авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 18831 выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия ...»

-- [ Страница 6 ] --

При переходе к «экономике знаний» существенные изменения должны про изойти и в концептуальном видении предмета стратегического управления. Ме няется соотношение между социальным, групповым и индивидуальным в стра тегическом управлении. Дело в том, что в экономике знаний основным носите лем фундаментальных конкурентных преимуществ фирмы становится не столько труд как социальное явление, сколько отдельный человек или группа людей, являющаяся носителем специфического неотторжимого знания. По сути дела, конкуренция товаров заменяется конкуренцией стратегий: выигрывают те предприятия, на чьей стороне лучшие создатели стратегий и их лучшие испол нители. В связи с этим стандартные демократические процедуры количествен Управление предприятиями и экономика знаний ного голосования при принятии решений в руководящих органах предприятий перестают быть адекватными вкладу факторов. При стандартных демократиче ских процедурах побеждает количественное большинство, в то время как право голоса носителей уникальных знаний и навыков не учитывается. Соответствен но и измерителем объема трудового фактора должна стать не численность пер сонала, а структурированный объем знаний, необходимых для деятельности предприятия в конкурентном поле.

Демократия должна рано или поздно смениться другой формой принятия решений, которую можно назвать индивидократией, властью индивидуумов.

В индивидократии для принятия решения априорно важен каждый человек, а апостериорно — тот, кто является носителем ключевых качеств для разработки и реализации той или иной стратегии. В этой связи все большие и большие средства неизбежно будут расходоваться на трансакционные издержки по поис ку и идентификации таких людей. Отметим, что данная проблема пока не име ет достаточно глубокой проработки.

Влияние фактора знаний как элемента долгосрочного воздействия сказыва ется прежде всего на процессах стратегического планирования и управления предприятиями. Именно здесь наличие или дефицит корпоративных знаний превращается в фактор или тормоз конкурентных преимуществ предприятий.

Как показывают эмпирические данные (см. таблицу, построенную на основа нии опросов ЦЭМИ РАН и Российского экономического барометра, Качалов и др., 2005), в настоящее время в России более половины всех предприятий и более трех четвертей предприятий, находящихся «на подъеме», ведут разра ботку комплексной стратегии.

Распределение предприятий разных групп по отношению к разработке комплексной стратегии предприятия, % Предприятие разработку стратегии Экономическое положение Доля в общем объе ведет в настоящее предприятий ме выборки считает ненужной планирует начать время Тяжелое 20,2 21,9 34,4 43, Нестабильное 45,6 9,7 62,5 25, Устойчивое 29,1 10,9 58,7 26, На подъеме 5,1 0,0 75,0 25, В среднем по выборке 100 12,0 56,3 29, Однако сами процессы стратегического планирования организованы на предприятиях по разному, и теоретические подходы к стратегическим концеп циям также различны. В современной методологии стратегического управления предприятиями управления знаниями как основой стратегического планирова ния можно выделить два основных подхода. Один из них связан с именами А. Томпсона и А. Стрикленда (Томпсон, Стрикленд, 2003), второй — с именем Г. Минцберга (Минцберг, 2001). Первые выдвигают на приоритетное место в стратегическом планировании владение алгоритмами, методиками, примера ми их применения. Второй ставит во главу угла человеческие качества — искус ство, эмоции, душевное сопряжение. Упор здесь делается на личностное зна ние, точнее, постижение;

успех стратегии достигается лишь тогда, когда страте гу удалось настроить свою душу в резонанс с «душой» предприятия, свои мысли — с обобщенным мозгом предприятия, а свои ощущения — с сигналами внешней социально экономической среды. Вот почему каждая эффективная стратегия является результатом открытия, озарения, а не применения готовых правил и разработок. Истинная стратегия — это результат достижения резонанса между объектом планирования, субъектом планирования и их общей средой.

118 Г. Б. Клейнер Практика 1980 х гг., продемонстрировавшая несостоятельность механистическо го подхода к управлению, одновременно поставила перед исследователями про блемы развития второго, «гуманистического», направления стратегических ис следований.

Итак. В процессе перехода к «экономике, базирующейся на знаниях», управление предприятиями должно быть реструктурировано. На предприятиях, причем не только на наукоемких предприятиях, где особую роль играет про шлый труд, необходимо изменить:

порядок принятия решений;

l систему мотивации и стимулирования;

l систему аттестации и продвижения кадров;

стиль и культуру управления;

l организационную структуру предприятия.

l Процессы когнитивизации, глобализации и трансформации общества вы двигают свои вызовы практически перед каждым предприятием, и каждое пред приятие должно найти свой ответ, разработать свою систему использования и накопления знаний, свои приемы стратегического управления в условиях ког нитивизирующегося, глобализирующегося и трансформирующегося мира.

Источники Качалов Р. М., Клейнер Г.Б., Сушко Е.Д., Нагрудная Н. Б. Эмпирический анализ влияния внеш ней среды на состояние российских промышленных предприятий // Шестой всероссийский симпо зиум «Стратегическое планирование и развитие предприятий»: Тезисы докладов и сообщений. Сек ция 1. М., 2005.

Клейнер Г. Эволюция институциональных систем. М., 2004.

Макаров В. Л. Экономика знаний: уроки для России // Экономическая наука современной Рос сии. Экспресс выпуск. 2003. № 1 (11).

Мильнер Б. З. Управление знаниями. М., 2003.

Минцберг Г. Высокое ремесло стратегии // Минцберг Г., Куинн Дж.Б., Гошал С. Стратегический процесс: концепции, проблемы, решения. СПб., 2001.

Томпсон А.А., Стрикленд А.Дж. Стратегический менеджмент. М.;

СПб.;

Киев, 2003.

White H. Identity and Control. Princeton. N.Y. 1992.

Н. В. Агабекова докторант Белорусского государственного экономического университета ИНВЕСТИЦИИ В ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ: ОЦЕНКА И ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ Возможности модернизации экономики, ее конкурентные преимущества, в современных условиях, напрямую связаны с накопленным и используемым человеческим капиталом. И, как следствие, именно инвестиции в человека, ста новятся приоритетным источником экономической динамики, а люди с их об разованием, квалификацией, профессиональным опытам определяют границы и темпы необходимых перемен. Наращивание инвестиций в своих граждан спо собствует в короткий срок выходу страны на передовые позиции мировой эко номики и достижению значительных экономических и социальных успехов, да же при ограниченных запасах природных ресурсов.

Впервые понятие хозяйственной ценности человека, рассмотрение произво дительных способностей личности как результат инвестирования и некий капи тал, способный приносить доход, были представлены в работах В. Петти, А. Смита, Э. Энгеля. Уже тогда признавалась экономическая значимость инве стиций в образование. Академик С. Г. Струмилин в начале ХХ в. провел эмпи рические исследования экономической выгодности затрат, связанных с обуче нием, основанные на процедуре дисконтирования заработков. В современной научной литературе проблемы экономической эффективности инвестиций в об разование обсуждаются в рамках теории человеческого капитала, современная трактовка которой связана с работами Т. Шульца, Э. Денисона, Г. Беккера, Дж. Кендрика и др. Важное место принадлежит также исследованию Дж. Мин цера, который одним из первых применил концепцию производительных спо собностей индивида непосредственно к анализу проблемы распределения дохо дов и использования стандартную функцию заработной платы для определения норм отдачи от инвестиций в образование. Частная норма отдачи является цен тральным показателем, характеризующим эффективность инвестиций, она от ражает соотношение между затратами и выгодами образования для отдельного человека и призвана определить степень окупаемости инвестиций за весь срок их службы. Метод вычисления частных норм отдачи от образования основыва ется на анализе статистических зависимостей между уровнем заработков работ ника и уровнем его образования с использованием стандартного уравнения за работной платы Дж. Минцера (Mincer, 1974, p. 11), где заработки индивида вы ступают в качестве зависимой переменной и представлены в логарифмической форме.

В 1990 е гг., появляется ряд исследований, направленных на изучение фак торов детерминации заработной платы. Так, в рамках Российской программы экономических исследований выполнены проекты Д. В. Нестеровой и К. З. Са бирьяновой (Нестеровa, Сабирьяновa, 1999), где проведен теоретический и эм © Н. В. Агабекова, 120 Н. В. Агабекова пирический анализ социально демографических факторов, влияющих на уро вень и динамику заработной платы в современной российской экономике. Ана лиз факторов, определяющих заработную плату в Словении, представлены в работе П. Оразема и М. Водопивека (Orazem, Vodopivec, 1993) в Румынии — в исследовании Дж. Эрла и Г. Опреску (Earle, Oprescu, 1993), а применительно к условиям Чехии и Словакии в работах З.Саковой (Sakova, 1996).

Цель настоящей статьи состоит в исследовании влияния инвестиций в чело веческий капитал на дифференциацию доходов граждан Республики Беларусь, оценке их экономической выгодности и роли человеческого капитала в опреде лении размеров трудовых доходов индивидов.

Информационной базой для расчетов послужили первичные данные ежегодно проводимых в Республике Беларусь выборочных обследований домашних хо зяйств. База данных выборочных обследований представляет результаты опросов свыше 14000 человек. Собранная информация касается размеров, источников и структуры доходов и расходов домашних хозяйств, занятости, уровня образова ния, состояния здоровья и других характеристик (всего более 100 переменных).

В данном исследовании используются результаты опросов, проводимых Ми нистерством статистики и анализа Республики Беларусь в рамках выборочных обследований домашних хозяйств за 1996 и 2003 г. Выбор 1996 г. в качестве ба зы сравнения связан с тем, что это первый год после перехода статистических служб республики на новый, соответствующий международным стандартам, вид обследований домашних хозяйств и следовательно, полученные результаты со поставимы как с последующими оценками внутри республики, так и с анало гичными по другим странам.

В соответствии с поставленными целями в выборку были включены только взрослые респонденты 16 лет и старше, которые относились к категории заня тых или находились на пенсии по возрасту или по выслуге лет, и обладали пол ным набором переменных, требуемых для целей исследования (табл. 1).

Таблица Характеристики переменных итоговой выборках населения Республики Беларусь Итоговая выборка респондентов Переменные 1996 Размер выборки 9192 Мужчины, % 45,1 46, Средний возраст, лет 47,24 48, Средняя продолжительность трудового стажа, лет 24,06 26, Средняя продолжительность периода обучения, лет 10,55 11, Доля имеющих общее среднее образование 38,2 31, Доля имеющих профессионально техническое образование на базе общего среднего 12,5 19, Доля имеющих среднее специальное образование 19,1 22, Доля имеющих высшее образование 17,9 22, Сравнение вышеперечисленных данных с аналогичными показателями, пуб ликуемыми в сборниках «Труд и занятость в Республике Беларусь», показывает их сопоставимость с официальными статистическими данными о половозраст ной и образовательной структурах населения республики. Можно заметить, од нако, что доля респондентов, указавших в качестве уровня образования «выс шее» несколько выше, а доля имеющих только общее среднее образование ни же, чем данные Министерства статистики и анализа, характеризующие образовательный уровень работников (Труд и занятость…, 2003, с. 5, 63, 82, 83).

Оценка экономической выгодности вложений в человеческий капитал про водилась на основе стандартного уравнения заработной платы Дж. Минцера, где в качестве зависимой переменной использовался логарифм ежемесячных Инвестиции в человеческий капитал в Республике Беларусь трудовых доходов. К трудовым доходам были отнесены заработная плата по ос новному, дополнительному месту работы и на временных работах, включая за работную плату в натуральной форме, за вычетом подоходного налога и прочих удержаний в соответствии с законодательством;

предпринимательские доходы;

пенсии по возрасту и за выслугу лет. Совокупность указанных доходов в рес публике составляла и в 1996 г. и в 2003 г. 98—99% всех доходов, из них на зара ботную плату приходилось 73—76%, предпринимательские доходы составляли 1—2%, трудовые пенсии 23—25%.

Другими переменными в стандартной модели человеческого капитала явля ются: число лет обучения, при этом каждому уровню образования соответствует среднее число лет обучения: базовое среднее — 8 лет, общее среднее образова ние — 10 лет, профессионально техническое обучение на базе среднего образова ния — 10,5 лет, среднее специальное — 12,5 лет, законченное высшее — 15 лет.

Коэффициент при этой переменной представляет собой оценку нормы отдачи от инвестиций в образование, которая предполагается постоянной в данной модели.

Опыт на рынке труда для каждого респондента определятся на основании ответа на вопрос «Количество лет полного трудового стажа».

Для расширения модели при определении нормы отдачи от инвестиций в различные уровни образования были использованы фиктивные переменные, характеризующие получение индивидами соответственно ступеней высшего, среднего специального и профессионально технического образования и соци ально экономического статуса работающего. При этом общее среднее образова ние и статус «рабочий» рассматривались в качестве базовой переменной.

Кроме этого, исследовалось совместное влияние уровня полученного обра зования индивида и опыта его работы на рынке труда.

Эмпирические результаты регрессионного анализа факторов, детерминирую щих уровень трудовых доходов населения Республики Беларусь в 1996 и 2003 гг., представлены в табл. 2 (а, б), 3 (а, б).

Таблица 2а Значения коэффициентов регрессии при переменных, обозначающих пол, уровень образования и профессиональный опыт респондентов Переменные 1996 Мужской пол 0,190 (13,326) 0,158 (7,467) Число лет обучения 0,116 (36,637) 0,120 (25,778) Число лет трудового стажа (опыт работы) 0,008 (13,967) 0,009 (10,038) Константа 5,006 (121,956) 10,066 (171,814) Число наблюдений (N) 9192 Коэффициент детерминации R2 0,144 0, Таблица 2б Переменные 1996 Мужской пол 0,204 (14,022) 0,204 (18,587) Высшее образование 0,795 (16,227) 0,989 (13,438) Среднее специальное образование 0,356 (7,959) 0,318 (5,511) Профессионально техническое образование —0,047 0,219 (5,460) (—1,147)*** Высшее образование + опыт работы —0,005 (—2,718) —0,008 (—3,548) Среднее специальное образование + опыт работы 0,001(0,385)*** —0, (—1,1469)*** Профессионально техническое образование + опыт работы 0,010 (5,499) 0,005 (2,272) Продолжительность трудового стажа (опыт работы) 0,005 (5,431) 0,009 (6,139) Константа 6,138 (231,230) 11,072 (203,539) Число наблюдений (N) 9192 Коэффициент детерминации R2 0,132 0, 122 Н. В. Агабекова Таблица 3а Гендерные различия в детерминантах заработной платы 1996 Переменные Мужчины Женщины Мужчины Женщины Число лет обучения 0,118 (22,835) 0,116 (29,892) 0,134 (17,830) 0,117 (20,425) Продолжительность трудового стажа (опыт работы) 0,005 (5,418) 0,018 (15,043) 0,007 (5,135) 0,010 (8,482) Константа 5,248 (81,896) 4,912 (94,999) 10,102 (99,060) 10,041 (120,217) Число наблюдений 4147 5044 3166 Коэффициент детерминации R 0,112 0,156 0,087 0, Таблица 3б 1996 Переменные Мужчины Женщины Мужчины Женщины Высшее образование 0,668 (19,501) 0,716 (26,156) 0,886 (17,326) 0,724 (18,822) Среднее специальное образование 0,390 (10,910) 0,383 (16,305) 0,444(8,760) 0,367 (12,451) Профессионально техническое образование 0,119 (3,947) 0,152 (5,494) 0,285 (5,858) 0,156 (4,222) Продолжительность трудового стажа (опыт работы) 0,002 (2,137)** 0,009 (11,105) 0,006 (4,584) 0,011 (8,275) Константа 11,280 11, 6,402 (211,304) 6,018 (228,568) (193,075) (216,247) Число наблюдений 4147 5044 3166 Коэффициент детерминации R 0,095 0,140 0,096 0, В скобках представлена t статистика;

коэффициент статистически значим при б =0,01.

** Коэффициент статистически значим при б =0,05.

*** Коэффициент статистически незначим.

Регрессионный анализ уравнения, выполненный на основе данных выбо рочных обследований домашних хозяйств Республики Беларусь за и 2003 гг., показывает, что норма отдачи от инвестиций в образование (пред ставлена регрессионным коэффициентом при переменной «число лет обуче ния») составила 11—12% прироста трудовых доходов за каждый дополнитель ный года образования. Этот показатель является достаточно высоким по срав нению с аналогичными данными, полученными исследователями по другим восточно европейским странам в 1992—1996 гг. Так, в Чехии в 1992 г. норма от дачи от инвестиций в образование составляла 5—7 % (Sakova, 1996, p. 17), в Польше в 1995—1996 гг. —7—8% (Unemployment…, 1997, p. 29), в России 6—8% (Нестеровa, Сабирьяновa, 1999, с. 11).

Доказательством того, что в Беларуси от уровня образования индивида зави сит размер трудовых доходов, служат и рассчитанные соотношения в средних доходах мужчин и женщин республики (табл. 4) Таблица Различия в средних трудовых доходах граждан Республики Беларусь в зависимости от уровня образования в 1996 и 2003 гг., % Соотношение по сравнению со сред Соотношение по сравнению со сред ним трудовым доходом лиц со сред ним трудовым доходом по республике ним общим образованием Уровень образования 1996 2003 1996 Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен.

Высшее 1,38 1,62 2,27 1,88 1,28 1,54 1,51 1, Среднее специальное 1,25 1,19 1,39 1,37 1,16 1,14 0,92 1, Профессионально техническое 1,05 0,99 1,34 1,13 0,98 0,94 0,89 0, Среднее общее 1,0 1,0 1,0 1,0 0,93 0,95 0,66 0, Они показывают, что средние трудовые доходы более образованных работ ников не только превышают средние доходы менее образованных, но и прирас Инвестиции в человеческий капитал в Республике Беларусь тают более быстрыми темпами. Обратим внимание на то, что в настоящее вре мя у мужчин только получение высшего образования позволяет получать дохо ды, превышающие средний по республике уровень трудовых доходов.

Отметим также, что данные табл. 2а и 3а свидетельствуют о наличии дис криминационных различий в оплате труда и существовании гендерных разли чий в нормах отдачи от инвестиций в образование. За исследуемый период рост норм отдачи от инвестиций в образование наблюдался в основном у мужчин, и если в 1996 г. женщины имели более высокие предельные нормы отдачи, то в 2003 г. отдача по всем уровням образования у женщин стала ниже, чем у муж чин. По мнению автора, это связано с тем, что в 1996 г. мужчины имели больше возможностей для получения высокооплачиваемой работы, которая могла быть не связана с получением образования. Отсутствие развития негосударственного сектора экономики привело к тому, что высокий уровень заработной платы в настоящее время непосредственно связан с занимаемой должностью работни ка, и мужчина имеет большую вероятность получить ее, чем женщина.

Как показывает регрессионная оценка уравнения Дж. Минцера (табл. 2а, 2б, 3а, 3б), роль такого фактора, как потенциальный опыт на рынке труда, в опре делении трудовых доходов республики очень низка и норма отдачи составляет не более 1% от каждого дополнительного года работы. Такие показатели прису щи переходной экономике и отражают степень динамики тех изменений, кото рые претерпевала белорусская экономика, когда востребованными оказываются не накопленный опыт и умение работать в старой системе, а мобильность и возможности индивидов приспособиться к изменяющейся ситуации. С повы шением уровня образования индивида тенденция отрицательного влияния уве личения продолжительности трудового стажа на размер доходов усиливается.

Этот вывод совпадает с результатами, полученными в аналогичных исследова ниях, выполненных в других странах с переходной экономикой. Так, Д. Несте рова и К. Сабирьянова выявили ту же закономерность обесценения роли про изводственного стажа для России, норма отдачи от которого в 1996 г. не превы шала 1—3% (Нестеровa, Сабирьяновa, 1999, с. 15), такие же результаты были получены З. Саковой для Чехии и Словении в 1996 г. (Sakova, 1996, p. 19) и Я. Рутковским для Польши в 1997 г. (Unemployment…, 1997, p. 30).

Однако нельзя не отметить наблюдаемую в последние годы тенденцию по степенного увеличения норм отдачи от производственного опыта, что характер но для условий стабилизации экономического развития и накоплением нового опыта и навыков.

Для оценки влияния социально экономического статуса работающего потре бовалось создать подвыборку, в которую вошли только работающие респонден ты. За период с 1996 по 2003 г. заметные изменения претерпела образовательная структура служащих, практически все они имеют высшее образование. Значи тельное увеличение среди предпринимателей лиц со средним специальным и профессионально техническим образованием связано прежде всего с сосредо точением их индивидуальной деятельности в сфере бытовых услуг населению.

Обращает внимание рост лиц со средним специальным образованием среди ра бочих, что в большинстве своем не требует такого уровня образования (табл. 5).

Таблица Распределение работников по социально экономическому статусу в зависимости от уровня образования в 1996 и 2003 гг., % Уровень образования Социально экономи ческий статус рабо Профессионально тех Среднее общее Среднее специальное Высшее тающего ническое 1996 2003 1996 2003 1996 2003 1996 Рабочий 38,6 32,6 42,0 35,2 15,7 29,3 3,7 2, Служащий 10,1 8,2 9,3 10,2 35,6 9,1 45,0 72, 124 Н. В. Агабекова Окончание табл. Уровень образования Социально экономи ческий статус рабо Профессионально тех Среднее общее Среднее специальное Высшее тающего ническое 1996 2003 1996 2003 1996 2003 1996 Колхозник 40,6 41,9 31,9 30,9 20,8 20,5 6,7 6, Предприниматель 5,2 4,2 15,8 38,5 15,8 28,1 63,2 29, Военнослужащий 19,5 3,5 18,4 25,0 17,3 17,9 44,8 53, Введение в регрессионный анализ переменной, характеризующей социаль но экономический статус работающего, несколько улучшает модель и повышает коэффициент детерминации (табл. 6).

Таблица Значения коэффициентов регрессии при переменных, обозначающих пол, уровень образования и социально экономический статус работающих, респондентов Переменные 1996 Мужской пол 0,246 (11,036) 0,205 (11,640) Высшее образование 0,317(8,645) 0,846 (13,145) Среднее специальное образование 0,174(5,482) 0,377 (6,888) Профессионально техническое образование 0,002(0,705)*** 0,315 (5,861) Социально экономический статус:

Служащий 0,217 (7,412) 0,001(0,226)*** Колхозник —0,482 (—13,923) —0,627 (—14,915) Предприниматель 0,575 (3,227) —0,172(—3,327) Военнослужащий 0,447 (5,244) 0,454 (3,038) Константа 6,604 (278,797) 11,293 (213,763) Число наблюдений (N) 5309 Коэффициент детерминации R2 0,134 0, *** Коэффициент статистически незначим.

Совпадение диапазона заработной платы рабочих и служащих в 2003 г. час тично связано с тем, что материалы выборочных обследований домашних хо зяйств не позволяют выделить среди категории «служащие» руководителей, глав ных специалистов и т. д. К тому же основной причиной является то, что в обще стве выработался отрицательный стереотип — гегемония пролетариата в оплате труда. Значительное уменьшение предпринимательских доходов связано, прежде всего, с налоговой политикой государства в последние годы и связанное с этим нежелание предпринимателей называть реальную величину своих доходов.

Все приведенные ранее оценки функции трудовых доходов демонстрируют низкую объяснительную силу используемых моделей. Это позволяет утверждать, что такие индивидуальные характеристики, как пол работника, уровень его об разования, продолжительность трудового стажа, социально экономический ста тус, становятся все менее значимыми, и возрастает роль ненаблюдаемых факто ров в качестве детерминант трудовых доходов в Республике Беларусь. Возмож но, вместо личностных характеристик работников на величину их доходов оказывают влияние такие факторы, как форма собственности и отраслевая при надлежность предприятия и т. д. Чтобы оценить роль вышеназванных факторов, потребовалось использовать данные поквартальных отчетов за 2003 г., содержа щих сведения о месте работы и отрасли экономики, к которой относится рабо та. Введение этих характеристик в качестве переменных в расширенное уравне ние сделало возможным проанализировать эффект принадлежности индивида к предприятию и к отрасли в качестве фактора, влияющего на дифференциа цию трудовых доходов. В качестве зависимой переменной выступал логарифм среднемесячных трудовых доходов, в состав которых вошли заработная плата на Инвестиции в человеческий капитал в Республике Беларусь основной работе и предпринимательские доходы. Заработную плату на основ ной работе получали 47,7%, предпринимательские доходы — 0,6% респонден тов. В выборку не вошли лица, получающие пенсии по возрасту, в связи с от сутствием информации о прежнем месте работы пенсионера. Результаты оценки расширенного уравнения представлены в табл. 7.

Таблица Расширенное уравнение среднемесячных трудовых доходов граждан Республики Беларусь в 2003 г.

Фактор Коэффициент t статистика 0,201 9, Мужской пол Образование 0,818 12, Высшее 0,357 6, Среднее специальное 0,286 5, Профессионально техническое 0,007 6, Продолжительность трудового стажа Социально экономический статус Служащий 0,040 0,967*** Колхозник 0,181 2,425** Предприниматель 0,260 2, Военнослужащий 0,294 1,885* Форма собственности —0,158 —2,069** Коллективная (колхоз) 0,120 2,016** частное предприятие Отрасль экономики, к которой относится основная работа или которую обслуживает бизнес 0,451 8, Промышленность 0,547 8, Транспорт и связь 0,200 3, Торговля и общественное питание 0,405 6, Строительство 0,436 3, Финансы, страхование, кредит 0,278 3, Жилищно коммунальное хозяйство 0,225 3, Здравоохранение, физкультура и социальное обеспечение 0,124 2,063** Образование, наука, культура 0,436 3, Управление 10,849 149, Константа Число наблюдений 0, Коэффициент детерминации R * Коэффициент t статистически значим при б =0,1.

** Коэффициент статистически значим при б =0,05.

*** Коэффициент статистически незначим.

Исключены следующие переменные: общее среднее образование, государст венное предприятие, рабочий, сельское и лесное хозяйство.

Полученные результаты свидетельствуют о значительной дифференциации в оплате труда между различными отраслями экономики: при прочих равных условиях (уровень образования, стаж работы, социально экономический статус, пол и др.) заработки работников транспорта и связи превышают на 55% ежеме сячный трудовой доход, занятых в сельском и лесном хозяйствах, принятых за базу сравнения, тогда как заработки работников сферы образования, науки и культуры отличаются от сравниваемой группы только на 12%.

Результаты исследования показывают, что форма собственности не оказыва ет значительного влияния на заработки индивидов в нашей республике.

Предпринятая попытка исследовать такие характеристики человеческого ка питала как уровень образования, профессиональный опыт, социально экономи ческий статус работника в качестве факторов, определяющих дифференциацию трудовых доходов, показала, что более высокий уровень образования и профес 126 Н. В. Агабекова сиональный опыт обеспечивают более высокие заработки индивиду в течение всей трудовой жизни. Однако при существующей государственной системе ор ганизации заработной платы и трудовых пенсий наблюдается весьма слабая за висимость между личностными характеристиками работников, его знаниями и умениями и теми доходами, которые он получает. Считается, что высокая сте пень зависимости между уровнем образования индивида и его заработной пла той свидетельствует о более высокой производительности его труда, которая должна являться определяющим фактором дифференциации заработной платы.

Однако корреляционная зависимость между производительностью труда и зара ботной платой обнаруживается, если на рынке труда существует конкуренция.

Жесткое государственное регулирование трудовых доходов населения нарушает соотношение между заработной платой различных социально профессиональ ных групп и реальным вкладом в производство каждой из этих групп. Повыше ние эффективности инвестиций в человеческий капитал в Республике Беларусь прежде всего связано с переходом к рыночным инструментам регулирования трудовых доходов, позволяющим повысить мотивацию трудовой деятельности и связать доходы населения с их реальным вкладом в экономику страны.

Источники Нестеровa Д. В., Сабирьяновa К. З. Инвестиции в человеческий капитал в переходный период в России // Working papers № 99/4. 1999.

Труд и занятость в Республике Беларусь. Минск, 2003.

Earle J., Oprescu G. Employment and Wage determination, unemployment and labor policies in Romania // World Bank. 1993. Okt.

Mincer J. Schooling, experience and earnings. N. Y., Orazem P., Vodopivec M. Winners and losers in transition: returns to education, experience and gender in Slovenia // World Bank. 1993. August.

Sakova Z. Changes in wage structure and differences in determinants of earnings: gender, experience and education in 1984 and 1992 in the Czech and Slovak Republics // World Bank. 1996. March.

Unemployment, restructuring and the labor market in Eastern Europe and Russia. Washington, 1997.

А. Б. Фенько доцент Московского городского психолого педагогического университета ТУРИЗМ КАК СИМВОЛИЧЕСКАЯ ГРАНИЦА РОССИЙСКОГО СРЕДНЕГО КЛАССА Введение В 1960 е гг. социальная идентичность среднего класса во всем мире (в том числе и в бывшем СССР) была связана в первую очередь с профессиональными занятиями. К среднему классу причисляли себя «белые воротнички» в отличие от «синих» не только в США и Европе, но и в первой в мире республике рабочих и крестьян, где, несмотря на трескучие идеологические фразы, учителя пугали нерадивых учеников перспективой поступления в ПТУ. На фоне одинаково низ ких зарплат у рабочих и инженеров и одинакового уровня потребления высшее образование и принадлежность к «высокой культуре» были единственной формой символических границ, отделяющих средний класс от пролетариата.

Но, начиная с 1970 х гг., по мере того как индустриальные общества Запада сменялись постиндустриальными, работа как основной социальный признак среднего класса стала уступать место досугу. На смену «профессии» как опреде ляющей характеристике социального статуса пришло понятие «жизненный стиль», объединяющее тип труда, досуга, семейного положения, места житель ства и уровня потребления представителей среднего класса. Работа свелась лишь к средству получения доходов — безличному и отчужденному, а большин ство жизненных ценностей («спонтанность», «интимность», «творчество») ока зались сосредоточенными вне ее — в кругу семьи, в сфере досуга (хобби, заня тия спортом, организация отпуска).

Аналогичное смещение (хотя и по другим причинам) наблюдалось в тот же период и в социалистическом «лагере». Типичный советский инженер, «отбы вавший» положенные часы в ведомственном НИИ, самореализовывался в сво бодное время: в горных восхождениях, турпоходах и песнях у костра про «сол нышко лесное».

Известный исследователь туризма американский социолог Дин Макканел, автор знаменитой книги «Турист: новая теория праздного класса», считает ту ризм основным компонентом социальной идентичности среднего класса:

«Именно средний класс систематически бороздит земной шар в поисках новых впечатлений, погружаясь в коллективное туристическое переживание других мест и других людей. Эти усилия международного среднего класса по координа ции мировых различий и их слиянии в единую идеологию неразрывно связаны с его способностью подчинять других людей своим ценностям, производству и проектам будущего» (MacCannell, 1976).

«Центральной характеристикой массового туризма в современном обществе является то, что большинство населения в последние годы путешествует куда ли бо, просто, чтобы посмотреть на другие места, т. е. по причинам, не связанным © А. Б. Фенько, 128 А. Б. Фенько с работой, — пишет британский социолог Джон Урри в своей книге «Взгляд ту риста: отдых и путешествия в современных обществах». — Путешествия сегодня занимают 40% свободного времени. Если люди не путешествуют, они теряют ста тус: путешествия стали признаками статуса. Важнейшим элементом современной жизни стало убеждение, что путешествия и отпуска необходимы. «Мне нужен от пуск» есть прямое отражение современного дискурса, основанного на идее, для сохранения физического и психического здоровья человеку непременно необхо димо периодически куда нибудь «выезжать» (Urry, 1990, p. 5).

Поскольку ценности среднего класса имеют тенденцию становиться ценно стями всего общества, проведение отпуска вдали от дома становится не просто одним из возможных видов отдыха, а социальной нормой, обязательной к ис полнению. «В соответствии с западной трудовой этикой, работа совершается вынужденно, для добывания «хлеба насущного», и преимущественно дома. Пу тешествия же совершаются добровольно, в свободное от работы время, для «удовольствия» (Granburn, 1989). И хотя от туристической поездки люди часто устают больше, чем от работы, оставаться дома, когда у тебя отпуск, считается «неправильным» для нормального человека. На людей, которые проводят от пуск дома, смотрят с сожалением и презрением, как на ограниченных провин циалов или неудачников, испытывающих материальные трудности.

Конструирование туристического опыта О туристах принято говорить тоном культурного и морального превосходст ва. Причем этот тон усвоили даже сами туристы. Они вечно жалуются на «тол пы туристов», мешающих им наслаждаться достопримечательностями Венеции или красотами Ниагарского водопада. Позицию морального превосходства од них туристов над другими обеспечивает не то, что они благоразумно остались дома, а то, что они, в отличие от «массового туриста», удовлетворяющегося по верхностными впечатлениями и поддельными реликвиями, приобщились к «подлинному» — уникальному и «правильному» туристическому опыту.

Современный туризм представляет собой сложный ритуал со своим жестко разработанным сценарием, за отступление от которого турист подвергается ост ракизму со стороны своих собратьев. Если американец отправляется в Европу, он «должен увидеть» Париж. В Париже турист просто обязан увидеть собор Па рижской Богоматери, Эйфелеву башню и Лувр. В Лувре он «должен увидеть»

Венеру Милосскую и Мону Лизу, и т. п.

Подобная обязательность распространяется не только на приятный, но и на «отрицательный» туристический опыт. Если житель Среднего Запада приезжает на Манхэттен и ему не удается стать свидетелем какого либо происшествия, подтверждающего славу Нью Йорка как криминальной столицы США, он уез жает разочарованным. Он точно так же расстраивается, когда выясняет, что продемонстрированные ему в качестве «диких» индейцы Южной Америки в свободное от работы индейцами время ходят в европейской одежде и смотрят по спутниковому телевидению новости CNN.

Турист вообще всегда должен быть начеку, чтобы вместо «подлинных» дос топримечательностей ему не подсунули «подделку», на которую так падки со временные, да и не только современные туристы. Вот, например, как описывает паломничества древних римлян в Грецию историк Марк Белкин: «По мере рос та культурного туризма в Дельфах появлялось все больше и больше стари ны — бог весть откуда привезенные колонны, золотой «трон царя Мидаса», тьма «древних скульптур», бюстов греческих царей, реальных и легендарных, имена которых могли что то сказать олухам из могущественной, но дикой римской метрополии… В афинском Акрополе турист капризничал, требовал во всем не порочной беломраморности, которой в реальном прошлом не существовало.

Для греков мир Олимпа был живым и, стало быть, красочным, поэтому они Туризм как символическая граница российского среднего класса разрисовывали статуи, любовно одевали их в лучшие одежды. Турист же вожде лел высокого идеала» (Белкин, 2000).

Однако, несмотря на частые разочарования, постоянные подозрения в том, что его надувают, несмотря на расходы, бытовые неудобства и реальные опас ности, нынешний турист, как и его древний предшественник, продолжает стре миться к неизведанным красотам природы и культуры. Что же делает туристи ческий опыт столь привлекательным?

Время сновидений Дин Макканел утверждает, что сам акт осмотра достопримечательностей вовле кает человека в круг привычных социальных представлений, и тем самым помога ет ему сконструировать целостную картину мира из доступных ему обрывочных впечатлений. Таким образом, его собственная жизнь и его социальная реальность предстают перед ним как упорядоченная серия событий, наподобие снимков в се мейном альбоме, складывающихся в единую историю (MacCannell, 1976).

Макканел считает главной целью туриста укрепление собственной идентич ности, утверждение Эго: «Эго — краеугольный камень любой идентичности. Если субъект лишен Эго, он распадается на миллионы несвязных мыслей и впечатле ний. Эго — это центр управления и контроля, объединяющий личность в единое целое. Эго отбирает чувственные впечатления и лепит из них реальность. Отъезд из дома, расставание с привычным кругом семьи и друзей и последующее воз вращение в качестве того же самого субъекта, той же самой, или даже улучшен ной, личности, — это, пожалуй, лучший стандартизированный тест, который Эго изобрело для измерения своей мощи» (MacCannell, 1976, p. 15).

Американский антрополог Нельсон Грабурн считает туристические поездки современного человека светским эквивалентом священных празднеств, разде лявших время в традиционных культурах на два периода — сакральное время праздника и профанное время повседневных обязанностей (Granburn, 1989).

Для современного человека время тоже делится на повседневную жизнь, пол ную забот и тягот, и «настоящую жизнь», которую обычный человек покупает себе ценой 11 месяцев напряженного труда. Граница между этими двумя жизня ми обставлена своеобразными ритуалами перехода (сборами, получением визы, проводами, «посидим на дорожку», переводом часов в самолете или распитием спиртного с незнакомым попутчиком в поезде). Ритуалы возвращения менее праздничны, но столь же обязательны: подробные отчеты перед друзьями, вру чение подарков близким, демонстрация фотографий, сувениров и бронзового загара сослуживцам… Само путешествие обычно проходит в режиме, который психиатры называют измененным состоянием сознания: чрезмерное возбуждение, эйфория, напряжен ность, граничащая с болезненностью… Медицинская статистика свидетельствует, что люди в отпуске люди чаще болеют и подвергают свое здоровье большему рис ку, чем дома. Но мы относимся к этому «времени праздника» с иными мерками, чем к обыденному времени. Мы готовы рисковать здоровьем и даже жизнью, до веряя себя самолетам, круизным теплоходам или горнолыжным инструкторам. Са мо путешествие для нас — сродни ритуальному испытанию героя, которое в тради ционных культурах составляет суть любого священного праздника.

Человек возвращается из отпуска вовсе не «отдохнувшим» и «полным сил».

Он возвращается другим, примерившим на себя иную жизнь, отвыкшим от вы полнения привычных домашних ролей и с трудом втягивающимся в исполне ние рутинных обязанностей. Если бы не это чувство легкого отчуждения, кото рое мы испытываем по возвращении (иногда его называют культурным шоком), то в путешествиях вообще не было бы никакого смысла.

Для одних «настоящая жизнь» характеризуется бегством из мира бессмыслен ной офисной рутины в волшебный мир «настоящих мужчин» — смелых, реши 130 А. Б. Фенько тельных и мужественных, взбирающихся на горную вершину или сплавляющихся на байдарке по быстрой реке. Для других — бегством от взрослой ответственно сти в мир детской свободы и спонтанности — пляжного ничегонеделания, неуме ренного обжорства, пьянства и расточительности.

Отпуск как празднично карнавальный период временного снятия всех соци альных табу, потакания себе и исполнения желаний характеризуется не только легкостью завязывания «курортных романов», но и временным снятием финан совых ограничений. В массовом сознании очень популярна идея о том, что на отдыхе «нельзя экономить», так же, как «нельзя экономить» на свадьбах, похо ронах и других сакральных событиях в жизни человека. В исследовании китай ского социолога Нина Ванга подчеркивается «пиковый» характер туристическо го потребления, отличающегося от рационального и экономного поведения че ловека в обычное время: «Это безответственное и ничем не сдерживаемое потребление, конструирующее фантастический или утопический мир изобилия и вседозволенности» (Wang, 2002).

Воспоминания о хорошо проведенном отпуске напоминают описанную Фрейдом «работу сновидения», т. е. конструирование из своих тайных желаний и постыдных слабостей связного сюжета и захватывающего рассказа. Подобно тому как фабула сновидений конструируется из обрывков дневных впечатле ний, образов и метафор родного языка и архетипов коллективного бессозна тельного, «туристический дискурс» конструируется из обрывков культурных ми фов, современных идей, модных поветрий и вечных ценностей.

В своем эссе о туризме историк Марк Белкин задает вопросы: «ЗАЧЕМ нуж но смотреть картины? И ПОЧЕМУ картины, а не заборы, экскаваторы, витри ны ветеринарных магазинов? ЧЕМ задается направление, конечный пункт путе шествия? ОТКУДА приходит желание увидеть Прагу, а не Хараре, или наобо рот?» (Белкин, 2000). Турист редко отдает себе отчет, какие факторы повлияли на его выбор: что в Париже послало его в Лувр, а не на фабрику молочных про дуктов, а в Боливии — на экскурсию по жизни и быту индейских племен, а не в поездку по достопамятным местам колониальной истории.

Каковы нынешние предпочтения российских туристов? Что и зачем они мечтают увидеть за границей? Поиску ответов на эти вопросы посвящено дан ное исследование.

Российский турист: формирование классовой идентичности Граждане России получили возможность путешествовать не так давно. Со ветский опыт туристических поездок за границу был связан с унижением, слеж кой, тотальным контролем и попыткой государства формировать впечатления путешественников. Процент людей, имевших возможность, преодолев все ад министративные препоны, все же попасть за границу, был ничтожен. Даже юмор на тему зарубежных вояжей в советские годы был проникнут горечью, как в знаменитом монологе Жванецкого:

Вы расскажите мне про Париж.

Вы говорите, там розовый воздух, вы говорите, там бульвар Инвалидов и по всюду маленькие бистро.

Вы говорите, там художники рисуют на улицах и приезжие чувствуют себя как дома.

Как интересно!

Возможность путешествовать — одно из основных видимых завоеваний «пе рестройки», для большинства обывателей гораздо более существенное, чем дву смысленная свобода слова и мало кому понятная многопартийность. В условиях по прежнему скудной обеспеченности жильем и не устоявшейся профессио нальной «табели о рангах» отпуск за границей стал определяющим классифика ционным признаком формирующегося в России среднего класса.

Туризм как символическая граница российского среднего класса В отличие от США, где уровень благосостояния можно довольно точно опре делить по месту жительства, в России средний класс в большинстве своем про должает жить в квартирах, построенных в советские годы. Поэтому он ежедневно ощущает необходимость, если не пространственных, то хотя бы символических границ между собой и пролетарскими семьями, живущими на той же лестничной клетке. Отпуск, проведенный в Испании, Франции или хотя бы в Турции служит одним из наиболее доступных способов социальной дифференциации.

Однако для того, чтобы проведенные за границей две недели превратились из индивидуального воспоминания в признак социального статуса, необходимо как то транслировать окружающим собственные впечатления. Этим целям служат привезенные из поездки сувениры, фотографии и любительские видеофильмы.

Другим способом конвертирования своих туристических впечатлений в со циально значимые символы является их трансляция более широкой аудитории.

Возможность такой трансляции сегодня предоставляют многочисленные Интер нет форумы, участие в которых, кстати, само по себе может служить отличи тельным признаком среднего класса, свидетельствующим о характере работы (служащий современного офиса) или уровне доходов (домашний компьютер, подключенный к Интернету) (Кастельс, 2002).

Содержание дискуссий на темы летнего отдыха за границей представляет со бой богатый материал для изучения не только потребительских предпочтений российского среднего класса, но и общих экономических установок, жизнен ных ценностей и идентификационных признаков этой социальной группы. Ка кие именно характеристики путешествия ценятся ими больше всего? Что вызы вает недовольство? За что они на самом деле платят внушительные по россий ским меркам суммы и что именно приобретают за свои деньги?

Складывающиеся на наших глазах виртуальные сообщества путешественни ков — это своеобразный светский салон, где обсуждается «мода сезона», оттачи ваются нормы поведения нового российского среднего класса, принимаются коллективные решения о том, что соответствует, а что не соответствует этим нормам, и кого, следовательно, можно включить в число «своих», а кого — с позором изгнать за их нарушение.

Заявленная цель большинства форумов — поделиться впечатлениями о по ездке, рассказать о том, что не написано в путеводителях и что может помочь будущим туристам лучше сориентироваться в незнакомом месте: правильно вы брать гостиницу и маршрут поездки, чтобы не тратить лишних денег и не про пустить интересных достопримечательностей. Однако мотивы, заставляющие авторов создавать подробные отчеты о своих путешествиях, гораздо шире. Ос новным стимулом к публикации является конструирование позитивной иден тичности. Поэтому рассказы путешественников гораздо больше говорят о самих авторах, чем о местах, где они побывали.

Форумы путешественников: темы и вариации В исследовании, проведенном нами в 2003—2004 гг., было проанализировано содержание трех наиболее посещаемых российских Интернет форумов: «Ай да.ру», «www.otzyv.ru» и «Сто дорог». На момент исследования там было размеще но 3674 рассказа о 79 странах. Из них было отобрано для анализа 60 текстов. Ме тодика отбора включала в себя сочетание двух процедур: 1) определение наиболее популярных стран и направлений;

2) выбор рассказов, вызвавших наибольшее количество отзывов. С помощью этой методики мы пытались совместить репре зентативность рассказов с их разнообразием, благодаря чему в выборку попали не только наиболее типичные для россиян направления (Турция, Египет и Испа ния), но и страны с развитой туристической инфраструктурой, пока не слишком освоенные российскими туристами (Австрия, Швейцария).

132 А. Б. Фенько При анализе содержания отобранных рассказов был использован список из сорока категорий, составленный австралийской исследовательницей Оливией Дженкинс на основе 28 международных исследований отзывов туристов о своем отдыхе (Jenkins, 1999). Данные о сравнительной частоте упоминания различных категорий зарубежными и российскими туристами представлены в табл. 1. Для определения значимости в различиях частот двух выборок использовался Z критерий (Berenson, Levine, 1993, p. 416).

Таблица Частота упоминания различных категорий в описаниях российских и зарубежных туристов Частота упоминания (P) Средняя Z крите западны российски частота Категория рий ми тури ранг ми тури ранг (Р) стами (P1) стами (P2) Пейзажи, природа 0,89 1 0,64 6 0,76 2,27* Гостеприимство / дружелюбие 0,85 2 0,60 14 0,72 2,08* Климат 0,64 3 0,47 11 0,55 1, Цены 0,60 4 0,64 7 0,62 0, Развлечения / ночная жизнь 0,57 5 0,43 14 0,50 1, Возможности для занятия спортом 0,53 6 0,30 17 0,41 1, Шопинг 0,53 7 0,47 12 0,50 0, Безопасность 0,50 8 0,23 22 0,36 2,07* Другая кухня 0,50 9 0,87 2 0,69 3,08** Отдых (тишина, спокойствие) 0,50 10 0,30 18 0,40 1, Исторические достопримечательности / музеи 0,46 11 0,40 15 0,43 0, Удобство размещения / проживания 0,46 12 0,90 1 0,69 3,67** Другие обычаи / культура 0,46 13 0,70 4 0,59 1,85* Туристические достопримечательности / раз влечения 0,42 14 0,67 5 0,55 1,92* Местная инфраструктура / транспорт 0,39 15 0,53 10 0,46 1, Архитектура / здания 0,35 16 0,10 31 0,22 2,08* Пляжи 0,32 17 0,60 8 0,47 2,15* Многолюдность 0,28 18 0,27 20 0,27 0, Чистота 0,28 19 0,47 13 0,38 1, Города 0,25 20 0,17 25 0,20 0, Доступность 0,25 21 0,10 32 0,17 1,67* Возможность пережить приключения 0,25 22 0,13 28 0,19 1, Информация / экскурсии 0,21 23 0,40 16 0,31 1, Атмосфера (привычная / экзотическая) 0,21 24 0,20 23 0,20 0, Экономическое процветание / бедность 0,18 25 0,13 29 0,16 0, Семейный отдых / отдых для взрослых 0,18 26 0,10 33 0,14 0, Возможность расширить свои знания 0,14 27 0,03 37 0,08 1, Качество сервиса 0,10 28 0,87 3 0,50 5,9** Степень коммерциализации 0,10 29 0,10 34 0,10 0, Политическая стабильность 0,10 30 0,03 38 0,06 1, Репутация / слава / популярность 0,10 31 0,17 26 0,14 0, Степень урбанизации 0,10 32 0,13 30 0,12 0, Наличие друзей / соотечественников 0,10 33 0,30 19 0,20 2,00* Дикая природа / животные 0,10 34 0,17 27 0,14 0, Изысканность / утонченность 0,07 35 0,00 39 0,03 0, Интересно 0,07 36 0,00 40 0,03 0, Оживленно, возбуждающе 0,07 37 0,07 36 0,07 0, Местные жители 0,07 38 0,60 9 0,34 4,42** Подлинность 0,07 39 0,10 35 0,08 0, На каком языке говорят 0,07 40 0,27 21 0,17 2,22* * При Z 1,65 или Z 1,65 гипотеза H0 о равенстве частот отвергается на уровне значимости 0,1.


** При Z 2,30 или Z 2,30 гипотеза H0 о равенстве частот отвергается на уровне значимости 0,01.

Туризм как символическая граница российского среднего класса Из таблицы видно, что, в отличие от западных туристов, российские чаще всего упоминают в своих рассказах условия проживания, особенности питания и качество сервиса. Зарубежных туристов эти категории тоже волнуют, но зна чительно меньше (по числу упоминаний они находятся на 9, 12 и 13 местах со ответственно). В отличие от западных, для российских туристов существенно важнее состояние пляжей и наличие развлечений, чем наличие архитектурных памятников, что свидетельствует о довольно стойком предпочтении ими пляж ного туризма культурно экскурсионному. Обращает на себя внимание также то, что российских туристов, в отличие от западных, значительно меньше волнуют вопросы безопасности и доступности туристических направлений.

Наконец, в российских рассказах значительно чаще, чем в западных, обсуж даются обычаи, культура и характер местных жителей, причем обсуждаются не с этнографическим интересом, а с осуждением и неприятием. Наши туристы относительно редко удостаивают упоминанием гостеприимство и дружелюбие местных жителей, в отличие от западных туристов, для которых это — вторая по значимости категория после красот природы.

Содержательный анализ тем, вызвавших наибольший интерес у посетителей сайтов, позволил выявить несколько «болевых точек» в сознании новых россий ских туристов. К ним относятся: 1) отношение к русским за границей, 2) де монстрация своего социального статуса, 3) местные обычаи и нормы поведе ния, 4) «правильный» отдых и эталонные впечатления. Именно обсуждение этих тем приводит к наиболее длительным и ожесточенным дискуссиям участ ников форума. Остановимся на этих темах подробнее.

Национальная гордость великороссов, или почему нас не любят?

Большинство соотечественников, отдыхающих на курортах Турции и Егип та, жалуются на то, что сервис в отелях не соответствует заявленной «звездно сти», а персонал относится к русским хуже, чем к постояльцам из других стран:

русским предлагают ужинать в отдельных ресторанах;

не пускают в бассейн, ко гда там плавают немцы;

вывешивают объявления на русском языке, запрещаю щие проносить в номера напитки. Однако эти жалобы соотечественников на плохое обслуживание и грубость персонала посетители сайта склонны объяс нять их неумением цивилизованно себя вести:

— Криком «Нас не уважают!» наши люди пытаются прикрыть свою элемен тарную безграмотность и провинциальное чванство. Не знают язык, не читают объявления, не считаются с правилами и нормами… — Многие русские жалуются, что «их не любят»;

при этом же сами не счи тают возможным улыбнуться продавцу в магазине или поблагодарить официанта.

Другое популярное убеждение среди посетителей сайтов состоит в том, что уважение к себе в чужой стране можно купить только за деньги:

— В Европе русских не любят. Мы много требуем, мало заплатив.

Большинство участников форумов стыдятся неподобающего поведения сооте чественников и всячески стараются внушить окружающим необходимость соблю дения поведенческих норм «цивилизованного общества» — от американской при вычки улыбаться и щедро раздавать чаевые до немецкой аккуратности и швей царской пунктуальности. Интересно, что в отсутствие авторитетных институтов социализации в новой России именно Интернет взял на себя задачу, которую в советские годы выполняли семья и школа — привить членам общества нормы цивилизованного поведения, объяснить, «что такое хорошо и что такое плохо».

Лица, особо чувствительные к российской нецивилизованности, стараются хотя бы за границей не сталкиваться с соотечественниками. Некая Наталья, описывая свое путешествие в Рим, посетовала на то, что в Вечном городе по всюду слышна русская речь:

— Русские туристы в массе своей редкостное быдло. Поэтому всегда стара юсь отдыхать там, где их по минимуму или нет вообще.

134 А. Б. Фенько Разумеется, большинство посетителей сайта не оставили эту реплику без комментариев:

— Я горжусь тем, что я из России. Ни разу не встретила русских, которые вели себя неприлично — все были очень культурны, вежливы и милы… — Как раз в МАССЕ СВОЕЙ русские туристы — весьма достойные люди.

Знаю это и по собственным наблюдениям, и по рассказам компетентных людей.

Таким образом, осуждая проявления хамства и бескультурья со стороны сооте чественников, участники форумов горой встают на защиту своей группы, не про щая оскорбительных выпадов в адрес русских туристов в целом. Это свидетельст вует о том, что виртуальное сообщество живет по законам любого естественного сообщества — защищая «своих», укрепляя позитивную групповую идентичность.

Гулять так гулять: демонстрация статуса Многие участники стремятся не только поделиться своими впечатлениями от поездки, но и продемонстрировать свое превосходство над окружающими.

Автор одного рассказа, описывая свою поездку в Турцию, долго оправдывается за столь «простонародный» выбор направления:

— В некоторых кругах отдыхать в таких странах, как Турция, Египет или Тунис, считается неприличным… Читателей задел откровенный снобизм рассказчиков. Вообще участники фо румов очень часто критикуют авторов рассказов за снобизм, усматривая его в том числе и в завышенных требованиях к сервису:

— К сожалению, у выходцев из бывшего СССР очень много снобизма и высоко мерия — мол, подай ка нам за наши деньги ВСЁ...

— ЭТО снобизм? А если я целый год трудился на шахте, чтобы отдохнуть по чело вечески в 5 звёздочном отеле, а меня запихивают в 2 звезды, в номер с видом на помойку?

Трудно поверить, что автор последней реплики действительно «рубает уго лек», но отношение к отдыху у него типичное для большинства россиян, и не только россиян. В уже цитировавшейся выше работе китайского социолога Ванга описан похожий феномен пикового потребления, когда скромный, эко номный и во многом себе отказывающий в повседневной жизни человек на от дыхе стремится стать «королем на час», сорит деньгами и пускает «пыль в гла за» окружающим. И капризы, завышенные требования и претензии к сервису являются неотъемлемой частью этой поведенческой модели (Wang, 2002).

Объяснение данного феномена — в желании недельку пожить не так, как дома, а «другой жизнью» — в роскоши, среди пальм, бассейнов и мрамора, с предупредительными слугами и горничными, которых необходимо «распе кать», как это делали героини читанных в детстве старинных романов.

Иллюстрацией пикового потребления может служить рассказ путешественника о поездке в Таиланд, где он делится опытом, как и на чем можно сэкономить, поскольку для него «сумма в 2500—3000 USD составляет годовую зарплату».

Эти странные аборигены: дикость или культурная самобытность?

Одна из задач туристических сайтов — рассказать о происшествиях, случив шихся с путешественниками за границей, и предостеречь читателей от повторе ния ошибок. Среди неприятностей, случающихся в отпуске, наиболее распро страненные — кражи вещей, обсчет в магазинах и ресторанах, а также сексуаль ные домогательства со стороны местных жителей, которым подвергаются молодые женщины в «южных» странах.

Все эти проблемы не только находят отражение на страницах форумов, но и располагают участников дискуссии к смелым этнографическим обобщениям.

Например, пожаловавшись друг другу на многочисленные случаи воровства на улицах и в отелях итальянских городов, участники форума почти единодушно Туризм как символическая граница российского среднего класса заключают, что «итальяшки — народ вороватый«, а Италия — «самая воровская страна Западной Европы».

Другая беда туристов, особенно в странах третьего мира — несколько «воль ное» обращение с цифрами и откровенное вымогательство денег со стороны местных жителей. Не слишком состоятельные российские туристы обычно при ходят от подобного поведения в бешенство:

— Египет — это типа Узбекистана, ЛЮДИ ТАМ ТАКИЕ. Обсчет будет вез де. При фараонах было, видно, то же самое.

— Я не расист. Но более лживого, наглого и бескультурного народа, чем арабы Египта, встречать не приходилось.

В целом в дискуссии на тему «их нравы» у женщин преобладают примири тельные интонации, они чаще высказывают мнения о необходимости уважать чужие традиции и чужую культуру. Мужчины же больше склонны высказывать безапелляционно резкие и оскорбительные мнения о других народах.

Можно сказать, что по степени ксенофобии российский средний класс практически ничем не выделяется среди общей массы российского населения.

И это резко отличает его от западного среднего класса, для которого космопо литизм и широта взглядов являются важными идентификационными признака ми, отличающими его от пролетариата.

Многообразие туристического опыта В ходе дискуссий участники не просто обмениваются впечатлениями, но и формируют некий «канон»: чем принято восхищаться, что ругать, а что — снисходительно прощать стране, куда приезжаешь на неделю другую.

Причем в большинстве случаев в процессе обсуждения происходит расширение диапазона приемлемых впечатлений.

Не только для россиян, но и для американцев, японцев и многих европей цев Париж — туристическая Мекка и воплощение мечты любого путешествен ника. Неудивительно, что «неканонические» впечатления о Париже, высказан ные одной из участниц форума, вызвали бурю протеста:

— Первый шок, когда приезжаешь в Париж — боже, как много негров… Шок второй — очень грязно... В знаменитом Версале фонтаны включают на 2 3 часа в неделю и только по выходным… Большинство читателей автора осудили:

— Ну не включают они фонтаны. Ну и что? Париж — великолепный город.


— Нет ума и денег, езди в область, а не в Париж.

Но нашлись и те, кто поддержал:

— Принято Парижем восхищаться, а если восхищения не испытывае те — значит, ищите в себе какой то изъян. Очень хороший рассказ человека, на которого не давили стереотипы.

Еще один пример несовпадения впечатлений с «эталоном» — рассказ моло дого человека об отдыхе в Хорватии, в котором затрагивается тема, наиболее остро обсуждаемая западными туристами — тема подлинности демонстрируе мых достопримечательностей:

— Дубровник — это Диснейленд для старичков. Это НЕ НАСТОЯЩЕЕ — там мало живых, настоящих людей, и они теряются в этой толпе из туристов и обслуги.

Эта же тема звучит в рассказе туриста, посетившего знаменитый Кносский дворец на Крите:

— Кносский дворец — это груда руин очень неромантического вида. На этих руинах кое где восстановленный новодел в виде раскрашенных колонн и псевдоми нойских сооружений из бетона. Похоже, ни одной аутентичной фрески не сохрани лось: везде копии… Конечно, потребность в аутентичных впечатлениях от страны, в настоящих, а не «реконструированных» исторических памятниках еще не очень развита у российских туристов. Однако сам факт, что тема «подлинников», «подделок»

136 А. Б. Фенько и необходимости их различения прозвучала на форуме путешественников, гово рит о том, что российский туризм развивается в том же направлении, что и за падный, для которого наиболее актуальными проблемами начиная с середины 1970 х гг. являются «симулякры», «псевдособытия» и «имитация аутентичности».

Заключение Этнографические и антропологические данные говорят о том, что на протя жении всей человеческой истории потребление никогда не было «просто» по треблением. Не только «праздный класс» Т. Веблена в эпоху промышленной ре волюции отличался показным потреблением предметов роскоши и бессовест ным расточительством (Кастельс, 2000). Живущие на грани физиологического выживания племена североамериканских индейцев тоже умудрялись закатывать грандиозные пиры, уничтожая годовые запасы продовольствия ради удовольст вия «утереть нос» соседнему племени (Jenkins, 1999).

Стремление быть «не хуже других», демонстрировать достаток и социальный успех объединяет обычай потлача у примитивных племен;

роскошные празднест ва при дворе Людовика XIV;

деревенские свадьбы, на которые приглашается вся многочисленная родня и соседи. Однако в постиндустриальном обществе откры тая демонстрация своего экономического благополучия постепенно становится дурным тоном. Социальный статус определяется уже не столько обладанием ве щами, сколько стилем жизни: типом полученного образования, сферой деятель ности, а также формой досуга (театры или концерты вместо телевизора, теннис или гольф вместо футбола, путешествия вместо отпуска на дачном участке).

В процессе конструирования социальной идентичности важную роль играет проведение символических границ, т. е. поиск ответа на вопрос: кто я, на кого я хочу быть похожим и от кого хочу отличаться. Символические границы по зволяют субъекту очертить круг людей, с которыми его объединяют общая по зитивная социальная идентичность, и противопоставить свою социальную груп пу другим — менее привилегированным.

Выделяют три типа символических границ: моральные (честность, порядоч ность, предупредительность, деловая этика);

социально экономические (богатство, власть, профессиональный успех);

культурные (уровень образования, интеллект, манеры и вкусы). По наблюдениям канадского социолога Мишеля Ламона, для американцев большее значение имеют социально экономические границы: они никогда не запятнают себя дружбой с неудачником и, наоборот, стремятся бы вать в обществе людей, достигших в жизни большего успеха, чем они сами. Для французов важнее культурные границы: они презирают людей ограниченных и вульгарных и скорее предпочтут дружить с нищим интеллектуалом, чем с ту пым нуворишем. В кругу высшего слоя французского среднего класса принято быть подлинными эстетами — жить в историческом центре города, ездить на метро, не иметь дома телевизора и выбирать для путешествий такие направле ния, чтобы не пересекаться с массовыми туристами (Berenson, Levine, 1993).

Для США характерно явление, которое Ламон назвал обратным культурным исключением. Это осуждение и нежелание иметь дела с человеком, проявляющим «излишний» интеллектуализм и слишком изысканный художественный вкус. Аме риканские респонденты исследователя подчеркивают, что предпочитают дружить с людьми простыми и скучными, которые пьют пиво прямо из бутылок, разгова ривают о детях и бейсболе, но зато они порядочные и на них можно положить ся — не то что на какого нибудь «утонченного негодяя» или «болтливого умника».

Проанализированный нами материал российских Интернет форумов показы вает, что место проведения отпуска, стиль и способ путешествия играют для рос сийского среднего класса такую же роль символических границ, какую для фран цузов играет эстетическая утонченность, а для американцев — социальный успех.

Фраза «Он из тех людей, что отдыхают в Турции», безошибочно задает систему Туризм как символическая граница российского среднего класса социального исключения, в которую попадают соотечественники, по своему со циально экономическому статусу «не дотягивающие» до Сейшельских островов или Французской Ривьеры. А фраза «Подумаешь, Лувр! Вот Диснейленд — это настоящая сказка!» иллюстрирует механизм обратного культурного исключения, отстаивание своего права на простоту вкуса и искренность впечатлений.

Приложение Рейтинг стран по уровню расходов на зарубежный туризм Расходы на международный ту Изменения, % Доля рынка, % ризм, млрд долл.

Ранг Всего 2002 2003 2002/2001 2003/2002 480 523 3.8 8.9 1 Германия 52,5 64,7 1,1 23,3 12, 2 США 58,0 56,6 3,6 2,5 10, 3 Великобритания 41,7 48,5 10,1 16,1 9, 4 Япония 26,7 29,0 0,5 8,6 5, 5 Франция 19,7 23,6 8,8 19,6 4, 6 Италия 16,9 20,5 14,4 21,3 3, 7 Китай 15,4 15,2 10,7 1,4 2, 8 Нидерланды 13,1 14,6 9,5 11,2 2, 9 Канада 11,7 13,3 3,1 13,5 2, 10 Россия 11,3 12,9 21,5 14,1 2, Источник: World Tourism Organization (WTO).

Рейтинг стран по числу посетивших их туристов Число туристов, прибывших в страну, млн чел. Изменения, % Доля, % Ранг 2002 2003 2002/2001 2003/2002 Всего 703 691 2.8 1.7 1 Франция 77,0 75,0 2,4 2,6 10, 2 Испания 52,3 51,8 4,5 1,07 3 США 43,5 41,2 7,2 5,3 6, 4 Италия 39,8 39,6 0,6 0,5 5, 5 Китай 36,8 33,0 11,0 10,4 4, 6 Великобритания 24,2 24,7 5,9 2,2 3, 7 Австрия 18,6 19,1 2,4 2,5 2, 8 Мексика 19,7 18,7 0,7 5,1 2, 9 Германия 18,0 18,4 0,6 2,4 2, 10 Канада 20,1 17,5 1,9 12,9 2, Источник: World Tourism Organization (WTO).

Рейтинг стран по уровню доходов от туризма Доходы от туризма, млрд долл. Изменения, % Доля, % Ранг 2002 2003 2002/2001 2003/2002 Всего 480 523 3.8 8.9 1 США 66,7 64,5 7,2 3,3 12, 2 Испания 33,8 41,8 3,3 23,6 8, 3 Франция 32,7 37,0 7,8 13,1 7, 4 Италия 26,9 31,2 4,1 16,2 6, 5 Германия 19,0 23,0 5,7 21,2 4, 6 Великобритания 20,5 22,8 8,9 10,7 4, 7 Китай 20,4 17,4 14,6 14,6 3, 8 Австрия 11,2 14,1 9,5 25,2 2, 9 Турция 11,9 13,2 18,2 10,9 2, 10 Греция 9,7 10,7 2,6 10,0 2, Источник: World Tourism Organization (WTO).

138 А. Б. Фенько Источники Белкин М. Зачем и за чем? Путешественник и турист в исторической перспективе // Интеллек туальный Форум. 2000. № 1.

Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984.

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000.

Мосс М. Общества. Личность. Обмен: Труды по социальной антропологии. М., 1996.

Berenson M.L., Levine D.M. Statistics for Business and Economics. New Jersey, 1993.

Granburn N. Tourism: The Sacred Journey // Host and Guests. The Anthropology of Tourism / Ed. by Valene L. Smith, Philadelphia, 1989. P. 21—36.

Jenkins O.H. Understanding and Measuring Tourist Destination Images. // International Journal of Tourism Research. 1999. № 1. P. 1—15.

Lamont, M. Money, Morals and Manners. The Culture of the French and American Upper Middle Class. Chicago, 1992.

MacCannell D. The Tourist: A New Theory of the Leisure Class. Berkley, 1976.

McCabe S. The Tourist Experience and Everyday Life. In: The Tourist as a Metaphor of the Social World / Ed. by Graham M.S. Dann. UK, 2002. P. 61—76.

Parinello G.L. Motivation and Anticipation in Post Industrial Tourism. // Annals of Tourism Research.

1993. № 20. P. 232—248.

Urry J. The Tourist Gaze. Leisure and Travel in Contemporary Societies. London, 1990.

Wang N. The Tourist as a Peak Consumer. In: The Tourist as a Metaphor of the Social World / Ed. by Graham M.S. Dann. UK, 2002. P. 281—296.

Д. А. Львова преподаватель кафедры статистики, учета и аудита Санкт Петербургского государственного университета ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ БУХГАЛТЕРОВ РОССИИ В XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА Идея создания профессиональных объединений бухгалтеров в России полу чила общественное признание в 70 е гг. XIX в., когда сложились условия для заимствования европейских моделей организации профессиональной деятель ности.

С отменой крепостного права в Российской империи оживилась экономиче ская жизнь, стали учреждаться крупные торговые и промышленные предпри ятия. Бывшие торговцы и лавочники превращались в дельцов нового ти па — управляющих акционерными компаниями. Их ум и внимание теперь за нимали «общие соображения, сложные комбинации и расчеты» (Гопфенгаузен, 1895, с. 42—43). Они уже не могли, как прежде, посвящать значительную часть времени бухгалтерским книгам и счетам. Новые условия деятельности вынужда ли купцов передавать бухгалтерию компаний специально нанимаемым людям.

Законодательство в то время обязывало лиц, занятых торговыми делами, иметь и содержать в надлежащем порядке свое счетоводство сообразно роду (разряду) торговли (оптовая, розничная, мелочная)1, однако права и обязанно сти наемных счетоводов еще не были кодифицированы. Деятельность, которая, по существу, становилась профессиональной, не имела тем не менее законода тельного определения, а занятые ею лица не подлежали регистрации.

Тем временем общественная значимость бухгалтерской работы становилась очевидной. Серия банкротств, последовавших в начале 70 х гг. XIX в., убедила многих в том, что традиционная ревизия отчетности является недостаточной, а деятельность счетоводов нуждается в упорядочении. Первыми забили тревогу известные в России специалисты в области бухгалтерского учета, которые были осведомлены о деятельности независимых корпоративных организаций — ин ститутов присяжных бухгалтеров Шотландии2 и Англии3. Они видели решение назревших проблем в создании корпорации российских счетоводов.

Устав торговый. Раздел второй. О купеческих и маклерских книгах. Глава первая. О купече ских (конторских) книгах (Устав торговый, 1914, с. 678—746).

В Шотландии в XIX в. действовали три объединения присяжных бухгалтеров: Общество бух галтеров Эдинбурга (зарегистрировано в 1854 г.), Институт бухгалтеров и актуариев Глазго (заре гистрирован в 1855 г.) и Общество бухгалтеров в Абердине (зарегистрировано в 1867 г.). Профес сиональный титул шотландских бухгалтеров «Charted Accountant» (от английского наименования королевской грамоты — Royal Chart) традиционно переводится как «Присяжный бухгалтер».

В Англии в 70 е гг. XIX в. были основаны пять профессиональных объединений бухгалтеров:

Соединенное общество бухгалтеров Ливерпуля (1870 г.), Институт бухгалтеров в Лондоне (1870 г.), Манчестерский институт бухгалтеров (1871 г.), Общество бухгалтеров Англии (1872 г.) и Шеф филдский институт бухгалтеров (1877 г.) © Д. А. Львова, 140 Д. А. Львова В 1877 г. (12 января) Эдуард Григорьевич Вальденберг1 в докладе Обществу для содействия русской промышленности и торговле «О мерах к достижению обязательного ведения коммерческих книг» поставил вопрос о присяжных сче товодах при российских коммерческих судах (Беседа…, 1890, с. 137). Проект Института присяжных счетоводов решился представить в открытой печати мос ковский бухгалтер Алексей Денисович Потемкин2. Опубликованная им 29 июня 1885 г. на страницах «Современных известий» статья «Несколько слов по поводу экспертизы счетных книг» содержала доказательства необходимости основания при судебных учреждениях специальных коммерческих бюро. По замыслу авто ра, бюро должны были состоять из штата присяжных счетоводов, утвержденных в должности правительственной властью. На них возлагалась коллективная экс пертиза конторских книг с круговой ответственностью за верность и точность работ. Такой подход к делу, как полагал А. Д. Потемкин, мог значительно облег чить труд судебного следователя и ускорить само производство следствия. Про шло почти десять лет, прежде чем идеи А. Д. Потемкина получили развитие.

В 1894 г. европейская бухгалтерская общественность отмечала знаменательное событие в истории бухгалтерии: 400 летие «Трактата о счетах и записях» Луки Пачоли. По этому поводу в декабре 1894 г. в Петербурге проходили торжествен ные мероприятия, организованные Обществом для распространения коммерче ских знаний. Одиннадцатого декабря (по старому стилю) в зале Петровского коммерческого училища прозвучала лекция Э. Г. Вальденберга «Лука Пачиоло.

Очерк его деятельности и учения его в сравнении с современными успехами бух галтерии». Неделей позже в Правлении городского кредитного общества с при ветственной речью по случаю юбилейной даты выступил Товарищ Председателя Общества В. А. Сабанин и были заслушаны доклады А. М. Вольфа «Краткий ис торический очерк развития счетоводства и значение Луки Пачиоло», В. Д. Белова «Практическое значение счетоводства и современное его положение»

и И. Д. Гопфенгаузена «Общественное положение счетоводов в России»3.

По существу, программным стало выступление И. Д. Гопфенгаузена4. Док ладчик призвал определить профессиональный статус бухгалтера. «Не имеюще му диплома врачу воспрещается лечить, — восклицал он, — не принадлежащему к сословию присяжных воспрещается судебная защита, строить без архитектора возбраняется, не принадлежащим к цеху портному, сапожнику, булочнику не дозволяется принимать заказы на платье, сапоги и продавать булки. Но торго вать дебетом и кредитом, учитывать и контролировать банки, конторы, заводы, железные дороги, страхование имущества и жизни, защищать интересы акцио неров, хозяев и клиентов имеет право каждый» (Гопфенгаузен, 1895, с. 43—44).

Звание бухгалтера, полагал И. Д. Гопфенгаузен, должно иметь определенную градацию. По уровню знаний и ответственности служебный бухгалтерский пер сонал следовало разделить на три ступени: а) главный бухгалтер, б) бухгалтер, в) помощник бухгалтера. Указанные ступени соответствовали бы званиям мас тера, подмастерья и ученика в ремесленных цехах. И, наконец, главное, что предлагалось: «Право на присвоение разной степени и разного вида звания должно исходить от особого учреждения, составленного из компетентных спе циалистов, теоретиков и практиков» (Гопфенгаузен, 1895, с. 44). Этому же учре ждению надлежало наблюдать за исполнением обязанностей и охраной закон Переводчик трактата Луки Пачоли «О счетах и записях», преподаватель счетоводных курсов.

Старший счетовод Товарищества химических заводов П. К. Ушакова и Ко и преподаватель коммерческих знаний в Москве.

Лекция Э. Г. Вальденберга и последующие доклады были опубликованы в журнале «Счето водство» (1895). Почти через сто лет в преддверии 500 летия труда Луки Пачоли Я. В. Соколов вновь обратился к известному трактату и его комментариям (Соколов, 1994, с. 180—276).

Главный бухгалтер Горного департамента.

Профессиональные объединения бухгалтеров России в XIX — начале XX века ных прав нового сословия, осуществлять административную юрисдикцию, пра во приема в сословие и исключение из него.

Доклад И. Д. Гопфенгаузена, по свидетельству участников собрания, был го рячо принят как членами Общества для распространения коммерческих знаний, так и другими лицами (Очерк…, 1899, с. 51). Общество постановило уполномо чить товарища председателя В. В. Сабанина и почетного члена И. Д. Гопфенгау зена войти в Министерство финансов с ходатайством об учреждении Института присяжных бухгалтеров. Предположительно 25 мая (по другим данным 31 мая) 1895 г.1 ходатайство было представлено. Министерство финансов приняло его, и были отданы распоряжения об образовании особой комиссии с включением в нее представителей Общества для распространения коммерческих знаний.

Между тем началось обсуждение деталей организации проектируемого Ин ститута. Направление дискуссий было задано докладом И. Д. Гопфенгаузена, ко торый был назван «Общественное положение бухгалтеров в России» не случайно.

В то время российский бухгалтер был фактически подневольным человеком, полностью зависимым от собственника предприятия. Он вел хронику хозяйст венной жизни, учитывая, в том числе, противозаконные действия своего патрона и рискуя попасть на скамью подсудимых. «Он (бухгалтер — Д.Л.) ничем не поль зуется, ничего не выигрывает от неправильных действий своего патрона, — писал В. Д. Белов, один из участников обсуждения, — а между тем, в случае неудачи, пьет с ним одну горькую чашу;

иногда на его голову обрушивается даже самый тяжелый удар, ответственность бухгалтера велика, его права ничтожны» (Белов, 1890, с. 132). Добросовестный бухгалтер и тогда стремился в интересах дела кон тролировать хозяйство, однако сам факт указания на ошибку обычно вызывал раздражение: «Как контрольный орган, бухгалтер представляет как бы враждеб ный лагерь для управителя, техника, а иногда и хозяина» (Белов, 1890, с. 132).

В. Д. Белов на страницах журнала «Счетоводство» рассказал печальную историю одного бухгалтера, чьи подлинные имя и фамилию скрыл под инициалами «П. М.».

История эта произошла в 1870 х гг., когда П. М. был приглашен в качестве помощ ника бухгалтера для приведения вместе с ним в порядок отчетности в большом и расстроенном деле в Петербурге. Совместными усилиями им удалось водворить в счетоводстве порядок, однако участники предприятия, ознакомившись с истин ным положением дел, стали один за другим выходить из него. Ушел и главный бух галтер, место которого занял П. М. Новые собственники вместо того, чтобы выво дить предприятие из кризиса, что было, по мнению бухгалтера, возможно, занялись спекуляциями. Очередной год был закончен с убытком на сумму более 523 тыс. руб лей. От бухгалтера потребовали «исправить» отчет. П. М. согласился, но при усло вии, что ему будет дано соответствующее письменное распоряжение. На это после довал быстрый и короткий ответ: «Для сокращения расходов уволить бухгалтера и передать все дела немедленно» (Белов, 1890, с. 134). Бухгалтер, честно прослужив ший пятнадцать лет, в один час был оставлен без места и куска хлеба.

Стремление к спекуляциям и дух ажиотажа отмечались в то время, как ха рактерное и вредное направление предприятий, действующих под маркой това риществ на паях, и принадлежавших, как правило, к семейному бизнесу. Един ственными пайщиками в таких товариществах были обычно самые близкие чле ны семьи: отец, мать, сыновья, дочери, братья и сестры. В узком кругу формировалась Правление Товарищества, его ревизионная комиссия и общее собрание. В Докладной записке министру финансов С. Ю. Витте «По вопросу о злоупотреблениях в семейно паевых товариществах», представленной в январе 1898 г., так описывалась общепринятая практика: «…В большинстве случаев бо лее крупные пайщики, преимущественно мужской пол семьи, являются члена Дату 25 мая 1895 г. указывает И. А. Жидков (Жидков, 1895, с. 311);

31 мая 1895 г. в связи с представлением ходатайства упоминается в «Очерке деятельности Общества для распространения коммерческих знаний с 1889 по 1899 год» (Очерк…, 1899, с. 52).

142 Д. А. Львова ми Правления;



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.