авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н В 1926 Г О Д У ВЫ ХОДИТ 6 РАЗ В ГО Д 6 Н оябрь — Д екабрь ...»

-- [ Страница 7 ] --

«Д воевери е» характерно не только для русских. Оно присуще идео­ логии средневековья в целом. Как устная, так и письменная литература многих народов запечатлела двоеверие как характерную для этой исто­ рической эпохи черту духовной жизни. О проявлении этой черты в Эфио­ пии И. Ю. Крачковский писал: «Е два ли не наиболее существенную 1 Н. L u d о I f, H istoria A eth iop ica sive brevis et su ccin ta descriptio R egn i H abessin o rum, quod v u lg o m ale P resbyteri Iohannis voca tu r, F ran cofurti ad M oenum, 1681, lib. I l l, cap. IV.

2 E. L i t t m a n n, A rd e’et: The m a g ic b o o k o f the disciples, «Journal of the A m erican ‘O rien tal S o cie ty », v o l. X X V, N ew H aven, 1904, p. 1.

3 O. J a g e r, A. R e i h e r w e r d e r, A th iop isch e Z au berrollen und ihre B ild er Baess ler — A rch iv, N. F „ Berlin, 1966, B d. X IX, S. 142.

4 Б. A. T у p a e в, А би сси н ск и е м агические свитки, «С борн ик статей в честь П. С. У в а ­ р овой », М., 1916, стр. 178.

5 Ф. И. Б у с л а е в, О н ародн ой п оэзи и в д ревн ерусской литературе, т. 2, С П б., 1910, стр. 32.

количественно часть абиссинской литературы составляю т всякие «отре­ ченные» писания, начиная с библейских апокрифов и кончая заговорами и заклинаниями. Главный интерес этой области заключается в том, что она, будучи не менее всей эфиопской литературы проникнута книжным элементом, гораздо чаще, чем другие отрасли, отраж ает народные представления;

нередко эти представления уводят нас в самую толщу не только семитов, йо и соседних с ними кушитских племен» 6. Немецкий исследователь эфиопской литературы Э. Л иттманн, утверждал, что «больш ая часть эфиопской литературы является литературой магиче­ с к о й » 7.

Н асколько справедливы утверждения о том, что письменные памят­ ники эфиопской магии, т. е. писания, предназначенные для магического употребления, при всем своем разнообразии составляю т особый, единый род литературы, а именно литературу магическую? На основании какого признака мож но объединить в одну группу произведения, «начиная с библейских апокрифов и кончая заговорами и заклинаниями»? Какое место в духовной жизни народа занимают эти произведения эфиопской письменности по сравнению с аналогичными произведениями устного магического творчества? В се эти вопросы неизбежно встают перед ис­ следователями эфиопской магической литературы.

Первый признак, на основании которого можно выделить произведе­ ния эфиопской магической письменности среди прочих литературных па­ мятников, есть признак функциональный. И. Ю. Крачковский так опре­ делил их назначение: «О дну из популярных отраслей этой «отречен­ ной» литературы составляю т так называемые магические свитки. С о­ держанием их всегда являются различные тексты, иногда даж е канони­ ческие, которым, однако, приписывается магическое значение. Еще ча­ ще они наполнены заговорами, заклинаниями и нередко простым н або­ ром таинственных имен, значение и происхождение которых почти не­ возм ож но установить. Для обладателя свитка это неважно, так как пре­ дохранительная сила обыкновенно приписывается не столько чтению свитка, сколько его ношению или даж е простому нахождению в поме­ щении» 8. То же самое относится и к книгам Священного Писания, напри­ мер, к Псалтири, чтение которой, хранение и ношение на теле считалось чудодейственным. Нередко чтение Псалтири с магическими целями со­ провож дается такж е магическими действиями и обр я д ам и 9. Использу­ ется Псалтирь и для изгнания бесов из од ер ж и м ы х 10. Таким образом,, произведения магической литературы, будь то апокрифические сказа­ ния, заговоры или заклинания, в отличие от других литературных па­ мятников предназначаются не столько для прочтения, сколько играют роль предохранительных амулетов.

К аж дое произведение эфиопской магической литературы предназна­ чено для определенного человека. Это выражается и в том, что в тексте обязательно и 'неоднократно указывается имя владельца, а когда по­ добн ое произведение переходит из рук в руки, имя прежнего его обла­ дателя тщательно выскабливается и на его месте пишется новое. Таким образом, кроме функционального признака, в тексте магического произ­ ведения имеется и формальный (имя владельца), который не свойствен другим литературным жанрам. В текстах ж е содерж атся и указания на 6 И. Ю. К р а ч к о в с к и й, А би сси н ский магический сборн и к из собрания Ф. И. У с­ пенского, «Д о к л а д ы А Н С С С Р », 1928.

7 Е. L i t t m a n n, У каз. раб., стр. 2.

8 И. Ю. К р а ч к о в с к и й, У каз. раб., стр. 163.

9 Б. А. Т у р а е в, И з эф и опской отреченной литературы, сб. «Христианский В осток», т. V I, вып. 1, П г., 1917, стр. 63, 73.

10 Е. Е. Д о л г а н е в, С оврем енная А биссин ия. О черки бы та, культуры, религиоз­ ной и общ ествен н ой жизни эф и оп ск ого (а б и сси н ск ого) народа, Сергиев П оса д, 1897,, стр. 15, 16.

сп особ употребления того или иного произведения (ношение на шее, оберты вание вокруг тела, хранение в доме, окропление водой и т. п.).

П одобны е указания характерны не только для эфиопской магической литературы, но и для р у сск о й 11, гр еческ ой 12, коптской 1 и др.

Эти признаки характерны не только для произведений магической литературы, но и для устных заговоров. Как отечественные, так и зару­ беж ные исследователи заговоров д о сих пор не проводили в своих рабо­ тах разграничения меж ду заговорами письменными и устными, несмот­ ря на то, что меж ду этими двумя родственными формами магии сущ ест­ вует значительное различие как в назначении, так и в использовании.

В чем ж е оно заключается?

П реж де чем отвечать на этот вопрос, следовало бы определить само понятие «за гов ор », так как д о сих пор в научной литературе нет общ е­ принятого единого определения. В настоящей работе мы используем оп­ ределение Н. П ознанского: «Заговор есть словесная формула, обладаю ­ щая репутацией достаточн ого и неотразимого средства для достижения определенного результата, при условии соблюдения всех требующихся при этом предписаний, средства, противиться которому не может ни за­ кон природы, ни индивидуальная воля, если она не пользуется с этой целью такж е какими бы то ни было чарами» 14. На наш взгляд, к этому определению мож ет быть сделано небольш ое дополнение: «Заговор есть словесная или написанная формула...».

П равомерно ли разделять заговор устный и заговор написанный?

П о нашему мнению, на этот вопрос следует ответить утвердительно, так как если устный заговор основы вается на вере в силу слова произнесен­ ного, то заговор письменный — на вере в слово написанное. И хотя по­ следний, несомненно, произош ел от первого, различие м еж ду ними очень больш ое 15. Вера в могущ ество записанного слова характерна, впрочем, для магии л ю бого народа. П о свидетельству этнографов, занимавшихся эфиопской магической литературой 1б, письменные «подлинники» имеются и у «д а б та р а » (о со бо е эфиопское духовенство, подобно древнееврейским левитам не имеющее священнического са н а ), переписывающих магиче­ ские свитки.

П ереход устн ого заговора в письменный знаменовал целый этап в развитии человеческой мысли и культуры и повлек за собой весьма важные последствия. Как впервые было доказано Ф. Зелинским, заго­ вор родился из обряда: магическому слову предшествовало магическое действие. П ервая ступень развития магических представлений заклю­ чалась в том, что действие стало сопровож даться словами, превратилось в обряд: «...для произведения ж елаемого явления производится чара, т. е. явление, сходное с желаемым и ассоциированное с ним... Мы выра­ зили на словах чару и ее цель и получили формулу з а г о в о р а »17. Второй ступенью явилось то, что обряд (сам о магическое действие) и заговор поменялись местами, и не слова уж е соп ровож даю т обряд, а обряд стал сопровож дать заговор, превратившись пусть в весьма существенный, но уже не главный элемент магической практики. Рассматриваемый нами 11 Н. В и н о г р а д о в, З а гов ор ы, обереги, спасительны е молитвы и пр., С П б., 1908, стр. 18, 19.

12 L. A l l a t i u s, D e tem plis Q raecoru m recentrioribus, C olon ia e A ggripp inae, 1645.

13 Б. А. Т у p a е в, К оптски й пергаментный амулет, сб. «Христианский В о сто к », т. 1, вып. 2, С П б., 1912, стр. 205, 206.

14 Н. П о з н а н е к и й, З а говоры. О пы т и сследования происхож дения и развития заговорны х ф орм ул, П г., 1917, стр. 102.

15 Н. В и н о г р а д о в, У каз. раб., стр. 62, 63.

16 D. L i f c h i t z, Textes ethiopiens m a g ico-relig ieu x, «T ravau x et M em oires de l’ ln stitut d ’E th n o lo g ie ». t. X X X IX. P aris, 1940. p. 8, 9 ;

M. G r i a u 1 e. Le livre de recettes d’ un dabtara abyssin, «T ra v a u x et M em oires de l’ ln stitu t d ’E th n ologie», t. X II, Paris, 1930.

17 Ф. З е л и н с к и й, О за гов ор а х, «С бор н и к Х ар ь к ов ск ого историко-ф ил ологи ческого общ ества», т. X, Х ар ь к ов, 1897, стр. 24.

процесс перехода заговора из устного произведения в письменный па мятник знаменует собой третью ступень развития магических представ­ лений, когда обряд постепенно теряет свое самостоятельное значение и развивается магический культ, т. е. более или менее стройная система магических по своему характеру представлений, какую мы встречаем, например, в Древнем Египте в виде развитого магического культа бога Тота 18. Именно на эту ступень приходятся развитие и расцвет магиче­ ской литературы, которая долж на была удовлетворять потребностям ма­ гического культа. Если для устных магических произведений, т. е. заго­ воров и заклинаний, сохранность и передачу из поколения в поколение в неприкосновенности обеспечивал обряд, с которым они были тесно связаны и который составлял основу устной традиции, то на следующем этапе развития магических представлений его заменяет культ, а пись­ менная форма гарантирует памятникам магической литературы их неиз­ меняемость. Таким образом, меняется сп особ передачи магических про­ изведений, и устную традицию заменяет традиция письменная.

Следует отметить, что сам а письменность при своем зарождении и на начальных этапах развития вообщ е была теснейшим образом связана с магией, точнее, с магическим культом, служители которого являлись знатоками и хранителями письма. Н едаром древнеегипетский бог Тог был покровителем одновременно магии и письменности. Магический культ уж е близок по своей структуре культу религиозному, но смеши­ вать их тем не менее нельзя, как нельзя смешивать и заговор с молит­ вой. Х отя заговор и является, по выражению О. Миллера, «предш ест­ венником молитвы», принципиальная разница между магическим куль­ том и культом религиозным, а такж е меж ду заговором и молитвой за­ ключается в том, что «если последняя имеет в виду только добрую волю бож ества;

если вся сила ее в надежде на его милосердие, то заговор...

долж ен иметь на него влияние просто-напросто принудительное» 19. М а­ гическому культу в отличие от культа религиозного совершенно чужда идея греха или воздаяния за грехи. Именно это и имел в виду египтолог У. Бадж, когда писал о «нераспространенности идеи воздаяния среди материалистических еги п тя н »20, чьи магические представления он опре­ делил как «материализм».

Разумеется, не у всех народов магические представления сформиро­ вались в развитый магический культ. Во многих случаях их развитию помеш ало проникновение культа религиозного, так как все религии, в особенности монотеистические, всегда стремились искоренить преж­ ние народные верования. П оэтом у наиболее характерные магические культы наблю даю тся лишь в странах «классического В остока», где их возникновению способствовали древняя старописьменная культура и сравнительно стабильное развитие на протяжении многих веков.

Проникновение христианства в IV в. помеш ало складыванию в Эфио­ пии развитого магического культа. Отдельные культы таких божеств, как Д аек, Дино, Гудит, Гудале, Тафант и Г о р 21, имевшие определенно магический характер и возникавшие в средневековой Эфиопии, жесто­ ко преследовались и уничтожались как церковью, так и светскими пра­ вителями. Близкий по своей природе к шаманизму современный экста­ тический культ Зар, возникший в Эфиопии в середине X IX в. и распро­ странившийся оттуда в арабские страны, такж е встречал противодей­ 18 Б. А. Т у р а е в, Б о г Тот, «Записки и стор ик о-ф ил ологи ческого ф акультета Имп.

С.-П е те р бу р гск о го ун и верси тета», ч. 46, С П б., 1898.

19 О. М и л л е р, О пы т и стор и ч еск ого обозр ен и я р у сск ой словесн ости, С П б., 1865, ч. 1, вып. 1, стр. 84, прим. 2.

20 W. В u d g е, The b ook o f the dead, L on d on, 1922, p. 20, 21.

21 A. D i 11 m a n n, U ber die R eg ieru n g, in sb eson dere die K irch enord nu ng des Konigs Z a r’ a— Jacob, Berlin, 1884, S. 38— 40;

G. W. В. H u n t i n g f о г d, The lives o f Saint Takla H aym an ot, «Jou rn a l o f E thiopian S tu d ies», vol. IV, № 2, A d d is-A ba b a, 1966, p. 38.

ствие церковников и правительства. Однако полностью уничтожить прежние дохристианские верования церкви никогда не удавалось, и двоеверие, и поныне господствую щ ее в эфиопской провинции,— доказа­ тельство этому. С вободное развитие магии остановилось, сфера ее при­ менения сузилась до ж итейского обихода, ограничиваясь, как правило,, врачевательной функцией, но не исчезла магическая литература, удов­ летворявш ая потребности двоеверного народного сознания.

В устной ма^ии, бытующ ей в Эфиопии, иноземные заимствования ред­ ки и сводятся, как правило, лишь к «таинственным именам» в заклина­ ниях, которые чагйе всего искаж аю тся до полной неузнаваемости.

При переходе устной магии в письменную вслед за формой менялось и содерж ание магических произведений. Письменная форма открыла перед магическим творчеством новые, более широкие возмож ности. Уве­ личился объем заговора, что позволило широко развиться такому ком­ поненту, как эпический элемент. Кроме того, в эфиопскую магию широ­ ким потоком хлынули иноземные заимствования: апокрифические ска­ зания, библейские пересказы, иноземные магические сюжеты.

В отличие от магии устной, в магической литературе иноземные влияния чрезвычайно сильны, заимствование идет уж е «литературным» путем, и редкий пространный магический сю ж ет эфиопской письменной магии не имеет прототипа среди магических произведений магических литератур коптов, арабов-христиан и даж е греков. Так, эфиопский с ю ­ ж ет о ев. Сисиннии, убиваю щ ем ведьму В ерзил ью 22, восходит через копт­ скую магическую литературу к эллинистическому сю ж ету о Гиллу, по жирательнице д е те й 23, а сю ж ет «Сети С о л о м о н а »24 восходит к халдей­ ском у трактату «Завещ ание С оломона», известному в латинском перево­ д е 25. Эфиопский заупокойный сборник «С виток О правдания»26 и по форме и по назначению напоминает «Книгу М ертвы х» Древнего Егип­ та. П одобны х примеров мож но привести множ ество. Интересно отме­ тить, что заимствование эфиопской магической литературой магических сю ж етов в иноземных магических литературах сводилось к переводу чужеземных магических памятников письменности на эфиопский язык — геэз. То ж е сам ое м ож но сказать и о библейских сю ж етах, зачастую составляю щ их эпический элемент эфиопских письменных заговоров, так как Библия (в особенности Евангелие от Иоанна и Псалтирь) всегда пользовалась репутацией не только священной, но и магической книги, обладание и ношение которой само по себе оказывает чудодейственное воздействие.

Еще одним весьма показательным признаком, отличающим письмен­ ные произведения эфиопской магии от аналогичных устных произведе­ ний и позволяющ им говорить о них как о магической литературе, явля­ ется язык, на котором они написаны. Если языком устных заговоров и заклинаний в Эфиопии служ ат местные языки и диалекты, то все без исключения памятники эфиопской магической письменности написаны на мертвом языке (ге эз), который уж е с X III в. перестал быть разговор­ ным и остался в качестве языка литературы и церкви. И хотя с начала XX в. появилась письменность и на современном амхарском языке, все произведения эфиопской магической литературы и поныне пишутся 22 О. V. L e m m, K optisch e M iscellen. X V I — X X V, «И звести я Российской И м п ер атор­ ской А кадемии н а ук », С П б., 1907, стр. 499— 601.

23 L. A l l a t i u s, Указ. раб., стр. 126— 129.

24 S. Е и г i п g е г, D a s Netz S a lom os, «Z eitsch ritf fiir Sem itistik und verw a n dte Ge biete», Bd. V — V I I, L e ip zig, 1928— 1929.

25 J. P. M i g n e, Testam entum S oiom on is. P a tro lo g ia cursis com pletis, t. 122, Paris.

28 W. B u d g e, T he B a n d let o f righ teou sn ess, L on don, 1929;

S. E u r i n g e r, Di e Binde der R e ch tfertigu n g, «O rien ta lia », IX, 1940;

Б. A. T у p a e в, С ви ток Оправдания.

Сборник статей в честь П отанина, С П б., 1902.

исключительно на теэз. Таким образом, эфиопская письменная магия сле­ дует старым литературным традициям в отличие от магии устной, кото­ рая всегда пользовалась разговорными народными языками и диалек­ тами. С другой стороны, это лишний раз доказывает, что письменные произведения эфиопской магии, написанные на языке, непонятном на­ роду, предназначались не для чтения и по сути дела выполняли функ­ цию амулетов.

В заключение мож но выделить несколько общ их признаков произве­ дений эфиопской магической литературы: 1) функциональный признак — все они играют роль письменных предохранительных амулетов, значе­ ние которых заключается уж е в простом обладании ими;

2) формаль­ ный признак — все они написаны на мертвом языке геэз, причем упоми­ нание в тексте имени владельца обязательно, без него подобный пись­ менный амулет теряет смысл;

3) структурный признак — эпическую часть каж дого отдельного письменного заговора может составлять оп­ ределенное число магических сю ж етов как местного, так и иноземного происхождения, а такж е библейские эпизоды и апокрифические сказа­ ния;

4) традиционная форма передачи памятников магической письмен­ ности, которая заключается в простом переписывании их с изменением лишь имени владельца. Эта традиция характерна для литературных, а не устных произведений.

В се эти признаки, общ ие для всех письменных произведений эфиоп­ ской магии, позволяю т рассматривать их как особу ю разновидность ли­ т е р а т у р ы — магическую литературу. Однако при всей близости их к про­ чим литературным произведениям генетическая связь с устной магие!

накладывает на них свой отпечаток: и те и другие произведения явля ются продуктом двоеверного народного сознания и служ ат одной и то!

ж е цели — защ ищ ать владельца от всевозмож ных несчастий и действш враж дебны х сил.

Родивш ись из устных заговоров и заклинаний и во многом унасле довав структуру последних, произведения эфиопской магической лите ратуры занимают промеж уточное положение меж ду литературными па мятниками и магическим фольклором. Исходя из этого положения, еле дует изучать произведения магической литературы. Относительная ста бильность письменного заговора позволяет исследователю рассматри вать магические сю ж еты письменных памятников в отличие от заговор ных мотивов устной магии, но попытки реконструировать первоначаль ный текст письменного заговора не имеют смысла. При всем сходств* вариантов того или иного заговорного письменного сю ж ета «подлинны!

вариант» обнаруж ить невозмож но, в определенном смысле все вариан ты «подлинны», и речь мож ет идти только о воссоздании архетипа, ка] и в случаях с заговорами устными. Что ж е касается иноземных займет вований, то здесь письменная магия представляет собой более плодот ворное поле деятельности по сравнению с магией устной.

Разграничение устных и письменных магических произведений пред ставляется соверш енно необходимым и весьма плодотворным для изу чения как магии в целом, так и отдельных продуктов магического твор чества.

ПОИСКИ ЯФ А К Т Ы &ГИПОТЕЗЫ Р. Г. П о д о л ь н ы й ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ И ЭТНОГРАФИЧЕСКАЯ ФАНТАСТИКА В последние десятилетия стремительно растет интерес к научной фантастике. Растет и влияние этого ж анра на умы, поощ ряемое вполне реальными успехами астрономии и физики, биологии и кибернетики.

Всем известно, что некоторые из этих успехов были предсказаны фанта­ стами и что, в св ою очередь, со многими сегодняшними победами ученых есгественников в наиболее яркой форме мож но познакомиться, читая современную фантастику.

П очем у-то гораздо меньше внимания обычно обращ аю т на роль для научной фантастики данных гуманитарных наук. И сама история, и ан­ тропология, и в очень больш ой мере этнография стали неисчерпаемыми источниками и фантастических идей, и замысловатых сюжетов. Откуда, как не из фантастики, мы получаем картины быта будущ его! Но, глав­ ное, этнографические сю ж еты присутствуют почти всюду, где изобра­ жены контакты землян с инопланетчиками. Так же, как антропологиче­ ские,— всюду, где эти инопланетчики появляются.

Научный материал, этнографический и антропологический, может быть дан в явном виде, с прямыми ссылками на земные аналогии, а м о­ ж ет присутствовать как скрытый от глаза, но открытый мысли и чувст­ ву фон событий. Этот фон есть в каждой по-настоящ ему талантливой вещи. А втор мож ет черпать сведения для него из научной или из попу­ лярной литературы, мож ет давать длинные ссылки на источники в тек­ сте, либо в примечаниях или вовсе обходиться без них — это уже его дело. Н еобходим сам фон, а не его оправдания.

П реж де фантастика так хотела быть научной, что считала своим дол­ гом доказы вать это на каж дом шагу. Ж ю л ь Верн в «Таинственном остро­ ве» пускался чуть ли не в приматологические изыскания, чтобы чита­ тель поверил в ум орангутана Юпа. Г. Уэллс для объяснения облика своих марсиан (голова да щупальцы) ссылался на научную литературу и объяснял, что, по мнению тогдашних антропологов, эволюция челове­ ка долж на привести его к такой примерно внешности. Александр Беля­ ев, рисуя людей будущ его хилыми, лысыми, без ногтей и почти без зу­ бов, в сноске говорит, что тут все «по науке». Фантасты, обильно зани­ мавшиеся такими оправданиями сто с лишним и даже без малого пять­ десят лет назад, теперь все реж е прибегают к ним.

Фантастике уж е поверили — иногда даж е больше, чем следует. Но одно бесспорно: фантастика интересна для читателей поскольку, по своему преломляя, пытается решать насущные реальные проблемы.

Ю С оветска я б этн огр а ф и я, № Путеш ествие на чуж ую планету для фантаста, к примеру, может быть и сп особом показать нелепость расовых предрассудков, и средством рас­ крыть глаза тем, кто готов считать себя образцом для вселенной, а свои религиозные взгляды и бытовые привычки — безусловно идеальными.

Разумеется, это — лишь одна из многих сторон фантастики, но сто­ рона важная. И если путешествие к туманности Андромеды на фотон­ ном звездолете — проекция идей физики, то описание встреч с абориге­ нами планет этой туманности проекция на широкий экран литературы — идей и материалов истории, социологии, антропологии, этнографии.

Мне каж ется целесообразны м обратить внимание антропологов и этнографов на то, в каком виде проступаю т на этом экране некоторые из «и х » проблем, как использует данные их наук научная фантастика.

Размеры статьи, разумеется, не позволяю т сделать мало-мальски полный обзор фантастики под этим углом зрения. Перед вами — заведо­ мо беглый и, бою сь, весьма субъективный рассказ, а отбор примеров из моря литературных фактов продиктован не всегда, вероятно, бесприст­ растным вкусом автора.

*А* Ни в чем, пожалуй, так не расходятся фантасты между собой (и «са­ ми с с о б о ю » в разных произведениях одного автора), как в «антрополо­ гических» описаниях инопланетчиков.

Вот жители Луны в описании польского фантаста начала века Е. Жу лавского:

«...У них есть крылья, хотя они с трудом пользуются ими... Между со­ бой они объясняю тся при помощ и светящ ихся знаков на лбу....под крыль­ ями из натянутой на костях перепонки есть гибкие змеиные руки с ше­ стипалой кистью. В се тело их покры то черными короткими волосами, мягкими, густыми и блестящими, кроме лба и ладоней... Беззубый рот, окруженный роговым наростом в виде ш ирокого и короткого клюва с крючковатым выступом в середине».

П о мнению Виктора Гончарова, советского писателя 20-х годов, селе­ нит по виду — «слоненок на задних лапах... верхние конечности мускули­ стые и покрытые пергаментной кожей с мелкими черными волоси­ ками...».

П од все детали строения тела своих героев большинство фантастов старается подвести научную базу. Американец Х ью го Гернсбек не только ж ивописует, но и объясняет:

«Р о с т (марсиан) около 10 футов, их огромны е тела похожи на боч­ ку, а сверху возвыш ается больш ая несуразная голова с громадными, словно раковины, ушами шириной около фута и хоботообразным носом длиной 3 фута... глаза... как бы сидят на длинных стеблях, которые мо­ гут удлиняться и укорачиваться, словно подзорная труба... Поскольку сила притяжения на М арсе мала, там никогда не было очень плотной атмосферы. П оэтом у, чтобы не погибнуть, марсианам пришлось значи­ тельно развить свои легкие;

отсю да их колоссальная грудь, из которой практически и состои т все тело».

П о Уэллсу, все тело марсиан состоит из одной головы, а селениты больш е всего похож и на огромных насекомых, наделенных мозгом.

Тут испугаешься! И фантаст Э. Гамильтон написал юмористический рассказ «Н евероятный мир», в котором М арс заселен марсианами из разных фантастических произведений.

«Ошеломленные глаза Л естера различали марсиан, возвышающихся над толпой на двадцать футов и шестируких;

марсиан, похожих на ма­ леньких безруких комариков;

марсиан четырехглазых, трехглазых и мар­ сиан совсем безглазых,,но с щупальцами, вырастающими из лица;

си­ них, черных, желтых и фиолетовых марсиан, не говоря уже о марсианах неопределенных оттенков, анилиново-красного, вишневого, бурого цвета и марсиан прозрачных... Удивительнее всего было, что женщины, все без исключения, были привлекательнее мужчин... лю бая марсианка, бу ­ рая, зеленая, синяя или красная, могла быть образцом земной красоты».

Француз Ф. К арсак перенес на некую планету кентавров из древне:

греческих мифов. Американец Клиффорд Д. Саймак изобрел живые сущ ества, способны е принимать лю бы е формы, в том числе и форму че­ ловека.

Советский фантаст В. Савченко во «В торой экспедиции на странную планету» изображ ает на ней сущ ества в образе космических ракет (за двадцать лет до того они были самолетами и превратились в ракеты в процессе эволю ции).

Д олж ен сказать, что ученые сейчас выдвигают и еще более фантасти­ ческие предположения о возмож ных основах жизни. Как участник Бюра канской меж дународной конференции по связи с внеземными цивилиза­ циями, я слуш ал доклад академика В. Л. Гинзбурга. Он, в частности, говорил о принципиальной возмож ности жизни на основе иных, чем на­ ши атомы, соединений совсем других элементарных частиц.

И на этой конференции на каж дую попытку как-то ограничить кон­ кретными условиями среду, порож даю щ ую жизнь и разум, отвечали хлестким словосочетанием: «космический шовинизм». Среди его разно­ видностей были шовинизм углеродно-кислородно-водородный, солнеч­ ный, звездный, планетный...

Астрономы, физики, биологи отказывались признать свой способ су­ ществования в природе единственно возможным. Они были против ис­ ключительности чего бы то ни было во Вселенной — от человека до про­ цесса возникновения жизни на Земле. А другие условия, другие причи­ ны неизбеж но долж ны вызвать иные следствия, иные формы жизни, в том числе и разумной.

Задним числом они оправдали всех, кто рисовал себе «другие вер­ сии» разума. И тех, кто писал о чужих, но людях — тож е. Человек ведь не исключение (хотя и не правило), значит, природа могла его и повто­ рить.

Н о все-таки, по-видимому, за относительно редкими исключениями, гораздо интереснее и писать, и читать про сущ ества, похожие на людей и по внешности, и по своей психологии. И поэтому-то, мне кажется, че­ ловекоподобные инопланетчики, для которы х фантасты предложили специальный термин — гуманоиды — господствую т на страницах рас­ сказов, повестей и романов. И, главное, потому, что человеческие про­ блемы удобн ее решать, показывая конфликты среди таких же существ.

И. А. Ефремов, впрочем, предложил научное том у обоснование:

«Мыслящее сущ ество из другого мира, если оно достигло космоса, так же высоко соверш енно, универсально, то есть прекрасно. Никаких мыс­ лящих чудовищ, человеко-грибов, людей-осьминогов не должно быть».

И у него в «С ердце зм еи» люди, у которых в каж дой молекуле место кислорода занимает фтор, даж е по росту не отличны от землян. У них другой цвет кожи, но «фиолетовые губы открывают правильный ряд зу­ бов».

Словом, фантасты по-своем у пробую т на зуб коренные проблемы эволюционной антропологии.

Неизбежно ли появление р а з у м а ? — сейчас этот вопрос задают на симпозиумах и конгрессах. Фантасты первыми поставили его — с науч­ ной точки зрения — в книгах, которые, увы, не были вполне научными.

И все же такой приоритет чего-то стоит.

Но главная заслуга прогрессивной фантастики не в том, что она ри­ сует всевозмож ные варианты разумной жизни. Важнее то, что научная фантастика утверж дает: внешние различия не влекут за собой настоль­ ко принципиальных различий духовных, чтобы вызвать непреодолимые 10* враж ду и ненависть. Д аж е взаимное непонимание не должно вести к борьбе на уничтожение. Это — преломление в литературе антирасист ских положений науки и антирасистских тенденций действительности.

Обычаи и правила жизни несущ ествующ их народов! Казалось бы, они могут быть интересны в литературе лишь как антураж, нужны лишь в виде острой приправы к блюду, роль которого играет приключенческий сю ж ет или фантастическая, научная, этическая идея. Но тогда почему столь многие детали из быта выдуманных людей прочно оседают в па­ мяти?

Д аж е этнограф, если он специально не занимается малайцами, вряд ли сразу припомнит правила, которых они придерживаются при еде.

И, н аоборот, не всегда узнает народ по описанию его способа готовить мясо.

Н о достаточно почти л ю бом у услышать:

«Установлено, что за это время не меньше одиннадцати тысяч чело­ век пошли на казнь, лишь бы не подчиняться повелению разбивать яйца с острого конца», чтобы понять, о ком идет речь.

Это ж е о гулливеровских лилипутах!

Верно. Гулливеровских. Лилипутах. Но разве это только о них? Там, где наука описывает, исследует, пытается объяснить генезис явления, увидеть тенденции его развития — там фантастика подхватывает и про­ долж ает эту тенденцию, порою превращ ает рисунок в карикатуру, по­ рою возводит на месте дома дворец, чаще — надстраивает одну из стен дома, чтобы мы яснее увидели прекрасные узоры или, наоборот, трещи­ ны на ней.

Аркадий и Борис Стругацкие создали в своей повести «Трудно быть богом » научно-исследовательский Институт экспериментальной истории.

Его посланцы на чужих планетах живут среди их обитателей, стараясь внешне ничем среди них не выделяться и пробую т — очень осторож но — корректировать историю. Есть среди этих научных сотрудников по край­ ней мере один этнограф — Ш уш тулетидоводус, «специалист по истории первобытных культур, который сейчас работает шаманом-эпилептиком у вож дя с сорокапятислож ным именем».

Не знаем мы пока иных заселенных планет, и этнографам хватает дел на земле, но Институт экспериментальной истории существует.

Функции его выполняет научная фантастика. Пока это мысленные экс­ перименты;

,но ведь в практике человечества они всегда предшествуют модельным и натуральным экспериментам. Впрочем, здесь и в принципе возмож ны только мысленные эксперименты — не поставишь же опыты на людях. А тут в распоряжении фантастов миллионы, миллиарды, трил­ лионы людей, плюс парсеки пространства и тысячелетия времени. Л або­ раторией и полем становится вселенная. Д а экспериментатор еще и зада­ ет не только условия эксперимента, но характеристики его объекта, ма­ ло того — мож ет влиять на результаты опытов.

Ф антаст мож ет как будто делать все, что хочет, не принимая во внимание даж е собственные предыдущие рассказы. И Рей Бредбери ри­ сует нам М а рс то безлюдный, вымерший, то населенный. Изображает марсиан то воинственными, то милыми и кроткими существами. То у него М арс колонизуют покинувшие Соединенные Ш таты негры, причем после ядерной войны на Земле к ним присоединяются остатки белых американцев;

то, наоборот, белые обитатели М арса, узнав о войне на Земле, срочно и поголовно возвращ аю тся на старую родину.

Ф антаст сильнее, чем лю бы е мифические боги, которые, по точному определению древних греков, все-таки не могут сделать бывшее — не бывшим.

Тем не менее есть правила, обязательные и для фантаста, особенно научного, конечно, но и для «ненаучного»-— тоже.

Книги пишут для людей, и книги должны быть интересны, должны волновать читателей, иначе эти книги не нужны. А чтобы читатель не остался равнодушным, произведение искусства обязано так или иначе отраж ать жизнь, воспроизводить действительность. И в самых фантасти­ ческих по м асш табам космических конфликтах мы узнаем земные беды и страсти. А если не узнаем — эти конфликты становятся нам неинте­ ресными. И фантасты уходят в глубины океанов и на чужие планеты лишь для того, чтобы на новой сцене новыми гранями заиграли старые драмы человеческой жизни.

В своих философских построениях и мысленных социальных экспери­ ментах прогрессивные фантасты в большой мере опираются на матери­ ал, накопленный исторической наукой, в особенности первобытной ис­ торией и социологией, то есть дисциплинами, близкими к этнографии и исследующ ими общ ие с нею, а также смеж ные проблемы.

Этнография исследует культуру народов, определяемую иногда как систему условных сп особов действия. Разные культуры — разные систе­ мы условностей. Ученые-этнографы знают, что одна и та ж е житейская проблема в практике разных народов может решаться разными сп осо­ бами. Фантасты куда лучше самых добросовестны х популяризаторов доносят это знание этнограф ов д о своих читателей. Научная фантастика работает над расшатыванием догматического взгляда на мир, показы­ вая условность того, что каж ется абсолютным, а иногда — неизбеж­ ность того, что каж ется случайным.

И далеко не всегда этнография дает материал для фона, на котором развертываются события, как-то связанные с фантастическим разреше­ нием проблем, скаж ем физики. Бывает и наоборот. Физика со своими ракетами, нуль-пространством и прочими аксессуарами дает фон, а дей­ ствие разворачивается вокруг проблем этнографии.

На земле встречаю тся представители разных народов, отличающих­ ся друг от друга, по сущ еству, мелочами. В косм осе могут встретиться два человечества, чуждые друг другу в бесконечно большей степени, разделенные не только расстояниями, но и химическим составом, средой обитания, размерами, бог знает еще чем. Ф антаст поставил над иксом в земном уравнении показатель высокой степени, очистил эксперимент от мелочей.

И над этой пропастью существа, каж дое прикосновение которых друг к другу чревато смертельной опасностью для обоих, соединяют в дру­ ж еском пожатии руки в тяжелых перчатках скафандров. Это — у Ефре­ мова. И то же, в другой форме, у десятков других писателей, советских, польских, американских, японских.

Но бывает и иначе. В от великолепный рассказ Роберта Шекли «П роблем а туземцев».

На планету Нью-Таити прибывает космический корабль с переселен­ цами, странствующ ими уж е пять поколений от звезды к звезде.

Их вож дь произносит речь:

«Н а планете есть туземцы... и как все аборигены, они, несомненно, коварны, ж естоки и безнравственны. Остерегайтесь их. Конечно, мы хо­ тели бы жить с ними в мире, одаряя их плодами цивилизации и цветами культуры. В озм ож но, они будут держ аться друж елю бно по отношению к нам, но всегда помните, друзья: никто не мож ет проникнуть в душу дикаря. У них свои нравы, своя особая мораль. Им нельзя доверять, мы всегда должны быть начеку и, заподозрив что-нибудь неладное, стре­ лять первыми!».

Спрятавшись за кустами, слушает эту речь единственный «ту зе­ мец» Эдвард Дантон, приехавший на планету на несколько месяцев раньше, ходивший здесь в набедренной повязке и как следует заго­ ревший.

Его знание английского рассматривается прибывшими как высокая способность к мимикрии, заявления о миролюбии — как самое черное коварство, попытки объясниться — как беспримерная наглость. Попытка стосковавш егося по ж енском у общ еству юноши поухаживать за приез­ жей девуш кой Анитой вызывает праведный гнев всех (кроме Аниты), по Д антону открывают стрельбу, в результате которой пришельцы пере- !

ранили друг друга. Это, естественно, лишь подтвердило их мнение о враж дебности и коварности многочисленных туземцев.

Д аж е сам Дантон чуть было не поверил, что на Нью-Таити есть або­ ригены.

Напуганные переселенцы предложили Д антону резервацию — для всех его соплеменников. А ему нужна была жена. И он нашел выход.

От имени 'немедленно выдуманных им «цинохов», «дровати», «порогна сти», «ретелльсм бройхов», «вителлей», а также других зависимых и ма­ лых племен Дантон объявил пришельцам войну, а условием мира поставил равноправие плюс скрепление сою за браком между представи­ телями главенствующ их родов переселенцев и туземцев.

Брак был заключен. Но Дантон так и остался для всех туземцем но имени Данта.

«Е го часто навещали антропологи. Они записали все истории, кото­ рые он рассказывал своим детям: древние и прекрасные нью-таитянские легенды о небесных богах и о водяных демонах, о духах огня и о лесных нимфах;

о том, как Катамундре было велено создать мир из ничего за три дня, и какая награда его ожидала... От антропологов не ускользну­ ло сходство нью-таитянских легенд с некоторыми из земных, что послу­ ж ило основанием для целого ряда остроумных теорий. Их внимание привлекли также исполинские статуи из песчаника, найденные на глав­ ном острове Нью-Таити, зловещие, колдовские изваяния, которые, уви­ дав однажды, никто уж е не мог позабы ть (их вырубил сам Дантон во время своего отш ельничества). Вне всякого сомнения, они были созда­ ны некоей древней нью-таитянской расой, обитавшей на планете в неза­ памятные времена, которая вымерла, не оставив по себе следов. Но го­ раздо больш е интриговало ученых загадочное исчезновение самих нью таитян. Беспечные, смешливые, смуглые, как бронза, дикари, превосхо­ дившие представителей лю бой другой расы ростом, силой, здоровьем и красотой, исчезли с появлением белых людей. Лишь весьма немногие из старейших поселенцев могли кое-что припомнить о своих встречах с аборигенами, но их рассказы не внушали особого доверия».

Конечно, этот р'ассказ — острая сатира на ж естокость и расизм ко­ лонизаторов. Концовка ж е бьет по другим настроениям, бесконечно ме­ нее вредным, и все ж е ошибочным, по идеализации «детей природы».

На Земле проблема контакта меж ду культурами, взаимопонимания м еж ду народами, стоящими на разных стадиях развития, сама по себе достаточн о остра. П еред человечеством стоит серьезнейшая задача — удерж ать в своей коллективной памяти богатства, накопленные всеми его разнообразными культурами, позаботиться о сохранении вклада в историю, сделанного и крупными, и самыми мелкими народами. Вза­ имопонимания требует и еще более насущная задача — поддержание прочного мира.

На земле оно возмож но. Ну, а в космосе?

Больш инство писателей-фантастов отвечает на этот вопрос утверди­ тельно.

Во множ естве научно-фантастических произведений ключом к взаимо­ пониманию служ ит общ ий интерес к науке.

В других рассказах, повестях и романах люди разных планет объ­ единяются для общ ей борьбы за справедливость и счастье.

Исследуя старые предрассудки, фантасты всерьез занимаются и «предрассудкам и будущ его». В той неприязни людей к роботам, о ко­ торой писали К- Чапек, А. Азимов, И. Войскунский и Е. Лукодьянов, С. Лем и многие другие, проглядывают элементы расизма, и иногда описание вызванных этой неприязнью конфликтов — лишь средство по новому заклеймить шовинизм. Н о бывает, что фантаст исследует такой конфликт без оглядки на конкретные земные прецеденты. И тогда выяс­ няется, что проблема взаимоотношений людей и машин может стоять остро. У В. Григорьева люди сбегаю т от слишком заботливых роботов.

А Войскунский и Л укодьянов устраиваю т в одной из глав романа «П леск звездных м орей» войну части людей против высокоразвитых ро­ ботов. Поняв, что больш е не нужны человечеству, роботы в романе кол­ лективно кончают.жизнь самоубийством.

Д ругие фантасты пишут и о приходе на землю новой, поистине ма­ шинной цивилизации на смену человеческой, их подстрекаю т иные уче­ ные-кибернетики, всерьез говорящ ие о такой возмож ности. Н о тут мы сталкиваемся с фантастикой, в которой этнографии нечего делать — какое уж е народоописание, если исчезают народы...

Фантасты открыли новые типы семьи — на планетах, население ко­ торых делится не на два пола, а на три, четыре, пять и так далее. Но им не удалось сконструировать незнакомые нашей планете образцы семьи для двуполого человечества. М оногамия, полигамия, полиандрия, групповой брак, промискуитет,— человечество, по-видимому, проверило все возмож ные в принципе формы семьи, отбирая из них наиболее подхо­ дящие к данным условиям, и история не оставила фантастам неисполь­ зованных вариантов.

Что касается вариантов социального устройства общ ества, то у мно­ гих фантастов пользуется большим успехом кастовая система древне­ индийского типа. И. Ефремов в «Ч асе бы ка» разделил население дале­ кой планеты на интеллигенцию, «долгож ивущ их», и людей физического труда, «короткож ивущ их», которым положено законом умирать в двад­ цать шесть лет. Правители планеты решили таким способом проблему излишнего роста народонаселения, и используют для укрепления своей власти враж ду меж ду этими двумя кастами.

Л ю бопы тное общ ество нарисовал Р. Шекли в повести «Билет на планету Транай». В ласть президента и министров ограничивается пра­ вом л ю бого из граждан в лю бой момент уничтожить кого угодно из правителей, доходы граждан перераспределяются путем грабежа, госу­ дарственный сборщ ик налогов действует тем ж е методом, преступлений нет, поскольку они таковыми не считаются. Впрочем, транайца, убивше­ го слишком много своих сограж дан, ж дет смерть от руки одного из чле­ нов правительства — но без всяких судебных процедур.

Разумеется, здесь (как часто в фантастике) перед нами своего рода сатирическая утопия, это, с одной стороны, карикатурное изображение отдельных черт американского общ ества, с другой,— ироническая про­ екция в реальность прекраснодушных мечтаний некоторых анархист­ вующих идеалистов.

В «Четырех четырках» советский писатель Н. Разговоров описал марсианское общ ество, сложивш ееся, увы, после истребительной войны «физиков» против «лириков». Войны, в ходе которой «лирики» были по­ беждены, а из культуры планеты исключили всякие следы их деятель­ ности. Исчезли не только литература и искусство. Исчезли за ненадоб­ ностью даж е домаш ние животные. Эта повесть не стала всего лишь остроумным откликом на нашумевш ую дискуссию. Н. Разговоров сумел тонко показать реванш, взятый эмоциями в душ ах марсиан, с точным юмором продемонстрировать, что человек не может существовать без поэтического элемента в жизни. Не случайно учебник нормативной грамматики на М арсе начинается со слов: «В се окружающ ее нас м ож ­ но подразделить на одуш евленное и неодушевленное, к одушевленному относим мы и подарки. П одарком называется вещь, задуманная вами и сделанная вами для другого». «Учение о подарках» преподается с первого по восьмой класс. На изготовление подарков тратится боль­ шая часть свобод н ого времени марсиан. Человеческое тепло согревает их. И, наконец, происходит и внешнее возрождение «лирики».

М ож но о со б о поговорить о том, как представляют себе фантасты изменения в будущ ем тех нравов и обычаев землян, которые подлежат ведению этнографии, изменения, вызванные переменами в самых раз­ ных обстоятельствах человеческого существования. Вот один пример.

Удлиняется реальный срок человеческой жизни. Над последствиями этого задумы ваю тся экономисты и министры, социологи и историки.

И этнографы — тоже.

А писатели начали примеряться к этой проблеме уж е давно. Чапек написал пьесу «С редство М акропулоса», которая кончается отказом ге­ роев от возмож ности жить -по триста лет. Бернард Ш оу создал пьесу «Н азад, к М аф усаилу» — по имени библейского персонажа, проживше­ го, якобы, несколько сот лет. Советские фантасты обратились к этой теме в самы е последние годы. Один из героев В. Михайлова в силу сцепления случайностей остается вечно молодым. И его самого и всех вокруг волнует мысль: как это отразилось на его психологии? Стал ли он дорож е ценить свою жизнь, не превратился ли, грубо говоря, в тру­ с а — ведь теперь, погибнув, он потеряет бессмертие, сотни и тысячи лет, а не годы.

Н о бессмертный гибнет, спасая пытающ егося покончить с собой ста­ рика, гибнет, отдавая не только свои бесконечные жизнь и молодость, но и секрет бессмертия, который должны были найти при исследовании его организма. Человек победил смерть тем, что принял ее.

А Л. Э дж убов «откры л » планету Стинбу, где люди живут по две ты­ сячи лет. Как ж алею т обитатели Сти-нбы людей с их восьмидесятилетним сроком жизни!

Очень важ ная -способность фантастики состои т в том, что она не просто переносит земные конфликты в другие условия, но резко заостря­ ет сами обстоятельства этих конфликтов.

Мы сталкиваемся с проблемами скученности городского населения, обеднения и уничтожения природы. И. Ф. Пол и С. М. Корнблат (ро­ ман «Операция,,Венера“ » ) рисуют нам мир, в котором ступеньки лест­ ниц административных зданий ночью превращ аются в спальни для ря­ довы х рабочих, процветающие чиновники еле поворачиваются в крохот­ ных Комнатках, двухминутный душ из пресной воды — явная роскошь, а «настоящ ее дубовое кольцо» ценится больш е золотого. Ну, а за ис­ черпанием запасов нефти ездят в педальных автомобилях. Менее паро­ дийные, но не менее грустные черты придают этом у миру американского будущ его во многих своих рассказах Р. Бредбери, Р. Шекли, А. Азимов.

Стандартизация еды, строгая карточная -система, деление всех граждан на разряды, имеющие стр ого заданные права и обязанности... Перед на­ ми мир, где трудно дыш ать и в переносном и в буквальном смысле это­ го слова — недаром герои Пола и Корнблата выходят на улицу, сунув в нос фильтры. Для героев «Стальных пещ ер» Азимова сама мысль о том, что из одного города в другой мож но пройти пешком, под откры­ тым небом, каж ется абсурдной. Нью-йоркцы описанного Азимовым бу­ дущ его никогда не видят солнца, их пугает пейзаж, открывающийся за окном самолета. Азимов уверенно рисует целый комплекс связанных с новым образом жизни привычек, незнакомых нашим современникам.

Айзек Азимов с истинно научной точностью рисует такие детали, кото­ рым веришь.

«Стальные пещеры» — первый из цикла романов Азимова, объеди­ ненных содруж еством двух детективов — человека и робота. В следую­ щих романах цикла повествуется, в частности, о совсем иных изменени­ ях образа жизни на планетах, где сотни лет обитаю т немногочисленные переселенцы с земли.

На одной из этих планет сложнейшей проблемой становится продол­ жение рода. Ее обитатели, окруженные роботами, привыкли к одиноче­ ству и с невероятным трудом переносят общ ество друг друга.

Нелегкое дело — писать о культуре и быте будущего, но по видимому, и сами авторы ряда пессимистических романов не слиш­ ком верят в свои прогнозы. И Рей Бредбери, автор «451° по Фарен­ гейту» книги о времени, когда ж гут книги, все книги (451° по Фарен­ гей ту — температура горения б у м а г и ) — к порою вместе с их хозяе­ вами,— заканчивает свою печальную повесть гибелью американского общ ества, дош едш его д о крайней степени ущемления личности. Зато в живых остаю тся герои повести, посвятившие себя сохранению куль­ туры.

Герои романа Пола и Корнблата улетают на Венеру. Работаю т над совместным решением проблем перенаселенной Земли и недозаселенных планет люди и роботы Азимова. А самое, пожалуй, пессимистическое из всех произведений об общ естве и быте американского будущ его — ма­ ленький, всего на половину печатного листа, рассказ Уильяма Тэнна «Н улевой потенциал». Рассказ об общ естве, которое сделало идеалом человека посредственность, идеалом жизни — покой, что привело к вы­ рож дению человечества.

«...П равящ ая группа, сознавая свою „неисключительность“, избегала бесконечных конфликтов и трений... волей-неволей стремясь как можно бы стрее загладить лю бые серьезные разногласия, так как обстановка напряжения и борьбы грозила создать благоприятные возможности для творчески настроенных, энергичных людей.

...Президент заявил: «Знаете, я заметил, что даж е самый сильный лес­ ной пожар рано или поздно выгорит. Главное — не волноваться».

«...вся система поощрений — в учебе, спорте и даж е на производст­ в е — была... приспособлена для вознаграждения за самые средние по­ казатели и для ущемления в равной мере как высших, так и низших.

Когда вскоре после этого иссякли запасы нефти, люди с полной невоз­ мутимостью перешли на уголь». А позж е «человек, истощив запасы уг­ ля, вернулся в обширные, вечно возобновляющ иеся и неистощимые ле­ са». Окончательно деградировавший человек становится домашним жи­ вотным у разумных собак. Этот рассказ — ответ на воспевание в СШ А посредственности в противовес «интеллектуализму», удар по культу П ростого Американского Парня — культу, который особенно силен был в недавнем прошлом, но и сейчас сохранил кое-какие позиции.


П о версии Уэллса, в будущ ем возмож но, наоборот, не усреднение человечества, а постепенное разделение его на резко отличные друг от друга виды. В «М аш ине времени» перед нами, с одной стороны, потомки эксплуататоров — нежные, красивые и не умеющие работать, лишен­ ные умения мыслить элои, и с другой стороны, подземные труженики морлоки, для которых элои мясной скот.

— Не будет ни того,.ни другого — но фантасты уловили определенные тенденции в развитии капиталистического общ ества.

А некоторые советские фантасты пытаются предсказать хотя бы от­ дельные черты быта будущ его бескл ассового общ ества.

И. Л укодьянов и Е. Войскунский в «П леске звездных морей» демон­ стрируют, в частности, спортивные игры будущ его, где стрельба из лука и полет на маховых крыльях сочетаю тся с сочинением стихов и пением, представляя со б о ю своеобразное интеллектуально-физическое много­ борье. В «П опы тке к бегству» А. и Б. Стругацких для людей будущ его невозможен отказ в помощи, хотя бы они не понимали мотивы того, кто этой помощ и просит. И. А. Ефремов в «Туманности Андромеды » ри­ сует ш ирокую картину грядущ его, где нашлось место для анализа исто­ рической обусловленности новых форм морали и правил социального поведения.

М ногое странно, смешно, неожиданно в конкретных деталях приду­ манного фантастами мира....Но сопоставление удачных и неудачных фантастических произведений ясно показывает, что нельзя выдумывать что угодно, и вымысел подчиняется строгим законам реальности — иначе он становится неинтересен.

Приведенные на протяжении этой статьи примеры взяты часто науда­ чу, из разных областей фантастики, но они в равной степени демонстри­ рую т эту истину.

Фантасты — мастера выдумывать, тут, как говорится, положение обязывает. И все-таки предложенные ими новые типы организации о б ­ щ ества, удивительные обычаи и странные нравы не так уж удивительны и странны для тех, кто знает, какой диапазон обычаев и нравов сущ ест­ вует и сущ ествовал на земле.

Если фантасты придумывают «закры ты е цивилизации», то аналогии им были и на Земле. Д остаточн о вспомнить Китай или Японию, которые по воле своих правителей на целые столетия были закрыты для ино­ странцев.

И необычайные искусства, предназначенные для восприятия путем обоняния и осязания — тож е не такая уж диковинка. Тонкости парфю­ мерии Переднего В остока на рубеж е нашей эры вполне могли бы быть приняты «приш ельцами» за признаки изощренного искусства. А скульп­ тура предков нынешних эским осов создана для того, чтобы ее восприни­ мали не только разглядывая, но и ощупывая. Впрочем, бесполезно и безнадеж но ож идать от фантастов, чтобы они сумели по-настоящему оторваться от почвы земных фактов. По-видимому, это невозможно с философ ской точки зрения. Из земных кирпичиков они строят новое здание. Здание, имеющее собственную ценность. Здание, с планами и деталями к оторого стоит знакомиться без пренебрежения и предвзято­ сти. Я позволю себе напомнить слова Аристотеля о разнице между исто­ риком и поэтом: «...первый говорит о случившемся, второй — о том, что могло случиться;

поэзия более говорит об общ ем, история об единич­ ном». Свифт, пожалуй, лучше всех показал, что это определение поэзии иногда годится и для фантастики.

Бегло коснулся я лишь малой части «контактов» научной фантастики с антропологией и этнографией. М ож но было бы назвать гораздо боль­ ше примеров из каж дого района этих контактов, да и самих районов на сам ом деле больше. Ч его стои т хотя бы район магии!

Ни Бредбери, ни Стругацкие, ни десятки других фантастов не устоя­ ли перед собл азн ом столкнуть X X век с колдунами и ведьмами. Кто из писателей объясняет чудеса телекинезом, к ого занимает приложение научной терминологии к весело поданной чертовщине. Наконец, магия порою мож ет выступить и в роли некоей модели науки вообщ е, роли тем более удобной, что за магию, в отличие от физики или химии, некому обиж аться, когда фантаст ош ибется в своих описаниях. Так поступили с чародейством и волш ебством Стругацкие в веселой повести «П оне­ дельник начинается в су бботу ».

* * * Фантастика — часть литературы. М ож ет ли она что-нибудь дать нау­ ке? На этот счет давно и упорно спорят. Одни видят в фантастах про­ роков и провозвестников всего нового, что несет с собой научно-техниче­ ская революция. Д ругие оставляю т за ними роль регистраторов науч­ ных гипотез, подбираю щ их крохи с чуж ого стола.

Кто ж е они в своем отношении к научной истине? Нет, не они стоят у руля идущего к ней корабля. Большинство пророчеств не так уж удачно и сбы ваю тся чаще всего наименее конкретные предсказания, а их-то легче всего сделать. Н о у этих литераторов есть удивительное чутье на еще не развившиеся, не выявленные тенденции развития общества, направления науки. Там, куда они привлекают ваше внимание, стоит поискать. И часто стоит бояться того, чем они пугают. Фантасты могут порою первыми почувствовать опасность какого-то явления,— как, ка­ нарейка, которую брали в шахты из-за ее особой чувствительности к рудничному газу. Или первыми, как петухи, приветствовать солнце.

Как петухи, без которых солнце все равно взойдет. Но они не дадут его проспать.

Ну, а кроме т о го, настанет ведь день, когда земная этнография ста­ нет частью более общ ей науки, занимающейся населением всех обитае­ мых планет. И по отнош ению к «ксеноэтнограф ии» научная фантастика, мож ет быть, займет место, какое занимает мифология по отношению к истории.

Д аж е если это и преувеличение — простите его любителю фанта­ стики.

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ КРИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ И ОБЗОРЫ ТРАДИЦИИ И НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ R e vo lu tio n und T radition. Z u r R olle der T rad ition im antiim perialistischen Kam pf der V o lk e r A frik a s und A sien s. L eip zig, 1971. T rad ition und nichtkapitalistischer Entwick lu n g s w e g in A frik a. P roblem e der D b erw in d u n g vorkapitalistischer gesellsch aftlich er Ver h altnisse in B a sis und D berbau. Berlin, 1971.

С оврем енны й этап развития м ол од ы х госу д а р ств Азии и Аф рики все более харак­ тер и зуется п е р ех од ом от б ор ь б ы за политическую независим ость к попыткам п реод о­ леть эк он ом и ческую отста л ость, искоренить ф еодальны е отнош ения, осущ ествить гл у­ б ок и е социальны е и культурны е преобр азован и я. Н аи бол ее п оследовательно все эти м еры о су щ е ств л я ю тся в стр а н а х, и збравш и х соц и али сти ческую ориентацию, ставш их на путь некапиталистического развития. Реализация эти х ж изненно н еобходи м ы х мер ста ви т п еред р у к о в о д ств о м стран социалистической ориентации за да ч у — определить с в о е отнош ение к традициям, д оста вш и м ся м ол оды м госу д а р ств а м в н аследство от прош лы х эп ох.

П роц ессы, вед ущ и е в перспективе к коренны м структурн ы м сдвигам в странах «тр еть его м и ра», привлекаю т пристальное внимание и сследователей. Если бурж уазная наука п ы тается затуш евать револю ционны й характер прои сходящ и х перемен, о б о сн о ­ вать за к он ом ер н ость и н еи збеж н ость капиталистического развития эти х стран, т о уче­ н ы е-м аркси сты стр ем я тся п од д ер ж а ть в ы б ор н аибол ее перспективны х путей, выявить преп ятствия, стоя щ и е на пути некапиталистического развития, пом очь революционерам А зии и А ф рики в р а зр а б отк е теорети чески х полож ений, сп особ ств у ю щ и х утверж дению соци али сти ческой ориентации.

В 1971 г. в Г Д Р выш ли д ве коллективны е работы, в к отор ы х исследована весьма важ н ая п робл ем а взаим оотн ош ен и я традиций с н ац ион альн о-освободительной револю ­ цией в целом и с некапиталистическим путем развития в частности. О бе книги напи­ саны коллективом а втор ов п од редакцией и р у к о в о д ств о м Т. Бютнер, И. Зельнов и г. М ёр док а. Н а р я д у с учеными Г Д Р в создании втор ой из эти х книг принял участие известны й ф ранцузский аф риканист Ж. С ю ре-К аналь.

Н ем ецкие и сследовател и поставили перед со б о й за д а ч у определить роль традиций в антиим периалистической б ор ь б е н а р од ов А зии и Африки, вы явить условия преодол е­ ния т е х докап итал и сти чески х общ ествен н ы х отнош ений, которы е сохранились в базисе и н а д строй к е и к о то р ы е п р еп я тствую т п р огресси вн ом у развитию этих народов.

В о б еи х книгах традиции ра ссм а тр и ва ю тся как элементы социальной, политической, д у ховн ой жизни, д оста вш и еся аф риканским н ародам в н а сл едство о т прош лых, уж е уш ед ш и х поколений. В них б ол ее в се го п роявл яется инерция и сторического процесса.

Ученые Г Д Р п одчерки ваю т, ч то к а ж ущ а я ся и звечн ость традиций всецело связана с д а н ­ ным конкретны м человеческим воспри ятием и ч то в действительности лю бая тради­ ция — п р од у к т оп редел енн ого этап а ж изни общ еств а, отр аж а ю щ а я различные стороны эт о г о этапа.

П о св о е м у со д е р ж а н и ю традиции м огу т бы ть прогрессивны м и или консервативны ­ ми, они м о гу т бы ть и спользованы различными классам и и политическими силами для м отивировки св о и х целей, для оправдан и я и защ иты проводи м ой политики. П оэтом у перед и сследовател ем всегд а стои т задач а изучения традиций не как изолированных абстракций, а как субстан ци й, н аход я щ и хся в н еп осредствен ном контакте с политиче­ скими и социальны ми силами да н н ого об щ е ств а, выявления той роли, к отор у ю тради ­ ции и граю т в н астоящ и й м ом ен т и м огу т играть в буд ущ ем. Ученые Г Д Р успешно справились с этими задачам и, п ок азав видоизменение различных традиций в условиях гл убок и х соц и альн ы х и политических преобразован и й, осущ ествляем ы х некоторыми странам и А зии и Африки.


В прош лом колониальны е д ерж а вы ради получения максимальных прибылей при наименьш их за тра та х, а та к ж е созд ан и я н ек оторой социальной базы своего господства в колон и ях ш и р ок о использовали традицию. Б ол ее того, делая «обы ч а й » одной из о с ­ новны х п ра вовы х категори й в колонии, они стрем и ли сь созд ать новые традиции, сд елать их ц ем ентирую щ ей силой всей си стем ы угнетения и эксплуатации народа этой колонии. Е вроп ей ская администрация стрем илась извлечь п ользу из реакционных с т о ­ рон традиции, в т о ж е врем я систем атически разруш ая дем ократические и прогрессив­ ные элементы это й ж е традиции.

О с о б о е внимание теор ети ков колон иального реж им а привлекала общ ина. Ради сохранен и я го сп о д ст в у ю щ и х в ней отнош ений они готов ы были пойти на поддерж ание не тол ь к о ее экон ом и ческой и социальной осн овы, но и регулирую щ их ее ж изнь и д еол о­ гических принципов. Зак остен ел ы е обы чаи и нравы, зам кн утость, ограниченность про­ и зводствен н ы х в о зм о ж н о стей и потр ебн остей — все эт о вполне устраи вало тех, кто б ол ее все го б оя л ся н овш еств, изменений традиционны х структур.

Антиимпериалистическая револю ция смела многие препятствия на пути прогрес­ си вн ого развития н а р од ов, привела к важ нейш им, реш аю щ им сдвигам в их судьба х.

Ж. С ю ре-К а н а л ь справед л и во отметил, что последние год ы колониального реж има и д есяти лети е н езави си м ого развития больш инства стран Африки сыграли гор аздо б ол ь ш у ю роль в их развитии, чем п редш ествую щ и е столетия. Н о в т о ж е время эти сдви ги не и ск л ю чаю т наличия в стр ан ах Азии и Аф рики гр ом адн ого количества тр ади ­ ционных норм, и граю щ их са м у ю различную рол ь в эконом ическом, социальном и поли­ ти ческом развитии.

С этой точки зрения о с о б о е значение п ри обр етает исследован ие воздействий тр а ­ диций на некапиталистический путь развития.

У деляя д о л ж н о е внимание крестьянской общ ине, ученые Г Д Р остан авли ваю тся на попы тках н ек оторы х политических деятелей А ф рики в д охн уть в нее новую' жизнь, ис­ п ол ьзова ть ее обы чаи и порядки, а к ое-где — и ее стр ук тур н ую м одель для создания п редп осы л ок социализм а в деревне. А втор ы убеди тельн о показы ваю т, что подобн ое стремление проец и ровать в прош лое социалистические идеалы несостоятельн о и п ро­ тиворечи т той действительн ой роли, к отор у ю ныне играет общ ина. Она является пре­ пятствием на пути развития производительн ы х сил и эк он ом и ческого прогресса и, что особ ен н о ва ж н о, препятствием к укреплению со ю за п рогресси вн ы х револю цион н о-де­ м ократи чески х сил с крестья н ством, без чего н евозм ож н а политическая и социальная стабилизация го су д а р ств а социалистической ориентации. Так, К. Э рнест пишет, что некапиталистические п реобр азован и я т р е б у ю т «и м п ерати вн ого отк а за » о т всей системы экон ом и чески х и социальны х отнош ений традиционной общ ины. Некапиталистическое развитие н еи збеж но направлено на проведение продум анн ы х плановых мероприятий, п р ед у см а тр и ва ю щ и х п реобр а зова н и е или д а ж е ликвидацию всего комплекса традици­ онны х общ ин н ы х стр ук тур.

Б ол ь ш ое внимание уделили ученые Г Д Р н еоб х од и м ости значительного ограничения или уничтож ения в п р оц ессе некапиталистических преобразован и й института ф еодаль­ ных и патриархально-плем ен н ы х вож дей. Н а многочисленны х примерах авторы пока­ зы ваю т, ч то в св о е м бол ьш и н стве эт о т паразитический слой заинтересован в сохране­ нии к он сервати вн ы х традиций, и бо он сам консервати вен и в силу этого противится лю бы м начинаниям револю ц ион н ы х правительств, ведущ им х коренным изменениям усл ови й ж изни о б щ ества. О пы т ряда аф риканских стран социалистической ориентации п ок а зы вает ва ж н ость ликвидации политических, эк он ом и чески х и юридических позиций фюодалов и в ож д ей, как одн ой из первы х акций револю ц ион н ы х правительств.

И. Герцог, и ссл ед уя политику р у к ов од ств а Танзании по ограничению власти в о ж ­ дей в центральны х и м естн ы х орган а х управления, указы вает, что в осн ове подобной п о­ литики л еж а л о т в е р д о е у беж д ен и е в н еоб ход и м ости уничтож ения этой прослойки « с о б ­ ствен н ы х» эк сп л уа та тор ов. П ричем, если первоначально правительство отстраняло от власти тол ь к о крупн ы х вож дей, то после А р у ш ск ой декларации 1967 года, озн ам ен о­ вавш ей реш ительный п о в о р о т в ст о р о н у социалистической ориентации, уж е все вож ди и старейш ины были лишены св ои х прерогатив. О дн оврем ен н о началось наступление на экон ом ические позиции эти х социальны х слоев. Были отменены некоторые феодальные обы чаи, н ачалось созд ан и е так назы ваем ы х «деревен ь социализма».

Г. М ё р д о к в ста ть е о влиянии традиционны х сил на стр ук туру общ ественны х о т ­ нош ений и на правовы е ф орм ы госу д а р ств а та к ж е отм еч ает ра стущ ую б ор ь б у м ол од ы х го су д а р ст в с ф еодальны м и патриархально-племенны м укладом.

Г. Л аунике, изучая полож ен и е традицион ны х сил в Руанде, пришел к вы воду, что иные б у р ж у а зн ы е ученые вкупе с колониальными властям и пытались в прош лом в ся ­ чески см азать, за туш ев ать к л а ссо в у ю диф ф еренциацию руандийского общ ества. В ы д е­ лив в это м о б щ е ств е го сп о д ст в у ю щ у ю к а сту, они утверж дал и, что ее возникновение и го сп о д ст в о всец ел о свя зан о с этническим ф а ктором. Н а многочисленны х примерах Г. Л аун и ке д ок азы вает, ч то не к а ста н ом а д ов-тутси, а ф еодалы различного этнического п р ои схож д ен и я соста вл я л и госп од ствую щ и й кл асс в Руанде, и именно с этим классом приш лось стол кн уться в первы е ж е дни н езависим ости республи кан ском у правитель ству..

Ученые Г Д Р уделили внимание и та к о м у ва ж н ом у эл ем енту социальной стр ук ту­ ры, как больш ая патриархальная семья, показав ее роль в соврем ен ном африканском о б щ е ств е и перспективы дальнейш его развития. О ни указы ваю т, что больш ая патри­ архальная семья, хо тя и осн ован н ая первоначально на принципах взаимопомощи и к оллекти вн ого тр уд а, отя гощ ен а сей час возр а стн ой олигархией, характеризуется к осн о сть ю в п р ои звод стве и д у х ов н ой ж изни и п отом у является серьезным препятст­ вием для прогресси вн ого развития стран Африки.

К. Э рн ест считает, что социалистическая ориентация тр ебу ет полного преобразова­ ния бол ьш ой семьи, ликвидации всей систем ы ее социальны х и экономических отноше­ ний. Б ез эт о г о н евозм ож н о м оби л и зовать крестьянские м ассы на увеличение производ­ ства, на созд ан и е совр ем ен н ого к ооп ера ти вн ого хозяй ства. В т о ж е время ликвидиро­ вать бол ь ш ую сем ью нельзя кавалерийским н а ск оком : для эт о г о потребуется много­ гранный и слож ны й п р оц есс п реобразован и й, к оторы й в конечном счете долж ен при­ вести к ф орм и р ован и ю м алой семьи, связан н ой с индивидуальным прои звод ством и за­ интересован н ой в развитии прои зводи тельн ы х сил.

Значительное м е сто в об еи х книгах отведен о традиционны м правовы м и судебным систем ам. А в то р ы подчерк и ваю т н еоб х од и м ость их п реобразован и я в условиях станов­ ления н езависим ы х суверен ны х госу д а р ств. Г. М ёр д ок отмечает, что изгнание колони­ за т о р о в ср а з у ж е поста ви л о перед р у к ов од ств ом м ол од ы х госу д а р ств зад ач у создания национальных п ра в овы х и суд еб н ы х систем, соотв ет ств у ю щ и х новы м политическим и социальны м стр ук тура м. Задача эта ок азал ась особ ен н о слож н ой из-за препятствий в виде м н ого о б р а зи я в сех эти х систем, госп од ст в а обы ч н ого права, иногда искусствен­ но п од д ер ж и ва вш егося колониальными реж имами. П ричем п ереход на некапиталисти­ ческий путь развития ещ е б ол ее о б о ст р я е т столкновения с такими традиционными ф ор­ мами закон а и суда.

О пы т ря д а стран (например, Танзании) показы вает, ч то револю цион н о-дем окра­ тические партии и правительства, реф орм и руя п р а в овую и су д еб н у ю системы, превра­ щ а ю т обы ч н ое п раво в со ста в н у ю ч а сть национальной правовой системы, кодифици­ р у ю т и о б ъ е д и н я ю т различные си стем ы эт о г о права, используя тем самым позитивный потенциал, накопленный в нем. Ч то ж е к а са ется су д еб н ы х орган ов, т о их реф орм иро­ вание наш ло св о е отр аж ен и е в интеграции м естн ы х племенных су д ов в единые нацио­ нальные суд еб н ы е органы.

Значительный интерес п р ед ста вл я ю т та к ж е исследован и я ученых Г Д Р о взаим о­ отн ош ен и я х традиций и д у х о в н о й жизни аф роази атск и х н а родов. Г л уб ок о и всесторон ­ не р а ссм а тр и ва ю тся пробл ем ы создан и я еди н ого национального языка, становления национальной литературы, состоя н и я и ск усств а религии, образовани я. Серьезно и с­ сл ед у ю тся соврем ен ны е учения револю ц ион н ой дем ократии. Так, Г. Хёпп рассм атри­ вает характер и функции од н ой из многочисленны х ф орм м ел к обур ж уа зн ого социализ­ ма различны х наименований и направлений, а именно «и сл а м ск ого социализма».

П од чер кн ув, ч то са м ф акт увлечения социализм ом сви д етел ьствует о р осте общ его интереса к эт о м у учению, а втор в т о ж е врем я указы вает на реф орм аторский характер ряда п ояви вш и хся концепций. В ч астн ости, «исламский соц и али зм » является идеологи ­ ческим синтезом интерпрети рован н ого ислама и м ел к об ур ж уа зн ого социализма. Г. Хёпп указы вает, ч то п е р ех од незави си м ы х го су д а р ств к эта п у социалистической ориентации н еи збеж н о п о тр е б у е т принятия идей н аучн ого социализма.

В о б е и х книгах о свещ а ется б ол ь ш ое количество д р уги х проблем, непосредственно связан н ы х с важ нейш ей задачей ликвидации тех традиционны х социальных и полити­ ческих и н сти тутов, а та к ж е м ногих прош лы х представлений и понятий, к оторы е оказы ­ в а ю тся п реград ой на пути прогресса.

В ы х о д в св е т н овы х р а б о т наш их коллег из Г Д Р за сл уж и в а ет серьезн ого внимания учены х С о в е тск о го С о ю за. В книгах сделан новый ш аг на пути м арксистско-ленинско­ го изучения сл ож н ы х пробл ем развития стран Азии и Африки.

В. Я. Кацман НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО КУЛЬТУРЕ МАЙЯ Р. В е с q u е 1 i п. A rch e o lo g ie de la reg ion de N ebaj (G u a tem a la ), «U niversite de Paris. M e m o ire s de 1’ Institut d ’ E th n olog ie», II. P aris, 1969, 321 p.;

G. F. A n d r e w s.

E dzna, C am peche, M e x ico. Settlem ent patterns and m on um ental architecture. Eugene, 1969, 149 p. W. R. B u lla rd (e d.), M o n o g ra p h s and papers in M a ya a rch a eology, Papers of the P e a b o d y M u seu m o f a rch a e o lo g y and e th n o lo g y », vol. 61, C a m b ridge, M ass., 1970, 502 p.

Значение древней культуры н а р од ов майя для изучения специфики развития куль­ туры М есоам ерики и в о о б щ е древней Америки общ еи звестн о. О дн ако эт о не означает, что древняя к ультура майя в н а стоя щ ее время м ож ет считаться д оста точ н о изученной.

Д о си х пор по ц ел ом у ря д у в о п р о со в нет ещ е д оста точ н ы х сведений, из-за чего н евоз­ м ож н о п остроен ие общ ей картины. П о э т о м у н овы е материалы, воспол няю щ ие сущ ест­ вую щ и е лакуны или вн ося щ ие значительные изменения в преж ние представления, о с о ­ б о ценны для и сследовател ей древн ем ай яской культуры.

Е щ е в 1931 г. известны й американист Ф. Терм ер указал на ва ж н ость археол оги ­ ч еск ого изучения об л а сти Н е б а х в Г ватем але. Д ействи тел ьн о, у ж е по своем у географ и­ ческ ом у п ол ож ен и ю на северном склон е Гватем альски х К ордильер этот район является центром, где ск рещ и ваю тся пути м еж д у горной и низменной частями страны. Вероятно, и в д р евн ости о б л а сть Н еба х бы ла нем аловаж ны м м естом к он тактов м еж ду горными майя и ж ителями П етена. П о э т о м у исследован и е культурн о-и сторической роли данного рай он а бы л о од н ой из насущ ны х задач майяской археологии. В последние два десяти ­ летия о б л а сть Н ебах, наконец, стала об ъ ек том интенсивного полевого изучения. Резуль­ та та м экспедиции Ф р ан ц узск ого н ационального центра научных исследований, руково­ ди м ой П. Беклэном, и посвящ ен а рассм атри ваем ая книга.

Беклэн р а б ота л в Н еба х е три полевы х сезона (1964— 1965);

кром е Н ебаха, им были и ссл ед ован ы долина в верхнем течении р. Ш ак бал ь и долина Акуль. В ы бор этих пунк­ т о в сл ед у ет признать удачны м, так как он п озволяет в о ссо з д а ть картину исторического развития почти на всей терри тори и области.

Книга д ели тся на три части. В первой ра ссм а три ва ю тся географ ические условия район а, исторические, лингвистические и этнограф ические данные. В се главы написаны на хор ош ем научном ур овн е;

ж аль лишь, что Беклэн н едоста точ н о использовал очень интересны е сообщ ен и я, со д ер ж а щ и еся в хрониках киче и какчикелей. В тор а я часть посвя щ ен а опи сан ию и анализу д об ы ты х в раскопках материалов. Н аконец, в третьей д ел а ется попы тка о б р и со в а ть развитие м естны х ф орм культуры майя по данным стр а ­ тиграф ии и сравни тел ьн ом у анализу н а х од ок ( с раннеклассического периода д о врем е­ ни и сп ан ск ого за в о е в а н и я ). В семи прилож ениях при водятся обш ирны е материалы по к ал ен д ар ю майя, керамике, погребен иям, тайникам и др. В целом монограф ия Беклэна очень интересна и полезна, та к как тол ьк о п одобн ы е исследования отдельны х регионов м о гу т в конце к он ц ов д а ть п од р об н у ю и точ н ую картину развития культуры древних майя.

Таким ж е темным пятком в археологии майя д ол гое время оставалась северная ч асть ш тата К ампече (М ек си ка ) с интересными развалинами гор ода Эц’ на. В 1968 г.

экспедиция О р е го н ск о го ун и верситета п о д р у к о в о д ств о м проф. Д ж. Ф. Эндрьюса (р а ­ нее и ссл ед ова в ш его К о м а л ь к а л ь к о ') провела детал ьн ое обсл ед ован и е городищ а. В ре­ зу л ь та те р а б о т бы ла созд ан а п од р обн а я и точная карта Э ц’ ны, сделаны обмеры и ри­ сунки в сех а рхи тектурн ы х пам ятников и заф иксированы сохранивш иеся стелы и иерог­ лиф ические надписи. В рецензируем ой книге опубли кован ы д обы ты е экспедицией дан­ ные (п оп утн о отм етим, что в п од обн ы х р а б ота х, рассчитанны х на м еж дународную а уд и тори ю, п ора у ж е перейти на м етрическую си стем у, а не да ва ть размеры в ф у­ т а х ).

В ы ясн и лось, что Э ц’ на бы ла в древн ости значительным центром и сущ ествовала с д ок л а сси ч еск ого пери ода. Н ек отор ы е черты в а рхи тектуре гор оди щ а позволяю т д у ­ м ать, что первоначальн о Э ц ’на испы ты вала определенное влияние ольмекской культу­ ры, что для Ю катан а является почти сенсацией. К сож ален ию, автор отчета не заметил э т о г о ф акта. В бол ее позднее время в зод ч еств е м а стер ов Э ц ’ны сочетаю тся черты как к л а сси ч еск ого П етена, так и ха ра к тер н ого для дан н ого района стиля Пуук. Уж е два эти о б сто я те л ь ств а м о гу т вы зы вать к Э ц’ не повыш енный интерес исследователей к ультуры майя.

Б ога та Э ц ’ на и скульптурны ми, и эпиграфическими памятниками. В книге даны ф отограф и и и п рори совки стел и надписей на них, а та к ж е ф рагм ентов монументальной н адписи на лестнице ч еты рехэта ж н ой пирамиды. О с о б о е внимание привлекают стелы 8 и 9 с необы чны м расп ол ож ен и ем д в у х ф игур, обра щ ен н ы х спинами д р уг к другу. Эти памятники п о д т в е р ж д а ю т ги п отезу Т. П р оск ур я к овой о проникновении в данный район к а к ой -то неи звестной культуры, подавивш ей на определенн ое время классические тр а ­ диции Э ц ’ны 2. К книге Э н др ью са при л ож ен о 5 отдельн ы х карт городищ а.

Ш е сть д е ся т первы й т о м «З а п и сок м узея П и б о д и » посвящ ен 40-летию научной д ея ­ тельн ости д в у х вы д а ю щ и хся специалистов в обл а сти майяской археологии — братьев О. Л. и Р. Э. С мит. И х р а б оты в В аш актуне, С ан-А густи н -А касагуастл ане, К’ ами нальхуйу, Н е б а х е и М айяпане ш ироко известны всем заним аю щ им ся историей куль­ т ур ы майя.

Т ом отк р ы в ается бол ь ш ой р а б о т о й Г. Э. Д. П оллок а «А рхитектурны е заметки по нескольким гор оди щ а м о бл а сти Ч енее». М атериалы для нее в основном были собраны в о врем я экспедиций автор а в 1936 г. и Б рэй н ерд а-Р уп п ер та в 1949 г. П оллок тщ атель­ но оп и сы ва ет гор од и щ а Х о ч о б, Эль Т абаскен ьо, Ц ’ибильтун, Ц ’ибильнокак, Н охкакаб, Чанчен, Ц ’е хк ’ абтун, Н окучич, С а н та -Р оса -Ш та м п а к, Х унтичмуль I, Ушмаль, причем п еред описанием д а ю т ся краткие разделы о б эти м ол оги и названия, географ ическом п о­ лож ении, источн иках в од осн а бж ен и я, разм ерах, ориентации и т. д. В заключительном разделе р а ссм а тр и ва ю тся воп р осы хронол оги и развития стиля Ченее и соотнош ения и связи его с д руги м и архитектурны м и стилями майя. Р а б о та Г. Э. Д. П оллока дает м н ого н о в о го в а ж н о го м атериала и вм есте с рецензируемой выше монограф ией Д ж. Ф. Э н др ью са сущ еств ен н о воспол н я ет наши знания по мало изученному пери оду П уук.

1 G. F. A n d r e w s, C o m a lca lco, T a b a sco, M ex ico. A n architectonic survey, U n iver­ sity o f O re g o n, E u gen e, 1967.

2 T. P r o s k o u r i a k o f f, A stu dy of cla ssic M a ya sculpture, W a sh in gton, 1950, p. 159.

С л ед ую щ ая р а б о та (Р. У ок оп а ) «П р отои стор и ч еск а я керамика Горной Гватемалы», как у ж е п ок а зы вает ее название, посвящ ен а описанию и классификации поздней (X I — X V I в в.) керамики, найденной в гор од и щ а х гва тем а л ьск ого нагорья. Э то обш ирное и ссл ед ован и е пред ставл я ет с о б о й п родол ж ен и е и развитие ранее опубликованны х работ т о го ж е а в т о р а 3. О тличительной чертой их является ш ирокое и продум анн ое исполь­ зован и е дан ны х письменны х источников, в ч астн ости «П о п о л ь -В у х », «Л етоп и си какчи келей » и «Р о д о сл о в н о й влады к Т отони капана». И ссл едован и я Р. У окопа да ю т немало полезн ы х данны х по палеоэтнограф ии киче, какчикелей, п ок ом а м ов и д ругих индейских н а род н остей Гватем алы, и сл ед у ет пож ел ать их продолж ения.

В следую щ ей статье (У. Р. Б у л л эрд а ) и зл агаю тся результаты его исследований в 1956— 1959 гг. гор оди щ а Т оп ош те на оз. И аш ха (департам ен т Петен, Г ва тем а л а ). Р а б о ­ та Б ул л эрд а посвящ ен а и сследован и ю тол ьк о поздн его этапа ж изни городищ а, который а втор д а ти р ует X III — X V I вв. И зл агаю тся данные о памятниках зодч ества и монумен­ тальной скульптуры, д а ется подробн ы й анализ керамики. В заключение рассм атри вает­ ся в о п р о с о св я зя х Т оп ош те и ица. Б ул л эрд при ходи т к вы воду, что археологические материалы гор од и щ а п о д тв ер ж д а ю т указания майяских хроник о том, что сфера влия­ ния ица д ости га л а С евер н ого П етена.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.