авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н В 1926 Г О Д У ВЫ Х О Д И Т 6 РАЗ в г о д 3 Май — Июнь ...»

-- [ Страница 6 ] --

при этом они к а к бы все врем я см отрят на себя со стороны, кон троли рую т себя. И ссл ед овател и приш ли к выводу, что с точки зрения соврем енной психологии ш а м ан а нуж но рассм атр и в ать к а к «личность, о б л ад аю щ у ю необы чайно больш ой способностью кон такта со своими собственны м и зап ас ам и п ереж иван и й вплоть до невербального уровня, а т а к ж е строить ком бинации, неуловим ы е и не п рослеж и ваем ы е на этом, уровне» 22. Это явлен и е т а к ж е хар актер н о именно д л я худож ественного м ы ш ления и со став л яет важ н ей ш и й аспект психологии творчества вообщ е.

П олученны е р езу л ьтаты д ал и основание одному из инициаторов экс­ п ери м ен та, Б ойеру, прийти к заклю чению, что в целом ш ам аны — типич­ ные п р ед стави тел и племени апачей и п роявляю т полное психологическое соответствие с ними. И х отличие — в больш ей потенциальной творческой энергии.

Е сли мы теперь снова верн ем ся к истории вопроса о личности ш а­ м а н а, то нам придется кон стати ровать, что ум озрительны м путем невоз­ м ож но прим ирить крайн и е точки зрен и я. Д а ж е эксперим ентальны е ис­ след ован и я не о б л ад аю т абсолю тной д о казател ьн о й силой. С помощью эксп ери м ен та н аш ли п одтверж дени е взгляд ы, противополож ны е друг другу. И зав и си т это отню дь не от недостаточной точности или тщ ател ь­ ности процедуры исследован и я, а п реж де всего от позиции исследовате­ л я. Спор ч асто носит схоластический х ар а к тер и м ож ет п родолж аться бесконечно, потом у что основа его — принципиально разны й подход к изучению культур иных психических типов, иного уровня общ ественного созн ан и я, чем та, к которой п ри н ад л еж и т и сследователь, а так ж е разное п ред ставлен и е о том, что так о е «норма» поведения. И сследуя личность ш а м ан а, учены й им еет д ел о с культурой, хронологически и этнически отд ал ец р о й от своей;

ем у в зн ачительной степени чуж ды структура соз­ н ан ия и н равы д ал ек и х от него народов. Тем не менее, он невольно оп и сы вает к у л ьту р у в привы чны х д л я него категори ях, прим еняет к ней м ерки, идеи, п р ед ставл ен и я, п орож денны е соверш енно другой эпохой и другой культурной традицией. К а к и с к а ж ае т подобный метод реальную картин у (преим ущ ественно н а прим ере средневековой культуры ), пре­ красно п о казан о в тр у д ах Ю. М. Л о тм ан а, М. И. С теблина-К аменского, Д. С. Л и х а ч е в а 23, п ризы ваю щ их подходить к лю бом у культурному яв ­ лению с точки зр ен и я им м анентно вы раж ен н ы х в них представлений.

М ож ет быть, ещ е в больш ей степени это относится к древним культу­ рам, в которы х сохранились черты ш ам ан ского ком плекса. Конечно, 21 А. С. М и т р о ф а н о в /-О '.с т р у к т у р е художественного мышления и попытках его моделирования, «Методологические основы общественных наук», вып. 2, М., 1971, стр. 134— 136.

22 O dd N о г d 1 а п d, Указ. рф5.,'р. 185.

23 Ю. М. Л о т м а н, Л екции, по структуральной поэтике, Тарту, 1964;

е г о ж е, К проблеме типологии культуры, в кн. «Труды по знаковым системам», Тарту, 1967;

е г о ж е, Об оппозиции «честь«-т'слава» в светских текстах Киевского периода, Там же;

е г о ж е, О метаязы ке типологических описаний культуры, Там ж е, Тарту, 1969;

е г о ж е, Статьи по типологии культуры, Тарту, 1971;

Д. С. Л и х а ч е в, П оэтика древне­ русской литературы, Л., 1969;

М. И. С т е б л и н - К а м е н с к и й, Мир саги, Л., 1971.

с точки зрения той культуры, которая п риним ается з а норму, д ругая система культуры восприним ается не к а к к ул ьтура иного психического' типа, не как непохож ая, а к а к не соответствую щ ая некой норме. И к по­ ведению ш ам ан а в таком сл уч ае прим еняется, по словам Ю. М. Л отм ан а, другой код неидентичной кодовой структуры, которы й не деш иф рует его 24. К роме того, надо учесть, что сам о понятие нормы не только р а з ­ лично в разны х ко ллективах, но им еет многоступенчаты й х ар а к тер внут­ ри одного коллектива 25.

Я вления ш ам анского ком плекса п р и н ад л еж а т кул ьтуре иного психи­ ческого «спектра» и в пространстве (они сущ ествую т в н астоящ ее врем я н аряд у с другим и к у л ь ту р ам и ), и во врёме'йи (они п редш ествую т неко­ торым неш ам анским ку л ь ту р ам ). П оэтом у к 'н и м и неприм еним ы кри те­ рии, вы работанны е при изучении культур 'европейских народов. К ш а ­ м ану неприлож имы и чисто рац и оналистические нормы логического' мыш ления. Это озн ачает, что вопрос о личности ш а м ан а в том виде,, в каком он сущ ествует, просто отп ад ает. С точки зрен и я понятий и п ред ­ ставлений той культуры, вы разителем которой он яв л яется, ш ам ан, ко­ нечно ж е, человек вполне норм альны й.

П роблем а «нормы» зан и м ает особое место в этнограф ически х иссле­ дованиях. Р. Б ен еди кт считает ненорм альны м ч еловека, поведение к о ­ торого не соответствует господствую щ им в его культуре норм ам. О не­ обходимости учиты вать относительность понятия «норм а» при изучении, ш ам ан и зм а и религии говорит И. М. Л ью и с в своей н едавно вы ш едш ей книге. Т ак ая ж е мы сль содерж ится в у казан н о й вы ш е р аб оте И. А. Ч е р ­ нова: поведение человека считается н орм альны м, если оно не вы падает из общ епринятой системы поведения в данном социальном орган и зм е и не вы зы вает эм оциональной реакц ии (полож ительной или о тр и ц а тел ь ­ ной) у других членов коллектива. П оведение ш а м ан а вполне уд о вл етво ­ ряет этим требованиям 26. Его поведение не только не в ы п ад ае т из о б ­ щ епринятой системы поведения в данном коллективе, но и оказы вает на нее в известном см ы сле ф орм ирую щ ее влияние. Б л а г о д а р я своим з н а ­ ниям и особой технике, путем сам овнуш ения и сам окон трол я он п р е к р а с ­ но владеет своей психикой, доводя себя до состояния, внеш не сходного с безумием, но никогда не в п ад ает при этом в бесконтрольную истерию.

О б л ад ая повышенной реф лективной способностью, он м ож ет «м од ели ­ ровать» психику д ругих лю дей и таким об разо м у п р а в л я ть психологи­ ческой атмосф ерой и сознанием своих соплеменников. И если в се-таки неизбеж но приходится в наш их п онятиях говорить о сущ ности действий ш ам ан а, то нужно проводить ан алоги ю с актером и худож ником в сам ом широком смысле слова. П о х ар а к тер у м ы ш ления и поведения, в котором обязательно присутствует «игра» — р еал и зац и я одноврем енно двух п л а ­ нов — практического и условного, ш ам ан а скорее м ож но сравн и ть с актером. Такое сопоставление отню дь не п ар ад о ксал ьн о. П а р а л л е л ь «ш ам анское кам л ан и е — театр ал ьн о е действие» не р аз п р о во д и л ась исследователям и. В. Н. Х арузин а отм ечал а таки е элем ен ты д р а м а ти ч е ­ ского искусства в кам лании, к а к перевоплощ ение, д и алоги, м им ика, ж есты. О на п о к аза л а, в основном на м атер и ал е сибирского ш а м ан и зм а, к ак элем ен тарн ы е формы драм атического п ред ставл ен и я в кам л ан и и, так и слож ны е многоактны е действия с массою действую щ их лиц, ис­ полняемы е одним ш а м а н о м 2Т О бразн ое сравнение ш а м ан а и арти ста.

вскользь вы сказы вается В. Ш мидтом, видевш им в ш ам ан ской практике 24 Ю. М. Л о т м а н, К проблеме типологии культуры, стр. 32.

25 И. А. Ч е р н о в, О семиотике запретов, «Труды по знаковым системам», Тарту, 1967, стр. 54.

26 R. B e n e d i c t, P a tte rn s of culture, London, 1935, p. 258— 270;

I. M. L e w i s, F.static religion, M iddlesex, 1971, p. 184— 187;

И. А. Ч е р н о в, Указ. раб.

27 В. Н. Х а р у з и н а, Примитивные формы драматического искусства, «Этногра­ фия», 1928, № 1, стр. 29—43.

корни п роисхож ден ия т е а т р а 28. М ы сли В. Ш м идта разви л Д. Ш рё­ дер, которы й р ассм атр и в ал ш ам ан ское кам л ан и е к ак своеобразный театр одного ак тер а, где в одном лице и в одном действии соединились м иф ология и р и ту ал, мистерии, охотничьи пляски, т. е. все те представ­ ления, которы е в р азн ы е периоды истории вы делились в сам остоятель­ ные виды искусства 29. О д н ако до сих пор больш е отм ечалось внешнее сходство ш ам ан ского к а м л ан и я с д рам ати ч ески м представлением. Но суть д ел а не столько в том, что ш ам ан ское кам л ан и е по своему сод ерж а­ нию и ф ункциям нап ом и нает театр ал ьн о е представление. Главное, что у и сполнителя — ш а м ан а и ак тер а — родствен ная, вернее, одна и та ж е п сихологическая основа творческой деятельн ости : способность мы слить чувственны м и о б р азам и и о б р ащ аться к зап ас ам преж них переж иваний.

В теории психологии актерского творчества К. С. С таниславским был вы делен р яд элем ен тов духовной и физической природы артиста, б л а­ го д ар я которы м происходит зарож д ен и е эмоций и внеш нее проявление этих эмоций. К ним относятся: за п а с ж и зненны х впечатлений, видения внутреннего зрен и я, устойчивое внимание, разви тое воображ ение, эм о­ ц ион ал ьн ая п ам ять, натрен и рованн ое тело и д р. 30. Б л а го д а р я взаи м о­ действию и в заи м о связи этих элем ентов актер м ож ет привести себя в естественное творческое состояние (К. С. С таниславский н азы вает его сам очу встви ем ). Н етрудн о зам ети ть, что тот ж е внутренний механизм х ар а к тер и зу ет и ш ам ан а: зап ас ж изненны х впечатлений у ак тера то ж е, что и способность регрессии у ш ам ан а, внутреннее видение ак тера м ож ­ но соп остави ть с образн ы м и представлен и ям и у ш ам ан а. Подобно тому к а к арти ст у п р ав л я ет своим творческим процессом по определенным зак о н ам природы, в ы зы в ая вдохновение, т а к и ш ам ан о вл ад евает внут­ ренней техникой своего искусства, суть которого — сознательное уп­ равл ен и е п одсознательны м, или, к а к говорил К. С. С таниславский, «естественное возбу ж ден и е творчества органической природы с ее под­ сознанием » м. Б л а г о д а р я этом у ш ам ан м ож ет вы звать в себе внутреннее п ереж и ван и е такого состояния, когда ем у действительно каж ется, что д у ш а п оки дает телесную оболочку и вступ ает в кон такт с миром духов (состояние э к с т а з а );

он способен п еред ать внеш нее воплощ ение этого состояния в акте кам л ан и я. Н о м н огогран ная тем а «ш аман и актер» тре­ бует сам остоятельн ого и сследован и я и к тем е «личность ш ам ан а» в ее традиционном поним ании прям ого отнош ения не имеет.

28 W. S c h m i d t, D er U rsp ru n g der G ottesidee..., M iinster, 1926, S. 326, 334.

Ш ам ан отнюдь «е нервно или психически больной, скорее он психиатр. Д анные об этом см. в кн.: В. А. Т у г о л у к о в, Следопыты верхом на оленях, М., 1969, стр. 171— 173.

29 D. S c h r o d e r, Z ur S tru k tu r des Scham anism us, «A ntropos», 1955, № 4—6, S. 875—876.

30 К. С. С т а н и с л а в с к и й, Собр. соч., т. 2, М., 1954, стр. 6.

31 Т а м ж е, стр. 6.

Е. А. Т у д о р о в с к а я ПРОБЛЕМА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ НАРОДНЫХ ВЕРОВАНИЙ И СКАЗКИ (НА М АТЕРИАЛЕ СЮ Ж ЕТА «О ЗА П РО Д А Ж Е ВОДЯНОМУ») В статье «Н екоторы е черты докл ассового м и ровоззрен ия в русской народной сказке» 1 мы в числе других сказочны х сю ж етов, сл ож и вш и х­ ся в доклассовом общ естве, рассм отрели с к азк у «М орской ц ар ь и В аси ­ л и с а П р е м у д р а я » 2. С равн и вая ее с архаической м арий ской сказкой «С реброзубая П ам палче», а та к ж е с другим и ан алогичны м и ск азк ам и народов, сохранивш их отдельны е черты, бли зкие к родовом у быту, мы стремилйсь п о казать, что сю ж ет этой ск азки построен н а столкновении человека, члена рода, с «хозяином ры б» — В одяны м. В м арий ской с к а з ­ ке В одяной у хвати л стари ка ры болова з а бороду и в у п л а ту з а ры бу потребовал себе в ж ены дочь стари к а, прекрасную, «среброзубую » П а м ­ палче. Д евуш ка, вы н уж ден н ая согласиться на этот б р ак, все ж е беж ит о т поезж ан своего страш ного ж ен и ха и сп асается от их п ресл ед ован и я с помощью располож енны х к ней ж ивотны х и своей небесной сестры.

Д а ж е если эта с к азк а и сви детельствует о каких-то д ревни х родовы х обы чаях (принесение ж ертвы В од ян ом у), то она ж е говорит и о том, что человек сопротивляется им и п о б еж д ает в этой борьбе. Э то не м и ф ол о­ ги ческая бы личка, а ск азка.

В русском ф ольклоре известны ск азки, восп роизвод ящ ие (в своем начальном эпизоде) д етал и ск азки о «среброзубой» П ам п ал ч е. Героиня этих сказок — девуш ка, зап р о д ан н а я родителям и В одяном у, т а к ж е с п а ­ сается бегством (при помощ и к о зл а — в этом р азл и ч и е с м арийской ск азко й ). В стречаясь с п оезж ан ам и В одяного, он а отвеч ает н а их во­ просы точь-в-точь к а к П ам п ал че. П осле эп и зо д а спасен ия д евуш ки эти ск азк и переходят в ск азк у типа «С естри ц а А лен уш ка и б р атец И в ан у ш ­ ка», где роль И вануш ки, п ревращ енного в козл ен оч ка, и гр ал козел, с п а ­ саю щ ий героиню.

В ряд ли, однако, м ож но считать эти ск азк и исконно русским и и су ­ дить по ним о тех или иных чертах русского сю ж ета. Они почти точно повторяю т сю ж ет одной из карел ьски х ск азок. Х арактерн о, что русские ск азки этого типа в больш инстве своем собраны в К арели и : Н. Е. Онуч ков зап и сал такие сказки в С умском п осаде (О н еж ски й за л и в Б ел ого моря) и в Я ндом озере (П етрозаводски й у е зд );

А. И. Н икиф оров — в З а он еж ье (К ом лево, н едалеко от Я ндом озеро) и на М езени (в Ч уч еп ал ах, где русские в свое врем я могли входить в соприкосновения с к а р е л а м и ), К ар н ау х о ва — в П е т р о за в о д с к е 3. А совпадаю щ ие с ними д ве к а р е л ь ­ ские сказки зап и сан ы в Я н д о м о зе р е4.

1 «Русский фольклор. М атериалы и исследования», т. V, М.— Л,, 1960, стр. 102.

2 А. Н. А ф а н а с ь е в, Н ародные русские сказки, т. 2, М., 1957, № 219—225.

3 Н. Е. О н ч у к о в, Северные сказки, СПб., 1909, № 56 и 128;

А. И. Н и к и ф о р о в, Севернорусские сказки, М.— Л., 1961, № 118 (Зао н еж ье), № 157 (М езень);

И. К а р н а ­ у х о в а, Сказки и предания Северного края, М., 1933, № 64.

4 «Карельские народные сказки», М.— Л., 1963, № 22, 23.

Этот сю ж ет, а в особенности его вводны й эпизод, характерен имен­ но д л я ф инно-угорского ф ол ькл ора. В торая (гл ав н ая ) часть сказки очень б л и зк а к кар ел ьско м у н ародном у творчеству. С корее всего рус­ ские, ж и вущ и е в К ар ел и и, заи м ствовал и ее у карел, а не наоборот, тем более что в русском ф ол ькл оре этот сю ж ет в таком сочетании встре­ чается редко, что отм ечаю т и соби ратели с к а з о к 5. Т аким образом, эту ск азк у исклю чаем из наш его рассм отрения.

О с т ал ьн ая м асса исконно русских ск азо к о столкновении с Водяным носит иной, отличный от карел ьской х арактер. Герой их — ю нош а. С к аз­ ки так о го ти па ш ироко распростран ен ы, они зап и сы вались на п ротяж е­ нии всего XIX в. и п озж е, вплоть до наш их дней. По ним мож но попы­ таться п редстави ть себе историческое разви тие этого сю ж ета.

П опробуем о х ар а к тер и зо в ать основной сю ж ет ск азки в том виде, в како м он бы л зап и сан в н ач ал е XIX в.

К ласси ч ески е (дореф орм енны е) тексты о зап р о д аж е В одяном у — это ск азки из собраний А. Н. А ф ан асьев а 6, И. А. Х удякова 7, а т а к ж е конс­ п екти вн ая зап и сь А. С. П уш ки на, ко то р ая л егл а в основу стихотворной ск азк и В. А. Ж у к о вско го «О ц ар е Б ерендее...» и п р.8 Всего имеется 10 текстов, более или менее б ли зких к архаическом у типу.

С к а зк а н ач и н ается с вводного эпи зода — столкновения отца буду­ щ его героя с волш ебной силой, ч ащ е всего с М орским царем или В одя­ ным (и н огда В одяной зам ен яется нечистой силой — это Н екрещ ены й или Н еверны й ц ар ь или попросту ч ер т). В одяной ловит отца героя за б ороду (к а к в м арий ской с к а зк е ), или д ер ж и т его кор аб л ь за киль и не д а е т плы ть, но и ногда он, напротив, о к а зы в ае т ем у какую -нибудь услу­ гу. Т а к или иначе, отец героя вы нуж ден вы полнить требование Водяного.

А оно во всех класси чески х сл у ч аях одинаково: «О тдай то, чего дом а не зн аеш ь». Д л я русской ск азк и это неи зм ен н ая д етал ь. Таким образом, н ево л ьн ая неосм отрительность отца (которы й не зн ает, что без него дом а родился сын) влечет з а собой з а п р о д а ж у новорож денного героя волш еб­ ной силе.

В некоторы х ф ольклорны х п роизведен и ях на этот сю ж ет отразились практи ческие интересы ры боловов: наприм ер, в былине о С адко, где явно и сп ользован и п ереработан архаический сю ж ет (по соизволению М орского ц а р я С ад ко в ы л а в л и в а ет в И льм ен ь-озере ры бку-золоты перья и б л а г о д а р я этом у б огатеет;

впоследствии М орской ц арь требует С адко к себе в подводное ц арство и хочет ж ени ть его н а одной из своих д о ­ черей;

С ад ко вы б и р ает Ч ерн аву, которая д о л ж н а помочь ему вернуться на зем лю ) 9. В русских волш ебны х ск азк а х, зап и сан н ы х в XIX в. и поз­ ж е, так о го р о д а св язь с ры боловством (с ж ертвой В одяном у) исчезла.

О на со х р ан и л ась лиш ь во вводном эпизоде ск азки казаков-н екрасовц ев «Тит-ры ба» 10. И нтересно, что во вводном эпизоде, воспроизводящ ем а р ­ хаический м атер и ал, отсутствует м отивировка зап р о д аж и («О тдай то, чего д о м а не зн аеш ь» ), о б я за т е л ь н а я д л я д ругих ск азо к этого типа. Во­ дяной п рям о тр еб у ет героя к себе. В прочем, это долж но быть понятно:

откровенном у требован ию п латы з а рыбную ловлю не соответствует мо­ тив о б м ан а, вымогательства-. Н о т а к а я п остановка вопроса наводит на мысль, что распростран ен ны й мотив «О тдай то, чего дом а не знаеш ь»

вош ел в с к а зк у п озж е, когд а за п р о д а ж а к а к п л ата за ры боловство стала уж е заб ы в а т ь с я.., 5 См. например: И. К а р н а у х о в а, Указ. раб., комментарий к сказке № 64.

8 А. Н. А ф а н а с ь е в, Указ. раб., № 219—226.

7 И. А. X у д я к о в, Великорусские сказки. М.— Л., 1964, № 46, 78, 92.

8 См.: «Русские сказки в записях и публикациях первой половины XIX в.», М.-Л., 1961, стр. 118.

9 «Былины в двух томах», т 1, М., 1958, стр. 336.

.

10 Ф. В. Т у м и л е в и ч, С казки и предания казаков-некрасовцев, Ростов-на-Дону, 1961, № 10.

8 Советская этнография. № 3 Зап род ан н ы й герой вы растает и во исполнение обещ ани я идет к Во­ дяном у. Н о сн ач ал а он (по совету встречной старуш ки или Яги) за р у ­ ч ается помощью волш ебной дочери В одяного (известны й эпи зод с «уточ­ кой», у которой герой похищ ает сорочку).

Водяной встречает героя н ед оброж ел ател ьн о (просто по своей зл о ­ дейской сущ ности или недовольны й тем, что тот «долго не ш ел») и го­ тов казни ть его з а м алейш ую провинность. П од страхом см ерти герой д олж ен вы полнить трудны е за д а ч и царя,- Это у д ается ем у б л а го д а р я по­ мощи тайной ж ены -волш ебницы («уточкй»). В н агр ад у В одяной ж енит героя на своей дочери (той ж е самой «уточке»). И н огда б р ак предш ест­ вует испытанию героя, но всегда он соверш ается по ж елан и ю В одяного, а отню дь не по сватовству героя. П ред вари тел ьн о герой д о л ж ен триж ды узн ать свою суж еную, вы б рав ее из всех дочерей В одяного. Герой и его ж ен а бегут затем из подводного ц ар ств а н а 'зе м л ю. П ри чи н а б егства м о­ ж ет быть сам ая р азл и ч н ая : В одяной зл и тся н а героя з а то, что тот ни р а зу не ош ибся, или наоборот, р ас п р а в а грози т герою потому, что одна из зад ач невы полнима (к а к в с к азк е Ж у к о в с к о го ), но ч ащ е всего он хо­ чет вернуться на зем лю, домой. В одяной преследует беглецов, состя­ зая сь с дочерью в хитрости, однако м олоды м у д ается уйти.

В ск азке есть некоторы е несообразности, неопределенность м отиви­ ровок. Зачем н уж н а за п р о д а ж а В одяном у? Хочет ли он р асп р ави ться с героем или ж енить его? Д л я чего В одяной з а д а е т герою зад ач и ? П очем у все-таки 'ем у необходимо б еж а ть из подводного ц ар ств а? В се это — з а б ­ вение архаических м отивировок, следы р азруш ен и я более д ревнего сю ­ ж ета, который следует попы таться восстановить. Все неясности п олу­ чаю т объяснение при сравнении со с к азк а м и других н арод ов, ещ е со­ храняю щ их в своем ф ол ькл оре отголоски родового строя и.

П о-видимому, героя н екогда тр еб овал и в род В одяного, чтобы, ж е ­ нившись на его дочери, он сд ел ал что-то важ н о е д л я этого рода. Э то видно по тем зад ач ам, которы е ставятся перед ним. П о сущ еству, он подвергается испы таниям, позволяю щ им проверить его волш ебную д е е ­ способность и осведомленность.

Н о герой зар у ч и лся лю бовью и помощ ью дочери В одяного. О н а по­ м огла ему угодить отцу, п оказать, что он вполне п одготовлен к испол­ нению своей роли. Героя ж е н я т на волш ебной суж еной, но п осле этого ему необходимо б еж ать, чтобы верн уться дом ой н а зем лю и п ер ед ать лю дям волш ебные зн ан и я своей ж ены.

Н ет оснований п ред п ол агать, что т а к а я с к а зк а — древний миф, от­ раж аю щ и й первобы тный обряд, во врем я которого п освящ аем ы й п олу­ чал волш ебного помощ ника. Н о, в ск азк е могло о тр ази ться восп ом и н а­ ние о подобном мифе, которы й и был и спользован со зд ател ям и с к азо ч ­ ного сю ж ета. Т ак о ва оп осредствован ная связь ск азк и с древни м и в ер о ­ ваниям и. Но в целом с к азк а о за п р о д а ж е героя В одяном у, д а ж е в своем архаическом вар и ан те,— история о том, к а к смертны й человек, вовсе не об ладавш и й каким и-либо волш ебны ми зн ан иям и, сум ел победить в со ­ стязании с потусторонней силой, противопоставив ей свои человеческие зн ан ия, сум ел о в л ад еть силам и природы, об рати ть ее себе на помощ ь.

К ак и у м арийцев, это не поверье или д р ев н я я бы личка, а во л ш еб н ая ск азка, повествую щ ая о борьбе и победе героя в кон ф ли кте со злы м и силами.

Б егство чудесной дочери В одяного со своим м уж ем вполне закон н о и оправдано в гл а за х сказочни ка. В этом мотиве вы р ази л о сь новое м и ­ ровоззрение: в противовес обы чаям м атри л окал ьн ого б р а к а (по которо­ му муж д олж ен переходить в род ж ены ) зд есь гл авен ствует б р а к патри локальны й (ж ен а следует за м уж ем в его р о д ). Но п ред ставл ен и я, с л о ­ ж ивш иеся в родовом общ естве, где труд сл уж и л единственны м средст­ 1 Е. А. Т у д о р о в с к а я, Указ. раб.

Ш вом борьбы со стихийны ми силам и, д аю т ещ е пищу воображ ению твор­ цов сказки.

Ч то ж е произош ло со сказкой в дальнейш ем, к а к изм енилась она и с та л а «классической»?

С к а зк а о за п р о д а ж е (Водяному, несомненно, бы товала на протяжении всей ф еодально-крепостнической эпохи, но теперь она уж е явно под­ в ер гл ась худож ественной обработке. В ней неизбеж но долж на бы ла сл аб еть п ам ять о древни х верован иях, а стало быть, и интерес к архаи ­ ческому столкновению с «водяной», стихийной злой силой. С тар ая моти­ ви ровка, о б у сл о вли ваю щ ая за п р о д а ж у хозяйственны м и интересами ро­ д а к а к вы куп з а п р аво ры боловства, исчезла. С толкновение с Водяным стало не совсем понятны м. З л а я сила, В одяной, обманом вым огает зап ро­ д а ж у героя в своих, не вполне ясны х целях. К онф ликт человеческого род а с В одяны м не исчез, но приобрел иную окраску, отчасти д аж е со­ ц иальную : происходит столкновение зап родан ного героя с самодуром царем (хотя бы и в о л ш еб н ы м ). В ся ц ен трал ьн ая ч асть — сл уж б а героя у М орского ц ар я — п р и об рел а х ар а к тер истории верной лю бви и ее ис­ пы таний. В с к азк е появился ф инальны й эпизод, вы званны й новым ее см ы слом : спасш ись от М орского ц аря, герой заб ы ва ет свою волш ебную суж еную и готов у ж е ж ени ться на другой, однако во врем я свадебного пира в о л ш еб н ая ж е н а нап ом и нает ему о себе, и герой возвращ ается к ней.

Т а к к а к и сч езл а из п ам яти связь сю ж ета с рыбной ловлей, то ста­ новится н ео б язател ьн о й и « водян ая» сущ ность антагониста. Требование «О тдай то, чего д о м а не знаеш ь», к а к у ж е упом иналось выш е, мож ет исходить теп ерь от Н еверного ц ар я, Ч уд а-ю да и т. п. М ало того, кон­ ф ли кт с В одяны м им еет определенную тенденцию к зам ен е на столкно­ вение «крещ еной душ и» с нечистой силой, с чертом (последняя х а р а к ­ терн а д л я ф о л ь к л о р а более поздней эпохи ). П р а в д а, черт в волш ебны х с к а зк а х о з а п р о д а ж е почти не отли чается от В одяного. Он так ж е проч­ но св язан с водой, с озером (в п редставлении н арод а, Водяной чащ е всего то ж е о б и тател ь о з е р а ). Ч ерт появляется из колодца, из проруби.

И н огда он («черт из-под кали н о в а м оста») ж и вет д а ж е в П етербурге.

Этот черт у ж е никакого отнош ения к ры боловству не имеет. Н о в подоб­ ной роли м огут вы ступать и вполне «сухопутные» персонаж и. Д а и сам а за п р о д а ж а м ож ет обойтись без В одяного и воды: з л а я сила (водян ая и сухопутная — безразлично), у к а з а л а дорогу, защ и ти л а от холода и т. п.

Т еперь у ж е становится возм ож ны м и варьирован и е зав язк и и кон та­ м инация с другим и мотивам и. По всей вероятности, именно на этой ста­ дии п рисоединяется к ск азк е и п риоб ретает больш ое распространение новый н ачальн ы й эпи зод — т а к н азы в а ем а я «война птиц и зверей».

М ыш ь и воробей, в н а ч а л е друж н ы е, поссорились и з-за зерна;

в ссору в овлекаю тся все ж ивотны е и птицы;

вспы хивает битва, в которой тяж ел о ранен ц ар ь птиц — орел. И скалеченны й, он едва не становится ж ертвой некоего охотника. О д н ако тот, сж аливш и сь, берет орл а к себе домой, в ы х аж и вает его, корм ит и лечит. В благодарн ость орел летит с ним в ц арство своих сестер, и после р я д а приклю чений одна из них д ар и т охотнику чудесный ящ ик, из которого долж н ы появиться город, стада, и он тем сам ы м о б р етает богатство. По дороге домой охотник, будучи не в си лах сд ер ж ать лю бопы тство, откры вает ящ ик в самом не подходя­ щ ем д л я этого месте. Сам;

он не м ож ет собрать и снова зап ереть в ящ ик появивш иеся б огатства. Н а 'п о м о щ ь приходит неведомый человек — зл а я сила, волш ебник, черт. Он пом огает охотнику собрать все в ящ ик, но требует за это: «О тдай..то, чего дом а не знаеш ь». Т акова за в я зк а сю ж ета..• Этот вводный эпизод н е имеет ничего общ его с дальнейш ей историей зап родан ного сы на. В ряд, ли он был исконным. Тем не менее эпизод прочно связан с сю ж етом !о за п р о д а ж е и сохранился в больш ей части:

8* вариантов (встречается он и к а к сам остоятел ьн ая с к азк а, но не в рус­ ском ф ольклоре) 12.

М еняется м отивировка в р аж д ы ан тагон и ста к герою, в особенности если антагонист-— черт. Э та м од ерн и зац ия сви детельствует о том, что внимание сказочников переходит от архаически х тем к более «современ­ ным». И зм енения коснулись и волш ебной Жены героя. А рхаический мо­ тив перехода дочери враж д еб н ого лю дям водяного р од а на сторону че­ ловека теряет д л я сказочников смысл. И ной р а з су ж ен ая героя у ж е ср а­ зу противостоит злой волш ебной силе;

в некоторы х в ар и ан тах она д аж е не дочь В одяного, а «украден н ая волш ебница» или « п р о кл ятая девуш ­ ка» 1 и герой о своб ож д ает ее от чертей. В этих сл у ч аях исчезает, как не относящ ийся к данной ситуации, мотйв'-встречи героя с «уточкой».

Он знаком ится со своей суж еной, предстаю щ ей ср а зу в человеческом облике;

ее не надо п рин уж дать к б р аку д ев у ш ка ищ ет спасения. Черт хочет затем погубить крещ еного человека, и герой вм есте с ж еной сп а­ саю тся бегством. Это у ж е соверш енно иная м оти вировка, чем в к л асси ­ ческой ск азк е о б р аке героя с дочерью В одяного.

Н а данной стадии происходит втори ч н ая встреча волш ебной сказки с ж ивы м и верованиям и н арод а. М ы соп ри касаем ся теп ерь с бы личкам и о неосторож ном слове. В место зап р о д аж и человек по тем или иным при­ чинам п опадает под вл асть чертей. И н огда герой хочет ж ен и ться и не­ осторож но просит черта (которы й с готовностью о ткл и кается) найти ему невесту;

Иногда героя проклин ает м ать, п осы лая к черту (а «посулен черту» — это все равно что зап р о д ан е м у );

и ногда герой лю бит п р о к л я­ тую д е в у ш к у 14. Все эти виды конф ликтов о п ред ел яю т р азн о о б р ази е сю ж етов об освобож дении от подводны х чертей, в разн ой степени отхо­ дящ и х от волш ебной сказки. Есть и переходны е сю ж еты, есть и п р я ­ мые былички — правдивы е истории (д л я бы личек, к а к и д л я других видов несказочной устной прозы, х ар а к тер н а «устан овка н а д остовер­ ность») 15. И х сю ж еты говорят о столкновении ч ел овека с нечистой си ­ лой и об избавлении от нее с помощ ью ум а, хитрости и ум ения воврем я применить «христианские» зак л я ти я, против которы х ч ерт бессилен.

Р ассм атр и в ая эту группу сказок-бы л и ч ек в ее пром еж уточны х сю ж етах, мож но увидеть, к а к волш ебн ая с к а зк а вл и яет н а бы личку. Д е л о не т о л ь ­ ко в «водяном» облике чертей. П о п ад ая к подводны м чертям, герой т а ­ кой «промеж уточной» бы лички д о лж ен у гад ать свою суж еную среди д о ­ черей черта;

бегство героя с невестой нап ом и нает тот ж е сю ж ет сказки о зап родаж е. В месте с тем м ож но видеть и обратн ое вл и ян и е бы лички на сказку. И з былички мог прийти о б р аз «п роклятой девуш ки» со всеми вытекаю щ ими отсю да сю ж етны ми ходами. В собрании А ф ан асьев а с к а з ­ ки о зап р о д аж е и былички о неосторож ном слове стоят ряд ом ;

д а в сущ ­ ности за в я зк а сказки о зап р о д аж е — то ж е «неосторож ное слово».

В ряд ли можно считать, что бы лички о неосторож ном слове родствен ­ ны легендам об «обреченном дьяволу», к а к это у тв ер ж д ае т И. Ж д а ­ нов 16. В легенде за п р о д а ж а об ъясн яется к а к преступление родителей или ж е ребенок, которого продаю т, о казы в ается сыном д ья в о л а. Он о б ­ речен пребы вать в аду (а вовсе не ж и ть под водой) и сп асается лиш ь б л аго д ар я м олитвам и добродетельной ж изни, с помощ ью бога, святы х, богородицы (см. сказки о «кумовой кровати» или апокриф ическую с к а з ­ 12 См. И. X. Л е в и н, Русская сказка и немецкая басня, «Уч. зап. Л енинградского гос. пед. ин-та им. Герцена», т. 210, Л., 1959, стр. 111;

е г о ж е, Миф об Этане (докт.

дис.).

13 См., например, А. Н. А ф а н а с ь е в, У каз. раб., сказка № 226.

14 А. Н. А ф а н а с ь е в, Указ. раб., № 227—229.

15 Э. В. П о м е р а н ц е в а, Ж анровы е особенности русских быличек, «История, культура, фольклор и этнограф ия славянских народов. VI М еж дународны й съезд сл а­ вистов», М., 1968, стр. 274.

18 И. Ж д а н о в, Русский былевой эпос, СПб., 1895, стр. 310, 323—324.

ку « О т е ц -д ь я в о л » 17). В леген д е мы находим, по словам В. П. Аникина, «христианско-религиозное м орали зи рован ие» 18, «вы даю щ ее связь леген­ ды с церковы м учением о г р е х е » 19, чего нет в быличке, которая носит «народны й религиозны й хар актер » 20, отличаю щ ий ее от христианской легенды.

Ч ерти легенды и былички о неосторож ном слове соверш енно р а з ­ личны. В леген д е это черти, пребы ваю щ ие в аду, стрем ящ иеся ввести че­ л овека в грех;

их н азн ачен ие — соб л азн ять и к а р ать греш ников. Водяные, черти бы личек — плод творчества народной д ем о н о л о ги и 21, восприняв­ шие некоторы е ш трихи ч ерта христианской религии, но не абсолю тно ан тагонистичны е человеку. К а к мы увидим д ал ее, в народном сказочном творчестве, черти м огут войти д а ж е в д р у ж б у с человеком и бескоры ст­ но сл у ж и ть ему.

П у б л и кац и и конца XIX — н ач ал а XX в. свидетельствую т о том, что сказки о за п р о д а ж е и бли зкие к ним бы лички о неосторож ном слове пре­ терп еваю т д ал ьн ей ш и е изм енения к а к в пореформенное врем я, так и в последую щ ий период, вплоть до последних десятилетий наш ей эпохи.

Х отя н а п ротяж ени и всего этого врем ени записы ваю тся ещ е и класси че­ ские сю ж еты 22, но по позднейш им сборникам видно, к а к все более воль­ но исп ользуется сю ж ет наш ей ск азки : отдельны е ее мотивы встречаю тся в д ругих с к а зк а х, к которы м ран ьш е она не им ела никакого отношения;

сочетаю тся новы е переходы и м отивировки. Е щ е в предш ествующ ую эпоху вводны й эпизод о за п р о д а ж е сы на злой силе начал отры ваться от исконного и и сп о л ьзо вал ся в позднейш их сю ж етах. Такой вводный эпи­ зод м ож но отм етить в ск азк е из собран и я А. Н. А ф анасьева «Ц арь-М ед­ ведь» (типа «Звери н ое м о л о к о » 23), а т а к ж е в у ж е упоминавш ейся нами ск азк е казак о в -н ек р асо в ц ев «Тит-ры ба» (типа «Скорый гонец»). В по­ реф орм енное врем я такого рода заи м ствован и е встречалось все чащ е.

М ал о того, что мотив за п р о д а ж и прочно вош ел в сказки типа «Ц арь М едведь» (известны й и, распространенны й сю ж ет — «В олк — М едный л о б » 24), но он стал присоединяться та к ж е и к ск азк а м, в которы х ранее н икогда не в стр еч ал ся («Ф инист — ясен сокол» 25, сю ж ет «Ж ар-птица»

или «Л етучий к о р а б л ь » 26, «О В авилонском ц а р с т в е » 27, «К аш ей Б ес­ см ер т н ы й » 28 и д р.). В водны й эпи зод всех этих ск азо к — «война птиц и зверей», п р и в о д ящ ая к зап р о д аж е. К числу сказок, записанны х в по­ следние д есяти л ети я и сод ерж ащ и х мотив зап р о д аж и, прочно примкнул 17 И. А. Х у д я к о в, Указ. раб., № 77;

«Семнадцать сказок, записанных в Тотем ском уезде Вологодской губернии, в 1905— 1907 гг.» (записи М. Едемскогсй, «Ж ивая старина», т. XXI, вып. II — IV, 1912, № 13.

18 В. П. А н и к и н, Х удожественное творчество в ж ан р ах несказочной прозы, «Рус­ ский фольклор», т. X III, Л., 1972, стр. 16.

19 Там ж е, стр. 17.

20 Там ж е, стр. 13.

21 Б. и Ю. Соколовы во вводной статье к своему сборнику (Б. и Ю. С о к о л о ­ в ы, С казки и песни Белозерского края, М., 1915, стр. LIX) пишут, что вообще в чертях быличек «можно видеть лиш ь. позднейших заместителей первоначальных языческих существ».

22 Н апример, А. И. Н и к и ф о р о в, Указ. раб., № 41 (М езень), А. М. Н о в и к о в а, И. А. О с о в е ц к и й, С казки Куприянихи, Воронеж, 1937, № 17;

М. В. К р а с н о » г н о в а, С казки К расноярского края, Л., 1937, № 19. Пересказы сказки.Ж уковского, г м, например, А. В. Г у р е в и ч, Л '- Е : Э л и а с о в, Старый фольклор П рибайкалья, т. i, Улан-Удэ, 1938, № 31.

23 А. Н. А ф а н а с ь е в, Указ. раб., № 201.

24 Д. Н. С а д о в н и к о в, С казки и предания Самарского края, СПб., 1884, № 11;

«Сказки Енисейской губернии», т. I;

вып. 1, Красноярск, 1902, № 52;

М. А з а д о в е к и й.

Сказки Верхнеленского края, И ркутск. 1925, № 6 (запись 1915 г.).

25 Н. Е. О н ч у к о в, Указ.' р аб., N° 173.

26 Д. К- З е л е н и н, Великорусские сказки Вятской губернии, Пг., 1915.

27 Н. Е. О н ч у к о в. Указ. раб., № 57.

28 М. А з а д о в с к и й. Указ. раб., № 1.

«Незнайко» (в вари ан те, где герой сперва служ и т у зм ея или у ч е р т а )29.

Мы видим, что с к а зк а становится объектом все более вольного в ар ь ­ ирования и кон там инирования в творчестве отдельны х скази телей, ко­ торые не создаю т у ж е новых сю ж етов волш ебны х ск азок, но зато ши­ роко использую т стары е к а к м атер и ал д лд собственного творчества. Это характерно и д л я всего сказочного ф ол ькл ора конца XIX— XX вв.

К лассический сю ж ет о столкновении зап род ан н ого героя с Водяным так ж е претерпевает зн ачительн ы е изменения. П рои звольн о вы бирается причина, по которой герой п оп адает к волш ебнику: иногда он н ан им ает­ с я на сл у ж б у к нечистой силе, иногда, просто заб л уд и вш и сь в лесу, по­ п ад ает в лесной дворец, где ж и вет ч у д о в ш ц е ч - змей, черт и т. п. З л а я сила иной р аз п риним ает обли к В одяного, от него д а ж е ничем не отличается и С атан а 31. Е сли с к а зк а по-п реж н ем у н ач и н ается ввод­ ным эпизодом «войны птиц и зверей», то в ней В одяного у ж е нет, да логически зд есь он и не нуж ен 32.

Все чащ е волш ебн ая ж е н а героя, дочь злой силы, противостоит этой силе. Ее конф ликт с отцом вполне понятен. В этом отнош ении п о к а за ­ тельна зап и сан н ая в н ач ал е 70-х годов XIX в. с к а зк а « И в аш к а Б ел а я Р у б аш ка горький пьяница» 33 с двухходовы м разви тием сю ж ета. Герой проигры вает себя в к а б а л у царю Д ороде;

у ц ар я дочь от первого б р ак а, которую *преследует и хочет погубить м ачёха-волш еб н иц а, «Я гая Б аб а».

Вполне понятно, что д евуш ка хочет не только спасти возлю бленного, но и спастись сам а. И з сю ж ета исчезаю т последние отголоски н аи более архаических мотивов: за п р о д а ж а В одян ом у к а к хозяи н у ры бы, б р а к к ак вступление в члены волш ебного рода;

испы тание м агической осведом ­ ленности героя. С ю ж ет приобрел иной смысл: герой идет в работн ики к злой силе, вы полняет все за д а н и я при помощ и своей суж еной, после чего они вдвоем спасаю тся бегством 3\ И н огда трудны е зад ач и м оти ви ­ рую тся не ж елани ем злой силы погубить героя, а оговором слуг или п ри ­ д ворны х 35. Этот мотив попал сю да из с к азо к д ругого типа.

С ю ж ет теперь переделы вается у ж е очень зн ачительн о, п оявл яется, особенно в послереволю ционны х зап и сях, нечто подобное л итературн ой о б р а б о т к е 36. Т акова, н априм ер, с к а зк а М ага я. Это н астоящ ий ром ан, 29 И. К а р н а у х о в а, Указ. раб., № 47;

«Сказки М. М. Коргуева», П етрозаводск, 1939, кн. 1, № 32;

А. И. Н и к и ф о р о в, Указ. раб., № 97, 106 (М езень) А. П. А н и с и ­ м о в а, Песни и сказки Поимского района, П енза, 1948, «И ван Зеленый».

30 Д. Н. С а д о в н и к о в, Указ. раб., № 1;

Д. ц, З е л е н и н, Великорусские сказки Пермской губернии, ПГ., 1914, № 12;

«Семнадцать сказок, записанных в Тотемском уезде Вологодской губернии в 1905— 1907 гг.», № 7.

3 Н. Е. О н ч у к о в, Указ. раб., № 153;

Д. К. З е л е н и н, Великорусские сказки Вятской губ., № 118;

е г о ж е, Великорусские сказки Пермской губ., № 55;

А. М. С м и р н о в. Сборник великорусских сказок Архива Русского географического о-ва, Пг., 1917, вып. II, №№ 11, 97, 126, 236, 281;

«Русские народные сказки. С казки рассказаны воро­ нежской сказочницей А. Н. Корольковой», М., 1969, «Волшебник».

32 Д. Н. С а д о в н и к о в, Указ. раб., № 1;

Н. Е. О н ч у к о в, У каз. раб., № 60;

«Р ус­ ские сказки Енисейской и Томской губернии», т. I, вып. 2. Томск, 1906, № 38;

А. М.

С м и р н о в, Указ. раб., вып. II, № 5 ;

Б. и Ю. С о к о л о в ы, Указ. раб., № 66.

33 Д. Н. С а д о в н и к о в, Указ. раб., № 1.

34 А. В. Г у р е в и ч, Л. Е. Э л и а с о в, Указ. раб., № 30;

А. Г у р е в и ч, Русские с к аз­ ки Восточной Сибири, И ркутск, 1939, № 24, 42;

А. П. А н и с и м о в а, У каз. раб., «Охотник и колдун»;

«Н ародное творчество Д она», Ростов-на-Д ону, 1952, «Иван царевич».

35 А. А. Э р л е н в е й н, Н ародные сказки, собранные сельскими учителями, М., 1863, VI;

М. А. К о л о с о в, Заметки о языке и народной поэзии в области северно великорусского языка. «Сборник Отделения русского язы ка в словесности АН», т. X VII, № 3, СПб., 1877, стр. 93;

А. М. С м и р н о в, У каз.раб., вып. II, № 327;

Д. К. З е л е н и н.

Указ. раб. (пермск.) № 12, 55;

«Сказки М агая (Е. И. С ороковикова)» в записях Л. Элиасова и М. Азадовского, 1940, № 4;

«Сказки М. И. Коргуева», № 6.

36 «Сказки Енисейской губернии», 1902, № 43;

Б. и Ю. Соколовы, Указ. раб., № 66;

«Сказки М агая (Е. И. С ороковикова)», № 4;

А. П. А н и с и м о в а. Указ. раб., «Иван Зеленый».

расцвеченны й психологическим и ходам и и мотивировкам и, в котором кон там ин и рую тся с к а зк а о за п р о д а ж е героя волш ебнику с рядом моти­ вов из «Ж ар-п тиц ы », «Н езнайко» и др.

В свою очередь изм еняю тся и бы лички о неосторож ном слове, о «сыне, обещ анном черту». Иной раз они д ал ек о отходят от волш ебной сказки о за п р о д а ж е сы на В одяном у. М ож но н азвать, пож алуй, только две про­ м еж уточны е ск азки : одна из них зап и сан а в В ятской губ. в 1902 г. 37, д р у гая, ко н там и н и р о ван н ая с сю ж етом о «благодарном мертвеце» — в К ар ел и и в 1911 г. 38.

Н о обычно это не волш ебны е сказки, а настоящ и е былички, хотя и сохрани вш и е мотив связи чертей с водой. В стречаю тся д в а уж е знаком ы х нам ти п а сю ж етов: п арен ь ищ ет себе ж ену, хотя бы у нечистого, и сп а­ сает «прокляненную » девуш ку из подводного об и тал и щ а чертей;

ж ена вы водит п роклятого м уж а, та к ж е от водяны х ч е р т е й зэ. Н о при этом з а ­ частую центр тяж ести сю ж ета у ж е не п ерем ещ ается на борьбу с нечи­ стой силой;

интерес к конф ликту с ней вообщ е потерян. Ч ерт н ак азы в ает тех, кто неосторож но п ризы вает его: уносит проклятую девуш ку, похи­ щ а ет вещ и, в сердц ах ему посуленные. Н о он ж е охотно отдает все по­ хищ енное см елом у, честному, д обром у герою. Родители всегда узн аю т похищ енную и возвращ ен н ую дочь;

в приданом невесты кто-либо из гостей или сам отец у зн аю т пропавш ие вещ и, в свое время обещ анны е черту («Ч тобы вас черт п о б р ал !» );

героя обвиняю т в воровстве, но тут п о яв л яется сам черт и во сстан авл и в ает и с т и н у 40. Таким образом, лю ди сам и виновны в своих потерях, а герой, возвративш ий утраченное, полу­ ч ает его о б ратн о в н аград у. Ч ерт всего лиш ь посредник в этом справед­ ливом « п ерерасп ределен и и благ». Зд есь — последняя граница влияния волш ебн ы х с к азо к о за п р о д а ж е на бы лички к а к рассказы о чудесном, но «достоверном» событии.

Т ак о ва история сю ж ета о зап р о д аж е героя В одяном у на различны х э тап ах ее р азв и ти я и ее связь с ж и вы м и верован иям и н арода.

37 Д. К. З е л е н и н, Великорусские сказки Вятской губ., № 36.

as «Русские сказки в К арелии» (старые записи), П етрозаводск, 1947, № 43.

39 Там ж е, № 39—42.

40 См., например, быличку «Мельник и его сын» (Б. и Ю. С о к о л о в ы, Указ. paf i, №28).

К. П. К а л и н о в с к а я ВОЗРАСТНЫЕ ГРУППЫ КАК ЭЛЕМЕНТ СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ КОНСО Н ар о д консо расселен в основном в Эфиопии к югу от оз. Ч а м о д о р. С аган, а та к ж е небольш ими груп пам и в Кении. В н астоящ ее врем я консо зан и м аю тся террасовы м зем леделием (основная ку л ь ту р а — х л о ­ п о к ), кром е того, они р азв о д ят овец и коз, в меньш ей степени — к р у п ­ ный рогаты й скот. П утеш ественники конца прош лого в ек а сооб щ али, что п реж де у консо были больш ие ста д а крупного рогатого скота. В п о л ­ не вероятно, что в отдаленны е врем ена консо бы ли скотоводам и, а зе м ­ леделием стали зан и м аться сравн и тельно недавно. В кул ьтуре и быте этого н аро д а сохранилось н ем ало элем ентов скотоводческого хозяй ства.

Д о сих пор неясно, являю тся ли консо автохтонны м н аселени ем или они приш ли из других районов. В их устной исторической тради ци и есть лиш ь отдельны е упом инания о том, что когда-то их п редки приш ли из разны х мест \ Н есом ненна связь консо со скотоводам и га л л а, ко то р ая п одтверж дается наличием р я д а общ их черт в социальной орган и зац и и, в обрядах, в лексике обоих народов. О тсю да расп ростран ен н ое в н ау ч ­ ной литературе мнение, что консо заи м ство в ал и у г а л л а и их систему возрастны х групп 2. О дн ако это лиш ь гипотеза. С ам о по себе сходство отдельны х черт в ж изн и обоих народов, хотя, безусловно, и п о к азы в ает наличие тесны х связей м еж д у ними, но ещ е не м ож ет сл у ж и ть д о к а з а ­ тельством заи м ствован и я социальны х институтов.

С истема возрастны х групп консо «д ж и ла» н аи более полно о п и сан а в капитальном труде А. Е. Е н сен а, обобщ аю щ ем резу л ьтаты полевы х исследований в ю жной Эф иопии, а т а к ж е в ряд е трудов д руги х ав то ­ ров 3. Ученые о б н аруж и ли в социальной системе консо своеобразн ы е черты, почти не встречаю щ иеся у д ругих н ародов В осточной А ф рики.

Это, во-первых, сосущ ествование собственно двух, разн ы х по своей осно­ ве, но действую щ их одноврем енно систем возрастн ы х групп, и, во-вторы х, наличие системы брачны х классов (последнего института мы к асать ся не будем ).

П опы таемся, насколько позволит м атер и ал, р а зо б р ать ся в этом слож ном ком плексе социальны х явлений. М атер и ал ы полевы х и сследо­ ваний А. Е. Е нсена, относящ иеся к сравн и тельно н ед авнем у врем ени, в во д ят нас в круг очень слож ны х, подчас непонятны м образом п ер еп л е­ тенных явлений социальной ж изн и консо. Н а п р а ш и в а ется вопрос, не вы ­ текает ли т а к а я слож ность из м н огообрази я ф актов, разл и чн ы х чисто ! Е. С е г и 1 1 i, Peoples of South-W est E thiopia an d its bo rd erlan d, « E th n o g rap h ic S urvey of Africa. N orth-E astern Africa», pt. I ll, London, 1956, p. 53.

2 Там же, стр. 58;

A. E. J e n s e n, Im L ande des G ada. W an d eru n g en zw ischen V olkstiim m ern Siidabessiniens, S tu ttg a rt, 1936, S. 350.

3 A. E. J e n s e n, Указ. раб., стр. 196—201, 335— 378;

E. C e r u H i, У каз. раб., стр. 51—66;

A. L e g e s s e, C lass system s based on tim e, « Jo u rn al of E th io p ian S tudies», vol. I, Ms 2, 1963, p. 11— 14.

внеш не, нет ли внутреннего единства и связи м еж ду явлениями, кото­ рые А. Е. Е нсену и другим исследователям п редставляю тся соверш енно сам остоятельны м и, не связан ны м и д руг с другом.

У местно н ач ать с системы возрастн ы х степеней «д ж и ла», охваты ваю ­ щей всех м уж чин и часть ж енщ ин, которая регулирует, по мнению иссле­ довател ей, всю социальную, политическую и религиозную ж и зн ь этого н арода. П о дан ны м А. Е. Е нсена, система вклю чает пять возрастны х сте­ пеней, продолж и тельн остью 18 л ет к а ж д а я. В ступление в «дж и ла» про­ исходит по принципу прям ого н аследован и я. Сын всегда следует з а сво­ им отцом на расстоян и и в две степени, т. е. через 36 лет. Н апри м ер, если во вр ем я п р азд н и к а «д ж и ла», которы й озн ач ает переход каж д ой группы в следую щ ую степень, отец достиг III возрастной степени, все его сы­ новья вступ аю т в I степень. 18 л ет спустя на таком ж е п разд н и ке отец п ереходит в IV степень системы, тогда ж е его сыновья вступаю т во II степень, п олучая право на ж ен и тьбу и потомство. П оскольку все сы­ новья, незави си м о от их в о зр аста, вступаю т в систему через 36 лет после своего отца, то старш им сы новьям, если они родились в соответствии с установленны м и системой срокам и ж енитьбы, т. е. когда отец вступил во II степень, у ж е по 18 лет, а м лад ш и е могут быть младенцам и. Ещ е через 18 л ет отец д о сти гает IV степени, а его сы новья — II степени систе­ мы: старш и м в это врем я по 36 лет, а м ладш им — по 18 лет. Теперь и старш и е и м лад ш и е б р атья могут одноврем енно ж ениться. Выходит, что н орм а системы — и нтервал м еж д у отцом и сыном —• вы держ ивается толь­ ко в отнош ении старш его сы на, которого действительно отделяю т от отца д ве степени системы п родолж и тельн остью в 36 лет. К а к ж е обстоит дело с тем и сы новьям и, которы е р о ж д аю тся в III, IV и V степенях? Они всту­ п ят в I степень системы «д ж и ла», если при их рож дении их будут отде­ л я т ь от отца не две степени, а больш е — три-четы ре.

У г а л л а и н тер вал м еж д у группой «отцов» и группой «детей» состав­ л я л т а к ж е, к а к у консо, п ять степеней, но по 8 лет к а ж д а я, т. е. 40 лет.

С ходство обеих систем п од тверж д аю т и некоторы е другие ф акты. Н а ­ зв ан и е III степени системы «д ж и ла» — « гад а» — гал л асско е слово, обо­ зн ач аю щ ее понятие возрастн ой группы вообщ е. Р итуальн ы й вож дь в обеих систем ах н азы в а ется «хейю» — т а к ж е слово из язы ка галла.

« Д ж и л а », к а к мы видели, регули рует врем я ж енитьбы у консо. П р ав ­ д а, это д ел ает ся не слиш ком четко: одни получаю т право вступать в б р а к лиш ь в пож илом возрасте, другие, наоборот, ещ е в детстве.

П ер ех о д во II и III степени св язан с повыш ением социального ста­ туса. Р я д ли ц в этих степенях и зби рается на долж ности «богалла» — социальны й ранг, оп ределяем ы й Енреном к а к «ж реческая знать», а т а к ­ ж е «хейю» (букв, «правы й, п р ав и л ь н ы й » ). «Хейю» — ораторы, посредни­ ки м еж д у высш ими о р ган ам и вл асти и народом. В устной традиции со­ хран и л и сь сведения, что п реж д е было 9 «богалла». Но ко времени Е нсе­ н а их бы ло м нож ество, и их число все увеличивалось. Основные функции « б о гал л а» в сф ере р и ту ал а — уб и в ать ж ертвенное ж ивотное.

С реди « б о гал л а» вы деляю тся долж ности «высш их б огал л а», которы е п еред аю тся по н аследству;

при этом атрибуты власти п ереход ят не тол ь­ ко к старш и м сы новьям, но и ко вторы м, если они имею тся. К «высшим б о гал л а» относятся «отец д ж и л а», «ж рец д ж и л а», а т а к ж е «богалла», х р ан ящ и е святы ни консо. М енее важ н ы е по социальном у значению д олж н ости « б о гал л а» выборны.


Ф ункции «хейю» прощ е,.Чем у «богалла». Обычно «хейю» выступаю т о р ато р ам и от родовы х групп на общ ественны х сборах, вы ступаю т в роли руководителей в м уж ских дом ах. П ри вы б орах н а эту долж ность пред­ почтение о тд ается «вож дям», возрастн ы х групп (II степень) и их н аи бо­ лее отличивш им ся сверстникам. В каж д о м свящ енном месте консо («м ора») п р еб ы вает 3 « аб б а бида» («отцы отечества»), избираем ы х из среды всех «хейю». Это очень вы сокая долж ность. Н осители этого з в а ­ ния о б язан ы обсуж дать новые законы, а затем п ер есказы в ать и р а з ъ я с ­ нять их народу.

Титулы и долж ности «б огал л а», «хейю» и « аб б а бида» сохраняю тся з а избранны ми до конца ж изн и независим о от того, в какой степени они находятся. В последней V степени все «б о гал л а» в ходят в состав совета старейшин, в то врем я к а к раньш е они у ч аствовал и в его деятельн ости, входя в совещ ательны й орган при нем. По м ере того, к а к отдельны е долж ности «богалла», «хейю» и « аб б а биД'а» н ачин али п ер ед ав аться по наследству старш ем у сыну, постепенно у й ен ь ш ал ась общ ественн ая роль традиционного орган а уп р ав л ен и я — совета старейшин.

Енсен заф и кси р о вал следую щ ие законом ерн ости в систем е «д ж и ла»:

1) одни долж ности явл яю тся вы борны м и;

а д руги е — наследую тся;

2) долж ности н аследую тся только в определенном возрасте, которого сын достигает через д в а и н тер вал а после отца.

В ероятно, первоначальн о все руковод ящ и е д олж н ости внутри к а ж ­ дой группы были в определенной степени вы борны м и. П ри этом право быть избранны м и на такую д олж н ость п ер ед ав ал о сь по н асл ед ству от одной группы, вы ходящ ей из соответствую щ ей степени, другой группе, входящ ей в эту ж е степень. И н ач е говоря, п оследовательность п околе­ ний соблю далась, но это было обусловлено не кровны м родством м еж д у поколением отцов и поколением сыновей, а условны м возрастн ы м соот­ ношением групп-поколений, старш его и м ладш его.

И сследователи утверж д аю т, что систем а «д ж и ла», регул и рую щ ая всю социальную, политическую и религиозную ж и зн ь, к производственной деятельности консо отнош ения не имеет.

Ещ е одна соц и альн ая систем а консо — «харийя». С лово «харийя»

галласское. С ами консо говорили Енсену, что группы «хари й я» у них от г ал л а б о р а н а 4. И н огда это слово исп ользуется д л я обозначени я II степени системы «дж и ла».

Группы «харийя» объединяю т лиц более или менее один акового в о з­ раста независим о от их прин адлеж н ости к возрастн ы м степеням « д ж и ­ ла». Ч ерез к аж д ы е 13 лет на п р азд н и ке «орл и тулл а» вож д и «хейю» со­ бираю т м альчиков не м олож е 9 лет в одну группу «харийя» и вы б и раю т среди них руководителя. В новь и зб р а н н ая груп па п олучает оп ред ел ен ­ ное имя, которое ее члены н осят всю ж изн ь. С тан о вя сь членам и « х а­ рийя», м альчики уходят из семьи, спят в м уж ски х д ом ах, т а к ж е д е р ­ ж а т свое оруж ие. «Х арийя» явл яю тся хозяйственны м и п од р азд ел ен и ям и с определенным кругом обязанностей. Б о л ее м олоды е группы у х аж и в аю т за скотом, старш ие зан яты работой на полях.

«Харийя» вы ступаю т т а к ж е к а к военны е п одраздел ен и я. Боевой по­ ряд о к таков, что сам ая ста р ш ая «харийя» стоит в первой линии, а с а м а я м л ад ш ая — в резерве. Консо об ъясн яю т так о е построение следую щ им образом : если сн ач ал а погибнут старш ие, это принесет меньш ий урон всей армии, а м олодеж ь надо беречь и вы п ускать в бой в последню ю очередь, так к а к именно она м ож ет реш ить исход битвы.

В ф ункции групп «харийя» входило т а к ж е н ак а зан и е наруш и телей общ ественного порядка. Енсен п еречисляет четы ре си м вола этой ф ун к­ ции: меч, ки н ж ал, п ал ку и кнут. П ричем м ладш ей группе п р и н ад л еж и т только один из них, а три другие — следую щ ей. Н а следую щ ем п р а з д ­ нике « о р л и тулла» м л ад ш ая «харийя» п ередает свой символ вновь о б р а ­ зованной группе, а сам а получает от преды дущ ей три других. Т аким образом, через 13 л ет происходит повыш ение социального полож ения групп «харийя».

Енсен во врем я своего пребы вания у консо отм етил у них п ять так и х групп. С ам ая м л ад ш а я, осн ован ная 13 л ет н азад, н а зы в а л а с ь «Д иргей 4 К. Е. К n u t s s о п, A uth o rity and change. A stu d y of the K allu in stitu tio n am o n g the M acha G alla of E thiopia, G oteborg, 1967, p. 226.

та», она в к л ю ч ал а м уж чин в в о зрасте от 22 до 35 лет. В торая — «Га ш а» — о х в ат ы в а л а м уж чин в возрасте от 35 до 48 лет. Третья — «До р у м ф ад д а» — от 48 до 61 года, четвертая — « Г ауваш а» — от 61 до 74 лет, п ят ая — « К аи л о л а» — от 74 лет и старш е. К а к видим, интервал в 13 л ет м еж д у группам и «харийя» четко соблю дался, т а к к а к предел, в котором вар ьи р у ет в о зр аст членов каж дой гр у п п ы — 13 лет.

Т аким об р азо м, возрастн ы е группы «харийя» ф орм ирую тся с учетом реальн о го в о зр аст а их членов. Н и какой кровнородственной связи м еж ду груп пам и нет. О ни имею т определенны е задачи, которы е вполне соот­ ветствую т их возр астн ом у составу. Заф и кси рован о столько ж е групп «харийя», сколько степеней в системе «дж ила».

С ущ ествует ли к а к ая -л и б о св язь м еж д у системой «дж и ла» и систе­ мой «харийя»? О бе они к наш ем у времени под влиянием новых эконо­ мических условий видоизм енились, хотя, конечно, сохранились элементы их п ервоначальн ой структуры и некоторы е первоначальны е функции.

Р еко н стр у и р о вать д етал ьн о систему «дж и ла» в ее изначальной ф ор­ ме вви ду ф р агм ен тарн ости д ан н ы х — весьм а сл ож н ая зад ач а. М ож но п редполож и ть, что она ан ал оги чн а системе «гада» у гал л а. Вероятно, о н а им ела сходную структуру и б ы ла вполне «работоспособной». И зн а ­ чальн ы й вид системы «д ж и ла» кратко мы мож ем представить следую ­ щ им об р азо м. С истем а «д ж и ла» в кл ю ч ал а пять степеней: I — «Ф арей та», II — «К рла», III — «Г ад а», IV — «О рш ада», V — «Гурра». В каж дой степени находили сь л иц а, составляю щ и е возрастную группу «харийя», прим ерно одного в о зр аста. В первой степени м альчики проходили обу­ чение и не им ели ещ е н икаки х социальны х прав, но уж е выполняли хо­ зяй ствен н ы е зад ач и. В о второй и третьей степенях группы «харийя»

консо п р и о б р етал и определенны е социальны е п р ав а и выполняли ос­ новны е п роизводственны е и военны е зад ач и. П ри переходе в четвертую степень члены группы п одвергали сь обрезанию, что означало переход к социальной зрелости и тем самы м д а в а л о право уп равл ять всей жизнью общ ества. В последней, пятой степени системы «дж ила» группа стано­ в и л ась советом старейш ин, обладавш и м высшей законодательной властью.

Э та схем а весьм а условн а, п оскольку пока ещ е невозможно устано­ вить точный и н тервал м еж д у степеням и и четко охарактери зовать ф унк­ ции групп в к а ж д о й из степеней. К ром е того, нет уверенности, что число степеней в системе « д ж и л а » и зн ачальн о равн ял ось пяти. Весь цикл в 90 лет, к а к и и н тервал в 18 лет, слиш ком вел и к д л я пятистепенной систе­ мы и не м о ж ет быть о п равд ан продолж ительностью жизни людей, со­ ставл я ю щ и х группы. 13. л ет м еж д у ф орм ированием возрастны х групп «хари й я» — срок более реальн ы й, хотя и он достаточно долог. Н аиболее вероятен д евяти летн ий период, к а к это отмечено у некоторых групп во­ сточны х консо. У га л л а, имевш их та к ж е пятистепенную систему, интер­ в ал м еж д у п ереходам и от степени к степени был восьмилетним.

И зн ач ал ьн о, вероятно, степени «д ж и ла» ф орм ировались с учетом р е ­ ального в о зр аст а членов к а ж д о й группы. Естественно предположить, что в общ естве консо бы ло не д ве социальны е системы, как отметил Енсен, а одна систем а « д ж и ла», п ять степеней которой последовательно про­ ходили п ять возрастных* групп «харийя». В ступление в «дж ила» было о б язател ьн о д л я каж дого, ч л ен а общ ества с учетом его возраста, и п е­ реход от степени к степени «д ж и ла» осущ ествлялся регулярно через по­ стоянн ы й о трезок врем ени и о зн ач ал повыш ение социального п олож е­ н ия не отдельн ы х лиц, а групп в целом. Н ормой системы было сохране­ ние постоянного и н тер вал а м еж д у двум я поколениями, отцов и детей, с в я зь м еж д у которы м и б ы ла не кровнородственной, а чисто в озраст­ ной. З а д а ч е й этой о р ган и зац и и бы ло распределение производственны х функций м еж д у членам и о б щ ес тва, что достигалось путем создан и я воз­ р астн ы х групп «харийя». В таком виде система «дж и ла» действительно могла регулировать социальную, политическую и религиозную ж и зн ь консо, а та к ж е хозяйственны й процесс.

Больш ой интерес д л я реконструкции первоначальн ого ви д а системы «дж ила» п редставляю т наблю ден и я Е нсена, касаю щ и еся п олож ен ия ж е н ­ щин консо в системе «дж и ла». К огда м уж чи на переходит в III степень системы, не только его сы новья вступ аю т в I степень «Ф арейта», но и стар ш ая дочь. П осле соответствую щ ей церем онии д евочек заб и р аю т из родительского дом а. К а к и м альчики, они ж и в у т в отдельном дом е, за ними н аб лю д аю т старш ие м уж чины вы сокого р ан га по систем е «д ж и ла»

и д ер ж а т их в строгости;

с другим и м уж чи нам и девочки не имею т права, общ аться. К ак и м альчики, девочки не могут.,выйти за м у ж вне системы «дж ила», на них т а к ж е р асп ростран яется п равило, п редпи сы ваю щ ее ин­ тервал м еж ду ними и их отцам и в д ве степени системы, т. е. в 36 лет.

Они вы ходят зам у ж, когд а их отцы переходят в IV степень системы,, а сам и они — во II степень «К ела».


С зам уж еством ж енщ ины у ж е не переходят из одной степени « д ж и ­ ла» в другую ;

о них не говорят, что они стал и «кела» или «гад а» (II и III степени системы « д ж и л а » ). Но у ж енщ ин, д а ж е зам уж н и х, есть свои, отдельны е от муж чин п разд ни ки «дж и ла».

М ладш ие сестры не входят в систему «д ж и ла». Они ж и вут при м а ­ тери и помогаю т ей в хозяйстве. О дн ако все девочки без исклю чения организованы в соответствии с их возрастом в группы «хари й я»;

они образую тся через 13 лет одноврем енно с группой м альчиков. М уж чин а м ож ет взять себе ж ену только из п ар ал л ел ьн о й его собственной группы «харийя». Д а ж е если его ж ен а ум ер ла или он берет вторую ж ену, то и в этих случаях вторая ж ен а д о л ж н а бы ть из той ж е группы «харийя»,.

что и первая.

А налогичное п ар ал л ел ьн ое об разован и е возрастн ы х групп у м а л ь ­ чиков и девочек н аблю дал М еркер среди м асаев 5.

Т аким о бразом, мы видим, что систем а «д ж и ла» о п р ед ел ял а врем я ж енитьбы и в о зр аст невесты. Т а к о х р ан ял ся принцип возрастн ого со­ ответствия. Это ещ е р аз п оказы вает, что и зн ачальн о вступление в си сте­ му проходило не по кровнородственном у, а по возрастн ом у принципу.

В противном сл у ч ае у вел и чи вал ась бы возм ож н ость б р ако в м еж д у к р о в ­ ными родственникам и.

Именно видоизм енение первоначальн ы х за д а ч системы « д ж и л а »,— переход от возрастного принципа ее ф орм и рован ия к кровн ородственн о­ му при вступлении в систему — привело к тому, что в б р ак м огли в сту ­ пать члены «дж и ла» от 36-летнего до детского в о зр аста, что н ельзя признать нормальны м. Ф ункционирую щ ая систем а «д ж и ла» в н аш е в р е ­ мя у тр ати л а четкость структуры, принцип вступления в нее и зм ен и лся;

со временем не возраст, а родство стало оп ред елять место ч ел о век а в этой системе. О дн ако рудим енты п реж ней форм ы ещ е сохрани ли сь.

В частности, соблю дался и н тервал м еж д у поколениям и в две степени, часть долж ностей все ещ е о ста в а л ась вы борной. О дн ако о б щ ая з а д а ч а пятистепенной структуры «д ж и ла» изм енилась;

на основе древнего п р а ­ ва она теперь у к р еп л я л а, м ож но ск азать, у зак о н и в ал а право н а с л е д о в а ­ ния власти и и м ущ ества отдельны м и лицам и.

П овы ш ение социального п олож ен ия в разл и чн ы х степенях р егу л и ­ руется не выбором в соответствии с периодичностью системы, а п р ав о м наследования, что о п ределяется соответствую щ им и сем ейно-родственны ­ ми отнош ениями, а не системой, в которой социальную роль д олж н ы в ы ­ полнять не отдельны е л и ц а, а группы лиц. Н али ц о противоречие м еж д у структурой системы и ее функциями.

6 М. M e r k e r Die M asai. E thnographische M onographie eines o stafrik an isch en Semitenvolkes, Berlin, 1904, S. 71.

В н аш е вр ем я у ж е нет полного соответствия м еж ду возрастны ми груп пам и «харийя» и степеням и «дж и ла». Это значит, что нет соответ­ ств и я м еж д у ф ун кц иям и и структурой системы «дж ила», м еж ду ее ф ор­ мой и со д ерж ан ием. В неш н яя раздвоен ность организации, вероятно, и п р и вел а и ссл ед о вателей к неверной мысли о сущ ествовании в общ ест­ ве консо д ву х соверш енно разл и чн ы х социальны х систем.

П р едставлен и е о сосущ ествовании у консо двух различны х социаль­ ных систем возни кло т а к ж е, видим о потому, что система «дж ила» р а з ­ р у ш ал ась бы стрее, чем в озрастн ы е группы «харийя», которые во врем е­ на Е н сен а о б л а д а л и всем и внеш ним и атри б утам и преж ней системы и п о-преж нем у главной их зад ач ей было вы полнение производственных ф ункций. О д н ако и ссл ед ователь отм ечает, что определенная «харийя»

б ы л а з а н я т а об р аб о ткой зем ли, хозяин которой бы л о б язан кормить всю группу. «Х арийю » таки м об разом, мож но р ассм атр и в ать к ак бригаду рабочих, в зяты х сп ециально д л я обработки зем ли, находивш ейся в част­ ном владении.

С ильнее ск а за л о с ь разруш ен и е «д ж и ла» на структуре степеней.

В XX в. эти степени у ж е п р ед став л ял и собой систему рангов и служ еб­ ных д олж ностей. В ступление в систему стало способом д л я отдельных б о л е е вл и ятел ьн ы х лиц продвинуться по социальной лестнице, приобре­ сти титулы, поднять свой п рести ж и увеличить имущ ество. К аж ды й человек, достигш ий вы сокого п олож ен ия, был заинтересован в том, чтобы п ер ед ать все свои п реим ущ ества не чуж им лицам, а своим сы­ н овьям. Т ак, с укреплением собственности отдельны х семей исчез д е­ м окр ати зм, свойственны й подобным системам в эпоху первобы тнооб­ щ инного строя.

П одведем итоги. О бъективной основой орган и зац ии возрастны х групп я в л яе т ся р азд ел ен и е труд а. В общ естве с подобной социальной струк­ турой именно в о зр аст и пол оп ред еляли место и функцию каж дого ин­ д и в и д а в п роизводстве и общ ественной ж изни. С озданны е по этому п ринципу группы п р ед став л ял и собой производственны е коллективы с кон кретной зад ач ей, которую они вы полняли в течение определенного возр астн о го периода. Это п р о д о л ж ал о сь до тех пор, пока возрастной ф ак т о р не п ер ед ви гал всю группу на новую социальную ступень, где ф ун кц ии группы изм ен яли сь в соответствии с ее возрастны м составом.

поиски ФАКТЫ ГИПОТЕЗЫ Б. Н. П у т и л о в ОСТРОВ ПЕСЕН (НА АТОЛЛЕ ФУНАФ УТИ) г А толл Ф унаф ути — самы й больш ой в группе островов Э ллис. С п а ­ лубы «Д м итрия М енделеева» сквозь утренню ю д ы м ку ед в а п р о гл я д ы ­ вали вы тянуты е по гром адной дуге д еся тк а три островков, связан н ы х м еж ду собой цепью рифов. В северо-восточной части а то л л а длинны м у з ­ ким полукруж ием л е ж а л низкий берег, казав ш и й ся отсю да сплош ь п о­ крытым густыми рощ ам и не по-обычному вы соких кокосовы х п альм. Э то был Ф унафути — единственны й населенны й остров ато л л а. В бин окль мож но было р азгл я д еть кры ш и хиж ин и белы е домики.

Мы вош ли в лагу н у и бросили як о р ь в н ескольки х ки л о м етр ах от главного острова. О щ ущ ение того, что мы в 'о гр о м н о м зам кн утом к о л ь ­ це, протянувш ем ся на десятки миль, приходило к нам с больш им т р у ­ дом. Бы ло врем я отлива, и св ер к аю щ ая под солнцем л а гу н а недвиж ной громадой, не ды ш а, л е ж а л а вокруг нас. Л и ш ь легкий ветерок приносил на гладкую поверхность воды чуть зам етн ую рябь.

С берега не было слы ш но ни звука.

Такой умиротворенной красоты и спокойной заброш енн ости нам в Океании, каж ется, встречать ещ е не приходилось.

О лю дях ато л л а мы зн ал и до вы садки немногое. О строва Э лли с — английская колония;

вместе с архи п елагом Г и лберта, л еж ащ и м к северо зап аду, они образую т адм инистративную единицу с центром на ато л л е Т ар ава. Ж ители Ф унафути — типичные полинезийцы, и я зы к их во мно­ гом близок к самоанскому.

Мы были первыми советскими лю дьм и, с которы м и предстояло по­ знаком иться ф унаф утийцам, д л я н ас ж е п р ед став л ял ас ь сч астл и в ая в о з­ мож ность после С ам оа увидеть другой в ар и ан т полинезийской к у л ь ­ туры.

* * Всю неделю, предш ествовавш ую приходу «М енделеева» на Ф ун аф у­ ти, меня м учила м аляри я. Хотя приступ прош ел и тем п ер ату р а у п а л а, я ощ ущ ал сильную слабость, голова круж и лась. О дн ако л е ж а т ь в п ро­ хладной каю те стало просто невмоготу, д а к тому ж е я до сих пор не мог переж ить, что ничего не увидел на Зап ад н о м С ам оа. С удовой док 1 Публикуя эту статью, редакция продолж ает знакомить читателей с работой этно­ графического отряда, участвовавш его в 1971 г. в экспедиции на научно-исследователь­ ском судне АН СССР «Дмитрий Менделеев». См. «Сов. этнография», 1972, № 2— 4;

1974, № 2.

тор, видимо, понял мое состояние и на мой вопрос, могу ли я сойти на берег, ответил с улы бкой: «Е сли есть силы и ж елан и е, сходите». Я почти бегом о тп рави л ся соб и раться и через д есять минут, одетый д л я высадки, и, сам ое главное, с м агнитоф оном через плечо и достаточны м запасом ленты, сидел в боте.

М ы вы л езли на пустынном пирсе и, п реж д е чем идти в деревню, про­ ш ли в до л ь б ер ега в противополож ном от нее н ап равлен ии. К огда отсюда см отриш ь н а лагун у, ощ ущ ение особенного, ни н а что не похожего по­ коя и л аск аю щ ей истомы становится ещ е сильнее. П ротивополож ны й край а т о л л а к а ж етс я тонкой темной ниточкой. С плош ная зелень коко­ совы х п альм и пан данусов сп р ав а и слева почти вплотную подходит к голубой воде, их о тд ел яю т от нее несколько метров отмы того волной,, сверкаю щ его белизной п еска д а груды серых кам ней, м еж д у которыми коп ош атся ж ел ты е крабы. Н есколько каноэ с аутри герам и бесш умна ск о л ь зя т по л агу н е — ры б аки отправились на утренний лов.

Д о р о га, о б саж ен н а я вы сокими - до 30 метров — кокосовы м и п ал ь ­ — м ам и и низким и раски ди сты м и пан данусам и, ведет нас вдоль берега,, мимо д еревенского к л ад б и щ а, мимо огородов с посадкам и таро, мимо рощ и ц хлебного д ер ев а, к довольн о больш ой открытой площ адке, на которой мы н еож и д ан н о зам еч аем следы войны: заросш ие травой, полу­ засы п ан н ы е воронки от сн арядов, остатки сн аряж ен и я, обветш авш ие з а ­ гр аж д е н и я. З д ес ь б ы л а когда-то ам ер и к ан ск ая военная база.

Д ер ев н я Ф о н гаф ал е п ротян ул ась нескольким и рядам и хижин кило­ м етр а на д в а, вся она у к р ы та в тени деревьев. О б саж ен н ая д еревьям »

«улица», по которой м ож ет проехать м аш и на, собственно одна, осталь­ ные хиж ины р азб р о са н ы в глубине без какого-нибудь порядка. Они в основном двух типов. О дни совсем без стен, н а коротких сваях, под кры ш ам и л е ж а т свернуты е циновки, которы ми мож но завесить проемы;

д руги е имею т лиш ь невы сокие (около м етра) ограж дени я, а в верхней части, до сам ой кры ш и, соверш енно откры ты. Л ю ди сидят на нарах, застел ен н ы х циновкам и, зан и м ая сь каким -то делом либо просто отды­ хая. В п ал ящ и й полдень или в послеобеденны е часы, проходя по дерев­ не, м ож но видеть внутри хиж ин неподвиж ны е ф игуры хозяев. «Талофа, тал о ф а!» — певуче о кл и каю т они проходящ их. Д оброж елательность, и скр ен н яя лю безность и приветливость ф унаф утийцев проявляю тся сра­ зу, после первой встречи с нами.

Ф унаф утийский быт прост, и традиционны е моменты в нем перепле­ лись с влияни ем соврем енной ц ивилизации. В хи ж и нах нередко можно увид еть стол с таб у р етк ам и или л ав к ам и вокруг него, деревянны е или ж ел езн ы е кровати с перинам и, о д еял ам и и подуш кам и, но хозяева сидят на полу или н а н а р а х и сп ят н а циновках. Н овое — это д ан ь "моде, сви­ детел ьство д о статк а;

слож и вш егося о б р аза ж изн и эта п оказная рос­ кош ь не зат р а ги в ае т.

В ж енской о д еж д е почти не осталось традиционны х черт. Ж енщ ины п остар ш е н осят обычные ю бки и блузки, девуш ки — п латья, все из хлоп­ ч ато б у м аж н о й м атери и или ш елка и искусственны х тканей. Зато многие м уж чины х о д ят в пестры х л а в а л а в а — длинны х, до пят, кусках материи, которы м и они обкручиваю т себя, или длинны х ж е светлы х юбках, поверх которы х надеты рубаш ки;

. М олоды е р еб ята, ю ноши ходят в одних ш ор­ тах. У м олоды х — стройные, гибкие, м ускулисты е фигуры спортсменов, хорош о р азви ты е плечи, крепкие, сильны е руки. Ф унафутийцы постарш е в больш инстве полны е, грузны е, отяж елевш и е, с круглы ми лицам и и по­ рядочны м и ж и вотам и.

В се р азн о о б р ази е человеческих типов, лиц, одеж д, характеров ф у н а­ ф утийцев откры лось нам на вечернем п раздни ке, который деревня уст­ р ои ла д л я экспедиции.

У ж е совсем темно, когд а мы в ы саж и в аем ся на пирсе, голоса невиди­ мых лю дей о кл и каю т нас, произн осят традиционное «талоф а», и мы идем 127" Рис. 1. Девушки — участницы танцев Рис. 2. М олодежный ансамбль в деревню. Н ачинается дож дь, я укры ваю м агнитоф он и сум ку с л е н ­ там и под плащ. М ы долго ш лепаем по л у ж ам, скользим, х в а т а я с ь д р у г за друга. В хи ж и нах ни огонька — вся д еревн я уш л а на праздни к.

Н а больш ой площ ади — дом собраний (таусоа). П ред в ар и тел ьн о разувш ись, мы заходи м внутрь. П олы огромного з а л а устлан ы цинов­ ками. Зр и тел и уселись вдоль барьеров, у колонн, подпираю щ их кры ш у.

О тдельной группкой сидят вож ди деревни и члены совета м естного уп ­ равления.

С двух сторон з а л а у ж е разм ести лись певцы, м узы канты, танцоры.

К ак нам объяснили, д ве группы п ред ставл яю т д ве части д еревн и — А ла пи и С енала.

Обе группы «артистов» соверш енно одинаковы по составу. П озад и, у стены, р асп о л агается хор — ж енщ ины п одальш е, м уж чины б л и ж е к центру зал а. Н есколько муж чин с сосредоточенны м видом уселись в о ­ круг больш ого ящ ика, покры того циновкой. М не у ж е п риходилось ви ­ деть такой б а р аб ан н а других островах. Р ядом ю нош а з а ж а л в коленях блестящ ую ж естян ую канистру. В переди хора лицам и к центру сидят девуш ки. П оверх обы кновенны х ю бочек н а них надеты юбки из р ас к р а­ шенных полос тапы, ш ироких пальм овы х листьев и волокон, нейлоновые и просты е тр и ко таж н ы е белы е б лузки украш ен ы венкам и из листьев и цветов, к р укам вы ш е локтей п ри вязан ы тесем кам и пучки листьев. Н а головах у них — гром адн ы е, в несколько рядов, венки из цветов. Такими ж е вен кам и укр аш ен ы головы многих участников хора и зрителей. В ен­ ки эти очень х ар ак тер н ы д л я П олинезии, их мож но встретить и на дру­ гих островах, повсю ду они сим волизирую т п разд н и к и сл у ж ат вы раж е­ нием гостеприим ства. О чень скоро они появляю тся и на наш их головах.

П о к а п р азд н и к не н ач ал ся, девуш ки си дят в спокойных позах, пере­ го в ар и ваясь и пересм еи ваясь, с лю бопы тством п огляды вая н а нас. Н е­ которы е из них удивительно напом инаю т героинь Гогена, только вид у них более соврем енны й.

Н ач и н ается п раздни к. Группы А лапи и С ен ал а вы ступаю т поочеред­ но. В к аж д о м вы ступлении — две-три части, д лящ и еся по несколько ми­ нут. В есь п р азд н и к — это непреры вное соревнование, творческий спор двух коллективов. П остепенно мы зам еч аем, что и зри тели — к ак на спортивны х со стязан и ях — поделены н а две части: одни п редставляю т С ен ал а, другие А лапи, и все откры то болею т з а своих. Сегодня, однако, случай особы й — обе группы стар аю тся п о к аза ть все лучш ее гостям, и к а ж д а я из них заи н тер есо ван а не только в собственном успехе, но и в успехе «соперников».

П о свистку ведущ его хор С ен ал а медленно и громко зап евает пес­ ню — ш ирокую и спокойную. П о н ач ал у вы деляю тся муж ские голоса.

В какой -то м ом ент р а зд а е т с я новый свисток, ритм песни п ерелам ы вает­ ся, си дящ и е во кр у г ящ и к а м уж чины н ачинаю т сл аж ен но бить по нему, и зв л е к ая из него гулкое б ар аб ан н о е звучание. К этому присоединяю тся звен ящ и е у д ар ы по канистре. Хор становится мощ нее, а темп постоянно уб ы стр яется, б ар аб ан щ и к и д у б а ся т по ящ ику изо всех сил. Все большее в о зб у ж д ен и е о х в аты вает певцов и м узы кантов, плечи и грудь у них б лестя т от пота, л и ц а сияю т вдохновением. Ведущ ий вскаки вает, дает новую ко м ан ду свистом и кри кам и, исступленно р азм ах и вает руками.

О н явно хочет довести гром кость и тем п исполнения до немыслимого п р ед ел а, и в тот сам ы й момент, когд а ем у это, каж ется, удается, когда все вот-вот взо р вется вокруг от грохота и невозм ож ного нап ряж ени я,— пение вн езап но об р ы вается и н асту п ает на несколько мгновений полная тиш ина. А потом... потом резкий свист р азд ае тся на другой стороне зал а и сильны е кр аси вы е голоса за в о д я т новую песню, которая тож е будет д о вед ен а до вы сш его н а к а л а и т а к ж е прервется, когда наш и уши больше не в си л ах будут в ы д ерж ать. И т а к весь вечер, почти без перерывов.

Д еву ш ки, когд а н ачин ается пение, си дят сн ач ал а, к а к бы не зам е­ ч ая происходящ его, затем по свистку ведущ его они поднимаю тся и н а ­ чинаю т танец. С тоя на всей ступне н а чуть согнуты х ногах, они почти не д ел аю т дви ж ени й ни вперед, ни в стороны. Г лавное в танце состав­ л яю т н еп овтори м ая игра рукам и, повороты головы, легкие движ ения те л а д а см ена вы раж ен и й лиц. С ейчас, много времени спустя, когда я вспом инаю этот вечер, передо мной плы вут, летят, разговари ваю т д е ­ сятки светло-ш околадн ы х девичьих рук, исполненны х невы разим ой г р а ­ ции и с тако й полнотой передаю щ их все, что содерж алось в танце. М ы, не зн аю щ и е я зы к а жестоВ,' восприним аем их чисто эмоционально. Н о, о к а зы в ае тся, у ж естов есть свое устойчивое значение, и они могут чи­ таться. Н и колаю М и хайловичу Гиренко повезло: рядом с ним о к а за л с я ф ун аф ути ец, отлично зн авш и й я зы к тан ц евальны х ж естов и сумевш ий тут ж е д овольн о подробно объяснить его. С амое интересное, что жесты не только и зо б р а ж аю т неч^б вполне видимое, м атери альн ое — наприм ер, плы вущ ие по небу о б л а к а или поды маю щ ую ся звезду, или море,— но и 9 Советская этнография, № 3 Рис. 3. Д евуш ки исполняют традиционный танец целый мир отвлеченны х понятий, чувств, если угодно оп ределенны х ж и з ­ ненных принципов. В от в ы тян у тая вперед п р а в а я р у к а — л ад о н ью вниз — д ви ж ется п окачи ваясь, словно по легким волн ам : это ж е ст д р у ж ­ бы, д руж ески х отнош ений;

ещ е более в ы сокая степень — сердечности, любви: больш ими п ал ьц ам и обеих рук танцую щ ие плавны м и д в и ж е н и я ­ ми касаю тся попеременно груди и ж и вота. Л ад о н и р у к л егко к асаю тся одна другой перед грудью п ал ьц ам и, чуть п окач и ваясь: мир, единство, согласие.

И снова руки вы брасы ваю тся поочереди вперед, п р а в а я подн и м ается вверх, танцую щ ие начинаю т сл егк а круж и ться: это о зн ач ает свободу, радостное веселье, если хотите — п олет куда-то.

По мере того к ак темп песни у ч ащ ается и хор звучит все мощ нее, п ри б ли ж аясь к кульм инации, девуш ки приседаю т все ниж е, тан ец посте­ пенно приобретает больш ее возбуж дени е и резкость дви ж ени й. З а к л ю ­ чительные ж есты напом инаю т д ви ж ен и е в наш ем м атросском тан ц е:

с легкими п р ы ж кам и в сторону девуш ки словно тян ут что-то снизу. Т а ­ нец кончается под традиционную ф орм улу — «саф ен га м ал й а» («м ы много сделали», «достаточно», «хватит») и тр о ек р атн о е тя ж ел о е «хэ хэ-хэ!».

К а к только девуш ки н ачинаю т тан ц евать, в ы р аж ен и я лиц их резко меняю тся — куда-то и счезаю т ленивое спокойствие и б е ззаб о тн ая то м ­ ность, на смену приходит горячее возбуж дени е, г л а за сияю т, о сл еп и тел ь­ ные зубы откры ваю тся в ш ироких улы б ках. К а ж д а я из танцую щ их, не н аруш ая единого п лан а тан ц а, и грает свою, одной ей ведомую р ол ь, создает какой-то свой неповторимы й образ.

Д о лж н о быть, у тан ц ев этих д о л га я история, и она р а в н а истории народа, их создавш его. Они, конечно, восходят к древним о б ряд овы м, магическим, культовы м п ляскам. С ам и танцую щ ие этих связей у ж е м о­ гут не ощ ущ ать, но они есть, потом у что искусство тан ц а зд есь н а ост­ рове п ередавалось из поколения в поколение в п оряд ке бы товой т р а д и ­ ции, а не через какую -то хореограф ическую ш колу;

м астерство у св аи ­ валось естественно и органично. Ч тобы т а к тан ц евать, не н ад о бы ть обу­ ченной танцовщ ицей, н адо быть ф унаф утийкой, н адо родиться и вы расти здесь на атолле...



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.