авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 18831 выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия ...»

-- [ Страница 2 ] --

Giovannini A. Capital Controls and International Trade Finance // Journal of International Economics.

1992. Vol. 33. P. 285—304.

Goldstein F. Brazil and the Imperialist Banks // Workers World. 1999. 28 January.

Goldstein M., Khan M. The Supply and Demand for Exports: A Simultaneous Approach // Review of Economics and Statistics. 1978. Vol. 60. P. 275—286.

Gordon R. Can High Tax Rates Encourage Entrepreneurial Activity // IMF Staff Papers. 1995. Vol. 42.

P. 49—80.

Gwiazda A. Das Waehrungssystem der RGW Laender // Aus Politik und Zeitgeschichte. 1986.

25 January. S. 28—37.

Henderson C. Asia FallingNew York, 1998.

Hine R. International Economic Integration // Surveys in International Trade / Ed. by D. Greenaway and A. Winters. Oxford, 1994. P. 234—272.

Howard J. Investment for Growth // Australian Prime Minister Statement. 1997. 8 December.

www.isr.gov.au/growth/html/trade.html.

Hufbauer G., Schott J. North American Free Trade: Issues and Recommendations. Washington, 1992.

IMF. World Economic Outlook. Washington, 1998. October.

Inflation Fight Gives Mexicans a Boost // Wall Street Journal. 1999. 19 October.

In Osteuropa bleibt der erhoffte massive Investitionsfluss aus // Europaeische Wirtschaft. 1991.

13 December.

Ishiyama Y. The Theory of Optimum Currency Areas // IMF Staff Papers. 1975. Vol. 22. P. 344—383.

Jomo K.S. (ed.). Tigers in Trouble. London, 1998.

24 А. Мёрфи, З. А. Сабов Kaminsky G., Reinhart C. On Crises, Contagion, and Confusion // Journal of International Economics.

2000. Vol. 51. P. 145—168.

Katz I., Cohn L. Pulling Brazil Back From the Brink // Business Week (Asian Edition). 1999. 10 May.

P. 64—65.

King A. Uncovered Interest Parity: New Zealand’s Post Deregulation Experience // Applied Financial Economics. 1998. Vol. 8. P. 495—503.

Lachica E. Asian Capital Controls Were No Panacea // Wall Street Journal. 2000. 12 January.

Leybourne S., Mizen P. Understanding the Disinflations in Australia, Canada, and New Zealand Using Evidence from Smooth Transition Analysis // Journal of International Money and Finance. 1999. Vol. 18. P.

799—816.

Ludwig G. Broken Empire. Washington, 2001.

MacDonald R. Empirical Studies of Exchange Rate Determination // Current Issues in Monetary Economics / Ed. by D. Lewellyn, C. Milner. London, 1990.

Mackenzie G. The Macroeconomic Impact of Privatization // IMF Staff Papers. 1998. Vol. 45. P.

363—373.

McKinnon R., Pill H. Credible Liberalizations and International Capital Flows: the ‘Overborrowing Syndrome // Financial Deregulation and Integration in East Asia / Ed. by T. Ito, A. Krueger. Chicago, 1996. P. 7—42.

McLoughlin D. Why Won’t the Economy Fly? // North & South. 1993. July. P. 44—54.

Mexico to Probe 1968 Student Massacre // Wall Street Journal. 2002. 22 February.

Miller M. The Current Southeast Asia Financial Crisis // Pacific Basin Finance Journal. 1998. Vol. 6. P.

225—233.

Miyakoshi T. The Causes of the Asian Currency Crisis: Empirical Observations // Japan and the World Economy. 2000. N 12. P. 243—253.

Moffett M. Brazil Suddenly Faces Export Slowdown // Wall Street Journal. 1997. 12 March.

Murphy A. A Financial Analysis of the Economic Effects Associated with Having to Reverse Current Account Deficits // Practical Financial Economics. 2003. P. 177—223.

O’Rourke K., Williamson J. Globalization and History. Cambridge, 1999.

Orr D. Hidden Dangers in a V Shaped Recovery // Forbes Global. 1999. 14 June. P. 110—111.

Peeters M. The Public Private Savings Mirror and Causality Relations Among Private Savings Investme nt and (Twin) Deficits // Journal of Policy Making. 1999. Vol. 21. P. 579—605.

Pesta J. Indian Official Warms to More Rate Cuts // Wall Street Journal. 2001. 12 March.

Peterson R. Scrutinizing the Inscrutable // Investment Vision. 1990. N 1. P. 25—27.

Phillips M. IMF Concedes That Malaysia’s Controls Over Capital Produced Positive Results // Wall Street Journal. 1999. 9 September.

Purdue D. Tracking the Economy // National Business Review. 1999. 9 April. P. 48.

Quaintance L. Porirua: an Unfortunate Experiment // North & South. 1988. June.

Reuter. EU Firm on Beef Ban Despite Duty Threat // Dominion. 1999. 15 May. P. 5.

Roach S. It’s a Mistake to Write off China // National Business Review. 1999. 12 March. P. 25.

Rodrik D. Political Economy of Trade Policy // Handbook of International Economics. 1995. Vol. 3. P.

1457—1494.

Sesit M. China Overtakes U.S. as Magnet for Foreign Direct Investment // Wall Street Journal. 2004.

28 June.

Sherreff D. The Achilles Heel of Europe // Euromoney. 1996. April. P. 50—55.

Staiger R. International Rules and Institutions for Cooperative Trade Policy // Handbook of International Economics. 1995. Vol. 3. P. 1495—1552.

Stiglitz J. Globalization and its Discontents. New York, 2002.

Strobel F., Peterson W. The Coming Class War and How to Avoid It. New York, 1999.

Tanzer A. The Ronald Reagan of the Pacific // Forbes Global. 1999. 31 May. P. 25—26.

Tourism Board Changes Right Move // Massey News. 1999. 10 May. P. 4.

Vatikiotis M. Running to Stay in Front // Far Eastern Economic Review. 1995. 14 September. P.

60—61.

Williamson J. The Economic Opening of Eastern Europe. Institute for International Economics:

Washington, 1991.

Winkelmann L. Tariffs, Quotas and Terms of Trade: The Case of New Zealand // Journal of International Economics. 1998. Vol. 46. P. 313—332.

Witcher K. Latin American, Asian Crises Differ in Likely Length // Wall Street Journal. 1999. 15 July 15.

Wong K. International Trade in Goods and Factor Mobility. Cambridge, 1997.

Yusoff M. Economic Performance and Policy Adjustments of the Southeast Asian Nations // Journal of Asian Business. 1997. Vol. 13. P. 5—26.

Zinn H. A People’s History of the United States. New York, 1995.

Ю. Р. Ичкитидзе генеральный директор исследовательского центра ООО «Рефлексивность ру» (С. Петербург) О РЕФЛЕКСИВНОСТИ ФИНАНСОВОГО РЫНКА Введение. Рациональность инвестора, поведенческие финансы и рефлексивность Традиционно, экономическая теория, описывая принятие инвестиционных решений, использует гипотезу рациональных ожиданий. Она предполагает, что инвесторы ведут себя рационально, т. е. 1) их ожидания (прогнозы) адекватны будущим процессам и 2) в качестве платы за неопределенность они требуют рисковую премию, описываемую функцией ожидаемой полезности богатства (Arrow, 1971;

Львов, 2003;

Friedman, Savage, 1948;

Keeney, Raiffa, 1976).

Следствием рациональности поведения инвесторов является эффективность финансового рынка, на котором рыночные цены распределены логнормально и адекватно отражают справедливые цены, а экономическая прибыль отсутствует.

Однако известны некоторые факты поведения отдельных агентов (Kahnem an, Tversky, 1979) и финансового рынка в целом (называемые в литературе «puzzle» (Mehra, Prescott, 1985;

Fama, French, 1988), которые трудно объяснить с помощью рациональной модели.

Поведенческие финансы (behavioral finance) — иной подход к анализу пове дения инвесторов и финансового рынка, позволяющий преодолеть трудности рационального подхода. В соответствии с ним многие феномены финансового рынка можно объяснить с помощью моделей, в которых некоторые агенты не являются полностью рациональными. В некоторых моделях поведенческих фи нансов инвесторы обладают ожиданиями, которые не полностью корректны, в других моделях — инвесторы обладают корректными ожиданиями, но прини мают решения, не совместимые с моделью ожидаемой полезности.

Модели поведенческих финансов опираются на два ключевых положения:

1) достижения бихевиористической психологии (Kahneman, Tversky, 1979), кото рые объясняют, почему некоторые субъекты ведут себя нерационально, и 2)объ яснения, почему иррациональность может иметь существенное и долгосрочное воздействие на рыночные цены (называемые в литературе «limits of arbitrage») (Mitchell, Pulvino, Stafford, 2002;

Shleifer, Vishny, 1997).

Концепция рефлексивности, представленная в данной статье, — это альтер нативная обоим вышеперечисленным подходам модель поведения финансового рынка. Она основывается на анализе поведения рационального инвестора (т. е.

исторически основана на положениях рациональности), но ее результатом явля ется вывод о стремлении инвесторов действовать иррационально. Это позволяет объяснить неэффективность финансового рынка в том понимании, что рыноч ные цены не распределены логнормально и могут иметь автокорреляцию, и подводит к выводу, что при определенных условиях на рынке существуют весьма устойчивые тренды, являющиеся источником экономической прибыли инвестора.

© Ю. Р. Ичкитидзе, 26 Ю. Р. Ичкитидзе Основные отличия концепции рефлексивности от подхода поведенческих финансов состоят в следующем. Во первых, концепция рефлексивности финан сового рынка утверждает, что в некоторых случаях не существует справедливой цены акции независимой от рыночной цены. Поэтому анализировать рацио нальность или иррациональность поведения инвестора можно только относи тельно его собственных субъективных ожиданий, но не относительно общеры ночной информации либо же рыночных (справедливых) цен, рассчитанных впоследствии.

Во вторых, рефлексивность предполагает возможность принятия инвесто ром решений, направленных на опережение собственных и рыночных ожида ний. «Я делаю не то, что думаю, но делаю ровно то, что не думаю». Именно в этом состоит иррациональность инвестора, принимающего решение на рынке.

В третьих, рефлексивность объясняет, почему иррациональное поведение инвестора может быть экономически эффективным, а рациональное — нет. Это положение наиболее точно описывает отличие иррациональности в рефлексив ном подходе к анализу рынков от анализа, заложенного в основу поведенческих финансов.

Все эти свойства рефлексивности позволят по новому взглянуть на анализ рыночной динамики акций и принципы принятия инвестором решений.

Представленная в данной статье концепция рефлексивности есть результат научной доработки идей Дж. Сороса, высказанных в 1987 г. в «Алхимии финан сов».

Полученные в статье выводы обоснованы математическим моделированием принятия решений рациональным инвестором, соответствующим принципам рациональных ожиданий. Однако в дополнение к классической теории, прове денное в статье моделирование учитывает ограниченность собственного богат ства инвестора и использование им кредитных средств при работе на финансо вом рынке. Исходя из этого показано, что в случае если рыночные цены суще ственно отличаются от субъективных ожиданий инвестора, то его поведение на финансовом рынке подвержено ограничениям, вызванным недостатком залого вого обеспечения.

Результатом этого моделирования является функция оптимального спроса рационального инвестора на акцию, которая содержит классический участок (область рационального поведения) и область рефлексивного поведения.

Основываясь на этой функции, в статье проведен анализ формирования ры ночных цен и их влияние на справедливые цены. В его основу положено, что субъективные ожидания инвесторов могут быть совершенно любыми, как того захотят инвесторы, — они могут содержать как не преднамеренную ошибку, так и индивидуальную уверенность, за которую инвестор несет полную ответствен ность собственным капиталом. Показано, как рынок акций переходит от одного состояния равновесия в другое, результатом чего является тренд рыночной цены, и как перераспределяется прибыль между инвесторами в процессе такого перехо да. Затем показаны механизмы, через которые изменение рыночной цены может определять справедливые цены, и утверждается: рыночные цены не только под вержены зависимости со стороны справедливых цен, но и влияют на них.

Это приводит к выводу, что иррациональное поведение инвестора (т. е.

стремление опровергнуть собственные и рыночные ожидания) может привести к тому, что эти ожидания изменятся, результатом чего является экономическая прибыль для иррационального инвестора и экономический убыток для рацио нального.

Моделирование функции оптимального спроса рационального инвестора на акцию Рассмотрим действия инвестора на рынке акций одной компании (условно считаем, что все возможности по диверсификации портфеля он уже задейство О рефлексивности финансового рынка вал, поэтому его «акция» это на самом деле есть рыночный индекс, или же ди версифицированный портфель).

Инвестор стремится:

а) к достоверной оценке будущих денежных потоков от акции и рисков по ним;

б) к достоверной оценке плотности распределения справедливой цены акции (цены, полученной на основе дисконтирования будущих денежных потоков);

в) к достоверной оценке собственной степени рискофобии и ее учете при формировании безрискового эквивалента справедливой цены акции.

Инвестор имеет возможность свободно покупать/продавать акции по ры ночной цене. Задача инвестора состоит в том, чтобы определить оптимальный для него объем спроса на акцию при экзогенно заданной рыночной цене.

Инвестор решает эту задачу исходя из следующих условий:

1) критерием оптимальности для инвестора объема спроса на акцию являет ся максимум среднего значения функции полезности от ожидаемого богатства:

~ U (w ожид ) max;

2) инвестор обладает заданной величиной начального безрискового богатст ва. Если инвестор хочет предъявить спрос на акцию в размере большем, чем его начальное безрисковое богатство, то он берет в долг в размере превышения спроса над величиной начального богатства;

3) ожидаемое богатство инвестора формируется как сумма его начального безрискового богатства и ожидаемого им дохода от акции, приведенного к ну левому моменту времени, за вычетом сегодняшней стоимости расходов на об служивание его долга:

~ Pспр r ~ w ожид = w 0 + c ( 1) (с w 0 ) ( d 1);

Р рын r 4) кредитор определяет ставку по долгу, передаваемому инвестору исходя из формулы, обоснованной в статье «Кредитный риск заемщика, как опцион put»1;

5) в построенной модели принимается допущение, что короткие продажи акций запрещены, т. е. минимальная величина спроса инвестора на акцию рав на нулю. Данное допущение не отменяет всех основных выводов, полученных в построенной модели.

С учетом данных условий, задача поиска оптимального объема спроса (Сopt) на акцию для инвестора приобретает следующий вид:

~ Pспр r U (w 0 + c ( 1) (с w 0 ) ( d 1)) max, (1) Р рын r0 C где U — средняя полезность инвестора от богатства, получаемого в результате ~ покупки акций;

w 0 — начальное, безрисковое богатство инвестора;

Pспр — слу Статья размещена на сайте www.reflexivity.ru. Формула, о которой идет речь, следующая:

put (1 + i ) rd = i +. Здесь rd — процентная ставка по долгу фирмы с учетом риска ее дефолта;

i — без D рисковая процентная ставка;

D — объем долга фирмы;

put — стоимость европейского опциона put на базовый актив V0 (т. е. стоимость активов фирмы) с ценой исполнения опциона, равной D (1 + i ), и моментом исполнения через 1 год. При этом кредитору известна величина среднеквад ратического отклонения (СКО) доходности на базовый актив, которая равна G. Каждый раз, в мо мент рефинансирования долга, фирма вновь покупает опцион put у кредитора.

28 Ю. Р. Ичкитидзе чайная величина сегодняшней стоимости будущих ожидаемых денежных пото ков от акции (случайная величина справедливой цены акции);

c — объем спро са (по деньгам) инвестора на акцию;

Pрын — рыночная цена акции;

rd — ставка по долгу инвестора, установленная кредитором;

r0 — безрисковая ставка.

Инвестор, который определяет оптимальный спрос на акцию исходя из вы шеуказанных условий соответствует положениям гипотезы рациональных ожи даний и теории эффективного финансового рынка. По этой причине назовем такого инвестора рациональным инвестором.

Точка максимума в данной задаче появляется за счет двух эффектов.

Во первых, за счет рискофобии инвестора, когда при увеличении с увеличива ется рисковая премия, требуемая рискофобом. Во вторых, за счет того, что с ростом отношения долга к собственному капиталу происходит увеличение процентной ставки, требуемой кредитором по долгу (рис. 1, 2).

Рис. 1. U ( c ) для рисконейтрала в случае: Рис. 2. U ( c ) для рискофоба в случае:

а) rd = ro, т. е. долг безрисковый и б) rd ro, а) rd = ro, т. е. долг безрисковый и б) rd ro, т. е. долг рисковый т. е. долг рисковый Исследуем зависимость величины оптимального спроса инвестора на акцию (Сopt) от рыночной цены (Ррын).

Для этого исследования значимым будет наличие следующего факта.

В оценку начального безрискового богатства инвестора включается ценность акций, которыми он владеет, измеренная по текущей рыночной цене акции. Та ким образом, начальное безрисковое богатство инвестора есть функция от ры ночной цены акции. Расчет изменения начального безрискового богатства ин вестора в зависимости от изменения рыночной цены представлен в следующей формуле:

C opt w 0 = w 00 + (Pрын Pрын 0 ), (2) Pрын где w 00 — безрисковое богатство инвестора на момент 0 (на момент приобрете ния акций);

Pрын 0 — рыночная цена акции на момент приобретения (цена при обретения акции);

С opt 0 — величина спроса инвестора на акцию в момент при обретения, определенная исходя из решения задачи 1 в условиях w 00 и Pрын 0 ;

w 0 — сегодняшнее начальное, безрисковое богатство инвестора, рассчитанное исходя из оценки его акций по сегодняшней рыночной цене;

Pрын — сегодняш няя рыночная цена акции.

О рефлексивности финансового рынка Исследуем зависимость величины оптимального спроса инвестора на акцию (С opt ) от рыночной цены (Pрын ) на конкретном примере, с помощью расчетов в Excel. Условия в примере следующие:

а) плотность распределения справедливой цены акции, рассчитанная на ос нове ожидаемых денежных потоков от акции, описывается как 200, p = 0,5;

~ Р спр = 50, q = 0,5, где p и q вероятности соответствующего исхода;

б) рыночная цена на момент приобретения акций равна Pрын0 = 60, безрис ковое богатство на момент приобретения акций равно w 00 = 100, а спрос инве стора на акцию в момент приобретения составлял С opt 0 = 233,978;

в) кредитор оценивает риски инвестора исходя из безрисковой ставки r0 = 0,06, срока предоставления кредита T =1 и среднеквадратического отклоне ния доходности приобретаемой инвестором акции = 0,3;

г) функция полезности инвестора от богатства описывается как U (w) = w k, где k — коэффициент рискофобии инвестора, равный k = 0,5.

Для таких условий полученная зависимость величины оптимального спроса инвестора на акцию (С opt ) от рыночной цены (Pрын ) представлена на рис 3. Зави симость представлена в случае двух вариантов: а) долг инвестора безрисковый и б) долг инвестора рисковый.

Рис. 3. Зависимость Сopt от Pрын при условии: Рис. 4. Зависимость Сopt от Pрын при условии:

Сopt0 = 233,978 а Ррын0 = 60 Сopt0 = Если в нулевой момент времени инвестор не владел акциями, т. е. С opt 0 = 0, то полученная зависимость величины С opt от Pрын представлена на рис. 4.

Подробнее зависимости с рис. 3 представлены на рис. 5 и 6.

Исследование полученных зависимостей позволяет охарактеризовать их сле дующим образом.

В случае если инвестор еще не владеет акциями (см. рис. 4), то при сниже нии рыночной цены акции его спрос на акцию будет увеличиваться, а при рос те рыночной цены акции — спрос на акцию будет снижаться. Такая логика дей ствий инвестора будет наблюдаться и в случае если кредитор оценивает долг инвестора как рисковый, и в случае если кредитор оценивает долг инвестора как безрисковый.

В случае если инвестор уже владеет акциями (см. рис 3), то при заданных в примере условиях может наблюдаться ситуация, когда при снижении рыноч 30 Ю. Р. Ичкитидзе Рис. 5. Зависимость Сopt от Pрын, при условии Рис. 6. Зависимость Сopt от Pрын, при условии Сopt0 = 233,978, а Ррын0 = 60 для безрискового долга Сopt0 = 233,978, а Ррын0 = 60 для рискового долга ной цены акции спрос инвестора на акцию будет снижаться, а при росте ры ночной цены акции спрос инвестора на акцию будет расти. Такой вид зависи мости может наблюдаться как в случае рискового долга, так и безрискового долга. В случае безрискового долга снижение спроса инвестора на акцию при снижении рыночной цены произойдет в момент, когда начальное богатство ин вестора станет равным нулю.

Стоит отметить, что для некоторых начальных условий (w 00,С opt 0, Pрын 0 ) такой вид зависимости (когда с ростом рыночной цены происходит рост спроса на акцию и наоборот) может не наблюдаться. В частности, такой вид зависимости не будет наблюдаться при условии w 00 C opt 0, т. е. инвестор приобретает акции только за счет собственного богатства, без использования заемных средств.

На рис. 7 и 8 представлены те же зависимости, что и на рис. 3 и 4, сгруппи рованные в зависимости от типа долга инвестора.

Рис. 7. Зависимость Сopt от Pрын для безрискового Рис. 8. Зависимость Сopt от Pрын для рискового долга долга В случае безрискового долга (см. рис. 7) зависимость величины С opt от Pрын строго монотонна для обоих начальных условий. При условии С opt 0 = 233,978 и Pрын 0 = 60 снижение спроса будет происходить только при падении начального богатства инвестора ниже нуля. Если предположить, что даже в данном случае инвестору будет позволено брать кредит под безрисковый процент, то снижения спроса на акцию не будет.

В случае рискового долга (см. рис. 8.), до момента первого приобретения акций, зависимость величины С opt от Pрын имеет строго нисходящий характер, а после момента купли акций на сумму С opt 0 по цене Pрын 0 зависимость величи О рефлексивности финансового рынка ны С opt от Pрын принимает «дугообразный» характер. Точкой пересечения обоих зависимостей является точка (С opt 0 ;

Pрын 0 ), которая для данного примера соот ветствует точке (233,978;

60).

Основным результатом проведенного исследования является построение зависи мости С opt Pрын от Pрын в условиях рис кового долга, когда инвестор уже владеет акциями. Эта зависимость отражает зави симость спроса на акции измеренного в единицах акций от текущей рыночной цены акции. В данной зависимости эко номической интерпретации требует уча сток АБ этой кривой (рис. 9).

Экономический смысл участка АБ состоит в том, что при таких заданных условиях, как:

1. Инвестор стремится получить Рис. 9. Зависимость Сopt /Pрын от Pрын для риско экономическую прибыль за счет разни вого долга цы между текущей рыночной ценой акции и безрисковым эквивалентом справедливой цены акции;

2. Инвестор обладает начальным богатством, которое меньше чем опти мальная для него величина спроса на акцию. В результате этого он вынужден пользоваться заемными средствами;

3. Начальное богатство инвестора включает в себя оценку его акций по те кущей рыночной цене;

4. Кредитор оценивает риски инвестора, как заемщика исходя из риска из менения рыночной цены акции.

Оптимальное поведение рационального инвестора можно описать следующим образом. При снижении рыночной цены инвестор начинает сокращать спрос на акции, а при росте рыночной цены он начинает увеличивать спрос на акцию.

Участок АБ, функции оптимального спроса инвестора на акцию, отражает эффект роста/эрозии залогового обеспе чения инвестора. Рост залогового обес печения, составным элементом которо го является рыночная цена акции, при водит к увеличению спроса на акцию, что опять приводит к увеличению зало гового обеспечения. Снижение, наобо рот, приводит к сокращению спроса на акцию, в результате чего залоговое обеспечение продолжает снижаться. Это есть рефлексивное взаимодействие на рынке акций, в котором спрос инвесто ра на акцию как оказывает воздействие Рис. 10. Схема рефлексивного взаимодействия на рыночную цену акции, так и являет ся подверженным воздействию с ее сто роны (рис. 10). В результате этого в движении рыночной цены акции возникает направленный тренд. Об этом пи сал Дж. Сорос в «Алхимии финансов».

Области рационального и рефлексивного поведения В общем виде для любого заданного вероятностного распределения справед ливой цены акции, при известном уровне начального безрискового богатства 32 Ю. Р. Ичкитидзе инвестора, объема акций в его владении, известной начальной рыночной цене акции и возможности продавать акции без покрытия, функция оптимального спроса инвестора на акцию, графически представлена на рис. 11.

Рис. 11. Функция оптимального спроса инвестора на акцию (общий случай) В соответствии с ней поведение инвестора описывается двумя областя ми — рационального и рефлексивного поведения (рис. 11). В области рацио нального поведения рыночная цена акции приблизительно соответствует той справедливой цене, которую ожидает инвестор. В этом случае он действует в соответствии с обычными понятиями — покупает акции дешево, а продает до рого. Критическая точка на рис. 11 отражает переход инвестора из области ра ционального поведения в область рефлексивного поведения (то, что ранее мы называли участком АБ), в которой инвестор начинает продавать акции по более низким ценам и покупать их по более высоким. При заданном распределении ожидаемой справедливой цены критическая точка определяется величиной на чального богатства инвестора, объемом акций в его владении, и начальной це ной акции.

В области рефлексивного поведения, напротив, субъективное восприятие (оценка) справедливой цены акции инвестором существенно отличается от вос приятия (оценки) этой цены рынком. Для инвестора это отличие создает мотива цию к покупке/продаже акций на рынке, но для кредитора оно является причи ной того, чтобы повышать процентную ставку по кредиту в случае, если рынок идет против инвестора, и снижать ставку в случае, если рынок идет попутно с инвестором. В результате этого отличия ценообразование на капитал со сторо ны инвестора и кредитора осуществляется по разному. Собственным капиталом инвестор может рисковать как хочет — это совершенно не касается кредитора, но ценообразование на заемные средства учитывает риск того, что инвестор с его субъективной оценкой может ошибаться. За счет этого возникает ограничение на объем доступных инвестору заемных средств, а объем имеющегося в распоряже нии инвестора богатства (залогового обеспечения) становится существенным фактором, определяющим сложившееся равновесие на финансовом рынке.

Формирование равновесия на финансовом рынке Присутствие области рефлексивного поведения в действиях инвестора выну ждает пересмотреть традиционный подход к формированию равновесия на фи нансовом рынке. В соответствии с теорией эффективного рынка его участники О рефлексивности финансового рынка стремятся привести значение рыночной цены акции к ее справедливому значе нию. Если существует единая, объективная для всех инвесторов, оценка справед ливой цены акции, то эффективный рынок, за счет условий совершенной конку ренции, будет постоянно отражать ее в рыночной цене акции. Таким образом, в состоянии равновесия финансовый рынок наиболее точно отражает справедли вую цену акции и за счет этого находится в равновесии с остальными рынками.

Как не трудно заметить, в построенной функции оптимального спроса инвестора такой подход к равновесию будет верным в области рационального поведения.

В таком случае, если уровень конкуренции на рынке ограничен, равновесие уста новится несколько ниже справедливой цены, что будет отражать экономическую власть инвестора. Но с ростом количества инвесторов эта власть будет размы ваться, а рыночная цена — стремиться к справедливому значению.

Однако теория эффективного рынка ничего не говорит про область рефлек сивного поведения. Из построенной функции оптимального спроса инвестора на акцию нетрудно увидеть, что при установлении равновесия на рынке роль этой области начинает существенно возрастать при росте различий в субъектив ном восприятии участниками рынка справедливой цены акции. То есть когда одни инвесторы находятся в области рационального поведения, а другие — в области рефлексивного поведения. В таком случае на точку равновесия фондо вого рынка оказывает влияние не только ожидание инвесторов, но и распреде ление богатства между ними.

Покажем это при помощи следующего примера. Рассмотрим ситуацию, ко гда на рынке обращается объем акций Q 0, а среди инвесторов преобладают ~ ожидания справедливой цены Pспр. Тогда рыночная цена акции установится в области рационального поведения инвесторов относительно этих ожиданий.

Пусть, в таких условиях на рынке появляется некоторый «безумный» инвестор, который ожидает справедливую цену акции в два раза выше сложившейся на рынке. Это — безумство, все его убеждают, что рыночная цена оптимально от ражает имеющуюся информацию и эта компания просто не может стоить в два раза дороже! Но он продолжает быть верным себе. Этот инвестор обладает на чальным богатством w 0, и готов рисковать им, отстаивая свою точку зрения.

Кредитор, учитывая все его риски, дает ему кредит под рисковый процент, оп ределяемый в соответствии с формулой из статьи «Кредитный риск заемщика, как опцион put». В результате этот «безумный» инвестор предъявляет спрос на акцию и, приобретая в собственность объем акций Q i, вызывает рост рыночной цены с уровня P0 до уровня P1 (рис. 12).

Рис. 12. Взаимодействие инвесторов на рынке с различными ожиданиями справедливой цены акции 34 Ю. Р. Ичкитидзе В такой ситуации наш «безумный» инвестор находится в области рефлек сивного поведения, а остальной рынок — в области рационального поведения.

Будем говорить, что таким своим действием «безумный» инвестор создает им пульс, т. е. за счет изменения своего спроса осуществляет воздействие на ры ночную цену акции.

Очевидно, что в таком случае точка равновесия, установившегося на рынке, за висит от объема начального богатства «безумного» инвестора. Чем большим богат ством он будет обладать, тем больше он может подвинуть рыночную цену акции.

Далее, рефлексивное поведение «безумного» инвестора может либо получить развитие, либо угаснуть. Первое произойдет в том случае, если аналогичные импульсы с его стороны, и/или со стороны его единомышленников, приведут к повышению рыночной цены до критической точки ожиданий остальных ин весторов. Это изменит их поведение с рационального на рефлексивное и соз даст «коллапс» на рынке, когда спрос будет сильно превышать предложение, в результате чего цены полетят еще выше. Новое равновесие рынок найдет только в том месте, когда «безумные» инвесторы сменят свое поведение на ра циональное, в результате чего сокращение спроса с их стороны сбалансирует рефлексивное повышение спроса со стороны прежних «королей» рынка.

Таким образом, при помощи рефлексивного поведения инвесторов рынок пере ходит из одного состояния равновесия в другое. В этом переходе наблюдается суще ственное перераспределение богатства между участниками — те, кто создает им пульс, в случае своего успеха получают прибыль, те, кто запоздало реагирует на не го, — несут убытки. Очевидно, что этот переход есть, по сути своей рефлексивный процесс, в котором рост рыночной цены акции в прошлом, провоцирует ее рост в будущем, в результате чего на рынке акций формируется направленный тренд, т. е.

рыночная цена акции в процессе этого перехода обладает автокорреляцией.

Осознавая этот механизм, можно сказать, что рыночная цена акции есть ре зультат определенной борьбы участников рынка за право отстаивать свои субъек тивные ожидания. Создание импульса может позволить инвестору стать «коро лем» рынка в случае победы, однако также и привести к его поражению, в том случае, если рынок задействует механизм рефлексивного поведения против него.

Направление тренда определяет сам рынок в целом. Находясь в состоянии рав новесия, т. е. когда рациональное поведение участников преобладает, невозможно спрогнозировать направление будущего импульса (тренда), можно лишь попы таться его сформировать. Однако когда рефлексивный процесс набрал свою силу, можно говорить, что он, скорее всего, продолжится, чем прекратится. Это созда ет инерционность рыночной цены на финансовом рынке.

Равновесие рыночной и справедливой цены акции Когда рынок так легко может перейти из одной рациональной области, в другую, важны ли ожидания справедливой цены для принятия инвестицион ных решений? С другой стороны, можно возразить — рыночная цена акции, чтобы не превратиться в мыльный пузырь, должна адекватно отражать справед ливую стоимость фирмы.

Поставив в основу рефлексивного процесса на рынке субъективные ожидания участников, мы предположили, что они могут быть совершенно любыми — каждый инвестор самостоятельно несет ответственность своим богатством за субъективность ожиданий. Мы сказали, что в таком случае, рыночная цена акции определяется эти ми субъективными ожиданиями и распределением богатства между инвесторами.

Для фирмы рыночная капитализация ее акций отражает объем залогового обеспечения под кредиты, и чем она больше, тем более дешевые кредиты ей доступны. В конечном итоге рыночная капитализация фирмы определяет стои мость и объем доступного фирме кредита, а следовательно, стоимость и объем инвестиционных ресурсов.

О рефлексивности финансового рынка Из этого следует, что сложившееся на финансовом рынке равновесие опре деляет инвестиционные возможности фирмы, т. е. влияет на величину PVGO фирмы, являющуюся элементом справедливой цены акции. Классическая тео рия финансовых рынков игнорирует этот факт, полагая, что справедливая цена акции однозначно определяет рыночную цену. Но, допустив возможность суще ствования обратной зависимости, мы приходим к совершенно иному понима нию равновесия справедливой и рыночной цены акций.

Инвесторы, которые создают импульс к росту, опережают существующие на рынке ожидания1, поскольку предоставляют фирме инвестиционные ресурсы несколько ранее, чем фирма обоснует бизнес план проекта. За счет этого ры ночная цена акции поднимается до критической точки существующих ожида ний и вынуждает остальной рынок действовать рефлексивно. После этого, ко гда рынок уже предоставил фирме свободные инвестиционные ресурсы для но вого проекта — ее задача реализовать его и принести акционерам необходимый доход, т. е. создать подтверждение (обеспечение) осуществленным инвестициям.

То есть, создавая импульс, рынок нарушает традиционную последователь ность — сперва бизнес план и ожидания, затем инвестиции, и действует опере жающее — сперва инвестиции, затем создание и реализация бизнес плана.

К такому действию инвесторов подталкивает очень высокая конкуренция и по иск экономической прибыли. Создание импульса позволяет им опередить кон курентов, и за счет рефлексивного процесса получить экономическую прибыль на совершенно конкурентном рынке.

Аналогичная ситуация может возникнуть и в том случае, если на рынке пре обладают инвесторы, которые создают импульс к снижению рыночной цены акции. В таком случае снижение рыночной цены акции в результате рефлексив ного процесса сокращает объем доступных фирме инвестиций и может привес ти к консервации некоторых программ, за счет этого снизить справедливую стоимость фирмы. Несмотря на это, те инвесторы, которые создали импульс к снижению, получат экономическую прибыль.

Поэтому можно утверждать, что, пытаясь оценить величину PVGO, рынок на самом деле воздействует на нее. Рынок не может просто оценить эту величи ну, поскольку он сам является участником событий, ее определяющих. Любая оценка инвестором PVGO, априори, может быть опровергнута рынком, что спо собствует возникновению рефлексивного поведения инвестора. Это дает теоре тические основания считать, что область рефлексивного поведения рынка ак ций совпадает с величиной PVGO фирмы.

Осознание инвесторами рефлексивности своего поведения.

Превалирующее предпочтение Осознание инвесторами рефлексивности своего поведения на рынке акций приводит пониманию, что создавать импульсы выгодно. Назовем склонность рынка к созданию направленного импульса превалирующим предпочтением2.

Превалирующее предпочтение становится существенным фактором, определяю щим рыночную цену акции в области рефлексивного поведения рынка. Как и импульс, превалирующее предпочтение обусловлено стремлением инвесторов получить экономическую прибыль. Поэтому превалирующее предпочтение суще ствует в том направлении, где рынок видит наибольший потенциал прибыли. Ес ли рынок обладает ожиданиями справедливой стоимости акций, которая под тверждена имеющимися фактами, и не зависит от ее оценки рынком, то этот уровень будет выступать определенной поддержкой для рыночной цены акции.

В этом состоит иррациональность их поведения, поскольку рациональный инвестор действу ет в соответствии с ожиданиями.

Этот термин впервые ввел Дж. Сорос в «Алхимии финансов».

36 Ю. Р. Ичкитидзе Достигнув этого уровня, рыночная цена не может упасть ниже, поскольку при этом рефлексивное поведение инвесторов меняется на рациональное. В таком случае на рынке возникает огромный соблазн создавать импульсы к росту. Одер жав верх над инвесторами, этот соблазн рано или поздно сформирует у них пре валирующее предпочтение к росту рыночной цены акции. Оно приведет к воз никновению рефлексивного движения вверх, результатом чего будет расширение залогового обеспечения, доступного фирме, соответственно рост доступных ей инвестиционных ресурсов. Это создаст условия для реализации фирмой инвести ционных проектов и повышения ее справедливой стоимости, тем самым прева лирующее предпочтение создаст толчок не только к росту рыночной цены акции, но и к развитию фирмы и росту ее справедливой стоимости.

Находясь в области рефлексивного поведения, инвесторы которые создают импульс, несут риск получить убытки в случае, если рынок в целом создаст им пульс противоположного направления. Поэтому любое превалирующее пред почтение всегда имеет риск смениться на противоположное.

Забравшись, под влиянием превалирующего предпочтения к росту, слишком высоко вверх, рынок осознает, что поддержка фундаментальных факторов еще слишком слаба, поскольку цены растут быстрее, чем фирма получает отдачу на осуществленные инвестиции. В таком случае рост рынка поддерживается только существующим превалирующим предпочтением, но чем большей становится раз ница между ценами на рынке и справедливой ценой фирмы, рассчитанной по подтвержденным доходам, тем более высоким становится риск изменения прева лирующего предпочтения. Поэтому рано или поздно превалирующее предпочтение на рынке сменится, и цены пойдут вниз. Поскольку рынок находится в рефлек сивной области, то угасание прежнего превалирующего предпочтения приведет не к формированию устойчивого равновесия на рынке, а создаст превалирующее предпочтение обратного направления. Снижение цен в результате этого вновь бу дет продолжаться до тех пор, пока сложившееся превалирующее предпочтение не угаснет и не сменится на противоположное. В этот момент важное значение имеет тот факт, насколько выросли подтвержденные ожидаемые доходы фирмы за то время, пока на рынке существовало превалирующее предпочтение к росту.

Эта логика позволяет теоретически объяснить модель «подъем спад», опи санную Дж. Соросом (Сорос, 1999). Модель «подъем спад» есть один из вари антов развития рефлексивного процесса. В ней начальное позитивное превали рующее предпочтение на рынке оказывает стимулирующее воздействие на рост подтвержденных доходов фирмы. Затем превалирующее предпочтение подверга ется «испытанию» в виде коррекции цен на рынке, и если это испытание ус пешно пройдено, т. е. позитивное превалирующее предпочтение сохранилось, то оно усиливается, что приводит к усилению роста подтвержденных доходов фирмы. В результате котировки акций рано или поздно станут настолько высо кими, что риск разворота превалирующего предпочтения будет огромен. В та ком случае рынок может изменить превалирующее предпочтение на негативное, что обрушит не только котировки акций, но, ухудшив кредитоспособность фир мы, приведет к сокращению ее инвестиционных программ.

Другим примером существования рефлексивного процесса на рынке акций может стать чередование областей рационального и рефлексивного поведения.

В таком случае рынок будет переходить из одного равновесия в другое при по мощи рефлексивного процесса. Однако трудно представить, как такая ситуация будет сопровождаться изменением справедливой стоимости бизнеса — стои мость фирмы не так легко падает, как могут упасть рыночные цены в результате рефлексивного процесса. Поэтому такая ситуация может существовать в том случае, если справедливая цена акции не сильно интересует большинство участ ников рынка. На практике, я думаю, что «управление» рынком при помощи та ких инструментов используется в краткосрочном периоде крупными спекуля тивными игроками.

О рефлексивности финансового рынка Еще одним примером развития рефлексивного процесса на рынке акций является устойчивый тренд вслед за фундаментальными факторами, когда в краткосрочном периоде рынок немного опережает их, однако не влияет на их развитие. Схожая ситуация наблюдалась в России в 1999—2005 гг. Тренд наблю дался в снижении процентной ставки по еврооблигациям, которая за этот пе риод снизилась с 40 до 7% годовых. Рынок в 1999—2000 гг. просто не мог оце нить все будущие события, поскольку их риск тогда казался слишком велик.

Но по мере их подтверждения рынок шаг за шагом двигался к цели. Иногда в краткосрочном аспекте рынок начинал «будоражиться» и опережать фунда ментальные события. Но, говоря о долгосрочном аспекте времени, конкурен ция среди тех инвесторов, которые ожидали снижения ставки до 7% к 2005 г., была недостаточно высокой, чтобы привести к снижению ставки уже к 2000 г.

Эта же логика объясняет, почему на рынке существует возрастающая кривая доходности, несмотря на то, что инвесторы имеют ожидания к снижению ин фляции и краткосрочной процентной ставки.

Практическое применение Эффективный иррациональный трейдер действует на рынке совершенно иначе, чем рациональный. Осознавая силу и могущество капитала для создания экономи ческого богатства, он, в условиях жесткой конкуренции в поле общепризнанных ожиданий, заинтересован не только в справедливой оценке акций фирмы в соответ ствии с этими ожиданиями, но и в их опровержении за счет создания импульса.

Только это принесет ему значительную, не случайную экономическую прибыль.

Чтобы сделать это, он должен изучить ограничения в поведении других участ ников рынка и экономики в целом, и действовать в направлении преодоления тех ограничений, которые сулят ему наибольший потенциал прибыли. Часто эти огра ничения невозможно увидеть рационально, поэтому иррациональный участник действует методом эксперимента: он осуществляет некоторые действия и смотрит на реакцию остальных участников рынка, пытаясь понять в чем состоят их огра ничения. Так на рынке собирается дополнительная, уникальная информация, за частую даже не превращающаяся в логически завершенный, формализованный вид. Большие ограничения для системы создает наличие кредитных отношений и недостаток собственного богатства. Именно это позволяет инвесторам работать на опережение ожиданий, т. е. создавать импульсы.

Все это приводит к мысли, что при анализе финансовых рынков нельзя не учитывать внутреннее стремление его участников к опровержению собственных ожиданий. Это формирует определенные дополнительные требования к анализу финансовых рынков, состоящие в поиске возможностей воздействия на ожидания.

Заключение Приведенные в статье выводы оспаривают традиционный взгляд на три тео ретических вопроса: формирование равновесия на финансовом рынке, равно весие рыночной и справедливой цены акции, возникновение превалирующего предпочтения на рынке. Присутствие рефлексивного поведения инвестора на рынке делает очевидной неполноту теории эффективного финансового рынка.

Уход в область рефлексивного поведения позволяет инвестору уйти от условий совершенной конкуренции и получить экономическую прибыль. В таком слу чае капиталист всегда получает экономическую прибыль, величина которой из меряется показателем NPV инвестиционного проекта. Условия совершенной конкуренции в соответствии с теорией эффективного финансового рынка должны были привести к тому, что сложившиеся на рынке цены снизят NPV акции до нуля. Но свойство рефлексивности не позволяет достичь этого. Огра ничения начального богатства создают властные условия для инвестора. Он мо 38 Ю. Р. Ичкитидзе жет диктовать свою волю изобретателю, и для получения экономической при были «трудится», создавая импульсы, за счет чего получает экономическую прибыль. Свободный рынок позволяет преодолеть эти ограничения лишь вре менно, до тех пор, пока существует превалирующее предпочтение на рост, в те чение которого власть инвестора ослабляется.

Тем не менее, все это — отдельные выводы, касающиеся только основных механизмов функционирования финансового рынка. В то же время рефлексив ные процессы присутствуют в нашей жизни на гораздо более глубинном уров не, чем их проявление было описано на финансовом рынке. Уже становится понятно, что рефлексивные процессы возникают за пределами явлений, ожи даемых участниками. Там существуют целые миры, возможное разнообразие ко торых даже не представить.

Источники Львов Ю. А. Квазинейтральная рискофобия // Моделирование экономических процессов и структур. Сб. науч. трудов СПб., 1999.

Сорос Дж. Алхимия финансов. М., 1999.

Arrow K.J. Essays in the Theory of Risk Bearing. Chicago, 1971.

Fama E., French K. Dividend Yields and Expected Stock Returns // Journal of Financial Economics.

1988. Vol. 22. P. 3—25.

Friedman M., Savage L.J. The Utility Analysis of Choices Involving Riscs // Journal of Political Economy. 1948. Vol. 56. P. 279—304.

Kahneman D., Tversky A. Prospect Theory: An analysis of Decision under Risk // Econometrica. 1979.

Vol. 47. Mar. P. 263—292.

Keeney R.L., Raiffa L. Decisions with Multiple Objectives: Preferences and Value Tradeoffs. New York, 1976.

Mehra R., Prescott E. The Equity Premium Puzzle // Journal of Monetary Economics. 1985. Vol. 15.

P. 145—161.

Mitchell M., Pulvino T., Stafford E. Limited Arbitrage in Equity Markets // Journal of Finance. 2002.

February.

Shleifer A., Vishny R. The Limits of Arbitrage // Journal of Finance. 1997. N 1. P. 35—56.

Е. А. Левина преподаватель Государственного университета — Высшей школы экономики (Москва) КАДРОВЫЙ ЛОББИЗМ: ХОРОШО ИЛИ ПЛОХО?

Введение Тема лоббирования (и, в частности, кадрового лоббирования) неоднократно поднималась в работах зарубежных, преимущественно американских и европей ских, ученых. Однако в своих работах зарубежные ученые делали основной ак цент на анализе функционирования лоббистских институтов применительно к развитым западным обществам. Между тем и в переходных обществах, таких как Россия и страны Восточной Европы, лоббирование играло не просто важ ную, а ключевую роль.

Именно лоббированием тех или иных экономических интересов правящей элиты обусловлены многие процессы, которые протекали в России с начала 1990 х гг. При этом зачастую лоббирование, а иногда и банальный подкуп при крывались защитой интересов демократии и реформ. По данной теме в России имеется ряд аналитических работ2. Но интереснейшим для науки материалом, накопленным за прошедшие 15 лет, является огромное число прецедентов, о которых можно узнать из открытой печати, куда они попадали с санкции ру ководителей конкурирующих бизнес групп.

В статье рассматриваются две взаимосвязанные проблемы. Первая — лобби рование при назначении на должность как таковое, его формы и их влияние на общественные процессы, вторая — легализация лоббистской деятельности, ее выгоды и издержки, зарубежный опыт. Основным инструментом исследования, применяемым в статье, стал «case study». В ходе изучения кадрового лоббирова ния как экономико политического феномена анализировались возможные вы игрыши и издержки участников лоббистских схем. Под участниками подразуме ваются группа интересов, ответственное лицо, принимающее решение, претен дент на должность, лоббист и общество как целое.

История вопроса Лоббирование представляет собой очень древнее явление. Влияние групп политических или экономических интересов при выдвижении определенных фигур на ключевые должности во властных структурах имело место и в антич ности, и в Средние века, и в СССР. Изменялось только институциональное оформление подобной деятельности. Если в СССР основой лоббистского по тенциала являлся административный ресурс, то в России, начиная с конца Работа выполнена в рамках исследования, поддержанного Научным фондом Государственно го университета — Высшей школы экономики (договор № 289/10—04).

Например, (Яковлев, 2003), (Левин, Левина, 2004) и др.

© Е. А. Левина, 40 Е. А. Левина 1980 х гг., все большее значение приобретали финансовые ресурсы. Только в се редине 1990 х речь пошла о легализации данной деятельности.

По сути своей легализация лоббизма означает придание данной деятельно сти статуса облагаемого налогами бизнеса. Такое стремление уйти от понима ния лоббизма как чего то таинственного, по сути своей закулисного и не под дающегося контролю, пришло в Россию из западных юридических практик.

Первыми на этот путь встали США. Необходимость легализации лоббизма, а также все сопутствующие дискуссии на тему, что вообще означает лоббизм, начались в этой стране еще в начале XX в. Закончились они принятием в 1946 г. Федерального закона о регулировании лоббизма.


В России проблема легализации лоббирования практически не поднималась на уровне законодательной и исполнительной властей. Традиционно оно рас сматривалось как незаконная деятельность. Единственная попытка принять за кон «О регулировании лоббистской деятельности в федеральных органах госу дарственной власти» была предпринята Государственной Думой в 1995 г. Она не увенчалась успехом, так как не набрала достаточного количества голосов для принятия в первом чтении (Автономов, 2004, с. 39).

Суть и формы лоббизма Прежде чем задаться рядом ключевых вопросов по сути исследования, по пробуем провести некоторые рассуждения о сути лоббизма. Что вообще означа ет термин «лоббирование», каковы масштабы явления в современной России, что, наконец, такое группа интересов? Одинаковы ли лоббистские механизмы в стабильных обществах и переходных обществах, каковыми еще недавно были страны Восточной Европы и Россия? Можно ли, скажем, рассматривать согла сование интересов при формировании правительства Е. Гайдара, которым зани мался А. Головков (Степанов, 2004) как классическое лоббирование?

Ссылаясь на мнение британского эксперта К. Кумса, А. П. Любимов приво дит два наиболее часто встречающихся в западной литературе определения лоб бизма: «лоббизм — это реализация права каждого гражданина обращаться с хо датайством к своему правительству» и «лоббизм — это профессиональная дея тельность либо сотрудников, либо специальных консультантов, нанятых компаниями, деловыми и профессиональными ассоциациями, профсоюзами и прочими группами, для представления интересов этих организаций в процес се формирования государственной политики» (Любимов, 1998, с. 15).

Американские юристы определяют лоббистов как людей, «занимающихся бизнесом и убеждающих законодателей принимать законы, которые являются желанными, и отклонять те из них, которые не являются желанными,…, в сво их интересах либо в интересах своих клиентов» (Любимов, 1998, с. 15).

Таким образом, группа интересов — это совокупность людей (в частном случае один человек), которая осознает возможность получения выгоды для себя при из менении существующей законодательной ситуации или расстановки сил во власти в определенном направлении. Следовательно, целью группы интересов становится придать процессу изменения нужное направление, а иногда и инициировать сам процесс изменений. В самом широком смысле слова лоббирование и есть те дей ствия, которые предпринимает группа интересов для придания процессу нужного направления. Если опираться на это определение, то лоббирование как явление пронизывает все сферы общества. Если же попытаться как то конкретизировать понятие «лоббирования», то из него можно выделить разные формы.

Даже не включая в это понятие банальный подкуп, форм все равно можно насчитать довольно много. Это и лоббирование при внесении в парламент но вого законопроекта, при слияниях и поглощениях, при распределении бюджет ных средств и при назначении на должность. Каждая форма лоббирования име ет свои особенности, свои проявления и свои механизмы реализации. В данной Кадровый лоббизм: хорошо или плохо? статье наиболее пристальное внимание уделяется последней из перечисленных форм — лоббированию при назначении на должность.

Делегирование полномочий Откуда взялась проблема лоббирования при назначении на должность? За чем некоему ответственному лицу, принимающему решение о назначении пре тендента на должность, вообще понадобилось назначать кого то на эту долж ность? Ведь он мог оставить исполнение обязанностей, которые относятся к этой должности, за собой. Ответ очевиден: ответственное лицо ищет специа листа, который обладал бы большей информацией и смог бы лучше решать во просы определенного класса. То есть делегирование полномочий — это способ устранить неполноту информации. Однако тот человек, которому делегируются полномочия, помимо того, что обладает большим профессионализмом в ряде вопросов, как правило, еще и связан с определенной группой интересов.

Группы интересов обычно связаны с какими либо отраслями или группами отраслей, поэтому они знакомы с проблемами отрасли изнутри. Если в верхах обсуждается какая либо новая политическая, экономическая или налоговая ме ра, касающаяся отрасли, то группы интересов прекрасно знают не только, ка кое решение наиболее целесообразно именно для них, но и какое решение дей ствительно оптимально для отрасли в целом.

Претендент, будучи посредником между ответственным лицом, который вооб ще не знает проблем отрасли, и группой интересов, которая очень хорошо знает проблемы отрасли, обладает необходимым количеством знаний для обеспечения связи ответственного лица и отрасли. Кроме того, претендент хорошо знает лоб бистский потенциал продвигающей его группы. При условии, что лоббируемое группой решение положительно1 зависит от реальных потребностей отрасли, на значение претендента, хотя и чревато искажениями, все же целесообразно.

Эта проблематика хорошо рассмотрена в работе Рэндольфа Слуфа (Sloof, 2000), в которой моделируется ситуация делегирования полномочий. На основании по строенной модели Слуф делает вывод, что делегирование полномочий целесооб разно для устранения асимметрии информации. Но лояльность претендента на должность группе должна быть все же ограничена, поскольку, если он слишком сильно связан с группой интересов, то примет неоптимальное для общества реше ние, а если слишком слабо, то асимметрия информации не будет устранена.

Свойства кадрового лоббирования Лоббирование при назначении на должность выполняет две основные функ ции: собственно целевую и побочную. Целевая функция состоит в продвижении на должность лица, в котором заинтересована определенная экономическая или политическая группа. Побочная (информационная) функция состоит в повыше нии информированности лица, принимающего решение, о характеристиках того или иного претендента на должность. Целевая функция повышает благосостоя ние определенной группы интересов, побочная функция косвенно увеличивает совокупное благосостояние общества2, устраняя асимметрию информации и по могая принимать правильное решение3.

Например, если отрасли требуется некоторая субсидия в размере t, а группа интересов лоб бирует значение g и g t, то положительная зависимость означает, что чем больше g хочет полу чить группа, тем большее значение t действительно требуется отрасли.

Здесь не обсуждается вопрос количественной оценки общественного благосостояния.

Разумеется, эта функция присуща только «информационному» лоббированию. Подобная ого ворка необходима, поскольку в отсутствие четких юридических формулировок под лоббированием зачастую понимают коррупционные схемы.

42 Е. А. Левина Информационная функция представляет особый интерес, поскольку именно раскрытие информации или повышение информированности лиц, ответствен ных за принятие решений, является одним из наиболее ярких аргументов в пользу легализации лоббирования как общественного явления1. Чиновник не может быть одинаково хорошо информирован по всем вопросам, по которым ему надо принять решение. В частности, он может не знать качеств того или иного претендента на должность. Разумеется, чиновник может запросить офи циальную информацию об этом человеке. Может также получить некоторые до полнительные сведения от службы безопасности. Какую же тогда информацию чиновник может получить от лоббистов? Прежде всего он получит информацию о том, с какими группами экономических и политических интересов претен дент действительно связан. Именно связь с определенными группами интересов может быть не очевидна из официальной характеристики.

Когда количество лоббирующих групп, которые стремятся провести своих претендентов на должность, достаточно велико, они в некоторой степени вос полняют информационный пробел, создавая для чиновника информационную картину о реальных экономических и политических связях претендентов. Если бы политик проводил исследования силами своего ведомства, на это тратились бы средства налогоплательщиков. А так информационная картина формируется, не создавая дополнительного давления на бюджет (Кумс, 1994, с. 35).

Получив в свое распоряжение полную картину о связях претендентов, чи новник может посредством назначения представителя одной из групп усилить ту группу интересов, которую ему необходимо усилить, исходя из его собствен ных интересов, или решить какие то стратегические задачи2. Например, при назначении такого то лица усиливается влияние нефтегазовой отрасли, а при назначении такого то усиливается влияние автопрома и т. п. Иными словами, анализируя поступающие от лоббирующих групп сигналы, чиновник получает «пространство» для кадрового маневра в своих интересах.

На практике создание лоббистских организаций в России происходило по одному доминирующему сценарию, который проходил в два этапа. Первый этап относится к началу 1990 х гг. Он заключался в том, что чиновники, поки дающие свои посты во властных структурах, создавали разного рода фонды и становились их руководителями. По информации О. Крыштановской: В. Бака тин — фонд «Реформа», Н. Губенко — Ассоциацию содействия культуре, В. Дура сов — Международный фонд приватизации и инвестиций, С. Колпаков — Меж дународный металлургический союз, Н. Лаверов — фонд М. В. Ломоносова, И. Силаев — Межреспубликанский экономический комитет, В. Чирсков — Рос сийскую внешнеэкономическую ассоциацию, В. Щербаков — Международный фонд «Интерприватизация» (Крыштановская, 2005(а)).


Поскольку ротация элит на протяжении 1990 х хоть и медленно, но все же шла, на втором этапе выжившие фонды уже искали себе представителей из вновь покинувших властные структуры чиновников. Таким способом обеспечи валась преемственность влияния данного фонда при различных конфигурациях элиты. Те фонды, которые сумели выжить на первом этапе и обеспечить преем ственность влияния, становились сильными лоббистскими структурами. То есть в России создание крупных лоббистских структур наряду с преобразованием Вторым главным аргументом является некая общая установка на то, что лучше, когда мак симальное число общественных явлений находится в правовом поле и регулируется легальными рыночными механизмами, нежели отдается на откуп криминальным и полукриминальным струк турам.

Хороший пример — замена И. Юсуфова С. Оганесяном на посту Федерального агентства РФ по энергетике. Ранее С. Оганесян был вице президентом «Роснефти». Приход Оганесяна связыва ют с усилением позиций «питерской» группы политиков и стремлением реализовать ряд стратеги ческих проектов по увеличению налогообложения нефтяных компаний, строительству трубопрово да в Находку и т. п. (Сомов, 2004).

Кадровый лоббизм: хорошо или плохо? министерств в концерны и финансированием избирательных компаний, как показано в работе О. Крыштановской, было одновременно инструментом и следствием экскорпорации бывших чиновников (Крыштановская, 2005(б)).

Одним из ярких примеров усиления экономических групп интересов через на значение на должность стал приход Владимира Потанина в августе 1996 г. на должность первого вице премьера Правительства РФ. Ранее, в начале 1990 х, им были созданы внешнеэкономическая ассоциация «Интеррос» и «Онэксимбанк».

Созданы эти структуры были при помощи ряда тогдашних чиновников высшего ранга. В данном случае назначение на должность лица из крупного бизнеса не столько усиливало какую либо отрасль, как, скажем, назначение Виктора Черно мырдина на пост премьер министра, а скорее вписывалось в саму стратегию вла сти по созданию самого крупного бизнеса. Вместе с ростом политического влия ния того или иного «бизнесмена» росло экономическое влияние его группы, на деньги которой впоследствии финансировалось создание нужного общественного мнения перед выборами президента в 1996 г.

На тот момент институционализация низового лоббизма еще не произошла, и такая деятельность скорее носила верхушечный характер. Просто на основе согласования интересов определенный человек назначался «крупным бизнесме ном», и созданная им группа раскручивалась с помощью обслуживания госу дарственных денег (банками) и предоставления «режима наибольшего благо приятствования». Государственные активы же передавались в собственность этим группам через залоговые аукционы. В связи с залоговыми аукционами, о которых много говорится как о «разграблении государства», возникает вопрос справедливой цены. Действительно, по какой справедливой цене при отсутст вии развитого фондового рынка должны продаваться предприятия (или на ка кую сумму акции должны передаваться в залог)?

На том этапе в России лоббирование посредством донесения информации о своих интересах, в частности, через экспертные советы и т. п., практически отсутствовало. Иными словами, информационная составляющая лоббизма была слабо выражена в силу высокого уровня срастания бизнеса и власти. Следова тельно, информационная составляющая лоббизма нарастает по мере разделения бизнеса и власти. Причем такое разделение может возникнуть не только в ре зультате принятого политического решения, но и просто как результат роста числа конкурирующих бизнес групп.

Здесь возникает важный вопрос. Как влияет количество и потенциал лобби стов на качество информационной картины? Действительно ли с ростом числа лоббистов информированность ответственного за назначение лица существенно возрастает?

Предположим, существуют несколько групп с явно высоким лоббистским потенциалом. В этом случае информационная картина для ответственного лица складывается из личных консультаций и предоставляемых этими группами ана литических материалов в пользу своего претендента. Если групп интересов ма ло, то переработать предоставляемую информацию несложно. Учитывая, что информация хоть и тенденциозная, но разнонаправленная, ответственное лицо посредством сопоставления может сделать содержательные выводы. Если же ко личество лоббистов большое, то переработать предоставляемую ими информа цию намного сложнее и, кроме того, ответственному лицу требуются помощни ки эксперты, которые будут помогать ему это делать. Наличие помощни ков экспертов, во первых, удорожает для государства деятельность своего аппарата, а, во вторых, сами помощники эксперты становятся первыми объек тами лоббирования. Если просуммировать возможные ситуации, то выделяются три основных класса: 1) как за, так и против конкретного назначения работает очень большое количество лоббистов;

2) за или против назначения работает не большое количество сильных лоббистов;

3) существует явный перевес в количе стве или потенциале лоббистов на одной из сторон.

44 Е. А. Левина Нет оснований утверждать, что в первом случае ответственное лицо дейст вительно получит полностью адекватную информационную картину. Равно как нет оснований утверждать, что в третьем случае обязательно информационная картина будет искажена. Совсем другой вопрос: а нужна ли вообще ответствен ному лицу адекватная информационная картина, или он будет руководствовать ся иными соображениями. Вот это уже зависит от тех наказаний, которые могут последовать со стороны общества за рентоориентированное поведение чинов ников.

Уместно задаться вопросом: а вообще, повлияет ли конкуренция между лоб бистами на качество предоставления ими информационных материалов и, соот ветственно, на уровень информированности ответственного лица? Никто из лоббистов не стремится дать объективную картину, а напротив, дать позитив ную информацию в пользу своего претендента, а также и негативную информа цию о претендентах конкурентах. Следовательно, ответственное лицо может получить большое количество информации о негативных сторонах претенден тов на должность. Таким способом он может оценить, какие угрозы с точки зрения его собственной функции полезности представляет назначение того или иного претендента. То есть конкуренция между лоббистами устраняет не всю асимметрию информации, а только в сфере негативных сторон претендентов.

Получив некую информацию о претендентах, которая важна с точки зрения его функции полезности, ответственное лицо должно отсортировать ее на пред мет достоверности. Если у лоббиста есть репутация дающего правильную факти ческую информацию, то степень доверия к его материалам и его мнению выше.

Напротив, к неизвестному лоббисту доверия меньше, поскольку его информация требует проверки, которая сама по себе требует затрат. Соответственно, степень осведомленности о лоббисте также влияет на успешность лоббирования.

Перейдем к вопросу о том, исходя из каких соображений ответственное ли цо принимает решение о назначении.

Второй вопрос: как успех лоббирования связан с функцией полезности от ветственного лица?

Хорошим примером лоббирования при назначении на должность является выбор кандидатуры премьер министра. Отставка Михаила Касьянова создала поле альтернатив для выбора нужной кандидатуры. Политологами рассматрива лось несколько фамилий: Дмитрий Козак, Борис Грызлов, Александр Жуков, Виктор Христенко, Сергей Иванов, Алексей Кудрин и др. Структура интересов, по данным СМИ (Серова, Плиева, 2004), была примерно такой. Среди полити чески влиятельных чиновников Козак пользовался поддержкой «либералов», но против выступали некие сотрудники Кремля. Грызлова поддерживали силовики и «семейные», но переход его в премьеры ослаблял Единую Россию в Думе.

Жукова поддерживало руководство Единой России. Христенко не поддерживал ся ни одной группой интересов. Иванов поддерживался ближайшим окружени ем президента, особенно силовиками. Кудрин поддерживался «питерскими ли бералами», но Греф был против. Так почему же Фрадков?

Вопрос решился с помощью рассмотрения различных компромиссов (Докуча ев, 2004). В данном положении есть и группы интересов, и существенная инфор мационная составляющая лоббирования. Группы интересов согласно данным СМИ это «либералы» и «силовики». Основной центр подготовки решения — Ад министрация Президента, которая также неоднородна. Она же — основная струк тура, в которой посредством взаимных консультаций (донесение информации) заключается соглашение. Компромиссы, исходя из которых принимаются реше ния, определяются стратегией В. В. Путина на поддержание определенного внут риполитического баланса между «силовиками» и «либералами». Информация, о каких основных качествах претендента интересует прежде всего: кого устраива ет, а кого нет;

каков опыт административной работы;

с кем и когда работал;

сте пень контролируемости (наличие компромата, чьи интересы и когда представ Кадровый лоббизм: хорошо или плохо? лял);

административная гибкость (способность расставаться и даже поддерживать ликвидацию тех министерств и ведомств, которые более не нужны власти (Крыштановская, 2004)).

На этом этапе, помимо людей, наиболее приближенных к главе государства, на выбор кандидатуры могут повлиять и другие, более отдаленные от Кремля, группы интересов. И как раз на этом то этапе и подключаются всевозможные лоббисты, экспертные советы, политологические форумы и подконтрольные СМИ. Они могут повлиять на результат? Во первых, самим фактом обнародова ния структуры интересов, фактом вывода в поле публичного обсуждения заку лисных противоборств. Во вторых, выбросить определенную порцию компро мата, причем совсем не обязательно на самих основных претендентов. С помо щью компромата вполне можно надавить как на «силовиков», так и на «либералов».

Главная задача рационального политика — переизбрание или переназначе ние. Следовательно, политик или чиновник может столкнуться с проблемой:

что выбрать. Поддержать ли ему кандидатуру, которая лоббируется группами с меньшими финансовыми ресурсами при условии, что поддержка отрасли, с которой связана эта кандидатура, может иметь больший общественный успех?

Или же поддержать законопроект, который поддерживается группами с боль шими финансовыми ресурсами? Другими словами — это вопрос о структуре лоббистского потенциала, о том, что он вообще из себя представляет.

Группа интересов, которая желает видеть определенного претендента на оп ределенной должности, должна убедить чиновника, принимающего решение, что именно лоббируемый претендент наилучшим образом соответствует данной должности. Группа интересов может использовать три главных аргумента: дан ный претендент компромиссная фигура в политических интригах;

данный пре тендент наиболее профессионален в ряде вопросов;

если этот человек будет на значен, группа пойдет на некоторые исключительно экономические уступки (например, ограничит рост цен на какую нибудь продукцию в отрасли). В оли гархической экономике такой торг вполне возможен и практикуется.

Все рассуждения, которые проведены выше, строились при предположении, что групп интересов, обладающих значительным лоббистским потенциалом, сравнительно немного. И действительно, для экономики, которая поделена ме жду несколькими крупными интегрированными бизнес группами (далее по тек сту — ИБГ), это верно. Принимающему решение о назначении официальному лицу достаточно просто общаться с небольшим числом крупных групп интере сов. Проведя консультации, он легко выясняет точки зрения каждой группы на назначение того или иного претендента, а затем, исходя из неких собственных соображений, взвесив плюсы и минусы различных решений, проводит назначе ние. Если оно проходит через коллегиальный орган, то расходы на лоббирова ние у всех групп интересов существенно возрастают. Так или иначе, но при ма лом числе групп интересов лоббизм как явление оказывает непосредственное влияние на структуру назначений.

При сравнительно малом числе групп интересов возникает один примеча тельный эффект. Особенно он заметен при смене элит. При тесной связи биз неса и государства смена элиты означает для бизнес групп, которые связаны с уходящей элитой, появление больших проблем. Основной проблемой стано вится припоминание новой властью старых «грехов» — неуплаты налогов, неза конных слияний и поглощений и т. п. Наиболее ярко этот эффект проявляется при низких темпах экономического роста и сохранении структуры ВВП, когда новых центров прибыли в экономике не возникает и остается только отнимать и делить. Эффект, о котором идет речь, можно назвать сигналами лояльности.

Именно сигналы лояльности бизнес групп становятся основной информацией, которую лоббисты пытаются донести до новой элиты, когда обсуждаются те или иные назначения.

46 Е. А. Левина С приходом правительства Фрадкова некоторые фигуры потеряли свои по сты. Среди них Михаил Лесин, Фарид Газизулин, Георгий Кутовой. Аналогич ные изменения произошли и в Администрации Президента. В связи с этим у некоторых представителей крупного бизнеса возникли опасения за судьбу своих активов, которые были получены при поддержке влиятельных чиновни ков во время правления Ельцина. Бизнесмены, почувствовавшие угрозу своим позициям (причем не обязательно от правоохранительных органов, а, напри мер, от вступления в ВТО), постарались послать власти сигналы лояльности.

Основная цель — сохранить своих людей во властных структурах.

Среди наиболее явных сигналов лояльности — призыв Потанина покаяться, возвращение Вексельбергом яиц Фаберже и доклад Дерипаски о необходимости борьбы с бедностью. Для Дерипаски сигнал лояльности не возымел эффекта, поскольку своих людей в правительстве он не увидел (Льдов, 2004). Таким обра зом, информация, которую доносят лоббисты (при малом числе как лоббистов, так и лоббирующих групп), может иметь различный характер в зависимости от спроса со стороны власти. Она может не иметь никакого отношения ни к про фессиональным качествам, ни к эффективности работы того или иного претен дента на должность. Чтобы лоббисты несли во власть информацию о профес сиональных качествах претендентов, сама власть должна послать сигнал о спро се на такую информацию.

Совершенно другой случай, когда к лоббистской деятельности допущено огромное число независимых фирм, которые провозгласили эту деятельность основной в своих уставах, да и притом на абсолютно законных основаниях.

Плюс ко всему над всеми ответственными за принятие решения о назначении лицами ведется жесткий контроль со стороны общественных институтов. При большом числе лоббистов на официальное лицо обрушивается огромный по ток информационных материалов и экспертных оценок в пользу того или дру гого претендента на должность. Очевидно, что переработать такой объем ин формации за ограниченное время ответственное лицо просто не в состоянии, а принять решение необходимо быстро. И даже при большом числе лоббистов любое ответственное лицо понимает, за какими из претендентов стоят дейст вительно влиятельные силы, степень влияния лоббизма на структуру назначе ний уменьшается.

Необходима ли легализация лоббизма?

Законодательное оформление лоббистской деятельности имеет одно важное теоретическое обоснование. Подобная деятельность может рассматриваться как реализация права граждан влиять на принимаемые в государстве решения. Гра ждане могут влиять на социально экономическую ситуацию в стране либо через встречу со своими депутатами, либо через специальные организации, которые, пройдя определенную процедуру регистрации, получают право на донесение до властных структур информации от заинтересованных граждан.

Правомерно ли распространять право на донесение информации до чиновни ков на юридические лица, например ИБГ или профессиональные ассоциации?

Можно поставить вопрос по другому: а что вообще такое интересы отрасли, ин тересы компании, как связана экономическая эффективность функционирования отрасли с назначением ее представителя на определенные должности. Например, увеличилась ли экономическая эффективность нефтегазовой отрасли от назначе ния в свое время В. С. Черномырдина главой правительства? Или, быть может, такое назначение ухудшит положение других отраслей, не улучшив существенно положение отрасли, победившей в лоббистской гонке?

Кроме того, следует помнить, что понятие «представитель отрасли» весьма и весьма зыбко. Дело заключается в том, что внутри любой корпорации или да же целой отрасли идет внутренняя борьба за власть и назначение на должность Кадровый лоббизм: хорошо или плохо? определенной «отраслевой» фигуры — это не просто усиление отрасли, а усиле ние именно определенных групп интересов внутри отрасли. И далеко не всегда усиление этой группы означает усиление самой отрасли. Зачастую подобное на значение может приводить просто к деградации и развалу в первую очередь са мой отрасли.

Но самый главный вопрос: как все вышесказанное о неоднозначности «от раслевого» назначения связано с легализацией лоббирования и принятием зако на о лоббировании? Нужно или нет законодательное оформление этой деятель ности, сможет ли оно решить хотя бы часть обозначенных выше проблем?

С одной стороны, вроде бы хорошо, когда все экономические процессы проте кают в легальной плоскости, когда возможен их мониторинг и при необходимо сти применение корректирующих мер.

С другой — существуют серьезные аргументы против всеобъемлющего кон троля государства над действиями экономических агентов. Действительно, если лоббист получает доходы за свою деятельность, то, так или иначе, он должен их задекларировать и заплатить с них налог. Какая с точки зрения налогообложе ния разница, задекларирует он их как гонорары за, скажем, написанную книгу, как плату за консультационные услуги или прямо как оплату услуг лоббирова ния? Весомым же аргументом в пользу легализации лоббизма является возмож ность ежегодного раскрытия информации об этой деятельности и, как следст вие, повышение доверия экономических агентов к органам власти.

Рассмотрим простой пример. Допустим, у нас принят закон о лоббирова нии, все лоббисты должны проходить регистрацию, которая открывает им дос туп к официальным лицам, а по окончании отчетного периода все зарегистри рованные лоббисты в установленном порядке раскрывают информацию о по траченных на лоббирование средствах. Сможет ли это улучшить эффективность кадровой политики? По окончании отчетного периода аналитики могут иссле довать объем средств, потраченных на лоббирование в интересах тех или иных лиц. В результате анализа будут сделаны выводы, что такой то чиновник или коллегиальный орган принял решение о назначении такого то лица, причем лоббисты затратили для этого столько то средств.

Пусть теперь деятельность назначенного лица привела к развалу в отрасли.

Сразу поднимается информация того периода, когда происходило назначение, и говорится, что тогда то и тогда то такой то назначил такого то и столько то было потрачено на лоббирование. Но ведь даже если не известно, сколько было потрачено средств на лоббирование, все равно точно известно, кто ответствен за назначение не справившегося с работой лица. Получается, что если в обще стве чиновник отвечает за неверные назначения, то, сколько средств было ист рачено на лоббирование, вообще не важно.

Учитывая, что вместе с легальным лоббированием продолжит свое сущест вование и нелегальное, необходимость легализации этой деятельности довольно сомнительна. Тогда возникает вопрос: а не является ли желание провести закон о лоббировании само результатом лоббирования? Чтобы ответить на него, рас смотрим историю прений вокруг так и не принятого закона.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.