авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н В 1926 Г О Д У ВЫ Х О Д И Т 6 РАЗ в г о д 3 Май — Июнь ...»

-- [ Страница 7 ] --

М еж ду тем х о зяева объясняю т нам со д ер ж ан и е ка ж д о го тан ц а и каж дой сопровож даю щ ей его песни, и перед нам и откры ваю тся н еож и ­ данные и невероятно интересны е подробности.

Н ач и н ает коллектив С ен ала. Хор о б р ащ ается к гостям с русского ко­ раб л я: «М ы р ад ы встрети ться с вам и сегодня н а наш ем острове. К ак хорошо, что вы п риехали к нам, мы славим этот день встречи и ж елаем вам всего наилучш его». Это традиционны й полинезийский политес. П ес­ ня п р и д у м ан а не сейчас, она хран и тся в пам яти н а подходящ ий случай.

Все д ел о в конкретном исполнении, и нам к аж ется, что сейчас песня звучит особенно искренно и чисто.

Н е будь сегодня зд есь гостей, п р азд н и к н ач ал ся бы несколько по-ино­ му: лю ди из С ен ал а стал и бы х в астать в песне своим искусством пения и тан ц а и подсм еи ваться н ад неум ехам и из А лапи, а те ответили бы им чем-нибудь в этом ж е роде. С егодня, однако, прямой спор отставлен.

Во втором своем ц икле хор С ен ал а поет о том, к а к д в а д ц ать восем ь лет н а з а д на Ф унаф ути уп али японские бомбы. Л ю ди острова не могут заб ы ть этот д ен ь — «печальны й д ен ь бом бардировки Ф унафути».

«Я буду петь д л я того, чтобы все зн ал и, что было, и чтобы это больш е никого не за с т а л о врасплох». Д л я девуш ек в раскраш енны х ю б ках и с вен кам и на го л о вах «печальны й день» т а к д а л е к и т а к нереален... Н а ­ п расно бы мы стал и и скать на их л и ц ах во врем я соответствую щ ей пантом им ы следы тревоги, в ы раж ен и е серьезности темы. И грать суро­ вую историю они не научились и п ереж и вать ее искренно не могут.

Хор А лап и зап ел песню о красоте острова Ф унафути, о его пальм ах, о недвиж ном покое л агун ы, о том, что д л я ж и телей деревни нет ничего д о р о ж е этого м ален ького кусочка зем ли, затерявш егося в безбреж ном океане.

П ер ед нам и бы ло искусство соверш енно ж ивое, связанное с сегод­ няш ним миром островитян, в ы р а ж ав ш е е их строй чувств. Ничего архаи ­ ческого, стар о д авн его не бы ло в сл овах песен. Чем д альш е, чем инте­ реснее и по-своем у загад о ч н ее о к азы в ал ся тот мир поэзии, в который вводил н ас п разд н и к. К оллекти в С ен ал а исполнил песню и пляс о Н ое­ вом ковчеге. П евцы и тан ц оры А лапи ответили на это пантомимой о блудном сыне. Н а стороне С ен ал а п розвуч ал а история борьбы Д ави д а с Г олиаф ом, группа А лапи исполнила библейскую историю о царе И у­ дейском. Н и в м ан ер е пения, ни в х ар а к тер е м узы кальн ого сопровож де­ ния, ни в тан ц ах н ельзя бы ло зам ети ть чего-то такого, что вы деляло бы эти песни и пантом им ы из общ его р я д а и отличало бы их по самому духу. Это бы ло искусство н асквозь мирское, язы ческое, живое. О ткуда ж е так и е темы?

П о зд н ее нам и зл о ж и ли ту версию, объяснявш ую их появление, ко­ то р ая, по-видимому, п ризн ается на острове всеми. М иссионерам, об ра­ щ авш им ф унаф утийцев в христианство, среди других язы ческих обычаев, распростран ен ны х на острове, не н равили сь и танцы, и они попытались зап р ети ть их. В от тогда-то якобы и род и л ась идея спасти традиционное искусство, привив ем у содерж ан ие, которое не противоречит учению церкви. К сож алению, никто не помнит (либо не хочет вспоминать) исконного со д ер ж ан и я стары х п лясок и тан ц евальны х песен. П о-види­ мому, в традиционную м узы ку постоянно вли вали сь мелодии псалмов.

Н о искусство пантом им ы изм енилось м ало, что ж е касается новых сю­ ж етов, то не они подчинили себе традиционное полинезийское искусст­ во, а напротив, оно сам о асси м и ли ровало и трансф орм ировало на свой л а д сю ж еты и идеи библейских ск азан и й и новозаветны х историй.

В сущ ности, безвестны е ф ун аф ути й ски е поэты поступили с ними совер­ ш енно т ак, к а к это д ел ал и их предш ественники в разны х концах зем ­ л и — они увидели зд есь поэтический м атери ал, который п оддается сво­ бодной о б р аб о тке и в котором откры вается что-то близкое, интересное, свое.

Вот, наприм ер, к а к и нтерпретировался в поэтическом восприятии островитян-ры боловов новозаветны й эпизод с призванием апостолов-ры б ако в на Геннисаретском. озере. Л ю ди А лапи запели:

9* Слушай голос, голос жизни, Сейчас мы с мелкого места идем на глубокое.

Послуш ай меня, не спеши, Мы будем ловить рыбу всю ночь.

Д ети мои, всю ночь. 5• Мы прож дали рыбу, но ничего нё. йбймали, Н адо идти на другое место. :

Мы пришли на другое место И поймали очень много рыбы..

Н адо позвать еще ребят, Пусть они помогут вы тянуть сети..У М уж чина, растолковы вавш и й нам сод ерж ан и е песен, с некоторы м смущением заклю чил: «В ообщ е-то это о святом П етре». А у меня я в и ­ л ась мысль, не св язан а ли эта п ан том и м а в своих истоках с тем и у т р а ­ ченными ныне магическим и п ляскам и, которы е и сп олняли сь перед от­ плытием на рыбную ловлю и которы е д олж н ы были обеспечить богаты й улов. И стория о р ы б ак ах -ап о сто л ах яв и л ась к а к бы посредствую щ им звеном м еж ду старой магической песней и пляской и соврем енной пес­ ней-пантомимой, в которой ры бн ая л о в л я получила у ж е чисто п оэтиче­ ское, я бы ск азал, лирико-ф илософ ское осмысление. И т а к почти во всем.

Вот хор л о е т о том, к ак А гарь в пусты не не м ож ет напоить сы на и я в ­ л яется ангел со словам и: «Н е плачь, вот вода д л я твоего сы на, вот она перед тобой, дай ему напиться, не бойся, это хорош ая вода». В песне ничего не говорится о чудесном колодце, потому что ф ун аф ути й цы ко ­ лодцев почти не знаю т, зато они очень хорош о зн аю т цену воде, особенно хорошей: у каж д о й хиж ины в деревн е стоят бочки, в которы е б ереж но собирается д о ж д ев ая вода. Они, р азум еется, не стр а д а ю т от ж а ж д ы, пока у них есть кокосовые орехи, но понятно, почему мучения А гари и И зм аи ла ими воспринимаю тся вполне «по-островитянски».

В иных сл у ч аях библейский текст об орач и вается д л я них высокой лирикой. К ак вари ац ии на тем у «П есни песней» зв у ч ат стихи:

Твое лицо красиво, божественно, М оя любимая, Ты так прекрасна, Что твое лицо можно сравнить только с лицом бога.

В ряд ли миссионеры одобрили бы философию, вы раж ен н ую в след ую ­ щих стихах:

Смотри, как прекрасно ж ить под солнцем.

Посмотри и запомни, Потому что когда ты уйдешь из этого мира, То этой красоты уж е не увидишь.

П оследний цикл, исполненный лю дьм и А лапи, к а к говорится, под з а н а ­ вес, н азы вал ся « П л яс о звездах». К тому моменту, когд а н ач ал о сь его исполнение, тропический д ож д ь п рекрати л ся, и черное небо с огромны ми звездам и повисло низко-низко над нами.

М ужской голос тихо, чтобы не м еш ать пению, переводил нам сл ова:

Знам енитая звезда есть на зап ад от острова.

Слышишь, поют цикады, В ночи разносятся далеко голоса, Но сегодня эта звезда уж е не там, Она на востоке, Она указы вает, где родился Христос:

Это Вифлеем, Это звезда царя царей.

Смотри, к ак прекрасен Фунафути, Сколько птиц спряталось в тени и спят.

Смотри, сколько лодок.

Н астало время и тебе отправиться на своем каноэ.

Трое волхвов отправились смотреть, Где царь родился.

Трое волхвов плы вут в Вифлеем на лодках, И ангелы сопровож даю т их.

Н ет, стихи эти не из ч исла тех, что могут об рад овать миссионеров.

З а то они многое говорят тем, кто хочет понять душ у маленького остров­ ного н ар о д а. Е щ е н едавно мир был зам кн у т д л я него кольцом атолла.

Теперь гран и цы его безм ерно расш и ряю тся. У н арод а Ф унафути есть своя и стория, и она н еотры вна от истории человечества. Именно эта больш ая м ы сль о щ ущ ается в наивны х и поэтичных строках песни о без­ вестном ф унаф утийце, сн ар яж аю щ ем свое каноэ, чтобы отправиться вслед з а вол х вам и в неведомы й В иф леем. Ф унаф ути прекрасен, но н ел ьзя ж и ть одним только Ф унаф ути. Д о л ж н о быть, очень к месту была эта зак л ю ч и тел ь н а я песня в тот дивны й вечер, когда фунафутийцы на свой полинезийский м анер зн аком или сь с учеными и м орякам и из д а ­ лекой страны.

В п р о м еж у тках м еж д у тан ц ам и были речи. О дин из деревенских вож ­ дей о б р ащ а л с я к нам на певучем местном язы ке, м олож авы й фунафу тиец ту т ж е п ереводил по-английски, а наш капи тан — по-русски. Поли­ незийцы ум ею т и л ю б я т говорить приветственны е речи, они очень искус­ но соединяю т привы чны е ф орм улы гостеприим ства с ф разам и, подска­ зы ваем ы м и конкретны м и обстоятельствам и. Н а этот раз таким «обстоя­ тельством » бы л советский корабл ь. Г ром адны й белый красавец, види­ мо, произвел впечатлени е на островитян. Видимо, и лю ди с корабля им н р ав ятся. О собенно п о р а ж а е т их м нож ество ж енщ ин в составе экспеди­ ции. Они не п р ед став л ял и себе, что ж енщ ины могут быть учеными. Наш д обры й см ех р ассеи в ает их смущ ение. В стреча зак ан чи вается тем, что кап и тан п р и гл аш ает всех за в т р а на корабль.

К вечеру следую щ его дня все н аселени е деревни, з а исключением совсем стар ы х и сам ы х м аленьки х, бы ло у п ричала. П ервы е катера д о­ стави л и на к о р а б л ь ш кольников. П одн явш и сь по веревочному трапу на п алубу, они п о н ач алу ж а л и с ь д руг к другу, сверкаю щ ие внутренности к о р а б л я ослепили их. Н о очень скоро они освоились, расползлись по всем у судну, и их потом приш лось и звл ек ать из самы х неожиданных мест.

П остепенно к о р а б л ь зап о л н и л ся гостям и с острова.

Н а верхней п алубе, после того к а к гостям п оказал и кают-компанию, кон ф ер ен ц -зал, маш инны й за л, л аб оратори и, ш турм анскую рубку, про­ крути ли несколько ф ильм ов, состоялось торж ество. Снова были песни и пляски, снова произносились речи, а в заклю чение один из вож дей с к а за л : «М ы только сегодня с удивлением узнали, что в ваш ей стране нет кокосовы х п альм. М ы п р и в е з л и вам четы реста пятьдесят кокосовых орехов, чтобы каж д ы й из в ас мог п о к азать их у себя дома».

Н ау тр о мы снова в деревн е. Л ю дей м ало — дети в школе, многие взро сл ы е уш ли н а огороды, отп равили сь ловить рыбу. Мы идем к а м е ­ нистым берегом. Г ром адн ы е.ж елто-белы е раковины, выброш енные ноч­ ным приливом, суш атся н а солнце, длинны е «пальцы» на них облом аны.

Ж ен щ и н ы м етут дворы у хиж ин, приветливо окликаю т нас. З а го в а р и ­ ваем с нескольким и девуи/кам и, оказавш и м и ся поблизости, заводим р азго во р о песнях. О дн а из них — С ам ол а — немного поним ает по-анг­ лийски, во всяком случае;

dfiа бы стро усваи вает, чего я хочу, и у ж е ми­ нут через пять мы с В ладим и ром Н иколаевичем Б асиловы м сидим в окруж ен ии д евуш ек и м олоды х ж енщ ин на веранде. С ам о л а приносит маленькую ги тару (у к у л е л е ). У нее приятны й густой низкий голос, у ее подруг — повыше.

Н есколько часов провели мы на веран д е, к а зал о сь, соверш енно от­ горож енны е от остального м ира, целиком погруж енны е в мир девичьей ф унаф утийской песни. Р а з а д ва-три неож и дан но об руш и вал ся троп и ч е­ ский дож дь, и шум его н ач ин ал п ерекры вать голоса пою щ их, но очень скоро снова приходила тиш ина, и мы сл ы ш ал и одну лиш ь песню. П еред нами р азв о р ач и вал ась к а к бы сю ита из м н ож ества песен, все они были связаны одной темой — темой сегодняш него Ф унаф ути, в них поэтически чисто и н еп ритязательн о в ы р а ж ал и сь н астроени я, лирические р а з ­ думья, о ж и дан ия м олоды х островитян. Это 5ыла п оэзия повседневности, в ней н ельзя было найти ничего, что вы ходило бы з а пределы острова, она вся бы ла зам кн у та в кольце лагун ы....М олоды е лю ди п лы вут в к а ­ ноэ по лагуне, лю буясь ее красотой... К а к п рекрасен Ф унаф ути с его высокими п альм ам и и ярким и цветам и... С кауты п риехали с других ост­ ровов и ж гли н а Ф унаф ути лагерн ы й костер... Д евуш ки и ю нош и у ч а с т ­ вовали в постройке дом а;

по случаю окончания работы бы л устроен праздник.

С ам ола тут ж е н азы вает даты, ко гд а п роисходило то или д ругое со­ бытие. Ж и зн ь на острове столь спокойна и о д н ооб разн а, что лю бой с л у ­ чай становится событием и по поводу его сл агаю т песню. В больш инстве песен мир безоблачен и светел, и л и р и ке их больш е всего подходит определение созерцательной. Х ар ак тер у слов вполне соответствую т и мелодии — нежны е, слегка задум чи вы е, чуть-чуть трон уты е п ечалью.

Е сть и песни с конф ликтны м началом. О дну такую песню С ам о л а и зл агает особенно подробно. К д евуш ке приходит д руг с дурны м и н ам е­ рениями («Он нехороший, очень н ехорош ий»), а потом и дет к другой и той р асск азы в ает все о первой...

Р азд у м ы в а я над всем услы ш анны м, я начинаю соп оставл ять сод ер­ ж ани е ф унаф утийских девичьих песен с сод ерж ан ием русских д ер ев ен ­ ских частуш ек и неож иданно об н аруж и ваю в тех и других н ем ало об ­ щего. Главное, что их сб л и ж ает,— это стрем ление поэтически за п е ч а т ­ леть самы е обычные ж итейские ситуации, вы рази ть девичий в згл я д на происходящ ее, передать такие душ евны е д ви ж ен и я, о которы х никто не знает и зн ать не м ож ет. Ф орма спокойной, удивительно м елодичной, бо­ гатой переходам и, к а к бы перели ваю щ ей ся песни очень соответствует и характеру полинезийцев, и окруж аю щ ей их обстановке. П охож е, вм есте с тем, что так и е песни — явление сравн и тельно новое и что зд есь не обош лось без влияни я «западной» культуры. В едь и у ку л ел е в конечном счете, не говоря у ж е об обычных ги тар ах,— р езу л ь тат того ж е вли ян и я.

А без укулеле таки е песни не поются.

М еж ду тем мне хочется услы ш ать что-нибудь более традиционное.

Д евуш ки, по моей просьбе, п риводят пож илую полинезийку, и он а, с н а ­ ч ала см ущ аясь немного, поет мне колы бельную — «Спи, мой м альчик, мой дорогой...». М не у ж е приходилось сл ы ш ать колы бельн ы е от ж е н ­ щин на Новой Гвинее, на Н овы х Г ебридах, на Ф идж и. В сю ду в них звучат мотивы м атеринской лю бви и м атеринской заботы, тревоги, дум ы, а рядом с ними — неизменны е мотивы сна, уговоры, повеления уснуть, спать... Р азл и чн ы слова и непохож и м елодии этих песен, но мне к а ж етс я уж е, что, д а ж е не зн ая слов, колы бельную всегда м ож но р азл и ч и ть по какой-то особой неж ности, по ни с чем не сравним ы м л аск о во -п о в ел и ­ тельным интонациям.

Д евуш ки слуш аю т, слегка посм еиваясь. С ам и они, конечно, у ж е не помнят, к а к им пели колы бельную, а то, что, м ож ет быть, скоро и они станут петь ее, пока не приходит в голову. О глуш ительны м смехом встречают С ам о л а и ее подруги мою просьбу — вспомнить песни, кото­ рые они пели лет цять-ш есть н азад. П од непреры вны й смех С ам о л а пы ­ тается воспроизвести детскую ш уточную песню. «Мой П епе, мой Пе пе»,— н ач и н ает она, но всякий раз хохот буквальн о душ ит ее и не д ает продолж ить. Т ак и сохрани ли сь у меня на ленте эти повторяю щ иеся сквозь приступ хохота д ва слова, а вслед за ними — и всеобщ ий наш смех, д олго р азд ав ав ш и й ся н а веранде.

У спокоивш ись, С ам о л а п о к а за л а нам одну детскую игровую песенку, в которой, собственно, слова не пелись на определенный мотив, а про­ износились речитативом. С ам ол а и ее подруга уселись одна против д р у ­ гой и повели д и ало г, по ходу которого сп раш и вавш ая к а с а л а с ь рук, щек, уш ей, носа подруги, а под конец крепко вцеплялась ей в волосы и под всеобщ ий см ех тя н у л а голову вниз. Смысл игры, видимо, состоял в том, чтобы одной и зб еж ать такого ф и н ал а, а другой — воврем я схватить за волосы.

П отом п о к аза л и лю бопы тную считалку. Д евуш ки уселись в круг, вы ­ стави в свои ноги. П од песню С ам о л а ста л а считать по ногам и после к а ж д о го ку п л ета о т б р асы в ал а чью -то ногу. Случайно, или т а к С ам ола п одстроила, в конце концов о ста л ась одна ее нога, она стал а считаться с полом и в конце ловко п еред ерн ула счет, чтобы выиграть.

Ж а л ь, что н едостаток врем ени не позволил нам поглубж е загл ян уть в этот соверш енно неизведанны й м ирок детского полинезийского ф ол ьк­ лора.

Д еву ш ки, соверш ив кратки й зах о д в недавнее и уж е такое далекое д етство, снова вернулись к своим сегодняш ним песням.

К то ж е сочиняет их на этом острове? З а д а в а т ь прямо этот вопрос моим новы м зн аком ы м я не стал, по опыту зн ая, что могу получить от­ вет вполне определенны й, но д ал ек и й от реальности. Н ародная песня о б л а д а е т удивительной способностью — он а р ож д ается к ак бы сам а, она б езли чн а, и каж д ы й знаю щ ий ее считается одним из ее создателей.

В н аш е вр ем я, однако, у песен все ч ащ е появляю тся реальны е авторы, и и м ена их к а к первотворцов какое-то врем я д ер ж атся в памяти окру­ ж аю щ их.

Н а следую щ ий день после встречи с С ам олой и ее подругами мы сно­ ва сидели под сводам и таусоа. Н а этот раз не бы ло ни хора, ни танцо­ ров, мы бы ли гостям и небольш ого м олодеж ного ансам бля. Юноши лет 18— 20, типичны е ф унаф утийцы, отлично слож енны е, с красивыми от­ кры ты м и ли ц ам и, белозубы е, соб рал и сь в круж ок. В руках у них — уку­ л еле, гитары, м андолины. В л ад ею т инструм ентам и они превосходно.

У них м ягкие, несильны е, типично «океанийские» голоса. В ансам бле не­ сколько девуш ек, они явно робею т, и я специально прошу их петь по­ громче, чтобы их чистые краси вы е голоса были слышны. П редставляю, что где-нибудь у н ас на концерте худож ественной самодеятельности — на сам ом вы сш ем уровне — такой ан сам б ль имел бы громадный успех.

И м узы ка, и слова, и м ан ер а исполнения удивительно гармонирую т со всем тем, что о к р у ж ает нас: с недвиж ной гладью лагуны, со скользящ ей в д а л и лодкой, с нависш им и н ад хи ж инам и верхуш ками кокосовых п ал ьм, с атм осф ерой покоя и истомы.

Р яд о м со мной о к азы в ается немолодой, интеллигентного вида, в длинной голубой юбке, и белой коф те фунафутиец. Н а безукоризнен­ ном английском я зы к е он сообщ ает мне сведения о спетых песнях.

И у ж е первы й его ком м ен тари й за с т а в л я е т меня насторож иться. Песню, только что исполненную,.я слы ш ал вчера от девуш ек — это песня о к р а ­ соте остр о ва Ф ун аф ути,'М ой новый знаком ы й сообщ ает мне без всякого н аж и м а: «Э ту песню слож и л ж и тел ь Ф унафути по имени Тонгиа — участн и к ан сам б л я»,— и ой п о казы в ает на парня с мандолиной. С ле­ дую щ ая песня — о п оездке на рыбную ловлю — тож е п рин ад леж и т Тонгиа. А потом я зап и сы ваю все новые и новые имена авторов песен, и почти все они сейчас н аход ятся здесь в кругу. Я о б ращ аю внимание н а ф орм у, в которую о б л ек ает мой переводчик сообщ ения об авторстве той или другой песни, «Это песня о цветущ ем дереве к ан ава. Е е слож ил Теувини. Он д у м ал о тени, которую бросает цветущ ее дерево».— «Э та песня сл ож ен а М енёуа с м ы слям и об очень м аленьком острове в ю ж ной части океана, о д еревьях, цветах и л ю дях этого острова».— «Эту песню слож ил С ин гаи теава с м ы слям и о лю бви. К огда д вое влю блен н ы х р а с ­ стаю тся, ю нош а ск л ад ы в ает песню о своей, возлю бленной, о к азав ш ей ся д алеко от него». ;

;

:

П есня — непосредственное в ы раж ен и е Мыслей и чувствований того, кто ее сл агает, и сам ы й процесс созд ан и я песни — это своеоб разн ое ос­ мысление какой-то ситуации, какого-то ж йзненного м омента.

П ередо мной сидели сам обы тны е поэтььпевцы. Л ю б а я из песен, и с­ полненных ими, м огла стать укр аш ен и ем.ко н ц ер та, п розвуч ать по ради о и на пластинке.

Н етрудно было зам ети ть известную однотипность м узы кальн ого м а ­ тери ала, в котором причудливо соединились особенности традиционной полинезийской музы ки с соврем енной эстрадой. П есни ф ун аф ути й цев были составлены из м елодических блоков, варьируем ы х ф орм ул, искус­ но соединенных и обогащ енны х им провизацией. Н екоторы е мотивы к а ­ зали сь мне зн аком ы м и — похож е, я сл ы ш ал их у ж е н а Ф идж и и на С а­ моа, но полного совпадения не было. М узы ка этих песен одноврем енно «своя» и «общ ая», и в этом см ы сле творчество м олоды х ф ун аф ути й цев в принципе сходно с сам одеятельн ы м м олодеж н ы м м узицированием в других стр ан ах и н а других континентах. В аж н о, что они н аш ли ф орм у и стиль, позволяю щ ие им полно вы р ази ть себя и с к а за т ь свое поэтиче­ ское слово об их родном острове.

Р уководи тель ан сам б ля — Л оту, ю нош а с огромной копной волос, закры ваю щ ей лоб, м астерски и грает на всех инструм ентах. Е м у п р и н ад ­ леж и т несколько п рекрасны х песен и в том числе песня, ск л а д ы в а я ко ­ торую, «Л оту д у м ал о лю бви». М ы сли юноши мой переводчик обобщ ил в словах: «Л ю бовь — это очень хорош ая вещ ь. Л ю бовь — это очень п ло­ хая вещь».

Уровень м астерства и и м п рови заторски е возм ож н ости ан са м б л я очень н аглядно продем онстрировал один случай. В п ау зе м еж д у и сп ол­ нением р еб ята попросили н ас спеть что-нибудь. М ы с Б аси л овы м спели на д ва голоса «А где мне в зять такую песню». П о-видим ом у, она п о н р а­ вилась, р еб ята быстро, но по-своему, восприняли мелодию, п одоб рали аккомпанемент, а мы попы тались и зл ож и ть ее содерж ан ие. Я почти у в е­ рен, что очень скоро в реп ертуаре ан сам б л я появится новое п р о и зв ед е­ ние, которое в чем-то будет н ап ом и нать н аш у песню, но не стан ет ее простым повторением. Д о л ж н о быть, не од н а песня ан сам б л я п о яв и л ась таким образом — путем тран сф орм ац и и в духе привы чного сти ля к а ­ кой-то понравивш ейся чуж ой мелодии.

И так, после превосходного тан ц евал ьн ого ко л л ек ти в а — в ел и ко л еп ­ ный ан сам б ль музы кантов-певцов. И все это в одной деревне, соединен­ ной с внеш ним миром тонкими нитями. Н ап р яж ен н ы й пульс х у д о ж ест­ венной ж изн и Ф унаф ути п о р аж а ет д а ж е после всего того, что нам п ри ­ шлось увидеть и услы ш ать в д ругих м естах О кеании. О Ф унаф ути м о ж ­ но с полным правом ск азать к а к об острове песен. Его о б и тател и уд и ­ вительно м узы кальны. Н о д ело не только в природной одарен н ости и творческой активности островитян.

В таких сл у ч аях очень многое ещ е зн ач и т чья-то л и ч н ая и ни ц иати ­ ва, чей-то о рган и заторский тал ан т, чья-то воля и эн тузи азм, творческий пример. Н а Ф унаф ути, похож е, все нити творческой ж и зн и тян утся к од ­ ному человеку — к Т ап у Л иви. В первы е мы увидели его в роли р у ково­ дителя хоровой и тан ц евальн ой группы С ен ал а во врем я вечернего п р а зд ­ ника. К азалось, он не зам еч ал и не сл ы ш ал ничего вокруг, кром е хора и девушек, исполнявш их пляски. О бнаж енны й по пояс, в традиционной л ав ал ав а, толстый, о б ли ваясь потом, он кри ч ал своим певцам что-то, срывая голос, ож есточенно д и ри ж и ровал одной рукой. Н а лице его вы ­ р аж ал о сь вдохновение, он всякий раз доводил хор до изнем ож ени я и сам вот-вот готов был, к аж ется, от­ дать последние силы, но проходили минуты п аузы, н ач и н ал ся новый но­ мер, и Т ап у Л и ви снова вел свою группу полны й сил и творческого подъем а.

А н сам бль Л о ту, к а к постепенно вы яснилось, то ж е был о б язан мно­ гим Т ап у Л иви. А затем мы узн али, что Т ап у Л и ви и сам сочиняет и в сущ ности яв л яе тся настоящ им и своеобразн ы м ком позитором.

И вот мы в его доме. Т ап у Л и ­ в и — в о ж д ь больш есем ейной общ и­ ны, но по его ж и л и щ у это не видно.

Н и каки х п ризн аков, которы е хоть как-то у к а зы в ал и бы на больш ой д остато к, на о б л ад ан и е властью, на особый авторитет. Ц и н овки на полу, простой сундук в углу, несколько се­ мейны х ф отограф ий в общ ей рам ке под стеклом. М о л о д ая м иловидная ж ен а, в есел ая, см еш ли вая, приносит вскры ты е кокосовы е орехи и э м а л и ­ рован ны е круж ки. П о зж е, за об е­ дом, на которы й н ас п риглаш аю т остаться, она у го щ ает нас т р а д и ­ ционным полинезийским блю дом — варен ы м и кусочкам и плодов хлебного д ерева, таро и рыбы — с д обав­ лением отварного риса.

Т ап у Л и ви в 1971 г. бы ло сорок восем ь лет. Он долго ж ил на З а ­ падном С ам о а и остави л там свою первую семью, бы вал на Фиджи.

О богатстве, о д ен ьгах Т ап у Л и ви говорит с откровенной неприязнью.

Он уб еж д ен, что ничего хорош его деньги не приносят и что человеку н уж но не богатство, а честное имя и душ евное спокойствие. Тапу Ливи ф и лософ ски относится к ж и зн и, видя в ее бесконечном разнообразии про явл ен и е единой законом ерности. Е м у присущ своеобразны й панте­ изм, которы й, видимо, яв л яется одним из источников его творчества.

Т ап у Л и ви говорит, что к сочинению песни он приступает с мыслями о боге, которы й д а е т лю дям пищ у, питье («Я имею в виду воду»,— уточ­ няет Т ап у Л и в и ), ж и зн ь. О д н ако в песнях его нет ничего собственно­ религиозного, он поет о ж и зн и, о ее радостях, п ечалях, о ее проблем ах.

А кком п ан ируя себе на укул ел е, ком позитор поет песню, с которой, ви ­ дим о, св язан ы у него особенно д орогие воспоминания: «Эту песню я сл ож и л вскоре после войны. Я был молод тогда, моя подруга у ех ала н а другой остров, и я пел о ней».

С лед ую щ ая песня, котбрую исполняет Тапу Л иви,— «О буты лке ви­ на». П е р ед ав ат ь нам ее сод ерж ан и е он не стал: «К аж ды й понимает, о чем в ней говорится». В 'р ёп ер ту а р е ком позитора есть песни и иного со­ д ер ж а н и я, у казы в аю щ и е н а то, что социальны е проблемы волную т его.

Горечью и глубоким сочувствием к страдаю щ им лю дям п рони зан а его п есня о д еревн е п рокаж ен н ы х на одном из островов Ф идж и. Тапу Л иви у сл ы ш ал об этой д ер ев н е,"ко гд а был несколько лет н а за д на Ф иджи, Л ю бопы тно, что п реб ы вай й ё н а этом архипелаге, полном тропических красо т, в м естах, о которы х не без оснований пиш ут и говорят как о зем ном рае, о то звал о сь в творчестве Тапу Л и ви т а к драм атически.

И на Ф унафути ком позитор н аходит д л я своих песен не только темы светлые, радостны е, и поет не только о за п а х е цветов, о ры бной ловле, о гостях острова. О дн а из лучш их его песен в о зв р а щ ае т н ас к врем енам войны. Л ицо Т апу Л и ви м рачнеет, когд а он всп ом и нает об об стоятел ьст­ вах, при которы х бы ла сл ож ен а эта д ав н я я песня. «Это бы ло в 1943 го­ ду, когда ам ериканцы явились сю да. Это' песня о лю дях из А м ерики и о ж енщ инах с наш его острова. К огда м оряки вы сад и л и сь здесь, они пы ­ тались б рать силой д евуш ек из домов и у вози ть их в лес н а м аш и нах, чтобы д ел ать там что-то дурное. Н аш и лю ди стал и ж а л о в а т ь с я, и ко­ м андование до лж н о было строго предупредить, что плохие лю ди будут н аказаны ».

В песне Т апу Л и ви звучат горечь и нейодование, он до сих пор не м ож ет заб ы ть о нанесенны х его м ирному острову обидах.

П оследние такты песни ком позитор д оп евает под разн оголосы й шум ребятиш ек, бегущ их из ш колы.

К ак сочиняет Т апу Л и ви свои песни?

К творчеству он относится исклю чительно серьезно. П есн я д л я него — событие, он долго готовится к ее созданию, внутренне об дум ы вает, мы бы ск азал и, вы н аш и вает ее. С лова песни он зап и сы вает, а м елодия, слож ивш ись, ж и вет в пам яти, потому что нотной грам оты ком позитор не знает.

Во врем я п ребы ван и я «Д м и трия М ен делеева» н а Ф унаф ути Т ап у Л и ви п р и вязал ся к нам и не ск р ы в ал своих симпатий. Т ронули ли его наш особенный интерес к искусству острова и вним ание к его песням или вообщ е наш глубокий и явно бескоры стны й интерес к сам ы м р а з ­ личным сторонам ж изн и ф унаф утийцев, д руж ел ю б и е и ув аж и тел ь н о е к ним отнош ение — трудно ск азать, но, к а ж етс я, впервы е Т ап у Л и ви был по-настоящ ем у растроган, п рощ аясь с советским и лю дьм и, которы х ещ е недавно соверш енно не зн ал. П р о в о ж а я нае, он с к а за л. «С ейчас я в е р ­ нусь и начну обдум ы вать песню о гостях с русского ко р аб л я. А когда вы приедете в следую щ ий раз, мы п окаж ем вам танец, посвящ енны й ваш ем у пребы ванию на острове».

К атер отходит от наш его судна. Н а корм е — Т ап у Л и ви, в своей н е­ изменной цветистой л а в а л а в а, босой, обнаж ен н ы й по пояс, с венком из цветов на голове, подняв руку в п рощ альном приветствии, зад ум ч и во смотрит на нас. Д ни, проведенны е с нами, отзовутся в песне. К акой она будет?

НЧтуитл 1 Ж И ЗН Ь:

ПЯТАЯ ВСЕСО Ю ЗН АЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ОКЕАНИСТОВ И АВСТРАЛОВЕДОВ 18— 19 декабря 1973 г. в М оскве состоялась п ятая всесоюзная конференция океанис тов и австраловедов ‘. В своем вступительном слове заместитель^ председателя Совет­ ского тихоокеанского комитета АН С СС Р К- В. М а л а х о в с к и й отметил, что за два года, прошедших со времени предыдущей конференции, гуманитарные исследования Австралии и О кеании получили в нашей стране дальнейшее развитие: опубликованы новые интересные работы, защ ищ ено несколько докторских и кандидатских диссертаций, группа ученых-гуманитариев приняла участие в 6-м экспедиционном рейсе «Дмитрия М енделеева». Советские ученые начали подготовку к X III Тихоокеанскому научному конгрессу, который состоится в 1975 г. в канадском городе Ванкувере.

И з 22 докладов, представленных на конференцию, половина была прочитана сотруд­ никами И нститута этнографии АН С ССР: москвичами В. П. Алексеевым, М. В. Крюко­ вым, К. Ю. М ешковым, П. И. Пучковым, Г. Г. Стратановичем, Д. Д. Тумаркиным, Я. В. Чесновым, М. А. Членовым, ленинградцами — В. Р. К або, Л. Г. Розиной, И. К. Фе­ доровой.

Д о к л ад В. П. А л е к с е е в а был посвящен положению австралийцев в расовой систематике. А нализ генофонда австралийских аборигенов свидетельствует об их дли­ тельном развитии в условиях изоляции. По археологическим данным, эта изоляция про­ д о л ж ал ась 25—30 тыс. лет. К началу этого периода и к более раннему времени относятся палеоантропологические аналогии австралоидному краниологическому комплексу приз­ наков, обнаруж енные в Африке. Это заставл яет думать, что предки австралийцев приш­ ли на пятый континент из Восточной Африки и Передней Азии. По отношению к запад­ ному европеоидно-негроидному стволу австралоиды занимаю т положение протоморфно го варианта.

Тема док л ад а В. Р. К а б о —:«Место тасманийцев на шкале развития общественных форм». П роанализировав обширный материал, рассеянный по многочисленным, зачастую малоизвестным публикациям прошлого столетия, автор предложил свою концепцию по этом у вопросу. Он считает, что тасманийцы представляю т тот этап общественного р аз­ вития, который был достигнут человечеством в эпоху позднего палеолита. Тасманийцы развивались в условиях почти полной изоляции вплоть до европейской колонизации, а потому данные об их общественных отношениях могут быть использованы при иссле­ довании общих закономерностей истории первобытности, главным образом на стадии верхнего палеолита. В докладе были рассмотрены такие структурные единицы тасманий­ ского общ ества, как локальны е группы и семьи, племена и лингвистические общности.

Я. В. Ч е с н о в в докладе о происхождении земледелия в Океании проанализировал эту проблему в связи с этногенетическими процессами, которые протекали в Ю го-Вос­ точной и Восточной Азии. Современные исследования показывают, что предки малайско полинезийских народов, обитавш ие на материке Азии, были, несомненно, знакомы с земледелием, причем с возделыванием не только корнеплодных и клубнеплодных куль­ тур, но так ж е просяных и риса.-У становлено, что рис в Микронезии (о-в Гуам) был известен еще до появления здесь европейцев. Вместе с тем накапливаются данные о том, что М еланезия была в древности одним из центров одомашнивания растений, преж де :всего сахарного тростника.

В докладе П. И. П у ч к о в, а «Этноязыковые проблемы в Океании» подчеркивалась сложность зад ач культурного- и.национального строительства, которые встают и будут вставать перед океанийскими' странами по мере достижения ими независимости. Д л я многоязычных стран Океании важ ное значение имеет выбор языка межгруппового об­ щ ения, который со временем дожжён превратиться в национальный язык. В одноязыч­ ных странах остро стоит вопрос об адекватном литературном развитии местного язы ­ ка. Вопрос о выборе или развитии национального языка находится в тесной связи с 1 О предыдущ их конференциях см.: «Сов. этнография», 1968, № 6;

1969, № 5;

1970,.№ 6;

1971, № 5.

интеграционными и консолидационными процессами, идущими в настоящ ее время в Океании.

Д. Д. Т у м а р к и н сделал доклад «Фунафути: опыт этносоциологического иссле­ дования». Д оклад был основан на полевых материалах, собранных во время экспеди­ ции 1971 г. на «Дмитрии Менделееве». Остановившись на основных проблемах истории населения этого атолла, автор перешел к характеристике хозяйства и социальной орга­ низации современных фунафутийцев. Он, в частности, ^отметил, что основным источни­ ком денежных поступлений (более важ ным, чем Продажа копры) стали заработки мужчин, работаю щ их по контракту в ф осфоритовы х' карьерах о-вов Н ауру и Ошен.

Докладчик рассказал о встречах с Тапу Л иви — вож дем одной из местных больш есе­ мейных общин, оригинальным мыслителем и композитором-самородком. К ак сообщил Д. Д. Тумаркин, в 1972 г. на Фунафути обруш ился ураган, который причинил огромный ущерб ж ителям атолла и способствовал дальн ей ш ем у подрыву их самобытного ж и з­ ненного уклада. 1' М. В. К р ю к о в выступил с докладом «Кризисные демографические ситуации и возникновение „гавайских" систем родства в Океании*. Н а основе анализа данных по океанийским системам родства, собранных во врем я экспедиции на «Дмитрии М енделе­ еве», автор выдвинул гипотезу о двух путях трансформации первоначальной «австра­ лийской» системы. Один из них ведет к возникновению «коллатерально-раздвоенны х»

терминологий (папуасы Берега М ак л ая), другой — к системам «гавайского» типа (м е­ ланезийцы острова Э романга). Второй путь развития связан с аномальными, кризис­ ными ситуациями, следствием которых является вы нуж денная эндогамия.

^ Д ок л ад И. К. Ф е д о р о в о й был посвящен рассмотрению астрономических п о зн а­ ний полинезийцев и анализу особенностей календарны х циклов, в соответствии с кото­ рыми строилась вся жизнь островитян. Полинезийцы издавна вели наблюдения за не­ бесными светилами, которые служ или им ориентиром к ак в пространстве, так и во вр е­ мени;

знакомы им были и зодиакальны е созвездия. Счет времени велся как по зем ле­ дельческому, так и по лунно-солнечному календарю. Рассмотрение названий к ал ен д ар ­ ных месяцев подтверж дает вывод археологов о том, что заселение П олинезии ш ло с зап ада на восток. Этимология этих названий показывает, что зона наиболее тесных межостровных контактов леж ала м еж ду 10° и 15° ю. ш. (о-ва Тонга, С ам оа, Т окелау, Хорн, Кука, М аркизские).

К. Ю. М е ш к о в в своем сообщении остановился на ряде культурны х п ар ал ле­ лей меж ду Океанией и Юго-Восточной Азией, а так ж е вы сказал соображ ения по поводу возможности утраты некоторых культурны х достижений в процессе заселения Океании.

Г. Г. С т р а т а н о в и ч охарактеризовал элементы материальной культуры (в частности обогреваемую леж анку «кан»), которые, по его мнению, свидетельствуют о древних миг­ рациях из островного мира в Ю го-Восточную Азию и ю жные районы Восточной Азии.

В докладе М. А. Ч л е н о в а рассм атривался ряд аспектов культуры, язы ка и тради ­ ционной социальной организации населения Восточной И ндонезии, противопоставляю ­ щих этот район западноиндонезийским областям и сближ аю щ их его с меланезийско новогвинейской областью. В центре внимания докладчика находился «какихан» — един­ ственный тайный мужской союз на территории Ю го-Восточной Азии.

JI. Г. Р о з и н а сделала доклад «В. В. С вятловский — собиратель коллекций по Австралии и Океании». Ученый-экономист и общественный деятель, В. В. Святловский был отправлен в зарубежную командировку с задачей приобретения коллекций д л я М узея антропологии и этнографии (М АЭ). Он успешно справился с поставленной перед ним задачей и в 1908 г. привез в этот старейший русский музей около тысячи экспо­ натов из Австрало-Океанийского региона, Америки, Африки и с острова Цейлон. П ри­ мерно половина его приобретений относится к А встралии и О кеании. С реди них так и е ценные экспонаты, как крупные резные панно домов собраний маори, орудия, приме­ нявшиеся гавайцами при изготовлении тапы, обрядовы е маски и сигнальный барабан с Новой Гвинеи, маски членов тайных союзов с Н овы х Гебрид и др. Значительный ин­ терес представляю т многочисленные письма В. В. Святловского, хранящ иеся в МАЭ.

В них содерж атся яркие зарисовки культуры и быта посещенных им народов, дается характеристика ряда этнографических музеев Зап адн ой Европы, Америки и О кеании.

В. П. Н и к о л а е в (Ин-т востоковедения АН С СС Р) выступил с докладом «П роб­ лемы интеграции Тихоокеанских островов». Он отметил, что независимые и самоуп равляющие страны Океании проводят активную политику, направленную на достиж ение экономической независимости, социальное обновление, развитие культуры и народного образования. Зап адн ое С амоа, Н ауру, Тонга, Ф иджи и о-ва К ука создали несколько региональных межправительственных организаций: Тихоокеанскую производственную ассоциацию (куда, кроме них, входят Ниуэ, о-ва Гилберта и Э ллис), Бю ро экономи­ ческой кооперации и Ю ж нотихоокеанский форум, на котором обсуж даю тся политиче­ ские и экономические проблемы, общие для всей Океании. Эти органы все более укреп­ ляются в организационном отношении и со временем могут стать эффективными инст­ рументами социально-экономического и политического развития тихоокеанских остров­ ных государств. Кроме того, освободившиеся страны ведут наступательную политику в организациях региональной интеграции, созданных метрополиями (Ю ж нотихоокеан­ ская комиссия, Ю ж нотихоокеанская конференция) и пытаю тся перестроить работу этих органов так, чтобы их деятельность больше отвечала насущным потребностям коренного населения Океании.

Д ок л ад Л. Г. С т е ф а н ч у к (Ин-т востоковедения АН СССР) был посвящен про­ свещению в П апуа — Новой Гвинее, которая 1 декабря 1973 г. получила внутреннее сам оуправление и в ближайш ее время долж на стать независимым государством. Систе­ ма просвещения, введенная здесь в прошлом десятилетии австралийской колониальной администрацией, страдает серьезными недостатками. Так, не сбалансировано число мест ь высшей, средней и начальной школе, характер обучения слабо увязан с особенностями социально-экономического развития страны, что затрудняет трудоустройство молодежи, не решена зад ача соединения общего и профессионального образования. Более того, значительная часть детей вообще не охвачена школьным обучением. Понимая значение просвещения и подготовки национальных кадров для упрочения независимости и дал ь­ нейшего развития страны, правительство самоуправляющ ейся П апуа — Новой Гвинеи прилагает большие усилия для преодоления отставания в этих вопросах.

Значительное внимание на конференции было уделено различным аспектам деятель­ ности лейбористского правительства, находящ егося у власти в Австралии с декабря 1972 г. И. А. Л е б е д е в (Ин-т мировой экономики и международных отношений АН С СС Р) проанализировал внешнюю политику этого правительства, а В. И. И в а н о в (Ин-т востоковедения АН С С С Р )-— его меры в области экономики. О. В. Ж а р о в а (И н-т востоковедения АН С СС Р) сделала сообщение об австралийско-китайских отно­ ш ениях на современном этапе.

В. Б. Я к у б о в с к и й (Ин-т мировой экономики и международных отношений АН С С С Р) рассмотрел в своем выступлении основные направления в политике крупнейших империалистических д ер ж ав в бассейне Тихого океана, осветил новые формы и методы их экономической экспансии в этом районе, остановился на перспективах борьбы м еж ­ ду ними за местные рынки сбыта, источники сырья и сферы приложения капитала.

В. Л. Р е з н и к о в (Ин-т востоковедения АН С СС Р) представил доклад «Японо-за­ падногерманские экономические отношения: соперничество и партнерство».

В конференции приняли активное участие филологи-австраловеды. М. Г. А н д р е ­ е в а (МГУ) рассказал а об австралийской балладе и ее роли в становлении нацио­ нальной поэзии. О. В. Р а д з е в и ч (Минский педагогический ин-т) проанализировала роман К. Герберта «К апри корни я»— выдаю щ ееся произведение австралийской литера­ туры 1930-х годов. Б. Я. Ч а б а н (Донецкий политехнический ин-т) осветил пути р а з­ вития послевоенного австралийского романа (1946— 1966 гг.), а А. С. П е т р и к о в с к а я (И н-т востоковедения АН С СС Р) охарактеризовала наиболее интересные произведения этого ж ан ра, опубликованные в А встралии в последние годы.

В заключение был показан цветной документальный фильм «Фунафути», снятый участником экспедиции на «Дмитрии Менделееве» В. Н. Басиловым (Ин-т этнографии АН С С С Р ).

П ятая всесою зная конференция океанистов и австраловедов в целом отразила в о з­ росший научный уровень советских гуманитарных исследований Австралии и Океании.

Но, к сожалению, на ней не были представлены быстро развивающ иеся научные цент­ ры Сибири и Д альнего Востока, не было докладов по собственно лингвистической проб­ лем атике.

М атериалы конференции будут изданы отдельным сборником.

Д. Д. Тумаркин ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА ИССЛЕДОВАНИИ ГРУППЫ ОНОМАСТИКИ ИНСТИТУТА ЭТНОГРАФИИ АН СССР В 1967 г. в Институте этнографии АН С СС Р была создана Группа ономастики.

В настоящ ее время она является одним из ведущ их центров ономастических исследо­ ваний в нашей стране. Своими успехами Группа ономастики прежде всего обязана ор­ ганизаторским способностям и..неукротимой энергии В. А. Никонова.

О номастика по своей проблематике тесно связана с этнографией: ономастика и проблемы этногенеза народовД ономастика и формы социальной организации, ономасти­ ка и этнические процессы... Сёгрдня уж е совершенно ясно, что решение этих и многих других теоретических и практических проблем и зад ач этнографии невозможно без широкого привлечения матер^аугов.ономастики в целом или отдельных из ее отрас­ л е й — этнонимики, антропоним ики/топонимики, теонимики, космонимики и других.

С первого дн я своего создания Группа ономастики Института этнографии обратилась к изучению наименее разработанной области он ом астики — этнонимии. На заседаниях Группы были зачитаны д о к л ад ы 'п о истории многих этнонимов ‘. Эти доклады, а такж е 1 Р. Ш. Д ж а р ы л г а с и й о в а, М. В. К р ю к о в, А. В. С у п е р а и с к а я, М. А.

Ч л е н о в, Н овые исследования'по ономастике, «Сов. этнография», 1968, № 1, стр. 165— 166.

исследования других ученых, связанных с Группой, и составили ядро первого в миро­ вой и советской ономастической науке сборника «Этнонимы» (ответственный редактор В. А. Никонов) 2, целиком посвященного проблемам этнонимики. Сборник о ткры вает статья В. А. Никонова «Этнонимия», в которой автор ставит ряд теоретических вопро­ сов. Так, определяя пти дальнейшего исследования этнонимии, В. А. Никонов пишет:

«Анализ происхождения этнонима — одна из важ ны х зад ач этнонимики, но не единст­ венная и не главная... Этнонимика исследует всю ислбрию этнонимов, д л я нее все и з­ менения столь же драгоценны, как и первичная форма','--— они красноречивые свидетели истории. Этнонимика — изучение функционирования этнонимов и судьбы каж дого как звена их системы, т. е. анализ движ ения их системы в целом и ее современного состоя­ ния, к нему исследователи еще не приступили» 3.

Сборник получил положительные отклики в советской и зарубеж ной литературе..

Так, Э. Эйхлер писал в своей рецензии: «Этот сборник,.-посвященный наименее изучен­ ной отрасли ономастики, найдет много внимательных, читателей не только в С С С Р, которые благодарно п одхватят эту инициативу» 4. " Уже в первых работах по этнонимике внимание исследователей привлекли не только конкретные этнонимы, но и вопросы теории и методологии науки в целом (Е. В. Ух мылина, В. А. Никонов, М. В. Крюков, Г. Г. Стратано'вич, М. А. Членов, И. X. А бдул­ лаев, К. Ш. М икаилов, Р. Г. Кузеев, В. В. Пименов, В. В. Ф едоров, Я. В. Чеонов и другие) 5.

Перед этнонимикой стоит ряд важнейш их задач, требующих скорейшего разреш е­ ния: более четкое выделение различных категорий этнонимов, уточнение терминологии, разграничение этнонимов и других имен собственных, выработка таксономической си­ стемы для классификации этнонимов различного типа.

Н аряду с этнонимией одним из ведущ их направлений исследований Группы оно­ мастики стала антропонимия, ее история, закономерности развития, практические з а д а ­ чи современности. Теоретическим введением в эту проблематику при создании группы явился доклад В. А. Никонова «Личное и м я — социальный знак» (1966), опубликован­ ный затем на страницах ж урнала «Советская этн о гр аф и я» 6. Группа ономастики вы сту­ пила как инициатор и к ак один из ведущ их организаторов Всесоюзного совещ ания «Личное имя (проблемы антропонимики)», которое состоялось в М оскве в апреле 1968 г.

Совещание, подготовленное Институтом этнографии совместно с И нститутом язы к о ­ знания АН С СС Р и отделом ЗА ГС юридической комиссии при С овете М инистров РСФСР, явилось значительным научным событием 7. С овещ ание отразило широкий р а з ­ мах антропонимических исследований практически во всех союзных и автономных р ес­ публиках нашей страны.

М атериалы совещания опубликованы в специальном сборн и ке8.

Ш ироко развернувшиеся в нашей стране исследования по антропонимике создали’ возможность приступить к подготовке энциклопедического справочника «Личные имена у народов мира» (ответственный редактор М. В. К рю ков). В 1970 г. группа ономасти­ ки выпустила пробный сборник9, в котором были опубликованы шесть статей по ант 2 «Этнонимы», М., 1970.

3 В. А. Н и к о н о в, Этнонимия, Сб. «Этнонимы», стр. 30.

4 Е. E i c h l e r, E thnonym e, «D eutsche L iteratu rzeitu n g », B erlin, 1971, № 9, S. 749— 751;

см. такж е реп. Д ж. Б. Логаш евой в ж урнале «Сов. этнография», 1972, № 3, стр.

174-176.

5 Е. В. У х м ы л и н а, Н азван и я жителей Кочубеевщины, еб. «О номастика П о ­ волжья. М атериалы I П оволжской конференции по ономастике», Ульяновск, 1969, стр.

250—257;

е е ж е, Н азвания и прозвищ а русского населения Горьковской области, сб.

«Этнонимы», стр. 255;

В. А. Н и к о н о в, У каз. раб.;

М. В. К р ю к о в, Об этнической картине мира в древнекитайских письменных пам ятниках I I —I тыс. до н. э. (к пробле­ ме корреляции понятий этническая общность — этноним), Там ж е, стр. 34— 45;

Г. Г. С т р а т а н о в и ч, Проблема «скользящ их этнонимов», Там ж е, стр. 51— 60;

М. А. Ч л е н о в, О некоторых индонезийских этнонимах (к вопросу об этнонимической классификации), Там ж е, стр. 87— 102;

И. X. А б д у л л а е в, К. Ш. М и к а и л о в, К истории дагестанских этнонимов лезг и л а к, сб. «Этнография имен», М., 1971, стр. 13—25;

Р. Г. К у з е е в, Опыт исторической стратификации родоплеменной этнони­ мии башкир, сб. «Ономастика П оволж ья — 3. М атериалы III Конференции по онома­ стике П оволжья», Уфа, 1973, стр. 9—21;

В. В. П и м е н о в, В. В. Ф е д о р о в, У дм урт­ ские и марийские названия народов П оволж ья, Там ж е, стр. 22—26;

Я. В. Ч е с н о в, Н азвание народа: откуда оно? «Сов. этнография», 1973, № 6, стр 135— 146.

6 В. А. Н и к о н о в, Личное имя — социальный знак, «Сов. этнография», 1967, № 5.

7 Итоги совещания были широко освещены как в советских, так и в зарубеж ны х изданиях. См.;

например: R. S. D z а г у 1 g a s i п о v а, М. V. К г j u к о v, Die erste Al lunionsberatung zum Them a «E igennam e», «Demos», B erlin, 1969, No. 3, S. 290—294;

N. Z h u k o v s k a j a, O. M o l c h a n o w a, P ap e r on orientology of the anthroponym ic con­ ference «Personal Names», «Acta O rientalia», vol. 22, No 2, B ud ap est, 1969, p. 277—281.

8 «Личные имена в прошлом, настоящем, будущем. П роблемы антропонимики», М., 1970.

9 «Имена у народов мира. М атериалы к справочнику», М., 1970.

ропонимическим системам народов, относящ ихся к различным языковым группам. Здесь были охарактеризованы системы имен исландцев (Г. И. Анохин), китайцев (М. В. Крю­ ков), латыш ей (В. С талм ане), румын (П. В асченко), тадж иков (А. Гафуров) и калмы ­ ков (В. П. Д а р б а к о в а ). В сборник вош ла так ж е работа В. А. Н иконова, в которой поставлен ряд общих проблем ан тропоним ики10. В настоящее время ведется работа по подготовке полного справочника «Личные имена у народов мира». Необходимость подобного издания диктуется обстоятельствами двоякого рода. Во-первых, практической потребностью д ать читателю сумму основных сведений о характерных особенностях личных имен, бытующих у народов мира, различных по языку, социально-экономичес­ кому строю, культуре и традициям. По мере расширения международных контактов и н алаж ивания постоянных связей меж ду различными странами потребность в этом ощ ущ ается все более остро. П оэтому в статьях справочника много места будет отведе­ но не только характеристике имен, но и различным формам обращения, т. е. способам употребления личных имен в процессе общения людей. Во-вторых, подготовка подобно­ го сборника, в котором будут систематизированы материалы по различным антропони мическим моделям, позволит сделать некоторые теоретические выводы о структуре и функциях личного имени к ак социального явления п.


Особое значение данные антропонимики приобретают в наши дни в связи с рас­ ширением работ по темам: национальные и культурные взаимовлияния, этнические про­ цессы к а к в нашей стране, т а к и за рубеж ом. В помощь этнографам, изучающим ант ропонимические процессы у народов Советского Союза, Группой подготовлен «Вопрос­ ник по антропонимике» (И. С. Гурвич, Б. О. Д олгих, Т. Б. Долгих, В. А. Никонов).

Теоретическим проблемам и практическим задачам антропонимики посвящена не­ давно вы ш едш ая в свет монография В. А. Н иконова 12.

В области топонимики наибольш ее внимание исследователей привлекла проблема связи топонимии и исторической географии. С докладам и по этой проблематике участ­ ники Группы (И. В. В ласова, С. С Г убаева, А. Н. Дементьева-Лескинен, Р. Ш. Д ж а рылгасинова, М. А. Членов) выступили на X I М еж дународном конгрессе по ономасти­ ке (София, 1972 г.) 13. В аж ный вопрос о связи топонимии с этнонимией удачно освещен в диссертации С. С. Губаевой «Этнонимы в топонимии Ферганской долины »14.

В изданиях, подготовленных Группой ономастики, было обращено особое внима­ ние на необходимость разработки и других разделов ономастической науки: таких, к ак теонимия, зоонимия, космонимия, ктематонимия 15.

С выходом в свет в 1971 г. сборника «Этнография имен» 16 мы можем говорить о зарож дении и оформлении нового научного направления — этнической ономастики. В аж ­ ность этнографического аспекта изучения имен собственных была блестяще показана В. А. Никоновым на примере ономастики Украины и Средней Азии 17.

З а прошедшие годы Группа ономастики И нститута этнографии АН СССР стала всесоюзным ономастическим центром. И дело не только в том, что в трудах Группы активно участвую т многие ученые союзных и автономных республик, краев и областей нашей страны. Группа является одним из организаторов всесоюзных и региональных ономастических конференций, совещаний, симпозиумов, семинаров. Традиционными ста­ ли конференции по ономастике П оволж ья: первая состоялась в 1967 г. в Ульяновске, в т о р а я — в 1969 г. в Горьком, третья — в 1971 г. в Уфе;

четвертая — в 1973 г. в С аран­ ске |8. П ятую конференцию по ономастике П оволж ья намечено провести в г. Пензе.

10 В. А. Н и к о н о в, Системы личных имен, сб. «Имена у народов мира», стр. 39—50.

1 «И мена у народов мира. М атериалы к справочнику», стр. 3.

12 В. А. Н и к о н о в, И мя и общество, М., 1974.

13 Р. Ш. Д ж а р ы л г а с и н о в а, XI М еж дународный конгресс по ономастике, «Сов.

этнография», 1973, № 4, стр. 163— 165.

14 С. С. Г у б а е в а, Этнонимы в топонимии Ферганской долины, Автореф. канд.

дне., М., 1973.

15 См., например: Н. Ф. М о к ш и н, О мордовской и марийской теонимии, сб.

«Личные имена в прошлом, настоящ ем, будущем», стр. 329—334;

Г. Ф. Ф е л ь д е, Зоо нимы Гюлькубасского района Чимкентской области, сб. «Этнография имен», стр. 237— 239;

Д. К. Н у р ж а н о в а, К азах ская космонимия, Там же, стр. 234—236;

А. Л. В а ­ с и л е в с к и й, Н екоторые вопросы ктематонимии, Там же, стр. 240—245;

В. А. Н и к о ­ н о в, Космонимия П оволж ья, сб. «Ономастика П оволж ья — 3», Уфа, 1973, стр. 373—381.

16 См. рецензии на сборник: Й. Г. Д обродом ова в «Вопросах языкознания», 1972, № 4, С. А. Арутюнова в «Сов. этнографии», 1972, № 6.

17 В. А. Н и к о н о в, Этнография и ономастика (на материале Украины), «Сов. э т ­ нография», 1971, № 5, стр. 25т-.)36;

е г о ж е, Этногенез народов Средней Азии и оно­ мастика, «Всесоюзное археоло.то-этнографическое совещание по итогам полевых иссле­ дований 1972 г. Тезисы докладов й сообщений по этнографии». Ташкент, 1973, стр. 84—85.

М. В. К р ю к о в, А. В. С у п е р а н с к а я, 18 Р. Ш. Д ж а р ы л г а с и н о в а, М. А. Ч л е н о в, У каз. раб., стр. 167— 168;

Н. Л. Ж у к о в с к а я, М. А. Ч л е н о в, II П оволж ская конференция по..ономастике, «Сов. этнография», 1970, № 3;

И. В. В л а с о в а, Т. П. Ф е д я н о в и ч, II I П оволж ская конференция по ономастике, «Сов. этно­ графия», 1972, № 3;

3. Г. У p/а к с и н, Р. 3. Ш а к у л о в, III П оволж ская конференция по ономастике, «Сов. тюркология», Б аку, 1971, № 6;

Т. П. Ф е д я н о в и ч, IV Конфе­ ренция по ономастике П оволж ья, «Сов. этнография», 1974, № 2.

М атериалы трех первых конференций были опубликованы 19. М атериалы четвертой кон­ ференции по ономастике П оволж ья находятся в печати.

Обращение к исследованию ономастики П оволж ья не случайно. П оволж ье к ак ис­ торико-культурный регион, с его своеобразной этнической историей и сложной линг­ вистической ситуацией, представляет огромный интерес и для этнографов, и д л я спе­ циалистов по ономастике.

Понимание важ ности и актуальности изучения ^ономастики народов Средней Азии и К авказа побудили Группу провести в 1969 г. в 'С ам арканде М ежреспубликанский семинар по оном астике20, а в 1971 г. в М ахачкале К авказский ономастический се­ минар **.

В работе Группы ономастики ИЭ АН С С С Р, особое место заним аю т проблемы, связанные с изучением ономастики Востока (как советского, так и зарубеж н ого). На XI М еждународном конгрессе по ономастике отмечалось, что в области изучения оно­ мастики Востока Группа ономастики И н сти ту та, этнографии АН С СС Р стала одним из крупнейших научных центров в мире. Подготовлены" находящ иеся в печати два сбор­ ника — «Ономастика Востока» и «Ономастика Средней Азии».

По инициативе В. А. Никонова, 12 советских ученых-востоковедов выступили на страницах ж урнала «Н ароды Азии и Африки» с предложением о созыве М еж дун арод­ ного конгресса по ономастике Востока Группа теснейшим образом связана с исследобателями в области ономастики как в нашей стране, так и за рубежом (в М Н Р, Болгарии, Румынии, Г Д Р, Чехословакии и др.).

Учитывая огромный вкл ад В. А. Н иконова в развитие советской и мировой ономас­ тики, М еждународный комитет ономастических наук при Ю Н ЕСК О и збрал его в 1972 г.

своим почетным членом.

П еред группой ономастики стоит много важ н ы х еще не решенных зад ач: дальней­ ш ая разработка вопросов теории и методологии, а так ж е дальнейш ее развитие иссле­ дований в ^тех областях науки, которые наиболее тесно связаны с этнографией.

Р. Ш. Д ж а р ы л га си н о в а 1 «Ономастика П оволж ья. М атериалы I П оволжской конференции по ономасти­ ке», Ульяновск, 1969;

«Ономастика П оволж ья — 2. М атериалы II П оволж ской конфе­ ренции по ономастике», Горький, 1971;

«Ономастика П оволж ья—3». М атериалы III К он­ ференции по ономастике П оволжья», Уфа, 1973.

20 Р. Ш. Д ж а р ы л г а с и н о в а, М ежреспубликанский семинар по ономастике, «Сов. этнография», 1969, № 4.

21 Д ж. Б. Л о г а ш о в а, К авказский ономастический семинар, «Сов. этнография», 1971, № 6;

3. У. Б л я г о з, К авказский ономастический семинар, «Филологические н ау ­ ки», М., 1972, № 1.

22 О М еждународном конгрессе по ономастике Востока, «Н ароды Азии и Африки», 1972, № 4, стр. 232—233.

ЧТЕНИЯ ПАМЯТИ П. Г. БОГАТЫРЕВА В Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии сек­ цией фольклора с 1972 г. стали еж егодно проводиться Ч тения памяти П. Г. Б огаты ре­ ва. Последнее публичное выступление ученого состоялось в этом научном учреждении на конференции «Историческое развитие народного театра» *.

П ервая серия Чтений прошла в ноябре 1972 г., вторая — в ноябре 1973 г.

Первые Чтения были посвящены теме «Драматические формы народных обрядов».

Во вступительном слове В. Е. Г у с е в (Л енинград) рассказал об откликах на кон­ чину П. Г. Богаты рева в советской и зарубеж ной прессе, уделив особое внимание статьям, опубликованным в Чехословакии — стране, с которой особенно тесно была связан а д ея ­ тельность ученого, являвш егося почетным доктором П раж ского и Братиславского уни­ верситетов. О характеризовав вклад П. Г. Богаты рева в фольклористику, В. Е. Гусев подчеркнул, что многие проблемы, разрабаты вавш иеся ученым, такие как сравнительно историческое изучение различных видов народной культуры, закон возрастания эсте­ тических функций в обрядовом фольклоре при постепенной утрате им магических ф унк­ ций, различение так называемой «активной» и «пассивной» коллективности в процессе создания фольклорных произведений и т. д. до сих пор сохранили свою ценность.

1 См.: О. Р. А р а н о в с к а я, Л. М. И в л е в а, Конференция фольклористов в Л е ­ нинграде, «Сов. этнография», 1972, № 2.

К. В. Ч и с т о в (Л енинград) в докладе «Актуальные проблемы изучения тради ­ ционных обрядов Русского С евера» рассмотрел вопрос о характере так называемой северорусской архаики. Современные выводы ученых о сравнительно позднем форми­ ровании северорусской этнической общности даю т основание оценить «северорусскую архаику» как фольклорно-этнографический комплекс позднего типа, корни которого нужно искать в X IV —X VII вв., когда он ф ормировался и распространялся на террито­ рии позднейшей северорусской историко-этнографической зоны.

Существенный вкл ад в разреш ение вопроса о художественной специфике народной театральной традиции внес доклад В. Ю. К р у п я н с к о й (Москва) «Композиция на­ родной драм ы „Л о д к а" в связи с проблемой совмещения в народном театре трагедий­ ного и комического». П одчеркнув сложность изучения поэтики народного драм атиче­ ского искусства, докладчица выделила основные типы композиционного построения «Лодки», отметив характерны е особенности каж дого типа и то общее, что объединяет все вариации драмы. К основным композиционным приемам относятся механическое сцепление частей пьесы, динамичность ее, прием контрастности, обуславливающий обильное введение комедийных моментов, пародийного повтора, трагикомических фигур.


В. Е. Г у с е в в докладе «О народной игре в мнимого мертвеца» проследил эволю ­ цию традиционных обрядовы х игр (святочных, свадебных, похоронных), сосредоточив внимание на общем для них фарсовом эпизоде отпевания «покойника» (появление в про­ цессии ряж ены х фигур свящ енника и дьякона и связанное с этим пародирование цер­ ковной служ бы ). Д окладчик проиллю стрировал свои выводы русским, белорусским, ук­ раинским материалом, а так ж е привел аналогичные хорватские материалы из архива Загребского института народного искусства (Ю гославия). Это позволило докладчику расш ирить слож изш иеся представления об ареале бытования фарсовых игр «в отпева­ ние покойника» и выделить четыре очага их бытования у славян: северорусский, при­ днепровский, карпатский и хорватский.

Б. Н. П у т и л о в (Л енинград) на основе изучения данных по фольклору папуасов Берега М аклая, оставленных великим русским ученым Н. Н. Миклухо-Маклаем, и лич­ ных наблюдений, сделанных им во время экспедиции на судне «Дмитрий Менделеев»

(1971 г.), вы сказал некоторые соображ ения о развитии и судьбе театрализованных форм ф ольклора у папуасов. Он отметил такж е, что моменты драм атизации и ныне обнару­ ж иваю тся в похоронном обряде (по сравнению с записями М иклухо-М аклая они высту­ паю т теперь в сильно ослабленном виде) и в обряде инициации, который сохранился у папуасов до сих пор.

Д о к л ад Н. И. С а в у ш к и н о й (М осква) был посвящен театральным элементам в святочном ряж ении — ма'ссовом, широко распространенном развлечении старой рус­ ской деревни. Генетически связанное с магическими обрядами, ряжение в процессе р аз­ вития приобрело новые качества и функции. Д л я современного его состояния,— гово­ рилось в докладе,— характерно смещение сроков ряж ения, появление новых персона­ жей бытового плана, переосмысление традиционных масок. В то ж е время приемы ря­ ж ения в основном остаю тся традиционными, в нем существуют свои мастера, знатоки, широко известные в округе.

Сообщение Г. Г. Ш а п о в а л о в о й (Л енинград) «Инсценировки свадебного обряда на сельской клубной сцене» явилось результатом наблюдений докладчицы во время эк­ спедиции 1969— 1972 гг. в Калининскую и Костромскую области. Г. Г. Ш аповалова раз­ личает три вида инсценировок свадебного обряда: в первом — элементы свадебного об­ ряда входят в профессиональное творчество композиторов и драм атургов;

во втором — свадебный обряд, утративш ий свою магическую функцию и ставший спектаклем, пока­ зы вается со сцены и имеет тенденцию перерастать в отдельный номер эстрадной прог­ раммы без сохранения этнографических особенностей данного региона, в третьем — инсценировка возникает на месте под руководством одной из участниц. В этом случае береж но сохраняю тся многие региональные особенности свадебного обряда. Исполни­ тели выступаю т не как артисты, а к а к мемуаристы, в действии рассказывающие о том, что было пережито ими самими в молодости. Э тот вид инсценировок сейчас наиболее ценен для этнографии и его следует всячески поддерж ивать.

О ткры вая вторые Чтения, В. Е. Г у с е в подчеркнул, что их тема — «Функции фоль­ к л о р а » — определена не только научными интересами П. Г. Богатырева, но и актуаль­ ностью самой проблемы для современной науки. Д олг советских ученых в том, чтобы, не возрож д ая функциональный - метод М алиновского и его последователей, подвергну­ тый в свое время критике, рассмотреть с позиций марксистско-ленинской методологии сущность и социальную направленность функций народного искусства с учетом совре­ менных достижений фольклористики.

В докладе «Полифункционаяьность фольклора» В. Е. Гусев рассмотрел существую­ щ ие определения понятия «функция фольклора». Д окладчик обратил внимание на не­ достаточность бифункциональной методики анализа фольклора (соотношение практи­ ческой и эстетической функций): и предлож ил математически выраженные формулы множественности, качественной определенности и социальной значимости функций фоль­ клора. В. Е. Гусев охарактеризовал систему и подсистемы функций фольклора (крити­ куя одновременно понятие «структура функций»), рассмотрел соотношение функции и ж анра, обратив внимание на.. Односторонность представления о прямой зависимости ж анра от функции. П о мнению докладчика, нужно изучать не только систему функций ф ольклора, но и сам ф ольклор'необходим о рассматривать как систему, функционирую­ щую в определенном обществе. П оэтому изучение функций фольклора м ож ет рассмат Ю Советская этнография, № 3 риваться как частный случай социологического (в широком смысле) изучения ф олькло­ ра, а сам функционально-системный метод — как одна из конкретных методик марксист­ ско-ленинского метода.

Б. Н. П у т и л о в (Л енинград) в докладе «К типологии функциональных связей в фольклоре» говорил о том, что считает неправомерным употребление понятия «функция»

лишь в значении «роль текста, л еж ащ ая за его пределами». Функции — это определен­ ные типы связей и зависимостей, как внетекстовы х;

, так и текстовых, имеющих внут­ реннее, структурное значение. К ак п оказал докладчик, функциональные связи в ф оль­ клоре — это связи фольклорных структур с внефольклорными. Они отличаются устой­ чивостью и закономерной обусловленностью, функциональные связи фольклора — это преимущественно его связи с бытом и обрядом, отличающ иеся динамичностью. Ф унк­ циональность ф ольклора неправомерно рассматривать- к ак набор внеэстетических приз­ наков, равноценных с эстетическими. В ряде случаев, функциональные связи представ­ ляют собой специфический способ осуществления -худож ественных связей с определен­ ными сферами действительности.

В докладе К. В. Ч и с т о в а (Л енинград) «К* вопросу о теоретическом различии фольклора и литературы», который явился п р я м ы м ' развитием его статьи «Специфика фольклора в свете теории инф ормации»2, были высказаны некоторые соображ ения о принципах дифференциации эстетической и неэст.етической -информации. Д окладчик такж е выделил основные ф акторы, формирующие коммуникативную ситуацию в сфере фольклора (осуществление коммуникации в рам ках стабильны х малы х групп, о б л а­ дающих своей традицией и сходным социальным и эстетическим опытом, возмож ность смены ролей «исполнителей» и «слушателей», варьирование структуры исполнителя — соло, хор, исполнитель, творец, проза, песня и т. д.— и самого коммуникативного акта, наличие сильных и сверхсильных внетекстовых связей и т. п.).

Выступление О. Р. А р а н о в с к о й (Л енинград) было посвящено выяснению ф унк­ ций мифа в древнегреческой трагедии. К ак известно, она черпает сю жеты из мифиче­ ского прошлого, причем мифологическая направленность трагедии углубляется по мере развития ж анра. К ак отмечалось в докладе, информация, исходящ ая от автора тр аге­ дии, была рассчитана на встречное «допонимание» и довершение со стороны слуш ате­ лей, которым отводилась отнюдь я е пассивная роль в -процессе творчества. Соотнош е­ ние индивидуального и коллективного элементов греческой трагедии построено по принципу дополнительности, поэтому представляется совершенно невозможным понять древнегреческого автора вне фольклорной традиции.

В докладе В. В. С е н к е в и ч - Г у д к о в о й (П етрозаводск) «Н ародный этикет в саамской п есн е— йойче» были описаны наиболее употребительные случаи замены в саамской песенной лирике непристойных слов, выраж ений, названий людских пороков эвфемистическими метафорами, загадкам и, д а ж е комической мелодией. Д окладчица особо обратила внимание на соединение иносказательной и магической функций в пес­ нях девушек, мечтающих о замуж естве.

И. И. З е м п о в с к и й (Л енинград) -.в докладе «Функции песни и проблемы музы ­ кального формообразования» говорил о том, что с социальными функциями песни свя­ заны не отдельные конкретные музыкальные формы, а стилевые закономерности ф ор­ мообразования. Однако в форме, как и в содерж ании, не все связан о с функцией, да и связи бывают различные: реже непосредственные, чащ е опосредованные (имеются в виду лишь функции, реализованные в худож ественной структуре). Автор различает функции моно- и полиморфные и приводит примеры полиморфности функций и поли­ функциональности форм.

Р. И. Б е к к е р (Л енинград) в докладе «Сцена „Мнимый барин" в русском ф оль­ клоре» поделилась мыслями о функциях и ф ормах бы тования этой сцены, исполняв­ шейся самостоятельно или в контаминации с народными драм ам и «Л одка» и «Царь Максимилиан».

В докладе Г. А. Л е в и н т о н а (Л енинград) «Функции словесных текстов в св а ­ дебном обряде» словесные тексты свадебного обряда (преимущественно песенные) р ас­ сматривались с точки зрения системы функций всякого речевого коммуникативного ак­ та (по^ модели Р. Я кобсона). Д емонстрировалась специфика реализации основных, функций в обряде (по сравнению с обычным речевым актом ). Основное внимание д о к ­ ладчик уделил функциональной трактовке некоторых особенностей связи значения песни с обрядом и особенно при переходе из одного контекста в другой.

Функциональности свадебных напевов-формул был посвящен доклад В. А. Л а п и ­ н а (Л енинград). Функциональность определялась им через значение ф ормульных н а­ певов в традиционном свадебном обряде поморов. Автор исходил из того, что н а п ев формула выделяет наиболее важ ны е свадебные персонаж и из общего р яд а лиц — участников свадьбы.

Чтения закончились плодотворной дискуссией, подтвердивш ей актуальность затр о ­ нутых вопросов и наметившей дальнейшие пути и аспекты изучения функций ф ольк лора.

А. Ф. Н екры лова 2 См. «Вопросы философии», 1972. № 6.

ПОЕЗДКА В ПОЛЬШУ В последнее время заметно оживились связи между советскими и польскими фольклористами. В дни V II М еж дународного конгресса славистов, состоявшегося в В арш аве в августе 1973 г., больш ая группа советских специалистов в области народ­ ной культуры получила возмож ность вступить в непосредственные контакты с поль­ скими коллегами, Ярким проявлением взаимного интереса и сотрудничества польских и советских ученых была конференция «История польско-русских связей в области этнографии» (В роцлав, сентябрь 1973 г.). В этих благоприятных условиях протекала моя научная командировка.

После конгресса славистов я в качестве гостя М инистерства культуры и искусства П Н Р более месяца знакомился с научной деятельностью польских фольклористов. В пер­ вую очередь меня интересовала история народной антифашистской песни. Я работал в библиотеках, архивах и музеях В арш авы, Торуня, Познани, Вроцлава, Люблина, Ке лец (в 1963 и 1966 гг. я побывал та к ж е в К ракове и Закоп ане), посетил многие места партизанских боев в годы второй мировой войны, записы вал песни в Келецком и Люб­ линском воеводствах. В предлагаемой вниманию читателей статье в соответствии с двум я основными направлениями моей работы будет рассказано о современном со­ стоянии польской фольклористики и об изучении польских партизанских песен.

П ольш а — одна из стран, где региональные отличия в этнически однородной куль­ туре ярко выраж ены, что ощ ущ ается до сих пор. Не случайно региональный принцип собирания, публикации и изучения ф ольклора не только лег в основу классической ф ольклорно-этнографической серии О скара Кольберга *, но в значительной мере опре­ делил направление деятельности и позднейших исследователей народного искусства.

Э ту традицию продолж ал ж у рнал польских фольклористов «Л итература Людова» в течение первого десятилетия своего сущ ествования (1957— 1967 гг.). В соответствии с этой традицией создавались многие сборники, монографии и статьи, посвященные народной культуре и ф ольклору отдельных частей и этнографических районов Польши.

Этот интерес к местным особенностям культуры распространяется даж е на городскую культуру. Х арактерно, например, появление книги Б. Вечоркевича «Варшавские про­ сторечия преж де и сегодн я» 2, автора которой привлекаю т особенности языка и фоль­ клора отдельных районов польской столицы, а так ж е устный репертуар различных, социальных и профессиональных групп. Замечу, кстати, что, по моим личным наблю­ дениям, репертуар и манера исполнения самодеятельных городских ансамблей, кото­ рые поныне поют анонимные песенки на улицах В арш авы и К ракова, заметно разли­ чаю тся меж ду собой, и д аж е в самой В арш аве ансамбли на ул. Черняховской и на ул. Хмельной не похожи один на другой. Региональны е отличия сознательно культи­ вирую тся многочисленными местными городскими и сельскими фольклорными коллек­ тивами, что особенно заметно в репертуаре и в исполнительских стилях различных фольклорных фестивалей, проводимых в П ольш е еж егодно в нескольких местах (я имел возмож ность познакомиться с одним из таких фестивалей — в К азимеж е Дольном, про­ слуш ав записи нескольких последних лет).

О днако, по убеждению многих современных фольклористов, региональный метод изучения ф ольклора исчерпал свои возмож ности. П ольская фольклористика, возродив­ ш аяся после второй мировой войны, находится сейчас на том этапе своего развития, когда учеными осознается необходимость критического анализа пройденного пути и о тказа от некоторых традиций, когда осущ ествляется поиск новой проблематики и но­ вой научной методики. Это проявляется в тех научных дискуссиях, которые протекали в П ольш е в последнее десятилетие: на конференции, посвященной современному со­ стоянию фольклористики славянских народов (В арш ава, 1966), на сессии, посвящен­ ной современному ф ольклоризму в П ольш е (П ознань, 1969), на конференции, посвя­ щенной актуальны м проблемам современной фольклористики (Варш ава, 1971), на об­ щ епольской научной сессии «Н ародная и крестьянская культура» (Вроцлав, 1973).

Быть может, в еще большей степени перелом в деятельности польских фольклористов ощ ущ ается в новом направлении ж урн ал а «Л итература Людова». возобновленного в 1972 г. (ныне он издается во В роцлаве под редакцией Ч. Гернаса). Стремление вы­ работать новые методы исследования ф ольклора, возросший интерес к теоретическим проблемам я особенно остро почувствовал, знакомясь с работами и творческими за ­ мыслами исследователей среднего' и младшего поколений польских фольклористов — Ч. Гернаса, Л. Белявского, Р. Турского, Я- Садовника, Г. Чайки, Р. Сулимы, Р. В роц­ лавского, Е. Бартминьского, Я- Ягеллы, Я- Стенчиевского.

Д остиж ения современной цдльской фольклористики очевидны. Это и академическое монументальное издание П олного' собрания трудов О. Кольберга 3, и завершение семи 1 «Lud. Jego zw yczaje, sposdb- zycia, mowa, podania, pryslow ia, obrzpdy, gusta, za bawe, piesni i tance», W arszaw a, 1857:— 1910.

2 B. W i e с z о г k i e w i с z,.' G w ara w arszaw sk a daw niej i dzis, W arszaw a, 1966.

3 О. К о 1 b e г g, Dziela w szystkie, t. 1—66, K rakow — W arszaw a, 1961— 1973 (изда­ ние продолж ается).

10* томного издания «Н арод белорусский» М. Ф едеровского4, и солидное перемиологиче ское издание «Н овая книга польских пословиц и поговорок» в четырех т о м а х 5, и и зд а­ ние силезских песен из рукописного собрания Ю. Л омпы (1970) 6, и единственный пока в социалистических странах энциклопедический «Словарь польского ф о л ьк л о р а» 7, и добротно выполненная «История польской фольклористики» (1800— 1863) 8, и серия сборников «Фольклористические и сследования»9. В ’ Подготовке этих трудов велика • заслуга Ю. Кжиж ановского, И. Бурш ты, А. Обре'мбской-Яблоньской, Р. Гурского, Г. Капелусь, С. Сьвирко, Б. Закш евского и их;

сотрудников и учеников. П ольская фольклористика последнего десятилетия обогатилась как трудам и фольклористов-фи лологов Ч. Гернаса («В калиновом лесу») 10, Д. Gимонидес («Силезские восстания в современных рассказах») и, Г. Чайки («Б олгарская и македонская народная историче­ ская песня», «Героический народный эпос ю жных славян») 12, т а к и фольклористоч-му зыковедов А. Чекановской, М. и Я- Собеских, Л, Белявского, Я- Стеншевского и др.

(о них далее). Симптоматична активизирую щ аяся деятельность' в- области фольклористики эт­ нографов К. Завистович-Адамской, И. К лимаш евскбй,. А. Кутш ебы-П ойнаровой, М. Зна меровской-Прюфферовой, И. Буршты, М. Глады ш а й -др. П ротивопоставленные преж де одна другой, фольклористика и этнограф ия в П ольш е в последнее время снова испы­ тывают потребность к сближению. Не случайно именно в П ольш е появилась зам еч а­ тельная книга А. Чекановской «М узы кальная этнограф ия» 13.

Проанализировать и оценить все эти и другие работы — зад ача специальных ре­ цензий и обзоров, я ж е в настоящ их зам етках делюсь лиш ь сведениями, почерпнутыми во время своей поездки, и личными впечатлениями от встреч и бесед с польскими кол­ легами.

В В арш аве я познакомился с деятельностью коллектива ф ольклористов И нститута искусств Польской академии наук, который был создан на основе возникшего в 1947 г.

первого в послевоенной П ольш е центра изучения ф ольклора — Государственного ин­ ститута исследований народного искусства. В его составе первоначально работали три секции — народной музыки (руководитель М. Собеский), народной литературы (руко­ водитель Ю. К ж иж ановский), народного танца (руководитель Т. Зы глер). В 1957 г.

произошла реорганизация института, и различные секции народного искусства слились в единую Л абораторию исследований польского ф ольклора с филиалом в П ознани.

В первое послевоенное десятилетие ф ольклористами института бы ла осущ ествлена огромная по своему разм аху и значительная по результатам собирательская работа, позволивш ая восстановить погибшие во время войны старые ф ольклорные архивы.

(К середине 1960-х годов архив народной музыки И нститута искусств содерж ал 65 тыс.

песен и инструментальных наигрышей, записанных на магнитную пленку, около 18 тыс.

слуховых записей мелодий и около 30 тыс. рукописных текстов). В последующие годы деятельность фольклористического коллектива сосредоточилась на систематизации и подготовке к печати этих записей, был создан ряд сборников и монографий. В течение долгих лет лабораторией руководил М. Собеский, крупнейший специалист в области польской народной музыки. После его смерти коллектив возглавил Л. Белявский, а в ­ тор книги «Ритмика польской народной музыки» и, большой статьи о польской н арод­ ной музыке в «Словаре польского ф ольклора» и других интересных работ;

в настоящ ее время им подготовлена к печати новая значительная монография «Теория времени и ее значение для музыкальной этнографии». С тарейш ая сотрудница института Я. Со 4 М. F e d e r o w s k i, Lud bialoruski, «M aterialy do etn o g rafii slow ianskiej zgro m adzone w latach 1877— 1905», t. 5—7, W arszaw a, 1958—'1969 (издание начало выхо­ дить в свет в 1897 г., четвертый том вышел в 1935 г.).

5 «Nowa ksigga przyslow i w razen przyslow iow ych polskich». W oparciu о dzielo S. A dalberga opracow al Zespol pod kier. J. K rzyzanow skiego. t. I— III, W arszaw a, 1969— 1972 (том четвертый — в печати).

6 «Piesni ludu slaskiego ze zbiorow rekopism iennych Jozefa Lompy. W yd. B. Z akrzew ski», W roclaw, 1970.

7 «Slow nik Folkloru Polskiego», W arszaw a, 1965.

8 «Dzieje folklorystyki polskiei, 1800— 1863. Epoka przedkolbergow ska», W roclaw.

1970.

9 «W swiecie piesni i bajki. S tu d ia folklcrystyczne. Red. R. G orski, J. K rzyzanow ski», W roclaw, 1969;

«M iedzy daw nym i a now ym i laty...», «S tudia folklorystyczne pod red.

R. G orskiego i J. K rzyzanow skiego», W roclaw, 1970;

«Z zag ad n ien tw orczosci ludow ej», «Studia folklorystyczne», W roclaw, 1972;

«Ludowosc daw niej i dzis», «S tudia folklorys­ tyczne», W roclaw, 1973.

10 Cz. H e г n a s, W kalinow ym lesie, t. I— II, W arszaw a, 1965.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.