авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЭТНОГРАФИИ ИМ. Н. Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н В 1926 Г О Д У ...»

-- [ Страница 3 ] --

песни ж е на темы рекрутчины зн ачительн о д а л ь ш е отходят от образов деревенского быта: кроме сцен о тп р ав ки и проводов рекрутов они д а ю т описания солдатской жизни в полку, эпизоды из походного быта, р а с с к а зы в а ю т о взаимоотношениях рек р у та с н ачальством и т. п. Р а з н и ц а в методе и зо бр аж ен и я действи­ тельности в рекрутском м а тер и ал е еще заметнее, чем в свадебном. Хотя в обрисовке отдельных сходных тем атических моментов, к а к это было и в л ир и ке свадебной, у рекрутского причета и песни м о ж ет быть иногда больш ое сходство, однако в целом их и зобразительны е принципы р азл и ч ­ ны. В ы ходя за п ределы деревенских образов, причет детально описывает так и е военно-бытовые сцены, к а к учение солдат в Петербурге, бурю на море и р аб оту матросов, ср аж ен и я, походы. Н адры вны м криком звучат н атурали сти чески е ж а л о б ы причета («и ты потыченья, победной, науви диш ься, и ты поушенья, бессчастной, и ап рим аеш ься, и тут избита-то бессчастна будет спинуш ка, все подбиты будут ясны твои очушки») 9, с которы ми сплетаю тся острые социальны е мотивы п роклятия столице, «судьям» и дру гом у начальству, повинному в народном горе, гораздо более п рям ы е и резкие, чем в рекрутской песне, которая таких резкостей и такого н а т у р а л и з м а не знает. Р е к р у т с к а я песня подает свою тематику в более смягченных и поэтизированны х образах. Б о л ь непосредственного солдатского стр а д а н и я она п ередает в горьких, но сд ерж ан ны х ж а л о б ах «на сл у ж б у государеву», к о торая ран ьш е времени сводит рекрута в мо­ гилу. Н а р одн ое негодование на то, что «данным учетным долгим годыш ком сочинилась грозна сл у ж б а государева... и п рисы лать стали указы государевы, и собирать стали у д ал ы х добры х молодцев» и записывать их «на гербовый лист-б у м аж ен ьк у » 10 обобщ ено в известной песне «Из п а л а т у ш е к белокам ен ны х в ы е зж а л йайор-полковничек», р а зр а б а т ы в а ю ­ щей тему рекрутского н аб о ра на фоне эпического о б р аза царских палат 9 «П ричитания северного ктзая, собранные Е. В. Ваисовым» (далее — Б арсов), т. 2, М., 1882, стр. 36.

10 Там ж е. стр X—2.

Некоторые вопросы сравнительной поэтики (Причет и песня) и рисую щей во ен ач ал ьн и ка, который исполняет царский указ — едет «писать в рекрута» крестьянских детей. П ри м еров такой параллельной, и в то ж е врем я различной р азр а б о т к и общей темы в рекрутских приче­ тах и песнях м ож но было бы привести не меньше, чем в лирике св адеб­ ной. Но при всех этих р азл и чи я х в и зобразительны х системах обоих ж анров у рекрутского причета и песни, к а к и у разн ы х ж а н р о в свад еб ­ ной поэзии, общ ий эм оци он альны й тон, общее идейное наполнение, ряд общих приемов традиционной поэтики — и все это у ста н а в л и в ает между ними глубокую внутреннюю близость.

П ри чет похоронный соп оставлять не с чем: аналогии ему в тематике лирических п р о тяж н ы х песен нет. Но при отсутствии песенного м а т е р и а ­ ла на специально похоронную тем у мож но об н а р уж и ть ряд совпадений художественны х о б разо в м е ж д у похоронным причетом и лирической протяжной песней элегического тона. Т а к например, явно перекликается со стро к ам и песни тр ад и ц и о н н а я ф о р м у л а, в с тр еч аю щ аяс я во всех т е м а ­ тических груп пах п ри ч ета — «слезы к а тя т с я у ей, д а к а к река бежит, возрыдат она, победна, к а к порог шумит». Общ им с песенной лирикой является то место похоронного причитания, где осиротелая дочь не знает, куда ей кинуться после смерти м атери и собирается заб л уд иться в т е м ­ ном лесу. В причетах, зап и сан н ы х у ж е в советское время, но составлен­ ных полностью в традиционной манере, часто повторяется мотив поисков умершего «в ста д а х во гусиныих, в перелетах лебединыих», упоминае­ мый с другим контекстом в лирической песне, и т. п. Подобны х примеров можно б ы л о бы привести немало.

Т ак и м о б р азом очевидно, что, о тли чаясь от песни своим бытовым назначением, м узы кальн о й формой и общ им хар а ктер о м и зо б р а зи т е л ь ­ ного метода, п ричи тан ия р азн ы х тем атических групп в то ж е время нахо­ дят несомненные п а р а л л е л и в лирических песнях соответственной т е м а ­ тики, с о в п а д а я с ними (одни больше, другие м еньш е), общим эмоцио­ нальным тоном, содерж ан ием, мотивами и о б р азам и. Выяснив картину такого соотношения с отдельны ми группами песен внутри ж а н р а причета, можно сопоставить ж а н р о в у ю поэтику п ричета в целом с поэтической системой, тради ци он ной д л я лирической протяж ной песни, и поискать между ними черты, которы е говорили бы об об щ еж ан ровом сходстве или о б щ еж ан р о в о м несходстве их поэтического язы ка.

П ричет — кр и к и плач человека о п ереж и в аем ом дне;

песня — отсто­ явшееся успокоенное о т р аж ен и е этого дня. В речевых интонациях при­ чета о б р ащ ен и я, восклицания, вопросы, не р а зв и в а я связного сюжета, мешаются с торопливы ми ф р агм ен тарн ы м и зар и со в ка м и реальной обста­ новки п ер еж и в ае м о го несчастья и с отрывистыми возгласам и, р ас к р ы ­ вающими всю глубину п ереж иван и я. П оэтич еская речь песни течет гораздо более плавно и со д ерж и т в себе если не законченный стройный сюжет, то отдельны е сю ж етн ы е мотивы и ситуации. Эти различия, созда­ ваемые п р е ж д е всего разн ы м бытовым назначением обоих жанров, опре­ деляют несходные типы их общ ей композиции и разл и чи я в структурном использовании отдельны х х удож ественн ы х средств. В обоих ж а н р а х одни из этих средств с л у ж а т орудием внешней изобразительности, другие используются д л я более глубокого рас кр ы т и я внутренней сущности п р о­ изведения.

Среди средств внешней и зобразительности одним из основных я в л я ­ ется прием описания, создан и я бытовых картин, на фоне которых р а з в е р ­ тывается внутренняя д р а м а причета и лирическое повествование песни.

Оба ж а н р а п одходят к нему по-разному.

Д а т ь обрисовку крестьянского быта в фольклоре — зн ачит прежде всего р а с с к а з а т ь о крестьян ском труде, основе этого быта. В причете эта 45 Н. П. К о лпакова тема — од на из важ нейш их. Д ев уш ка -н ев еста вспоминает о том, к а к она р а б о т а л а у родителей — стр я п а л а, тк а л а, носила воду, молотила на гум­ не, топила баню, в я з а л а веники, б р а л а ягоды в лесу и т. п.;

тема девичь­ его тр у д а в родном доме горестно р а зр а б а т ы в а е т с я и в похоронном при­ чете по умерш ей дочери. П ричет солдатки или вдовы, остающейся после проводов или потери м у ж а в чужой семье, не только рисует тяжелую участь угнетенной, обездоленной ж енщ ины, но и перечисляет конкретные ф ормы ж енской крестьянской работы : вдову будут в семье умершего м у ж а д е р ж а т ь коровницей, подворницей, летней работницей, водоношею и т. п. Т ем а муж ского труд а встает из причетов похоронных, в которых о п л а к и в ает с я умерший г л а в а семьи и и зоб р а ж аю тс я работы на сплаве, на сенокосе, промы слы на рек ах и озерах, куд а он ездил за рыбой, за дичью;

в рекрутских причитаниях упоминаю тся поездки парня в лес за д ро вам и, весенняя пахо та, ры боловство и др. По сравнению с песней всего этого м а т е р и а л а в причетах го разд о больше и дан он в значитель­ но более конкретны х о б р азах. Н а р я д у с трудовы ми сценами причет отра­ ж а е т и сценки повседневного быта: гулянья, хороводы, игры, катан ье в санях, рож д ественски е м ол о д еж н ы е игрищ а и т. п. зан яти я и развлечения, на которы х больш е не смогут присутствовать те, кого о п лаки вал и: неве­ ста, рекрут, покойник. М ногие подобные упоминания встречаю тся и в бытовых лирических про тяж н ы х песнях, но там они вкраплены к а к бы м е ж д у прочим, д аю тся попутно при и зображ ен и и основного сюжетного мотива (или п ер еж и в ан и я) и их н адо зач асту ю отыскивать по отдель­ ным мелким ш три хам, тогда к а к в причете народный трудовой и бытовой у к л а д написан сочной красочной кистью с обилием натуралистических д етал е й и я в л яе тся подосновой всего текста.

Т а к ж е р а зл и ч н а роль п е й з а ж а в причете и песне. В лирическо-про тя ж н о й песне он дается, к а к и другие бытовые зарисовки, отдельными отрывочными н ам екам и и, чтобы получить из песен более или менее цельную к а рти н у природы, на фоне которой происходит действие, прихо­ дится соп оставлять и ск л а д ы в а ть отдельны е ф рагм ен тар н ы е упоминания рассы панн ы е по песенным строкам. В р азв и ти е песенного сю ж ета эти ж ивопи сн ы е д ет ал и непосредственно не вмеш иваю тся. Причет ж е описы­ в ает обычно п е й з а ж г о р а з д о подробнее и с другой целью. П е й з а ж неиз­ менно присутствует при п рощ ан и и героя или героини с родным краем Н евеста, у е з ж а я, с п л а ч е м х в а л и т свою сторону — веселую, всем у к р а ­ шенную — большой дорогой, ш ирокими озерами, быстрой рекой, цер­ ковью с колокольны м звоном и т. п. Р екрут, прощ аясь с деревней, вспо­ минает родное «село деревенское, усадьб у красовитую, лесуш ки дрем у­ чие», сенокосные л у г а и хлебородны е поля. От л и ц а выносимого из дома покойника п л а к а л ь щ и ц а р асстае тся с «раскосистыми» лугами, крестьян­ скими п аш ням и, цветущ ими угодьями. Во всех подобных случаях пейзаж р азв ер н у т причетом не только к а к символический фон д ля изображения п ереж иван и й, не только к а к способ подчеркнуть глубину чувства, в к л а ­ д ы в аем о го в текст, но к а к средство описать всю конкретную, реальную кр а со ту родного кр а я, с которы м особенно ж а л ь р асстав аться или кото­ рый особенно хочется поскорее увидеть вновь после долгой разлуки П е й з а ж — реальны й, почти докум ентальн ы й — очень часто приводится причетом и при р а с с к а з а х о крестьянской работе в любом тематическом цикле.

В более или менее разверн утом виде д ается он и при определении времени того или иного события, упоминаемого в причете: заморозило, смостило синие толстые льды на реке — это случилось после того, как там утонула д ев уш ка;

эти льды лом аю тся весной, когда утопленницу д о л ж н ы найти;

вдова горюет, что муж не вернется к ней весной, когда Некоторые вопросы сравнительной поэтики (Причет и песня) на зем ле будут видны проталинки, по ш ум ли вом у озеру пойдут лодки и мачтовые суда, и т. п. Т а к ж е, к а к при у к а зан и я х времени, п ей заж д ается в причитаниях и при у к а зан и и расстояний: оп ред ел яя дальность пути, плачущ ий и з о б р а ж а е т леса и горы, болота и реки, озера и зыбучие мхи.

Особенно ж е в ы р ази тел ьн о и красочно выступает п рир од а в причитаниях, посвящ енны х трагическим к а тастр о ф а м : при описании гибели рыбаков, утонувших в море, гибели девуш ек, перевернувшихся в л одк е на реке, смерти крестьянина, убитого молнией. Очевидно, многие описательные формулы при этом перех од и л и из текста в текст в силу крепкой традиции, но это не меняет худож ественного и композиционного значения данного поэтического приема: описание п е й за ж а в ж а н р е причитаний явно и гр а­ ет иную роль, чем в лирической песне, подчеркивает достоверность изо­ б р аж а ем ы х событий и я в л я е т ся существенным элементом в общей к о м ­ позиции текста, чего в песне обычно не бывает.

Н еско л ько иначе, чем в песне, д аю тся в причете и описания-портреты лирических героев. Эти портреты н ередко ещ е более традиционыы, стандартны и м а лов ы рази тел ь н ы, чем в песне («лицо белое, лицо р у м я ­ ное», «черны брови соболиные, ясны очи соколиные» и т о л ь к о ). Л иш ь отдельные немногочисленные исполнительницы вносят в этот стандарт сугубо инд и ви д уал ьны е черты, очевидно, в какой-то мере соответствую­ щие подлинной внешности оплакиваем ого. Такое малое внимание к портретному и зо б ра ж ен и ю естественно: очевидно, весь текст причета подчинен такой силе душевного, внутреннего горя, что внешние детали теряю т д л я причитаю щ ей всякое значение. З д есь о к а зы в ае тся совершен­ но достаточно общ их тради ци он ны х формул. П есня же, р а с ск а зы в ая о людях, как-то и н д и ви д у ал и зиру ет облики своих персонаж ей если не по чертам лиц а, то по д е т а л я м костюма, специфике манер и т. п. и выво­ дит целую г ал ер ею русских людей, внешний облик которых п р и н ад л е­ жит к р азн ы м эпохам, кл а с с а м и в озрастам. Таким образом, сходный в принципе метод внешнего описания используется в обоих ж а н р а х по-разному.

Н о причет, к а к и песня, о б л а д а е т и другим и — внутренними — сред­ ствами д л я более глубокого р ас к р ы ти я своего психологического со д ер ж а­ ния. И эти внутренние средства в обоих ж а н р а х совп ад аю т почти пол­ ностью.

К ним относится п р е ж д е всего и зо бр аж ен и е таких пережиточных и традиционных д л я ф о л ь к л о р а форм сознания, к а к суеверия, гадания, конкретизация аб стр а ктн ы х понятий и т. п.

Способы гад ан и я, к а к средства узн ать свою судьбу, в песне очень разнообразны;

ч ащ е всего встречаю тся г ад ан и я по воде, в которую кидают ж ребии, венки, цветы, перстни и пр., пред вещ аю щ ие гадаю щ ем у его участь, или г ад ан и я при помощи заветн ы х предметов (венка, платка, кольца, ленты и т. п.), которы е вянут, темнеют, разры ваю тся, ржавеют, п о р тя т ся и этим сооб щ аю т своим хозяевам о том, что их о ж и ­ дает в б л и ж а й ш е м будущ ем. В причетах всех этих мотивов нет: из об­ ширного а р с е н а л а традиционны х гад ан и й причет взял только гадание по снам и п рим етам.

В песнях гад ан и е по снам встречается применительно и к невесте, и к рекруту;

в причете ж е так и е вещие сны — удел только невесты: рекрут их не видит. О б щ е и зв ес тн а песня о том, к а к накануне свадьбы невесте снится р азр уш ен н ы й дом, на р а з в а л и н а х которого ее недобр ож ел ател ьн о встречают звери и птицы — сон, построенный весь на психологических представлениях об у ж а с а х и тяготах жизни, предстоящ ей девуш ке в чу­ жом доме. П ричет р а з р а б а т ы в а е т эту тему еще гл убж е и разнообразнее:

темный лес, круты е горы, сугробы, р азл и в реки, темные тучи, черные 48 Н. П. К олпакова ягоды — вот круг представлений, которые фигурирую т в причитания) р ас ск а з ы в аю щ и х о вещих снах невесты. Круг этот гораздо шире, чем песне,— психология испуганной невесты р а з р а б о т а н а глубже.

К а к и в песне, в причете отразились приметы и обереги. В причет д ев уш ка-н ев еста боится, к а к бы не ступить на конский след (дурная при м е т а ). О на п осы лает сестру на реку за водой, чтобы смыть с себя горе, н при этом н а к а зы в а е т ей взять только «третью струю»: п ервая и втора:

д л я нее несчастны, т а к к а к в них ум ы вались родители ж ени ха и ее раз лучница. В оду д л я бани невесты нельзя брать с реки, на берегу которо:

си дели солдатские ж ены или м атери — эта вода может принести несча стье. Д р о в а д л я бани невесты н ельзя брать от высохших на корню де ревьев — д у р н а я примета, а т а к ж е нельзя топить и дровами от дерева на котором сидела кукуш ка. О тп у ск ая по ветру свою «девичью красо ту» — алую ленту — невеста следит, вокруг какого дерева «красота:

обовьется: если вокруг осины — зам у ж ес тво будет горьким, вокруг ябло ни — счастливым и веселым. В качестве оберега в косу невесты вплетаю' и в к а л ы в а ю т б улав ки и ножи.

Р е к р у т боится дурны х прим ет т а к же, к а к и невеста. Он опасается ч тобы его срезан ны е кудри не о ка за л и с ь сож женными, боится «несчаст ных» дней — среды и пятницы, боится спотыканья коня и т. п. Поверье i «счастливых» и «несчастливых» д нях упоминается и в причетах похорон ных. Все эти пред ставлен и я очень близки к тому, что отраж ен о и в лири ческой рекрутской песне.

Вместе с тем отпечатки традиционного мировоззрения проявляются i причете, к а к и в песне, путем конкретизации отвлеченных понятий. В пес нях это о б разы горя, судьбы, доли, смерти. В свадебны х и похоронны:

причетах (в рекрутских такой конкретизации нет) к ним прибавляютс:

и другие, наприм ер, «воля» и «красота», необходимые атрибуты невесты с которы ми она расстается, вы х о д я з а м у ж, или о б раз души в причитани ях по умершим.

«В оля» невесты конкретизируется в сознании п л а к ал ь щ и ц многооб разно. Ч а щ е всего «воля» предстает в виде девуш ки — не то подруги, hi то двой н ика невесты. О н а гуляет в саду, проходит перед невестой в боль шой угол на л а в к у у окна, у гощ ается вместе с гостями перед свадьбой р а зг о в ар и в ает, плачет, п рощ ается с невестой. «Воля» мож ет иметь и дру гой ан троп ом орф н ы й облик: в виде калики-перехожей, плохо одетой i обутой, с головой, повязанной тряпкой, он а уходит полем в безвестнун д ал ьн ю ю сторону, н авсегда п оки дая невесту.

«Воле» свойственны и зооморфны е воплощения: невеста отпускает ei в темные леса «заю ш ком » и «горностаюшком»;

пугаясь в лесу охотников воля п ры гает по д ерев ь ям белкой, бегает куницей, лисицей;

в образ!

птицы воля к а ж е т с я невесте серой утушкой, белой лебедью;

спасаясь о:

преследований, воля колеблется, какой облик ей принять — зверя, утю или рыбы.

«В оля» м ож ет быть и предметом неодушевленным. Ч асто она отож дествляется с косой или головным убором невесты. Очевидно, и то, ) другое я в л яе т ся у ж е более поздн и м переосмыслением понятия «воли»

это традиционны е бытовые предметы, которых невеста лишается, выход?

з а м у ж (косу п ереп летаю т надвое, головной убор меняется на женский) и на которые переш ло условное понятие девичьей свободы. Но во многю причетах более древние и более новые представления смешиваются, i «воля» и зо б р а ж а е т с я каким-то оборотнем: с нее можно рисовать портрет но ее мож но и пойм ать (или подстрелить) на море, ка к птицу, а можнс т а к ж е и п олож ить д л я сохранности за п азуху матери, к а к амулет;

можнс пустить ее по небу к светилам, но мож но и сохранить в избе, «обсадиты Некоторые вопросы сравнительной поэтики (Причет и песня) жемчугом, обшить серебром, обвить золотом. Особенно разнообразны превращ ения оборотня-воли в бане: она б росается на потолок лебедью, на кам ен ке о к а зы в а е т с я белым паром, в корыте — утушкой, на окне — соколом, сви вается клубком, к а ж е т с я невесте то мылом, то веником, то рубашкой, то огнем, пока, наконец, не оборачивается птицей и не выле­ тает в д в е р ь на улицу.

Очень бли зок к о б р а з у «воли» о б р а з «красоты», которая, к а к и воля, тоже м о ж ет приним ать р азл и чн ы е антропоморфные и зоом орф ны е об­ личья. Х уд о ж ес тв ен н а я функция «воли» и «красоты» в свадебны х приче­ тах очень сходна.

В п ричетах похоронных во пл ощ аю тся у ж е иные представления. Н а первом месте тут стоит об р аз горя. К а к и в песнях, очертания его очень неясны и расплы вчаты. В ан тропоморфном облике горе («обидушка», «кручинушка», « з л а я судьбина») обычно встречается человеку на д о р о ­ ге — неож иданное, к а к все д о р о ж н ы е встречи;

но внешние его признаки причет, к а к правило, не обрисовы вает. В качестве живого существа «горе-обидушка» р о ж д а е т с я вместе с человеком и яв л яется ка к бы его двойником;

в зоом орф н ом ж е облике горе чащ е всего прилетает черным вороном. И н о г д а оно п р ед став л яе тся народной ф ан т ази и в виде растения:

его м ож но р ас сад и т ь по л есам, р ассеять по полям, оно м ож ет заполнить три поля сразу. Горе мож ет быть и чудовищем, которое кидается в лес, шумит в осинах, бросается в горы, и зве р гая из них пламя;

оно может быть и оборотнем, оседает на поле стужей-инеем, р ассы пается над л у г а ­ ми д о ж д е м и т. д.

О б р а з см ерти, популярны й в похоронных причитаниях н аравне с об­ разом горя, обычно выступает в одном из двух воплощений: это или пти­ ца (ворон, голубь, « за б л у д ш а я » м е л к а я п таш к а) или человек;

в единич­ ных случ аях смерть-человек п р ед с т а в л я е т с я каликой-перехож ей, но чаще всего это холодн ая, суровая, н еум ол и м ая ж енщ ин а, которая приходит без зова и р азр е ш ен и я, иногда — тайком, без стука, и безж ало стн о уно­ сит человеческую душу, не п р ин и м ая за нее никакого выкупа.

Н а р о д н а я ф а н т а з и я п ы тается создать и конкретный образ этой души.

Как правило, похоронный причет видит душ у человека в двух воплощ е­ ниях: это или л аск овы й пугливый ценный зв ер ек (тот ж е «заю ш ка»

или « г о р н о с т а ю ш к а » ), или птица — сокол, голубь, утуш ка, горлица, ку­ кушка, соловей, сизой орел, либо просто «вольна пташечка». Все они приглаш аю тся навестить родной дом покойника, вернуться в него, п ри ­ сесть на окно или на д ерев ья сада, подать голос, а т а к ж е отнести гр ам о т­ ку на тот свет б лизким родственникам, умерш им ранее. Подобные попыт­ ки конкр етизи ро вать в причете отвлеченные понятия очень сходны в принципе с тем, к а к это д ел а е т с я и в лирической песне, хотя самые объекты тут иные.

Вместе с тем, к а к это н аб лю д ае тся и в песне, исполнительница при­ чета пы тается подклю чить к своим п ер еж и в ан и ям весь окруж аю щ ий мир, прип и сы вая природе, ж иво тном у и р астительном у царствам, неоду­ шевленным п ред м етам способность понимать и разд ел я ть человеческие мысли и эмоции. Н а п ереж и в ан и я лирического героя в причете о т з ы в а ­ ется все, н ач и н ая со стихий и кончая трав ам и, цветами. Ч асто в одном и том ж е тексте в обобщ енную ф о рм улу соединяются призывы ко всей природе («ай ж е море, море синее, ты р азл ей мою кручинушку, ой леса, леса дремучие, вы сдавите злу обидушку, ай ж е матуш ка сы ра зем ля, ты прими меня, сиротинуш ку» и т. п.).

Вместе со стихиями и растениям и переж иван и я человека р азд ел яю т животные;

от солдатских слез р азб егаю тся в лесах испуганные звери;

вещий т о в ар и щ м олодца, конь, споты кается, отвозя своего хозяина на С оветская э т н о го а б и я. № d Н. П. К олпакова военную службу, а при выносе главы семьи на к л ад б и щ е кони склоняк головы и уныло опускаю т очи в землю;

от несчастной вдовы рыбы уход?

в глубину вод, а птицы у л ета ю т по поднебесью.

Н а горе человека отзы ваю тся и неодушевленные предметы: в дев сватовства у невесты темнеют узоры на штофной юбке, рассыпаютс сборки на парчовой душ егрейке;

п л а ть я распары ваю тся по шва!

ра с к а ты в а ю тс я по полу ее ж емчуга, р аспаиваю тся и распадаютс на части перстни. Очень сходные явлен и я происходят от горя ил стр ах а и с вещ ам и рекрута. Особенно ж е глубоко отзы ваю тся вещи н смерть человека;

дом умерш его хозяи н а стоит в печали, с туманным за п л а к а н н ы м и окнами, реш етчаты е сени п одлам ываю тся, лестницы рас сы п аю тся, столбы ш а таю тся, по бревны ш кам раскаты ваю тся оградь Т ак о е перенесение человеческих эмоций на окруж аю щ и й видимый ми] и описание его сочувствия человеку совершенно сходно в причитаниях ан алоги чн ы м и поэтическими приемами в лирической песне и играе здесь ту ж е роль: не р а зв и в а я сю ж ета, п одчеркивает силу горя.

П олное совпадение с художественной системой лирической песни об н а р у ж и в а е т с я и в символике причета, за исключением того, что кру;

символических о б р азов тут более сж ат: символики радости и счастья сущ ествую щ ей в песне, причет н е д н а е т. П е р екре щ и в а ясь во всех тема тических п одраздел ен иях, символические представления причета дают ту ж е систему поэтического иносказания, что и лирическая протяжная песня в ее символике горя, т. е. п ривлекаю т с тем ж е отрицательным зна­ чением о б разы снега, ветра, непогоды, мутной воды, увядш их цветов и деревьев, подрубленных, см ят ы х и погубленных растений и т. п.

Все худ ож ественн ы е приемы причета, отмечавш иеся выше, рассмат^ п ивали сь сравн и тельно с поэтической системой песни лирической. Но а причете есть и другие черты, к а к например, наличие во многих тек­ стах у к р а ш а ю щ и х подробностей и ош елом ляю щ их гипербол, сбли­ ж а ю щ и х его и ещ е с одним песенным ж анром, а именно — с песней ве­ личальной.

В величальной песне целью поэтических украш ений и преувеличенш я в л яе т ся, с одной стороны, в какой-то мере воздействие на судьбу магией слова, с другой — ж е л а н и е п орази ть и ослепить сл уш ателя красочностью, грандиозностью, богатством и изобилием и этим поднять в гл азах слуша­ телей тот п ерсон аж, вокруг которого ск л а д ы в а е т с я т а к а я блистательная обстан овка. В причетах гипер бо л и зац и я и у кр а ш аю щ и е описания играют несколько другую роль.

Они в стречаю тся преимущ ественно в причетах свадебных и похорон­ ных. В свад еб н ы х они частично р азд ел я ю т функцию украш ений в песне величании, т. е. создаю т вокруг невесты атм осф еру особой красоты и изысканности, п одчеркиваю т богатство обстановки, в которой якобы вы­ р о с л а д ев у ш к а и из которой ее отдаю т в чужой дом. Но ц ел ев ая установ­ ка подобных приемов в причете — не просто украсить, а подчеркнуть ту особую силу ж алости, нежности и грусти, которые наполняю т сердца родны х при р а зл у к е со столь прекрасной и выхоленной девушкой. Вместе с тем гиперболически и зо б р а ж а ю т с я и те трудности, которые ж дут неве­ сту в новой семье: наприм ер, чтобы н овая ж и зн ь ее н ал ад и лась сносно, ей требуется столько ума, что свезти его мож но только на двенадцати подводах ло ш ад и ны х, на сем н ад цати полетах соколиных. Т аких гипер­ б ол-зап угиван и й невесты вел и ч ал ь н ая песня не знает.

В причетах похоронных преувеличения и украш аю щ и е описания тоже преследую т обычно всегда одну цель — п оказать необычайно высокие п олож ительн ы е качеств а покойника и этим подчеркнуть особую глубину скорби о нем. В свою очередь оставш иеся на земле об ещ аю т мертвецу в Некоторые вопросы сравнительной поэтики (Причет и песня) случае его в о зв р а щ ен и я домой окруж ить его н ебывалой роскошью, кото* рая д о л ж н а д о к а з а т ь ему всю глубину их любви: мать, оп лаки вая сына, в ы р а ж ае т ж е л а н и е угостить его за дубовым столом, на фарфоровой и золотой посуде, н ар яд и ть в дорогое суконное платье, повесить ему на грудь золотую цепь и т. д.;

и з о б р а ж а я свою скорбь по умерш ей матери, дети сообщ аю т, что на пом инках ее устроили особо обильное угощение — сварили сорок «варь» пива, скурили сорок бочек вина, спекли сорок печей пирогов и т. п. И с п о л ь зу я все эти приемы, свойственные песне ве­ личальной и ч уж д ы е песне лирической, причет подчеркивает свое родство не с одним, а по крайн ей мере с двум я традиционны ми песенными ж анрам и.

В причете, к а к и в песне, художественны й о б р а з создается путем при­ менения р я д а тради ци он ны х поэтических приемов, среди которых н аи бо­ лее видное место за н и м а ю т художественны й п арал л ел и зм, сравнение и метафора. Х удож ественны е п а р а л л е л и проводятся в причетах разных тематических групп и всю ду в ы г л я д я т т а к же, к а к в песне: рассыпается жемчуг — п лачет невеста;

кукует кукуш ка, кричит на море лебедь — д е­ вушка о п л а к и в а е т свое зам у ж ес тво, а солдатки и вдовы — своих мужей.

В причетах рекрутских у к р о щ аетс я сине море — кончается война, не обрастает мохом катучий ка м еш о к — не н а ж и в а е т богатства солдат в походе. В п рич и тан иях похоронных з а к а т ы в а е т с я солнце, звезда, месяц -— смерть похищ ает человека, дуют ветры — злы е лю ди оговариваю т сирот и т. п. К а к и песня, причет зн ает худож ественны й п а р ал л ел и зм и в его негативной форме.

Точно т а к ж е во в сех тем атических группах причета встречается и метафора: о невесте плачут, к а к о деревце, которому не д ал и вырасти, как о яблочке, котором у не д а л и вызреть;

невеста кричит лебедью, обви вается в о к р у г родителей плеточкой, к а таетс я в их ногах клубышком;

родители ее д р у ж н о свиваю тся д руг с другом березкой и яблоней в то время, к а к са м а она у д а л я е т с я от них горькой осиною;

отчий дом для невесты и д л я р ек р у та — теплое гнездыш ко, рекрут стоит свечею нетоп­ леной, вербой золоченой, к а к и невеста, он у каты в ается из д ом а скаченой жемчуж инкой;

горе от смерти лю бимого человека и зм еряется сундуками и коробьями, обида и тоска п р о раста ю т на полях травою и цветами;

си­ рота л асточкой л ет а е т в о к р у г чуж их людей, с т а р аяс ь угодить им и. М е ­ тафорический эпитет («б атю ш ка — стена городовая», « м атуш ка — угрев но красно солнышко», «сестрицы — белы лебеди», «братцы — ясны со:

колы», умерш ий — «яблонь к у д р ев ата я » и т. п.) повторяется в одних и тех ж е словосочетаниях во всех тем атических р а зд е л а х причета, подчер­ кивая неи зм ен яем ость его словесны х форм ул, ед ва ли не еще более устойчивых и традиционны х, чем в песне.

О б щ и е с песней трад и ц и он н ы е сравнения постоянно присутствуют во всех текстах причетов: невеста и ж е н а рек ру та ш атаю тся, ка к березки, худеют с горя, к а к подсуш енные травиночки;

рекруты выглядят, ка к утушки подстреленые, к а к л ебеди пойманные, к а к заб л уд ш и е птицы, как недорослые деревья, к а к н езрел ы е ягодки;

сироты без отца — к а к з а г ­ нанные заю ш ки ;

вдова п а д а е т с горя, к а к дерево от буйного ветра — и т. п. 12 Все подобные п ерек рещ и в аю щ и еся примеры п оказы ваю т, с 1 «Великорус в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах и т. п. М атериалы, собранные и приведенные в порядок П. В. Ш ейном» (д а л е е — Шейн), т. I, вып. 2, СПб., 1898, № 1384, 1666, 2148, 2344;

Барсов, 1, стр. 66, 186;

111, стр. 239;

«Русские плачи К арелии. П одготовка текста и примечания А4. М ихайлова»

(далее — М и хай лов), П етрозаводск, 1940, стр. 148, 173.

12 Шейн, № 1368, 1658;

Б арсов, I, стр. 42, 173;

II,— стр. 24, 36, 80, 133;

III, стр. 161, 193.

4* Н. П. К олпакова одной стороны, устойчивость одних и тех ж е о б р азо в во всех тематиче­ ских р а з д е л а х причета, с другой — единый х ар а к тер всех этих приемов с ан алогичны м и п рием ам и в поэтике лирической п ротяж ной песни.

К а к и песня, причет разн о о б р азн о использует словесную звукопись.

Р и ф м а в нем т а к ж е, к а к и в песне, обычно не бывает специальным ком­ позиционным приемом, но возникает в результате синтаксического па­ р а л л е л и з м а, соединяя созвучиями различны е части речи 13. Такие рифмы возни каю т не только на концах строк, но и в начале, а иногда и в середи­ не их 14. П а р а л л е л ь н о с этим причеты пересыпаны ассонансами, аллите­ рац и ям и, р азн о о б р азн ы м и звуковы м и сочетаниями, создаю щ им и богатую словесную инструментовку стиха 15.

Н е зав и с и м о от своей тематики, причет, к а к и песня, очень широкс прим еняет традиционны й эпитет («крестьяне православные», «хоромное строеньице», «сердечны м а лы детушки», «бруеовая лавочка», «соседи п орядовны е», «белы рученьки», «резвы ноженьки», «хрустальные околен ки», «сени реш отчаты», «ножички булатные» и т. п.), придающие язык) п ричета особую силу вы разительности и красочность.

П роведенное рассм отрени е м а т е р и а л а нам ечает к а к бы три ракурса в которы х мож но соп оставлять причет и песню, к а к явления фольклор­ ной лирики. В первом р ак у рсе они предстают, ка к ж а н р ы разны е — п р еж д е всего потому, что они предназначены д ля разны х бытовых целей у них разл и чн ы е способы исполнения, несходная обстановка бытования соответственно с этим они о б л а д а ю т многими различными признакам!

в своих х удож ественны х системах: у них разны й х арактер музыкаль ного м а тер и ал а, который, в свою очередь, определяет ряд различий i общей композиции, в метре и ритме стиха обоих ж анров. В целом приче:

с его кон кретизаци ей ф ак то в и песня с их поэтизацией и обобщение\ п одходят к яв л ен и ям действительности по-разному. Все это не дает воз мож ности об ъед и нять их в один ж анр.

Второй рак у р с п о к азы в ает отдельны е художественны е приемы, кото рые, будучи принципиально сходньши, в то ж е время употребляю тся i к а ж д о м ж а н р е со об р азн о с его общей спецификой. С ю да относится опи сание, которое соответстственно разн ом у ж а н р о в о м у задан и ю играет i обоих ж а н р а х р азли чн ую композиционную роль, п о-разн ом у подходит ] п ей заж у, к портрету, создает р азличны е картины географических райо нов;

сю да относится и ко н кр етизаци я абстрактн ы х понятий, которая :

Я в горях заго р евал ася, Я в тоеках затосковалася.

(М ихайлов, стр. 147).

Вы, могильные копатели, Вы, телесны погребатели.

(«И збранные причитания. П одготовка текста и вступительная статья В. Б азан ова», П етрозазоди 1945, стр. 116).

Н е берея бы ла красны м наливным ягодкам, Не ловея бы ла свеж ие рыбы трепущие.

(Ш ейн, № 1300).

Не лесиночки подсохлые, Семяниночки невсхожие.

(К. В. Чистов, стр. 310).

З ол о та к азн а обманчива, Зелено вино пъянчиво.

(Шейн, № 2233).

Во цветно платье во печальное, Во печальное, во венчальное.

(Там же, № 2030) И я ношу, бедна, младенца на белых руках.

(Б арсов, II, стр. 171).

Некоторые вопросы сравнительной поэтики (Причет и песня) причете и в песне использует не совсем одинаковы е объекты;

сюда отно­ сится, наконец, прием гиперболизации и украш ен и я, преследующий в обоих ж а н р а х разл и чн ы е цели.

В третьем р ак ур се вы ступаю т внутренние средства создания образа и р аскры ти я психологической сущности произведения. З д есь оба ж а н р а почти со в п ад аю т д р у г с другом. У них общее сод ерж ан ие — изображение душевного мира лирического героя;

оба они одинаковы ми средствами — применением худож ественного п ар а л л е л и зм а, сравнений, метафор, сим­ волики — п ередаю т систему традиционной поэтики и одинаковы м о б р а ­ зом использую т ее. У обоих ж анп о в ряд общих технических приемов для стихового оф орм лен и я: синтаксический п арал л ел и зм, принципы создания рифмовки и других элементов звукописи. Сходство всех этих приемов и созд аваем ы х ими поэтических о б разов з а с т а в л я е т вернуться к вопросу о том, н аск олько сп равед ли вы мнения о заимствовании причетом и песней друг у д руга отдельны х поэтических средств.

Мы попы тались на конкретном м а тер и ал е выяснить закономерность связи определенных приемов поэтики с определенным содерж анием и эмоциональны м х ар а к тер о м тех или иных народно-поэтических произве­ дений. Ни песня у причета, ни причет у песни ничего в своих худож ест­ венных средствах не заимствую т: оба ж а н р а берут их из общей системы традиционной поэтики и, о б л а д а я сходным идейным содерж анием и сходным эм оци он ал ьны м тоном, одинаково пользую тся ими, несколько изменяя отдельны е приемы прим енительно к о б щ ем у х ар а к тер у своего ж ан р а.

Т ак и м образом, сравнительное сопоставление поэтики причета и пес­ ни к а к явлений народно-поэтического искусства, с одной стороны, под­ тв ерж дает, что д а ж е при наличии отдельны х общих черт ж а н р ы не могут быть едиными, если сов п ад аю т не все три основных условия жанрового единства — общ ность функции, с о д ер ж ан и я и художественны х средств, так к а к вы падение хотя бы одного из этих сл агаем ы х т а к или иначе ск а ­ зы вается и на двух остальных, н а р у ш а я общую картин у ж анровой спе­ цифики. С другой стороны, вы ясняется, что в произведениях хотя бы и разного бытового н азн ач ен ия и разны х внешних очертаниий, но близких друг к д р у гу по х а р а к т е р у со д ер ж ан и я и эмоциональной тональности, закономерно п ояв л яю тся одинаковы е худож ественны е приемы, связанны е с психологическим раскры тием о б р а за и коренящ иеся в глубоко т р а д и ­ ционной системе худож ественного мы ш ления народа.

SUMMARY A com parison betw een poetics of «prichet» (lam en tatio n ) and so n g as phenom ena of poetic folk a rt prooves, on one h an d, th a t even in the presence of som e common traits art g enres can n o t be unified u n less all the th ree basic conditions of a genre unity coincide, i. e. a com m on function, con ten ts and m ean s of a rtistic expression. It is so because the ex­ clusion even of one of these th ree com ponents in som e or an o th er w ay influences the re ­ m aining tw o com ponents, th u s d estro y in g the gen eral outline of the genre specifics. On the other hand, it becom es obvious, th a t in the a rtistic item s of a different usage d e stin a ­ tion and ex terio r outlines, but n e ar to each o th er in th e ch aracter of their contents and em otional tu n in g reg u la rly em erge sim ilar a rtistic m odes and m ethods, connected w ith a psychological exploration of an im age and e m a n a tin g from a deeply tra d itio n a l system of the folk artistic thought.

Э. Jl. Нитобург О СДВИГАХ В РАЗМЕЩЕНИИ И СТРУКТУРЕ НАСЕЛЕНИЯ ВЕНЕСУЭЛЫ Ко времени испанского зав о ев ан и я терри тори я Венесуэлы была з а ­ нята полукочевы ми индейскими племенами, ж и вш и м и в условиях перво­ бытнообщ инного строя и зан и м ав ш и м и ся охотой, рыбной ловлей, соби­ рател ьством и подсечно-огневым земледелием. Больш ую часть страны зан и м а л и индейцы а р а в а к и, но незадолго до прихода европейцев арава ков вытеснили из северны х районов на юг племена индейцев карибов В Венесуэлу, к а к и в д ругие страны Нового Света, испанских кон­ ки стадоров влекло золото. «...Золото было тем магическим словом, кото­ рое гнало испанцев через А тлантический океан в Америку;

золото — вот чего первым делом т р еб о в ал белый, к а к только он ступал на вновь от­ крытый берег»?. С н е д а ем ы е золотой л и хорадкой завоеватели постепенно п р одв и гал ись в глубь страны. О тстал ы е и разрозненны е индейские пле­ м ена не могли о к а з а т ь серьезного сопротивления вооруженным до зубов з ах в атч и к ам. Н о н айденны е кое-где золотые россыпи вскоре истощились и у ж е в первой половине XVI в. исп ан цам пришлось перейти к зем леде­ лию. З а х в а ч е н н а я у индейцев зем ля р а з д а в а л а с ь в виде крупных поме­ стий д в о р я н а м и духовенству. Н а ней в ы ра щ и ва л и с ь местные и зав езен ­ ные из Европы культуры, из которых наиболее ценными оказали сь с а ­ харны й тростник и индиго, ставш и е в XVI— XVII вв. основой хозяйства колонии.

В 1520 г. было з а л о ж е н о первое испанское поселение в Венесуэле и б Ю ж ной А мерике — К у м ан а. Во второй половине XVI в. были основа­ ны В аленсия, Барк исим ето, М ер и д а и другие города в горных районах севера и се в еро-зап ад а. В X V III в., освоив гористый север и северо-запад страны, испанцы продвинулись на юг — в Л ьян о с и на Ориноко. Сгон с зем ли и пр ям ое истребление непокорных, а т а к ж е эпидемии кори и оспы быстро привели к резк ом у сокращ ению индейского населения. Многие п лем ена (п р еж д е всего п риб реж ны е) были полностью уничтожены;

д р у ­ гие, с п ас ая с ь от истребления, уш ли в глубь девственных лесов Гвиан­ ского нагорья. С охран или сь т а к ж е отдельные, не см еш авш иеся с при­ ш е л ь ц ам и индейские племена, загн ан н ы е в высокогорные леса в районе озер а М а р а к а й б о, а также, на полуострове Г у ахи р а и в дельте Ориноко.

И спанцы редко привозили в А мерику женщин, обычно выбирая себе ж ен среди ж ен щ и н покоренных индейских племен. Потомство от этих б раков — метисы — о б л а д а л о большим иммунитетом против завезенных европейцам и болезней. В связи с развитием плантационного хозяйства и нехваткой рабочей силы с кон ц а XVI в. и вплоть до н а ч а л а XIX в. в районы п лан тац ий сахар н ого тростника, т а б а к а ииндиго ввозились нег­ 1 См.: «Индейцы Америки». М., 1955, стр. 224—225.

2 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с, Соч., т. 21, стр. 408.

О сд ви га х в разм ещ ении и структуре населен и я В енесуэлы ры-рабы. Н асел ен и е этих районов и сейчас еще отличается более темным цветом кож и. С меш ение негров с белыми привело к появлению мулатов, а смешение негров с индейцами к появлению самбо. Т а к образовал ся этнически д овольно пестрый состав населения страны.

В 1812 г. н есколько больш е половины населения В енесуэлы состав.ляли метисы, м у л аты и самбо, четверть-— креолы и европейцы, 15% — индейцы и 8% — н е г р ы 3. О б щ а я численность населения к этому времени дости гал а 800— 825 тыс. чел. О д н ако в результате длительной войны за независимость оно к 1823 г. сократилось до 766 тыс. чел. В последую ­ щие п олвека население страны более чем удвоилось и по д анны м первой национальной переписи 1873 г. составл ял о 1732,4 тыс. чел.4 Ещ е в 1825 г. были з ап рещ ен ы тор говля н егр ам и -р а б а м и и ввоз их в В енесу­ элу. Ч исло р аб о в с 64 тыс. в н ач ал е XIX в. сократилось к 1854 г., когда раб ство негров было ликвиди ровано, до 40 тыс.

В последней трети XIX— н а ч а л е XX в. население Венесуэлы росло медленно. З а полвека, прош едш ие м е ж д у первой и четвертой (1920 г.) национальны ми переписями, оно возросло лиш ь на 43%- З а т о в после­ дующие д еся т и л е ти я темпы роста населения значительно увеличились.

Если до 1920 г. еж егод ны й прирост ко л еб ал с я в п ределах от 0,4 до 1%, -а в 1920-х гг.— от 1 до 2 %, то в 1940-х гг. среднегодовой прирост насе­ ления стал со с т ав л ять здесь от 2 до 3%. В резул ьтате всего лиш ь за три десятка л ет оно более чем удвоилось, достигнув к моменту восьмой н а­ циональной переписи (1950 г.) 5034,8 тыс. чел. У величение н аселени я в тот период происходило в основном за счет естественного прироста. В частности, в 1940-х гг. рож даем ость состав­ л я л а 35— 38 человек на ты сячу ж ителей, а см ер т н о с т ь — 15— 18 человек на ты сячу ж ителей. В 1950-х гг. в связи, с некоторым улучшением меди­ ко-санитарного о б сл у ж и в а н и я в зо н ах инфекционных заболеваний смертность в В енесуэле значительно со к р ати ла сь (в 1940 г.— 16,4;

в 1950 г.— 10,9;

в 1955 г.— 9,7;

в 1960 г.— 8 человек на тысячу ж ителей), тогда к а к р о ж д ае м о сть п р о д о л ж а л а п овы ш аться (в 1940 г.— 35,5;

в 1950 г.— 42,5;

в 1955 г.— 44,7;

в 1960 г.— 43,9 человека на тысячу ж и т е ­ лей). В резу л ь тате естественный прирост населения в это десятилетие достиг рекордного уровня: в 1950 г.— 3,2%, в 1955 г.— 3,5% ;

в 1960 г.— 3,6 %в.

В период м е ж д у д в у м я мировыми войнами д ел ал и сь попытки з а с е ­ лить р я д районов Венесуэлы немецкими колонистами. П осле второй мировой войны было реш ено колон изовать глубинные районы страны с помощью перем ещ енны х л иц и б езработн ы х из Европы. Агенты-вер­ бовщики и з о б р а ж а л и В енесуэлу тропическим раем, чуть ли не сказоч­ ным Э л ь д о рад о, и ту д а хлынул поток обмануты х зам анчивой рекламой иммигрантов. С реди них были честные, потерявш ие н а д е ж д у найти р а ­ боту на родине люди, но были и разл и чн ы е д еклассированны е э лем ен ­ ты, авантю ристы, гн авш и еся за легкой наживой, б еж авш ие от п раво­ судия ф аш истски е отщепенцы, уголовники.

В стретили их по-разному. Л и ц а, имевшие некоторый капитал, смогли расп о л ага ть своей судьбой. О стал ьн ы х посы лали на неосвоенные земли, 3 См.: J. L i s с а п о, F olclor у cu ltu ra. C aracas, 1958, стр. 69—70. Креолы — потом­ ки конкистадоров и первых испанских колонистов.

4 «R epiiblica de V enezuela. M inisterio de fom ento. IX censo nacional de poblacion.

R esultados prelim in ares por d istrito s у m unicipios». C aracas, 1962, стр. 46—47.

5 Там ж е;

J. E. L o p e z, La expansion d em ografica de V enezuela, «U niversidad de los A ndes. C uad ern o s geograficos». № II. In s titu te de g eo g rafla у de conservacion de recursos n a tu ra le s, M erida, 1963, стр. 16.

6 « E stad o s U nidos de V enezuela. M inisterio de fom ento. A nuario estad istico de Ve­ n ezu ela. 1945», C aracas, 1947, стр. 231;

J. E. L о p e z, Указ. раб., стр. 16.

56 Э. Л. Нитобург в глухие районы тропического леса, где часть из них, не имея ни инвен тар я, ни в о зм ож н ости получить кредит, погибла в первые ж е месяцы о л и х о р а д к и и укусов змей. Многие уходили в б атраки, испольщики, нани м али сь на план тац ии, рудники, нефтепромыслы. Больш ое число имми гран тов осело в К а р а к а с е, М а р а к а й б о и других городах. Другие, пере ж и в полное круш ение своих н ад еж д, в озвращ ал и сь на родину еще боле нищими, чем у е з ж а л и оттуда.

П о д ан н ы м Ц ен тр а л ь н о го б ан ка Венесуэлы за 1959 г., иммиграци в В енесуэлу и эм и гр а ц и я из нее в послевоенный период с о с т а в л я л а 7:

И м м и гр а­ Э м игра­ Ч и сты й п ри ­ Э м игра­ Чистый Г оды Г од ы И м м и гр ац и я ция ция р о ст прирост ция 1948 71 168 34 169 36 999 * 1954 113 610 45 67 1949 72 902 46 498 24 404 1955 57 137 416 79 1950 79 322 51 901 27 420 1956 136 216 91436 44 1951 74 906 50 895 24 011 1957 150 361 46 104 1952 84 990 56 042 28 948 1958 138 835 122 970 16 1953 102 687 66 607 36 080 1959 16 151 079 124 * Д л я ср а вн е н и я у к а ж е м, ч т о в 1944 г. «чи сты й п ри рост» с о с т а в и л 678 ч е л., в 1945 г. — 5361, в 1946 г. 2775, в 1947 г. — 9248 чел.

В связи с высоким естественным приростом и со значительным ростом числа им м и гран тов население Венесуэлы всего лишь за десять л ет выросло в полтора р аза, составив к моменту девятой национальной переписи (26.11.1961 г.) 7524 тыс. чел. Средний ежегодный прирост его в 1950-х гг. составил 4,9% и был одним из самых высоких в м и ре8.

О д н а к о у ж е в конце 1950-х гг. и м м и гр ац ия в Венесуэлу, ка к свидетель­ ствует статистика, с та л а со к ращ аться, а эм играци я резко возросла.

Р о ж д а е м о с т ь т а к ж е несколько снизилась, причем эта тенденция сохра­ н и л ась и в н а ч а л е 1960-х гг. (в 1955 г.— 44,7;

в 1960—43,9;

в 1963— 43,3 человека на ты сячу ж и телей ) 9.

По дан ны м О О Н, в 1964 г. численность населения Венесуэлы достиг­ л а 8427 тыс. чел. П о некоторым другим оценкам, к началу 1965 г. оно составило 9,051 тыс. ч е л. 10, причем больш е половины его (50,7) состав­ л я ю т муж чины. С ледует отметить так ж е, что венесуэльцы — «молодая»

нация: почти 55% их имели в 1961 г. в озраст менее 20 лет, 8 2 % — менее 40 лет. П о прогнозам ж у р н а л а «П оп уласьон »— органа французского института д ем ограф и ч ески х исследований, к 1971 г. население Вене­ суэлы составит 10,6 млн.;

а к 1981 г. более чем удвоится по сравнению с 1961 г. и достигнет 15,2 млн. чел.;

продолж ительность жизни возрастет в 1977— 1981 гг. до 68,2 л е т 11.

7 «The E conom ic developm ent of V enezuela. R eport of a m ission organized by the In te rn a tio n a l B ank for R econstruction and D evelopm ent», Baltim ore, 1961, стр. 473;

P. P e r a l e s, M an u al de g e o g rafia econom ica de V enezuela, C aracas — M adrid, 1962, стр. 38. П о данным венесуэльского посольства в Вашингтоне, в 1957 г. число иностран­ цев, ж ивущ их в Венесуэле, достигало 0,5 млн. человек. Среди них 31% составляли итальянцы, 28% — испанцы, 9% — гр аж д ан е США, 7 % — португальцы, 6 % — колум­ бийцы и т. д. («V enezuela U p-to-date, W ash in g to n, N ovem ber, 1957, стр. 9, 22). По дру­ гим данным, только испанских эмигрантов в Венесуэле к началу 1960-х гг. насчитыва­ лось 250 тыс. («M undo H ispanico», M adrid, 1961, vol. 14, № 159, стр. 34).

8 «IX C enso nacional de poblacion. R esu ltad o s prelim inares», стр. 42, 47;

J. L o p e z, Указ. раб., стр. 16, 18, 29;

«Econom ic D evelopm ent of V enezuela», стр. 4.

9 A. S., La populatio n du V enezuela. «Population», P aris, 1964, vol. 19, № 4, стр. 753.

10 «U. N. M onthly B ulletin of S tatistics», New York, July, 1965, стр. 4;

«Population», 1964, vol. 19, № 4, стр. 753.

1 «Ponulation». 1964. vol. 19, № 4, стр. 755—756.

О сдвигах в разм ещ ении и структуре населения Венесуэлы 57' В ен есу эл ьс кая конституция п ро во згл а ш ает принцип национального и расового р ав н оп ра ви я, и здесь нет расовой дискриминации в столь обнаж енны х и грубы х ф ормах, к а к это имеет место в США. Тем не менее в стр ану не д опускаю тся в качестве и ммигрантов цыгане и лица, не п р и н а д л е ж а щ и е к белой расе. П рибы тие после второй мировой войны 600— 700 тыс. европейских иммигрантов, несомненно, привело к некото­ рым сдвигам в соотношении р азли чн ы х расовых элементов в составе населения Венесуэлы. Точных д ан ны х на этот счет нет и разн ы е авторы приводят разл и чн ы е цифры. По-видимому, около 3/ 4 н аселени я состав­ ляют метисы, м у л аты и самбо, 2 0 % — креолы и европейцы, 5— 7% — негры, 1,5— 2 % — и н д е й ц ы 12. Т аким о бразом, хотя негры и сы грали свою роль в ф орм и ро ван ии венесуэльской нации, негритянская примесь здесь значительно менее зам етн а, чем у кубинцев или бразильцев, не говоря уж о дом и ни канц ах, яв л яю щ и х с я в большинстве своем мулатами. В ене­ суэльцы, подобно колум би йц ам, гон дурасц ам и некоторым другим л ат и н оам ери кан ски м н а р о д а м,— в основном метисы.

По разл и чн ы м д ан н ы м индейское население Венесуэлы составляет в настоящ ее в р ем я 100— 150 тыс. чел. Зд ес ь н асчитывается 11 индейских языков и около 150 диалектов. В 1947 г. бы ла создан а Н ац и о н ал ьн ая комиссия по изучению п оло ж ен ия индейцев. О х р а н а индейского н аселе­ н и я — одно из п рограм м н ы х требован ий Коммунистической партии Ве­ несуэлы 13.


В XX веке численность индейского населения из года в год уменьшается. Индейцы — исконные обитатели страны — вытеснены либо в самы е глухие, либо в бесплодны е районы и, по существу, обречены на вымирание. Бо л ьш и нство из них ж и в у т в убогих деревнях и п о д д ер ж и в а­ ют свое сущ ествование, в о зд е л ы в ая кукурузу, з ан и м ая сь охотой и ры бо­ ловством.

Ещ е в н ач ал е XX в. в северо-западной части впадины М а р а к а й б о ж и ­ ли индейцы племени гуахиро а р а в а к ск о й язы ковой группы. С открытием там нефти и ностранны е ком пании стали скупать зем ли и сгонять с них индейцев. В 1949 г. агенты компаний спровоци р овал и «войну» м еж д у индейскими п лем ен ам и в этом районе, в резул ьтате чего три тысячи семей индейцев были согнаны со своей земли, а имущество их было уничтож е­ но. С ейчас индейцы гуахиро оттеснены на пустынный и засуш ливы й по­ луостров Г уах и ра, где д л я обеспечения себя водой им приходится рыть колодцы до 10 м глубины. З е м л ед ел и е из-за постоянных засух у них р а з ­ вито сл аб о и огран и чи вается небольш ими участк ам и под кукурузой и юккой. Г л ав н ы м зан яти ем индейцев гуахиро стало животноводство и ловля черепах. К о ж и они н ередко п родаю т на п р и н ад л еж а щ и е Г о л л а н ­ дии соседние острова А р р у б а и К ю р аса о 14.

П одобны м ж е о б р азо м сл о ж и л а с ь судьба индейцев района Сирума — важного рай он а нефтяной промы ш ленности в ш тате Сулия, насчитывав­ ших в 1958 г. около 6 ты сяч человек. И х лучш ие общинные земли з а х в а ­ тили н еф тяны е ком пании и многим индейцам приш лось уйти на з а р а ­ ботки. Д р у г и е ведут полуголодное сущ ествование 15.

12 См.: S. d e l a P l a z a, In m ig rac io n у refo rm a a g ra ria, C aracas, 1945, -стр. 28;

«The E conom ic developm ent of V enezuela», crp. 4;

A. R о s e n b 1 a t, La poblacion in d i­ gene у el m estizaje en A m erica, B uenos-A ires, 1954, стр. 154— 155;

E. L i e u w e n, Ve­ nezuela, L ondon — New York — T oronto, 1961, стр. 12.

1 «П рограммны е документы Коммунистических и рабочих партий стран Америки», М., 1962, стр. 96.

14 «V enezuela. V iven en la fro n tera», « P an o ram a economico latinoam ericano», La H abana, 1962, vol. 5, № 60, стр. 3—8.

15 «V enezuela, Z irum a: la,,sa lid a“ im perialista», « P an o ram a economico latin o am eri­ cano», 1963, vol. 6, № 68, стр. 11—45.

58 Э. Л. Нитобург Е ж егодн о тысячи индейцев, обмануты е вербовщ иками, уходят в ш и сках з а р а б о т к а на н еф тяны е промы слы и крупные плантации, наним;

ются к о ч егарам и и м ат р о сам и на суда, п лаваю щ и е по озеру Маракаиб и л и чернорабочими в городах. И х использую т на самой тяж елой работ Н е в ы д е р ж и в а я т я ж е л о г о груда, многие индейцы погибают.

Но кром е этих о ф и ци ал ьн о н азы ва ем ы х «цивилизованными» индейце!

о х в аты ваем ы х переписям и населения, в ш т а т а х Ансоатеги, Апуре, Сукр С ул ия и в непроходимы х тропических д еб р я х Гвианского нагорья (тер ритория А м а со н ас и ш тат Б о л и в а р ) ж и в у т т а к назы ваем ы е «неассиыи тированны е» или «лесные» индейцы. Они ж ивут в лесах и сохраняю' почти тот ж е образ жизни, что вели и предки времен открытия Америки.

Так, в ш тате Сулия, в пограничны;

с К олумбией горных лесах хребт.

С ьерра де П ериха, к юго-западу от озе ра М ар а к ай б о, сохранилось еще не сколько тысяч индейцев м о т и л о н о е упорно не ж е л а ю щ и х вступать в кон такты с властям и и с оружием в рука:

отстаиваю щ их свою свободу и незави симость. Их основное занятие — под сечно-огневое земледелие. Но в отли­ чие от больш инства индейских племен мотилоны почти не знакомы с кукуру­ зой. Они в ы р а щ и ва ю т юкку, сладкий картоф ель, бананы, табак. Важнейшим продуктом питания является рыба. Для ры боловства, так ж е ка к и д ля охоты, ш ироко используются л у к и стрелы.

К ром е того, мотилоны строят для лов­ ли рыбы искусные запруды на реках 16.

В низовьях Ориноко (территория Д ел ьта -А м а к у р о ) ж ивут индейцы гуа рауны. Г лавное их занятие — рыболов­ ство и земледелие.

Н а VI М еж дун ародн ом конгрессе И ндейские девуш ки племени пиароа.

антропологических и этнографических Ф едеральная 'территория А масонас н аук в П а р и ж е (1960 г.) с докладом (В енесуэльская Г виана) об индейской общине С анта К л а р а де Ариби в ш тате Ансоатеги выступил венесуэльский этнограф Хельмут Фучс. Индейцы к а р и б е этой общины, состоящей из нескольких хуторов и располож енн ой всего в двух-трех сотнях километров от столицы стр ан ы — г. К а р а к а с а, в ы р а щ и ва ю т кукурузу, рис, батат, фасоль, б а­ наны, сахар н ы й тростник. П ричем хозяйство общины в наши дни, как и двести — триста лет назад, бази руется на подсечно-огневой системе зем ­ л ед ел и я. П одготовкой почвы и посевом зан и м аю тс я мужчины, а уборкой у р о ж а я — ж енщ ин ы 17.

В л е са х Гвианского нагорья, по б ерегам Карони, К ауры и других притоков О риноко м ож но встретить разб росанн ы е на дал еки х расстоя­ 16 Н. W. G r e b e, Die M iotikmen In d ian er der S ierra de P erija, «O bersee R und­ schau», 1961, vol. 13, № 12, стр. 17—20. См. так ж е « P an o ram a economico latinoam eri cano», 1962, vol. 5, № 60, стр. 3—8.

17 H. F u c h s, La ag ric u ltu ra en la com unidad indig en a de Santa C lara de Aribi (C a rin a ), E sta d o A nsoateg u i, V enezuela, VI C ongress in tern atio n al de sciences anthro pologiques et ethnologiques, P a ris, 30 Juillet-6 aoflt 1960, т. II, P aris. 1964, стр. 27 32.

О сдвигах в разм ещ ении и структуре п и ^ л е н и я Венесуэлы ниях д руг от д р у га м аленьки е деревуш ки индейцев карибской языковой группы — племен м аки р и тар е, таули н ан г, арекун а, йекуана, макуши. Они р азв о д ят юкку, зан и м аю тс я сбором каучука, охотой и рыбной ловлей, знаю т гончарное дело. К обособленным я зы к о в ы м группам на Гвианском нагорье п р и н а д л е ж а т индейцы ш и р и ан а, п иароа, яруро, гуахибо, отома ки. Индейцы баниве, баре, гинау, йявитеро и другие племена индейцев ар авако в, сохрани ли сь ещ е кое-где у колумбийской и бразильской границ 18.

В 1951 г. ф р ан ко-вен есуэль ск ая экспедиция, р а зы ск и в ав ш а я истоки Ориноко, о б н а р у ж и л а в д ж у н г л я х на крайн ем юго-востоке этого района индейцев в ай ка, или вайкосов, никогда ещ е не имевш их контакта с бе­ лы м человеком. В айкосы кочуют небольш ими группами, ходят нагими и р азри совы ваю т тело у зо рам и лилового цвета. П и таю тся они дикими пло­ дами и дичью. Все их имущ ество состоит из луков, стрел, кусочков д ер е­ ва д л я д о б ы в а н и я огня и небольш их ножей с лезви ям и из кости. И х в р е­ менные поселения обнесены грубой изгородью, внутри которой устроены -служащие им ж и л и щ ем навесы из трех воткнутых в землю жердей, покрытых сверху б ан ан овы м и листьями. Ни лодок, ни д а ж е плотов они не зн аю т 1Э.

«Л есны е» индейцы не о х в аты ваю тся переписью населения и числен­ ность их о ц енивается приблизительно. Ч етв ерть века н а за д — в 1941 г.

число их о п ред ел ял ось в 100,6 тыс. чел. К 1950 г. оно сократилось до 56,7 тыс., а к 1961 г.— до 31,8 тыс. (из них 20 000 ж и л о на территории Амасонас, по 4000 в ш т а т а х Б о л и в а р и Сулия, а 3500 в ш тате Апуре) 20.

Негры ж и в у т гл авны м о б р азо м в прибреж ной полосе и на низмен­ ности М а р а к а й б о. Б о л ь ш о е число их р а б о тае т в качестве портовых р аб о ­ чих в П у э р т о -К а б е л ь о и Л а -Г у а й р е, ш оферов, матросов, рабочих на нефтяных п ром ы сл ах. П о д о б н о индейцам, они яв л яю тс я н аи более экс­ плуатируемой, неимущ ей и обездоленной частью населения.

З а 10 л ет — с 1950 по 1959 г. са м о д еятельн ое население страны у в е ­ личилось на 4 4 % : с. 1706,3 тыс. до 2456,7 тыс. человек. Знач ител ьн ая часть его з а н я т а в сельском хозяйстве. Б о л ь ш е того, число лиц, заняты х в этой отрасли хозяй ства, д а ж е несколько выросло, но доля их во всем са м о д еяте ль н ом населении со к рати ла сь с 41 до 34%. М еж д у тем, еще 30— 35 л ет н а з а д в сельском хозяйстве было зан ято почти 3/4 с а м о ­ деятельного н а с е л е н и я 21.

Р азв и ти е к а п и т а л и зм а в венесуэльском сельском хозяйстве идет мед­ ленно. « Н есм отр я на то, что в венесуэльской деревне за последние годы стало зам етн о в ы ри совы ваться кап и тали сти ческое разви тие,— отмечает­ ся в политических тези сах К ом партии Венесуэлы, принятых на ее 3-ем съ езде (1961 г.),— в ней п р о д о л ж а ю т господствовать докап и тал и ­ стические производственны е отношения, главны м об разом п олуф еодаль­ ные, основанны е на л ати ф ун ди стской собственности на землю. Имеют место т а к ж е элем ен ты товарн ого х озяй ства независимы х производителей 18 См.: «Н ароды Америки», т. I, стр. 36— 38;

т. II, стр. 312—313, 324, 400. 464;

«Science et vie», P a ris, 1954, vol. 86, № 447, стр. 577, 578;

« P anoram a economico lati noamericano», 1962, vol. 5, № 60, стр. 3—8;

A. E i с h 1 e r, E n tierra de los S h irian as, «Revista iberica», B arcelona, 1962, vol. 40 № 3, стр. 102— 107.

19 «Science et vie», 1954, vol. 86, № 447, стр. 571—579.

20 « E stad o s U nidos de V enezuela, Septim o censo n acio na l de poblacion», т. 2, C a ra ­ cas, 1945, стр. XXV;

«W est Indies and C aribbean year-book 1965», L ondon, 1965, стр. 21 «U. S. D ep artm en t of Comm erce. C om m ercial and in d u strial developm ent of V ene­ zuela», W ash in g to n, 1931, стр. 14;

«M ining and m an u factu rin g in d u strie s in V enezue­ la», W ashington, 1949, стр. 15;

M. P a r r a L e o n, A spectos del problem a ru ral venezo lano. C aracas, 1944, стр. 15;

S. d e 1 a P 1 a z а. Указ. раб., стр. 12.


60 Э. JI. Нитобург и д а ж е в стречаю тся п а тр и ар х ал ь н ы е п олурабовладельчески е формы хо­ зяй ства» 22.

Р езу л ь т а т о м отсталой социальной структуры яв л яется низкая про дуктивность сельского хозяй ства и его малы й удельный вес в националь ной экономике. По д ан ны м Ц ен траль н о го банка Венесуэлы, в 1959 г зем леделие, ж ивотноводство и рыболовство, в которых было занято более трети населения, д а в а л и лишь 6,3% национального валового продукта, в а л о в а я п родукци я на д у ш у сам одеятельн ого населения б ы л а в сельском хозяйстве в 80 р аз меньше, чем в нефтяной промышленности, в 18 par меньше, чем в горнодобы ваю щ ей промышленности и в 6 раз меньше, чем в о б р а б а ты в а ю щ е й промышленности. Средние темпы ежегодного при­ роста продукции в 1950-х гг. в сельском хозяйстве были вдвое ниже, чем в нац ион альн ой экономике в целом. В 1962 г. сельское хозяйство дава.1о л иш ь 5% в алового национального дохода, а д оля его продукции в вене­ суэльском экспорте не п р ев ы ш ал а 1,5% 23.

М е ж д у тем пром ы ш ленное производство в стране заметно возросло и по тем пам роста его (11.6% в год) В енесуэла в последнее десятилетие в ы ш л а на второе место в Ю ж ной Америке после Б р а з и л и и 24. Этому спо­ собствовал р я д факторов, в том числе и приток иностранных инвестиций, составивш их в 1962 г. шесть м и л л и ардов д олларов. Из них четыре мил­ л и а р д а приходится на долю монополий США. 80% этой огромной суммы в л о ж ен о в н ефтяную и 7% — в горнорудную промышленность. Н а грабе­ ж е природных ресурсов В енесуэлы моиополисты-янки н аж и ваю т басно­ словные бары ш и. По д анны м ж у р н а л а «Ревиста экономика латиноамери-, ка на», о б щ ая сум м а инвестиций в экономику Венесуэлы за десятилетие с 1950 по 1960 г. удвоилась. Н о если вл о ж ен ия в сельское хозяйство вы­ росли за это в р ем я на 5 5%, то в л о ж ен и я в о б раб аты ваю щ ую промышлен­ н о с т ь — на 159%, нефтяную промы ш ленность — на 182%, в производ­ ство электроэнергии — на 567%, горнодобы ваю щ ую промышленность — на 1307 % 25.

К а к свидетельствует статистика, число лиц, зан яты х в обрабатыва­ ющей промышленности, выросло за д есять л ет на 26%, а в горнодобы­ в а ю щ е й — удвоилось. Д о л я о б р аб аты ва ю щ ей промышленности в нацио­ н ал ьн ом вал овом продукте возро сл а с 10,3% в 1950 г. до 16,4% в 1963 г.

В а ж н о отметить т а к ж е, что экономические сдвиги привели к перемеще­ нию значительного числа лиц, зан яты х в кустарном производстве и мел­ кой промы ш ленности, на крупные и средние предприятия близких им от­ раслей о б р а б а ты в а ю щ е й промышленности. Так, в 1950 г. на крупных v средних п ред п ри яти ях было зан ято 92,3 тыс. человек, а на мелких пред п р иятиях и в кустарн ом производстве — 114,6 тыс., т. е. более половинь всех рабочих. В 1959 г. в кустарн ом производстве и мелкой промышлен ности было з ан ято 96,4 тыс., а на крупных и средних предприятиях — 164,6 тыс. рабочих. В н ач ал е 1960-х гг. в стране ещ е существовало 12 ты сяч рем есленных предприятий с числом рабочих от 1 до 15, но удельны!

вес продукции подобных предприятий во всей продукции обрабатываю щей промы ш ленности сок рати лся с '/в в 1952 г. до 1/ 10 в 1960 г. Дол;

ф аб р и чн о-заво д ск и х рабочих в об р аб аты ва ю щ ей промышленности увели чилась с 45% в 1950 г. до 60% в 1959 г. и 68% в 1963 г. В целом ж;

22 «П рограммны е документы Коммунистических и рабочих партий стран А мерики стр. 44, 47.

23 Там ж е, стр. 47;

«G estion», P a ris, Sept. 1963, vol. 6, стр. 532—533.

24 «C uadernos de la CVF» (de la C orporacion V enezolano de F om ento), C araca' 1964, vol. 1, № 2, стр. 417.

25 D. F. M a z a Z a v a l a, C a ra c te n stic a s у tendencias de la inversion ex tran jera e;

V enezuela», «R evista econom ica latin o am erican a», C aracas, 1962, vol. 2, № 8, стр. 43—4c О сд вигах в разм ещ ении и структуре населения Венесуэлы. численность ф аб р и чн о-завод ск ого п ро л е тар и ата за 14 лет выросла почти втрое и д ости гла 260— 270 ты сяч ч е л о в е к 26.

Л и ш ь в нефтяной промышленности (даю щ ей свы ш е четверти н ац ио­ нального в ал ового продукта, 2/ 3 всех бю дж етн ы х и 9/ю всех валютных поступлений), несм отря на непрерывный рост добы чи «черного золота»

в Венесуэле, число зан я ты х сократилось с 61 тыс. чел. в 1948 г. до 45, тысяч в 1957 г. и п р о д о л ж а л о затем из года в год ум еньш аться. В 1963 г.

оно с о с тав л ял о 33,6 тыс. чел., в том числе рабочих-нефтяников всего 18,9 тысяч. Это св яза н о с м еханизацией и автом атизаци ей в этой отрасли и свидетельствует о более интенсивной эксп луатац и и венесуэльских тру­ д ящ и х ся иностранны ми нефтяны ми монополиями, ибо за врем я с по 1963 г. добы ч а нефти в Венесуэле более чем у д в о и л а с ь 27.

В целом, хотя общ ее число лиц, зан я ты х в промышленности, возросло на 60 ты сяч человек, д о л я их во всем сам од еятельн ом населении умень­ ш илась с 15% в 1950 г. до 12,8% в 1959 г.

В то ж е в рем я увели чи лась к а к абсолю тно (в 1,5— 2 р а з а ), так и отно­ сительно, к атегор и я лиц, зан яты х в строительстве, торговле, на тран сп ор­ те и электро станц и ях : в 1950 г. в этих о тр ас л ях было зан ято 17,4% сам о­ деятельного населения, а в 1959— 21,7%.

П о -п р еж н е м у непомерно высокой (21,2% ) остается д оля лиц, з а н я ­ тых в сфере о б сл у ж и ва н и я. Б у р ж у а з н а я пресса не случайно назы вает Венесуэлу «одной из наиболее п роцветаю щ и х сл аб о разви ты х стран» ми­ ра. И н о стран н ы е монополии, орудую щ ие здесь, а т а к ж е связанны е с ни­ ми группы местных дел ьц о в р азн ого рода действительно процветают.

Одних только ам ери кан ск и х фирм и их отделений тут насчитывается бо­ лее трехсот и в них зан ято 40 тыс. г р а ж д а н С Ш А 28, ж и в ущ и х в Венесуэ­ ле в особых, п риви леги рованн ы х условиях. Это обстоятельство, а т а к ж е быстрый рост городов, возникновение прослойки рабочей аристократии и р яд других ф ак то ров привели к тому, что более пятой части сам од е­ ятельного населени я страны (в 1959 г.— свыше 0,5 млн. чел.) занято не­ посредственно в сфере о б сл уж и вани я.

З а м е т н о увел и чи л ась безраб оти ца. Если в 1950 г. безработные состав­ ляли 6,2% всей рабочей силы, то в 1959 г.— у ж е 10,2%- А в 1 9 6 3 г.,д аж е по оф и ци ал ьн ы м д ан ны м, уровень безраб оти цы в «одной из самых про­ цветаю щих сл а б о р а з в и ты х стран» достиг 1 4 % 29. О д н ако по н еоф и ци аль­ ным д ан н ы м он гор азд о выше. В частности, ж у р н а л « П а н о р а м а экон о­ мике л а т и н о ам ер и к а н о » соо б щ ал в 1962 г., что число безработны х в с т р а ­ не д ости гает 800 тысяч, а вен есуэл ьская газе та «К л ари н» в н ач ал е 1963 г.

приводила ц и ф р у в 700 тыс. б е з р а б о т н ы х 30.

П о д ч е р ки ва я, что венесуэльское общество п ер еж и в ает «переходный период..., в котором кл ассы не приобрели четкости, присущей им в з р е ­ лом капитал и сти ческом обществе», Политические тезисы К омпартии Ве­ несуэлы, констатирую т, что «основные классы венесуэльского общества следующие: лати ф ун ди сты, б у р ж у а зи я, го род ская м е л к ая буржуазия, крестьянство и п р о л е тар и ат» 31.

26 Е. J. C a b r e r a, A lgu no s asp ecto s de la in d u stria dom estica у pequena indust ria en V enezuela, «C uadernos de la CVF», 1962, vol. 1, № 3, стр. 37—51;

см. такж е:

«C uadernos de la CVF», 1964, vol. 1, № 2, стр. 307, 416, 417.

27 «П рограмм ны е документы Коммунистических и рабочих партий стран Америки», с: р. 40;

Е. В. Р е t z а 11, E rd o lw irtsc h a ft und P o litik in V enezuela, «Erdol und Kohle», H am burg, 1965, vol. 18, № 1, стр. 59.

28 Т. Т.. M u r p h y, V enezuela as a foreig n inv estm en t targ e t, «B usiness Topics», 1964, vol. 12, № 4, стр 27.

29 Там же, стр. 26.

30 « P an o ram a econom ico latinoam ericano», 1962, vol. 5, № 59, стр. 20;

«Clarin», 13.11, 1963.

3 «П рограммны е документы Коммунистических и рабочих партий стран Амери­ ки», стр. 55—56.

62 Э. JI. Нитобург К л асс латиф ундистов, характер и зую щ и й ся собственностью на круп ные массивы земель, по своей численности не превы ш ает 3,5 тыс. чел Но они в л ад ею т почти 80% всей н аходящ ейся в частном владении земли О тд ел ьны е слои л ати ф ун ди стов начали п реоб разовы вать хозяйство пу­ тем модерн и зац ии своих имений и введения в них капиталистических п роизводственных отношений, путем установления все более тесных свя зей с торговой и банковской бурж уазией. Но в целом латифундисты это класс, оп ираю щ и йся на край н е отсталые, давно у ж е обреченные исто рией производственные отношения. Б о л ь ш а я часть земли, находящейся в их владении, не о б р а б а т ы в а е т с я и пустует.

В енесуэльскую б у р ж у ази ю мож но р азд ел и ть на торговую, промыш­ ленную, банковскую, а г р а р н у ю 32 и т. д. С точки зрения экономической мощ и ее м ож но р азд е л и т ь т а к ж е на крупную и среднюю буржуазию.

У нас не имеется точных д ан ны х о ее численности. Однако известно, что по м а т е р и а л а м ценза 1950 г. 4% самодеятельного населения было клас­ си ф ицировано к а к «работодатели». По-видимому, в эту категорию вошли не только крупные и средние предприниматели, коммерсанты, банкиры и т. д., но и л ати ф ун ди сты и д а ж е некоторые слои мелкой буржуазии.

И з д ан ны х того ж е ценза 1950 г. следует, что 15% самодеятельного населени я п р ед став л ял и собой «средний класс», т. е. класс городской мелкой б у р ж у ази и. « М ел кая б у р ж у ази я, известная та к ж е ка к средние слои населения, довольно многочисленный класс,— говорится в Полити­ ческих тези сах К ом п арти и В енесуэлы.— Это объясняется социально экономическими условиями и недостаточным капиталистическим разви­ тием нашей страны». В состав этого кл асса, являю щ егося «важнейшей частью венесуэльского общ ества», входят различного рода мелкие пред­ приниматели, ремесленники, мелкие торговцы и домовладельцы, служа­ щ ие и специалисты промы ш ленны х, торговых, транспортных, комму­ н ал ьн ы х ф и рм и предприятий, государственны е служ ащ ие. «Основную часть средних слоев со ставляю т интеллигенция и студенты» 33.

Д л я б у р ж у а зи и и «средних слоев» хар актерен более высокий, чем для грудящ ихся классов, удельны й вес лиц креольского и европейского про­ исхождения.

Крупнейш им по численности классом в современной Венесуэле пока ещ е я в л я е т с я крестьянство. С ю да входят, конечно, и собственники обра­ б аты ва ем о й земли, но в основном это люди, о б раб аты ва ю щ и е чужие зем­ ли в качестве аренд ато ров, издольщ иков, ф ундадоров и окуп ан тес34.

В состав крестьян ства входят следую щ ие слои: 1) Пеоны-конукеро — по­ л у п рол етар и и венесуэльской деревни, число которых в н ачале 1950-х гг.

со с т ав л ял о 320 тыс. чел. Они сочетаю т владение небольшим участком ла л ати ф ун ди стской зем ле или на за л е ж н ы х зем ля х с дополнительной рабо­ той в качестве б а т р а к а в каком -ли бо имении. 2) М елкие крестьяне, число которы х со став л ял о примерно 100 тыс. Они ж и в у т исключительно за счет небольш ого у ч астка, который о б р аб ат ы в а ю т сами. К а к правило, они жи­ вут и р аб о т аю т на зем ле лати ф ун ди стов в качестве издольщиков, ис­ польщ иков или арендаторов, в ы п л ач и в ая латифундистскую ренту нату­ рой или деньгами. Этих крестьян нередко насильно сгоняют с земли и все более оттесняю т на худш ие земли. 3) Средние крестьяне насчитывали 32 А грарная бурж уази я появилась в Венесуэле сравнительно недавно, в связи с развитием капи тализм а в деревне, и численно невелика (5—6 тыс. чел.) 33 «П рограмм ны е документы Коммунистических и рабочих партий стран Амери­ ки», стр. 63—64. См. так ж е «M inisterio de fom ento. V II censo de poblacion: principales re su ltad o s nacionales», C a ra c a s, 1957, стр. 48—49;

E. L i e u w e n, Указ. раб., стр. 14— 17.

34 Ф ундадор — арендатор, имеющий право на.разработку целинных земель и их застройку. О купайте — лицо, заним аю щ ее свободную землю, принадлеж ащ ую государ­ ству или частному лицу, и не имеющее документов -г.а эту землю.

О сд ви га х в разм ещ ении и структуре населения Венесуэлы 63' к н а ч ал у 1960-х гг. 60 тыс. чел. Вместе с членам и своих семей они о б р а­ б аты ваю т собственный или арендованны й участок, п ривлекая дополни­ тельно н есколько б атр ак о в. «В общей слож ности 480 тыс. крестьян, составл яю щ и х больш ую часть самодеятельного населения», является объектом ж естокой эксп л у атац и и со стороны к л а с с а латифундистов,, местной агра р н ой и торговой бурж уази и, а т а к ж е иностранны х ком па­ ний, действую щ их в В е н е с у э л е 35.

Н и зки й уровень доходов и ж и зн и венесуэльского крестьян ства опре­ д еляется п р е ж д е всего невысокой производительностью их труда, обу­ словленной зем ельн ы м голодом, отсутствием эффективной кредитной политики, н евозм ож н остью технически вооруж и ть хозяйство и т. д. Н е слу­ чайно на долю сам од еятельн ого населения, зан ятого в сельском х о зяй ­ стве и состав л яв ш его более трети всего самодеятельного населения с т р а ­ ны, приш лось в 1959 г. лиш ь 9,5% всех фондов, израсходованны х на Оп­ л ату тр у д а в н ац ион альн ой э к о н о м и к е 36.

С ам ы м прогрессивным и быстро растущ им классом венесуэльского общ ества я в л я е т с я п ро летар и ат. В связи с отсталостью страны он еще сравнительно невелик, но по мере проникновения империалистических монополий, в процессе и н д устри ал и зац и и и р азви тия капи тали зм а в д е­ ревне численность рабочего к л ас са быстро в о зр аста ет и имеет неудерж и­ мую тенденцию к д ал ьн ей ш е м у росту, к а к в абсолю тном отношении, так.

и по своем у у д ельн ом у весу в обществе. М ен яется и его качественный со­ став. В приняты х на 3-ем съ езде венесуэльских коммунистов (март 1961 г.) П олитических тези са х говорилось, что «процент рабочих-ремес ленников и раб оч их мелких предприятий еще п ревали рует в рабочем классе». В н асто я щ ее врем я это у ж е не так. Выш е было показано, что число рабочих у к а за н н ы х категорий значительно сократилось, тогда как количество рабочих крупных и средних предприятий, к а к в о б р аб аты ­ вающей, т а к и в горнодобы ваю щ ей промышленности, транспорте и строительстве резко возросло. В нефтяной и некоторых других отраслях промышленности п оявил ась прослойка рабочей аристократии. Р астет численность и сельского п р о л е т а р и а т а (особенно в таких отраслях, как молочное ж ивотноводство, в о здел ы ван и е са харн ого тростника, таб ака, арахиса, к у н ж у та, хлопка, с и за л я и д р.), который не следует смешивать со слоями, о б разу ю щ и м и крестьянство. В целом считается, что рабочий класс, в к л ю ч а я сельскохозяйственны х рабочих, составляет 20—25% с а ­ модеятельного н а с е л е н и я 37.

С р ед н я я плотность н аселени я в Венесуэле н евелика — менее десяти человек на 1 кв. км. Н о р азм ещ ен о оно крайн е неравномерно. В п р и б р е ж ­ ных и горных ш та тах, р ас п о л ож е н н ы х в северной и северо-западной ч а ­ стях страны и зан и м аю щ и х лиш ь пятую часть ее территории, сосредото­ чено почти четыре пятых всего населения. З д есь н аходятся главные зем ­ ледельческие зоны и основные сгустки сельского населения, а т а к ж е почти все крупные города Венесуэлы. С ред н я я плотность населения здесь — 31,6 чел. на 1 кв. км, а в Ф ед еральн ом округе она достигает 651,6 чел. на 1 кв. к м 38.

В то ж е в р ем я н а долю Гвианского н агорья (ш тат Боливар и тер р и ­ тория А м а с о н а с ), зан и м аю щ его п л о щ ад ь в 413 750 кв. км, или почти половину страны, приходится всего 3% населения. С редняя плотность населения в венесуэльской Г в и а н е — 1 человек на 2 кв. км. Если не счи­ 35 См.: «П рограммны е документы Коммунистических и рабочих партий стран Америки», стр. 45—46, 65—66.

36 Там ж е, стр. 48.

37 Там ж е, стр. 67.

38 P. P e r a l e s, Указ. раб., стр. 57;

J. Е. L o p e z, Указ. раб., стр. 88—92.

64 Э. JI. Нитобург тат ь старого города на Ориноко С ью д ад -Б о л и в ар а, двух-трех построен ных д л я вы воза ж елезной руды новых портов на той ж е Ориноко и по селков рудокопов, тут м ож но встретить лиш ь отдельные скотоводческие ферм ы, стар ател е й и сборщ иков дикого каучука, д а редкие поселения и ндейцев по б ерегам лесны х рек. Этот богатейший по своим природные ресур сам край ещ е ж д е т освоения.

С л аб о были заселены до самого последнего времени и Л ьянос — трс пические степи, зан и м аю щ и е более четверти площ ади страны (275 тыс кв. к м ). Л и ш ь в послевоенные десятилетия, когда на востоке Льянос б ы л а н ай д е н а нефть, та м выросло много поселков иностранных нефтяных компаний. Н екоторы е из них (к ак наприм ер, Эль Тигре) превратились теперь в города с д еся тк ам и ты сяч жителей. В 1961 г. на долю этого рай она п риходи лась у ж е п я та я часть всего населения, а средняя плотность его зд есь с о с т а в л я л а около 5 чел. на 1 кв. к м 39.

Е щ е сравн и тельно недавно, в 1936 г., 71,8% населения Венесуэлы жи­ л о в сельской местности (в населенны х пунктах с числом жителей менее 2500). Л и ш ь д в а города — К а р а к а с и М а р а к а й б о имели более 100 тыс.

ж ителей. Во всех остал ьн ы х городах было менее 50 тыс. жителей. Толь­ ко 19 небольш их городов имели население 10 тыс. и более ж и т ел ей 4. О д н ак о городское н аселение в последую щие десятилетия росло еще бы­ стрее, чем населени е страны в целом. Сгон с земли и нищ ета были глав­ ной причиной массового уход а крестьян в города. Но внутренняя мигра­ ция населени я не о г р ан и чи в ал ась переселением из сельской местности в города. М ного н а р о д у переселилось из мелких городов в районы ббль шей экономической активности, в новые центры притяж ения населения, появивш и еся в р азн ы х ч астя х стр ан ы в связи с развитием нефтяной, гор­ н о до б ы ваю щ ей и о б р а б а т ы в а ю щ е й промышленности. В 1936 г. вне своих род ны х ш татов ж и л о только 11% населения страны, а в 1950 г. — 22%.

Н а сел ен и е Ф ед ерал ьн о го округа за эти 15 л ет возросло с 283,4 тыс. до 709,6 тыс. ч е л. В 1950 г. городов с н аселением 10 ты сяч и более ж ителей стало уже 33, в том числе четыре города с населением от 50 до 100 тыс. и три горо­ д а с н аселени ем свы ш е ста тыс. ж и т е л е й 42.

В 1950-х гг. э т а м и грац и я п р и н ял а д а ж е ещ е более интенсивный ха­ р ак тер. П р а в д а, н еф тя н а я промы ш ленность постепенно п ерестала быть фак то ро м, в ы зы в аю щ и м крупные м играции населения. О днако металлур­ ги ческая промы ш ленность, с о зд а ю щ а я с я в ш тате Боли вар, промышлен­ ный район В ал ен си я — М а р а к а й, и особенно Ф едеральны й округ со сто­ лицей я в л я ю т с я п ритягател ьн ы м и центрами д л я десятков и сотен тысяч людей. В частности,-за в рем я с 1950 по 1962 г. из горных штатов Анд (Та чира, М ери да, Трухильо, Л а р а, Я р акуй ) выехало 325 тыс. чел., с островов ш т а т а Н у э в а -Э с п а р т а — 35 тыс. З а это ж е в рем я в К а р а к а с из разных ш та то в прибы ло свы ш е 350 тыс. чел., в ш тат С у л и я — 125 тысяч, в штаты Б а р и н а с и П о ртугеса — 100 тыс. и т. д. Н екоторое пред ставлен и е о том, к а к происходит этот процесс, дает ис­ тори я м аленького город ка П е т а р е — административного центра сельско­ 39 «IX C enso nacion al de poblacion...», стр. 41—43;

«E stados U nidos de Venezuela.

M in isterio de fom ento. D ivision p o litico -territo rial de la Republican, C aracas, 1948, стр. 9;

J. E. L o p e z, Указ. раб., стр. 88—92.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.