авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Раздел I. ХИМИЯ ПРОБЛЕМЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ОТХОДОВ ЦЕМЕНТНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В.А.Белецкая, кандидат технических ...»

-- [ Страница 4 ] --

п/п Виды 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 1. Фикус каучуконосный 21 16 18 18,1 19,8 20,2 12 9 9,2 12,5 14,9 19,8 15, 2. Фикус Бенджамина 24 22 22,7 22,2 21,5 20,8 18,1 17,2 17,8 19,2 20,5 22,8 20, 3. Фикус Парселла 14 15,5 18 17,5 17 16,9 16 15,5 16 16,7 15,2 14,7 16, 4. Фикус ржаволистный 27,2 30 29,3 20,1 18 18,1 14 18 19 20,7 24,5 25,7 22, 5. Филодендрон 24 20 20,1 20,5 19,8 20 28 27 27,5 27 26,8 25,6 23, 6. Имбирь лекарственный 18,7 19 16,2 11,5 8 8,2 13 12 12,8 13,7 16,8 18 14, 7. Аглайя душистая 17,6 18,2 18 16 12,2 9,7 6 6 6,5 11,7 12 14 12, 8. Абутилон 16,5 16 15 15,7 15,5 14,2 13 14 13,5 14,2 14,7 15,2 14, 9. Гибискус 9,2 8,1 7 6,5 5,7 7,6 8 8,7 8,2 8,5 8,5 9 7, 10. Пеларгония душистая 6 8 7 6,5 4,2 2 3 3 2 5 5,5 6 4, 11. Пеларгония крупноцветковая 9,2 9 6 6,2 6 6 5 5 5,2 6 7,2 9,1 6, 12. Алоэ истинное Вера 15,1 14,5 14 14 14,2 13,5 13 13,4 14 14,5 14,7 14,9 13, 13. Алоэ древовидное 17,2 17,0 16,5 16,6 16,2 16 16 8 9,5 10,7 15,5 16 14, 14. Алоэ широколиственное 23,7 23,2 22 21,4 20,5 17,5 18 18 17,9 20,3 22,1 23 20, 15. Монстера деликатесная 16 16,7 15 14,2 12 10,7 10 10 9,2 9,9 10,4 14,5 12, 16. Алоказия толстостебельная 26,5 25,3 23 17,6 13 12,1 12,4 13,5 16,7 18,5 18,6 21,7 18, 17. Спатифиллум Уиллиса 14,5 14,2 14 13,4 9,7 5,3 5 8 7,5 8,5 9,8 12,4 10, 18. Диффенбахия 30,4 29,1 27,0 27,1 27,4 26,9 27,0 27,6 28,5 27,9 29,4 29,6 28, 19. Каланхоэ бехарское 10,7 7,0 8,6 7,6 10,5 16,7 20,0 19,8 19,7 20,1 19,5 16,7 14, Продолжение табл. 20. Каланхоэ трубчатоцветковое 16,0 16,0 16,0 15,0 15,2 15,4 14,0 14,7 14,2 14,7 15,0 15,3 15, 21. Каланхоэ Федченко 17,2 15,4 11,0 10,7 10,5 15,2 20,0 27,0 27,4 26,2 25,8 26,0 19, 22. Каланхоэ Бросвельда 20,7 20,0 20,5 21,1 20,0 20,6 22,0 12,0 14,7 15,6 16,5 17,0 18, 23. Каланхоэ перистое 30,0 30,6 35,0 30,7 28,4 25,0 23,0 21,8 22,6 23,5 24,0 27,0 26, 24. Плющ обыкновенный 24,0 23,5 20,0 20,7 19,8 16,5 30,0 29,0 29,6 30,1 27,5 25,0 24, 25. Бегония зимоцветковая 20,5 21,2 20,8 20,0 20,0 18,6 19,0 17,7 19,8 19,5 19,7 20,0 19, Средняя по месяцам 18,8 17,6 17,6 16,4 15,0 15,0 15,2 15,0 15,6 16,6 17,4 18,4 16, С июля ФА скачкообразно возрастает и в августе сентябре достигает своего пика (9-9,2 мин);

далее прослеживается ее падение, которое в декабре приближается уже к нижнему пределу.

Фикус Бенджамина демонстрирует сходные с предыдущим видом закономерности динамики ФА, но с более плавным переходом. Тип ФА также можно отнести к летне осеннему.

Вид отличает заметная стабильность ФА на протяжении всего года, но прослежи вается все же некоторая тенденция к ее увеличению в зимние месяцы, что делает его бо лее предпочтительным при интерьерном озеленении помещений.

Вид демонстрирует выраженный тип летней фитонцидной активности. Высокий уро вень ФА занимает период с апреля по октябрь с наивысшим значением в июле (14,0 мин). В осенне-зимние месяцы и в начале весны ФА самая низкая. Из всех изученных фикусов рас сматриваемый вид, с точки зрения фитонцидной активности, мало перспективен при интерь ерном озеленении помещений.

Фитонцидная активность филодендрона цепляющегося (Philodendron scandens) ха рактеризуется низким уровнем среднегодовой ФА;

при этом демонстрирует явный ее ве сенний тип. Для целей интерьерного озеленения помещений, с этих позиций, мало пер спективен.

Фитонцидная активность имбиря лекарственного (Zingiber officinale) по среднего довому показателю оценивается как высокая.

Вид отличается выраженной динамикой ФА по сезонам года даже в условиях за крытого грунта: высокий и низкий ее уровни отличаются более чем в два раза. Четко так же проявляется летний тип ФА с наиболее высокими ее значениями в мае, июне.

Фитонцидная активность аглайи душистой (Aglaia odolata) по среднегодовому по казателю оценивается как «высокая» (табл. 1, рис. 2).

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Рис. 2. Фитонцидная активность аглайи душистой по месяцам года Как и предыдущий вид отличается достаточно резкими перепадами ФА по сезонам года (более чем в три раза). Самая высокая ФА приходится на июль- август- сентябрь (6 6,5 мин), а нижние ее пределы зафиксированы в январе - феврале – марте (17,6-18,2 мин).

Тип ФА – летний.

Фитонцидная активность абутилона (Abutilon sellovianum) по среднему показателю оценивается как «высокая» (табл. 1).

Вид отличается достаточно выровненным уровнем ФА на протяжении всего года.

Летне-осеннее ее увеличение едва намечается, равно как и тенденция к снижению в осен не-зимние месяцы.

Фитонцидная активность гибискуса китайского (Hibiscus rosa- sinensis) по средне годовому показателю оценивается на уровне ближе к «очень высокой».

При общем очень высоком уровне ФА вид проявляет ее направленное увеличение уже в феврале и к маю достигает максимального значения (5,7 мин). Эти качества делают гибискус китайский перспективным для интерьерного озеленения помещений.

Фитонцидная активность пеларгонии душистой (Pelargonium graveolens) по сред негодовому показателю оценивается как «очень высокая» (табл.1).

При явно летнем типе ФА вид имеет два хорошо выраженных ее пика: в июне (2, мин) и в сентябре (2,0 мин). Общая продолжительность наивысших значений ФА длится с июня по сентябрь включительно с незначительным снижением в июле-августе (3,0 мин).

Нижние значения ФА наблюдаются в зимние месяцы (6-8 мин).

Фитонцидная активность пеларгонии крупноцветковой (Pelargonium grandiflorum) по среднегодовому показателю (6,7 мин) также относится к категории «очень высокая».

По общим характеристикам ФА вид близкий к предыдущему. Отличается более стабильными ее значениями на протяжении большей части года: с марта по октябрь (5, 6,0 мин). Низкие уровни ФА вида характерны только для зимних месяцев: декабрь- ян варь- февраль (9,0-9,2 мин). Как и предыдущих два вида, перспективен для интерьерного озеленения помещений.

Фитонцидная активность алоэ истинного (Aloe vera) по среднегодовому показателю ФА (13,1 мин) относится к категории «высокая».

Вид типичного летнего типа ФА с ее пиком в июле (13,0 мин). Зимние месяцы (де кабрь-январь) характеризуются самыми низкими ее показателями (14,9-15,1 мин).

Фитонцидная активность алоэ древовидного (Aloe arboreseens) по среднегодовому пока зателю (14,6 мин) также оценивается как «высокая».

Вид летне-осеннего типа ФА с наивысшими ее показателями в августе- сентябре октябре (8,0-10,7 мин). Остальное время года (с ноября по июль) ФА удерживается ста бильно на нижнем пределе (15,5-17,2 мин).

Фитонцидная активность алоэ широколиственного (Aloe latifolia) по среднегодовому значению (20,6 мин) оценивается как «средняя».

Нижний и верхний пределы ФА рассматриваемого вида существенно не отличают ся (17,5-23,7 мин). Тип ФА – летний. Мало перспективен для целей интерьерного озелене ния помещений.

Фитонцидная активность монстеры деликатесной (Monstera deliciosa) по среднегодо вому показателю (12,4 мин) относится к категории «высокой» ФА (табл. 1, рис 3).

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Рис. 3. Динамика ФА монстеры деликатесной по месяцам года.

Вид летне-осеннего (июль-ноябрь) типа фитонцидной активности (9,2-10,7 мин). Нижние ее пределы приходятся на зимние месяцы (декабрь, январь, февраль) (14,5-16,7 мин). С приходом весны наблюдается ее плавный подъем до максимального значения в сентябре (9,2 мин).

Фитонцидная активность алоказии толстостебельной (Alocasia macrorchisa) по среднегодо вому показателю (18,2 мин) характеризуется как «средняя».

Тип ФА – летний, максимальные значения приходятся на май, июнь, июль, август (12,1 13,5 мин). Падение ФА начинается в сентябре и длится до января (26,5 мин), а далее начинается постепенный ее рост. Вид мало перспективен для интерьерного озеленения помещений.

Фитонцидная активность спатифиллума Уиллиса (Spatiphyllum wallisi) по среднегодовому показателю (10,2 мин) относится к группе растений с «высокой» ФА.

Тип ФА – летний, с максимальными значениями в июне-июле (5-5,5 мин);

далее следует плавное ее падение до нижнего предела в январе (14,5 мин), в феврале фиксируется начало волны роста.

Фитонцидная активность диффенбахии Сегуина (Dieffenbachia seguina) самая низкая из всех изученных видов (28,2 мин).

Общий низкий уровень ФА характеризуется еще и резкими ее перепадами. Высший предел для этого вида ФА длится с весны до середины лета (26,9-27,4 мин), а далее происходит скачкооб разное ее падение до нижнего значения в январе (30,4 мин). Тип ФА – весенне-летний. Вид мало перспективен для целей интерьерного озеленения помещений.

Фитонцидная активность калкнхоэ бехарское (Calanchoe becharensis) по среднегодовому показателю (14,7 мин) оценивается как «высокая».

Вид относится к редкому типу «зимне-весенней ФА» с максимальными ее значениями в феврале (7,0 мин) и апреле (7,6 мин). В целом период высокой ФА длится с января по май. На про тяжении летних и осенних месяцев ФА низкая, сохраняется на одном уровне. Перспектива для ин терьерного озеленения помещений – высокая.

Фитонцидная активность каланхоэ Федченко (Calanchoe fedtschenkovi) по среднегодовому показателю несколько ниже (19,4 мин), т.е. может быть отнесена только к «среднему» ее уровню.

По типу ФА и общему характеру ее динамики вид близок к вышерассмотренному и следо вательно, также перспективен для интерьерного озеленения помещений.

Фитонцидная активность каланхоэ трубчатоцветкового (Сalanchoe tubiflora) в соответст вии со среднегодовым значением ФА относится к группе растений с «высокой» ФА (15,1 мин).

Тип ФА – летне-осенний с максимальными значениями в июле (14,0 мин) и в сентябре (14,2 мин). Самые низкие уровни ФА приходятся на зимние месяцы (январь, февраль) и начало весны (март).

Фитонцидная активность каланхоэ Бросвельда (Calanchoe brossfeldiana) оценивается как «средняя».

Тип ФА ближе к осеннему. В январе происходит скачкообразное ее снижение (до 20, мин), которое на этом уровне сохраняется до середины лета.

Фитонцидная активность каланхоэ перистого (Calanchoe hinnatum) по среднегодовому зна чению относится к группе растений с «низкой ФА».

Имеет слабо выраженный летне-осенний тип ФА, низкие ее уровни приурочены к зимне весеннему периоду. Вид не рекомендуется для целей интерьерного озеленения помещений.

Фитонцидная активность плюща обыкновенного (Hedera helix) низкая (среднегодовой по казатель – 24,6 мин).

Тип ФА – весенне-летний с максимальным значением в июне (16,5 мин);

низкие ее значе ния более характерны для летне-осеннего периода, т.е. с июля по ноябрь.

Фитонцидная активность бегонии зимоцветковой (Begonia cheimanta) по среднегодовому показателю относится к группе растений со «средней ФА».

Тип ФА – выражено летний, максимальное же ее значение достигается только к концу ле та, т.е. в августе (17,7 мин).

В сентябре снижение ФА происходит скачкообразно (19,8 мин) и практически на этом уровне сохраняется до декабря. Пик падения фиксируется в феврале (21,2 мин) и с весны (март) начинает ФА медленно возрастать.

Исследование растений Зимнего сада БелГУ показывает, что и в условиях закрытого грун та они сохраняют обычно выраженную сезонную динамику фитонцидной активности (таблица 2).

Таблица Количественное соотношение видов растений различного уровня и типа фитонцидной активности в Зимнем саду БелГУ тип ФА Количество видов (шт.) № Весенне- Летне- Осенне- Зимне- Итого п/п Весенний Летний уровень летний осенний зимний весенний шт./% ФА 1. Очень вы- 1 - - 2 - - 3 (12) сокий 2. Высокй - 1 2 5 - 1 9 (36) 3. Среднй 1 1 3 3 1 - 9 (36) 4. Низкий 1 2 - 1 - - 4 (16) Всего 25 (100) (шт./%) 3 (12) 4 (16) 5 (20) 11 (44) 1 (4) 1 (4) Как видно из таблицы 2, самыми массовыми являются виды с «высоким» (36 %) и «средним» (36 %) уровнями ФА. «Очень высокой ФА» обладают 12 % видов, а «низкой ФА» - 16 % видов. Перспективными для интерьерного озеленения помещений могут счи таться виды с «высокой» и «очень высокой» ФА, которые вместе взятые представляют % от общего числа исследуемых;

другая половина (52 %) имеет скорее только эстетиче скую ценность.

Массовыми также являются виды «летне-осеннего» (44 %), «летнего» (20 %) и «ве сенне-летнего» (16 %) типов ФА. Виды «осенне-зимнего»(4 %), «зимне-весеннего» (4 %) и «весеннего» (12 %) типов относительно малочисленны, но представляют интерес для це лей интерьерного озеленения помещений, так как именно в эти периоды целесообразна максимальная насыщенность воздуха фитонцидами.

«Очень высокая» по интенсивности ФА, из числа обследованных, характерна для видов, обладающих «весенним» и «летне-осенним» типами ФА. Среди видов с «высоким»

уровнем ФА также преобладает ее «летне-осенние» типы. «Средние» по уровню ФА чаще встречаются среди видов с «летним» и «летне-осенним» ее типами. Среди видов с «низ ким» уровнем ФА преобладают ее уже «весенние» и «весенне-летние» типы. Причинность отмеченной связи скорее кроется в географическом происхождении видов, что возможно обосновать лишь путем одновременных исследований в пределах естественного ареала и в зоне интродукции.

Литература 1. О фитонцидной активности некоторых оранжерейных растений // Материалы VII Совещ. «Фи тонциды. Роль в биогеоценозах, значение для медицины». Киев, 1981. С. 95-97.

2. Цыбуля Н.В., Фершалова Т.Д. Фитонцидные растения в интерьере. – Новосибирск: Новосибир ское книжное издательство – 2000. 112 с.

3. Цыбуля Н.В., Казаринова Н.В. Фитодизайн как метод улучшения среды обитания человека в за крытых помещениях // Растительные ресурсы. 1998. № 3. С.11 – 129.

О СЕМЕННОЙ ПРОДУКТИВНОСТИ КОРМОВЫХ БОБОВ Ю.Н. Куркина, кандидат сельскохозяйственных наук БелГУ, г. Белгород Из литературы известно, что кормовые бобы обладают высоким потенциалом се менной продуктивности, однако высокоурожайные сорта, в большинстве своем, отлича ются нестабильностью. С целью определения основных составляющих зерновой продук тивности бобов нами был осуществлен анализ корреляционных связей таких количест венных признаков как: число продуктивных узлов на главном стебле, число плодов на растении и в узле, масса и число семян с растения.

Материалом для наших исследований послужили 180 селекционных номеров кор мовых бобов различного эколого-географического происхождения. Изучение семенной продуктивности образцов коллекции на протяжении трех вегетационных периодов (2001 2003 гг) выявило ее значительную внутривидовую изменчивость.

Расчеты показали, что по средним данным за три года исследования масса семян с растения была тесно связана с их числом (r=+0,69), в средней степени – с числом плодов с растения (r=+0,31) и слабо коррелировала с числом плодов в узле (r=+0,22). С числом продуктивных узлов был отрицательно связан признак «число плодов в узле» (r=-0,50). От того, сколько завязалось бобов в узле, в значительной степени зависело их число на глав ном стебле (r=+0,66) и число семян на растении (r=+0,36). Так как сравнительно высокие значения этих коэффициентов корреляции позволяют взаимозаменять признаки в процес се селекционной проработки, то считаем целесообразным охарактеризовать по ним ис ходный материал.

Число продуктивных узлов на главном стебле. Амплитуда изменчивости этого при знака у изучаемых селекционных номеров за годы исследования составила от 1,5 до 20, продуктивных узлов на главном стебле. Необходимо отметить, что и на проявлении этого признака сказалось влияние погодных условий. Так, в первый год исследования, при оп тимальных для кормовых бобов условиях влажности, число продуктивных узлов колеба лось в пределах от 4 до 20. Тогда как в следующем году, при недостатке влаги и высоких температурах почвы и воздуха, их число было 2 – 12 узлов. А еще через год при избыточ ном увлажнении в репродукционный период продуктивных узлов на главном стебле было 1,5 – 19,0. Схематически диапазон разброса значений по данному признаку представлен на рис.1.

Min - Max 25 - 75% Среднее значение 2001 год 2002 год 2003 год Годы исследования Рис. 1. Изменение числа продуктивных узлов на главном стебле по годам Видно, что в 2001 году большинство образцов имели по 9–13 продуктивных узлов на главном стебле (первый прямоугольник на рисунке), в 2002 году – лишь 5–7 (второй прямоугольник), а в 2003 году – 4–9 продуктивных узлов (на рисунке третий прямоугольник).

Значительные показатели вариации позволили нам определить группу, состоящую из 21 образца, превышающие стандарт по этому признаку на протяжении всех лет испы тания. В эту группу вошли: Популяция-95, Bonus, К-1559, Мелкозерные кормовые, Fridrichs W.F., Skladia, Pistache 10386, Skalla, Гибридная популяция, Мелкие, K-1535, K 1536, K-1538, К-1903, ВФ 5 9023, Kristall, Titan и др.

Число плодов в узле и на растении. Число плодов в узле из года в год изменялось незначительно, в пределах ошибки (при Р=0,01). Так, среднее значение признака у стан дарта в 2001 году составило 2,6, в 2002 году – 2,1 и в 2003 году – 1,8 (рис.2).

Min - Max 25 - 75% Среднее значение 2001 год 2002 год 2003 год Годы исследования Рис. 2. Изменение числа плодов в узле по годам Из рисунка видно, что за три года проведенных исследований плодов в узле завязы валось от одного и максимум до 7,2, 5,6 и 5,0 (соответственно). Эти небольшие колебания позволяют считать данный признак относительно устойчивым к погодным условиям. Об разцы, отличившиеся за 2001-2003 гг. максимальным числом плодов в узле представлены в таблице 1 (при Р=0,01).

Таблица Лучшие образцы по признаку «число плодов в узле»

Число плодов в узле, шт.

В процентах к Название сортообразцов Сред.за три стандарту 2001 г. 2002 г. 2003 г.

года 2,6 ± 0,21 2,1 ± 0,14 1,8 ± 0, Стандарт 2,2 100, КИУ-82 (гибрид) 4,7 2,4 2,5 3,2 145, Sinabe-Im 4,0 2,4 3,0 3,1 142, Top-less 3,9 3,3 4,0 3,7 168, ВФ1 8096 3,7 2,4 2,5 2,9 130, Minder 3,1 2,8 2,5 2,8 127, c. Pire 3,0 3,8 2,5 3,1 142, К-1571 3,0 2,3 3,5 2,9 130, Севериновские (отбор) 2,8 2,7 2,5 2,7 122, К-1418 2,7 3,7 3,0 3,1 142, Fribo (отбор) 2,6 2,2 2,5 2,4 10, Данные таблицы свидетельствуют о том, что перечисленные сорта отличались не только максимальными (110,6–145,5% к стандарту), но и стабильными значениями при знака. Особенно в этом плане отличились образцы Севериновские и Fribo (отбор), колеба ния числа плодов в узле, у которых составило всего 0,1 – 0,4 плода. Поэтому все перечис ленные формы могут найти применение в селекционной работе с кормовыми бобами.

Число плодов с растения варьировало от 6 до 61 – в первый год, до 23 – во второй и до 28 – в третий год полевых испытаний. Размах вариаций по годам позволил условно (при *Р=0,01) разбить материал на группы (табл.2).

Таблица Группировка образцов по числу плодов с растения Группы образцов Число плодов с растения, шт. Количество образцов в группе по отношению к 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г.

стандарту Стандарт* --- --- -- 27,1±1,7 12,4±1,3 5,5±1, На уровне 25,4–28,8 11,1–13,7 4,5–6,5 14 27 Выше 28,9–61,0 13,8–23,0 6,6–28,1 82 75 Ниже 6,0–25,3 6,0–11,0 0,2–4,4 84 78 Данные таблицы свидетельствуют, что в 2001 году превысили стандарт по данному признаку 82 сортообразца, в 2002 году этот показатель снизился до 75 номеров, а в году он составил 66 номеров. Следовательно, этот признак существенно реагировал на по годные условия разных лет испытания. Необходимо заметить, что лишь 7 селекционных номеров достоверно превышали стандарт по данному признаку во все годы испытания, что составило 3,9%. К числу последних относятся сортообразцы, представленные в табли це 3 (при Р=0,01). Видно, что число плодов с растения всех перечисленных форм значи тельно превосходило стандарт (132,2–208,9%) и показатели данного признака были мак симальными в 2001 г., в наиболее благоприятных для кормовых бобов условиях, и пре вышали значения последующих лет испытания в несколько раз. Следовательно, как засу ха, так и переувлажнение в период образования репродуктивных органов кормовых бобов отрицательно влияют на процесс формирования у них плодов.

Таблица Лучшие номера по признаку «число плодов с растения»

Число плодов с растения, шт.

Название В процентах Сред.за три сортообразцов к стандарту 2001 г. 2002 г. 2003 г.

года 27,1 ± 1,7 12,4 ±1, Стандарт 15,0 100, 5,5±1, КИУ-82 33,1 14,5 11,9 19,8 132, Хоростовские (отбор) 57,9 15,1 21,0 31,3 208, Top-less 43,9 19,2 15,9 26,3 175, Популяция-95 40,4 14,5 15,2 23,4 155, c.Pire 35,5 19,4 20,1 25,0 166, Красноярские М 35,0 20,3 15,2 23,5 156, Необходимо отметить, что все перечисленные образцы являются наиболее ценны ми формами для селекции на создание новых сортов с высокой адаптивностью и стабиль ностью основных показателей.

Масса и число семян с растения. Изменчивость признака «масса семян с растения»

характеризовалась высокими значениями коэффициентов вариации по годам исследова ния: 34,3% в 2001, 27,5% в 2002 и 88,8% в 2003 году. Причем, вариабельность данного признака была выше в 2003 г. Следовательно, отбор по данному признаку нужно прово дить в более жестких погодных условиях.

По отношению к стандарту весь исходный материал мы условно (при Р=0,05) раз делили на группы (табл. 4).

Таблица Дифференциация образцов по массе семян с растения Группы Масса семян с растения, г. Количество образцов в группе образцов по отношению 2001 г 2002 г 2003 г 2001 г. 2002 г. 2003 г.

к стандарту Стандарт --- --- -- 68,7±3,49 16,6±0,67 10,5±2, На уровне 65,2–72,2 15,9–17,3 7,9–13,0 22 20 Выше 72,3–155,8 17,4–32,8 13,1–48,8 69 74 Ниже 16,9–65,1 6,6–15,8 0,7–7,8 89 86 Видно, что среднее значение признака в 2001 г. было на уровне 68,7, тогда как в 2002 г. – 16,6 г/раст., (то есть в 4,1 раза меньше), а в 2003 г. – 10,5 г/раст., (что 6,5 раз меньше, чем в первый год). Кроме того, в 2003 г. значительно возросло количество образ цов с меньшей массой семян с растения, чем у стандарта (с 89 и 86 соответственно в и 2002 гг. до 136). Кроме того, если стабильно по двум первым годам были продуктивны ми 24 селекционных номера, то в течение трех лет испытания стабильно продуктивными были лишь пять. Следовательно, климатические условия 2001 г. можно считать более оп тимальными для выращивания кормовых бобов на зерно.

На протяжении трех лет испытания стабильно продуктивными были Альфред, Josny 070092, Популяция-95, К-1559 и Местные. Очень широкая норма реакции характерна для но мера К-1456 (продуктивность семян изменялась от 143,4 г/раст. в 2001 г. до 5,1 в 2003 г.).

Иначе говоря, К-1456 обладал большим потенциалом продуктивности, который, однако, про являлся только в благоприятных условиях. Тогда как сорт-популяция из Белгородской облас ти – Местные и отбор из сорта Русские черные – дали стабильный сбор зерна с растения и при достаточно экстремальных погодных условиях двух последних лет.

Коэффициент изменчивости признака «число семян с растения» в третий год исследо вания был значительно выше, чем в предыдущие годы (V=70,0% в 2003 г. против 37,9 и 29,7% соответственно в 2001 и 2002 гг.). Следовательно, проведение селекции по данному направлению будет результативным в более экстремальных климатических условиях.

Высокие значения коэффициентов вариации числа семян с растения позволили нам весь исходный материал условно разбить на группы, представленные в таблице 5 (при Р=0,05). Так, среднее значение признака «число семян с растения» в 2002 году было выше, чем в 2001 и гг. (41,8 шт./раст. в 2002 г. против 31,5 в первый год и 32,1 шт./раст. в 2003 г.).

Таблица Группировка образцов по признаку «число семян с растения»

Группы Число семян с растения, шт. Количество образцов в группе образцов по отношению 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г.

к стандарту Стандарт --- --- -- 31,5±1,76 41,8±1,82 32,1±4, На уровне 29,7–33,3 40,0–43,6 27,4–36,8 23 20 Выше 33,4–90,1 43,7–105,0 36,9–115,0 78 65 Ниже 7,0–29,6 20,0–40,0 4,1–27,3 79 95 Следовательно, увеличению среднего числа семян с растения способствовала вы сокая температура и низкая влажность 2002 года. Однако, с ухудшением погодных усло вий для кормовых бобов в исходном материале наблюдалась тенденция к сокращению ко личества номеров, превышающих стандарт и увеличению числа образцов в группе усту пающих стандарту. Так, в 2001 г. последних было 79, в 2002 г. их стало 95, а в 2003 г. эта цифра возросла до 133. Необходимо отметить, что стабильно превышали стандарт по дан ному признаку лишь 10 сортообразцов (табл.6, при Р=0,05).

Таблица Лучшие образцы по признаку «число семян с растения»

Число семян с растений, шт.

Название сортообраз- В процентах к Сред.за три цов стандарту 2001 г. 2002 г. 2003 г.

года Стандарт 35,1 100, 31,5±1,76 41,8±1,82 32,1±4, Bonus (К-2108) 45,3 45,0 64,8 51,7 147, К-1559 44,0 43,8 83,5 57,1 162, Популяция-95 40,5 41,3 79,2 53,7 152, Хомутецкие 38,5 55,1 38,3 44,0 125, К- Севериновские 38,4 45,1 94,1 59,2 168, Альфред 38,3 51,5 42,1 44,0 125, Хоростовские (отбор) 36,7 41,5 78,6 52,3 148, Josny 2 070092 36,6 49,2 49,9 45,2 128, Но, поскольку стабильность данного признака имеет большее значение для селек ционера, чем максимальные его значения, то стабильные образцы отметим еще раз. Из таблицы видно, что к ним относятся Хомутецкие К-1700 и Альфред, обладающие макси мальной стабильностью признака и минимальным значением среднего за три года испы таний (по 44 шт./раст. или 125,3% по отношению к стандарту).

Итак, в ходе исследования выявлено, что в погодных условиях 2002 года среднее число семян с растения было больше, а их масса – значительно меньше, по сравнению с благоприятным 2001 годом. Объяснением выявленной зависимости может быть эволюци онный закон – в неблагоприятных условиях среды происходит увеличение числа семян, способных дать нормальные проростки, за счет уменьшения их величины.

Выводы 1. В представленном исходном материале отчетливо видна значительная зависи мость признака «число продуктивных узлов на главном стебле» от погодных условий года выращивания, что свидетельствует о необходимости селекции на повышение стабильно сти данного признака.

2. Признак «число плодов на растении» был подвержен влиянию погодных усло вий, тогда как число плодов в узле оставалось почти без изменений на протяжении всех лет полевых испытаний.

3. Недостаток влаги в почве и воздухе способствует увеличению числа мелких семян, а ее избыток в фазу образования и созревания плодов вообще препятствует завязыванию нор мальных жизнеспособных семян. Урожайность зерна страдает как в том, так и другом случае.

Тем не менее, сложившиеся в 2002 и 2003 гг. неблагоприятные погодные условия способство вали для выявления образцов, способных давать гарантированные урожаи семян. К ним отно сятся: Популяция-95, Альфред (отбор), К-1559, Josny II 070092 и Местные.

ЖИЗНЕННЫЕ ФОРМЫ ВИДОВ СЕМ. ROSACEAE JUSS.

Т.А. Ищенко, А.Ф. Колчанов, БелГУ, г. Белгород При проведении экологического анализа флоры в наиболее общем случае обычно пользуются классификацией жизненных форм (биоморф), отражающих морфологическую приспособленность растений к господствующим условиям произрастания. Естественно, что жизненные формы характеризуются не только габитуальными (внешними) признака ми, которые удобны для их различения, но и рядом биологических свойств, среди которых особенно важными являются: продолжительность жизни, ритм развития, способ питания, способы вегетативного размножения и некоторые другие (4).

Для экологического анализа видов сем. Rosaceae в пределах Белгородской области, нами были использованы широко применяемые системы жизненных форм, разработанные К. Раункиером (5) и И.Г. Серебряковым (3).

К. Раункиер в качестве основы для подразделения жизненных форм выбрал один важнейший признак, отражающий различия в приспособлении растений к переживанию неблагоприятного времени года, – расположение почек или верхушек побегов в течение неблагоприятного времени года по отношению к поверхности почвы. В соответствии с этим принципом все растения были подразделены им на пять типов (фанерофиты, хаме фиты, гемикриптофиты, криптофиты, терофиты).

Анализируя виды по системе Раункиера, мы пришли к следующим результатам, ко торые были сведены в таблицу 1. Как видно из этой таблицы и рисунка 1, господствующее положение занимают гемикриптофиты (Fragaria veska L., Potentilla alba L., P. anserina L., Geum rivale L., Filipendula ulmaria Maxim., Agrimonia eupatoria L., Ag. pilosa Ledeb., San guisorba officinalis L. и др.) и нанофанерофиты (Spiraea crenata L., Cotoneaster alaunika Golits., Rubus idaeus L., Rosa majalis Herrm., R. pomifera Herm., Amygdalus nana L., Cerasus fritucosa Pall. и др.).

Таблица Соотношение жизненных форм в сем. Rosaceae по Раункиеру Название жизненных Число видов Число видов Обозначения форм (ед.) (%) Гемикриптофиты НК 25 44, Терофиты Т 2 3, Геофиты G 2 3, Нанофанерофиты NPH 20 35. Макрофанерофиты МРН 7 12, Итого 56 100, MPH 12, HK 44, NPH 35, T G 3,57 3, Рис. 1. Соотношение биоморф в составе сем. Rosaceae в Белгородской области (%) Незначительный вклад вносят макрофанерофиты (Pyrus communis L., Malus sylves tris Mill., Padus avium L., Prunus divaricata Ldb. и др.), терофиты (Potentilla supina L., P.

norvegica L.) и геофиты (Comarum palustre L., Filipendula hexapetala Gilib.).

Другая система жизненных форм была разработана профессором И.Г. Серебряко вым. Выделяемые им жизненные формы легко доступны для изучения в полевой обста новке, а специфические габитуальные особенности каждой из них отражают существен ные биологические черты растений (2).

Согласно классификации Серебрякова И.Г. жизненные формы растений подразде ляются на отделы, типы, классы, подклассы, группы, подгруппы, секции и собственно жизненные формы (1).

Анализируя виды розоцветных по данной классификации жизненных форм, спектр биоморф розоцветных сформирован 9 типами (табл. 2, рис. 2). Наибольшее число видов отно сится к жизненным формам кустарники (Spiraea media, S. crenata, Rubus caesius, R. idaeus, Prunus spinosa, P. stepposa, Amygdalus nana, Cerasus fritucosa, род Rosa L.) и короткокорне вищные травянистые поликарпики (Potentilla anserina, P. argentea, P. erecta, P. goldbachii, P.

intermedia, P. reptans, роды: Geum L., Fragaria L., Alchemilla L., Agrimonia L.).

Таблица Соотношение жизненных форм в сем. Rosaceae по Серебрякову Число видов Число видов Название жизненных форм (ед.) (%) 9 16, Деревья Кустарники 17 30, Кустарнички 1 1, Травянистые поликарпики:

Клубнекорневищные 1 1, Короткокорневищные 16 28, Стержнекорневищные 8 14, Ползучекорневищные 1 1, Травянистые монокарпики:

Стержневые 2 3, Земноводные травы:

Ползучекорневищные 1 1, Итого 56 100, 1 2 3 4 5 6 7 8 Рис. 2. Соотношение биоморф в составе сем. Rosaceae в Белгородской области (%) По оси абсцисс – биоморфы: 1 – деревья, 2 – кустарники, 3 – кустарнички;

травянистые поликарпики:

4 – клубнекорневищные, 5 – короткокорневищные, 6 – стержнекорневищные, 7 – ползучекорневищные;

травянистые монокарпики: 8 – стержневые;

земноводные травы: 9 – ползучекорневищные.

Деревья (Sorbus aucuparia, Padus racemosa, Prunus divaricata, род Malus L. и др.) и стержнекорневые травянистые поликарпики (Potentilla alba, P. canescens, P. patula, San guisorba officinalis, Poterium sanguisorba и др.).

В результате экологического анализа видов сем. Rosaceae мы пришли к выводу, что большинство видов, встречающихся во флоре Белгородской области, соответствуют лесо степному и степному характеру данного региона.

Литература 1. Колчанов А.Ф. Система жизненных форм флоры Белгородчины / А.Ф. Колчанов, Р.А. Колчанов // Научные ведомости БелГУ: Серия экология. Белгород: Изд-во БелГУ. – 2000. – № 3 (12). – С. 48-60.

2. Серебряков И.Г. Экологическая морфология растений. / И.Г. Серебряков // М.: Высшая школа. – 1962. – 150 с.

3. Серебряков И.Г. Жизненные формы высших растений и их изучение / И.Г. Серебряков // Поле вая геоботаника. М.-Л. Изд-во АН СССР. – 1964. – Т.3. – С. 146-205.

4. Юрцев Б.А. Жизненные формы: один из узловых объектов ботаники. / Б.А. Юрцев // М.: Наука. – 1976. – 168 с.

5. Raunkiaer C. The life forms of plants and statistical plant geography / C. Raunkiaer– Oxford: Clarendon Press. – 1934. – 632 p.

ВОЛЧЕЯГОДНИК СОФИИ ВО ФЛОРЕ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ А.Ф. Колчанов, кандидат биологических наук, профессор, Н.Е. Овчаренко БелГУ, г. Белгород Латинское название Daphne было дано Карлом Линнеем. Это – род из семейства волч никовых (Thymelaeaceae), у некоторых видов кожистые листья внешне напоминают листья лавра. Русское название этих растений – волчники, или волчеягодники. Все, чего следует бо яться, остерегаться, чаще всего, в народе сопровождается эпитетом «волчий». Хитрый бес пощадный хищник волк издревле вселял в человека страх. Не исключение из этого правила и волчеягодники. Эти растения, действительно, смертельно опасны. Национальное название Волчье лыко дано растению за крепкую, трудно поддающуюся разрыву кору.

Род включает до 50 видов, распространенных в Евразии. В России встречается (по некоторым данным 17) видов. Некоторые виды современного рода кожистыми листь ями напоминают лавр. Листопадные или вечнозеленые, мелкие кустарники до 1,5 м высо той, с широкой чашевидной или раскидистой кроной. С очередными, короткочерешчаты ми, цельнокрайними, ланцетными или притупленно-эллиптическими, жесткими, гладкими листьями. Цветки многочисленные, душистые, сидячие, густо покрывающие побеги про шлого года. Плоды красочные, долго сохраняются на ветвях [25].

Родственные, по наружному виду даже совершенно сходные виды, часто имеют совер шенно различные запахи. Из видов волчника, например, альпийский ( Daphne alpina) пахнет ва нилью, Daphne striata –сиренью, Daphne philippi фиалками, а Daphne blagayana –гвоздикою».

Еще одна положительная черта этих растений – довольно продолжительный срок цвете ния – примерно 15-20 дней, а в прохладную погоду – более месяца. В конце лета, растения опять привлекают к себе внимание – созревают плоды, у большинства видов яркоокрашенные – крас ные, желтые или черные. К сожалению, в культуре плодоносят далеко не все виды.

В Белгородской области известен Волчеягодник Софии.

Волчеягодник алтайский, или Волчеягодник крымский, или Волчеягодник Софии – Daphne altaica Pall.= D. taurica = D. sophia В. Софьи (D. sophia) – реликтовый вид, эндемичный для Донского бассейна. Встре чается в дубовых и сосновых (на мелу) лесах, а также на мелу среди кустарников в ряде районов Белгородской области. Небольшой декоративный кустарник, редко превышаю щий 1 м в высоту. Цветки белоснежные. Этот вид (наряду с проломником Козо Полянского, шиверекией подольской и др.), побудил ботаников глубоко рассмотреть во прос о реликтах на Среднерусской возвышенности, позволивших назвать Поосколье «страной живых ископаемых» [8]. Внесен в Красные книги России и Региональную Бел городской области.

Исследования волчеягодника начались еще в 1836г. профессором В.М. Черняевым, который первый открыл Daphne Sophia, отнеся ее к Daphne oleoides в Шебекинском рай оне (Бекарюковский бор) [26]. Затем в 1849г. этот район посетили доктор И.О. Калини ченко, описав Daphne Sophia Kalen. как особый вид [6]. В 1889г. Д.И. Литвинов [11], в 1900-1902гг. В.Н.Сукачев [18], в 1902-1906гг. А.И. Мальцев [12], в 1908г. и в 1910 г. – В.И.Талиев [21-23] и Г.И.Ширяев [27] и в 1926г. – Г.Э. Гроссет [3]. Все эти исследования (за исключением В.Н. Сукачева) носили флористический характер.

Впервые новое местонахождение волчеягодника Софии в Валуйском районе в дубраве окрестностей с. Яблоново было описано в работе Б.О. Барановского и А.Ф. Колчанова [2].

В 1930 г. у села Ровеньков Ровеньского района Волчеягодник отмечен А.В. Кожев никовым [7].

Упоминает о волчеягоднике как о редком растении на Среднерусской возвышенно сти А. Мизгер [15].

Сведения о волчеягоднике как эндемике Русской равнины мы находим в работах А.Р. Мешкова [14].

Географические аспекты охраны волчеягодника затрагивают в своих работах Ф.Н.

Мильков и А.В. Бережной [16].

В.Н. Никончук и В.И. Шкред в 1984 году сообщают о новом местонахождении в Центрально-Черноземной зоне волчегодника борового [17].

В 1967 году С.С. Смолко пишет о волчеягоднике Софии на Среднерусской возвы шенности как о третичном реликте [19].

И.И. Спрыгин указывает на волчеягодник как реликт во флоре Поволжья [20].

Неоднократно касается вопроса распространения по Белгородской области волче ягодника Софии и его связей с геомагнитным полем А.Ф. Колчанов [9, 24].

Исследуемый район лежит в лесостепной полосе и отличается, по Сукачеву [18], большей континентальностью климата, в частности большей сухостью, от западной части области. По В.В.Алехину [1] он попадает в третью южную зону Курской области (сейчас эта территория Белгородской области), которую он характеризует как лесостепную со степями южного типа.

Что касается геологического строения, то указанный район лежит в области не бывшей под ледником, характеризуемый меловыми выходами, слабо или более сильно перекрытых черноземом и изрезанных балками.

Почвою ассоциаций служит мел, размывшийся в верхний слоях, перекрытый чер ноземом, или же обнаженный. Меловые склоны под лесом всегда имеют той или иной мощности оболочку из чернозема. Безлесные же таковой оболочки лишены.

По каждой балке нарастание почвенного слоя из чернозема идет с юга на север и от устья к вершине. Все склоны южной экспозиции имеют почвенную оболочку не выше см, северной до 60 см. Вершины балок, обогащаемые смывом черноземных частиц с вы шележащих степей, ныне распаханных, имеют почвенный покров типичный для лесов черноземной полосы [10]. В данный район входят окрестности с. Борки и с. Яблоново Ва луйского района, с. Соломино Белгородского района.

Наши исследования в окрестностях с. Борки показали, что Волчеягодник Софии здесь произрастает на крутом северном склоне (почти 75 градусов) среди кустарников и разнотравья с примесью злаков.

1.Асссоциация cretaceo-herbaceo-fruticosum В верхней части балки с. Борки на территории, заросшей кустарником найдена по пуляция Волчеягодника Софии. Микрорельеф отвесный, с хорошо выраженным смывом почвы в р. Казинка. Почвенный покров не превышает 25 см и состоит из чернозема сме шанного с частицами мела, так что получается грязно-серый цвет. Растительность живет за счет подпочвы – мела, развивая мощную корневую систему.

Различают три яруса: кустарниковый, травяной и моховой.

Ярус кустарников развит, сомкнутость полога 0,3–0,5, иногда единично.

Геоботаническое описание Бланк описания № 1. Дата: 20.06. 2. Название ассоциации: cretaceo-herbaceo-fruticosum 3. Географическое положение: с. Борки Валуйского района 4. Общий характер рельефа: овражно-балочный 5. Положение участка ассоциации в рельефе (указать экспозицию склона): север ный склон 75 градусов 6. Микрорельеф (характер повышений и понижений, их размеры): более или менее ровный 7. Почва и описание почвенного разреза: черноземно-меловая 8. Прочие особенности: почвенный покров мягкий, проваливающийся. (Таблица) Мох представлен 1 видом: Thuidium abietinum Sp3.

По нашим наблюдениям и последним литературным данным (Еленевский и др., 2004) установлено, что данный вид в настоящее время встречается В Белгородском (окрестности с.с. Соломино и Пески), Валуйском (с. Борки, с. Яблоново, с. Симоновка), Новооскольском (урочище Стенки-Изгорья), Ровеньском (пос. Ровеньки, овраг по правому берегу р. Айдар), Шебекинском (с. Ржевка, хутор Партизанский) районах;

исчезли место обитания волчеягодника из Пушкарного (Белгородский район), из Дмитриевки и Мало Михайловки– Бекарюковский бор (Шебекинский район) (Карта Белгородской области).

Карта Белгородской области – местонахождение D.sophia в настоящее время – местонахождение D.sophia указываемые проф. Черняевым, ныне исчезнувшие – местонахождение D.sophia по указаниям местных жителей, ныне исчезнувшие Литература 1. Алехин В. В. Зональная и экстразональная растительность Курской губ. В связи с разделением гу бернии на естественные районы // Почвоведение. – 1924. - № 1-2. – С. 98 – 130.

2. Барановский Б. О., Колчанов А. Ф. Нове мiсцезнаходженя третинного релiлту Daphne sophia Kalen.

на Середньороссiйськiй височинi // Укр. бот. журн. – 1983. – Т. 40, № 1. – С. 101-102: рис.

3. Гроссет Г. Э. Материалы по изучению лесов Воронежской губернии. I. Леса Валуйского уезда // Тр. НИИ при Воронеж. ун-те. – 1928. - № 2. – С. 49 – 120.

4. Думанский А. В. Новое местонахождение Daphne sophia Kalenicz. В Центрально-Черноземной об ласти // Двадцать пять лет научно-педагогической и общественной деятельности Б. А. Келлера (1902-1927).

– Воронеж, 1931. – С. 303-307.

5. Еленевский А.Г., Радыгина В.Н., Чаадаева Н.Н. Растения Белгородской области (Конспект флоры).

– Москва, 2004. – 120 с.

6. [Калениченко И.] Kaleniczenko I. Quelques notes sur les Daphne russes des description d,une nouvelle es pece // Bull. Soc. Nat. Mosc. – 1849/ - Т. 22, № 1. – [Pt.1]: Exsursion botanique dans le gouvenement de Koursk. – P.

293-302;

[Pt.2]: Enumeratio Daphnidum inter Rossici limites vastissimi sponte obvenientium. – P. 303-317, вкл.: рис.

7. Кожевников А. В. Daphne sophia Kalen. у села Ровеньков Воронежской губернии // Двадцать пять лет научно-педагогической и общественной деятельности Б. А. Келлера (1902 - 1927). – Воронеж, 1931. – С.

291 – 301.

8. Козо-Полянский Б.М. В стране живых ископаемых. Очерк из истории горных боров на степной равнине ЦЧО. – Учпедгиз, 1931. 184 с.

9. Колчанов А. Ф. Редкие виды флоры Белгородского района КМА //Флора и растительность Сред нерусской лесостепи: Сб. науч. тр. – Курск, 1984. – С. 3-17.

10. Коновалов Н.А. Меловые боры Курской губернии (Очерки по фитосоциологии и фитогеографии).

Новая деревня, 1929.

11. Литвинов Д. И. О реликтовом характере флоры каменистых склонов в Европейской России: Кри тический очерк // Тр. Бот. музея Акад. наук. – СПб.,1902. – Вып. 1. – С. 76-79.

12. Мальцев А. И. Очерк растительности Корочанского уезда Курской губернии // Протоколы О-ва естество испыт. при Юрьев. ун-те, 1907 г. – 1907. – Т. 16. – Вып. 1. - С. 1-56, вкл. карты (2);

вып. 2. – С. 79-136.

13. Мельник В. И. Эколого-ценотические закономерности распространения Daphne sophia (Thyme laeaceae) в реликтовых местообитаниях // Бот. журн.. – 1995. – Т. 80, № 3. – С. 46-51. – История исследова ния, краткая характеристика местообитаний, уточняется география вида, эндемичного для Среднерусской возвышенности.

14. Мешков А. Р. Очерк истории флоры и растительности Черноземного Центра // Изв. Воронеж. пед.

ин-та. – 1953. – Т. 13, вып. 1. – С. 3-736 рис (16). – 15. изгер А. Конспект растений, дикорастущих и разводимых в Курской губернии. – Курск, 1869. – IV, 111 с. – 1239 видов, включая культивируемые.

16. Мильков Ф. Н., Бережной А. В. Волчеягодник Софии на юге Среднерусской возвышенности // Географические аспекты охраны природы: Межвуз. сб. науч. тр. – Воронеж, 1990. – С. 53-65: карта местона хождений.

17. Никончук В. Н., Шкред В. И. О новом местонахождении волчника борового [Daphne cneorum L.

(Daphne julia K.-Pol.)] // Биол. науки. – 1984. - № 9. – С. 74-76: рис.

18. Сукачев В. Н. Несколько слов о курской Daphne sophia Pall. (Daphne sophia Kalen.) // Тр. Бот. сада Юрьев. ун-та. – 1900. – Т. 1, вып. 3. – С. 137-139. – перечень местонахождений в окрестностях г. Белгорода, подтверждение полной идентичности названных видов.

19. Смолко С. С. Третинний релiкт – вовчi ягоди Софii (Daphne sophia Kalen.) на середньоросiйськiй височинi та його сучасне поширення // Укр. бот. журн. – 1967. – Т. 24, № 1. – С. 69 – 75: картосхема. – ука зано местонахождение вида в Белгородской области.

20. Спрыгин И. И. Реликты во флоре Поволжья // Проблемы реликтов во флоре СССР: Тезисы совещ. / Бот. ин-т АН СССР. – М.-Л., 1938. – Вып. 1. – С. 58-61. – Исчисление реликтов и фрагменты истории флоры.

21. Талиев В. И. К сведению о Daphne sophia Kalen. // Дневник XII съезда русских естествоисп. и врачей в Москве с 28 дек. 1909 г. по 6 янв. 1910 г. – Отд. 2. – М., 1910. - № 10. – С. 519 – 520.

22. Талиев В. И. К сведениям о Daphne sophia // Бюл. Харьков. о-ва любит. Природы. – 1912.- № 1. – С. 19. – О новом местонахождении вида в окрестностях г. Белгорода, открытом И. Паллоном.

23. Талиев В. И. К вопросу о взаимоотношениях Daphne altaica Pall. B Daphne sophia Kalen. и о D/ Julia K. Pol. // Двадцать пять лет научно-педагогической и общественной деятельности Б. А. Келлера (1902 – 1927). – Во ронеж, 1931. – С. 13 – 21. – Аргументы в пользу тождественности D. sophia Kalen. и D. altaica Pall.

24. Травкин М. П., Колчанов А. Ф. Реликтовые растения Белгородской области и аномальное поле КМА // Космос и эволюция организмов: Материалы совещ. «Космические факторы и эволюция органиче ского мира». – М., 1974. – С. 154 – 155. – Общая характеристика реликтов региона и осторожная попытка связать их распространение с картой магнитных аномалий.

25. Флора Восточной Европы, том IX. Коллектив авторов. Отв. ред. И ред. Тома Н.Н. Цвелев. СПб.:

Мир и семья-95, 1996. – 456 с.

26. [Черняев В. М.]. О произведениях растительного царства Курской губернии // Журнал Министерст ва внутренних дел. – СПб., 1836. – Ч. 22, № 12. – С. 505 – 514. – Перечни видов в характеристике раститель ности;

сообщается, что автор собрал 1200 видов в 15 уездах.

27. Ширяев Г. И. Некоторые данные о местонахождении более редких растений «Конспекта расте ний…ets» В. М. Черняева (Харьков, 1859) по гербарию В. М. Черняева // Тр. Бот. сада Юрьев. ун-та. – 1910.

– Т. 11, вып. 2. – С. 178 – 182.

ВЛИЯНИЕ ФИТОНЦИДНОСТИ РАСТЕНИЙ НА СОДЕРЖАНИЕ МИКРООРГАНИЗМОВ В ВОЗДУШНОЙ СРЕДЕ ПОМЕЩЕНИЙ (Сообщение 2) Н.Н. Верейкина, В.В. Фесенко БелГУ, г. Белгород Согласно результатов наших исследований, содержание микроорганизмов в воздухе учебных аудиторий и Зимнего сада БелГУ не постоянно. Отмечается также общее преоблада ние бактерий над другими микроорганизмами (плесневыми грибами) (табл. 1, рис. 1,2).

В январе плесневые грибы обнаружены только в воздухе Зимнего сада, где поддержива ется необходимый для растений стабильный уровень температуры и относительной влажности воздуха;

в учебных аудиториях они не зафиксированы. В феврале-марте, с началом нарастания фитонцидной активности растений, развитие плесневых грибов в Зимнем саду подавляется полностью, тогда как присутствие в воздухе учебных аудиторий становится постоянным.

Таблица Количественный состав микрофлоры воздуха в Зимнем саду и в аудиториях Количество микроорганизмов в 1 м3 воздуха Период Место взятия пробы исследования Бактерии Плесени Всего Зимний сад 5.01.04 128 8 Январь Контроль аудитории 784 Зимний сад 5.02.04 88 Февраль Контроль аудитории 178 17 Зимний сад 13.03.04 61 Март Контроль аудитории 298 12 Зимний сад 16.04.04 35 5 Апрель Контроль аудитории 180 26 Зимний сад 7.05.04 4 17 Май Контроль аудитории 51 20 Зимний сад 14.06.04 28 1 Июнь Контроль аудитории 393 54 Зимний сад 6.07.04 26 3 Июль Контроль аудитории 134 3 Зимний сад 21.08.04 22 6 Август Контроль аудитории 56 13 Зимний сад 24.09.04 23 3 Сентябрь Контроль аудитории 406 27 Зимний сад 25.10.04 16 24 Октябрь Контроль аудитории 423 42 Зимний сад 5.11.04 71 2 Ноябрь Контроль аудитории 380 18 Зимний сад 75 2 Декабрь Контроль аудитории 450 21 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Рис. 1. Сезонное изменение количественного состава микрофлоры воздуха в Зимнем саду Условные обозначения:

– общее содержание микроорганизмов в 1 м3 воздуха – содержание бактерий в 1 м3 воздуха – содержание плесени в 1 м3 воздуха 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Рис. 2. Сезонное изменение количественного состава микрофлоры воздуха в аудиториях Условные обозначения:

общее содержание микроорганизмов в 1 м3 воздуха – содержание бактерий в 1 м3 воздуха – содержание плесени в 1 м3 воздуха – Бактерии испытывают более значительное подавляющее влияние на свое развитие со стороны ФА растений;

тем не менее полной стерилизации воздуха даже в условиях Зимнего сода не происходит. В среднем под влиянием ФА растений насыщенность воздуха бактерия ми в Зимнем саду сокращается, по сравнению с учебными аудиториями, в 6,5 раз.

В конце зимы (февраль) наблюдается минимальное подавляющее воздействие ФА растений на бактерии в Зимнем саду по сравнению с контролем (в 2,0 раза). С на чала весны сила влияния ФА растений на бактерии постоянно возрастает и достигает первого пика в мае-июне (подавление в 12,8-14 раз). С июля по август включительно происходит резкое уменьшение силы влияния ФА растений на бактериальную флору (5,1-2,6 раза). В сентябре-октябре фиксируется резкий скачок силы влияния (в 17,7 26,4 раза). В ноябре, декабре, феврале этот показатель достигает среднегодовых значе ний (5,4-6,1 раза).

Таким образом, влияние ФА растений Зимнего сада на бактериальную флору мо жет оцениваться как очень высокое. Характер его динамики подтверждает возможность существенного оздоровления воздушной среды даже в период высокой угрозы заболева ния населения от бактериальных инфекций. Создаваемый антибактериальный фон воз душной среды учебных аудиторий позволит снизить распространение инфекций в услови ях высокой концентрации учащихся, что в комплексе с другими профилактическими ме роприятиями гарантирует эффективность борьбы с бактериальными заболеваниями.

При очень плотном расположении клумб в Зимнем саду, трудно судить о силе влияния ФА непосредственно их растений на микрофлору воздуха. Тем не менее, полу ченные результаты исследований все же позволяют сделать определенные оценки и в этом отношении (табл. 2, рис. 3, 4).


Таблица Содержание микроорганизмов в воздушной среде в пределах отдельных клумб растений Зимнего сада Количество микроорганизмов в м3 воздуха (шт) № клумбы Бактерии Плесни Всего К 380 18 1 38 0 2 41 0 3 118 2 4 99 0 5 70 0 6 35 0 7 51 0 8 73 0 9 76 0 10 45 0 11 70 0 12 61 0 13 73 0 14 76 13 15 51 0 16 108 16 17 111 12 Как следует из данных табл. 2, количество микроорганизмов в 1 м3 воздуха в пре делах отдельных клумб Зимнего сада не одинаковое.

Оказалось, что ФА растений клумб № 14, 16, 17, по сравнению с контролем прак тически не оказывает подавляющего воздействия на плесневые грибы, тогда как в преде лах других клумб их развитие полностью исключено или сведено к минимуму (клумба № 3). Знакомство с расположением клумб и их составом (приложение № 1) показало, что клумба № 14 примыкает непосредственно к центральному входу в Зимний сад и содержит растения, отличающиеся теневыносливостью;

клумба 17 (угловая у входа) в качестве ос новного растения содержит мощную лиану (тетрастигма Вуанье), примыкающая к ней клумба № 16 представляет более богатую композицию из различных семейств (22 вида).

Таким образом, высокая насыщенность воздуха спорами плесневых грибов у клумб 14, 16, 17, скорее является следствием их непосредственной близости к центральному входу, со единяющему Зимний сад с внутренними помещениями здания.

К 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Рис.3. Количественный состав микрофлоры воздуха (бактерии) К 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Рис. 4. Количественный состав микрофлоры воздуха (плесень) По силе влияния совокупной бактерицидности растений в пределах отдельных клумб их можно разделить на три группы: сильное (снижение в 10,9-8,4 раза): №№ 1, 2, 6, 10;

среднее (снижение в 7,5-5,0 раза): №№ 5, 7, 8, 9, 11, 12, 13, 14, 15;

слабое (снижение в 3,8-3,3 раза): №№ 3, 4, 16, 17.

Высокой совокупной бактерицидностью обладает композиция клумбы № 1 в виде бассейна (12 м2), в котором произрастают водные растения (водный гиацинт, писция слоистая, нимфея, калаказия) (приложение № 1). Клумба № 2 представлена широким со обществом тропических растений (32 вида), требующих частого полива и высокой степе ни освещенности;

блок непосредственно примыкает к бассейну. Растения клумбы № (представлена 16 видами ампельных растений преимущественно из семейства камнелом ковых) отличается быстрым ростом, составляют самую пышную композицию Зимнего са да. На клумбе № 10 представлены суккулентные растения, представители семейств Какту совых, Агавовых, Бромелиевых (40 видов). Таким образом, самую высокую совокупную бактерицидность представляют наиболее богатые по своему видовому составу растения и самые сильные по энергии роста композиции.

Низкую совокупную бактерицидность проявляют: композиция растений клумбы № 3, представленная 3-мя видами растений (пальма, вьющаяся по ней хойя мясистая и по крывающая почву каллизия ползучая);

так же относительно малочисленная по видовому составу (13 видов) клумба № 4, состоящая из различных видов традесканций и хлорофи тума хохлатого;

примыкающее к центральному входу в Зимний сад клумбы №№ 16, 17.

Остальные (53 %) клумбы имеют сравнимую между собой, среднюю совокупную бактерицидность.

Таким образом, в условиях Зимнего сада формируется в общем выровненный фон бактерицидности произрастающих в них растений. В пределах многочисленных по видо вому составу, пышно разрастающихся композиций, совокупная их бактерицидность наи более высокая. Низкую совокупную бактерицидность формируют малочисленные по ви довому составу композиции, а также клумбы расположенные непосредственно у входа, соединяющего Зимний сад с внутренними помещениями учебного корпуса.

Литература 1. Квзаринова Н.В., Цыбуля Н.В., Казначеева Л.Ф. и др. Использование интерьерных растений для санации воздуха в закрытых помещениях (Медицинский фитодизайн).Новосибирск, 1998. 21 с.

2. Цыбуля Н.В., Фершалова Т.Д. Фитонцидные растения в интерьере. – Новосибирск: Новосибир ское книжное издательство – 2000. 112 с.

УДК 581.524.34:581. ПРОБЛЕМА КЛАССИФИКАЦИИ СОРНЫХ РАСТЕНИЙ А. В. Лазарев, кандидат биологических наук, доцент, БелГУ, г. Белгород С момента появления на Земле человек оказывает все возрастающее влияние на расти тельный мир. В настоящее время уже почти нет растительных сообществ, не испытавших на себе антропогенных влияний. Появилась вторичная растительность, созданная человеком преднамеренно (посевы и посадки культурных растений), а также непреднамеренно (на необ рабатываемых территориях). Теперь флора Земли, как и нашей страны, слагается из дикорас тущих, сорных и культурных растений. Возникла проблема оценки состояния и тенденции раз вития флоры антропогенно-трансформированных экосистем.

Понятие «сорное растение» до настоящего времени остается неопределенным. Од ни ученые придают ему узкое значение, ограничивая их состав видами, произрастающими в посевах, другие включают в их число и виды с необрабатываемых нарушенных террито рий и случайно сохранившиеся среди посевов дикорастущие (Никитин, 1983). Нельзя их разделить и по вредоносности. Среди них много полезных растений. Считается, что сор ные растения отличаются от дикорастущих тем, что они заселяют территории, на которых дикорастущие полностью или частично уничтожены в результате хозяйственной деятель ности человека. Встречаются и виды культурных растений, которые засоряют посевы дру гих культур. Например, пшеница бывает засорена рожью и т.п.

Существуют различные классификации как флоры, так и антропогенных террито рий. В одной из них различают следующие типы флор: природно- заповедная, измененные естественные экотопы, полуестественные экотопы, техногенные экотопы (коммуникаци онные), агрофитоценозы, урбанофлоры. (Мильков,1978). По другой классификации раз личают шесть флор: природно-заповедного фонда, измененных естественных экотопов, урбанофлору, окультуренных полуестественных экотопов (лесные насаждения, сеяные луга), техногенные экотопы, агрофитоценозы.

Сейчас вся флора подразделяются на следующие типы: природная (естественная), почти естественная, полуестественная и искусственная (культивируемая). Происходит пере распределение флористического состава существующих на данный момент фитоценозов.

По условиям местообитания сорную растительность А.И.Мальцев делит на сле дующие группы:

1. Пашенная (сигетальная). Виды произрастают в озимых и яровых посевах;

в посе вах трав;

в посевах специальных культур (хлопчатника, риса и др.);

на паровых полях;

на невозделываемых местах полей (межи, полевые дороги, залежи и т.д.).

2. Мусорная (рудеральная). Виды произрастают: в населенных пунктах (улицы, дворы, мусорные места), на огородах, по садам и виноградникам, у портов, плотин, по ли нии железных дорог и т.п.).

3. Сорная растительность естественных угодий, где растительный покров нарушается (лесные вырубки, луга и степи ранее распаханные или используемые под выпас скота.

Антропофиты – это виды занесенные из других стран и флористических областей.

Они размножились и распространились при прямой или косвенной поддержке со стороны человека (сегетальные и рудеральные растения).

Апофиты – это растения, которые первоначально росли на естественных местооби таниях, а затем перешли на поля и рудеральные местообитания. Апофиты еще подразде ляют на устойчивые и неустойчивые. Устойчивые – это виды, которые произрастают в ан тропогенных условиях лучше и обильнее, хорошо возобновляются, чем в естественных фитоценозах. Неустойчивые – виды, на которые воздействия человека влияют отрица тельно, которые сохраняются в посевах только в первые годы распашки и полностью по гибают при обработке почвы. Установлено, что антропофитов в 7 раз меньше, чем апофи тов (Никитин, 1983).

С.А. Котт делит как рудеральные, так и сегетальные сорняки на облигатные (обяза тельные, типичные) и факультативные (возможные, необязательные для данных условий) (по Никитину,1983).

По степени специализации сорных растений к пашенным условиям установлен следующий ряд:

1. Сегетальные – растущие в посевах одной или нескольких культурных растений.

2. Сегетально-рудеральные – растущие как на обрабатываемых полях, так и на ру деральных местообитаниях (например осоты, вьюнки).

3. Рудерально-сегетальные – растут чаще на рудеральных местообитаниях и редко в посевах..

4. Рудеральные – поселяются на необрабатываемых местах, в том числе и на свалках.

Наиболее устойчивыми и обильными в посевах считаются сорняки сегетальных и сегетально-рудеральных категорий.

Как показывает наш обзор строго разделить сорные растения по указанным и лю бым другим группам невозможно из-за широкой экологической приспособленности видов ко многим местообитаниям. В связи с этим один и тот же вид по указанной причине и хо зяйственной деятельности человека может быть отнесен к разным категориям. Кроме то го, на разных территориях вид может считаться заносным (антропофитом) или абориген ным (апофитом) (Дорогостайская, 1972). И тем не менее, в каждой классификации могут быть выделены классы и группы. Для примера можно взять урбанофлору.

Н.Г.Ильминских подразделяет ее на несколько классов и групп (1994). К классу возделы ваемых экотопов включают приусадебную, сельскохозяйственную и декоративную (пар ки, скверы, сады, бульвары, газоны, цветники) группы.

Классификация урбанофлоры по Н.Г.Ильминских.

Класс рудеральных экосистем подразделяется на 8 групп:

1. Эрозионная группа. Это обнажения, насыпи, пустыри.

2. Придорожная группа. Это растения растущие вдоль автострад.

3. Железнодорожная группа. Это растения растущие вдоль железнодорожных путей.

4. Щелевая группа. Растения растут в щелях бетонных, асфальтовых покрытий, мостов, в пристенных щелях.

5. Свалочная группа. Растения растут на свалках, мусорных кучах, развалинах.


6. Кладбищенская группа.

7. Настенная группа (стены, крыши домов и других сооружений).

8. Переуплотненная группа (дворы, стадионы, детские, спортивные площадки, тропы).

Особо выделяются флора техногенных местообитаний, флора искусственных лес ных насаждений и сегетальная флора.

Флору техногенных местообитаний подраэделяют на три группы: карьеров и отва лов, гидротехнических сооружений, железнодорожных насыпей.

Во всех флорах уделяется не мало важное внимание таксономической структуре.

Определяется тасономический спектр семейств. В фитоценотическом спектре ведется учет луговых, лесных, болотных, водных видов. В биоморфологическом спектре ведется анализ доли терофитов, хамефитов, криптофитов.

Важное значение придается динамике флор. Здесь встречаются также редкие и ох раняемые виды.

В заключение следует отметить, что сорная растительность должна изучаться в разнообразных аспектах.

Литература 1. Никитин В.В. Сорные растения Флоры СССР. – Л.: Наука, 1983. – 454 с.

2. Дорогостайская Е.В. Сорные растения Крайнего Севера СССР.-Л.: Наука, 1972. – 352 с.

3. Ильминских Н.Г. Экотопологическая структура городской флоры //Актуальные проблемы срав нительного изучения флор: Матер. совещ. СПб., 1994. – С. 269-276.

4. Котт С.А. Сорные растения и борьба с ними. – М.: Наука, 1955. – 35 с.

5. Хмелев К.Ф., Березуцкий М.А. Состояние и тенденции развития флоры антропогенно трансформированных экосистем. // М.: Наука, Журнал общей биологии, 2001, т. 62, № 4. – С. 339- ИЗУЧЕНИЕ СОРТОВ КОЛУМБОВОЙ ТРАВЫ В УСЛОВИЯХ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Р.А. Колчанов, кандидат сельскохозяйственных наук, доцент БелГУ, г. Белгород Сорта травы Колумба (Sorghum almum Parodi), выведенные на юге Украины и Крыма в НПО “Гетерозис”, отвечают условиям более влажного и теплого климата, отли чаются высокой засухоустойчивостью, солестойкостью, многолетностью и высокой про дуктивностью. Интродукция таких сортов в Белгородской области ЦЧЗ, их морфологиче ские и биологические особенности, агротехника и хозяйственные аспекты, являются еще недостаточно изученными, поэтому была поставлена задача выявления связи между сро ками, нормами и способами посева и продолжительностью вегетации некоторых сортов данного растения. Для решения этой проблемы в эксперименте были использованы сорта колумбовой травы – Зарянка и Надежда Востока, а в качестве сравнения особенностей культуры и производственных показателей – суданская трава сорта Одесская 25. Судан ская трава [Sorghum sudanense (Piper) Hitche] является одним из родителей колумбовой травы (Головин, 1994). Биологические и экологические характеристики колумбовой травы освещены ранее в ряде работ (Колчанов, Ткаченко, Колчанов, 1996;

Колчанов, Ткаченко, 1996;

Колчанов, 1996;

Колчанов, Ткаченко, 1997;

Колчанов, Ткаченко, 1998;

Колчанов, 1999 и др.).

Основными показателями при сравнительном изучении сортов служили: продол жительность прохождения отдельных фаз вегетации и число цветущих особей при раз личных сроках посева, нормах высева и способах посева.

В работе учитывались опыт и данные, полученные другими исследователями в Крыму (Головин и др., 1998), в Одесской (Подобед, 1998) и Харьковской (Русько и др., 1998) областях, в Средней Азии (Кибека, 1984;

Раджбхандари, 1984;

Каримов, 1985;

Ива нов, 1990).

Растение в процессе своей жизнедеятельности проходит ряд этапов, закономерно сменяющих друг друга. Каждый этап отличается своими физиолого-биохимическими и морфологическими особенностями, которые прослеживаются по всем фазам вегетации растений. Протекание фаз вегетации зависит от внешних условий, которые, в свою оче редь, влияют на продолжительность каждой фазы в отдельности и в целом вегетационного периода. Немалую роль в этом процессе имеет и генетическая основа изучаемого объекта.

В зависимости от сроков посева продолжительность вегетационного периода ко лумбовой и суданской травы несколько варьировали. Наиболее продолжительной вегета цией отличались посевы всех культур, сделанные в третьей декаде апреля. Для колумбо вой травы этот срок равен 135-155 дням, для суданской травы – 136 – 138. Посевы 12 – – 25 мая значительно сократили продолжительность вегетации. Для колумбовой травы она составила от 107 дней до 128, а для суданской травы – от 122 до 138 дней. Наиболее бла гоприятным сроком посева для колумбовой травы оказался посев 12 мая. Продолжитель ность вегетации при этом посеве оказалась наиболее оптимальной: от 101 до 120 дней.

Ранние сроки посева семян в непрогретую почву особенно сказываются на первой фазе развития “посев – всходы”. В этом случае она удлиняется более, чем вдвое, что ведет к определенным издержкам, сказывающимися на конечном результате. При этом сорт За рянка отличается от сорта Надежда Востока большей скоростью развития на этой стадии.

Сорт Надежда Востока требует для своего первоначального развития от 6 до 12 дней, а сорт Зарянка – при прочих равных условиях – от 5 до 8 дней, как и суданская трава. Сроки посева сказываются на продолжительности протекания и других фаз развития. Продолжи тельность фазы “всходы – кущение” при раннем сроке посева у сорта Надежда Востока составляет 24 – 33 дня, у сорта Зарянка – 23–30, у суданской травы – от 38 до 45 дней. При майском посеве (вторая декада месяца) она соответственно равнялась: 18 – 21, 15 – 20 и – 40 дням, из чего видно явное ускорение развития в этой фазе от 4-х до 10 дней. Ускоре ние развития наблюдается на большинстве и остальных фаз вегетации, что благотворно сказывается на урожае зеленой массы и семян (Колчанов, 1996;

1999;

2005).

На результаты вегетации оказывают влияние нормы высева. Так, при нормах высе ва семян колумбовой травы 0,55;

1,12;

1,5;

3,0 и 6,0 г/м2 (соответственно – 5,5;

11,2;

15;

и 60 кг/га) в фазе “трубкования – выметывания” в период с 8.07 по 16.07. 2004 г. на мел коделяночных опытах было обнаружено цветущих растений соответственно: 5, 24, 13, и 5, свидетельствующие о том, что как в разреженных посевах, так и в чрезмерно загу щенных, развитие растений задерживается. Эта же закономерность подтверждается дру гим периодом развития “выметывание – цветение” с 24.07 по 31.07, где обнаружено цве тущих растений соответственно: 44, 58, 19, 32 и 24. Для растений суданской травы эта тенденция выглядит следующим образом: в первом случае цветущих растений соответст венно - 3, 10, 16, 14 и 5;

во втором случае - 15, 22, 30, 29 и 17. Таким образом, изменяя ко личество высеваемых семян можно добиться оптимального количества растений, распола гающихся на единице площади, что, в свою очередь, приводит к нормальному развитию и хорошему урожаю (Колчанов, 2005).

Способ посева растений также оказывает заметное влияние на характер развития растений вида. Наиболее продолжительным периодом вегетации (121 – 135 дней) выделя лись растения при посеве с междурядьями 90 см, тогда как при посеве с междурядьями см продолжительность вегетации ограничивалась 102 – 126 днями (табл.).

Таблица Влияние способа посева на продолжительность фенофазтравы Колумба (среднее за 2002-2004 гг., дни) Трубко- Всего Куще-ние- Выметы- Цветение Посев- Всходы- вание- Полная дней трубко- вание- восковая Год всходы кущение зре-лость выметы- вегета вание цветение спелость вание ции 2002 7/9 25/27 14/15 26/27 10/11 29/30 15/16 126/ 2003 6/7 24/25 15/16 25/26 10/11 28/29 14/16 122/ 2004 8/9 16/23 11/13 21/22 10/11 25/29 12/14 102/ Примечание: числитель - 45 см, в знаменателе - 90 см;

Влияние способа посева на развитие растений сказывается уже в фазе кущения и особенно заметно проявляется в период интенсивного роста растений от кущения до вы хода в трубку.

В фазе “выметывание – цветение” на делянках с междурядьями 45 см при одинако вой норме высева выметывающихся растений было 21–26, тогда как на делянках с между рядьями 90 см их было соответственно 15 –19;

у суданской травы выметывающихся 8– и 6–15. Еще более наглядной была картина с цветущими растениями. В первом случае их было от 19 до 58, а во втором – от 19 до 47 – для колумбовой травы, а для суданской – от 28 до 38 и от 8 до 29. Следовательно, более разреженный посев отличается более продол жительным периодом вегетации, несколько задержанным ростом, что отмечается и дру гими исследователями (Раджбхандари, 1984).

Литература 1. Головин В.П. Перспективы, методы и результаты селекции новых засухоустойчивых кормовых культур // Материалы III-й Международной конференции: Селекция, технология возделывания и переработ ка нетрадиционных растений. – Симферополь, 1994. – С. 27–28.

2. Головин В. П., Серков Л. Н., Головко В. И. и др. Интродукция, селекция и семеноводство не традиционных культур // Материалы VII-й Международной научно-практической конференции: Нетрадици онное растениеводство, экология и здоровье. - Симферополь, 1998. - С. 254-259.

3. Иванов В. А. Особенности формирования урожая травы Колумба в чистых посевах и травосме сях на юге Таджикистана: Автореф. дис. канд. наук. - М., 1990. - 25 с.

4. Каримов И. А. Биологические особенности травы Колумба в условиях орошения южного Тад жикистана // Материалы Республиканской научно-теоретической конференции молодых ученых и специа листов. - Душанбе, 1985. - С. 106-108.

5. Кибека А. И. Особенности развития и урожайность кормовых злаков тропического происхож дения на юге Таджикистана // Автореф. дис. канд. с. - х. наук. - М., 1984. - 16 с.

6. Колчанов Р.А., Ткаченко И.К., Колчанов А.Ф. Колумбова трава – новая нетрадиционная кормо вая культура в условиях Белгородской области // Тр. Первой Всероссиской конференции по ботаническому ресурсоведению. – С.-Петербург, 1996. – С. 173.

7. Колчанов Р.А., Ткаченко И.К. Программа исследования колумбовой травы // Материалы V-й Международной научно-практической конференции: Селекция, экология, технология возделывания и пере работки нетрадиционных растений. – Симферополь: Таврия, 1996. – С. 120-121.

8. Колчанов Р.А. Колумбова трава как объект генетических и агроэкологических исследований // Тезисы докладов открытой региональной научно-практической конференции: Экологические и генетиче ские аспекты флоры и фауны Центральной России. – Белгород: БГУ, 1996. – С. 13-14.

9. Колчанов Р.А., Ткаченко И.К. Интродукция и семеноводство травы Колумба в условиях Белго родской области // Материалы VI- Международной научно-практической конференции: Нетрадиционное растениеводство, экология и здоровье.– Симферополь, 1997. – С. 133-134.

10. Колчанов Р.А., Ткаченко И.К. Экологический аспект агрохимических мероприятий при возделы вании травы Колумба // Материалы пятой международной открытой межвузовской научно-практической конференции: Региональные проблемы прикладной экологии. – Белгород: Изд. БГУ, 1998. – С. 137-138.

11. Колчанов Р.А. Интродукция травы Колумба в Белгородской области // Региональная научно практическая конференция: Белгородская область вчера и сегодня (к 45-летию со дня образования области).

– Белгород БГУ, 1999. – С. 91-99.

12. Колчанов Р.А. Нетрадиционные культуры в условиях Белгородской области // Белгородский аль манах, № 1. – Белгород: БГУ, 1999. – С. 91-98.

13. Колчанов Р.А., Горлова Л.В. Влияние норм высева и способа посева на продуктивность различ ных частей метелки колумбовой травы // Сб. студенческих научных работ. – Белгород, 1999. – С.

14. Колчанов Р.А. Перспективы возделывания колумбовой травы в условиях ЦЧЗ // Вестник Россий ской академии сельскохозяйственных наук, 2005, N 4. – С. 32–34.

15. Подобед Л. И. Возделывание и использование колумбовой травы в Одесской области // VII Международная научно-практическая конференция: Нетрадиционное растениеводство, экология и здоровье.

- Симферополь, 1998. - С. 242-243.

16. Раджбхандари Б. П. Основы культуры травы Колумба (Sorghum almum Parodi) в сухих субтропи ках СССР: Автореф. дис. канд. сельхоз. наук. - М., 1984. - 16 с.

17. Русько М. П., Халин С. Ф. Трава Колумба - нова перспективна кормова культура для умов лiсостепу Украiни // VII Международной научно-практической конференции: Нетрадиционное растениевод ство, экология и здоровье. - Симферополь, 1998. - С. 113-114.

Печатается при поддержке гранта ВКГ 076- УДК 634. СЕЛЕКЦИЯ И ФИЛОГЕНЕЗ ШЕЛКОВИЦЫ А.В.Лазарев, кандидат биологических наук, доцент БелГУ, г. Белгород Шелковица или тутовое дерево является главным кормовым растением для тутово го шелкопряда. Однако значение шелковицы не ограничивается только шелководством.

Она используется значительно шире. Соплодия тутового дерева богаты ценными пита тельными веществами. Они употребляются как в свежем, так и в переработанном виде.

Они идут на приготовление спирта, уксуса, пастилы, варенья, тутовых лепешек и хлеба.

Лубяные волокна пригодны для получения текстильного материала. Из древесины можно выделить красильный и дубильный экстракт. Она является хорошим поделочным мате риалом (Керн, 1932).

Задачи селекции шелковицы в России и особенно в условиях ЦЧ коренным обра зом изменились. Если ранее упор ставился на урожай листа, то в настоящее время шелко вица рассматривается как плодовая культура. Это двудомное растение опыляется ветром.

Поэтому селекционная работа с этой культурой имеет свои специфические особенности.

Систематика шелковицы к настоящему времени остается не разработанной. Одни ботаники признают до 120 видов, другие – до 10 видов. Так, К. Линней (1753) установил для рода Morus пять видов: M. alba, M. nigra, M. rubra, M. tatarica, M. indica. Моретти (G.

Moretti, 1842) увеличил количество видов до десяти: M. alba, M. macrophylla, M. rubra, M.

nervosa, M. italica, M. indica, M. constantipolitana, M. nigra, M. latifolia, M. scabra. В моно графии рода Morus Эд. Бюро (Ed. Bureau, 1873, по Федоров, 1954) описывает шесть ви дов. Для белой шелковицы установлено 16 разновидностей. По признакам строения жен ских соцветий и цветков он разделил их на две группы. 1. Женские соцветия овальные, столбика почти нет: Vulgaris, Italica, Pyramidalis, Constantinopolitana, Bungeana, Venosa.

2. Женские соцветия цилиндрические, столбик более или менее удлиненный: Mon golica, Serrata, Nigriformis, Indica, Cuspidata, Stylosa, Arabica, Atropurpurea, Latifolia. 3.

Женские соцветия цилиндрические: Loevigata. Это служит доказательством большого по лиморфизма видов рода Morus. Например, Белая шелковица (Morus alba L.) отличается большой изменчивостью и сдержит множество разновидностей и форм (а, б, в…): Vul garis – шелковица обыкновенная: а) Tenuifolia;

б) Rosea с продолговато-круглыми сопло диями белого, красноватого, черного цвета;

в) Colombossa c голубоватыми плодами;

г) Co lombasseta;

д) Rebelaira с белыми плодами;

е) Romana с розоватыми плодами;

ж) Macro phylla (Moretti) с розово-красными соплодиями;

з) Tokwa;

и) Cedrona;

к) Tatarica.

Italica – соплодия красные или темно-фиолетовые;

Pyramidalis – соплодия мелкие, белые с фиолетовым оттенком;

Constantinopolitana – соплодия темно-красные или черные:

а) Pumilla.

Bungeana – соплодия красноватые;

Venosa – соплодия беловатого цвета;

Mongolica;

Serrata;

Nigriformis;

Indica – соплодия черные;

Cuspidata;

Stylosa – соплодия красные;

Arabica – соплодия красные;

Atropurpurea – соплодия темнофиолетовые;

Latifo lia (Philipina, Cuculata, Multicaulis, Intermedia) – соплодия очень крупные, темно-красные почти черные;

Laevigata;

Pendula – соплодия мелкие, черные;

Urticaefolia;

Flexuosa – име ет извилистые побеги;

Hispanica – соплодия белые и черные;

Lhou – соплодия крупные, черные;

Arancina;

Cataneo;

Sicula;

Confertifolia;

Limoncina;

Rouillardii;

Globosa – шаровид ная;

Aurea – ствол оранжевый и золотистые листья (Шавров, 1899).

Наиболее признанной считается система рода Morus, разработанная японским бо таником G. Koidzumi (1923). Он считает достоверно известными 24 вида шелковицы. Ви ды, имеющие более или менее удлиненный столбик, сгруппированы в секцию Dolychosty lae, а виды с сидячими рыльцами – в секцию Macromorus.

К настоящему времени по количеству видов шелковицы имеются следующие дан ные: около 12 видов (Englers Syllabus, 1964), около 60 видов (Hutchinson, 1967), около видов по нашим данным (Лазарев, 1998).

В наших исследованиях за основу принята система J. Hutchinson.

Все вышеуказанное свидетельствует о том, что определение видов шелковицы при ее двудомности и легком образовании гибридов дело далеко не легкое.

Исходным материалом для шелководства имеет только род Morus.

В бывший СССР из Китая и Кореи были завезены и получили наибольшее распро странение как кормовые Morus alba, M. bombycis, M. multicaulis, M. kagayaamae, а также многочисленные сорта. Все они широко использовались в селекционных целях. Главная ценность интродуцированного материала заключалась в хороших кормовых достоинствах листа для тутового шелкопряда. Как плодовая культура шелковица использовалась в СССР только на Кавказе и в Средней Азии. Плодовые сорта в большинстве случаев отно сятся к двум видам – Morus alba, Morus nigra.

Селекция в буквальном переводе с латинского (selectio) означает выбор, отбор. Это наука о методах создания сортов, гибридов растений и пород животных. Основными ме тодами селекции являются отбор, гибридизация, полиплоидия и мутагенез. В этом прояв ляется тесная связь селекции с филогенезом. Различия между ними заключается в на правлении естественного и искусственного отбора и конечным результатом отбора. В природе микрофилогенез заканчивается видообразованием, а в селекции – созданием гиб ридов и сортов. Считается, что первичные эволюционные изменения проявляются на уровне популяций. Термин «микроэволюция» (совокупность эволюционных процессов, протекающих в популяциях и приводящих к образованию новых видов) был предложен в 1938 году Н.В. Тимофеевым-Ресовским. Иногда термин «эволюция» используют и как синоним терминов «филогения», «филогенез»..Так, совершающиеся эволюционные пре образования видов Э. Геккель в 1894 году назвал филогенезом. Следовательно, по Гекке лю, филогенез - реально существующий в природе процесс, филогения - наука об этом процессе.

Мы предлагаем использовать для растений термин «фитомикрофилогенез» озна чающий филогенез на популяционном уровне.

В зависимости от поставленной задачи и исходного материала селекция шелкови цы ведется несколькими путями: использованием существующих в природе и в культуре ценных форм;

получением новых сортов внутривидовой и отдаленной гибридизацией;

подбором родительских пар, дающих при скрещивании в первом поколении однообразное потомство;

массовым и индивидуальным отбором, направленным на улучшение сущест вующих сортов.

Анализируя наследственные признаки у сортов шелковицы селекционеры устано вили, что степень плодоношения материнского сорта в большинстве случаев передается потомству. Кроме того, цитологические исследования шелковицы показали, что большин ство триплоидных форм (3n = 42 хромосомам) отличаются слабым плодоношением и пло хой всхожестью семян. Диплоидные (2n=28) и тетраплоидные (4n = 56) формы и сорта хо рошо скрещиваются как между собой, так и друг с другом. При этом выявлена интересная особенность. При скрещивании диплоидных и тетраплоидных женских форм с таковыми мужскими формами в первом потомстве (F1) получаются диплоидные и тетраплоидные формы, а при скрещивании тетраплоидных с диплоидными формами получаются трипло идные формы (Федоров, 1935, 1954;

Абдуллаев, 1964).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.