авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЭТНОГРАФИИ ИМ. Н. Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н В 1926 Г О Д У ...»

-- [ Страница 7 ] --

есть ещ е в вопр осах класси ф и кац и и, установления родства или связг иного х а р а к т е р а м е ж д у я зы к а м и Африки. О д н ако те факты, которыд р ас п о л а г а ю т лингвисты, позволяю т дел ать определенные обобщени Д л я об ъяснени я их одни ученые прибегаю т к конструированию древд нигритской культуры С у д а н а (В естер м ан), другие — к спасительно»

субстрату. Б ы ть мож ет, п еред нами следы первобытной (верхнепалеол!

тической) язы ковой непрерывности? О ставим реш ать эти вопросы лин вистам. М ы ж е с больш ой долей уверенности м ож ем говорить лишь том, что ключ к их реш ению следует искать в С ах ар е — в той самой С;

харе, ко то р а я,— это становится все яснее — б ы л а колыбелью многг н аро д ов Тропической Африки.

Д ан н ы е, пред ставлен н ы е за последние десятилетия геоморфологие биологией, климатологией, археологией, неопровержимо свидетел!

ствуют, что к л и м а т С а х а р ы на протяж ении многих тысячелетий блап п р и я тств ов ал ж и зн и человека. Р у с л а исчезнувших рек;

остатки каменнс индустрии, петроглиф ы и фрески — порой удивительно прекрасные твор^ ния рук человеческих;

и з о б р а ж е н и я и окаменевш ие остатки таких жг 8 Т. E n g e s t r o m, У каз. раб., стр. 11— 17.

За га д ка происхож дения народа ф ульбе вотных, к а к слон, носорог, гиппопотам, ж и р а ф ;

остатки хвойного леса — все это говорит о том, что отнюдь не всегда С а х а р а б ы л а безжизненной пустыней.

О бы чно принято считать, что С а х а р а п ереж и л а д в а в л аж н ы х перио­ да. П ервы й о х в аты в а л эпоху ниж него и среднего палео л и та, на смену ему приш ел дли тельн ы й засу ш л и вы й период, превративш ий С ах ар у в пустыню;

второй п а д а е т на эпоху неолита. О днако некоторы е геоморф о­ логические н аб лю д ен и я позво л яю т д ум ать о более сложной эволюции.

Во всяком случае, рисуя общ ую схему д ля интересующего нас периода, периода ск л а д ы в а н и я расовы х групп и язы ковы х семей, м ож но говорить о засу ш л и вости в верхнем палеолите, значительном улучшении к л и м а ­ тических условий на первых э т а п а х неолита и новом их ухудшении п ри ­ б лизительно на р у б еж е четвертого и третьего тысячелетий до н. э., про­ д о л ж а ю щ е м с я до н аш и х дней. Н а х о д к и неолитических стоянок вдали от соврем енны х источников воды, сд ел ан н ы е Д а л л о н и в Ф еццане (Восточ­ ная С а х а р а ), Л о то м в А х а гг а р е (Ц е н т р а л ь н а я С а х а р а ) и многие д ру ­ гие, п о д т в е р ж д а ю т вы в од об относительно в л а ж н о м кли м ате Сахары в эпоху неолита.

Р е зк о е усиление засуш ли вости наступило где-то в конце второго ты ­ сячелетия до н. э. С тех пор оно быстро прогрессировало. Во времена Г еродота Л и в и я б ы л а у ж е безводной страной. Плиний, С трабон и д р у ­ гие д ревние авторы, не говоря у ж е об а р а б а х средневековья, писали о С а х а р е, к а к о страш ной пустыне. Особенно увеличилась засушливость в последние столетия. Об этом свидетельствую т значительное обеднение флоры и фауны, сокращ ени е или полное исчезновение пастбищ, вы сы ха­ ние колодцев;

об этом говорят легенды берберов и туарегов.

Т аков, вкратц е, очерк изменения климатических условий в С ах аре в четвертичный период. Д л я н аш и х д ал ьн ей ш и х рассуж дений следует ещ е ск а з а т ь, что сущ ествует гипотеза, согласно которой н ар астан и е з а ­ суш ливости в неолитическую эпоху шло с востока на зап ад. Мы можем привести сл ед у ю щ и е аргум енты в пользу этой гипотезы. Во-первых, Л и ­ вий ская пустыня (В осточная С а х а р а ) и зд а в н а у ж е известна ка к са м ая суровая, с а м а я б езж и зн ен н а я об ласть С ах ары. Во-вторых, т а к н а з ы в а е ­ мые «пути боевых колесниц» (дати р уем ы е первым и вторым ты сячеле­ тиями до н. э.), которы е с в я зы в а л и Северную А ф рику с Суданом, про­ ходят один через Ц ентральн ую, другой — через З а п а д н у ю С ахару. Н а ­ конец, м а р о к к а н с к и е легенды говорят о том, что ещ е в первые века х и д ж р ы (т. е. в конце первого ты сячелети я н. э.) пустыня не достигала А д р ар а, где б р ал и свое н ач ал о две больш ие реки. Эти легенды подтвер­ ж д а ю т с я многочисленны ми археологическим и находками.

Что известно нам о населении С а х а р ы и прилегаю щ их районов Су­ д а н а ? З е м л и эти были обитаем ы с древнейш их времен;

об этом говорят находки к ам ен н ы х орудий ш елльской и аш ельской эпох. Ещ е сравни­ тельно н едавно археологи говорили о р азр ы в е м е ж д у культурами сред­ него п ал ео л и т а и неолита, вы зван н ом резким усилием засушливости в период верхнего палео л и та. О д н ак о находки мезолитических стоянок, сходных с капсийской культурой средизем ном орского побережья, сде­ л ан н ы е Д а л л о н и в ю ж н ом Феццане, Б а л у на плато Тадем аит и д р. 9, свидетельствую т о том, что д а ж е в эту неблагоприятную для жизни эпо­ ху л ю ди не покинули С а х ар у ;

они сосредоточились у сохранившихся источников воды.

М езолитические и ранненеолитические культуры найдены т а к ж е во многих м естах З а п а д н о г о С удана. Что к асается эпохи неолита (т. е. н а ­ 9 Р. К а п о - Р е й, Ф ранцузская С ахара, М., 1958, стр. 87.

126 С. Я. К о злов чиная с шестого ты сячелетия до н. э.), то совокупность собранных архео­ л огам и ф ак то в п озво л я ет заклю чить, что С а х а р а бы ла в это время до­ вольно густо н аселен а на всем ее протяжении. Охота по-прежнему о с т а в а л а с ь одним из в а ж н ы х способов добы ван ия пищи, это особенно хар а к т е р н о д л я ранних этап ов неолита;

но затем все большую роль и гр ает зем леделие, сочетавш ееся с рыболовством, и кочевое скотовод­ ство.

Р асо в ы й тип н аселени я С ах ар ы и соседних с ней районов в эпоху верхнего п ал еол и та — неолита х ар актери зу ется широким распростране­ нием п редстави телей большой негроидной и эфиопской рас и смешением их с л ю дьм и европеоидной расы. Этот тезис п одтверж дается многими ф ак там и. «Асселярский» человек и «фитрийский» человек, которые оба относятся и ссл ед о в ателя м и именно к этой эпохе, п редставляю т собой см еш анн ы е типы, у которы х негроидные черты сочетаются с европеоидны­ ми. О т ак ом лее расовом смешении среди неолитических обитателей Та м а й я — М ел л ет (Н игер) со об щ ает Л. Бриггс: «...черты, обычно ассо циируем ые с р азли чн ы м и расовы ми типами, по крайней мере иногда, сочетаю тся в одном индивидууме» 10.

О ткры ты е А. А р келлом хартум ски е негроиды, датируем ы е началом четвертого ты сячелети я до н. э., свидетельствую т о том, что с этого вре­ мени (а в озм ож н о и ран ьш е) в Восточном С удане ж или негрские племена.

П лем ен а, п р ед став л яв ш и е эфиопский расовый тип, областью форми­ ро ван ия которого б ы л а Восточная А ф ри ка, продвинулись на север вплоть до ю жной границы Еги пта у ж е в третьем тысячелетии до н. э.

(об этом, в частности, говорят погребения в районе А н и ба). Древние египтяне, в основе своей европеоиды, имели некоторые черты, свойствен­ ные эфиопской расе.

Н а севере мы имеем аналогичную картину. Верхнепалеолитические ж ители М еш та-аль -А рб и и А ф а л у -б у -Р у м м ел ь (районы, прилегающие к С редизем н ом у м орю ), которых относят к древним европеоидам, харак­ теризую тся наличием некоторых негроидных черт. Смешение продол­ ж а е т с я в следую щ ую эпоху. В лияние негроидов п р ослеж и вается в Ма­ рокко на севере А л ж и р а и Туниса, на юге Т у н и с а 11.

То ж е сам о е н аб л ю д ае тся в Ц ентральн ой С ахаре. Анри Лот, осно­ в ы в ая сь на н аск ал ьн ы х и зображ ен и ях, говорит о наличии среди ското­ водческого населения Ц е н тр а ль н о й С ах ар ы (приблизительно с конца четвертого ты сячелетия до н. э.) негроидов, европеоидов и представите­ лей эфиопской расы. В преды дущ ую эпоху, по его предположению, Са х ап а б ы л а населена негроидам и 12. К сож алению, до сих пор в Централь­ ной С а х а р е не найдено ни одного человеческого скелета интересующего нас времени.

С обрав все имею щ иеся д ан ны е о расселении негроидов в неолитиче­ скую эпоху, Р. Мони, и сследователь чрезвычайно добросовестный и не склонный к поспешным вы водам, считает возм ож н ы м утверж дать, что оседлы е негрские п лем ена н аселял и С а х а р у вплоть до 20° северной ши­ роты (в н аст о я щ ее врем я гран и ц а их расселения проходит по 15-й, кое где 17-й п а р а л л е л и ). Что к а сае тся кочевых, полукочевых, а порой и оседлы х групп, то они д остигали 27-й п ар ал л ел и к северу от экватора 1. 10 L. C abbot B r i g g s, The S tone A ge races of N orthw est A frica, C am bridge, USA.

1955, стр. 76—77.

11 Там ж е, стр. 77;

Ш. А. Ж ю л ь е н, И стория Северной Африки, т. I, М., 1961, стр. 61.

12 А. Л о т, В поисках фресок Тассили, М., 19С2, стр. 47, 97, 99.

13 R. M a u n у, T ableau g eo g rafiq u e de l'O uest A frican, D akar, 1961, стр. 197— 198.

Загадка происхож дения народа ф ульбе Т ак и м образом, в С ах аре, и здревл е населенной представителям и поч­ ти всех им ею щ и хся в А ф р и ке рас, и в прилегаю щ их к ней районах скорее всего могли происходить процессы смеш ения р азл и чн ы х расовы х типов;

, процессы эти об легчали сь и ускоряли сь м играциям и племен, столь х а ­ р ак терн ы м и д л я первобытного общ ества с его п р еоб ладан ием кочевого х озяйства (охотничьего, ск ото во д ч еск о го). С оврем ен н ая антропологиче­ с к ая к а р т а А ф рики д а е т нам много примеров таких см еш анны х в расо-' вом отношении групп. Х ауса Нигерии;

канури и канембу, прож и ваю щ и е н еп од а л еку от оз. Ч а д ;

ж и тел и н агорья Тибести ( т и б б у ) — пещерные эфиопы Г еродота, довольно т ем н ок о ж и е у ж е в ту пору, но до сих пор п р ичисляем ы е иногда к европ еои дам,— все это народы, сочетающие в своем физическом обли ке черты, свойственные самы м различны м рас о ­ вым типам. Х а р ак т е р н ы е черты эфиопского типа отмечаются у многих соврем енны х н ар од ов нильской зоны, Северной Африки, С ахары и С у д а ­ на, в основе своей европеоидов или негроидов. По-видимому, к этой группе относятся и фульбе, в основе своей (имеется в виду расовый тип) европеоиды с явной эфиопской примесью, приобретш ие за многие века (а скорее всего, ты сячелети я) совместного п р о ж и вани я целый ряд не­ гроидны х черт.

Здесь, в С ахаре, ск л а д ы в а л и с ь основы культурного родства аф р и к а н ­ ских н ародов. Р а з в е не прим ечателен тот ф акт, что в ранненеолитической С ах ар е, населенной многочисленными разн оязы ки м и племенами, стиль н а ск ал ьн ы х и з о б р а ж ен и й один и тот ж е (имеется в виду древнейший период) от за п а д н ы х нагорий до К расного моря? И р азв е не заставили находки последних л ет целиком пересмотреть вопрос о египетском в л и я­ нии на культуру, искусство, вер ован ия народов С удана и Тропической А фрики? Н ап ри м ер, ш ироко распростран ен ны й в А фрике культ св ящ ен ­ ного б а р а н а (у берберов Северной Африки;

у мандинго, йоруба, бауле и др. н ар од ов З а п а д н о г о С у дан а, Гвинейского п обереж ья, бассейна К он ­ го) тр ак т о в а л с я, к а к производны й от египетского культа бога Амона, но и з о б р а ж е н и я б а р а н а с солнечным диском на петроглиф ах и фресках Северной А ф рики и С а х а р ы относятся к тому времени, когда бог Амон, по метком у в ы р а ж ен и ю Г. Ж е р м е н а, ещ е не родился. Очевидно, что и э тот культ, и многие д ругие яв л ен и я культуры, сходные у различных и в н астоя щ ее врем я в есьм а у д ал ен н ы х д р у г от д ру га народов, имеют общее и очень древнее происхождение. Р азу м е ет ся, не приходится отрицать б лаготворн ого в л ияни я египетской цивилизации на ок р у ж аю щ и е страны, в том числе С ах ар у ;

но т а к ж е несомненно и то, что ц ив илизация долины Н и л а с к л а д ы в а л а с ь на основе, общей или близкородственной для д р у ­ гих нар од ов А фрики, чье в заи м н ое влияние она испы ты вала на протя­ жении ты сячелетий.

Зд ес ь же, в С ахаре, ф ор м и р ов ал и сь основы того язы кового родства, в заи м о в л и я н и я или других отношений м е ж д у язы кам и, следы которых, иногда п о р а ж а ю щ и е нас, н аб л ю д ае м мы сегодня. И д ея о том, что С а х а ­ ра б ы л а центром ф о рм и р ов ан и я семито-хамитской языковой семьи, получает все больш ее признание. Н о в равной мере С а х а р а (в частности, ее ц ен трал ьны е и за п а д н ы е районы) и п рилегаю щ и е суданские районы могли быть областью, где ф о рм и ро в ал и сь банту-бантоидные языки.

Именно здесь в неолитическую эпоху могло слож иться языковое родство м е ж д у п р ед кам и сереров и фульбе, усиливш ееся затем в период об ита­ ния ф у л ьбе на крайн ем за п а д е С удана. З д ес ь же, в неолитической С а ­ х ар е ск л а д ы в а л и с ь и более ш ирокие связи м е ж д у атлантической группой и другим и язы ков ы м и общ ностям и. О тсю да нетрудно объяснить и н ал и ­ чие некоторы х семитических элем ентов в язы ке фульбе (если н аб лю д е­ ния Э н гестром а п о д тв ер д ят ся).

128 С. Я. К озлов Ухудшение клим атических условий в С ахаре, наступившее в конце четвертого ты сячелетия до н. э., а в восточных районах, вероятно, ранее, привело к значительны м изменениям в хар а ктер е и направлении мигра­ ции, что, в свою очередь, ск азал о с ь на этнических процессах. К ак земле­ дельческие, т а к и скотоводческие племена отходят (часть их, вероятно, ещ е раньш е, в пятом тысячелетии) в районы, богатые водой: на север — к С ред и зем н ом у морю, на восток и на юго-восток — к Нилу, на юг — к озеру Ч а д и реке Б ах р эл ь -Г а з а л ь, ныне пересохшей. Это были народы семито-хамитской языковой семьи, предки берберов, егип­ тян, хауса. Н о не все пле­ мена С ахары мигрировали в этих направлениях. Запад долго еще предоставлял лю­ дям хорошие пастбищ а и зем ли д ля посевов.

В зап ад н ом и юго-запад­ ном н ап равлен иях и двига­ лись племена земледельцев и скотоводов по мере усиле­ ния засушливости. Раньше других д олж ны были уйти в суданские районы земле­ дельческие негрские племе­ на;

скотоводы ж е долго еще кочевали в сахарских степях.

М игрировавш ие из С ах а­ ры народы приходили не на пустые места. И Судан, и бассейн Конго, и юг матери­ ка заселены были с древней­ ших времен. Л упембийская (Тум бийская) культура бас­ сейна Конго датируется седьмым тысячелетием до н. э. Ш естым — пятым тыся­ челетиями датирую тся куль­ Рис. 4. «Д евуш ки фульбе» (А. Л от, В поисках туры земледельцев, рыболо­ фресок Тассили, М., 1962) вов и охотников долины Н и л а (Д ей р -Т а са, Ф ай ю м ). З а много веков до наш ей эры н ач ал а разви­ ваться в м еж д уречье Н и гер а — Бунуе т а к н а зы в а е м а я «культура Нок».

Д р е в н и е ц ивилизации С у да н а и бассейна Конго ск лады в ал и сь на основе взаи м од ей ствия, в заим опроникновения культур автохтонов и пришель­ цев.

К ако е место в м и грац и ях сах ар ск и х племен п р и н ад л еж а л о фуло язы чны м плем енам ? К аковы были пути, приведшие их в Мавританию?

Н а эти вопросы, к сож ален ию, мы пока ответить не можем. Пастухи скотоводы п о яв л яю тся в Ц е н тра ль н ой С а х а р е в середине четвертого ты­ сячелетия до н. э.;

их происхож дение с В ерхнего Н и ла доказывается, по мнению Л о та, рисункам и египетской лодки со знаками номов;

однако неизвестны к а к врем я выполнения этих рисунков, так и их авторы (воз­ мож но, это были пленники-египтяне). Н ам еч аем ы й Л отом маршрут скотоводов через Тибести, восточный Тассили, Хоггар, А драр-И форас, вполне вероятен. Н о этническая п рин ад леж н ост ь этих пастухов нам не известна;

они п ред став л ял и разн ы е расовы е типы, разны е племена — это За гад ка происхож дения народа ф ульбе видно по ф рескам. Б ы л и ли среди них предки фульбе? Л о т отвечает утвердительно, п риводя следую щ ие аргументы в пользу своей гипо­ тезы 14.

Среди и зо б р а ж е н н ы х на ф р ес к ах пастухов п р ео б л а д а е т эфиопский тип;

сцены тан ц ев посреди стад, культ быка н ап ом и наю т религиозные обряды суд ан ских п астухов-фульбе. Воспроизведенные в наскальны х росписях быки относятся к двум п ородам — B os afric a n u s (длиннорогий аф ри кан ски й бык) и B os b ra c h y c e ro s (короткорогий б ы к ), которые и сегодня м о ж н о встретить в ст а д а х ф ульбе (чащ е всего скрещ енны е с гор б аты м быком — з е б у ). Л о т у к а з ы в а е т т а к ж е на совпадение таких этнограф ически х д етал ей, к а к ф о р м а л ука, ж и л и щ а пастухов (п олусф е­ рические х и ж и н ы ), покрой од еж д ы (о к уты ваю щ ее платье у ж енщ ин, к ор отк ая тун ика у м у ж ч и н ), головные уборы «в ф орм е ш лем а или с а х а р ­ ной головы», н ап ом и наю щ и е прически современных ж енщ ин фульбе из Масины.

О м а л о д о к а за т е л ь н о е ™ этих наблю дений говорил у ж е Д. А. Ольде рогге в своем предисловии к русскому и зданию книги Л о та. Д ей стви ­ тельно, труд но допустить, чтобы ж е н с к а я прическа не изменилась за 4— 5 тысячелетий! Н а б л ю д ен и я относительно п ород скота свидетель­ ствуют лиш ь о том, что ф ул ьбе — типично аф р и к а н с к и е скотоводы.

Д р у г и е ж е сходные явлен и я, на которы е у к а зы в а е т Л о т (д а ж е если отвлечься от того, что б о л ь ш а я часть и зображ ен и й весьма схематична), скорее всего имеют конвергентный х а р а к тер ;

ж и л и щ а полусферической формы м ож но встретить, к примеру, у тед д а (тиббу) плато Эннеди.

В одном месте Л от, отм ечая разви ты й эстетический вкус фульбе, который п р оявл яется в ж е н с ки х прическах, укр а ш ен и ях и т. п., зая вл я ет, что это «дополнительный штрих, у к а зы в а ю щ и й на их нубо-эфиопское проис­ хождение». К а к будто то ж е сам ое н ел ьзя с к а з а т ь о лю бом другом н а ­ роде Африки!

# # И * И так, « з а г а д к а » ф ул ьбе по -п реж н ем у остается во многом ещ е з а г а д ­ кой. П ри ж е л а н и и эту п робл ем у вполне м о ж но сравн и ть со сложной м а ­ тем атической системой, в которой неизвестных горазд о больше, чем з а ­ данны х величин. Д а, действительно, на сегодняш ний день всевозмож ны х д о гад ок и гипотез относительно п ро исх ож д ен ия ф ул ьбе есть, пожалуй, больше, чем доброк ач ествен н ы х фактов. И потому нужны новые иссле­ д ования. Н у ж н ы новые факты. Н о н уж н ы т а к ж е и новые плодотворные гипотезы. И б о гипотеза я в л я е т с я д ви гател ем научного поиска.

14 А. Л о т, У каз. раб., стр. 47, 99, 127, 129— 130, 134.

9 С оветская этн ограф и я, № ХРОНИКА СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ ТОЛСТОВ (К 60-летию со дня рождения) 25 ян варя 1967 г. научн ая общ ественность отмечает 60-летие Сергея Павловича Толстова, члена-корреспондента АН СССР, выдаю щ егося ученого-этнографа, археоло­ га, историка-востоковеда.

Этнографией С. П. Толстое увлекался с юности, поэтому, поступив в 1923 г. на физико-матем атический ф акультет М осковского университета, он стал и зучать этногра­ фию, антропологию и первобытную археологию и а каф едре антропологии, созданной Д. Н. Анучиным. Его руководителям и были в те годы Б. А. Куфтин, В. В. Бунак и Б. С. Ж уков, ученики и последователи Анучина. Практически осущ ествляя в своей научной деятельности -основные принципы амучин-ской школы, Б. А. Куфтин и Б. С. Жу­ ков организовали несколько комплексных археолого-этнографических экспедиций.

С. П. Толстов в годы студенчества принимал участие -в Антропологической комплекс­ ной экспедиции (А-КЭ) М ГУ, работавш ей под руководством Б. С. Ж укова с 1925 по 1929 гг., сперва в пределах В етлуж ского края, затем охвативш ей вею Горьковскую область и смеж ны е -районы П оволж ья. С. П. Толстов, возглавлявш ий этнографический отряд этой экспедиции, первые годы своей -научной деятельности посвятил -изучению этнограф ии русского населения В етлуж ского к р ая и национальных меньшинств Горь­ ковской области, распространив потом свои исследования на территорию всей Цен траль’ о-промышленной области. 0,н проводил рабо ту среди горны х и луговых н марийцев, горьков-ской мордвы (эрзи и обрусевш их терю хан), тата-р-мишарей, каси­ мовских татар, тверских карел. В то ж е врем я он принимал участие в больших архео­ логических работах, предприняты х Б. С. Ж уковы м в этих ж е районах — в частности, в раскопках костеносных городищ П оветлуж ья, мордовских могильников и др. В 1927 г.

в ж у рн ал е «Э тнография» бы ла опубликована первая научная статья С. П. Толстова «Русские крестьянские постройки», в которой он критиковал прежние классификации русского народного ж или щ а и п р едлагал новую типологию, основанную на оригиналь­ ных собранных им полевых м атери алах. Н есколько позднее появились работы С. П. Толстого по этнограф ии народов Центрально-промыш ленной области. Итоги этнограф ического изучения этих народов были частично подведены в брошюре «Нац­ мены Ц П О ». Перечисленные работы, критически заостренны е против реакционных кон­ цепций бурж уазн ой этнографии, пронизанные историзмом и комплексным «анучинским»

подходом к изучаемым явлениям, не утратили своего значения до наших дней, хотя и были нап-исаны 40 лет н азад. О дновременно с учебой в университете С. П. Толстов работал в музеях: с 1926 г.— зав ед о в ал этнологическим отделом в М осковском област­ ном музее, директором которого был в то время видный русский этнограф, также ученик Д. Н. Анучина, В. В. Б огданов;

с 1929 г.— в отделе народов П оволж ья Музея народоведения, где зан им ался изучением тю ркско-татарского населения П оволжья.

В 1929 г. Сергей П авлович участвовал в организации П ервого этнографического совещ ания, на котором -выступ-ил в качестве -одного из основных докладчиков.

В эти ж е годы он принимал деятельное участие в организации краеведческого движ ения, был председателем студенческой секции Ц ентрального Бюро краеведения, опубликовал несколько работ по методике краеведческой работы.

В 1929 г. С. П. Толстов перешел на историко-этнологический ф акультет и в 1930 г.

закончил МГУ.

В скоре научные интересы С. П. Толстова сосредоточились преимущественно на этнограф ии и археологии Средней Азии, где он с 1929 г. начинает полевые экспеди­ ционные работы. В Ц ентральном музее народоведения (позднее музей народов СССР) научная деятельность Сергея П авловича была сосредоточена в отделе Средней Азии.

В 1934 г. С. П. Толстов закончил аспирантуру в Государственной академии истории Х роника материальной культуры (Л енинград) по специальности «история и археология Средней Азии». П осле окончания аспирантуры он вернулся в М оскву и стал работать в Москов ском отделении И нститута истории материальной культуры АН С СС Р — сначала ученым секретарем, а затем заведую щ им отделением. К огда в 1937 г. на Историческом факультете М ГУ бы ла откры та к аф ед ра этнограф ии, С. П. Толстов был назначен ее заведующим.

В 1943— 1945 гг. он был так ж е деканом Исторического ф акультета. В лекциях по эт­ нографии, которы е С. П. Толстов читал и в предвоенные годы, и после войны (до 1952 г.) ярко выявились его огромные знания, ш ирокая эрудиция и блестящий педаго­ гический талант;

больш инство молодых этнограф ов СССР являю тся его учениками.

С тенограммы курса «Общей этнографии», читавш егося С. П. Толстовым, сыграли зн а­ чительную роль в подготовке программ по этнограф ии и в преподавании этой науки в ву зах наш ей страны, а так ж е были использованы при подготовке многих томов т а ­ ких обобщ аю щ их трудов, как «Очерки общей этнографии» и серии «Н ароды мира».

П едагогическую деятельность з М ГУ С. П. Толстов совмещ ал с работой в Х орезмской археологической экспедиции, организатором и бессменным руководителем которой он является на протяж ении почти 30 лет (с 1937 г.).

В Великую О течественную войну (в 1941— 1942 г.) С. П. Толстов стал бойцом народного ополчения, офицером артиллерийской разведки, и участвовал в боях под Ельней и М ож айском. Во врем я битвы под М осквой он был тяж ело ранен. П осле д е­ мобилизации С. П. Толстов вернулся на работу в А кадемию наук СССР, в 1942 г. з а ­ щ итил докторскую диссертацию на тему «Древний Х орезм» и в декабре того ж е года был назначен директором И нститута этнограф ии АН С ССР. С 1949 по 1954 г. он совме­ щ ал работу в И нституте с долж ностью ученого секретаря П резидиум а АН СССР, а с 1946 по 1966 г. был главным редактором ж у р н ал а «С оветская этнография». В 1953 г.

С. П. Толстов был избран членом-корреспондентом АН СССР.

Н аучны е заслуги С. П. Толстова отмечаю тся не только в нашей стране, но и за ру­ беж ом: он избран членом-корреспондентом АН Г Д Р, вице-президентом М еж дународ­ ного сою за антропологических и этнографических наук, почетным членом И тальянского ин-та Среднего и Д альн его В остока, П ариж ского азиатского и антропологического общ еств, К оролевского антропологического ин-та Великобритании и И рландии, архео­ логического деп артам ен та Индии, членом-корреспондентом школы Восточных и Афри­ канских исследований Л ондонского университета.

Заслуги С. П Т олстова в развитии советской науки высоко оценены советским пра­ вительством. Он н аграж ден дву м я орденами Трудового К расного Знамени, орденом «Знак почета» и м едалям и Советского Союза.

С. П. Толстов — автор около 300 научных трудов, освещ ающ их различные вопросы истории, археологии и этнограф ии Средней Азии и общ ие вопросы востоковедения.

В числе этих работ ш ироко известны монографии «Древний Хорезм» (1948 г.), «По следам древнехорезмийской цивилизации» (1948), «По древним дельтам Окса и Яксар та» (1962 г.).

Х арактерной чертой всей научной деятельности С. П. Толстова является сочетание общей этнографической проблематики с разр аб о тко й региональных историко-археоло­ гических вопросов, связанны х преимущественно со Средней Азией. Его исследователь­ ская, педагогическая, общ ественная и организационно-адм инистративная работа имела огромное значение д л я развити я этнограф ии в нашей стране, в качестве сам остоятель­ ной исторической науки, а та к ж е д л я расш ирения и укрепления ее связей с другими общ ественными и естественными дисциплинами — археологией, языкознанием, антро­ пологией, географ ией и т. д. Сергей П авлович, вы ступая на торж ественном заседании, посвящ енном его 50-летию и 30-летию научной деятельности, очень хорош о определил основное направление своей работы : «Э тнография,— ск азал он,— н ау ка историче­ ская, но она вместе с тем тесно переплетается с филологией — через ф ольклор, с геогра­ фией — через этническую географию, с биологией — через антропологию. Это делает ее очень слож ной, но именно, поэтому чрезвы чайно интересной. М еня нередко называю т историком, археологом, востоковедом и в последнюю очередь этнографом. Н а деле я именно этнограф (а следовательно, и историк, т а к как этнограф ия это раздел истории), стараю щ ийся п родол ж ать развитие анучинского направления в нашей увлекательной, исключительно перспективной науке» '.

Р ассм атр и вая этнограф ию как историческую науку, С. П. Толстов очень больш ое значение придает относительной и абсолю тной датировке этнографических явлений.

Одним из самы х крупных пороков бурж уазной этнограф ии он справедливо считает иг­ норирование хронологической датировки. И менно д л я получения такой датировки эт­ нограф долж ен, кроме собственно этнографических материалов, привлекать материалы других общ ественных и д а ж е естественных наук, помогающ их путем косвенных данных отнести изучаем ы е явления к определенным периодам истории человечества. Так, н а­ пример, такие кардинальны е мировоззренческие проблемы к ак вопросы происхождении 1 Н. JI о б а ч е в а, К юбилею С. П. Толстова, «Сов. этнография», 1957, № 4, стр 164— 166.

132 Х роника самого человека, человеческого общ ества, его хозяйства и культуры могут быть пра­ вильно поставлены и разреш ены только в процессе комплексного анализа антропологи­ ческих, геологических, археологических, лингвистических и собственно этнографических данны х с обязательны м учетом их относительной и абсолютной д ати р о вки 2 Останав­ ли ваясь во многих своих' работах на проблемах истории первобытного общества, С. П. Толстов всегда выступал против попыток ревизии концепции Л. Г. Моргана, Ф. Энгельса о материнском роде как основе социальной организации всего человече­ ства на заре его исторического развития. П олемизируя с критиками Л. М органа и Ф. Э нгельса, С. П. Толстов н аряду с другими советскими учеными считает, что именно недооценка хронологии приводит к тому, что некоторые явления, отмеченные у отста­ лых народов (например отцовский род и патриархальны е отношения у австралийцев или американских индейцев), принимаемые некоторыми исследователями за изначаль ные, в действительности являю тся очень поздними, возникшими под непосредственным или косвенным влиянием европейских ко л о н и зато р о в 3. Подобно этому многие особен­ ности хозяйства, общ ественного строя и культуры народов Сибири, такие, например, к ак оленеводство, ш ирокое распространение патриархальны х институтов, еще недавно считавш иеся очень древними, в действительности оказались поздними, возникшими, возм ож но, под влиянием ж ивш их ю жнее народов Ц ентральной Азии. Вполне прав С. П. Толстов, когда он пишет: «Н асколько зыбки некоторые широко распространен­ ные этнограф ические «теории», последователи которых не учитываю т элемента абсо­ лю тной хронологии и не исследуют (преж де чем делать общ еобязательный вывод) ис­ торию конкретных бесписьменных народов» 4.

Д л я всех исследовательских работ С. П. Толстого характерен наряду с историзмом тщ ательны й ан ализ изучаем ых явлений, на основании м атериалов разного рода: соб­ ственно этнографических, добыты х путем непосредственного наблю дения культуры и бы та разны х народов, археологических, лингвистических, «исторических» в узком смыс­ ле слова, то есть заф иксированны х в письменных памятниках, антропологических, гео­ графических и других. Комплексное использование различных источников проходит красной нитью к ак через капитальны е труды С.

П. Толстого вроде книги «Древний Хо­ резм», так и через его статьи, посвящ енные общим и частным вопросам этногенеза и истории культуры 5. В этом отношении очень показательна его статья 1961 г. «Некоторые проблемы всемирной истории в свете данны х современной исторической этнографии», а так ж е д ок л ад «Основные теоретические проблемы современной советской этнографии», прочитанный на V I М еж дународном конгрессе антропологов и этнограф ов в Париже (1960 г.) Б орясь за последовательны й историзм в этнограф ии и за методику комплексных ис­ следований, С. П Толстов вместе с тем всегда решительно выступает против нигили­ стического отнош ения к нашей науке, против отрицания ее права на самостоятельное существование®. В очень многих своих р аботах С. П. Толстов убедительно показал, что использование этнограф ических м атериалов и применение этнографических методов со­ верш енно необходимо д л я реш ения наиболее важ ны х общеисторических проблем. Наи­ более полно свои взгляды на эти вопросы он излож ил в только что упомянутой статье о проблем ах всемирной истории в свете данны х исторической этнографии.

Р а зв и в ая лучш ие традиции анучинсжой школы, С. П. Толстов значительно расши­ рил и углубил ее знаменитую «триаду» (этнограф ия, ф изическая антропология и «доис­ торическая археология»). К огда в С СС Р ож ивилась.исследовательская работа в об­ ласти конкретной социологии, С. П. Толстов стал одним из инициаторов создания социологической ассоциации. Таким образом, тройной анучинский комплекс вступил в тесное взаим одействие ещ е с одной общ ественной наукой, которая во всем мире при­ о бретает в последнее врем я все больш ее и больш ее значение. Советские этнографы те­ 2 С. П. Т о л с т о в, Основные теоретические проблемы современной этнографии, «Сов. этнограф ия», 1960, № 6, стр. 10—23;

е г о ж е, Н екоторы е проблемы всемирной истории в свете данны х современной исторической этнографии, «Вопросы истории», 1961. № И, стр. 107— 118.

3 С. П. Т о л с т о в, Э тнограф ия и современность, «Сов. этнография», 1964, № 1, стр. 3— 11;

е г о ж е, С оветская ш кола в этнографии, «Сов. этнография», 1947, № 4, стр. 8—28;

е г о ж е, Н екоторы е проблемы всемирной истории в свете данных совре­ менной исторической этнографии, стр. 108— 112.

4 С. П. Т о л с т о в, Основные теоретические проблемы современной этнографии, стр. 17.

5 См. работы, указанны е в примеч. 1—4, а так ж е: С. П. Т о л с т о в, В. И. Ленин и актуальны е проблемы этнограф ии, «Сов. этнограф ия», 1949, № 1, стр. 3— 17;

е г о ж е, И тоги перестройки работы И нститута этнограф ии АН СССР, «Сов. этнография», 1951, № 3, стр. 3— 14;

е г о ж е, Н. Н. М иклухо-М аклай, «Сов. этнография», 1953, № 2, стр. 3—9;

е г о ж е, С орок лет советской этнографии, «Сов. этнография», 1957, N° 5, стр. 31—55.

0 С. П. Т о л с т о в, И тоги перестройки работы И нститута этнографии АН СССР.

Х роника перь укрепляю т свои связи с социологами и овладеваю т социологическими методами исследования, в которых больш ая роль принадлеж ит количественным, статистическим приемам оценки собранных материалов. Ярким выраж ением этого крепнущего союза этнографии и социологии явилось активное участие советских этнограф ов в VI М еж ду­ народном социологическом конгрессе в Э виане (Ф ранция) в сентябре 1966 г. 7 Следует особо подчеркнуть, что развитие связей м еж ду этнограф ами и социологами логически вы текает из того понимания этнографической науки, за которое последовательно борол­ ся С. П. Толстов с самого начала его научной деятельности. «Советский этнограф,— пи­ сал С. П. Толстов в программной статье 1946 г. — к какой бы национальности он ни прин адлеж ал, преж де всего активный участник культурной жизни и строительства того н арода, изучению которого он себя посвятил. Он такой ж е граж данин Советской Роди­ ны, к ак и те, н ад наследством культуры которых он р аботает;

они вместе строят одну и ту ж е социалистическую советскую культуру, в какие бы национальные формы она ни вы ливалась» 8. В полном соответствии с таким пониманием своей науки этнографы в н а ­ ши дни в центре своей исследовательской работы ставят всестороннее изучение современной культуры и бы та народов СССР.

С изучением социалистической современности связаны и исследования в этнограф и­ ческом аспекте таких тем, к а к развитие наций и народностей в СССР, особенностей этнических процессов в разны х регионах страны и на разны х этапах истории социали­ стического строительства, а так ж е изучение проблемы национальных народных тради ­ ций. С. П. Толстов -был одним -из -инициаторов и научным -организатором в период соз­ дан и я этих новых важ нейш их, практически актуальны х направлений советской этногра­ фии;

в дальнейш ем он настаивал на том, чтобы научно-исследовательские задачи в об­ ласти этнограф ии современности все более углублялись и усложнялись, чтобы этно­ графы переходили к теоретическим обобщениям от фиксации и анализа процессов, про­ исходящ их в отдельных регионах.

П од руководством С. П. Т олстова и с его личным участием И нститут этнографии подготовил я и здал капитальную многотомную серию этнографических очерков — «Н а­ роды мира», где в отличие от всех преж них трудов такого типа широко освещены сов­ ременный образ ж изни, культура и быт всех народов земного ш ара.

*** В короткой статье трудно д а ж е просто перечислить те теоретические историко­ этнограф ические проблемы, в р азр аб о тке которых принимал непосредственное участие С. П. Толстов. Выше уж е отмечалось большое внимание С. П. Толстова к проблемам истории первобытного общ ества.

Одним из первых в советской науке он поставил вопрос о необходимости отказать­ ся от догматического подхода к наследию М органа и уточнить его выводы на основа­ нии новых данных. В этом плане особенно больш ое значение имело отношение к создан­ ной М органом периодизации истории первобытного общ ества, некогда впервые внесшей научную систему в предысторию человечества, но в свете этнографических и археоло­ гических ф актов, накопленны х с конца XIX в., оказавш ейся в значительной мере уста­ ревшей.

В 1946 г., справедливо отметив в своей статье «К вопросу о периодизации истории первобытного общ ества», что «канонизация устарелы х мест и ошибок в периодизации М органа на руку только противникам его теории», С. П. Толстов предлож ил новую схему членения первобытной истории — на эпохи первобытного стада, первобытной об­ щины (м атеринского рода) и военной дем ократии. В этой периодизации, в отличие от моргановской, выделены д в а главны х рубеж а исторического процесса первобытности, отграничиваю щ ие период расцвета первобытно-общ инного строя (первобытная община) от периодов его становления (человеческое стадо) и расп ада (военная дем ократия).

В последую щ ие годы советскими историками было предлож ено несколько других вариантов периодизации, отличаю щ ихся главным образом наименованием отдельных периодов. О днако во всех этих вариан тах сохранено обоснованное С. П. Толстовым трехчленное деление первобытной истории, явивш ееся важ ны м шагом в творческом р а з­ витии марксистской науки о первобытном общ естве.

Глубоко интересуясь проблемами первобытной истории, С. П. Толстов внес ценный вкл ад в изучение особенностей важ нейш их этапов родового общ ества. Особое внимание он уделил проблеме дуально-родовой организации к ак первой универсальной формы родового общ ества, отлож ивш ей глубокий отпечаток на все мировоззрение и психоло­ гию лю дей этого общ ества.

В идя в дуальной организации реальны е корни имеющего универсальное расп ростра­ нение близнечного мифа, С. П. Толстов прослеж ивает стадии его развития от его исто­ ков до проявления в дуалистических религиях древнего мира.

7 Ю. П. А в е р к и е в а. Н а X V III М еж дународном конгрессе психологов и VI М еж ­ дународном конгрессе социологов (впечатления этнограф а), «Сов. этнография», 1967, № 1.

8 С. П. Т о л с т о в, Э тнограф ия и современность, стр. 7.

Х роника С. П. Толстов внес т а к ж е большой вкл ад в разработку проблемы тотемизма. Опре­ д ел я я тотемизм к ак идеологию родового общ ества, он видит его зарож дение в верхнем палеолите. Н аиболее ранней стадией этой идеологии С. П. Толстов справедливо считает половой тотемизм. К ритикуя вульгарно-экономическое объяснение тотемизма В. Греб нера и В. Ш м идта разделением труда м еж ду общинами, Сергей П авлович дает мате­ риалистическое объяснение этого явления. Он видит в нем форму «осознания связи кол­ л ектива, его единства, его противополож ности другим коллективам на том этапе об­ щ ества, когда кровное родство в собственном смысле, генеалогическая общность к оллекти ва не могла еще быть осознана в силу отсутствия непременной предпосылки д л я осознания кровной связи — парной семьи» 9.

О бобщ ив обш ирные данны е о тотемизме у различных народов мира, С. П. Толстов вы явил три этапа развити я тотемистических представлений: отождествление коллек­ ти ва с определенным родом предметов;

представление о тотеме как родственнике и вместе с тем начало осознания кровного родства;

осознание тотема к ак предка и вм есте с тем переход к культу предков.

Эти обобщ ения С. П. Т олстова, к ак и многие другие, явились существенным вкла дом в разраб отку проблем истории первобытного общ ества.

Б ол ьш ая засл уга принадлеж ит С. П. Толстову в создании учения о хозяйственно культурны х типах и историко-этнографических областях, которое получило дальней­ шее развитие в тр уд ах многих советских этнограф ов, в особенности М. Г. Левина, С. А. Т окарева и IT. Н. Ч ебоксарова. Ещ е в одной из своих ранних работ «Очерки первоначального ислам а» С. П. Толстов сф ормулировал понятие о хозяйственно-куль­ турны х типах и предпринял первую попытку наметить их историко-этнографическое соотнош ение. Более развернуто эти вопросы были изложены им в курсе общей этно­ графии, читавш емся на протяж ении многих лет на Историческом факультете МГУ.

В первом выпуске «Очерков общей этнографии» есть специальная глава «Поня­ тие о хозяйственно-культурны х типах и историко-этнографических областях», подго­ товленная в значительной степени на базе этих материалов.

К пониманию хозяйственно-культурных типов и историко-этнографических обла­ стей к ак исторических категорий С. П. Толстов пришел в процессе критики бурж уаз­ ной этнографии, д л я которой очень характерно отрицание социально-экономической обусловленности сходства и различия в культуре отдельных народов. «Советской этнограф ии,— писал С. П. Толстов в 1946 г.,— чуж до понятие «культуры» как абстра­ гированной от н арода и его живой истории, самодовлею щ ей категории, живущей своими законами, особыми от законов общ ественного развития. Н ам чуж до понятие «культурного круга» как некоего самодовлею щ его единства, подлежащ его изучению в отрыве от конкретной культуры отдельных народов».

Вместе с тем, «мы признаем правомерность выделения определенных хозяйственно­ культурны х зон, обусловленных различием в естественных производительных силах отдельных территорий, налагаю щ их отпечаток на облик культуры населяю щих эти зоны народов... М ы признаем и конкретное историческое понятие культурной области или провинции, вы раж аю щ ейся в культурном сближении народов определенной террито­ рии, хотя бы и различного происхож дения, в результате общности исторических судеб, длительного соседства и общ ения... Но и хозяйственно-культурную зону и историко культурную область мы долж ны рассм атривать неизменно как историческую, динамич­ ную категорию, меняю щ ую ся в процессе исторического развития» 10.

В сущности говоря, издан и е м.ноготомника «Н ароды мира» построено по принципу вы деления крупнейших историко-этнографических провинций, таких, как Европейская часть СССР, К авк аз, С редняя А зия и К азахстан, Сибирь, П ередняя, Ю ж ная, Вос­ точная и Ю го-восточная Азия.

Очень велик вкл ад С. П. Толстова в разработку общих и частных проблем этноге­ неза и этнической истории. Почти все его капитальны е труды, посвященные истории, археологии и этнограф ии Средней Азии и соседних территорий, носят этногенетический и историко-культурны й характер. Но и в других работах С. П. Толстова вопросы про­ исхож дения отдельных народов или целы х язы ковы х семей занимаю т видное место.

Д о настоящ его времени н е потеряла своего научного интереса вы сказанная С. П. Тол стовым ещ е в 1946 г. гипотеза о сущ ествовании двух основных обширных ареалов развити я язы ковы х семей мира: ю го-западного или атланто-индоокеанского и северо восточного или тихоокеанского, выделяю щ ихся путем анализа синтаксического строя язы ков мира. И ндо-европейская семья заним ает, по-видимому, переходное положение м еж ду этими двум я ареалам и и.

9 С. П. Т о л с т о в, П ереж итки тотемизма и дуальной организации у туркмен, «П роблемы истории докапиталистических обществ», 1935, № 9— 10, стр. 26.

10 С. П. Т о л с т о в. Э тнограф ия и современность, стр. 8.

11 С. Г1. Т о л с т о в, П роблем а происхож дения индоевропейцев и современная этнограф ия и этнограф ическая лингвистика, «К раткие сообщения Ин-та этнографии», I, 1946, стр. 3— 13.

Х роника О пределенный интерес д л я слож ны х проблем происхож дения народов Восточной и Ц ентральной Европы, в частности славян, п редставляет так ж е оригинальная историко­ этнограф ическая работа С. П. Т олстова «„Н арцы ” и „В олхи” на Д унае», в которой автор, базируясь на анализе летописного известия о нарцах и волхах, р азвивает мысль о значительном участии в этногенезе славян иллиро-фракийских и д а ж е кельтских племен Д унайского бассейна 12.

Г оворя об этногенетических работах С. П. Толстова, нельзя пройти мимо его концепций, касаю щ ихся происхож дения народов Австралии и Океании. Концепции эти, впервые излож енны е в курсе общей этнограф ии, были использованы при подготов­ ке некоторых глав том а «Н ароды А встралии и Океании», посвященных происхождению коренного населения этой части эйкумены. В том ж е томе помещена оригинальная карта-схем а С. П. Т олстова, даю щ ая наглядное представление о взглядах автора на области ф орм ирования и дальнейш его расселения расовы х групп и языковых семей Ю го-Восточной Азии, А встралии и О кеании 13.

* * * Выше мы отмечали, что у ж е в студенческие годы и особенно в годы аспирантуры основные научные интересы С. П. Толстова сосредоточились на проблемах востоковеде­ ния и, в частности, истории и этнограф ии Средней Азии. Этой тематике посвящено бо­ л е е половины его трудов, написанны х з а 40 лет научной деятельности. В 1929 г. он впервые поехал в Х орезм, участвуя в экспедиции Р А Н И О Н, проводивш ей комплексные исследования в Т аш аузской области Туркменской С С Р. С. П. Толстов в составе экспе­ диции зан им ался этнографическим изучением куня-ургенчских туркмен-иомудов, их родоплеменного состава и материальной культуры. М атериалы этих полевых работ послуж или основой д л я интересного исследования, опубликованного в 1935 г., о пере­ ж итках тотем изм а и дуальной организации у туркмен, а так ж е для оставш ейся неопуб­ ликованной, написанной в соавторстве с Г. И. К арповым монографии, посвященной описанию и анализу родоплеменной структуры туркмен. В то ж е время С. П. Толстов с увлечением зан им ался исследованием проблем ислама и доисламских верований н а­ родов Средней Азии, посвятив этой теме несколько статей;

одну из них «Религии народов Средней Азии» он написал д л я двухтомного сборника этнографических м ате­ риалов «Религиозны е верования народов С ССР», подготовленного коллективом Ц ент­ рального м узея н ародоведения под редакцией В. К. Н икольского.

В рем я пребы вания С. П. Толстого в аспирантуре совпало с тем периодом истории советской этнограф ии, когда одной из центральны х ее зад ач становится изучение пере­ ж итков общ инно-родового у кл ада, конкретных форм сочетания патриархальны х и феодальны х или полуф еодальны х отношений, сохранявш ихся еще в 1930-х гг. у значи­ тельной части народов Средней Азии, Сибири, К авк аза. Р азр аб о тк а этой темы была чрезвы чайно актуальной, поскольку в некоторых республиках в период коллективиза­ ции националисты пытались заглуш ить классовую борьбу пропагандой взглядов на переж итки родового строя, к ак на «зароды ш социализма». Сергей П авлович, наряду другими историками и этнограф ам и (П. И. Куш нером, А. Н. Бернш тамом, Л. П. П о­ с таповым, С. А. Токаревы м, Н. П. Н икулыниным и др.) принял участие в идеологиче­ ской борьбе с этими «теориями», он усиленно рабо тал н ад изучением истории общ е­ ственного строя кочевников и неоднократно вы ступал в дискуссиях по вопросу о характере социально-экономического строя у народов Востока. В частности, в 1933 г., на пленуме ГА И М К, посвящ енном основным проблемам генезиса и развития ф еодаль­ ного общ ества, С. П. Толстов выступил с интересным докладом «Генезис ф еодализма в кочевых скотоводческих общ ествах», в котором опровергал пресловутую «теорию»

бесклассового родового строя у кочевников, якобы сохранявш егося у них до начала XX в. вследствие специфики кочевого хозяйства. В этом докладе использован, наряду с другими источниками, обширный этнографический материал по туркменам, казахам, киргизам и другим н ародам Средней Азии. П олем изируя с алаш-ордынскими «теорети­ ками» по поводу их утверж дений о «врастании рода в социализм», он очень убеди­ тельно аргум ентировал на среднеазиатском м атериале свой тезис о том, что «облаче­ ние ф еодальной ренты в традиционную мистическую оболочку «родовой взаимопомо­ щи» обусловливает крепость и устойчивность родовых переж итков в условиях вполне слож ивш егося ф еодального общ ества», и что «род» у кочевников и полукочевников в этих исторических условиях «скры вает внутри себя глубоко развиты е антагонистические отношения». П роблем а социального строя народов В остока глубоко захватила и увлек­ л а в этот период С. П. Толстова и в основном поэтому он в поисках новых достоверных 12 С. П. Т о л с т о в, «Н арцы» и «Волхи» на Д ун ае, «Сов. этнография», 1948, № 2, стр. 8—38.

13 «Н ароды А встралии и О кеании», под ред. С. А. Т окарева и С. П. Толстова, -«Народы мира. Этнографические очерки», М., 1956, главы 2, 5, 12, 27 и карта на стр. 368—369.

136 Х роника исторических источников обратился к археологии Средней Азии. Именно эта проблема бы ла первой и главной темой развернувш ихся с 1937 г. изысканий Хорезмской архео­ логической экспедиции, открывш ей уникальны е памятники могущественного древнего рабовладельческого государства в песках пустыни Кызылкум. В предисловии к «Древ­ нему Хорезму» он пиш ет о том, как исторические исследования, в частности «Тирания А бруя» привели его в Хорезм, одну из древнейших культурны х областей нашей стра­ ны. Он был глубоко убеж ден, что скрытые в песчаных бархан ах руины, мощные пере­ сохш ие ирригационны е системы и другие памятники.древнего Х орезма имеют не мень­ шее значение д л я решения волновавш их его научных проблем, чем письменные источники.

П оразительно много было сделано за четыре предвоенных года работ Хорезмской экспедиции. В окруж аю щ их оазис песках исследователи, передвигавш иеся тогда пеш­ ком или на верблю дах, открыли десятки древних памятников — города, крепости, усадьбы. Были проведены значительные раскопки, в процессе которых вырабатывалась м етодика исследования своеобразны х среднеазиатских развалин. П араллельно с на­ коплением новых данны х шло их научное осмысление. Х орош ая археологическая под­ готовка С. П. Т олстова и его удивительная интуиция позволили быстро и безошибочно ориентироваться в м оре нового м атериала. П редлож енная в те годы классификация археологических культур Х орезма, охваты ваю щ ая период от неолита до средневековья, в ы держ ал а испытание временем.и потребовала впоследствии лиш ь незначительных дополнений и уточнений. Б л а го д а р я огромной этнографической эрудиции С. П. Толстое смог убедительно реконструировать некоторы е особенности быта и социальной орга­ низации древних хорезмийцев, основы ваясь на изучении планировки их поселений и ж илищ и на других археологических м атери алах. Н аконец, он ср азу указал, что сохра­ нивш иеся следы искусственной ирригации — основы ж изни земледельческих цивили­ заций В остока — очень в аж н ы д л я суж дения о социально-экономической истории страны. ^ Успешно начаты е работы п р ервала война.


Итоги довоенного цикла изысканий Х орезмской экспедиции, обобщенные С. П. Тол стовым, были опубликованы только в 1948 г.— в монографии «Древний Хорезм», удо­ стоенной Государственной премии первой степени. Помимо блестящ е написанного очерка политической, социально-экономической и археологической истории Хорезма этот труд содерж и т р яд экскурсов, посвящ енных узловым проблемам истории и куль­ туры Средней Азии в целом. Р я д теоретических положений и гипотез, выдвинутых в монографии, послуж ил отправной точкой д л я работ многих исследователей. Нет сом­ нения, что к ней будет обращ аться ещ е не одно поколение ученых.

После войны в о згл авл яем ая С. П. Толстовым экспедиция возобновила свои рабо­ ты, став теперь комплексной археолого-этнографической. В комплексности ее научного плана отразилось стремление использовать этнографические исследования для наибо­ лее полного воссоздания этнической истории и истории культуры тех народов, которые населяю т сейчас Х орезмский оазис и, в то ж е время, ж елание поставить результаты научных изысканий экспедиции на служ бу социалистического строительства сегодняш­ него дня. Свойственное большим ученым умение работать на стыке разных наук, наш ло вы раж ение так ж е в цикле исследований Хорезмской экспедиции по истории формирования и заселения русел А му-Д арьи и С ыр-Дарьи. Проведенные в содруже­ стве с географ ам и и геоморф ологами работы позволили в значительной мере решить проблему У збоя, волновавш ую многих ученых, опровергнуть тезис о необратимом усы­ хании земель древнего орош ения Средней Азии. Ш ирокие исследования древней ирри­ гации не только весомо подтвердили гипотезу о рабовладении в Хорезме, но позволили передать проектировщ икам новых оросительных систем важ ны е сведения об огромных пустующ их массивах земель, некогда орош аемых. Х орезмская экспедиция продол­ ж ает работы в этом направлении, некоторые итоги их подведены в коллективной монографии «Н изовья А му-Д арьи, С арыкамы ш, Узбой» и в монографии С. П. Тол­ стова «По древним дельтам О кса и Я ксарта», вышедшей в 1962 г.

О громную работу п роделал Сергей П авлович, п р одолж ая начатые до войны иссле­ д ован ия по истории и культуре Х орезма. Руководим ы е им раскопки ведутся в боль­ шом м асш табе, исследованы многие первобытные стоянки, поля и поселения древней­ ших земледельцев, крепости, усадьбы, дворцы эпохи рабовладения, средневековые зам ки и города. Б ы л полностью раскопан огромный храм-мавзолей, связанный с астральны ми культам и — развалин ы К ой-К ры лган-кала (IV в. до п. э.— III в. н. э.).

Р езультаты этих работ, имеющие большое значение д л я истории культуры и религии Средней Азии, излож ены в подготовленной под руководством Сергея П авловича кол­ лективной монографии, кото р ая сдана в печать. Больш ую известность, благодаря работам С. П. Т олстова, приобрели зам ечательны е росписи и скульптуры первых веков н. э., обнаруж енны е при раскопках дворца царей Х орезма на городище Топрак-кала.

О громное научное значение имело открытие здесь архива древних документов. Доста­ точно сказать, что в них, к ак п оказал Сергей П авлович, неоднократно упомянуто слово «раб» (отметим, что недавно такое прочтение соответствую щ его слова поддерж ал авто­ ритетнейш ий английский иранист В. Б. Х еннинг). Раскопки на городище Топр-ак-калз Х роника н едавно возобновлены в связи с предстоящ ей полной публикацией этого замечатель­ ного памятника.

С. П. Толстов неоднократно подчеркивал, что историю земледельческих государств С редней Азии необходимо рассм атри вать в неразрывной связи с историей кочевых и полукочевы х народов, окруж авш их оазисы. З а последние годы Х орезмская экспедиция р азвернула интенсивные исследования археологических памятников, оставленных среднеазиатским и скифами — саками.

Великолепные материалы, вы звавш ие огромный интерес у многих археологов, зани­ маю щ ихся скифским миром, были обнаруж ены при раскопках мавзолеев и курганов на возвы ш енностях Тагискен и У йгарак в древней Сырдарьинской дельте. С. П. Тол­ стов уж е опубликовал ряд важ н ы х работ, посвящ енных проблемам происхождения саков, их социальному и экономическому строю, культуре. Нет сомнения, что будут продолж ены изы скания и в этом направлении.

М арш рутны е исследования Х орезмской экспедиции охватили огромные площ ади пустынь П ри арал ья и П рикаспия. П ри стационарны х раскопках были раскрыты сотни помещений на многих исторических памятниках. Это стало возмож но лишь благодаря техническому перевооруж ению экспедиции. Отметим, в частности, что С. П. Толстов первым из исследователей-археологов широко привлек на помощь археологии авиацию.

О днако С. П. Толстов и в своих изы сканиях послевоенного периода не ограничива­ ется историко-археологической тематикой. Вопросы этнографии Средней Азии его по преж нем у глубоко интересуют и волнуют. М ож но смело сказать, что нет такой темы, такого вопроса среднеазиатской этнографии, где бы современный исследователь мог обойти труды С. П. Т олстова, не коснуться каких-либо его статей и книг, докладов, лекций или выступлений в дискуссиях. Э тнограф ы Средней Азии с огромным вниманием относятся и к трудам С ергея П авловича, д а ж е на первый взгляд «чисто» археологи­ ческим: без -них трудно обойтись, т а к к ак они всегда насыщены богатейшими м ате­ риалами, построениями, сопоставлениями, в которых проявляется подход к постановке и решению проблем ученого этнограф а, глубокого зн атока быта, верований, культурно­ го наследия народов Средней Азии. Эти труды расш иряю т кругозор, помогают отходить от этнограф ического «описательства», заставл яю т ставить перед собой интересные задачи, искать новые источники, новые пути д л я разработки вопросов этнографии Средней Азии, поддерж и вать связь с учеными смеж ных научных дисциплин. Ярким примером работ такого типа м ож ет послуж ить очерк «П уть корибантов (Архаические элементы.в общ ественном строе доф еодальной Средней А зии)», дополняющий в виде экскурса (Ш ) труд С. П. Т олстова «Древний Хорезм».

В этой оригинальной работе, с присущей автору широтой в 'использовании исторических, этнографических, археологических и лингвистических материалов, С. П. Толстов исследует реликты родового строя и его архаических институтов в Сред­ ней Азии и И ране в эпоху становления ф еодализм а, их влияние на общественные дви ж ен ия V— XI вв., возрож д авш и е традиционны е формы тайных союзов — института, характерного д л я стадии разлож ени я родового строя. С амостоятельное значение в д а н ­ ной работе приобретает изучение связанны х с этим вопросом явлений религиозной идеологии. Оно перерастает во всестороннее и глубокое исследование эволюции средне и переднеазиатских религий и религиозных течений, начиная с наиболее ранних ее стадий, связанны х с дуальной организацией и тотемизмом. «П уть корибантов» с его разносторонним анализом среднеазиатского этнографического м атериала, стал стиму­ лом д л я целого ряда новейших исследований советских этнограф ов — по истории общ ественной ж изни и переж иткам общины в городах Средней Азии (О. А. С ухарева),, по переж иткам древних «муж ских союзов» и «муж ских домов» (Г. П. С несарев), по реликтам системы возрастны х классов у народов Средней Азии (К. Л. Задыхина), по домусульманским верованиям и переж иткам зороастризм а (Ю. А. Рапопорт,.

Г. П. С несарев), по историко-этнографическому анализу произведений среднеазиатского эпоса (Т. А. Ж даы ко и др.) и т. д.

Не меньшее значение имею т труды С. П. Толстова в области этногенеза народов С редней Азии и их этнической истории. Помимо специальных работ, посвященных этой проблеме («Аральский узел этногонического процесса»;

«Основные вопросы этногенеза народов Средней Азии»;

«О гузы, печенеги, море Д ау к ар а», «К вопросу о происхож де­ нии карак алп ак ского н арода» и д р.), больш ое внимание уделяется этногенезу и во всех его археологических трудах — таких, к ак книги «По следам древнехорезмийской ци­ вилизации», «По древним дельтам О кса и Я ксара», как статьи «Города гузов», «И сто­ рия С ары камы ш ского озера в средние века», «П риаральские скифы и Хорезм» и др.

П од руководством и с участием С. П. Толстова написан «Очерк этнической истории С редней Азии и К азахстан а» в 1-й книге С реднеазиатского тома серии «Н ароды мира», представляю щ ий по сущ еству, первый труд, обобщающий новейшие исследования по этой теме, охваты вая народы всей обширной среднеазиатской историко-этнографической области в целом. Основные заклю чения С. П. Толстова о древнейших и средневековых этапах этногенеза народов Средней Азии стали общепринятыми и прочно вошли в науку, хотя, разум еется, к аж д о е новое археологическое, историческое и этнографическое открытие вносит уточнения и детали в разработку этой сложной проблемы.

138 Х роника Очень актуальное значение имеют сейчас и те работы С. П. Толстова, где он изла­ гает свои концепции по проблеме кочевников и полукочевников Средней Азии — их взаим оотнош ения с оседло-земледельческим населением оазисов, связь их с горо­ дам и, их историческую роль в экономической и культурной жизни страны. Особенно детально р азраб отан а эта тема в упоминавш ейся статье «Города гузов».


С. П. Толстов стал давн о уж е общ епризнанным научным руководителем всего ши­ рокого ф ронта среднеазиатской этнографии. Так, в послевоенные годы он возглавляет среднеазиатские совещ ания археологов и этнограф ов, руководит авторскими коллек­ ти вам и таких крупных обобщ аю щ их трудов, в которых участвую т среднеазиатские ученые, как среднеазиатские т о м а. «Н ародов мира», «С реднеазиатский историко-этно­ графический атлас» и другие. Он пользуется большим авторитетом в республиках Средней Азии и в К азахстан е, принимая участие в научной жизни не только этнографов и археологов, но так ж е историков и востоковедов. Член редколлегии и авторского коллектива «Истории Узбекистана», руководитель и редактор первого тома «Очерков истории К аракалпакии», он связан и с И нститутом востоковедения Академии наук Узбекской С СР, участвуя в подготовке издания трудов великого хорезмского ученого XI в. А л-Бируни. С. П. Толстову присуж дены звания заслуж енного деятеля науки Узбекской С СР, Т адж икской С СР, К аракалп акской А ССР, в 1956 г. он был избран почетным академиком АН Узбекской С С Р. Н екоторы е из его трудов переведены на среднеазиатские языки.

Н аучн ая деятельность С. П. Толстова, открытия руководимой им Хорезмской экспедиции ш ироко известны за рубеж ом. Р я д его трудов переведен на иностранные языки. Так, переводы книги «По следам древнехорезмийской цивилизации» вышли в Г Д Р, П ольш е, Венгрии, Ч ехословакии, сокращ енный перевод — во Франции. В 1956 г.

Сергей П авлович читал лекции о своих археологических исследованиях в Лондонском, О ксф ордском и К ембридж ском университетах, в П ариж е и Риме.

Свою научную деятельность С. П. Толстов всегда сочетает с большой и плодот­ ворной работой по подготовке научных кадров историков, археологов, этнографов как в Р С Ф С Р, т ак и в союзных республиках, в особенности в республиках Средней Азии.

Он не только помогает своим ученикам овлад евать основами науки, но и постоянно показы вает своим примером, каким смелым и самоотверженным долж ен быть настоя­ щий ученый. К аж ды й его ученик, к ак и каж д ы й работаю щ ий с ним сотрудник, нахо­ ди т в его лице подлинно научного руководителя, требовательного к качеству исследо­ вания, острого и строгого критика и вместе с тем чуткого ученого, всегда с огромным интересам и вниманием относящ егося к каж дой новой творческой мысли, к новому, при­ везенному и з экспедиции м атери алу, ко всем новым наблюдениям и открытиям в на­ шей науке.

К оллектив И нститута этнографии, сотрудники, коллеги, друзья и ученики С. П. Тол стова горячо п оздравляю т его с 60-летием со дня рож дения и 40-летием научной дея­ тельности, ж елаю т ему здоровья и дальнейш их творческих успехов.

Т. А. Жданко, Ю. А. Рапопорт, Н. Н. Чебоксаров н Ж АУЧНАЯ изнь НА X V III М ЕЖ ДУНАРОДНОМ КО НГРЕССЕ ПСИХОЛОГОВ И V I М ЕЖ ДУНАРОДНОМ КО НГРЕССЕ СОЦИОЛОГОВ (Впечатления этнограф а) Закончивш ийся 1966 год был богат плодотворным участием советских этнографов 7! различного рода м еж дународны х конгрессах, конференциях, совещ аниях и симпози­ умах. Советские этнограф ы участвовали в 1966 г. в работе Сессии Постоянного совета М еж дународного сою за антропологических и этнологических наук, X V III М еж дуна­ родного конгресса психологов, V I Всемирного конгресса социологов, I М еж дународ­ ного конгресса балканских исследований, XI М еж дународного Тихоокеанского науч­ ного конгресса, М еж дународного конгресса иранистов, V II М еж дународного конгресса тфото- и доисторических наук, М еж дународной конференции по этнографическому к а р ­ тографированию, М еж дународной конференции по созданию письменности на аф ри­ канских язы ках, III М еж дународной конференции эфиопистов, Конференции М еж ду­ народного общ ества по этнологии и фольклору, Конференции М еж дународного общ е­ ства по изучению фольклорной прозы, М еж дународного симпозиума по балтийской этнограф ии, М еж дународного симпозиума по культуре Селета, М еж дународного сим­ позиума по европейской этнограф ии, М еж регионального семинара по переходу на осед­ лость кочевого населения в К азахской и К иргизской ССР, в совещании рабочей редак­ ции М еж дународного реф еративного ж у р н ал а «Демос».

Расш ирение и углубление этнографических исследований в СССР, их теоретиче­ ская и практическая направленность обусловили рост авторитета советской этногра­ фии среди ученых смеж ны х наук к ак в наш ей стране, так и за рубежом.

* * * Впервые в 1966 г. советская этнограф ическая н ау ка была представлена на меж ду­ н ародн ы х конгрессах психологов и социологов.

М еж дународны й конгресс психологов проходил в М оскве с 4 по 11 августа. Откры­ тие его состоялось в торж ественной обстановке во Д ворце С ъездов. В приветствиях и выступлениях представителей советского правительства и советской науки подчер­ кивалось то огромное значение, которое приобретает психология в наши дни револю­ ционных преобразований, отмечалось, что бурные социальные изменения в жизни на­ родов всегда сопровож даю тся коренными сдвигами в свойствах и функциях психики людей. П сихология,— ск азал в своем выступлении на открытии -конгресса П. Н. Ф едо­ сеев,— н аука, пограничная м еж ду биологическими и общественными науками, и по­ этом у в конгрессе, на-ряду с психологами, принимаю! участие биологи и социологи, антропологи и этнографы.

Н а конгрессе присутствовало до 4 тыс. человек, из них 1388 советских ученых.

Р аб о та конгресса п роходила в 38 симпозиумах и на 10 тематических заседаниях. Кроме того, больш ую аудиторию привлекли три вечерние лекции: советского ученого А. А. С м и р н о в а о путях развити я советской психологии, крупнейшего психолога Ш вейцарии Ж. П и а ж е, посвятивш его свое выступление определению места психоло­ гии в системе наук, и ам ериканского психолога М. И. М и л л е р а, рассказавш его об экспериментах в области теории усвоения и психопатологии.

Д л я этнограф ов большой интерес представляли проблемы, обсуж давш иеся в ряде симпозиумов конгресса, но наиболее близка этнограф ам была тематика четырех симпо­ зиумов, а именно: «Ф ормирование личности в условиях разных культур», «Личность и труд», «П сихология взаимоотнош ений людей в малы х группах» и «Ф ормирование лич­ 140 Н а учна я жизнь ности в коллективе». Н е случайно этнограф ия неоднократно упоминалась в ходе ра­ боты этих симпозиумов, и многие из выступавш их говорили о необходимости сотруд­ ничества этнограф ов и психологов.

Н а симпозиуме «Ф ормирование личности в у сл о ви я х различны х культур» был представлен 21 д о к л а д 1. В их числе: три до к л ад а советских ученых (Д. А. Т а х м а с и б «О перестройке личности азербайдж ан ки в новых социальных условиях», А. А л т м ы ш б а е в а и А. Б р у д н о г о «Взаимное влияние культур и изменения в пси­ хологии киргизов», Ю. П. А в е р к и е в о й «К ультура и личность»);

10 докладов ученых СШ А;

совместный д ок л ад американцев и японского ученого;

три доклада английских ученых;

два — итальянских ученых;

доклад двух канадских исследователей;

доклад мексиканского ученого. Если учесть, что в до кл адах ученых Италии и Мексики изла­ гались результаты их общих с учеными СШ А исследований, то станет очевидным тот ф акт, что сравнительны е исследования в области психологии народов различных стран, различных этнических и социальных групп наиболее активно проводятся в США.

Это, конечно, не случайное явление: психологические исследования поставлены империа­ листическими кругами этой страны на служ бу политике неоколониализма. Вместе с тем многих ученых искренне и глубоко волную т проблемы психологических нарушены!

в современных США.

К ак п оказала р аб о т а конгресса в целом, сейчас среди психологов общепринято полож ение об обусловленности ф ормирования личности социальными факторами.

В д ок л ад ах в данном симпозиуме обсуж дались проблемы зависимости психических процессов от особенностей культуры.

О днако в само понятие культуры участники симпозиума вклады вали разный смысл. Одни исследователи под культурой понимают классовую или сословную среду, I в которой разви вается индивид;

другие — страну, национальную или этническую труп-:

пу. В больш инстве докладов зарубеж н ы х участников конгресса излагались итоги про­ водимых ими исследований развития процессов логического мышления, формирования устремлений и идеалов, самооценок, взглядов на ж изнь, на свое будущее, на нацио­ нальны е и расовые отнош ения у детей разных возрастов и подростков различных со­ циальны х классов и слоев населения в рам ках одной или нескольких стран. Эти иссле­ дован ия носят сравнительный характер, в них сопоставляю тся данные наблюдений н ад развитием учащ ихся, принадлеж ащ их к одному социально-экономическому слою населения, в условиях разных стран и этнических групп, и учащ ихся различных слоев населения внутри одной страны. Н а основании полученных данных исследователи пытаю тся установить национальны е и классовы е различия в становлении личности.

П реобладаю щ ими объектами изучения в этих исследованиях являю тся народы развиваю щ ихся стран, хотя в р яде докладов излагались результаты сравнительного изучения народов промыш ленно-развиты х стран Европы, Америки и Азии.

И сследуя развитие логического и обобщ аю щ его мышления на различных культур­ ных уровнях, итальянский ученый Н. П е л у ф ф о пришел к выводу, что дети в раз­ виваю щ ихся странах отстаю т от детей промыш ленно-развитых стран в формировании логического мышления, но перемещение контрольной группы в более благоприятные условия способствует преодолению этого отставания. Английский ученый С. X. И р в и н в докладе «Ф акторный анализ способностей и достижений африканцев: сравнительные модели» д ал обзор исследований (в том числе и картограф ирования) способностей к учению аф риканских детей в различных частях материка.

Выступивший от Зам бии английский ученый А. Г е р о и в докладе «Эксперимен­ тальны е исследования психического развития в условиях быстрых культурных изме­ нений» расск азал о наблю дениях над психологическими сдвигами у учащ ихся Замбии под воздействием развити я в этой стране системы школьного обучения за годы незави­ симости.

Интересные выводы содерж ались в докладе М. З а в а л л о н и (СШ А), изучавшей изменения в психологии подростков — белых, черных и индейцев — Тринидада после получения страной независимости. Ее исследования показали, что у подростков наибо­ лее дискриминируемых в прошлом групп формируется более высокая степень само­ уверенности, сам оуваж ен и я, оптимизм а в отношении будущего, чем у подростков социально доминирую щ ей группы. Д окладчиц а установила формирование «национали­ стической ориентации» у негритянских и индийских юношей Тринидада после получе­ ния страной независимости.

1 Н а симпозиуме было заслуш ано всего пять докладов: Ю. П. А в е р к и е в о й (С С С Р ). У. Л а м б е р т а и Н М у у р а (К ан ад а ), А. Т а ж ф е л я и Д ж. Я г о д ы (А н гл и я), Ю. Д ж е к о б с о н а (СШ А) и Р. Д и а с - Г е р р е р о (М екси ка). Содержа­ ние остальны х докладов было кратко излож ено в выступлениях их авторов. Все докла­ ды были опубликованы в специальном сборнике «Ф ормирование личности в условиях различных культур». Вообщ е доклады каж д о го симпозиума публиковались в виде от­ дельного сборника.

Н а учна я жизнь В докл аде П. М ю с с е н а (СШ А) излагались интересные результаты изучения им психологии мальчиков (9— 12 лет) из семей трех групп населения П уэрто-Рико:

1 ) фабричных рабочих, имеющих начальное образование в разм ере четырех и более классов;

2 ) фабричных рабочих, имеющих начальное образование ниж е четырех к л ас­ сов и недавно порвавш их с сельским хозяйством;

3) крестьян, не имеющих образова­ ния. М альчики первой группы характеризую тся в докладе как наиболее психологически здоровы е, социально-активны е, стараю щ иеся быть полезными общ еству, с оптимисти­ ческим взглядом на будущ ее. В отличие от них. мальчики из крестьянских семей опи­ сы ваю тся к ак пассивные, с ограниченными устремлениями.

Ч асты в д о к л ад ах сопоставления данны х о психических процессах у н ародов р аз­ виваю щ ихся и промы ш ленно-развиты х стран З ап а д а. Н апример, в до кл аде мексикан­ ского психолога Р. Д и а с - Г е р р е р о излагались предварительные результаты про­ водимого им совместно с американским психологом У. Х о л ь ц м а н о м сравнитель­ ного изучения успехов Школьников г. М ехико (М ексика) и г. Остин (СШ А).

В совместном док л ад е Ф. К. Б е р р и е н, А. Б. А р к о ф ф и Ш. И в а х а р а со­ поставлялись системы ценностей японцев, американцев и японо-американцев Г авайев.

И сследования показали большие изменения в системах ценностей после второй мировой войны у японцев в Японии и японо-американцев на Г авай ях и сравнительную устой­ чивость нх у американцев.

И тальянский ученый М. Ч е з а - Б и я н к и излож ил в своем докладе предваритель­ ные итоги сравнительного изучения отнош ения школьников Греции, И талии, США, Японии и И ндии к законам и общ еприняты м нормам этих стран. Такого рода иссле­ дован ия координированно ведутся психологами указанны х стран под руководством ам ериканского ученого Р. Гесса.

О днако психологические исследования в различных странах не ограничиваются изучением детской психологии. Больш ое внимание уделяется процессам психологиче­ ских сдвигов у взрослого населения преимущ ественно развиваю щ ихся стран. Особо важ н ое значение ученые СШ А придаю т изучению психологии администраторов и де­ ловы х людей этих стран.

Больш ой интерес представило сообщ ение индийского ученого Д. С и н х а об из­ менениях в психике сельского населения Индии под воздействием осуществления програм мы общ инного развития, принятой в 1952 г. в рам ках пятилетнего плана р а з­ вития страны. И зучались сдвиги з устремлениях, ценностях и идеалах, в развитии са мовозникаю щ их мотиваций в процессе общинного развития. А нализ покагйл, что устремления и н адеж ды индийского крестьянина сосредоточиваю тся главным обра­ зом на материальны х сторонах ж изни индивида, на его непосредственных нуж дах и гораздо слабее связаны с семейно-родственными узами, с общими интересами к миру и прогрессу. Сельские ж ители реально смотрят на ж изнь и избегаю т риска. Эти выводы Синха свидетельствую т о развитии индивидуализм а у крестьян и показывают, что трактовка индийского крестьянина к ак человека общины, больше всего пекущегося о семейно-родственных связях, устаревает.

В общем м ож но ск азать, что во всех до кл адах, посвященных изучению психоло­ гии н ародов развиваю щ ихся стран, речь ш ла о больших психологических сдвигах у этих народов под влиянием современных политических и социально-экономических изменений. Участники симпозиума в своих выступлениях подчеркивали необходимость изучения умственного развити я людей в условиях быстрых изменений в странах, при­ обретш их независимость.

Д в а д о к л ад а на симпозиуме были посвящ ены проблеме становления психологии меж национальны х отношений в современных промыш ленно-развиты х странах. К ан ад ­ ские ученые У. Е. Л а м б е р т и Н. М у у р предприняли попытку объяснить острые противоречия м еж ду английской и ф ранцузской К анадой с позиций этнолингвистики.

Н а основе данны х теста ассоциаций слов-импульсов и слов-реакций авторы пытаются д о к азать большую психологическую близость ф ранко-канадцев к ф ранцузам, чем к англо-канадцам, и большую близость последних к американцам, чем к ф ранко-канад­ цам. В этом, по мнению авторов, корни противоречий м еж ду англо-канадцами и ф ран­ ко-канадцам и. Н ам представляется, что д л я подобного 'вывода совершенно недостаточна приводи м ая авторам и ф актическая основа, тем более, что слова-импульсы и ответы на них носят случайный характер.

В докладе английских ученых X. Т а ж ф е л я и Д ж. Я г о д ы описывались методи­ ка и предварительны е итоги изучения ими процесса формирования национального са­ мосознания и представлений о других н ародах у школьников Англии и Бельгии 6 — и 9— 11 лет. А вторы мотивировали свои исследования все более растущей ролью нацио­ нализм а в меж дународной жизни. П редставления детей о других народах и соотноше­ ние в них аф фективного я п ознавательного элементов проверялись на я х отношении к США, С ССР, Ф ранции и Ф Р Г и их зн ани ях об этих странах.

В д о к л ад ах советских ученых говорилось об огромных психологических сдвигах у преж де отсталы х народов С СС Р под воздействием социалистических преобразований в их жизни. П редседатель симпозиума О т т о К л я й н е б е р г (Ф ранция) подчеркнул, 142 Н а учна я жизнь что в С С С Р имеются богатейш ие возмож ности д л я изучения этнографами и психоло­ гами поставленны х на симпозиуме проблем.

М ного внимания участники симпозиума уделили.методике исследований. Большин­ ство ученых пользую тся различного рода тестами н аряду с применением вопросников и организацией интервью. О днако не все психологи одинаково оценивают технику те­ стов. Выступивший в дискуссии на симпозиум е президент конгресса А. Н. Л е о н т ь е в, сделал ряд критических замечаний по поводу применения тестов, а по мнению пред­ ставителя Зам бии А. Г е р о н а, применение тестов в Африке, как впрочем и в Европе, потерпело фиаско.

Б ольш ое внимание уделялось вопросам математической и машинной обработки данных.

К ак бы продолж ением этого симпозиума явилась неофициальная встреча членов, конгресса, на которой речь ш ла о психологических проблемах в развиваю щ ихся странах.

По инициативе К. С о т о (Я пония), индийского ученого Д. С и н х а, иранского уче­ ного М. С а н а и и др., несколько участников конгресса собрались д л я обмена мнениями по этой проблеме, волную щей многих ученых. Собеседованием руководил М. Санаи.

В беседе приняли участие четыре ученых США, по одной делегатке от И зраиля, Ко­ лумбии, Д ании;

по одному делегату от Замбии, Венесуэлы, Аргентины, Сирии (студент университета в М о ск в е);

советские ученые А. А. А л т м ы ш б а е в, П. А. С м и р н о в а, Ю. П. А в е р к и е в а. Во вступительном слове М. С а н а и говорил о необходимости вы явления особенностей развити я личности на Востоке и на Западе. Он отметил, сколь серьезно стоит проблема молодеж и и что в решении ее необходим обмен опытом. Важ­ но подумать, подчеркнул он, о том, что м ож ет д ать опыт З ап ад а д л я решения этих проблем на Востоке. Д ел егатка И зраиля говорила о сложности этнического состава своей страны и связанной с этим сложности проблемы «В осток-Запад». Реш ать эти проблемы в И зраиле, ск азал а она, пытаю тся путем распространения образования. Не в процессе обучения п роявляется различный уровень усваиваемости учащимися раз личных национальных групп. Все это ставит перед психологами сложные проблемы Д ел егатка Колумбии расск азал а о происходящ их в ее стране процессах изменения ъ структуре семьи, о росте преступности среди молодежи. Эти явления порож даю т слож­ ные социальные и психологические проблемы, к решению которых научная обществен­ ность страны не подготовлена. Д о сих пор в Колумбии почти не велось ни социологи­ ческих, ни психологических исследований. А. А. А л т м ы ш б а е в остановился на двух проблемах: 1) о двуязычии у народов С СС Р и исследованиях советских психологов в области психологии обучения язы кам и 2 ) о психологических сдвигах у советских жен­ щин в З ак ав к азь е и Средней Азии.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.