ы х отношений.

В числе тех окраин России, где н ац и о н ал ьн ы е отношения приобрели больш ую остроту, были С ред н я я А зи я и К азах с т ан. С лож ность этих о т­ ношений б ы л а об условлена п р еж д е всего колониальной политикой ц а ­ ризма. Б е зр а зд е л ь н о е господство среди местного населения реакц ион ­ ной идеологии и сл ам а и сильное влияние мусульм анского духовенства т а к ж е с к а зы в а л и с ь сам ы м отри цател ьны м о б разо м на национальны х от­ ношениях. Р ел и г и о зн ая нетерпимость и сл ам а у си л и в а л а антагонизм меж д у нац ио н ал ьн остям и, относивш имися к разн ы м вероисповеданиям.

С огласно религиозны м устано вл ен и ям и сл ам а и у к а зан и я м, с о д е р ж а ­ щ имся в к о м м ен тар и я х м усульм анского п р ава, д о п у с кал ся б р а к мусуль­ ман с ж е н щ и н ам и «китаби», т. е. призн аю щ им и писание и пророков (к ним относят христиан и иудеев) 4. О д н ако м усульм анское духовенство воспиты вало у т р у д я щ и х ся местных нац ион альн остей уб еж ден и е в том, что б раки с и новерцам и я в л яю т с я грубым наруш ением ш ар и ата. Всту­ павш ие в так и е б р ак и п одвергали сь п реследованиям.

Иное п олож ен ие сущ ествовал о в отношении б раков м е ж д у лицами разны х национальностей, и споведовавш им и и слам, хотя и так и е браки не имели ш ирокого распростран ен ия. Они п ракти ко в ал и сь в основном 2 Специальных исследований по вопросу о распространении смешанных браков, у народов Средней Азии и К азах стан а до сих пор не проводилось. Имеющиеся этно­ графические материалы носят крайне фрагментарный характер. Систематический сбор таких материалов — дело ближ айш его будущего. З а д а ч а настоящ ей с т а т ь и — привлечь внимание этнографов к этой важ нейш ей проблеме. П ользуясь случаем, выраж аю искреннюю признательность Т. А. Ж д анко, Е. М. П ещеревой, Н. А. Кислякову,.

JI. Ф. Моногаровой, О. А. Корбе за сделанные ими ценные зам ечания при чтении руко­ писи, а т а к ж е всем лицам, сообщившим о своих наблю дениях.

3 В. И. Л е н и н. Соч., т. 6, стр. 420.

4 «Хидая», Комментарии мусульманского права, под ред. Н. И. Гродекова. Ташкент, 1893, т. I, стр. 142;

Н. С. Л ы к о ш и н, П олж изни в Туркестане. Очерки быта туземного населения, вып. I, Пгр., 1919, стр. 116.

2* 20 С. М. А брам зон в р ай о н а х близкого соприкосновения местны х национальностей. Так, В. Н а л и в ки н с о о б щ а е т 5, что узбеки охотно б р ал и ж ен из числа кирги­ зок, счи тая их домовиты ми хозяйкам и. Н о так ие б р аки не были особен­ но частыми, т а к к а к к а л ы м за киргизскую д ев у ш ку был выше, чем за узбекскую. М. А. Б и к ж а н о в а т а к ж е отмечает, что случаи женитьбы у з ­ беков на ки р ги зках и т а д ж и ч к а х были немногочисленны. Ещ е реж е в ы ­ ходили узбечки з а м у ж за киргизов и т ад ж и ков. В Ф ерганской долине имели место в прош лом и браки тад ж и к о в с узбекскими и киргизски­ ми д евуш кам и, но они были сравнительно редки. Т ад ж и кс ки е баи ино­ гд а б р а л и киргизских д евуш ек в качестве вторых или третьих жен, с тем чтобы они у х а ж и в а л и з а скотом 6.

В прош лом встречались б раки м еж д у ка зах ам и, с одной стороны, и узб екам и, киргизам и, с другой. В резул ьтате хозяйственных, бытовых, а т а к ж е б рач ны х связей м е ж д у к а з а х а м и и узбекам и в Таш кентском о а ­ зисе о б р а з о в а л а с ь д а ж е ко н гл о м ер а т н а я этнограф ическая группа под н азв ан и е м «курам а».

И м ели некоторое распр остран ен ие браки ка зах о в с татар ам и. В « З а ­ писках Ш ульбинского миссионера иером о н ах а Сергия за 1893 г.» о тм е­ чается, что «беглых т а т а р приписали к ки р ги зам (к а з а х а м.— С. А.), они пож енились на к и р г и з к а х — и получились ч ел оказаки (правильнее — ч а л а к а з а к и.— С. А.). Очень многие не попали в деревни и остались в степи среди киргизов» 7.

М е ж д у к а з а х а м и и ки рги зам и вплоть до середины XIX в. системати­ чески п овторялись в заи м н ы е набеги, п р едприним авш иеся в интересах ф еод ал ьн о й знати обеих сторон. Тем не менее брачны е связи между эти­ ми н а р о д а м и носили в некоторых р ай о н ах устойчивый характер. Среди родоплем енны х групп киргизов встречаю тся ведущ ие свое п роисхож ­ дение от ки р ги зско -каза х ски х б р а к о в 8. У киргизов сущ ествовали в прош лом брач ны е связи и с этнограф ической группой «тюрк», н аселяю ­ щей Ю ж н ую Киргизию, с местными т а т а р а м и (в П р и и ссы к к у л ь е). По сообщ ению аспи ран тки Т. Б ая л и евой, производивш ей записи на Тянь Ш ане, б р ак и киргизов с п р ед став и тел ям и других национальностей бы ­ ли очень редки, особенно среди беднейшей части населения. Л и ш ь неко­ торы е баи б р а л и в ж ен ы дочерей б огаты х узбеков и казахов из сосед­ них районов. Т р аги ч на история киргизской девочки Чюрпё, п ро игран ­ ной в 1907 г. ее отцом в к а рты б о гатом у купцу узбеку М ам б е тал ы Б ак ты гулову и ставш ей в 11 лет женой дряхлого, 83-летнего старика 9. Бы ли случаи б р ак о в киргизов с калм ы ч кам и. Б р а к и с девуш кам и-м усульм ан ками не встречали осуж дения. Н о выход киргизской девушки за иновер­ ца считался больш им позором. Такую девуш ку (к ак и ее м у ж а ) о ж и д а ­ л а смерть от рук ее родных. З а к а з а х а или узбека, если он ж и л среди киргизов с детства или по крайней мере очень давно и усвоил их о б ы ­ чаи, киргизские девушки выходили з а м у ж беспрепятственно, т а к ка к на такого к а з а х а или у зб ек а киргизы смотрели к а к на своего.

К а р а к а л п а к и приморских районов Хорезма имеют д ав н и е брачные связи с соседними группами к а зах о в 10. У ф ерганских к а р а к а л п а к о в счи­ тал о с ь возм о ж н ы м ж ениться на деву ш ках других национальностей 5 В. Н а л и в к и н, Киргизы Н аманганского уезда, газ. «Туркестанские ведомости», 1881, № 20.

6 Н. Н. Е р ш о в, Н. А. К и с л я к о в, Е. М. П е щ е р е в а, С. П. Р у с я й к и н а, К ультура и быт тадж икского колхозного крестьянства, Труды И н-та этнографии АН С С С Р, Н овая серия, т. XXIV, М., 1954, гл. III (автор — Е. М. П ещ ер ева), стр. 174.

7 «П равославны й благовестник», 1894, т. I, № 3, февраль, кн. I, стр. 104.

8 См. С. М. А б р а м з о н, Этнический состав киргизов северной Киргизии, Труды К иргизской археолого-этнографической экспедиции, т. IV, М., 1960.

9 Э тот ф а к т был записан преподавателем Зай нахан Белековой в 1949 г. со слов самой Чю рпё Б айзаковой.

10 Т. А. Ж Д а н к о, Б ы т колхозников рыболовецких артелей на островах Ю жного А рала. «Сов. этнограф ия», 1961, № 5, стр. 42—43.

Отражение процесса сближ ения наций на. семейно-бытовом цкладе (обычно на у зб е ч к а х ). О д н ако выход з а м у ж дев уш ки -к ар ак ал п ачк и за у з б е к а о с у ж д а л с я общ ественны м м н е н и е м 11.

Б о л ьш о й нетерпимостью к б р а к а м вне своей среды, д а ж е с единовер­ цами, отл и чал и сь две группы н аселени я Средней Азии: дунгане и мест­ ные сре д н еа зи а тск и е арабы. Д л я дунган, к а к об этом сообщил нам Г. Г. С тр атан о в и ч 12, б ы л а х а р а к т е р н а строго соб л ю давш аяся «земляче­ ск ая» и н ац и о н а л ь н а я эндогам и я. Н а р у ш ен и е «земляческой» эндога­ мии ( д а ж е до середины 1930-х гг.) было возм о ж н о только при условии б р а к а похищ ением по п ред ва ри те л ьн ом у сговору. Б р а к и ж е с женщ ина­ ми иного вероисповедания (киргизкам и, к а з а ш к а м и, уйгуркам и ) допу­ ск ал ись только при наличии первой ж ены -дунганки или в случае край ­ ней бедности муж чины.

Строго о б е р е г а л а с ь в прош лом чистота б р ак о в и среди арабов. Б р а ­ ки ар а б о в с ж е н щ и н а м и других национальностей в некоторых местах п реследовали сь, случаи см еш анны х б раков не имели сколько-нибудь ш и­ рокого рас п р о с т р ан ен и я 13. Это о б ъясн ял ось обособленностью арабов от о к р у ж а ю щ е г о населения, а т а к ж е тем, что а р а б ы считали себя «ари сто­ кратической» группой среди местных мусульман.

В вид е редкого исклю чения н аб лю д ал и сь в дореволю ционное время случаи ж ени тьбы с р е д н еа зи а т ск и х цыган на у зб еч к ах и т а д ж и ч к а х 14.

В целом ж е почти все см еш анн ы е браки у нар од ов Средней Азии и К а з а х с т а н а происходили в одной и той ж е м усульм анской среде, п о­ этому н ик аки х препятствий д л я них с религиозной стороны не было. Но сущ ествовали преп ятстви я другого рода — бытовые. Они м еш али ш и ро­ кому р аспр остр ан ен ию см еш анны х браков. П о сл о вам Е. М. Пещеревой, оседлое н аселение неохотно в ы д а в а л о девуш ек з а кочевников. Д а ж е в пред ел ах своей народности и збегал и отд ав ать з а м у ж девуш ек в д алеки е места.

Н о ещ е сл о ж н ее обстояло дело в отношении б рачны х связей с сосед­ ними н ар о д ам и, не и споведовавш им и ислам. Это п р е ж д е всего относи­ лось к п оявивш ем уся в некоторы х рай он ах С редней Азии (особеннб на территории К ирги зи и) и К а з а х с т а н а после их присоединения к России русскому и ук р а и н ск о м у крестьянству, о б р а зо в а в ш е м у местами крупные и ко м п актн ы е группы населения. Н есм отря на п р огрессировавш ее хо­ зяйственное сб л и ж ен и е наро д ов Средней Азии и К а з а х с т а н а с пришлым русским и ук р а и н ск и м населением и на з а р о ж д е н и е многообразны х д р у ­ ж ествен ны х связей в труд о вы х слоях местных нац ион альн остей и рус­ ских, вступление в б р а к с русскими к а к с и новерц ам и считалось, к а к у ка зы в ал о с ь выше, предосудительны м, позорным, недопустимым по­ ступком, о с у ж д а е м ы м п р е ж д е всего с религиозной точки зрения. Р а ­ зумеется, к у л ь т и в и р о в а в ш а я с я ц ари зм ом и господствовавш им и к л а с с а ­ ми в р а ж д а и отчуж ден ность м е ж д у н а р о д а м и т о ж е и грал и свою о три ­ цательную роль, преп ятствуя возникновению б рачны х связей м еж д у ме­ стными н ац и о н ал ь н остям и и русскими и украин ц ам и.

По сообщ ению Е. М. П ещ еревой, «в очень редких сл у ч а я х б раков с русскими в дореволю ционное время, русские ж ен щ и н ы почти всегда при этом переходили в мусульм анство, а б рачны й о б р яд соверш ал ся по о б ы ­ чаям той местности, где происходил брак» 15. В дореволюционной лите­ р атур е описан х ар а к тер н ы й эпизод, относящ ийся к 1909 году. Ходжент ский т а д ж и к А чильбай А д и льб аев п опл атил ся тюрьмой за любовь к 1 JI. С. Т о л с т о в а, К аракалп аки Ф ерганской долины, Нукус, 1959, стр. 114.

1 Ом. такж е Л. Ш и н л о, Социалистический быт колхоза имени Ф рунзе Кантско го района Киргизской ССР, А втореф ерат диссертации, Фрунзе, 1955, стр. 10.

13 И. Н. В и н н и к о в, Арабы в С С С Р, «С оветская этнограф ия» (сборник статей), т. IV, Л., 1940, стр. 18.

14 См. М. А. Б и к ж а н о в а, Семья и полож ение ж енщины в колхозах Н аманган ской области, А втореф ерат диссертации, Ташкент, 1959, стр. 15.

15 См. «К ультура и быт тадж икского колхозного крестьянства», стр. 174.

22 С. М. А брам зон русской ж енщ ине, несмотря на то, что это был сын местного богача 15.

Ж е н щ и н а, в которую влю бился Ачильбай, хотела перейти в мусульман­ ство, но н асто ятел ь местной церкви добился ее о т к а з а от этого нам е­ рения.

П оя ви л и с ь слухи, что А чильбай готов принять православие. Тогда в м еш ал ся местный казий (народный суд ья), который приговорил Ачиль б а я за н аруш ени е ш а р и а т а и за то, что он, Ачильбай, ж и в е т г р а ж д а н ­ ским б р ак о м с русской женщ иной, к шестимесячному тю рем ному за к л ю ­ чению. П ротест уездного н ач ал ьн и ка, к которому о б р ати л ся потерпев­ ший, не д а л р езу л ь тата. С ам а р к ан д ск и й окруж ной суд оставил приго­ вор в силе. Т а к окончилась попытка вступить в б р ак с русской ж е н ­ щиной.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.