авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н В 1926 Г О Д У ВЫ ХОДИТ 6 РАЗ В ГО Д 6 Н оябрь — Д екабрь ...»

-- [ Страница 6 ] --

Ж енщины употребляли обувь двух видов: «каламани» (кожаная обувь) и так называемые «амокерили татеби» (вязаная обу в ь ). Калама­ ни изготовлялись из коровьей кожи. К ож у сперва вымачивали, а затем из нее выкраивали и шили обувь. Каламани имеют лаконичную форму, цвет их бледно-желтый. Они хорош о сочетаю тся с декором талавари, удачно заверш ая общ ую композицию костюма.

Амокерили татеби хевсурка надевала в торжественных случаях. Эту обувь вязали из грубой шерсти, сушили в растянутом виде. Подошва для прочности подш ивалась кожей, а верх украшался бусами и пуговицами.

Составные части мужского талавари Д о женитьбы талавари мужчине шила сестра, а после женитьбы — жена. «Хевсурский муж ской костю м походит на грузинскую рубаху— чо­ ху, а старинные штаны мусакари— на грузинские шаровары тотбабта» 9.

В прошлом жизнь в Хевсуретии требовала от ее населения постоян­ ной боевой готовности. П оэтом у в одеж де хевсура (в частности, в чохе) имеются некоторые своеобразны е детали. Так, например, под мышкой у чохи делается небольш ой разрез, который позволял руке воина двигаться более свободно. С этой ж е целью в чохе делались разрезы и по бокам, которые называются «сам хедроеби ». Характерна этимология этого тер­ мина (сам хедро — по-грузински воин).

Обязательной принадлежностью одеж ды молодого хевсура были пояс с кинжалом, а у женатых, кроме того, короткая сабля и железный щит, выкованные местными мастерами. Раньше хевсуры носили и кольчугу;

9 С. М а к а л а т и а, Х евсурети, Тбилиси, 1940, стр. 139.

затем она постепенно вышла из употребления, и ее хранят в семьях лишь как реликвию.

Одной из основных частей одеж ды хевсура является рубаха «перан ги» (рис. 3, / ), сшитая из толи. Как и женская садиацо, мужская рубаха шилась из цельного куска материи, слож енного пополам. После того, как ее сшивали с боков, вырезалось отверстие для шеи, пришивались рукава и «параги» — вышитый нагрудник.

Рис. 3. Ч асти м у ж ск о го талавари: 1 — р у ба ха «п ера н ги »;

2 — черкеска « ч о х а » (а — вид спереди, б — вид сз а д и );

3 — ш таны «м ускариани ш ал вари »;

4 — головны е у б ор ы {а — войлочная ш апочка «к у д и », б — ш апка из овечьей ш к у р ы );

5 — ноговицы Параги, как и в ж енском талавари, служил композиционным центром не только самой рубахи, но и декора всего комплекса одежды. Края чуть удлиненного прямоугольного параги по традиции обводились двухцвет­ ной зубчатой орнаментальной линией, внутри которой и размещался рисунок, составленный из различных геометрических фигур. Вышиваль­ щицы каждый раз искали новые варианты цветовых сочетаний и рисунка параги, им удавалось достигать гармоничной многокрасочности и един­ ства. Благодаря этом у параги воспринимается как цельное цветное пят­ но, замкнутое зубчатой орнаментальной линией.

П еред и спинка рубахи были одинаковой длины и доходили до колен.

Боковые разрезы достигали талии. Края подола и боковых разрезов о б ­ шивались зубчатой цветной полосой. «С абечури » — спинку мужской ру­ бахи — вышивали шерстяными и шелковыми нитками. Вышитые на са­ бечури кресты мягко выделяются на темно-синем фоне и как бы подчер­ кивают прямые горизонтальные и вертикальные линии силуэта перанги.

«М ускариани ш а л в а р и »— штаны — состояли из «сацеле» (пояса), «у б е » (вставки) и «тотеби » (ш тан и н). М олодеж ь носила длинные, за­ правленные в пачича штаны. У пожилых хевсур они были короче, с более широкими штанинами, концы их обш ивались бусами и цветной шерстя­ ной тесьмой (рис. 3, 3 ). Они не перегружались орнаментом, носили их навыпуск. «Ч ох а » (черкеска) составляет основной элемент одежды гру­ зин (рис. 3, 2). При многих локальных вариантах покрой и украшения чохи очень схож и и отличаются лишь деталями. Так, например, у хевсур ской чохи на спине и по бокам рукавов нашиты кресты из тесьмы.

Х евсуры шили чоху из толи черного или синего цвета. Полы и спинка у нее цельные, а сзади от талии вниз пришивалась узорная складкз (азготи ). П о обеим сторонам чохи на груди нашивались гнезда для газы­ рей. Рукава чохи под мышкой имеют разрезы. Ч оха доходит до колен.

Как отмечалось выше, на спине и по бокам чохи нашиты кресты, кото­ рые помимо апотропейного имеют и декоративное значение. Если кре­ сты, вышитые на спине, почти повторяю т рисунок женской кокло, то кре­ сты по бокам представляют собой отличительную черту мужской чохи.

Их цветовое решение, как правило, всегда сочетается с остальными укра­ шениями этой части одеж ды, а их четкие и стройные линии как бы под­ черкивают муж ественность хевсура.

Х евсурская женская и муж ская одеж да имеет много сходных элемен­ тов в декоре: это орнаментальные линии по краям передних полочек, подола, разрезов рукавов чохи. Однако здесь нет механического повто­ рения одного и того ж е мотива.

На чохе и на муж ской рубахе орнаментальные линии составляют обы чно не встречающ ийся на женской одеж де двухцветный зубчатый орнамент, который декоративно связывает рубаху и чоху хевсура.

Мужчины, как и женщины, поверх чохи носили зимой тулупы— «тка­ ви». М атериалом для ткави и здесь служила овечья шкура, однако м уж ­ ской тулуп был шире в плечах. Воротник ткави не украшался. Для деко­ ративного оформления м уж ского тулупа, так ж е как и для женской тка­ ви, применяли вышитые лоскутки.

Головным у.бором (рис. 3, 4а) хевсур была войлочная шапочка «куди», похож ая на шапки живущ их по соседству тушин. Форма ее проста. Ее украшали черной плетеной тесьмой и белыми бусами, но в общ ем укра­ шений было меньше, чем у женщин. Ш апка была декоративно связана с другими частями талавари. О сновой украшения куди был вышитый больш ой крест. Зимой хевсуры надевали шапки из овечьего меха (рис. 3, 4 6 ). Они декорировались весьма скромно: в верхней, теменной части пришивались крестообразн о две узорные тесьмы, выдержанные в той ж е цветовой гамме, что и декор тулупа.

В отличие от женских пачичи, муж ские ноговицы не вязались, а ши­ лись из толи, что давало возм ож ность вышивать на них различные ри­ сунки (рис. 3, 5 ). Пачичи (ноговицы) подвязывали под коленом при по­ мощи «сацви ве» — цветной шерстяной полоски, украшенной бусами.

На ногах хевсуры носили связанные на спицах узорные шерстяные носки, поверх которы х надевали обувь типа чувяков (из коровьей кож и).

Эта обувь у хевсур называлась «хунчи». Как и женские каламани, хунчи лишены орнаментальных узоров. Мягкий спокойный цвет обуви сочетал­ ся с ярко разукрашенными пачичи.

* * * В заключение хочется сказать, что художественная ценность хевсур ского талавари получила признание у всех, кто более или менее знаком с своеобразной материальной культурой хевсур. Н о при этом нельзя забывать о том, что хевсурская одеж да была очень тяжелой (вес талава­ ри достигал 15 кг, на один костю м расходовалось до 10 м толи). На из­ готовление хевсурской одеж ды уходило очень много времени.

Все это естественно обусловило ее неприемлемость для сегодняшнего дня. М олодеж ь, которая первой надела легкую, более удобную одежду, уж е не мож ет носить талавари. В наши дни хевсуры только в празднич­ ные дни наряж аю тся в свои национальные костюмы.

М. Г. А б д у ш е л и ш в и л и МАТЕРИАЛЫ СОВМЕСТНЫ Х СОВЕТСКО-ИНДИИСКИХ АНТРОПОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИИ В СВЕТЕ ОБЩ ИХ ПРОБЛЕМ ГЕНЕЗИСА ИН Д О -СРЕД И ЗЕМ НО М О РСКО Й РАСЫ Группа советских специалистов в составе В. П. Волкова-Дубровина, А. А. Воронова и И. М. Семаш ко во главе с автором этого сообщения прибыла в Дели 31 марта 1971 г.

Ряд встреч и собеседований с индийскими коллегами состоялся в на­ чале апреля 1971 г. В них принимали участие с индийской стороны — начальник отдела физической антропологии и генетики человека Ин­ дийского статистического института С. К. Д а с и сотрудник этого ж е института, руководитель антропологических исследований в г. Пуна К. Ч. М алхотра. Впоследствии к группе советских и индийских исследователей присоединились приехавшие из Калькутты индийские ученые-гематологи Ш. С. Д ас и Б. Н. М укерджи. Было решено, что сбор гематологических данных на местах будет проводить Б. Н. М укерд­ жи, а лабораторны е исследования будут выполняться в гематологиче­ ской лаборатории антропологического департамента Делийского уни­ верситета при участии А. А. Воронова, Ш. С. Д аса и лаборанток Шушмы Ананд и Сарлы Вишнои. „ Советские антропологи познакомили индийских ученых с програм­ мой изучения эндогамных групп наиболее представительных популяций Индии.

П редполагалось изучение территориальной этнической группы и кастовых подразделений внутри нее. Работы должны были проводиться в штате Хариана. В качестве объекта изучения были избраны не только крайние касты (брахм аны и д ж ул ахи ), но и средние касты. В штате Хариана наиболее многочисленна каста дж атов (примерно 50% всего населения). П оэтом у советские специалисты считали целесообразным заменить группу брахманов группой дж атов, тем более что индийские ученые полагали, что для изучения дисперсно расселенной брахманской группы потребовалось бы значительно более длительное время, чем то, которым располагала экспедиция, хотя отсутствие материалов о касте брахманов и не позволит дать исчерпывающ ую антропологическую ха­ рактеристику исследуемого региона.

Кроме того, советские ученые включили в программу исследования еще одну представительную группу штата Хариана — гуджаров. Таким образом, советские и индийские антропологи наметили изучение пяти групп: дж аты, ахиры, раджпуты, дж улахи и гуджары.

Перед началом работ для унификации методики были проведены пробные антропологические измерения.

Предварительное посещение сел, в которых экспедиция должна была проводить обследование, необходим о было в организационных целях.

Следовало также самым тщательным образом разобраться в семейных, родственных взаимоотношениях, ибо строго соблю даемая кастовая эн­ догамия часто приводила к тому, что даж е е крупных селениях с мно­ готысячным населением мож но было найти лишь несколько человек, состоящ их в близком родстве меж ду собой.

Первой изученной экспедицией группой были раджпуты, в селении Н араяна (92 чел.). Были отобраны мужчины от 20 д о 60 лет, причем с таким расчетом, чтобы в первую возрастную группу, от 20 до 24 лет, входило 2 5 %, во вторую возрастную группу, от 25 до 40 лет,— 40%, в третью, от 40 до 60 лет,— 35% всей группы. В селениях Алипур, Банва на, Питампур и М унгалпур-Кала изучались дж аты (103 чел-.). В селе­ ниях Хайдарпур, Бадли, Л ибаспур и Самайпур изучались ахиры (102 чел.).

В селениях Нараяна, Сераспур, Кхера-Кала, Схибабад, Пиркурд и Дарьянпуркала изучались дж улахи (101 чел.). В селениях Джагатпур, Ш ерпур, Кхеровал Нагар, Гхади, М одж пур и Гхонда экспедиция изуча­ ла гудж аров (100 чел.). Кроме того, было обследовано 13 раджпутов из разных селений. Они не включены в основную группу раджпутов, по­ этом у данные о них разработаны отдельно, чтобы использовать их в ка­ честве сравнительного материала.

Итоги полевых работ экспедиции: 513 антропологических бланков с измерениями и описаниями признаков головы и лица, 513 морфологиче­ ских бланков с измерениями и описаниями тела, результаты серологиче­ ских обследований 513 человек, 200 рентгенограмм кисти, 200 результа­ тов оксигемометрического исследования, 500 одонтологических отпечат­ ков, 500 результатов обследований на цветную слепоту, 10 обследований семей по социо-этнограф ической программе и 60 фотографий антрополо­ гических типов в трех нормах.

Собранный материал уж е обработан. Для каж дой группы вычислены индексы, средние величины, квадратические уклонения, коэффициенты корреляций и пр. В результате составлены сводные таблицы (табл. 1).

На основании этих данных мож но дать следую щ ую морфологическую характеристику изученных экспедицией пяти групп.

1. Раджпуты. Длина тела большая, продольный диаметр головы очень больш ой, поперечный — малый, головной указатель очень низкий, лицо средней ширины и высоты, нос низкий и широкий, губы толстые.

В олосы, глаза и кож а темные, волосяной покров умеренный, скулы сглаженные, нос прямой, крылья носа резко выражены, верхняя губа невысокая и ортохейлийная.

2. Джулахи. Длина тела средняя, продольный диаметр головы очень больш ой, поперечный — очень малый, головной указатель очень низкий, лицо низкое и очень узкое, нос низкий и широкий, губы как верхняя, так и нижняя толстые, пигментация темная, волосяной покров на лице и те­ ле сл або развит, вы сота переносья умеренная, профиль носа прямой, крылья носа резко выражены.

3. Гуджары. Длина тела большая, продольный диаметр головы очень большой, поперечный — очень малый, головной указатель очень низкий, лицо узкое и низкое, нос средней высоты и ширины. Верхняя губа средней высоты, толщина губ большая, пигментация темная, волосяной покров на груди и рост бровей умеренно развиты, лицо резко профили­ рованное, скулы сглажены, переносье средней высоты, вертикальный профиль носа выступающий, крылья носа резко выражены.

4. Ахиры. Длина тела большая, продольный диаметр головы очень большой, поперечный — очень малый, головной указатель очень низкий, лицо узкое и низкое, нос низкий и средней ширины, губы толстые, пиг­ ментация темная, волосы на лице и теле развиты умеренно, скулы сгла­ женные, переносье средней высоты, нос в вертикальной проекции умерен­ но выступающий, ноздри выражены резко, губы умеренно выступающие.

Таблица Изученные группы А нтропологические признаки дж улахи гуджары ахиры джаты радж путы (чамары) К оли чество наблюдений 101 169, 168, Длина тела 1 6 8,0 2 165,31 17 0,0 192, 19 2,7 1 91,47 193, Продольный диаметр т о л о в ы 19 5,9 143, 14 1,5 1 3 9,7 Поперечный диаметр гол ов ы 1 4 3,1 6 141, 7 3,2 2 73, 7 2,2 7 73, 7 3,1 Головной указатель 136, 134, 137,59 13 4,3 С куловой диаметр 13 3,3 11 9,5 7 1 2 1,3 5 1 19,60 120, 12 2,8 М орфологическая вы сота лица 17 8,4 176,99 17 6,0 1 7 7,0 Физиономическая вы сота лица 17 9,6 5 3,9 6 5 2,2 4 5 2,8 В ы сота носа о т бровей 5 3,9 7 5 1,9 3 6,5 3 6,3 9 3 7,2 Ширина носа 3 8,0 3 3 7,0 3 5,2 9 3 2,0 4 2,0 П роцент выпуклых ф орм носа 2 5,7 2 2,8 •19, '26 1 9,0 7 1 9, 2 0,0 1 9, Толщина обеи х гу б 2,6 2,6 4 2,6 2,5 Наклон лба 2,3 2,6 2,7 2,8 Горизонт, профилировка лица 2,6 2,7 1,1 8 1,3 1,1 1,5 Выступание ск ул 1,2 2,2 2,1 3 2,3 3 2,3 Вы сота переносья 2,1 2,0 2,1 2,0 2,0 Ширина глазной щели 2,0 2,0 2,1 5 2,2 Наклон глазной щели 2,1 4 2,3 5 9,2 5 3,4 7 7 3,5 П роцент наличия складки века 6 7,7 8 5 1,0 1,8 9 1, 1,7 Ц в ет глаз, средний балл 1,9 6 1,9 8,0 7,8 1 8,7 Ц в е т в о л о с, средний балл II 7,2 5,6 1,4 1,41 1,4 Ц в ет к о ж и, средний балл 1,5 6 1,8 2,3 2,4 6 2,5 Н аклон ноздрей 2,4 1 2,2 1,7 1,9 0 1,8 П олож ение основания носа 1,5 2 1,7 2,0 4 2, Высота крыльев носа 2,0 2,0 5 2,0 2,1 2,2 Выраженность крыльев борозд 2,2 2,4 2,1 2,2 2,1 9 2,3 Выступание крыльев носа 2,4 0 2,1 1, 1,9 7 1, Высота верхней гу б ы, средний балл 1,9 0 1,9 1,8 1,8 1,8 Профиль верхней губы 1,7 8 2,0 Р ост бороды 3,7 2 3,1 4 2,9 3,1 7 2,8 2,0 9 2,2 7 2,2 6 2,2 Р ост бровей 2,3 2,0 2,5 1,4 6 2,3 Р ост в ол ос на груди 2,5 5. Джаты. Длина тела большая, продольный диаметр головы очень большой, поперечный — очень малый, головной указатель очень низкий, лицо низкое и средней ширины, нос низкий и умеренно широки», пиг­ ментация темная, волосяной покров развит слабо, лицо умеренно про­ филированное, скулы сглажены, переносье средней высоты, вертикаль­ ный профиль носа прямой, кончик и основание горизонтальные или слег­ ка приподнятые, крылья носа выражены резко, профиль верхней губы ортохейлийный, губы как верхняя, так и нижняя толстые.

Приведенная выше характеристика изученных групп дает возмож ­ ность сделать один, с нашей точки зрения, важный вывод. Речь идет о ничтожных различиях меж ду изученными группами. Как видно из ска­ занного выше, все они характеризуются одним и тем же комплексом дифференцирующих, расодиагностических признаков: всем свойственна большая длина тела (за исключением группы д ж ул ахов), очень большой продольный диаметр головы и очень малый поперечный;

следователь­ но, резко выраженная долихокефалия, очень низкое и узкое лицо, очень низкий и широкий нос, толстые губы, темная пигментация, умеренно вы­ ступающий нос и резко очерченные крылья носа. Комплекс этих при­ знаков укладывается в рамки индо-средиземноморской расы, точнее индо-памирской ветви этой расы. Н о в пределах вариаций типов, вхо­ дящих в эту расовую категорию, изученные нами группы не имеют сколько-либо заметных различий меж ду собой. Пока трудно решить, в чем причины этого сходства. Так или иначе, в настоящее время нет Рис. 1. Представитель группы гуджаров Рис. 2. П редстави тел ь группы ахиров достаточно веских аргументов для того, чтобы категорически утверждать необходим ость изучения всех каст для антропологической характеристи­ ки территориальных групп Индии. Конечно, поскольку мы изучали лишь один регион, пока мож но говорить только о том, что выбор коли­ чества кастовых подразделений должен решаться самостоятельно в каж дом конкретном случае. П о нашему мнению, только так может строиться будущий план антропологических работ в Индии. Следует сразу ж е оговорить, что этот вывод сделан лишь на основании выполне­ ния одной из многих программ — антропометрической;

нет еще резуль­ татов' серологического, одонтологического, генетического и морфологи­ ческого анализов. Но даж е если выводы этих исследований не совпадут с результатами антропометрических измерений, то для этнической ан­ тропологии проведенная работа все-таки сохранит свое значение.

Таким образом, определение места изученных нами групп в общей расовой систематике не представляет особой трудности, что в свою оче­ редь открывает возмож ности для установления ареала распространения наиболее близких к ним групп. У ж е предварительные результаты сопо­ ставления собранного материала позволяют наметить контуры распро­ странения аналогичных форм и этногеографическую дифференциацию некоторых антропологических признаков и даж е сочетания этих призна­ ков. В наиболее сопоставим ы х с нашими данных индийского антропо­ лога Г у х а 1 представлено немало групп, сходство которых с изученными нами группами не представляет никаких сомнений. Это раджастанцы, раджпуты, малаялы брахманы, гудж аратцы брахманы, маратхи брах­ маны и некоторые другие. Э то означает, что возмож но дальнейшее сопо­ ставление наших и зарубеж ны х, преж де всего индийских, антропологи­ ческих материалов. Большой интерес представляет сравнение данных, полученных экспедицией 1971 г., с данными советских антропологов по смеж ным территориям, например, материалом, собранным ранее совет­ скими антропологами Н. Н. Ч ебоксаровы м и А. А. Зубовым. Отчетливо видно, что изученные нами и нашими предшественниками группы (джа ты, гудж ары, бихарцы, гонды, хиндустанцы и некоторые другие) прак­ тически идентичны. С обранных индийским антропологом Гуха, Н. Н. Ч ебоксаровы м и А. А. Зубовы м и нашей экспедицией материалов, видимо, достаточно для предварительного сравнения с имеющимися в науке сведениями о прочих группах индо-памирской расы. Представите­ ли индо-памирской ветви на территории Индии характеризуются очень низким головным указателем, низким и узким лицом, низким и прямым носом, умеренным развитием волосяного покрова и темной пигмента­ цией. Конечно, мож но было увеличить количество характерных призна­ ков, так ж е как и количество индийских групп, укладывающихся в пре­ делы вариации названных признаков, но полный анализ полученных результатов материала — дело будущ его, в настоящ ее же время мы мож ем проследить территориальное распространение установ­ ленных форм.

Н аиболее полные и сопоставимые с нашими материалы собраны Г. Ф. Д е б е ц о м 2 в Афганистане в 1965— 1968 гг. Среди изученных им афганских групп явно преобладаю т группы, которые такж е характеризу­ ются низким головным указателем, низким и узким лицом, низким и пря­ мым носом, умеренным развитием волосяного покрова, темной пигмента­ цией (гудж ары, пашаи Алингар, джаты, нари, кати, пуштуны, таджики, чиласи Тираи, пашаи Алишанг, таджики Балх и т. д.).

Однако следует обратить внимание на один, по нашему мнению, весьма существенный факт. Те ж е признаки, что и у изученных в Индии групп и почти все в том ж е сочетании, но не так ярко выраженные, встречаются и у некоторых афганских групп. Так, например, головной указатель несколько выше, лицо значительно выше и шире, нос выше, процент выпуклых форм спинки носа больше, волосяной покров развит больше, пигментация несколько светлее. Но, повторяем, все названные выше афганские группы в общ ем характеризуются тем ж е комплексом отличительных признаков, который зафиксирован в группах Северо-За­ падной Индии. Заслуж ивает внимания, что аналогичные комплексы не­ редко встречаю тся такж е среди некоторых групп Средней Азии. Это прежде всего туркмены, таджики, узбеки и т. д., т. е. те группы, которые относятся к каспийскому типу индо-памирской расы. В Средней Азии, как известно, представлена восточная ветвь каспийского типа индо-па­ мирской расы. Западная ветвь этого типа охватывает некоторые группы Кавказа, расселенные у западного берега Каспийского моря. Но в дан­ ном случае мы входим в круг антропологических проблем,' касающихся населения Кавказа, и мне как кавказоведу хочется несколько подробнее остановиться на них.

1 В. S. G u h a, R a cia l affin ities o f the peop les o f India, «C ensu s o f In d ia », v ol. I, part. I l l, Sim la, 1935.

2 Г. Ф. Д e б e ц, А н тропол оги чески е исследования в Аф ганистане, «С ов. этн огр а ­ фия», 1967, № 4, стр. 75.

Как уж е неоднократно отмечалось н ам и 3, все аборигенное население Кавказа относится к южной ветви больш ой европеоидной расы. Ареал распространения индо-средиземноморской расы довольно широкий и охваты вает территорию примерно меж ду 44 и 20 параллелями (от Индии д о Атлантического океан а). Эта раса в свою очередь делится на три больш ие подрасы: индо-памирскую, средиземноморско-балканскую и переднеазиатскую. Средиземноморско-балканская группа типов преоб­ ладает среди населения Ю жной Европы и Северной Африки и при о б ­ щем европеоидном- облике характеризуется волнистыми волосами, силь­ но развитым третичным волосяным покровом, узким и резко профилиро­ ванным лицом, умеренно выступающим и узким носом и несколько утолщенными губами. Очень близко в морфологическом отношении под­ ходит к средиземноморско-балканской и индо-памирская группа типов, отличающ аяся от предыдущей несколько более темной пигментацией.

Эта группа типов преобладает среди некоторых народов Средней Азии (тадж иков, узбеков, туркмен), Афганистана, Ирана и Северной Индии.

М еж ду индо-памирцами и балкано-средиземноморцами сосредоточена группа типов, выделяемая как общий тип, получивший название перед­ неазиатского. М орфологически этот тип характеризуется сильным раз­ витием третичного волосяного покрова, выраженными надбровьями, резко выступающим, среднешироким, с выпуклой спинкой, носом, с очень высоким переносьем. Ареал его распространения — Закавказье, Анатолия, М есопотамия, Сирия, Палестина и А р ав и я 4. Основные ветви индо-средиземноморской (т. е. ю жноевропеоидной) расы встречаются среди современного населения Кавказа, правда с некоторыми местными особенностями. Каспийский тип в большей мере соответствует индо-па­ мирской группе типов, понтийский — средиземно-балканской, а передне­ азиатский— это самый распространенный тип для современного населе­ ния Кавказа. В свою очередь эти три основные группы типов на Кавка­ зе представлены разными.местными типами: каспийская группа пред­ ставлена западнокаспийским типом, понтийская — адыгским типом, а переднеазиатская — ассироидяым, арменоидным, иберийским, кавкаси онским и колхским. Каспийский тип на Кавказе преобладает среди азер­ байджанских, курдских, некоторых дагестанских групп, а также в груп­ пах персидского Азербайдж ана и прикаспийского Ирана. Для них ха­ рактерны: темная пигментация, низкий головной указатель, малая ши­ рина лица, умеренное выступание скул, длина тела ниже среднего и умеренное выступание'спинки носа. Переднеазиатский тип преобладает среди ассирийских, армянских, грузинских, западноазербайджанских и западнодагестанских групп. У представителей этого типа темные волосы, длина тела ниже средней, высокий головной указатель, относительно широкое лицо, выпуклая форма спинки носа, сильное развитие третич­ ного волосяного покрова и т. д. Адыгский тип входит в состав абориген­ ных групп северо-западного Кавказа. Это прежде всего кабардинцы, адыгейцы, черкесы, абазины, ингуши и, отчасти, некоторые западногру­ зинские группы. Характерные особенности этого типа: горизонтальное положение кончика носа, высокий процент наличия складки верхнего века, прямой профиль спинки носа, головной указатель ниже среднего, узкие л об и лицо, сл абое развитие бороды и относительно светлая пиг­ ментация.

Таким образом, средиземноморско-балканская группа типов, распро­ страняясь на территории Ю жной Европы, Северной Африки и всего бас­ сейна Средиземного моря, посредством адыгского типа понтийской ра­ 3 М. Г. А б д у ш е л и ш в и л и, А н троп ол оги я древн его и совр ем ен ного населения Грузии, Тбилиси, 1964. См. та к ж е: е г о ж е, The gen esis of the aborigin al population of the C aucasu s in the ligh t o f a n th rop olog ica l data, M „ 1968.

4 H. H. Ч е б о к с а р о в, О сн овн ы е принципы антропологических классификаций, в сб. «П р ои схож д ен и е человека и древн ее расселение человечества», М., 1951.

сы заходит на территорию С еверо-Западного Кавказа. Индо-памирская группа типов, распространяясь на территории Средней и Ю жной Азии, западнокаспийским типом каспийской расы представлена на территории В осточного Закавказья. П ереднеазиатская ж е группа типов, охватывая территорию Кавказа и более южных областей, сосредоточена между этими двумя названными выше типами. Все эти типы, представленные среди аборигенного населения Кавказа, несмотря на различия между собой, значительно меньше отличаются друг от друга, чем территори­ ально более отдаленные представители основных ветвей южноевропеэ идной расы;

поэтом у в какой-то степени мож но говорить о кавказской общ ности в составе южноевропеоидной или индо-средиземноморской ра­ сы;

корни этой общ ности, по-видимому, надо искать в глубокой древно­ сти. В настоящ ее время не мож ет быть сомнения в том, что только на Кавказе сосредоточены местные разновидности всех трех основных вет­ вей индо-средиземноморской расы. Здесь, на узком кавказском пере­ шейке Евразии, по-видимому, соприкасались ареалы распространения этих ветвей и проходили процессы ассимиляции. Возможно, что здесь происходило формирование местных особенностей этих разновидностей и дальнейшее распространение начавших дифференцироваться ю ж ноев­ ропеоидных форм 5.

Так или иначе, территория Кавказа представляет все основные вет­ ви индо-средиземноморской расы. Естественно возникает вопрос об автохтонности этих расовы х типов;

прежде всего, несколько слов о наи­ более распространенном в населении Кавказа переднеазиатском типе.

Не подлежит сомнению, что переднеазиатский тип своими корнями ухо­ дит в глубокую древность. В о всех палеоантропологических материа­ лах из Передней Азии явно преобладаю т довольно близкие друг к другу долихокранные формы, эпохальная трансформация которых привела к образованию современных брахикранных переднеазиатских типов.

Г. Ф. Д ебец справедливо отмечает, что данные о современном распростра­ нении переднеазиатской группы позволяют утверж дать, что ее форми­ рование происходило примерно на той ж е территории, на которой она распространена в настоящ ее в р е м я 6. По нашему мнению, нет основа­ ний искать наиболее древних представителей переднеазиатского типа исключительно в брахикранных сериях Передней Азии. Ш ироко распро­ страненный процесс брахикефализации не только не исключает в озм ож ­ ности родства современных брахикефалов с древними долихокефалами, а, наоборот, мож ет служить одним из доказательств такого родства.

С другой стороны, серьезного внимания заслуж ивает наблюдение JI. В. Ошанина о том, что характерный для «арм енои дов» комплекс признаков и в настоящ ее время сочетается иногда с длинной формой ч ер еп а7. М ы абсолю тно согласны с Г. Ф. Д ебецом, который делает сле­ дующ ий вывод: «...Значение головного указателя для классификации европеоидных типов Передней Азии оказывается значительно меньшим, чем это обы чно предполагается. Нельзя считать арменоидными все бра хикранные черепа, а главное, нельзя отделять от арменоидного типа все долихокранные ч е р е п а »8. Итак, как видно, нет необходимости искать исключительно брахикранных предков для современных представителей переднеазиатского типа, хотя возм ож ность наличия таковых не исклю­ чается. Это значит, что среди медитерранных долихоидов Передней Азии нетрудно найти формы черепа, довольно близко стоящие по строению 5 М. G. A b d u s h e l i s h v i l i, The gen esis o f the ab origin a l p op ulation o f the C au ­ ca su s in the ligh t o f a n th ro p olog ica l data.

6 Г. Ф. Д е б е ц, Заселение Ю ж н ой и П ередней Азии по данным антропологии.

«Т р у д ы И н -та этн ограф и и А Н С С С Р » (дал ее Т И Э ), т. X V I, М., 1951, стр. 366— 370.

7 JI. В. О ш а н и н, А н тропол оги чески й соста в населения Средней Азии и этногенез ее н а р од ов, ч. I, Ереван, 1967.

8 Г. Ф. Д е б е ц, Заселение Ю ж н ой и П ередней Азии по данны м антропологии.

лицевого скелета, и в особенности носа, к переднеазиатским. Все сказан­ ное позволяет утверж дать, что переднеазиатский субстрат, наиболее северная разновидность которого представлена в древнем населении Кавказа, лег в основу дальнейшего формирования основных антрополо­ гических типов современного населения Кавказа. Следует отметить ре гиональность, обусловленную естественной изменчивостью признаков в образовании отдельных разновидностей антропологических типов Кав­ каза, что и определило отклонение от «классических» переднеазиатских форм как древних, так и современных представителей переднеазиатских типов Кавказа. Однако, несмотря на эти морфологические отличия, все таки нельзя не видеть общ ности процессов формирования локальных типов переднеазиатской расы на территории Передней Азии и Кавказа.

Итак, палеоантропологические материалы даю т основание говорить о том, что Кавказ относится к территории, на которой происходило ста­ новление переднеазиатского расового типа.

Н есколько слов о другой кавказской ветви южноевропеоидной расы, так называемом понтийском типе средиземноморско-балканской расы.

Впервые его выделил в составе населения Северного Кавказа В. В. Бунак (1932) 9, который отнес этот тип к средиземноморской ветви европеоидной расы без какой-либо примеси представителей северной ветви е в р о п е о и д о в 10. Г. Ф. Д ебец определил место понтийского типа среди центральноевропейских групп антропологических типов.

В представленной Г. Ф. Д ебецом схеме понтийский тип фигурирует в ка­ честве переходной формы, сложившейся в результате смешения главных подразделений европеоидной р а с ы 11. В. П. Алексеев считает, что пон­ тийский тип сформировался в рамках средиземноморской ветви европео­ идной расы, без участия северной ветви, причем его автохтонное проис­ хождение свидетельствует о местных истоках этногенеза народов — представителей этого типа. Нельзя не согласиться с В. В. Бунаком и В. П. Алексеевым в том, что понтийская раса относится к южной ветви европеоидов и что в ней нет видимой примеси элементов североевропео­ идной расы. Мы разделяем мнение В. П. Алексеева, что народы, кото­ рые относятся к понтийскому типу, являются потомками древнейшего населения Северного Кавказа..Однако гипотеза В. П. Алексеева, кото­ рая заключается в том, что понтийский тип — это результат грацилиза ции древнего, массивного варианта, представленного в кавкасионском типе, вызывает у нас возражения 12. По нашему мнению, понтийский, в данном случае адыгский тип, сформировавшийся в результате разви­ тия местных кавказских палеоантропологических типов, довольно ясно прослеж ивается в древних краниологических сериях с территории Кав­ каза.

И наконец, третья, основная ветвь индо-средиземноморской расы — каспийский тип, который относят к индо-памирской группе. Палеоантро­ пологические материалы с территории современного расселения запад­ нокаспийского и переднеазиатского типов свидетельствуют о большом сходстве меж ду ними: везде преобладает длинноголовый, узколицый, леп торинный, довольно грацильный тип. Аналогичные формы, начиная с энеолитического времени, известны и за пределами Кавказа на террито­ рии Передней, Средней и Ю го-Западной Азии, что свидетельствует об их ш ироком распространении. В палеоантропологических материалах из В осточного Закавказья нет данных о появлении каких-либо иных форм, 9 V. V. B u n a k, N eues M a teria l zu r A u sson d eru n g an th rop ologisch er Typen unter der B e v o lk e ru n g O steu ropas, «Z eitsch rift fur M o rp h o lo g ie und A n th rop olog ie», 193 2, № 3.

10 В. В. Б у н а к, А н тропол оги чески е исследован и я в ю ж н ой Б елоруссии, «А н т р о­ пологический сборн и к, I», ТИ Э, т. X X X III, М., 1956.

11 Г. Ф. Д е б е ц, О п ы т гр аф и ч еск ого и зображ ен и я генеалогической классификации человеческих рас, «С о в. этн огр а ф и я », 1958, № 4.

12 В. П. А л е к с е е в, К ран иология н а р од ов В осточ н ой Европы и К авказа в связи с проблемами их п рои схож ден и я, М., 1967.

отличающ ихся от местных элементов, наоборот, все говорит о преемст­ венности населения, прож иваю щ его с незапамятных времен на этйй тер­ ритории. П оэтом у мы не имеем оснований для утверждения, что каспий­ ский тип сформирован в процессе заселения Кавказа с юго-востока, как об этом писал Г. Ф. Д ебец в i960 г. 1 Тем не менее западнокаспийский тип несколько отличается от остальных антропологических типов Кавка­ за. Следует сказать, что по мере углубления в предшествующие периоды эти отличия постепенно стираются, а это, естественно, заставляет думать о древней гомогенности кавказских антропологических типов, дифферен­ цированных в настоящ ее время. Отличия западнокаспийского типа от прочих кавказских типов в настоящ ее время выраж аю тся в следующих признаках: продольный диаметр головы несколько больше, поперечный — меньше, головной указатель ниже, лицо уже, нос ниже, процент выпук­ лых форм спинки носа меньше, скулы выражены больше, переносье ни­ же, профиль верхней губы более выступающий, волосяной покров мень­ ше и пигментация несколько темнее. Для поисков аналогичных форм мы обратились к материалам, собранным Г. Ф. Д ебецом в Афганистане в 1963— 1968 гг.14, которые наиболее сопоставимы с кавказскими матери­ алами. Сравнительный анализ показал, что в Афганистане преобладают группы, которые отличаются от кавказских типов теми же признаками, что и западнокаспийский тип, только различия эти выражены сильнее.

Так, например, поперечный диаметр головы у изученных Г. Ф. Дебецом афганских групп меньше, чем у западнокаспийских групп, головной ука­ затель ниже, лицо уж е и ниже, процент выпуклых форм спинки носа ниже,' скулы выражены больше, переносье ниже, волосяной покров раз­ вит меньше, пигментация темнее.

Поиски более далеких параллелей привели нас к группам, проживаю­ щим в северо-западной части Индии. М атериалы и советских (Н. Н. Че боксарова и д р.) и индийских (Б. С. Гуха и др.) антропологов свиде­ тельствую т о сущ ествовании здесь аналогичных форм, однако степень выраженности дифференцирующих признаков особенно ясно прослежи­ вается на материалах, собранны х нами в Индии в 1971 г.: продольный ди­ аметр головы больш е, чем в афганских группах, поперечный меньше, го­ ловной указатель очень низкий, нигде не выходит за пределы долихо кранных категорий, лицо уж е, нос ниже, процент выпуклых форм спин­ ки носа примерно такой же, скулы выражены больше, переносье ниже, профиль верхней губы более выступающий, волосяной покров на теле выражен так же, как в афганских группах, борода слабее, пигментация темнее и т. д. В прилагаемой таблице в качестве примера приводятся группы, относимые к переднеазиатскому (армяне) и индо-памирскому (азербайджанцы, афганцы, индийцы) типам, на которых можно просле­ дить степень выраженности дифференцирующих эти типы признаков (см. табл. 2 ). Основная ценность наших данных заключается в том, что они хорош о сопоставляю тся с материалами Кавказа, Средней Азии и Афганистана.

Таким образом, в настоящ ее время появилась возмож ность просле­ дить этногеограф ическую изменчивость признаков, дифференцирующих понтийские, переднеазиатские и каспийские типы. Эта дифференциация путем постепенного нарастания направленных различий приводит от Кавказа к северо-западной Индии. П одобная закономерность дифферен­ циации не м ож ет быть случайной, тем более, что она прослежена на почти идеально унифицированном материале. Она, вероятно, является показателем древнейшей генетической преемственности населения Ю го Западной Азии. Однако направление этой преемственности пока остает 1 Г. Ф. Д е б е ц, А н тропол оги ческ и е типы, «Н а р од ы К авказа», т. I, серия «Н а роды мира. Э тнограф ические очерки», М., 1960.

14 Г. Ф. Д е б е ц, А н тропол оги ческ и е исследован и я в Аф ганистане, М., 1965.

Таблица Сравниваемые группы азербайджанцы армяне А ла- индийцы-чама К асум -И см а- афганцы Па Признаки вердского р-на ры штата Х а ­ иловского р-на шаи (Алингар) Армянской ССР, риана, Индия, А зербайдж ан­ Афганистан, по по М. Г. А б д у ­ по М. Г. А бд у­ ской ССР, по Г. Ф. Д ебецу шелишвили шелишвили Г, Ф. Д е б е ц у Длина тела 1 6 7,7 1 6 6, 1 6 5,1 165, П родольный диаметр головы 1 8 4,9 1 8 8,8 1 9 3,5 1 9 1, Поперечный диаметр гол овы 1 5 9,7 1 5 1,6 1 3 9, 1 4 6, Г оловной указатель 8 6,1 8 0,5 7 5,5 7 2, С куловой диаметр 1 4 3,2 1 3 9,3 1 3 7,3 1 3 3, М орфологическая вы сота лица 1 2 8,8 1 2 4,2 1 2 5,4 119, Физиономическая вы сота лица 1 8 2,7 1 8 0,1 1 81,1 177, Высота носа о т бровей 5 9,0 5 5,4 5 2, 5 7, Ширина носа 3 6,8 3 6,1 3 5,4 3 7, П рофиль спинки носа, % выпуклых 5 3,0 2 5, 5 7, 4 4, «Толщ ина» обеих гу б 1 4,9 17, 1 5,1 20, Н аклон лба 2,8 6 2,1 7 2,5 2,4 Горизонтальная профилировка лица 2,8 0 2,4 2 2,6 2,3 Выступание скул 1,0 8 1,5 5 1,5 1,6 В ы сота переносья 2,6 2 2,3 3 2,1 2,6 Ширина глазной щели 2,0 7 2,1 3 2,0 2,0 Н аклон глазной щели 2,0 2 2,1 2,0 8 2,3 Складка верхнего века % наличия 5 9, 6 4,0 5 3, 5 6, Ц в е т глаз 1,6 1,0 5 1,6 0 1,9 Ц в е т в о л о с, балл II 3,6 1 6,4 9 7,2 5,3 П олож ение осей ноздрей 2,4 6 2,4 0 2,2 2,2 П олож ение основания носа 2,3 2,2 2,2 0 1,7 В ы сота крыльев носа 2,0 7 1,9 5 2,0 2,0 Выраж енность крыльевых бор озд 1,6 1 2,4 2,2 0 1,8 Выступание крыльев носа 2,1 2,0 3 1,8 2 1,8 В ы сота кож ной части верхней губы 1,9 1,9 2 1,5 1,9 Профиль верхней губы 2,1 7 1,7 2,0 5 2,0 Р о с т бороды (у лиц старш е 25 л.) 3,6 6 2,8 3,5 4 3,1 Р о с т бровей 2,0 2,3 0 2,4 6 2,1 В олосы на груди (у лиц старш е 25 л,) 1,4 3,2 3 2,8 1 2,2 ся неясным. Бесспорным нам кажется лишь то, что каспийский тип на Кавказе появился не в результате проникновения южных форм, ибо корни этого типа довольно ясно прослеживаются в палеоантропологиче­ ских материалах Кавказа. Типологическое сходство меж ду древним и современным населением В осточного Закавказья отмечалось и Г. Ф.Д е бецом 15. К сож алению, на нашем материале нельзя ответить на вопрос, к какой именно из европеоидных форм следует отнести европеоидный компонент, прослеживаемый на территории Индии. Как известно, индо арийцы, которые расселились на территории Северной Индии на рубе­ ж е II— I тысячелетий до н. э., не были здесь первыми европеоидами.

Ч тобы решить эту проблему, необходим о изучить и другие европеоидные группы Индии (с широким привлечением палеоантропологических дан­ ных), используя тот ж е унифицированный метод, который применялся для исследования хиндиязычных групп штата Хариана и Союзной тер­ ритории Дели в 1971 г. Следует такж е иметь в виду, что обобщения, по­ строенные лишь на основании одних соматических признаков, явно недо­ статочны. П оэтом у как в Индии, так и на Кавказе, где нам приходится работать, в программу исследований постоянно включаются генетиче­ ские разделы. Эти данные пока находятся в процессе лабораторной о б ­ работки и не могут служить основой для сопоставления с антропометри­ ческими данными. Дальнейшие исследования проблем этнической антро­ пологии Ю го-Западной Азии могут открыть новые пути к изучению 15 Г. Ф. Д е б е ц, А н тропол оги чески е типы.

не только этногенеза народов этих стран, но и проблем расогенеза в ооб­ щ е и генезиса индо-средиземноморской расы в частности.

М атериалы, собранные советско-индийской антропологической эк с­ педицией, позволяю т проследить сходство и различия между отдельными кастами одной и той ж е этнотерриториальной группы, определить их место в общ ей антропологической систематике. Большое значение имеет сопоставление данных, собранны х советскими учеными в Индии, с ма­ териалами, собранными советскими учеными в Афганистане, Средней Азии и Закавказье, использование наиболее унифицированных данных проф. Г. Ф. Д ебеца и автора этих строк, котором у посчастливилось ра­ ботать с Г, Ф. Д ебецом в продолжение многих лет. Кроме того, наши материалы даю т возм ож ность сопоставления данных антропометрии с данными морфологии, серологии и генетики и позволяют поставить во­ прос об их совместном использовании в исследованиях этногенетических проблем.

Анализ и дальнейшее изучение собранных экспедицией материалов — дело будущ его. О сталось сказать несколько слов об индийской экспеди­ ции. Советские и индийские специалисты встречались несколько раз и обсуж дали перспективы будущ их совместных работ и формы публи­ каций собранны х материалов. Было решено, что сами участники экспе­ диции будут готовить отдельные темы. Обобщ ение будет сделано веду­ щими советскими и индийскими специалистами в заключительных гла­ вах. Результатом совместного труда советских и индийских антропологов явится сборник, который должен быть напечатан в Советском Союзе на русском языке с развернутым английским резюме и в Индии на англий­ ском языке с русским резюме.

У ж е сейчас ясно: советско-индийская совместная антропологическая экспедиция безусловно принесла пользу и советским и индийским антро­ пологам;

они обменялись опытом полевых работ, совместно искали ме­ тодические основы интерпретации собранных материалов;

если к этому добавить установивш иеся друж ественные взаимоотношения между со ­ ветскими и индийскими коллегами, то трудно переоценить значение по­ добны х коллективных исследований вообщ е.

9 С оветская этн огр а ф и я, № Ь С. Я. С е р о в «КАСТОВАЯ СИСТЕМА» В КОЛ ОНИ АЛ ЬНОМ ПЕР!

Назначение настоящ ей статьи — показать систему социальной стрг тификации, «к астовую систему», сущ ествовавш ую в X V I— X V III вв.

американских колониях Испании. Она именовалась «кастовой», но н приобрела, как мы увидим, такой статичности, чтобы ее можно было пр?

равнять к ставш ему классическим образцу индийских каст — варн.

С амо слово «к а ста » на Иберийском полуострове применялось в ере;

ние века для выделения лю бой группы людей или животных, обладающи какими-либо «чисты ми» признаками !. В американских ж е колониях этс термин стал определителем смешанного, метисного населения. Первс начально группы метисов, мулатов и т. п. назывались «смешанны касты » или «цветные касты», но уж е к X V II в. это название вытесняв!

ся более простым — «касты ». Они отделялись от белых — европейцев креолов — и от индейцев;

к последним часто применялся термин «раса:

не совпадавший с принятым в науке пониманием этого слова.

Специфика перуанского (и в значительной части испано-американсю го общ ества вообщ е) состои т в том, что кастовое (в научном, совремеь ном нам смы сле) деление было здесь наиболее характерно для тех груш которые так не именовались. Самыми замкнутыми слоями колониальнс го общ ества были правящие, состоявш ие из белых, и общинники-щ дейцы. В первые годы после завоевания Перу деление на белых владеть лей и индейских подданных бы ло четко установлено и определялось сг мим цветом кожи и чертами лица. Испанцы поэтому без особог ригоризма воспринимали допуск в высшие слои общ ества отдельны небелых (инков, племенных вождей, метисов инкской крови и т. п.) Н о в последующ ие десятилетия испанская по происхож дению групп замкнулась, чтобы сохранить свое положение, законодательно замкн} ла индейские общ ины и ввела деление на касты согласно доле ncnai ской крови среди метисов. Это деление, как будет показано ниже, окг залось наименее действенным.

Формальный аспект этого процесса наиболее четко сформулирова шведский латиноамериканист М. Мёрнер, подытоживший результат) многочисленных конкретных исследований. По его мнению, кастовая ст стема латиноамериканских колоний (в том числе и португальской Брг зилии) возникла как следствие перенесения в обстановку многорасовс сти «иерархического, сосл овн ого и корпоративного общ ества Иберийскс го п ол уострова» 1 С л ова р ь К о в а р р у б и а са и сл овар ь И спан ской корол евск ой академии производи сл ово « к а с т а » о т л ати н ск ого ca stu s — «чи сты й », «бесп ороч н ы й ». В словаре ж е Коромт наса показаны м ногочисленны е примеры употреблен и я эт о г о термина в средние век именно по отн ош ени ю к ск оту. Н а эт о м основании сл ов о « к а с т а » этимологически связь вается с готск и м k asts — «груп п а ж и в отн ы х », «в ы в од ок птиц» и с галльским caste «покол ен и е», « р о д », «в и д ».

2 М. М ё р н е р, М исцегенация и взаимовлияние культур в Л ати н ской Америке ка историческая п робл ем а, в сб. «Р а сы и н а р од ы », т. I, М., 1971, стр. 196;

см. такж( М. М о г n е г, R a ce m ixture in the h istory of Latin A m erica, B oston, 1967.

Д ействительно, социальная структура испанских королевств поздне­ го средневековья, как и во всей Западной Европе, была иерархичной.

Иерархическая система строго собл ю дал ась благодаря специфике исто­ рического развития Испании. Реконкиста — отвоевание Иберийского полуострова у арабов — придавала всему укладу жизни военизирован­ ный оттенок, что обыкновенно связано с четким делением общ ества на иерархически расположенные взаимодействующ ие группы.

Определенная иерархия сущ ествовала и в среде конкистадоров — завоевателей Америки. Например, при разделе захваченной у индейцев добычи всадн и к » получали больше, чем пехотинцы, командиры больше, чем рядовые, и т. д. П осле завоевания при раздаче пожалований первые конкистадоры обладали большими правами, чем вновь приезжавшие по­ селенцы. Ремесленники, торговцы, слуги занимали соответствующ ее место в этой системе.

Для индейцев П еру включение в иерархическую структуру не было слишком большим потрясением, поскольку инкское общ ество такж е бы ­ ло иерархическим. Испанские конкистадоры, уничтожив верхуш ку с о ­ циальной пирамиды государства инков, заместили собой «снятые» слои, оставив почти неизмененной общ инную систему. Разумеется, это не могло происходить автоматически и без конфликтов. Наиболее сложную из с о ­ циально-психологических проблем, возникших при стабилизации коло­ ниального общ ества, представляла, пожалуй, проблема сосуществования различных этнических групп.

Расизм как уничижительное отношение к людям другой расы не был свойствен испанской идеологии периода конкисты. Существовавшее чув­ ство превоходства «св о е го » над «чуж и м » выраж алось в представлении о католицизме как «превосходнейш ей из религий», в противопоставлении людей цивилизованных «варварам » и т. д. В период позднего средне­ вековья в иберийских государствах сущ ествовало требование «чистоты крови», по котором у нужно было доказать отсутствие предков — мавров или евреев. Н о здесь слишком явно заметен примат религиозной розни (это требование формулировалось и по-иному: следовало доказать при­ надлежность к «старым христианам», т. е. отсутствие ближайших пред­ ков из новообращ енных мусульман либо иудаистов), не дающий воз­ мож ности приравнять этот вариант разделения к более позднему, д о ­ шедш ему до наших дней в виде расизма. Расовы е различия как принцип закрепления социального неравенства — явление позднее. В XV I ж е веке для испанцев индейцы были просто язычниками, которых надо обратить в католичество и подчинить «христианнейшему из государей» — королю Испании.

З абота о «расовой чистоте», таким образом, не могла помешать на­ чавш емуся с первых ж е лет завоевания. Америки и принявшему м ассо­ вые размеры процессу метисации. Темпы этого процесса были столь бы­ стры, что в П арагвае, где испанские колонисты имели целые гаремы до 20— 30 наложниц, в 1575 г. метисы могли выставить отряд в 3 тысячи бойцов, в то время как испанцы — только в 200 чел.

Это объясняется, конечно, и небольшой численностью белых женщин в Америке. С огласно пассажирским спискам кораблей, шедших в Запад­ ные Индии, как тогда официально называлась Америка, доля женщин в общ ем числе пассаж иров составляла около 10% 3. Д аж е в Лиме, где испанское население было более многочисленным, чем в горных районах Перу, в 1537 г. на 380 испанцев приходилось лишь 14 и спан ок4. Ш ирокая метисация объяснялась подчас и иными факторами. Например, в Йовой 3 « C a ta lo g o de p a s a je ro s de In dias durante los s ig lo s X V I, X V II у X V III », t. (1509— 1534), Sevilla, 1940;


t. 2 (1535— 1538), S evilla, 1942.

4 C m. D. de T r u j i l l o, R elacion del descu brim iento del R eyno del Peru, Sevilla, 1948, p. 94.

9* Испании (М ексике) в середине X V I в. испанские поселенцы предпочита­ ли жениться на девуш ках из приютов, созданных специально для мети сок-сирот, потому что местные власти, на попечении которых находи­ лись приюты, снабж али воспитанниц приданым. Д ело доходило до того, что небогатые испанцы просили принять их дочерей в эти приюты (в та­ ком случае испанки тож е получали приданое) 5.

Большую роль в первые десятилетия конкисты играло стремление конкистадоров добиться повышения своего социального уровня при по­ мощи связи с туземной аристократией. Представители маргинальных слоев испанского общ ества искали за океаном возмож ности разбогатеть и поднять свой социальный престиж. Н едаром многие конкистадоры, получив ж елаемую сум м у — в счет ли ограбления индейцев, разработки рудников или продажи энкомьенд,— уехали обратно в Испанию, в род­ ные места, чтобы занять там более высокое положение, ранее недоступ­ ное из-за бедности.

Завоеватели стремились связать свое имя с именами местных владе­ телей и даж е племенных и общинных вождей — касиков или курак, ко­ торых рассматривали как «князей» (p rm cip e s ). Сохраняя общинную структуру, сущ ествовавш ую в Тауантинсуйо — «империи» инков, испан­ ские власти признавали и права курак. Н екоторые кураки, оказавшие испанцам содействие в завоевании, получили испанские аристократиче­ ские титулы и гербы. Включение их в среду победителей становилось еще надежнее, если они устанавливали родственные связи с новыми вла­ дыками, так что и индейцы были заинтересованы в узаконенной или фак­ тической связи своих родственниц с конкистадорами. Испанская корона такж е проявляла интерес к такого рода сою зам — по политическим м о­ тивам. Испанская администрация даж е делала попытки стимулировать метисацию (с целью ассимиляции) этих слоев индейцев. Еще в начале X V I в. на Антиллах командор Овандо рекомендовал испанцам жениться на дочерях касиков, ибо таким образом управление всеми индейцами вскоре оказалось бы в руках у законных детей испанцев — метисов, вос­ питанных в испанских традициях. В Перу аналогичной политике покро­ вительствовал первый епископ г. К уско доминиканец Вальверде. Браки испанцев с дочерьми курак, принявших христианство, встречали благо­ приятное отношение церковных властей и королевской администрации6.

Д ети собственно конкистадоров, а не колонистов принимались либо в группу отца (внебрачное рож дение не играло особой рол и ), либо в груп­ пу м а тер и 7. М ногие из последних и не осознавали себя метисами, оста­ вались индейцами по культуре и языку. Для тех же, кто принимался в отцовскую группу, обозначение «м етис» никак не было главной харак­ теристикой;

оно заслонялось социальным положением, личными каче­ ствам и и т. д. Н о постепенно, с возрастанием численности метисов, преж­ де всего в городах, в портах, в рудничных поселениях (в тех центрах, где ведущ ую роль играли испанцы), они складываются в отдельную со ­ циальную группу, вернее, в группы, стоящие культурно вне испанской и индейской, но связанные — генетически и культурно — и с той и с дру­ гой. «Там, где индейское население было многочисленным,— пишет Клау­ дио Эстева Ф абрегат,— на плоскогорьях Мексики, в Центральной А м е­ рике или в северных и центральных Андах, при метисации проявляется в основном индейская модель. Там же, где индейское население в тот ж е самый период было малозначительным, как в районе современной Аргентины и Уругвая, метисация, наоборот, ясно моделирует испанское 5 С. Е. M a r s h a l l, T he birth o f M estizo in N ew Spain, «H isp a n ic A m erican H isto­ rica l R eview », v o l. X IX, № 2, 1939, ps. 169, 170.

6 R. K o n e t z k e, D ie M estizen in der kolon ia len G esetzgeb u n g, «A rch iv fur Kultur gesch ich te», B. X L II, H. 2, 1960, S. 132.

1 М ногочисленны е примеры бра к ов к он ки стадор ов и индейских «при н цесс» приво­ д и т A. R о s е n b 1 a t, L a p ob la cion in d ig en a у el m estiza je en A m erica, vol. 2, Buenos A ires, 1954, ps. 82— 86.

п р е в о сх о д ст в о »8. П роблема «смешанных каст», как стали называться эти группы, становится ощутимой уж е во второй половине XVI в. ^ К этом у времени перуанское общ ество приняло ту форму, которая со ­ хранится более или менее неизменной до конца колониального периода.

В индейских деревнях процесс метисации не принимал такого раз­ маха, так как довольно рано испанцам, метисам и мулатам было запре­ щено здесь жить. Нарушители закона подвергались судебному пресле­ дованию.

Управление жизнью огромной Испанской Америки облегчалось уста­ новленной колониальными властями структурой. Все общ ество рассека­ лось прежде всего на две части: «республика индейцев» 1 и «республика испанцев». О бе «республики» имели возмож ность общ аться меж ду собой по ограниченным каналам, в идеале — лишь через королевских чинов­ ников и через священников. Тем самым индейцы должны были получать из испанской культуры только то, что считала нужным передать им администрация, и отстранялись от активного участия в делах вице-ко­ ролевства. С другой стороны, «испанцы» не имели права в обход властей эксплуатировать индейцев. В «республику индейцев» входили только индейцы-общинники. И х образ жизни регулировался традиционными о б ­ щинными нормами и испанскими законами. Индейцы же, ушедшие из общины (чтобы не платить подать, чтобы избеж ать общественных работ и т. д.), входили в «республику испанцев» вместе с метисами разных видов, неграми и белыми.

«Республика испанцев» состояла из множ ества более или менее четко отделенных друг от друга групп. Белое население Перу наиболее резко делилось на креолов 1 и приезжих из Испании, не родившихся в Америке (они звались «европейцами», «полуостровитянами» и «чапетонес»: от «чапета» — румянец). О бе группы обладали в значительной мере харак­ терными чертами каст в привычном для нас смысле — как замкнутых объединений, хотя меж ду ними грань была, несомненно, слабее, нежели меж ду белыми и «цветными». Основная причина враждебности этих групп — это борьба за посты и пожалования. Новоприбывшие, как пра­ вило, имели связи в Испании и пользовались большими привилегиями, оттесняя креолов. Испанские короли и С овет Индий к том у же насторо­ женно относились к притязаниям креолов, особенно после ряда восста­ ний конкистадоров и колонистов в середине X V I в. в Перу. Имевшие обычно земельные наделы креолы не так зависели от королевской вла­ сти, как испанцы, приезжавшие с единственным желанием — разбогатеть на королевской сл уж бе и вернуться обратно. Для объявления креолов «граж дански неполноценными» приводились различные объяснения — вплоть д о утверж дения, что креолы «вы рож даю тся от неба и погоды тамошних провинций и теряю т доброе влияние испанской крови», что земля Америки «...лучше рож дает травы и металлы, нежели полезных людей, ибо вы рож даю тся даж е те, кто происходит от прибывших из И с­ пании» 12.

8 С. E stev a F a b r e g a t, El m estiza je en Iberoam erica, «R evista de Indias», ano X X IV, 1964, № 95— 96,,p. 283.

9 M. M o r n e r and Ch. G i b s o n, D ie g o M u n oz C a m a rg o and the segregation p olicy of the Spanish cro w n, «H is p a n ic A m erican H istorica l R eview », vol. X L II, № 3, 1962, p. 562.

10 «Р е сп у б л и к а », разум еется, не в смы сле «н а р од оп р а в ств о», но «н а р од оу стр ой ств о».

11 О б и стор и ч еск ом прои схож д ен и и названия «к р еол » (этимологически — от латин­ ск ого criare — « п о р о ж д а т ь » ) пиш ет Г а рси л а со д е ла Вега Ч импуокльо: « Э т о имя при­ думали негры... С реди них так назы вается негр, рож денны й в Индиях;

'придумали они его, ч тоб ы отличить... род и вш и хся в Гвинее (так звалась наибольш ая часть атлантиче­ ск ого п обер еж ь я А ф рики.— С. С.) о т тех, что роди ли сь в Индиях, ибо тех, кто родился в стране отц ов, сч и та ю т бол ее почтенными и лучшими, чем их детей, родивш ихся в чуж ом к раю, и отцы о б и ж а ю тся, если з о в у т их креолами. Испанцы ж е по с х о д с т в у ввели это имя в свой язы к...» (In ca G a rcilla sso de la V е g a, Prim era parte de los C om m en tarios Reales..., M a drid, 1723, ps. 339— 34 0 ). П оздн ее название утрати ло уничиж ительный о т ­ тенок.

12 J. de S o lo rz a n o P e r e i r a, P olitica Indiana, Am beres, 1703, p. 127.

К концу X V III в. бор ьба креолов за первенствующее положение в колониях все чаще проявлялась в форме патриотизма, нередко беско­ рыстного.

Разумеется, дихотомия «креол = чапетон» была не единственным раз­ делением в группе белых. Сущ ествовало отъединение (и объединение) по месту происхождения в Испании и месту жительства в Перу (чувство «малой родины» было сильно развито в том общ естве), по профессио­ нально-корпоративному принципу и т. д.

Ниже белых на социальной лестнице стояли метисы с разными доля­ ми белой, индейской и негритянской крови. Инка Гарсиласо де ла Вега сообщ ает в книге «К оролевские комментарии» следующие определения различных групп, сущ ествовавш их в П еру конца X V I в.: 1) кастилец (c a s te lla n o )— родом из Испании;

2) креол ( c r io l l o ) — сын испанца и испанки, родившийся в Америке;

3) негр, или «гвинеец» (negro, о gui п е о ) — негр родом из Африки;

4) мулат 1 (m u la to )— сын негра и ин­ дианки или индейца и негритянки;

5) чэло (c h o lo ) — дети мулатов («испанцы пользуются им для оскорбления», говорит Гарсиласо);

6) метис (m estizo) — сын испанца и индианки (Гарсиласо отвечает тем, кто считал сл ово «м ети с» оскорбительным: «я зову себя так во весь голос и горж усь и м » );

7) «горец » (m ontanes) — метис из горных районов. Гар­ силасо считает это определение оскорбительным, долженствовавшим подчеркнуть дикость;


8) куатральбо (c u a tr a lb o )— сын испанца и ме­ тиски или метиса и испанки, с одной четвертой частью индейской крови;

9) тресальбо (tresalbo) — сын метиса и индианки или индейца и метис­ ки, с тремя четвертями индейской крови.

«В се эти имена,— пишет Гарсиласо,— и другие, о которых, чтобы не утомлять, мы не станем говорить, были придуманы в моей земле, чтобы обозначить поколения, появившиеся после того, как пришли испанцы;

и мы мож ем сказать, что они принесли эти названия вместе с другими вещами, которы х не было раньш е» 14.

Большая часть известных нам наименований каст относится к концу колониального периода. В это время система каст находилась уже на стадии разложения. И, как часто бывает, именно на этой стадии разви­ тия четче проявились ее формальные черты. В X V III в., «веке просвеще­ ния», образованные креолы и европейские путешественники активно с о ­ бирали сведения о фольклоре, истории, быте народов испанских колоний.

П робуж дение национального самосознания в высших кругах креолов и метисов сп особствова л о развитию интереса к этим вопросам.

Венесуэльский ученый Анхель Р осенблат в книге «Индейское населе­ ние и метисация в Америке» приводит публиковавшиеся в различное время номенклатуры каст. И х явно фольклорный характер позволяет усомниться в справедливости мнения М. М ёрнера, что сложная номен­ к л а тур а — дело творчества ученых и худож ников, сохранивших для нас эти названия. Более убедительно, на наш взгляд, предположение того ж е автора, что слож ное деление к концу X V III в. не играло столь уж существенной роли.

Ниже приводятся некоторые из названий, позволяющие представить слож ность кастовой системы в Перу.

В середине X V III в. Х орхе Хуан и Антонио Ульоа записали следую ­ щую номенклатуру, сущ ествовавш ую на побереж ье Перу и в Картахене де Индиас (Н овая Г ран ада):

1) мулат — белый с негром;

2) терцерон (terceron) — белый с мулатом;

13 С вязано с о сл о в о м « м у л ». В о о б щ е ном ен кл атура к а ст в о м н огом соотн оси тся со скотоводчески м и терминами. Н апример, в списке, при води м ом ф ранцузским ученым Ж.-Ж. Вирейем (J.-J. V i r e y, H istoire naturelle du gen re hum ain, Paris, 1824, vol. 2, ps. 483— 195), ф и гури р ую т такие названия, как « m o r is c o », «ca m b u jo », «b a rz in o » и пр., относящ иеся к м астям скота.

14 In ca G a rsilla sso de la V е g а, У каз. раб. стр. 340.

3) квартерон (cuarteron) — белый с терцероном;

4) квинтерон (quinteron) — белый с квартероном;

5) испанец — белый с квинтероном;

6) са м б о (zam bo) — негр, мулат, терцерон, квартерон, квинтерон с индейцем;

7) «сал ьто атрас» (salto atras), «скачок назад» — квартерон или квинтерон с мулатом или терцероном, а такж е терцерон с негром.

8) «тенте эн эль айре» (tente en el aire), прибл. «повиси» — терцерон с мулатом или квйртерон с терцероном » и т. д. 15.

Эти данные относятся к побереж ью, где процент индейцев был мал, а основные группы населения составляли белые и негры, потому-то при­ веденная номенклатура и отраж ает главным образом градацию смеше­ ния двух этих рас.

Сущ ествовавш ий в фольклоре широкий (Ж --Ж. Вирей приводит 24 наименования каст) «спектр расовых цветов», по определению чилий­ ского этнографа А. Липшуца 1б, не отраж ался в официальных докумен­ тах. Законы упоминали только основные расовые группы — белых, ин­ дейцев, негров и метисов д о квартерона. Более подробная градация — дело общ ественного саморегулирования. Ж изнь перуанского колониаль­ ного общ ества нормализовалась не только государственными предписа­ ниями, исходившими из Испании, но и обычаем. Окруженные индейцами и метисами — носителями иных культур — креолы и испанцы с тем боль­ шим ригоризмом утверж дали свои нормы быта, позволявшие им не рас­ твориться в массе населения, сохранить свое господствующ ее положение в общ естве. Одним из показателей принадлежности к правящей группе, группе завоевателей, стали соматические признаки. Чем светлее была кож а у человека, чем больш е у него было европеоидных признаков, тем больш ей, предполагалось, была и доля испанской крови в его жилах.

В колониальный период в И спанской Америке повсеместно утверди­ лась так называемая «баррагания» — вид долговременного сожитель­ ства, не оф орм ленного юридически. Д ети, рожденные от «барраганы», не признавались законом, но общ ественное мнение относилось к ним сни­ сходительнее, нежели к иным незаконнорожденным. Связь их с отцом была довольно прочной и возмож ности ассимиляции шире.

В П еру распространился еще один тип семьи — матрицентрический.

П оскольку женщина из «цветных каст» работала наравне с мужчиной (в том числе занималась торговлей на рынках или вразнос, была при­ слугой и т. д.), то она могла быть независима материально;

кроме того, она чаще вступала в случайные связи, причем отец обычно не признавал ребенка. По мнению Г. Э скобара, «... больш инство перуанских метисных семей, как сельских, так и городских, относится к типу так называемых матрицентрических, состоящ их из женщины с ее детьми, родившимися от случайных связей, в больш инстве своем более чем с одним мужчиной и относительно кратковременных» 17.

Таким образом, в П еру были наиболее распространены три типа семьи: 1) моногамная семья;

2) «баррагания» — долговременное сож и ­ тельство, признанное обы чно общ ественным мнением, но не законом;

3) матрицентрическая семья.

В таких условиях соблю дение границ меж ду «кастам и» было практи­ чески невозмож но. Если господствую щ ая группировка стремилась с о ­ хранить св ое положение, то находившаяся в становлении метисная груп­ па размывала социальные перегородки.

16 Ц и т. по: A. R o s e n b l a t, У каз. раб., стр. 174.

16 A. L i р s с h u t z, El In doa m erican ism o у el problem a racial en las A m ericas, San ­ tia g o de Chile, 1944, ps. 70— 71.

17 G. M. E s c o b a r, E l m estiza je en la re g io n andina: ca so del Peru, «R evista de In dias», 1964, № 95— 96, p. 202.

Ч асть метисов, стремясь повысить свой общественный статус, искала место в административном аппарате, чтобы как мож но больше прибли­ зиться к креольско-испанской сфере и по возмож ности войти в нее.

Здесь установленный А. Липшудем «закон этнической м утац ии »18, со ­ гласно котором у линии «спектра расовых цветов» постепенно смещались к белым, действовал наиболее целенаправленно. Метисы приписывали себе больш ую, чем в действительности, долю «испанской крови», чтобы получить выгодный пост в чиновной иерархии. И хотя правительственные указы запрещали предоставлять метисам административные должности, однако сама повторяемость этих указов 1 свидетельствует о том, что эти законы в действительности не очень строго соблюдались. В такой ситуа­ ции, когда административный статус определялся местом в «кастовой»

иерархии, по «закон у обратной связи» статус метиса позволял ему вос­ пользоваться соответствую щ ей долей общ ественного престижа.

Для более широких -слоев населения, состоявш их из ремесленников, торговцев, мелких производителей — прототипа «средних сл оев»,— ха­ рактерной была иная тенденция. Если в жизни первой группы принцип иерархичности, связанной с социальным статусом, господствовал, то в массе «цветных каст» (признававших его, разумеется) постепенно скла­ дывались иные отношения, основанные на принципе индивидуализма, а не корпоративности, более соответствую щ ие развивавшемуся бурж уаз­ ному укладу. Если «верхние слои» тяготели к белым, то эти «средние слои», наоборот, принимали в себя и размывали социально близкие к ним круги «бе л о го » населения, а такж е включали многих бежавших из общин индейцев. Последние, даж е не подвергаясь еще физической мети­ сации, принимали культуру метисов, называли себя метисами и со своей стороны привносили элементы индейской культуры в жизнь метисов.

Относительная откры тость этой группы способствовала ускорению тем­ пов метисации, несмотря на противодействие властей, обеспокоенных ро­ стом численности м ети сов 20.

Низшие слои в социальной иерархии составляли люди с примесью негритянской крови. Торговля неграми к моменту завоевания Перу была распространена по всей Америке. Еще в отряде Писарро имелись негры.

Вскоре негры — рабы и вольноотпущенники — составили заметную часть «республики испанцев». Число мулатов и са м бо было столь значитель­ ным, что- они вместе с неграми составили отряд в 500 человек уже во время восстания Эрнандеса Хирона в 1555 г. Неграм и их потомкам был запрещен лю бой труд, кроме неквалифицированного. Здесь еще раз про­ явилось обычное для И спанской Америки расхож дение между законом и реальностью. Негры в действительности часто распоряжались индей­ цами, хотя номинально считались «низш ими». В конце X V III в. некото­ рые богатые негры покупали право считаться белыми, по специальным королевским указам, так называемым cedulas de gracias al sacar.

В колониальном общ естве имелась еще одна метисная группа, юри­ дически принадлежавшая к «республике испанцев». В этой группе пере­ мешивались все касты: она состояла из преступников, бродяг, нищих и т. д. Огромное множ ество их переходило из города в город, из поселка в поселок, грабя беззащитных индейцев. Интенсивное перемещение этой группы, естественно, сп особствовал о дальнейшей метисации (в архивах Испании и латиноамериканских стран сохранилось немало документов, посвященных этом у вопросу) 2!. В о время восстания индейцев под руко­ 18 A. L i р s с h u t z, El problerna racia l en la C on qu ista de A m erica у el m estizaie, S a n tia go de Chile, 196-7, p. 302.

19 R. K o n e t z k e, C o le ccio n de docum en-tos para la form a cion socia l de H ispanoam e rica, M adrid, t. 1, 1963, ps. 498, 512, 513, 554— 556, 56-7;

t. 2, 1958, ps. 61, 64, 66, 68, 99, 100.

20 С. М. E s с о b a г, Указ. раб., стр. 201.

21 См. М. М б г п е г, La C oron a espa n ola у los fora n eos en los pu eblos de in dios de A m erica, E stocolm o. 1970.

водством Х осе Габриэля Кондорканки в 1780— 1782 гг. значительную силу в его войсках представляли люди из «маргинальных слоев». П ро­ блема обуздания такого рода элементов стояла перед колониальными властями с середины X V I в. В 60-е годы судья Хуан М атьенсо писал:

«Н егры и мулаты и некоторые метисы, дети индианок от испанцев, не­ спокойны, дурны и неисправимы, и число их настолько возрастает, что, мож ет быть, придет время, когда будут они ходить отрядами, совершая нападения и грабеж и, или объединятся с индейцами и взбунтуют их, что бы ло бы полным разорен ием...»22.

Для метисов и индейцев переход в маргинальные слои предоставлял возм ож ность вырваться из кастовой системы, отмечает Норман Мартин, автор исследования о бродягах в Н овой И спании23. Аналогичной работы, посвященной андийскому региону, к сожалению, пока еще нет. Тем не менее мож но предположить, что сходные социальные условия привели к появлению больш ой маргинальной группы и в П еру по тем ж е причинам, что и в Н овой Испании.

Таким образом, к концу X V I в. в вице-королевстве Перу сложилась кастовая социальная система (кастовая и по названию, и по принципу организации), постепенно услож нявш аяся в течение всего колониаль­ ного периода. Эта система, возникшая как средство политической защи­ ты малочисленной группы испанцев от растворения метисными массами, стала регулятором общ ественной и культурной жизни, быта и труда, с разными нормами в разных слоях. Ведущие касты — белые с тяготею ­ щими к ним слоями м ети сов—- были тесно связаны с социальными ин­ ститутами, построенными по испанским образцам и существенно не ме­ нявшими свою структуру в течение нескольких веков. Этим объясняется то, что социальная динамика этих групп была незначительна и проявля­ лась главным образом в действии упомянутого «закона этнической му­ тации».

«Смешанные касты » были несравненно более динамичны как в со­ циальном, так и в культурном отношениях. Они легче поставляли новых членов и в высшие касты, и в низшие слои и принимали в себя новых членов гораздо легче, чем высшие страты. Культурной моделью для них был испанский либо креольский уклад (по различным причинам они не могли пользоваться некоторыми испанскими ценностями, прежде всего теми, которые служили символом общ ественного положения — из-за ге* нетической и культурной связи с индейцами и метисами). «Смешанные касты » восприняли многие элементы индейской культуры и выработали на их основе свои собственные. Пресловутый «закон этнической мута­ ции», конечно, не переставал действовать и в этих слоях.

Вышеизложенная система, как было показано, не на всех своих уров­ нях действовала одинаково. В борьбе тенденций — к отъединению групп и к размыванию границ между ними — одна тенденция сильнее прояв­ лялась в одной группе, другая — в другой, в зависимости от среды и вре­ мени. Стремление сохранить границы между кастами четко видно в офи­ циальных документах. Политика короны и церкви, опиравшаяся на сред­ невековую традицию, была направлена к упрочению иерархизированного общ ества. В церковных приходах имелись отдельные книги регистрации белых, индейцев и «к а ст». Священники стремились соблю дать эндогам ность «к а ст» при заключении браков, «чтобы женить их законно и позво­ лительно», по выражению иезуита X. Гумильи. Однако традиционной для церкви была такж е тенденция к растворению всех этнических групп в христианской общ ности, и эта тенденция проявилась, например, в нача­ ле X V III в., когда, согласно булле папы Климента XI, квартероны были объявлены белыми, и поэтому, как отмечает в 30-х годах X V III в. Гу 22 J. de M a t i e n z o, G ob iern o del Peru, P a ris — Lim a, 1967, p. 84.

23 N. E. M a r t i n, L o s v a g a b u n d o s en la N ueva Espana, S ig lo X V I, M exico, 1957.

милья, «среди новообращ енных уж е нет иных различий, кроме как между индейцами и метисами» 24.

Выше говорилось об иерархической стратификации согласно сомати­ ческим признакам. Таким ж е внешним показателем места в социальной иерархии была одеж да. Указ 1571 г., например, гласил: «Никакая не­ гритянка, ни свободная, ни рабыня, да не носит золото, жемчуг или шел­ ка;

но если свободн ая негритянка или мулатка выйдет зам уж за испан­ ц а, то м ож ет.носить золотые сережки с жемчужинами, и ожерелье, и на ю бке опуш ку из бархата, и не могут носить, и да не носят накидки из таза (burato) или другой ткани, но платки, которые были бы длиной чуть ниже пояса. В противном случае с них будут сняты и для них потеряны золотые драгоценности, шелковые одеж ды и н акидка»25. Политическая группировка «м ан туан ос» в Венесуэле конца X V III в. получила свое прозвище потому, что жены членов этой колониальной элиты имели пра­ во посещ ать обедню в накидке — «манте». Многочисленные запреты ме­ тисам носить оруж ие были связаны, вероятно, не только с боязнью вос:

станий, но и с тем, что сам факт ношения шпаги или аркебузы определял принадлежность к «бел ы м ».

Закон запрещал метисам, мулатам и сам бо заниматься определенны­ ми видами р ем есел 26. Выбор профессии регулировался двояко: с одной стороны, закон затруднял доступ к административным должностям, вре­ менами — к долж ностям церковным, к некоторым ремеслам, определен­ ным социальным группам, создавая преграды «поднятию касты». С дру­ гой стороны, обычай не позволял члену высших слоев заниматься рабо­ той низших каст. Пережитки такого отношения к труду и к техническим наукам сохраняются в П еру и по сей день.

Борьба двух тенденций — к повышению и сохранению своего прести­ ж а, осознаваемая и принимаемая как норма общественной жизни, с одной стороны, и к размыванию каст, к слиянию их в новые социальные группы, на иной о с н о в е — с другой,— такая борьба происходила главным образом в среде метисного населения. В креольско-испанских кругах вторая тенденция проявлялась крайне сл або вплоть до конца X VIII в.

Среди метисов постепенно, вначале неосознанно, при противодействии властей, а нередко и самих членов «к а ст» возобладала вторая тенденция, не давшая колониальному перуанскому общ еству застыть в строго регла­ ментированных рамках. Называя организацию метисных слоев касто­ вой, мы исходим прежде всего из ставш его традиционным исторически реального наименования. В результате контакта испанской и индейской культур только европейская часть «республики испанцев» организова­ лась по кастовом у принципу с явной целью удерж ать господствующие позиции. «Р еспублика индейцев» при поддержке колониального законо­ дательства сохранила прежнюю общ инную структуру. Метисная же груп­ па, сама возникшая в результате «активного взаимодействия» испанцев, индейцев и негров (в результате контакта не только физического, но и культурн ого), поскольку она с сам ого начала была включена в «респуб­ лику испанцев», организовалась по установленным здесь нормам стра­ тификации. Однако, поскольку именно эта группа стала носителем но­ вых социально-экономических отношений, наряду с частью креолов со­ здав перуанскую бурж уазию, внутри нее кастовое деление довольно бы стро стало фикцией.

С установлением республики «к астов ое» деление было формально от­ менено и все граж дане были признаны равными перед законом, но пере­ житки этого деления сохранялись до X X в.

24 J. G u m i 1 1 a, E l O rin oco ilu stra d o у d efen d id o, C aracas, 1963, p. 85.

25 N. L e o n, L a s ca sta s del M e x ic o co lo n ia l о N ueva Espana. N oticias etnoantro p o lo g ic a s, M e x ico, 1924, p. 10.

26 R. K o n e t z k e, C o le ccio n de docum entos..., t. 1, ps. 484, 485, 488, 491, 492, 498,.512, 513, 554— 557, 567.

С. Б. Ч е р н е ц о в ЭФ И О П СК А Я М АГИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Магия, магические представления и магическая практика, игравшие значительную роль в духовной жизни народов, населяющих Эфиопию, •поражали всех исследователей, занимавшихся культурой этой страны, начиная с И. Л удольфа, родоначальника изучения этой страны в Евро­ п е 1. За Эфиопией прочно утвердилась репутация «настоящ его кладезя»

суеверий и магической практики2, и некоторые современные исследова­ тели утверж даю т, что магические представления «нигде в мире не явля­ ю тся столь живой действительностью, как в Э ф иопии»3. Причина живу­ чести магических представлений в христианской Эфиопии — многовеко­ вая политическая и культурная изоляция страны, в которой христианст­ во не смогло окончательно уничтожить древню ю политеистическую иде­ ологию народа. Н ародное сознание соединило в себе разнородные эле­ менты монотеизма и политеизма в своеобразном сплаве, характеризуя который Б. А. Тураев писал: «В христианской, но отсталой в культур­ ном отношении Абиссинии почти не сущ ествует грани между верой и суеверием, религиозностью и магической практикой. Представители ду­ ховенства и церковники промышляют перепиской и продажей ложных молитв, последние пользуются почитанием наравне с каноническими, которые, в свою очередь, как и само Святое Писание, могут употреблять­ ся для магических целей, действуя через механическое чтение и ноше­ ние на шее и т. п., даж е простое хран ен и е»4. Подобный синтез моноте­ изма и политеизма не является исключительно эфиопским феноменом, имел место повсю ду, где на смену прежним политеистическим воззре­ он ниям приходил монотеизм. Это явление было открыто такж е на русской почве «археологическими романтиками», и в первую очередь Ф. И. Бус­ лаевым, который дал ему название «двоеверие», прочно вошедшее в рус­ скую научную л и тер а ту р у 5. Он ж е показал место магии в народном сознании, функцию магической практики и причины живучести подоб­ ных представлений.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.