авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ЭТНОГРАФИИ ИМ. Н. Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н В 1926 Г О Д У ...»

-- [ Страница 8 ] --

Б. Б а с с (СШ А) сказал, что с психологическими проблемами культурной отста­ лости американские психологи сталкиваю тся в некоторых районах США (.например, в районе А ппалачей). Одной из важ ны х зад ач социальной психологии он считает выяв­ ление того, какой тип управления те или иные народы предпочитают.

Ю. Д ж е к о б с о н (СШ А) отметил, что проблема изменения — это проблема пси­ хологическая. Особый интерес,— подчеркнул он,— п редставляет изучение процессов коммуникаций и распространения идей в современных сельских районах. Он добавил, что не менее важ ен вопрос лидерства в развиваю щ ихся странах.

А. Г е р о н говорил о важ н ы х психологических проблемах, которые существуют в современной А фрике: например, двуязы чие и связь язы ка с системой ценностей. Ре­ зультаты социологических исследований, проводимых в р яде стран Африки, помо­ гаю т психологам, работаю щ им в Замбии. К ак у твер ж дал А. Герон, обучение африканцев европейцам и в настоящ ее вр ем я соверш енно необходимо.

Ученый из Венесуэлы сообщ ил о том, что в его стране не понято ещ е социальное значение научной психологии, что р азвивается она там очень медленно, а психоанализ ш ироко применяется. Совсем слабо р азвита индустриальная психология. В стране су­ щ ествует множ ество психологических проблем, но решить их можно лишь путем глу­ боких экономических изменений. Венесуэлец попросил представителей Зам бии и Колум­ бии р асск азать о расовом вопросе в и х стран ах, о том, как разреш ается сложный син­ дром, являю щ ийся следствием столкновения «белой» и «черной» культур, отметив, что о расовом вопросе.в СШ А все знаю т по последним собы тиям в этой стране. А. Героя укло­ нился от ответа, заяви в, что делегат Венесуэлы затрон ул политический вопрос, который реш ается на уровне правительства, действую щ его главным образом путем убеждения.

А ргентинский ученый говорил о политической неустойчивости и экономических трудностях в его стране, затрудняю щ их работу психологов. П сихология и Аргентине разви вается слабо, не сущ ествует никаких мер д л я профилактики и лечения психиче­ ских расстройств.

П редставительница Д ании р асск азал а о психологических проблемах народов за­ висимых стран, с которыми датские исследователи сталкиваю тся в условиях Гренлан­ дии. Стремление Д ании к ак мож но скорее «интегрировать» гренландцев, отметила она, вы звало целый ряд отрицательных социально-психологических явлений. Ученая под­ черкнула, что опыт развити я советских народов представляет для датчан большой интерес.

14?

Н а учна я жизнь С симпозиумом «Ф ормирование личности в условиях различных культур» тем а­ тически перекликались многие доклады, представленные на симпозиум «Личность и труд», так как в них излагались результаты изучения у разны х народов условий и форм развити я личности в процессе труда. Обсуждению подвергались такие вопросы как организация тр у д а и взаим оотнош ения людей в процессе труда, влияние различ­ ных видов труда на психологию трудящ ихся, структура индивидуальных мотиваций к труду, удовлетворенность человека своим трудом, развитие способностей индивида в труде, творческая активность индивидов в процессе труда, проблема индивидуальны х стилей труда, влияние автом атизации на личность рабочего, гигиена тру да, индустри­ альные неврозы. Р я д докладов был посвящ ен анализу свойств личности, склады ваю ­ щ ихся под воздействием различных видов трудовой деятельности у людей умствен­ ного труда, у разны х слоев рабочего класса. В них подведены итоги исследованиям не только отношений людей к труду, но и их ориентации в широком круге социально политических, национальных, культурны х вопросов. Особенно активно такого рода ис­ следования ведутся психологами СШ А и их доклады на симпозиуме содерж ат инте­ ресные данны е д л я понимания многих сторон современной социальной действительно­ сти в этой стране.

Советские ученые К. К. П л а т о н о в, А. З д р а в о м ы с л ов, В. Я д о в, А. А. З в о ­ р ы к и н и другие в своих д о к л ад ах и выступлениях убедительно показали специфику взаим освязи индивида и труда в условиях советской действительности. Об итогах изу­ чения этих проблем в других социалистических странах говорилось в докладах П. Т о м а ш е в с к о г о, 3. П е т р а с и н с к о г о, А. Т а л е й к о (П ольш а) и И. П е р ц е л, П. Р о к у ш ф а л в и (В ен гр и я).

Сопоставление докладов психологов С С С Р и других социалистических стран с докладам и ученых СШ А позволяет наглядно проследить разницу в условиях трудовой деятельности человека в стран ах социализма и капитализм а.

О днако, к ак показали выступления членов конгресса, ученые США исследуют проблемы психологии труда, особенно проблемы личность — т р у д — общ ество не толь­ ко в рам ках своей страны. А ктивно изучаю тся ими эти проблемы в развивающ ихся и зависимы х странах. К ак правило, эти исследования преследуют практические цели.

Интересен в этом отношении д о к л ад Д. К. М а к к л е л л а н д а (СШ А ), в котором он и злож ил итоги своего изучения «импульса к экономическому развитию и модерниза­ ции». Н еравномерность экономического развити я различны х народов как в древности, так и в современную эпоху он пы тался объяснить с идеалистических позиций, видя причину ее в различных степенях наличия этого импульса. Н азы вая этот импульс «душ евным вирусом», докладчик обозначает его формулой «nAch», что значит «need to AchJeve», т. е. «потребность в достиж ениях». П рямое соотношение этого «вируса»

с уровнем экономического развития М акклеллан д пы тался подтвердить данными из литературы различны х стран и народов в разны е периоды их истории. Д окладчик под­ черкнул, что «пАсЬ» не зависит ни от расовых, ни от природных условий, это след­ ствие конкретных исторических событий. Он убеж ден, что этот «вирус» можно «при­ вить» н ародам и что особенно восприимчивы к нему деловы е люди. Такой «эксперимент» был проведен им в небольш ом индийском городе К аки н ада путем организации для деловы х людей города десятимесячных курсов сам оразвития с целью повышения у них «пАсй». Курсы,— ск азал докладчик,— оказались удачными, что проявилось в активи­ зации деловой ж изни в городе. Этот конкретный пример убедительно показывает, что «прививается» по сущ еству «вирус» капиталистического предпринимательства, который долж ен повести народы развиваю щ ихся стран по пути капитализм а. Эту ж е цель пре­ следует организация курсов и институтов психологического воспитания руководителей (м енедж еров) и деловы х людей из развиваю щ ихся стран, о которой говорили в своих выступлениях и многие ученые США.

Б ольш ое внимание на симпозиуме «Л ичность и труд» было уделено роли семьи и школы в подготовке человека к труду. В аж ны е полож ения вы сказаны по этому поводу в до кл аде венгерского ученого П. Р о к у ш ф а л в и «Психологические условия эффек­ тивной подготовки молодеж и к выбору профессии». В нем даю тся заслуж иваю щ ие вни­ мания рекомендации учителям д л я воспитания у молодеж и здравого взгляда на себя, на окруж аю щ ую действительность и роль в ней труда, развития у нее зрелой ориента­ ции при выборе профессии. Эти ж е проблемы трактовались во многих докладах уче­ ных США.

И сследования советских психологов о роли семьи и школы в становлении личности, в подготовке человека к труду обсуж дались главным.образом на симпозиуме «.Форми­ р ование личности в коллект иве». Н а нем были заслуш аны интересные доклады Л. И. Б о ж е в и ч «Устойчивость личности, процесс и условия ее формирования», Т. Е. К о н н и к о в о й «Роль коллектива в ф ормировании личности ребенка». Э та же тем а трактовал ась в кратки х выступлениях на симпозиуме других советских ученых, полные тексты докл адов которы х были напечатаны в сборнике симпозиума.

В д о к л ад ах этого симпозиума рассм атривались так ж е проблемы формирования личности детей и подростков в зависимости от социальных условий. В основном сооб 144 Н а учна я жизнь щ ения касались развити я моральной стороны личности, становления социальных ее качеств, ее устойчивости и умения противостоять случайным влияниям среды.

Н а симпозиуме «П с и хо ло ги я взаимоотношений лю дей в м алы х гр уп п а х» рассма­ тривались проблемы, связанны е с определением условий наилучшей расстановки лю­ дей в м алы х группах, критериев подбора людей в небольшие коллективы для работы в условиях длительной изоляции (например, во время зимовок, в космическом полете).

П ервы м на симпозиуме выступил Ж. М о р е н о (С Ш А ), известный как основополож­ ник школы социометрии и социотерапии в бурж уазной социологии. Он ратовал за дей­ ственность предлож енны х им социометрических тестов, якобы одинаково пригодных при всех социальных системах. Социометрия, по мнению Морено, способна объяснить всю совокупность социальной ж изни н арода, его общественные движ ения и революции.

В качестве примера он привел возм ож ность причинного объяснения «современной не­ гритянской революции» в СШ А характером меж персональных отношений жителей го­ родского к вартал а.

Советский делегат конгресса Л. Н. Ф о м е н к о подверг критике слишком обоб­ щ аю щ ие выводы Ж. М орено. О тметив ненадеж ность социометрических тестов, а сле­ довательно, и полученных с их помощью эмпирических данных, советский ученый под­ черкнул, что сам характер меж персональны х отношений людей в малой группе являет­ ся следствием господствую щ их в данном общ естве общ ественно-экономических отно­ шений, поэтому нет никаких оснований искать в них причину этих отношений.

Н а конгрессе широко обсуж далась так ж е методика изучения личности, процессов и условий ее формирования. М ногие зарубеж ны е исследования проведены методом широкого сравнительного изучения детей и подростков в разных странах или в раз­ личных социальных группах в условиях одной страны (в зависимости от социального полож ения и культурного уровня семьи). В этих исследованиях изучается связь между определенными социальными условиями и теми или иными сторонами личности (мо­ ральны ми представлениям и детей, их самосознанием, отношением к требованиям окру­ ж аю щ их и т. п.). Э тот метод изучения позволил авторам установить ряд интересных соотношений, однако он.не д ает возмож ности проникнуть в психологическую природу изучаем ы х сторон личности и в процесс ее формирования.

Д ругие работы являю тся экспериментальными исследованиями, включающими варьирование условий и прослеж иваю щ ими влияние каж дого из них на изучаемое пси­ хологическое явление.

М етодологические проблемы социальной психологии обсуж дались на симпозиуме « Теоретические и методические проблем ы социальной психологии». Они были постав­ лены в д о к л ад ах советских ученых: Д. И. Ч е с н о к о в а «О бщ ественная психология и социология», Л. С. Б а р к а и Н. С. М а н с у р о в а «М етод „социальных единиц'1 в общ ественной психологии», В. Н. Ш у б к и н а «Количественные оценки и исследования коллектива», в докл аде Я. Я н у ш е к а (Ч ехословакия) «П роблема обратимости ана­ лиза меж иядивидуального взаим одействия», а так ж е в д о к л ад а х К. Ф а ш о и С. М о с ­ н о в и ч и (Ф ранц и я), Г. Х и м м е л ь в е й р а (А нглия), Г. К е л л и (США) и др.

X V III конгресс психологов в М оскве, был безусловно большим событием как в ис­ тории самой психологической науки, так :и в научной ж изни вообще. Обсуждавшиеся на конгрессе проблемы человека вызы ваю т глубокий интерес у широких другой ученых самы х различны х областей знания. Необычайно широкой была проблематика конгресса.

Н ар яд у с проблемами, сближаю щ ими психологию с биологическими науками, подни­ мались проблемы теории и истории психологии, проблемы теории информации и усвое­ ния, психолингвистики, личности и культуры, личности и труда, социальной психоло­ гии, которые сопредельны с проблемами таких наук, как философия, история, этнография, лингвистика ;

и экономика. Вместе с тем тем атика таких симпозиумов, как «Мате­ матическое моделирование психических процессов», «Кибернетические аспекты инте­ гральной деятельности мозга» или «Психологические проблемы системы „человек-ма­ ш ина"» сбли ж ает психологию с точными науками. Не случайно известный швейцарский психолог Ж. П и а ж е в своей интересной лекции о месте психологии в системе наук подчеркнул, что будущ ее психологии — в ее связи с другими науками: с точными и естественными наукам и, с одной стороны, общественными, гуманитарными с другой.

— Конгресс убедительно п оказал необходимость укрепления научных связей между этнограф ам и и психологами, особенно в области изучения проблем социальной и этни­ ческой психологии. Н апример, весьма плодотворными были бы совместные исследова­ ния тех психологических сдвигов, которые произош ли и происходят у народов СССР в процессе социалистического строительства и постепенного перехода к коммунизму.

* * * По мере расш ирения и углубления этнографических исследований современных процессов и явлений в ж изни народов, у этнограф ов и социологов обнаруж ивается все бол ьш ая общ ность тематики. Об этом убедительно свидетельствовал VI Всемирный конгресс социологов, на котором ж ивотрепещ ущ ие проблемы сегодняшнего дня сов­ местно обсуж дались социологами и этнограф ами. Конгресс работал с 4 по 11 сентября Н а учна я жизнь ео ф ранцузском городке Эвиане. В нем приняли участие около двух тысяч ученых мира.

С оветская делегация бы ла на этом конгрессе более представительной, чем на пре­ ды дущ их социологических конгрессах. Ч еты ре года назад, например, в работе V Со­ циологического конгресса принимали участие лиш ь 18 советских социологов, в Эвиан же вы ехали 83 человека, в их числе — ученые многих национальных республик и об­ ластей С СС Р, различных вузов и научно-исследовательских институтов нашей страны.

Впервые в конгрессе социологов приняли участие сотрудники И нститута этнографии АН С С С Р (Ю. В. А р у т ю н я и ;

и Ю. П. А в е р к и е в а ).

В ся работа конгресса бы ла подчинена обсуж дению двух главных проблем: 1) един­ ство и многообразие в социологии и 2 ) социология меж дународны х отношений.

Во врем я конгресса р аб о тал о 16 рабочих групп, 8 — по каж дой проблеме. Позволю себе перечислить назван и я этих групп, чтобы показать широту проблематики кон­ гресса.

1 -я проблема 2 -я проблема 1) М одели 1) И сследование конфликтов и методов 2) И деология и социология их разреш ения 3) С оциология и этнология 2) Н овые нации 4) О бъективность методов исследования 3) К ультурны е и расовые напряжения и 5) М еж дисциплинарны е исследования и меж дународны е связи 4) Стратегическое мышление и социальный общ ие механизмы процесс ) П редставление о человеке и выбор ги­ 5) Военная карьера и милитаризм потез 6) Н ищ ета и меж дународны е отношения 7) Э кономика и социология 7) Социальные классы и меж дународные 8) Н ациональны е социологические шко отношения лы и общ ие цели 8) Социология меж дународны х организа­ ций В первый день работы конгресса состоялось два пленарных заседания, на которых были зачитаны основные доклады по этим двум главным проблемам. Д оклады совет­ ских ученых: Ф. В. К о н с т а н т и н о в а на первом и П. И. Ф е д о с е е в а — на вто­ ром были в центре внимания участников конгресса. Вокруг этих докладов разверну­ лась острая полемика, отрази вш ая столкновение двух идеологий.

Д искуссия, н ач атая на пленарном заседании, п родолж алась в некоторых рабочих группах. Общие вопросы развития социологии, ее перспектив особенно активно обсуж ­ дались в группе «Н ациональны е школы и общие цели», где советская социология была представлена Г. В. О с и п о в ы м, Ю. В. А р у т ю н я н о м и Н. В. Н о в и к о в ы м.

В ыступавш ие старались ответить на вопрос, насколько возм ож но создание глобальной социологии. Т ак ж е, к а к и на пленарном заседании, на заседани ях группы были вы ска­ заны по-сущ еству две противополож ны е точки зрения. О дна, особенно четко вы ра­ ж енная Д аниелем Б е л л е м (С Ш А ), сводилась к тому, что глобальная социология воз­ можна и объективной основой ее мож ет, в частности, явиться общий вопрос — процесс индустриализации. Г. В. О с и п о в и Ю. В. А р у т ю н я н, в о зр а ж а я ему, отмечали, что при всей общ ности некоторы х проблем, связанны х с индустриализацией, меж ду м арк­ систскими и немарксистскими национальными ш колами существуют различия, вы зван­ ные не только различной методологией, но и разными границами и содерж анием пред­ мета исследования. Так, например, в С С С Р перед исследователями социологических проблем села, изучаю щ ими проблемы коллективного хозяйства, стоят задачи, совер­ шенно отличные от зад ач изучения частнособственнического фермерского хозяйства США.

Д л я этнограф ов интересна бы ла тем ати ка многих рабочих групп, дискуссий «круг­ лых столов» и сообщений в исследовательских комитетах, но, конечно, наиболее близки были проблемы, обсуж давш иеся в рабочей группе «Социология и этнология». Вопрос э взаим оотнош ениях м еж д у социологией и этнологией освещ ался в четырех специаль зых до кл адах: П. У о р с л и (А нглия) «О тм ирает ли антропология?», П. С т и р л и н г а ^Англия) «Теория и исследования», М. Г л у ш ч е в и ч а (Ю гославия) «Социология и антропология» и 3. П е ш и ч - Г о л у б о в и ч (Ю гославия) «Социология и антропо­ логия» 2.

По мнению Уорсли, этнограф ия к а к н аука о первобытности отмирает. Этнографы голжны зан им аться современностью в сотрудничестве с учеными родственных дисци тлин, в частности с социологами. В этом докладчик видит будущ ее этнографической аауки.

2 Термины «антропология», «социальная антропология», «этнология» докладчики /потребляли как равнозначны е принятом у у нас термину «этнография».

О С оветская этн ограф и я, № Н а учна я жизнь Уорсли критикует современную этнографию, как описательную науку, которая н е д а л а ещ е обобщ аю щ их работ о путях развития и типологии различных социально-эко­ номических систем. А только этим, по мнению докладчика, она способна внести вклад в сравнительную социологию. Он довольно объективно осветил понимание задач это граф ии в С ССР. В то ж е иремя, отмечая отсутствие обобщ аю щ их работ о путях раз­ вития племен охотников-собирателей, общ еств с орош аемы м земледелием, кочевников скотоводов, Уорсли заяви л, что в современный период наблю даю тся два пути nepe-j вода кочевников на оседлость, насильственный, например, в Тибете, Курдистане и Ка­ захстане, и менее насильственный — в С удане или Восточной Африке. По-существу, докладчик повторил здесь довольно распространенный в антисоветской пропаганде за­ падных идеологов прием опорочивания опы та социалистического строительства у наро­ дов Средней Азии и К азах стан а. Ю. П. А в е р к и е в а в своем выступлении по докладу Уорсли подвергла критике его утверж дение о насильственном переводе кочевников-ско товодов К азахстан а на оседлость. О на напомнила, что о положительном опыте пере*!

хода от кочевничества к оседлости в республиках Средней Азии специально говорило:»

на V II М еж дународном конгрессе антропологических ;

и этнографических наук в Москве, и советский опыт улучш ения бытовых условий кочевников-скотоводов, их культурного;

развития, модернизации самого скотоводства привлек внимание многих специалистов в этой области. Ю. П. А веркиева сообщ ила такж е, что изучению этого опыта и воз­ мож ностей его применения в других районах мира посвящен М ежрегиональный семи­ нар по переходу на оседлость кочевого населения в К азахской и Киргизской ССР, ра­ ботавш ий в М оскве в дни Социологического конгресса в Эвиане.

В док л ад е М. Г л у ш ч е в и ч а прослеж ивалась история взаимоотношений между этнограф ией и социологией в странах З ап ад а. П озволю себе остановиться на основных вопросах, подняты х в этом докладе, так к ак они интересуют многих советских этно­ графов.

В странах континентальной Европы и Л атинской Америки, отметил докладчик, социология долгое грем я п ро до л ж ал а традиции социальной философии, пользуясь фан­ там и эмпирических исследований других наук для подтверж дения своих теоретических обобщений. В англо-саксонских ж е странах социология развила свою методологию эмпирического исследования, она изучает социальные отношения в современных об-' щ ествах. В отличие от социологии, предметом этнографии, по мнению Глушчевича, счи­ тались отсталы е общ ества;

однако в настоящ ее время предметы исследования обеих наук сближ аю тся и мож но говорить об этнографии промышленного общ ества и социо­ логии слаборазвиты х стран. Сейчас,— сказал докладчик,— трудно провести четкую грань м еж ду социологией, этнограф ией и социальной психологией. С одной стороны, этно­ графию м ож но рассм атри вать как составную часть социологии, но в то ж е время со­ циологию мож но считать и компонентом общей антропологии, как науки о человеке и общ естве в их взаим освязи. Но в более общем плане, говорил он, социология и этно­ логия это две стороны одной науки о человеке и обществе.

Исторически различия м еж ду этими наукам и склады вались в отношении предмет»

исследования: социологи изучали свое собственное, промышленно развитое общество, а этнологи сосредоточивали внимание на н ар о дах отсталых колониальных и зависимых стран. С лож ились различия и в методике исследований: этнографы почти исключительно пользовались методом непосредственного наблю дения, наиболее пригодным для изу­ чения отсталы х общ еств, социологи ж е применяют косвенные методы, чаще всего при­ влекая статистику, которая более подходит для изучения современного общества.

Социологи, по мнению Глуш чевича, обычно изучаю т частные явления в отрыве от их классовы х корней и социальной структуры общ ества в целом. Специфику же этногра­ фии Глуш чевич видит в том, что этнограф ы изучаю т общ ество как целое, как систему.

Э тнограф ы исследую т исторические и современные измерения социальных и культур­ ных явлений и процессов, п рослеж ивая динамику их развития, производя вместе с тем, структурно-функциональный анализ социальной системы. Д окладчик подчеркнул высо­ кий уровень объективности научных выводов этнограф ов. И сследуя же современное общ ество, этнограф сбли ж ается с социологом, в этом случае предмет исследований у них общий, но различны подходы. Д л я социолога более характерно практическое зна­ чение его исследований. Это замечание Глуш чевича, несомненно, целиком относится к западной социологии и преж де всего американской, ставшей, по выражению Райт»

М иллса 3, бю рократизированной социологией, подчинившей свои научные интересы прак­ тическим целям правящ их кругов.

Н ельзя не согласиться с мыслью Глуш чевича о том, что «изучение опыта и методо­ логических знаний еоциологов-марксистов обогатило бы этнографию. Подчеркнув в за­ ключение, что марксизм создал основы д л я новой «антропологии», он закончил свой д ок л ад вы сказы ванием С артра: «М арксизм единственно возм ож ная в настоящее время антропология». Это полож ение вы звало возраж ение Э. Г е л л ь н е р а (Англия), кото 3 С. W. М i 11 s, The Im a g e s of M an, New York, 1960.

Н а учна я жизнь рый, по существу, по-вторил распространенное на Зап ад е мнение о неприменимости м арксизм а к изучению первобытности. П ротив этого утверж дения выступила Ю. П. А веркиева.

В несколько ином плане трактовалась проблема социологии и этнологии в докладе 3. П е ш и ч - Г о л у б о в и ч. О сновная идея ее доклада сводилась к призыву создать новую науку о человеке, необходимость которой, якобы, диктуется «дегуманизацией»

и этнологии, и социологии. Э та идея не наш ла поддерж ки у участников конгресса. Р а ­ циональное зерно в ее выступлении заклю чалось в призыве уделять больше внимания изучению психологии людей.

С воеобразно бы ла поставлена проблема соотношения меж ду социологией и этно­ логией в докладе П. С т и р л и н г а (А нглия). По его мнению, ни в теории, ни в м е ­ тоде нет рациональной границы м еж ду этими науками: они различны в отношении организации, в преподавании этих дисциплин в вузах. Различия в структуре науки оказы ваю т влияние и на ученых. Они общ аю тся только в рамках своей специальности, читаю т книги только своих коллег. И нтересна его мысль о том, что в каж дом лагере сущ ествует ошибочное представление (стереотип) об ученых из другого лагеря. Н еко­ торые социологи считаю т этнограф ов консерваторами, стремящ имися сохранить тузем ­ ные культуры, не способными изучать процессы изменений, верящими в 'наивный функ­ ционализм, интересую щимися лиш ь откапы ванием малозначимы х деталей в процессе непосредственного наблю дения в маленьких, окраинных (м ардж инальны х) обществах.

Э тнограф ы ж е, в свою очередь, иногда считаю т социологов собирателями поверхност­ ной информации о промышленных общ ествах, людьми, занимаю щ имися сложной про­ цедурой обработки информации, которой они пользуются, не понимая ее;

этнографы полагаю т, что социолог, никогда не посвящ авш ийся в таинства полевой работы в ус­ ловиях чуж ой культуры,,не способен эфф ективно судить об общ естве в целом.

О том, что указанны е разли чи я не вы текаю т из сущности предмета этих наук, гово­ рит, по мнению С тирлинга, тот ф акт, что границы, проводимые меж ду ними в различ­ ных странах, различны. О днако больш инство ученых считает, что предмет социологии и социальной антропологии один и тот же. П реж де всего это — современные процессы в развиваю щ ихся странах. Автор рату ет за комплексное изучение этих процессов.

Все эти вы сказы вания показы ваю т, что проблема разм еж евания и сближения двух наук н азрела и волнует этнограф ов многих стран.

Тем атика других докладов, представленных в эту группу, свидетельствует о широ­ ком интересе зарубеж н ы х этнограф ов к развиваю щ им ся странам, к проблемам т р а ­ диционализм а и индустриализации. В до кл аде К. Г е е р ц (СШ А) «П олитика в прош­ лом, политика в настоящ ем : некоторые зам ечания об использовании антропологии для понимания новых государств», говорилось о том, насколько важ но изучение идеологии, религии, политической ж изни раннеклассовы х государств для понимания современных «допромыш ленных» стран. О тметив ограниченность значения для такого рода исследо­ ваний понятий ф еодализм, азиатский способ производства, К. Геерц на примере Б али XIX в. пы тался показать, что главное значение д л я понимания сущности как древних, так и современных «допромышленных» государств имеет анализ их верований, мифов, ри туала, их ценностей. Именно они, по утверж дению докладчика, являю тся основой этих государств, определяю т их ф орму и «даю т им направление». Это явн ая переоцен­ ка Геерцем значения традиций идеологического порядка в развиваю щ ихся странах сбли ж ает его взгляды с идеалистическими концепциями американского социолога Т. П арсонса.

И нтересную полемику вы звал второй доклад, посвященный роли традиционных институтов в современной Японии. Это был доклад чисто эмпирического характера, в котором японская исследовательница К. Н а к а н и, подчеркнув огромное значение в современной Японии таких традиционны х институтов, как патронимия и отношения п атернали зм а м еж ду работодателем и рабочими, просто их описала, не анализируя их сущность.

В программе группы «Социология и этнология» почетное место занимали доклады советских этнограф ов. И з 13 представленных в группу докладов — 4 принадлежали советским ученым. Это доклады : С. А. Т о к а р е в а «Типы этно-культурных связей и социальный прогресс»;

Л. А. А н о х и н о й, В. Ю. К р у п я н с к о й и М. Н. Ш м е j е в о й «Этнографическое изучение сельского и городского населения в СССР»;

Ю. П. А в е р к и е в о й «О ранних ф ормах н аследования»;

Л. Б у е в о й и М. Н. К о в а л ь з о н а «С оциальная среда и развитие человека» 4.

В рабочей группе были зачитаны д ва последних доклада. Большой интерес участ­ ников конгресса вы звал д ок л ад Л. Буевой и М. К овальзона. В нем трактовалась проб­ лем а личности и общ ества, ж иво интересую щ ая как этнографов, так и социологов. На вопрос, изучаю т ли в Советском Союзе общ ества приматов, у которых якобы возникают разны е типы общ еств и социальных структур, М. К овальзон ответил, что общ ество, по 4 Д окл ады советских ученых были переведены на английский или французский язык, отпечатаны на ротапринте в виде отдельных брошюр (по 200 экз. каж ды й) и розданы участникам конгресса.

10* Н а учна я жизнь мнению советских ученых, возникает вместе с человеком, и ассоциации животных они не относят к разр яд у общ ественных форм.

В выступлениях участников группы по докладу Ю. П. Аверкиевой была отмечена важ н ость поставленны х проблем д л я периодизации первобытного общ ества и для по­ нимания целого ряд а традиционны х институтов у народов развиваю щ ихся стран.

Д л я этнограф ов большой интерес представляла так ж е тем атика рабочей группы «Н овые нации». В ее програм му были включены три до кл ада советских ученых:

Н. Н. Ч е б о к с а р о в а «Процесс национальной консолидации в странах Южной и Ю го-Восточной Азии», М. С. Д ж у н у с о в а «Опыт изучения национальных отноше­ ний в С СС Р» и Е. Д. M o ip д ж и н е к о й «Социологические аспекты национальной независимости». В д ок л ад ах зарубеж ны х ученых ставились проблемы деколонизации, модернизации и «вестернизации», двуязы чия, роли этнического ф актора в национальном развитии молодых государств. Не меньший интерес представляли сообщения и дис­ куссии в исследовательском комитете «Социология семьи». Вполне этнографичной мож­ но н азвать тем атику рабочей группы «Расовы е и культурные напряж ения», особенно таких докладов, как Г. Ф о р т э н а (К ан ад а) «Общество, ищущее государственности:

франко-канадцы », Г. Г а р д н е р (СШ А) «Этнический ф актор в меж дународных от­ ношениях», М. Л а н г е р о (Ф ранция),и А. П а с с е р и н Д ’ Э н т р е в е (И талия) о ф ранкоязы чном меньш инстве в И талии;

Т. С и б у т а н и (СШ А) об изживании пробле­ мы национального меньш инства в отношении лиц японского происхождения в США, и др. Д о к л ад В. Д а д р и а н а (СШ А) « Р азвити е советского отношения к национально­ стям, теоретическая переоценка» носил явно антисоветский характер и подвергся осно­ вательной критике советских ученых. Но более действенным было бы противопоставить ему д о к л ад этнограф а о расцвете национальных культур в Советском Союзе. Нам представляется, что на следую щ ем социологическом конгрессе (который предположи­ тельно состоится в 1970 г. в Болгарии) этнограф ы долж ны выступить с рядом конкрет­ ных докладов о развитии национальных культур и меж национальных отношений в С СС Р, о путях развити я советской семьи.

Заслуш анны й на третьем, заклю чительном пленарном заседании конгресса доклад Р. М а р ш а (СШ А) «О суммировании сравнительны х исследований» был посвящен критике сопредельных этнограф ии и социологии теоретических проблем. Критике была подвергнута ф ункциональная ш кола А. Р. Р эдклиф -Б раун а, современная структурно ф ункциональная ш кола К- Л еви-С троса, Р. Н идхэм а и Э. Л ича, школа функцио.нали стов-неоэволю ционистов Т. П арсонса, М. Л еви, С. А йзенш тадта и др., анализ сравни­ тельных ценностей С. М. Л ипсета. Д о кл адч и к критиковал идеалистические и психоло­ гические объяснения социальных явлений столпами современной бурж уазной социо­ логии. Он возл агает большие н адеж ды на ш колу Л. У айта и видит будущее социологии в объяснении социальных явлений в их исторической перспективе. Выступление Марша было весьма знаменательно: оно свидетельствовало об ослаблении влияния концепций, господствовавш их до недавнего времени в бурж уазной социологии и этнографии.

Больш им событием во время работы конгресса был массовый митинг его делегатов по вопросу о войне во Вьетнаме. Участники его единодушно приняли резолюцию, осуж­ даю щ ую преступные действия СШ А во Вьетнаме. Б ы ла принята такж е резолюция, п ы раж аю щ ая сочувствие интеллигенции США, выступающей против войны во Вьет­ наме.

Участие советских ученых и ученых из стран социалистического лагеря в подоб­ ного рода конгрессах имеет огромное значение для идеологической борьбы с антиком­ мунизмом. И на VI Социологическом конгрессе ш ла идеологическая борьба. Сталкива­ лись различные точки зрения. Влияние выступлений марксистов проявлялось весьма ощ утимо в расстан овке сил н а рабочих группах и симпозиумах конгресса. Этот кон­ гресс, продемонстрировал возросш ий авторитет марксистской социологии. Он показал явное полевение взглядов многих ученых капиталистических стран. Те из участников конгресса, которые пытались вы ступать с позиций антикоммунизма, получали долж­ ный отпор со стороны представителей стран социализма, а так ж е некоторых социологов З а п а д а и часто оказы вались в изоляции.

Ф ранцузская печать объективно и зл агал а точки зрения советских участников кон­ гресса. Х арактерны м д л я него было единство социологов социалистических стран и.многих ф ранцузских социологов.

И збрание президентом М еж дународной Ассоциации Социологов польского уче­ ного Я н а Щ и п а н ь с к о г о было ярким свидетельством успеха марксистской социо­ логии.

Хочется вы разить надеж ду, что на будущ их социологических конгрессах этногра­ фическая н аука будет представлена более широко. Этнографы и социологи разраба­ ты ваю т общий круг проблем, и развитие сотрудничества меж ду ними будет способство­ в ать решению кардинальны х проблем в жизни человечества.

Ю. П. Аверкиева ВОПРОСЫ ЭТНОГРАФИИ НА ПЕРВОМ МЕЖДУНАРОДНОМ КОНГРЕССЕ БАЛКАНСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В СОФИИ С 26 августа по 1 сентября 1966 г. в Софии проходил Первый международный конгресс по балканским исследованиям и изучению стран Ю го-Восточной Европы. Он был созван Междуна'рюдной ассоциацией по изучению стран Ю го-Восточной Европы, созданной при Ю Н Е С К О в 1963 г.

Б алкан и стика, как комплекс знаний о н ародах Б алканского полуострова и их взаим освязях, особое внимание обращ ает на общие черты и закономерности историче­ ского развити я этих народов, стремится раскры ть процессы формирования их культур­ но-языковой общности.

Н а Софийский конгресс собрались специалисты по истории, этнографии, археоло­ гии, лингвистике, литературе, ф ольклору и искусству народов Ю го-Восточной Европы.

П рисутствовало около 1300 ученых из 24 стран — А лбании, Англии, Австрии, Бельгии, Болгарии, Германской Д ем ократической Республики, Венгрии, Греции, Голландии, И з­ раиля, И талии, К анады, К ипра, Л и ван а, Польш и, Румынии, СССР, США, Турции, Ф едеративной Республики Германии, Франции, Чехословакии, Ю гославии, Японии.

Особенно многочисленны, естественно, были делегации Балканских стран.

С оветская делегация представила 45 докладов по всем разделам работы конгресса.

О т И нститута этнограф ии АН С СС Р на конгресс были направлены Ю. В. Бромлей, Т. Д. З л атк овск ая, Ю. В. И ван ова, Л. В. М аркова.

Н а протяж ении всей своей -работы конгресс привлекал ж ивое внимание общ ествен­ ности стран Ю го-Восточной Европы. Его деятельность ш ироко освещ алась в газетах не только Болгарии, но и всех других балканских стран. В них подчеркивалось, что конгресс является исключительным по своему значению научным, культурным и поли­ тическим событием, работа которого способствует сближению балканских народов, служ и т д ел у мира и прогресса.

Н а торж ественном открытии конгресса делегатов приветствовали премьер-министр Н ародной Республики Болгарии Тодор Ж и вков, главный директор Ю Н ЕСКО Рене М айо и представители нескольких делегаций: Е. М. Ж уков (С С С Р ), К. Дайкович (Р у м ы н и я), X. Ф рагистас (Г реци я), И налдж и к (Т урция), А. М ирамбель (Ф ранция), А. П ертуси (И тал и я ), Р. Сайм (А нглия).

Н а пленарном заседании были прочитаны в сокращ енном варианте коллективные доклады -о вкладе народов Ю го-Восточной Европы в мировую культуру (полный текст этих докл адов был роздан дел егатам ). Д о кл ады были составлены группой специали­ стов из разны х стран и касались вопросов истории, язы кознания, литературоведения и искусства балканских народов.

Среди общ их проблем, подняты х на пленарных заседаниях, для балканской этно­ граф ии представляется интересной проблем а появления производящ его хозяйства и его главны х отраслей — зем леделия и скотоводства. Е. К о н д у р а к и (Румыния) изложил этот вопрос в своей части коллективного до кл ада «Н ароды Юго-Восточной Европы и и х роль в истории». Он основы вался п а общ епринятой.концепции: примитивное земле­ делие и скотоводство в неолитическое время проходили период становления на Б л и ж ­ нем Востоке. С конца пятого ты сячелетия или сами носители этой развитой зем ледель­ ческо-скотоводческой культуры.проникли через болгарское и румынское побережье на Б алканский полуостров, или ж е они оказали стимулирую щ ее влияние на народы Юго Восточной Европы. В резул ьтате возник очаг зем леделия на Балканах.

П осле обсуж дения на секции археологии, где был поставлен доклад Н. Я. М е р п е р т а (С С С Р ) «Ранний бронзовый век Ю жной Болгарии», проблема эта получила новое освещение. Д ревнейш ее земледелие появилось на Б алкан ах очень рано. Яркие памятники земледельческой культуры Ю го-Восточной Европы (в северо-восточной Гре­ ции, Фессалии, М акедонии, южной и восточной Болгарии, меж дуречье П рута, Буга и Д нестра и др.) даю т возм ож ность выдвинуть заслуж иваю щ ую внимание гипотезу о са­ мостоятельном характере ф орм ирования земледельческого очага на юго-востоке Е вро­ пы, о включении этой территории (н ар яду с «полумесяцем плодородных земель»

150 Н а учна я жизнь Передней Азии) в основную и первоначальную зону «неолитической революции». В нау­ ке накапливается все больше данны х для обоснования полицентрического характера происхож дения земледелия.

27 августа н ачал ась р або та одиннадцати секций конгресса (археология, античная история, история с V по XV в., история с XV по X VII в., история с X V III по середину XIX в., история с середины XIX по XX в., этнограф ия, литература, лингвистика, фольк­ лор, искусство), на которых было зачитано более 500 докладов.

В этнографической секции конгресса было прочитано около 30 докладов. З а ред­ кими исключениями они были построены на сравнительном материале нескольких на­ родов и затрагивали общ ебалканские вопросы. Это особенно отрадно отметить на фоне сравнительно редких публикаций подобного рода в этнографической литературе. Кон­ гресс, несомненно, содействовал усилению внимания к разработке общебалканских проблем в этнографии. И полож ительный резонанс, вызванный этим направлением, по-видимому, явл яется залогом того, что такого рода исследования займ ут в будущем еще большее место в работе этнограф ов. В аж ности изучения общих проблем балкан­ ской этнографии посвятил свой доклад Хр. В а к а р е л ь с к и й (Б о л га р и я ).

Особое внимание участников секции привлекло рассмотрение вопросов, связанных с происхож дением балканских народов, хотя специально этому вопросу были посвяще­ ны только д в а д о к л ада антропологов. А. П улянос (Греция) и П. Боев (Болгария) полем изировали по ряду полож ений: об антропологических зовах на Балканах, о сте­ пени распространения в Болгарии типа, присущего древним славянам, о роли монго­ лоидного элемента в антропогенезе современного населения Болгарии и пр. Оба уче­ ных исходят из полож ения о том, что нельзя смеш ивать понятия расы и нации, границы которых редко совпадаю т. Это единственно правильное историческое осмыс­ ление современной антропологической карты мира дает возмож ность использовать антропологический м атериал как документальны й источник для выяснения проблем этногенеза.

А. П у л я н о с в докладе на тему «Антропологический состав народов на те тории м еж ду Эгейским морем и Д унаем » сообщ ил результаты своих антропологиче­ ских исследований в Болгарии и эгейской Фракии. В общих чертах мысль автора сво­ дится к тому, что основой антропогенеза населения изучаемой территории является древний, уходящ ий своими корням и в «дофракийскую» и «фракийскую» эпохи суб­ страт. С ним генетически связаны д ва антропологических типа, выявленных на терри­ тории Болгарии и простираю щ иеся за ее пределами. Один и з них распространен на зап аде и северо-западе Болгарии, другой — на юге и юго-востоке ее. Наиболее плот­ ное распределение первого типа наблю дается на северо-западе Болгарии (область М и х ай л о в гр ад а). Это самый брахикеф альны й тип з Болгарии, с наибольшим скуловым диам етром, средней пигментацией, выше среднего 'роста, т. е. классический динарсклй тип. Второй антропологический тип наиболее четко выделяется в районе Благсевграда, во Ф ракии и Д ой рудж е. Ю жный тип — более темню пигментированный, мезокефальный, с меньшими разм ерам и лица — п редставляет собою фракийский вариант средиземно морской расы. Близок к нему вариант, распространенный в долине р. Марицы и на Черноморском побереж ье (в районе Б у р га с а), принадлеж ащ ий к балкано-кавказскому типу.

С обранный м атериал, по мнению А. П уляноса, не свидетельствует об участии монголоидных элементов, так ж е как и протоболгар, в антропогенезе болгарского парода.

Д окладчик кратко остановился так ж е на антропологической характеристике турок Б олгарии, гагаузов и к аракачан. Этих последних он относит к древнейш ему населению Европы.

Д о к л ад А. П улян оса вы звал ож ивленные прения. Главным оппонентом А. Пуля носа выступил П. Боев. С огласивш ись с основным тезисом докладчика, он отметил, однако, что деление болгар на две антропологические группы он считает неоправдан­ ным — их значительно больше. П. Боев настаивает на определенном значении в этно­ генезе болгар монголоидного элемента, а так ж е на большем участии антропологиче­ ского типа, присущего древним славянам.

Н есколько интересных д л я этногенетической проблематики докладов было зачита­ но на других секциях.конгресса. К таковы м относится доклад Б. Ч о в и ч (Ю госла­ вия) «Б рон зовая эпоха в Ц ентральном иллирийском районе». Д окладчик устанавли­ вает, что в течение позднебронзовой эпохи в районе, охваты ваю щ ем северную Алба­ нию, ю жное побереж ье Ю гославии, среднюю Д алм ацию, южную Боснию и ю го-запад­ ную Сербию, сущ ествовала определенная степень культурного единства. Это единство явилось результатом предш ествую щ его развития на этих землях. Культуру этого райо­ на следует считать раннеиллирийской, так как она развивается непрерывно вплоть до исторического времени и вклю чает территорию, на которой античная традиция рас­ селяет иллирийские племена.

Д о к л ад Б. Чович сущ ественно дополнили тезисы доклада Д. Г а р а ш а н и н (Ю гославия) «И ллирийцы в районе М орава — В ардар». Она выделяет археологии ские памятники эпохи средней бронзы из м еж дуречья рек М оравы и В ардара (группа Н а учна я жизнь П арачи н), которые могут быть рассм атриваем ы как общ ая протоиллирийская и прого ф раки й ская культура. Эволюцию этой ф рако-иллирийской культуры можно проследить до 1200 г. до н. э. Таким образом, точное разграничение м еж ду иллирийцами и ф р а­ кийцами не м ож ет быть фиксировано ввиду смешения населения этих двух больших этнических групп в пограничной зоне.

Этногенетическим процессам в значительно более позднее время был посвящен доклад И. И. Р у с с у (Рум ы ния) «И ллирийский и ф рако-дакийский субстрат в рома­ низации Б ал кан и К арпато-Д унайеких областей». П рисутствие ром анского язы ка и романского н арода в карпато-балканских и дунайских областях является результатом романизации автохтонного населения. Сущ ествование ж е албанского язы ка и народа явл я ется результатом того, что незначительная часть этого местного населения была ром анизована поверхностно.

Особенность романизации балкано-карпатской зоны заклю чалась главным образом в языковом и культурном влиянии. О днако слишком преувеличено представление об исчезновении доримских элементов в язы ке романского населения. Автор, указы вая па значительное их количество в восточнороманских язы ках (более 160 терминов), под­ черкнул лингвистическую и этническую преемственность меж ду древним фрако-дакий -ским и современным населением этого района.

В секции этнограф ии вопрос о роли культурны х контактов в этническом развитии был поднят в докл аде И. В е б е. р - К е л л е р м а н (Ф Р Г ). Н а примере изучения групп немецкого нацменьш инства в странах Ю го-Восточной Европы она подвергла критике метод исследования только лиш ь специфических национальных признаков, сложивших­ ся ещ е на родине переселенцев, без учета влияния среды (культурной, природной я п р.), в которой они ж ивут теперь, и п редлож ила програм му исследования «интер этнических» взаимодействий.

Л. В. М а р к о в а (С С С Р) стремилась определить степень устойчивости этниче­ ск и х традиций в разны х областях материальной и духовной культуры и разную сте­ пень восприятия инонациональных влияний, ср авн и вая этнографическое развитие бол­ гар ю го-западны х районов С СС Р, ж ивущ их в отрыве от родины около 150 лет, и бол­ гар метрополии и ю жной Румынии. О на приш ла к выводу о том, что этнические т р а­ диции наиболее стойко сохраняю тся в комплексе навыков и обычаев, связанны х с семейным бытом, и легко подвергаю тся влиянию экономического ф актора и окруж аю ­ щей среды там, где они связаны со многими (но не всеми) сторонами материального быта. И мею тся этнограф ические явления, занимаю щ ие в этом смысле промежуточное положение.

Б ольш ая часть докладов этнограф ической секции, в которых рассматривались самы е разны е стороны материальной и духовной культуры, сводились к проблеме в за ­ имных культурны х влияний и образованию культурно-этнографической общности бал­ канских народов. Разум еется, доклады были различны не только по тематике, но и по методологическому подходу к теме. Одни авторы прослеж ивали развитие элементов.культуры с древних времен, другие брали меньший хронологический период, одни пы­ тались проследить то или иное явление у всех балканских народов, другие ограничи­ вались сравнением лиш ь двух соседних и т. п.

Б л агод арны й м атериал дает орнаментика. И. К о е в (Б олгария) определил пути проникновения различных мотивов в народную текстильную орнаментику у балкан ­ ских народов. Он отметил элементы ф ракийского времени (конские фигуры), рим­ ского периода (растительны й орнам ент), р асск азал о проникновении в различные об­ ласти Б алкан ского полуострова эллинистических элементов (виноградная л о за), византийского влияния, персидских мотивов (фигура павлина), турецкой орнаментики (тю льпан и д р.), п оказал, к ак в творческом процессе заимствованны е мотивы пере­ осм ы сляю тся, видоизм еняю тся болгарскими мастерицами. И менно во взаимодействии элементов разны х культур, отраж аю щ ем сложны е исторические связи Б алкан с окру­ ж аю щ ими землями, автор видит специфику балканской текстильной орнаментики.

Н ациональны е особенности орнаментов вы являю тся в колорите, в ритме цветовой гаммы.

Г. К - р ы с т е в а (Б ол гари я) остановилась на этнокультурны х -связях болга-р и ру­ мын по данным орнам ента. С вязи эти прослеж иваю тся с глубокой древности, прояв­ л яясь не только -в сходстве орнаментальных мотивов, но и -во всем стиле их вы пол­ нения, в композиции, в их смы словом значении.

М.-А. К и р ь я к и д у - Н е с т о р о с (Г реци я), обративш ись к анализу -стиля и зн а ­ чения мотива петуха в балканских выш ивках, сум ела не только проиллюстрировать сходство и общ ие истоки это-го мотива, но и св язать его бытование с народными обы­ чаям и и верованиями. П етух — символ плодородия, именно поэтому он участвует в св а­ дебном ритуале и и зоб раж ается главны м образом на вещ ах, связанных с брачными церемониями (свадебны х рубахах, постельном белье, головных п латк ах ). Он имеет так ж е агютропейную силу. Одновременно он и покровитель душ в загробном мире, поэтому его и зображ ения встречаю тся на надгробиях.

М. В е л е в а (Б олгария) говорила о происхождении некоторых элементов б о л гар ­ ской народной одеж ды, имеющих сходство с одеж дой соседних народов. И сследова­ 152 Н а учна я жизнь тельница как бы вскры вала пласт за пластом, образовавш ие сложный комплекс тра­ диционного костюма, начиная с элементов древнейш его происхождения, общих для балканских народов и переш едш их к ним непосредственно от дославянского населе­ ния. Она отметила результаты взаим одействия, взаимопроникновения дославянской и славянской культур (к таким смеш анным элементам докладчица отнесла технику т к ан ья ). Д ал ее М. В елева вы делила элементы одеж ды, характерны е для славян;

к та­ ковым она отнесла, в частности ф артук, и зам етила, что юн отсутствует в некоторых горных районах Болгарии, куда в период славянского переселения отступали фракий­ цы. Р я д общ их черт в одеж де балканских народов она объяснила взаимовлиянием или ж е общими закономерностями развития одеж ды, не зависящ ими от этнической принадлеж ности. Бы ли отмечены та к ж е некоторые заимствования.

Вопросу о взаим овлияниях, отраж аю щ ихся на народной одеж де, было уделено больш ое внимание и в до к л ад е Г. Х и н к о в о й (Ч ехословакия), в целом посвященном использованию исторических свидетельств (описаний путешественников XVI—X VIII вз.) для этнограф ической работы.

Интересен был д о к л ад Е. К и ш б а н (Венгрия) о методах переработки молока у народов балкано-дунайской зоны. И спользовав тот факт, что традиции в приготовле­ нии пищи и сам состав блюд дер ж атся очень долго, в особенности в пастушеской среде, исследовательница попы талась выделить зоны, в которых эти традиции различ­ ны.


Зоны эти не совпад аю т с границами расселения современных народов и с языко­ выми границами. М ало того, в одной и той ж е зоне могут сущ ествовать различия в переработке м олока пастухам и на пастбищ ах и крестьянам и в селах, что лишний раз подтверж дает ф акт большой устойчивости этих хозяйственных навыков. П ервая зона охваты вает северные и западны е области Ю го-Восточной Европы, вторая идет южнее, примерно до Д у н ая, исклю чая центральную Венгерскую низменность, которая примы­ кает к третьей зоне, располож енной еще южнее. Особенно подробно Е. Кишбан остановилась на характеристике третьей зоны, где основным молочным продуктом яв­ ляется ю гурт — особый сорт кислого молока. П ривлекая, помимо этнографического, исторические и лингвистические данные, а так ж е обширный сравнительный материал по н ародам Восточной Европы и Азии, она приш ла к заключению, что культуру югур та принесли на Б ал кан ы и в Венгрию ещ е тю ркские народности раннего средневекозья.

и что она привилась преж де в Болгарии. П осле османского завоевания распространил­ ся способ приготовления м асла из югурта.

О глубоких традициях в области подсечного земледелия, а именно, о типах орудий д л я расчистки леса и ар еал ах их распространения рассказал Л. Т а к а ч (Венгрия).

Он наш ел прототипы некоторых из них в кельтской культуре.

Вопросу славянской взаим ности на примере одного характерного болгарского обы чая — «лазаровани я» — был посвящ ен доклад А. И о р д а н о в о й (Болгария).

Э тот весенний девичий праздник, приуроченный к вербному воскресенью, имеет корни в языческой славянской древности, й о р д а н о в а наш ла ему аналоги у всех славянских н ародов — под разными названиям и и с различиями в обрядности, но объединяемые некоторыми общими чертами и общ им содерж анием : мечтами о счастливой семейной ж изни.

Д ругих докладов, посвящ енны х духовной культуре, было немного — сравнительно с богатым, м атериалом, которым располагаю т этнограф ы в этой области. По характеру они различны. Д. Л у к а т о с (Греция) интересно рассказал о предохранительных магических приемах в ткачестве, которые м ож но наблю дать в среде греческих кресть­ янок. Т. К о л е в а (Б олгария) применила в своей работе метод структурного анализа:

на основе сходства и повторяемости элементов обычаев, выполняемых во время сева, она определила их общ ие черты у ю жных сл авян и со зд ала таким образом модель обычая.

Группу докладов (В. М а р и н о в — Б олгария, Л. Ф е л ь д е ш — Венгрия) объеди­ няло изучение в этнографическом аспекте скотоводства — традиционной отрасли хо­ зяй ства на Б ал кан ах, с которой связаны и некоторые этнокультурные проблемы. Много говорилось об отличительных особенностях и происхождении вида отгонного ското­ водства (тран схум ан ци и ), распространенного в Балканской и П рикарпатской обла­ стях, об его отличии от альпийского типа хозяйства. Л. Фельдеш (Венгрия) ввел в на­ учный оборот исторические и статистические материалы, относящ иеся к X V II—XIX вв., из которых видно, что уж е тогда сущ ествовала разви тая система отгонного скотовод­ ства, связы ваю щ ая область ю жных К ар п ат с придунайскими землями. Д о к л ад был оценен полож ительно, но было вы сказано мнение о необходимости сочетать историко статистические данны е с этнографическими.

В. М аринов рассмотрел трансхуманцию у народов, живущ их к югу от Дун и помимо хозяйственной характеристики представил быт и обычаи скотоводов. В пре­ ниях ож ивленно обсуж дал ся вопрос о роли хозяйства в склады вании бытовых особен­ ностей, главным образом, вопрос о связи отгонного скотоводства с кочевым (номадиз­ мом ). Бы ло вы сказано соображ ение (й. В л э д у ц и у — Рум ы ния), что первое н ео бяза­ тельно возникает « з второго. Н апример, в Румы нии отгонному скотоводству предше­ ствовал а система копотких пепекочевок в пределах небольших областей. Н а этом этапе Н а учн а я жизнь скотоводство тесно связан о с земледелием. С вязь эта сохранилась и в отгонном ско­ товодстве.

Значительное место заним али доклады, затрагиваю щ ие социологические проблемы в этнографии. Хотя они посвящ ены различным темам и р азработаны разными мето­ дам и, их объединяет стремление раскры ть внутреннюю структуру социальных инсти­ тутов и п оказать взаим овлияние и взаим освязь структурных единиц, а так ж е воздей­ ствие на них ф акторов, находящ ихся за пределами этой структуры (например, эколо­ гической среды, городской цивилизации, индустриализации, государственной власти и пр.).

Три д о к л ад а были посвящ ены проблемам семейной общины. Р. П е ш е в а (Б о л ­ гар и я ) р асск азал а о ю ж нославянской зад руге в конце XIX и начале XX в., обратив внимание на стадии в развитии большой семьи. М. К р а с и н ч и (Ю гославия), анали­ зируя семейную общ ину у албанцев Ю гославии, остановился на основных причинах длительного бы тования больш ой семьи (вплоть до наших дней) в изучаемом районе.

Н овым в его исследовании было привлечение, кроме ф акторов исторических, экономи­ ческих и этнических (значение традиции), не раз уж е отмеченных в литературе, так ж е и дем ограф ического ф актора: высокий коэффициент прироста населения (от 2,3 д о 3,1) в албанских областях Ю гославии способствовал быстрому перерастанию в зад р у ­ ги тех малы х семей, которые возникали при р азделе большой семьи. Д ал ее докладчик остановился н.а причинах быстрого расп ада зад р у г в 1950-х— 1960-х гг. Главными из них он считает изменение занятий населения (в прошлом это было исключительно сельское хозяйство) в период социалистической реконструкции, влияние города, об­ щий подъем культуры.

В отличие от Р. П еш евой и М. Красничи Д ж. X а л п е р и (СШ А) применил при изучении ю гославянской задруги новый в этнограф ии метод статистической обработки массового м атериала. У казав процентное соотношение больш их и малы х семей в р а з­ ные годы в изучаемом районе, он вы явил закономерности постепенного исчезновения задруги.

В прениях наибольш ее внимание привлек вопрос о стадиях в развитии семейной общины. Бы ло вы сказано мнение, что д л я ее более ранних стадий, известных в средне­ вековье по письменным источникам, характерна ф орма братской задруги (Ю. В. Б ром ­ л е й — С С С Р ). В ы звал сомнение тезис Р. Пеш евой о неродственном характере бр ат­ ской семьи нового и новейшего времени и о ее качественном отличии от «отцовской»

(J I. В. М аркова — С С С Р ).

П лем енная организация на Балканском полуострове наш ла отраж ение в до кл адах Т. Д. З л а т к о в с к о й, В. Г р а ч е в а и Ю. В. И в а н о в о й (С С С Р ). В док­ л ад е Т. Д. Златковской «К вопросу о возникновении государства у фракийцев» стави­ лась проблем а закономерности возникновения племенных союзов, как этапа, подготав­ ливаю щ его возникновение государства. Д о кл адч и к о б р ати л а внимание « а монеты с одинаковы м и изображ ениями, вы пускавш иеся в V I—V вв. до н. э. различными ю жно­ фракийскими племенами. И сходя из степени интенсивности чеканки и степени совпа­ дения изображ ений, докладчик полагает, что сою з имел аморфную структуру и срав­ нительно ограниченные общие функции, касавш иеся главным образом ведения совме­ стных военных действий и отправления религиозных культов;

бесспорна и определен­ н ая ф орм а экономического объединения племен. Во главе объединения стояли, по-ви­ димому, оррески (возм ож но, сатры литературной традиции).

В док л ад е В. Грачева были охарактеризованы ж упы раннего средневековья и их роль в склады вании государственности у сербов.

Ю. В. И ван ова описала позднейш ие формы родовы х объединений, сохранивш иеся ещ е в XIX и первой половине XX в. в высокогорных областях Албании и Черногории.

3 ее док лад е были проанализированы причины сохранения в общинной органи за­ ции этих областей многих черт, характерны х для родовой организации: политические причины (осм анское завоевание Б алкан ского полуострова и постоянное сопротивление ему балканских народов) действовали в неразрывной связи с ф акторам и экономиче­ скими (эконом ическая изоляция горных районов, преобладание скотоводческого х озяй ­ ства отгонного ти п а). Бы ли п оказаны причины и формы р ас п а д а родовой организации и постепенного перехода от родовой к соседской (сельской) общине.

Один д ок л ад к асал ся обычного п р а в а — это сообщ ение Р. В у л к а и е с к у (Р у ­ мыния) о малоизвестном институте обычного п рава скотоводческих общин румын — ?суде отцов», который о к азал влияние на ф еодальное процессуальное право в Р ум ы ­ нии и в некоторых соседних странах. Д о к л а д вы звал оживленную дискуссию, была отмечена больш ая древность и одновременно больш ая ж ивучесть этого института обычного права.

Американский дем ограф Г. К о с т а н и к рассмотрел динамику численности населе­ ния Ю гославии и Греции за период после первой мировой войны. При анализе р азли ­ чий в уровне рож даем ости и естественного прироста населения Ю гославии он обратил внимание на этнический ф актор. Этот ф актор учиты вался им и при характеристике 154 Н а учна я жизнь особенностей урбанизации многонациональной Ю гославии по сравнению с Грецией, национальный состав которой отличается значительной однородностью.

В програм м у конгресса был включен Второй м еж дународны й смотр этнографиче­ ских и фольклористических фильмов балканских стран (первый смотр таких фильмов состоялся в 1964 г. в ю гославском городе Н иш е). К инематографисты Болгарии, Румы­ нии, Турции и Ю гославии показали свыше 30 коротком етраж ны х фильмов, повествую­ щих о прикладном искусстве народов этих стран, об их песнях, танцах, обрядах и праздниках. Р азн ообразн а тем атика этих фильмов и различны режиссерские и опера­ торские приемы, но одно основное настроение объединяет их всех: глубокое уважение, береж ное отношение к народному творчеству, стремление сохранить его и рассказать о.нем людям. Второй м еж дународны й смотр фильмов проходил под лозунгом «Кино­ искусство за дру ж б у на Б ал кан ах !» Его целью было ближе познакомить участников конгресса с культурны ми и бытовыми традициями балканских народов.


П о случаю П ервого конгресса балканских исследований в государственной биб­ лиотеке имени К ирилла и М еф одия в Софии была развернута выставка книг по балка­ нистике. Н а вы ставке было представлено около полутора тысяч публикаций, вышед­ ших за последние годы в разных странах, преимущественно балканских. Посетители вы ставки смогли познакомиться с периодическими и монографическими изданиями по всем разделам балканистики: истории, археологии, этнографии, языкознанию, фольк­ лору, литературоведению, искусствознанию..Книжная вы ставка явилась хорошим до­ полнительны м источником взаим ной инф ормации ученых о главных направлениях в тем атике и методике их исследований.

Т. Д. Златковская, Ю. В. Иванова, Л. В. Маркова АНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОГРАФИЯ НА XI ТИ ХООКЕАНСКОМ НАУЧНОМ КО Н ГРЕССЕ XI Тихоокеанский научный конгресс, происходивший в Токио с 22 августа по 3 сен­ тября 1966 г., был самым представительным из всех тихоокеанских конгрессов. В его рабо тах приняло участие более 6 тыс. ученых из различных стран, имеющих выход к Т и х о м у океану, а так ж е из многих других европейских и азиатских государств. Всего на конгресс съехались представители 80 стран. Н аиболее многочисленными были деле­ гации Японии и США (примерно по 2 тыс. человек к а ж д а я ). Из Советского Союза прибыло около 140 ученых самы х различных специальностей;

эта была сам ая больш ая дел егац и я С С С Р на тихоокеанских научных конгрессах. Много делегатов приехало из К анады, А встралии, Н овой Зеландии, Англии, Франции, Ф РГ. Г ораздо слабее были представлены страны Ю жной Азии и Л атинской Америки.

XI Тихоокеанский научный конгресс (как и все предыдущ ие конгрессы такого рода) был подготовлен и созван м еж дународной Тихоокеанской научной ассоциацией, основанной в 1920 г. Главными зад ачам и этой ассоциации, как гласит статья 2-я ее устава, являю тся, во-первых, «поощрение сотрудничества в изучении научных проблем, •связанных с бассейном Тихого океана, в особенности тех, которые касаю тся процве­ тания и благосостояния народов, населяю щ их эту часть земного ш ара», и, во-вторых, «укрепление мирных отношений м еж ду народами и содействие развитию чувства братств,а м еж ду учеными всех стран, расположенны х в бассейне Тихого океана». Со­ ветский Союз представлен в этой организации А кадемией наук. Руководящ им ор га­ ном ассоциации является Тихоокеанский научный совет из 15 чел о в ек —^представите­ лей стран-членов. Н а XI конгрессе в состав С овета вошел представитель С СС Р— академ и к А. А. Губер, возглавлявш ий советскую делегацию.

Тихоокеанская ассоциация раз в четыре года созы вает Тихоокеанские научные конгрессы. П ервый такой конгресс состоялся в 1920 г. в Гонолулу на Гавайских остро­ вах, где с тех пор при М узее Бернис П ауахи Бншоп и находится постоянный секре­ тар и ат Тихоокеанской ассоциации. Д о второй мировой войны было созвано шесть конгрессов, после войны — четыре (в Новой Зеландии, на Филиппинах, в Таиланде и на Гавайских островах). В п ром еж утках м еж ду конгрессами Тихоокеанская ассо­ циация осущ ествляет свою деятельность через постоянные комитеты по различным от­ расл ям науки. П редседатели этих комитетов назначаю тся президентами конгрессов;

члены кооптирую тся председателями с учетом рекомендации очередного конгресса.

Среди этих комитетов есть и постоянный комитет по антропологии и социальным н аукам, председателем которого м еж ду X и XI Тихоокеанскими конгрессами был гол­ ландский этнограф и социолог Ян фан Б аал. Из числа советских ученых в состав этого комитета кооптирован Н. Н. Ч ебоксаров.

XI Тихоокеанский научный конгресс откры лся 22 августа в торжественной об­ стан овке в спортивном зале Б удокан, где обычно происходят чрезвычайно популярные в Японии состязания в борьбе дзю до, фехтовании и других народных видах спорта.

П осле исполнения на струнных инструментах кото японской мелодии «Рокудан» с приветствиями выступили президент конгресса проф. Синъитиро Томонага, государ­ ственные деятели Японии, руководители японских научных организаций, представители иностранных делегаций. В конце заседания были вручены медали Тихоокеанской ас ­ социации и объявлено об избрании ее новых почетных членов. М едаль памяти Г. Э. Грегори — одного из основателей ассоциации — получил американский этнограф Д ж. М ёрдок.

Вся последую щ ая работа конгресса проходила в зданиях Университета Токио.

Здесь с 23 по 27 августа заседали 62 симпозиума по различным комплексным научным проблемам, а с 29 августа по 2 сентября работали следующие 12 секций: 1 ) М етеоро­ логия, 2) О кеанограф ия. 3) Геофизика, 4) Геология и почвоведение, 5) Биология, С) Сельское хозяйство, лесоводство, ж ивотноводство и охрана природы, 7) Р ы болов­ ство, изучение морей и пресноводных водоемов, 8) П роблемы питания, здравоохран е­ ние и медицинские науки, 9) Социальны е науки, 10) Антропология, 11) География, 12) Н аучная инф ормация и музеи. Уже простой перечень этих секций показывает, насколько многообразной бы ла тем атика XI Тихоокеанского научного конгресса. Д л я Н а учна я жизнь этнограф ов и антропологов наибольш ий интерес представляла, несомненно, работа IX и X секций и связанны х с ними симпозиумов. Н адо, однако, иметь в виду, что до­ клады, в той или иной степени затрагиваю щ ие этнографические и антропологические проблемы, зачиты вались и на заседаниях других секций и симпозиумов. Так, напри­ мер, для специалистов по физической антропологии большой интерес представляли многие доклады симпозиума «М едицинская генетика, специально связанная с группами Рис. 1. Здани е актового зал а университета Токио крови и дерм атоглификой», работавш его при V III секции, а для этнографов — в ления на засед ани ях XI и X II секций. Во главе каж дой секции стояли организа­ тор и секретарь из числа японских ученых, симпозиумы так ж е имели своих руководи­ телей (кояви неров). О рганизатором X секции был проф. И. Я вата, а IX секции — проф. Т. И сидзу.

В составе советской делегации общ ественные науки были представлены академиком А. А. Губером, С. Н. Ростовским (И нститут народов А зии), П. И. Борисковским (Ле­ нинградское отделение И нститута археологии) и четырьмя сотрудниками Института -тнограф ии им. Н. Н. М иклухо-М аклая — С. А. Арутюновым, И. С. Гурвичем, Д. Д. Ту маркиным и Н. Н. Ч ебоксаровым. С ледует отметить, что советские этнографы впервые после второй мировой войны участвовали в Тихоокеанском конгрессе.

Н аиболее подробно в настоящ ей статье мы расскаж ем о работе X секции, кото­ р ая вклю чала 5 подсекций: «Ф изическая антропология», «Этнология», «Фольклори­ стика и эгномузы кология», «Д оистория и археология» и «Лингвистика». Из перечня подсекций ясно, что «антропология» на X I Тихоокеанском научном конгрессе пони­ Н а учна я жизнь м алась в самом широком смысле слова: в ее состав были включены не только соб­ ственно антропология («физическая антропология») и этнограф ия («этнология»), но так ж е ф ольклористика, археология и языкознание. При X секции были организованы 4 симпозиума.

IX секция бы ла разбита на 3 подсекции: «Семья, родственная организация, по­ лож ение и роль ж енщины», «Промыш ленность, занятия, община», «Социальная стр а­ тиф икация и мобильность». Совершенно очевидно, что заседания всех трех подсекций IX секции, не говоря уж е о проведенном 1 сентября объединенном заседании IX и X секций, п редставляли для этнограф ов и антропологов значительный интерес. В еще больш ей степени это относится к единственному симпозиуму IX секции «Социальные и культурны е основы модернизации Японии». К сожалению, заседания многих сим­ позиумов, секций и подсекций происходили параллельно в одни и те ж е часы. Это сильно меш ало освоению ценных материалов, долож енны х на конгрессе.

* * * П реблемы физической антропологии обсуж дались главным образом на заседаниях соответствую щ ей подсекции, организатором которой был С. Араи. Было заслуш ано '9 докладов. Н а засед ан и ях присутствовало около 50 человек;

большинство их состав­ ляли японские ученые-— анатомы и антропологи,— а так ж е студенты разных специаль­ ностей.

П ервы м выступил португальский антрополог А. А л м е й д а. Он представил до­ к л ад «А нтропологическая характеристика населения П ортугальского Тимора», осно­ ванный на полевых исследованиях 1963— 1964 гг. Н есмотря на несовершенство мето дики португальского ученого, основной его вывод о преобладании сведи население Восточного Тимора, особенно среди его аборигенных групп, расселенных внутри о строва, негро-австралоидны х (экваториальны х) компонентов, близких к расовым типам М еланезии, представляется очень вероятным. Вывод этот хорошо подтверж ­ дается иллю стративным материалом, продемонстрированным докладчиком.

Т ематически к д ок л аду Алмейды примыкало выступление южновьетнамских уче­ ных Ч а н А н я и B y Т ь е я Л о и, посвященное антропологическому изучению на­ р о да раде. Р ад е (эд е), расселенные в горах Ц ентрального В ьетнама, по мнению д о ­ кладчиков, относятся к «протомалайской» расе и имеют морфологическое сходство с аборигенам и С уматры и К алим ан тан а. М ож но дум ать, что эта гру-ппа принадлеж ит к ю жным вариантам тихоокеанской ветви монголоидов и имеет примесь экваториальных элементов.

Н а том ж е заседании с докладом «Этническая антропология Восточной Азии» вы­ ступил Н. Н. Ч е б о к с а р о в. Во время заседани я и после него автору было задано -много вопросов, свидетельствовавш их о больш ом интересе собравш ихся к тематике д о к л ад а, в особенности к историко-генетической классификации рас Восточной Азии и их соотношению с хозяйственно-культурными, языковыми и этническими группами населения этой части эйкумены. И звестный японский антрополог М. Судзуки отметил больш ое научное значение работ, которые советские ученые ведут в области этниче­ ской антропологии Восточной Азии и всего мира.

Ф ормированию расового состава маори Н овой Зеландии и мориори острова Чатам был посвящ ен д о к л ад японских антропологов Г. С и м а и М. С у д з у к и. Н а Новой Зеландии авторы выделяю т более древнюю мезокефальную южную группу, с кото­ рой генетически частично связаны чатам ские мориори, и более позднюю долихоке •фальную северную группу, возмож но, включающую «меланезоидные» элементы с островов К ука. П опы тка Сима и С удзуки связать данные краниологии с историей заселения предками маори и мориори Н овой Зеландии и острова Ч атам, несомненно, засл у ж и в ает внимания, хотя д л я ее оценки необходимо ознакомление с полной пуб­ ликацией м атериалов японских исследователей.

Значительны й интерес представил д о к л ад японских антропологов Г. Т а н а б е и Н. В а т а н а б е «Д ати ровка ископаемых костей из Японии при помощи определения диф ф ракции Х-лучей». П редлагаем ы й авторам и метод датировки основан на том, что особенности кристаллического строения минералов, входящ их в состав костного вещ е­ ства, с течением времени изменяю тся, а вместе с этим изменяется и характер ди ­ фракции.

Американский ученый Ч. С н о у выступил с докладом, в котором на большом антропологическом м атериале п оказал, что м еж ду древними гавайцами и их современ­ ными неметиеированными потомками сущ ествует значительное расовое сходство, кото­ рое свидетельствует о стабильности специфического типа, сложившегося на Гавайских островах. Н а подсекции был зачитан так ж е информационный доклад индонезийского антрополога С. С а р т о н о «Н овая черепная крыш ка питекантропа». В этом докладе сообщ алось о н аходке 30 ян в ар я 1965 г. в районе Сангирана на Я ве черепной крыш ­ ки, морфологически очень сходной с известными черепами питекантропов. Крышка эта дати руется средним плейстоценом.

158 Н а учна я жизнь О ценивая работу подсекции физической антропологии в целом, необходимо ска­ зать, что больш инство докладов, заслуш анны х на ее заседаниях, было посвящено ча­ стным, «локальным» вопросам « не содерж ало сколько-нибудь значительных обобще­ ний. М етодически доклады, представленны е в подсекцию, далеко не всетда стояли на долж ной высоте: в больш инстве случаев они основывались на анализе очень малого количества признаков, преимущественно индексов (головного, носового и др.). Опи­ сательны е признаки, которым советские антропологи придают важ ное расодиагности­ ческое значение, почти полностью игнорировались. П олож ительным моментом было, однако, то, что многие докладчики приводили данные о так называемы х «генетиче­ ских» признаках с хорош о изученной наследственностью (группы крови различных систем, пальцевые узоры и д р.). В выступлениях японских, советских и американских антропологов справедливо подчеркивалась важ ность изучения этих признаков для ра­ совой и этнической антропологии.

Больш ой интерес для антропологов представляла работа упомянутого выше сим­ позиума по медицинской генетике, на который было представлено 14 докладов. Мы остановимся лиш ь на выступлениях, имеющих наибольш ее значение д л я этнической антропологии. Это относится преж де всего к обзорному докладу о группах крови японцев, подготовленному тремя исследователями во главе с известным гематологом и антропологам Т. Ф у р у г а т а, руководивш им всем симпозиумом. В основу доклада полож ен огромный м атериал, включающий свыше 3,4 миллиона определений групп крови системы АВО и почти 89 тыс. определений групп системы MN. Главные выводы ан ализа этих данны х изображ ены графически в виде диаграммы, названной «Серо­ логическое полож ение р ас мира». Японцы на указанной диаграм м е занимают про­ меж уточное полож ение меж ду монголоидными и европеоидными сериями, обнаружи­ вая наибольш ее сходство с некоторыми западноазиатским и и восточноевропейскими группами. Т. Ф уругата считает, что такое положение японцев указы вает на их сме­ ш анное происхож дение в результате взаим одействия восточных (монголоидных) и за­ падных (европеоидных) элементов. По мнению большинства советских антропологов, в данном случае м ож но скорее говорить о примеси экваториальны х расовых элементов.

Больш ой фактический материал по группам крови у корейцев содерж ался в до­ кл аде сеульского гематолога С. Л и. Э тот автор привел новые данные о распределении среди корейцев различны х серологических ф акторов (подгруппы системы АВО, резус ф актор, система M NS, системы Люис, Л атеран, Диего, Д аф ф и и др.). Почти по всем исследованным ф акторам обнаруж ивается значительное сходство меж ду восточ­ ноазиатским,и группами и их сущ ественное отличие от европейских серий. Интересные данны е о группах крови различны х систем у китайцев Т айваня и у аборигенных пле­ мен этого острова были приведены.в до к л ад е Х у а н М и н ь - ч ж у а н а,и С и н ь Н а ft л и.н я. По больш инству серологических показателей китайское население оказалось зам етно отличным от аборигенного. З асл у ж и в ает упоминания еще доклад индийского антрополога М. Р. Ч а к р а в а р т и. Б ази руясь на большом материале, собранном совместно с.немецким антропологом Ф. Фогелем, этот ученый поставил вопрос о верю-' ятной связи групп крови с восприимчивостью к оспенной инфекции: лица группы В оказались наим енее.восприимчивыми к этой болезни.

И з м атериалов по дерм атоглиф ике, представленных на этот симпозиум, наиболь­ ший интерес представляет доклад К- М и ц у г а с и (Я пония), который использовал для научного анализа отпечатки пальцев 237 тыс. японцев (мужчин) из разных райо­ нов страны, 718 «чистокровных» айнов Х оккайдо и 10 тыс. южных корейцев. По его данным, дуги и петли у айнов встречаю тся гораздо чаще, чем у японцев, а круги — реж е. Статистически различия представляю тся вполне реальными. У японцев района Тогоку на севере Хонсю и, особенно, острова Х оккайдо, где вероятна айнская при­ месь, доля петлевых узоров повы ш ается, а круговых — падает. Корейцы близки к японцам по доле дуговы х узоров и петель, но двойные петли у них встречаю тся чаще, а круги, напротив,— реж е, чем у японцев.

Хорошим дополнением к докл аду М ицугаси было сообщ ение японского ученого М. Я с у н а к а, в котором приводились данные по дерм атоглиф ике населения островов Рюкю. По его м атериалам, распределение различных дерматоглифических типов у ркжю сцев почти такое ж е, к ак у других групп японцев. Н аибольш ая близость по этим признакам (как, впрочем, и по многим другим) наблю дается меж ду рюкюсцами и уро­ ж енцами островов Кюсю и Сикоку. Какого-либо приближ ения к айнскому типу на Рю кю не наблю дается. С данными о пальцевых узорах японцев интересно сопоставить аналогичные материалы по «чистокровным» гавайцам, приведенные в докладе аме­ риканских антропологов X. К а м м и н с а и Ч. С н о у. Н а долю круговых узоров приходится 65% у мужчин и 68,3% у ж енщин;

это, по-видимому, сам ая высокая доля узоров такого типа среди народов бассейна Тихого океана. Н ет ни малейшего сомне­ ния в том, что новые данны е о группах крови и пальцевых узорах различных народов Тихоокеанского бассейна, долож енны е на симпозиуме по медицинской генетике, сыг­ раю т немалую роль в разраб отке многих важ ны х проблем серологии и дерматогли­ фики и могут быть использованы при комплексном исследовании проблем этногенеза народов этого региона.

Н а учна я жизнь В первую неделю работы конгресса в центре внимания этнографов-океанистов и ученых см еж ны х специальностей о к азал ся симпозиум «Д оисторическая культура а О кеании» (руководитель — проф. И. Я в а т а ). Н а этом симпозиуме присутствовало около 60 специалистов из многих стран мира, преимущественно из США, Австралии и Н овой Зеландии, а так ж е много слуш ателей-японцев, в том числе молодежи. Из 15 докладов подавляю щ ее больш инство было посвящено этнической истории народов О кеании, истории ее заселения и древним культурны м связям в этом обширном регионе.

Рис. 2. Синтоистский храм М ейдзи-дзингу в Токио Н аиболее интересны были проблемные доклады Д ж. Г о л с о н а (А встралия) «Архео­ логические перспективы в М еланезии», Р. и М. Ш а т л е р о в (США) «Доистория* Ю ж ной М еланезии», Р. Г р и н а (Н о вая Зелан ди я) «Доистория Западной Полинезии»,, а та к ж е д ок л ад одного из старейш их американских океанистов К. Э м о р и «Восточно­ полинезийские взаим освязи, к ак они представляю тся в 1966 году».

М ногочисленные исследования последних лет открыли новые горизонты в изу­ чении прош лого народов О кеании и, в частности, позволили ближ е подойти к решению «полинезийской проблемы». Н апример, до недавнего времени считалось, что полине­ зийцы не знали керамики. Но, как показали раскопки, гончарство в прошлом было' известно обитателям ряда полинезийских архипелагов. Более того, на симпозиуме при­ водились данны е о том, что в первом тысячелетии до,н. э. в М еланезии и Западной П олинезии сущ ествовала единая гончарная традиция, уходящ ая своими корнями в Ю го-Восточную Азию.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.