авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЯХ НОВОГО ВАЛЮТНОГО ЗАКОНА С 17 июня 2004 года в основной своей части ...»

-- [ Страница 6 ] --

Например, в соответствии с федеральными законами от 11 августа 1995 года № 135 ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" (ст. 19) и от 12 января 1996 года № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (ст. 32) не могут состав лять коммерческую тайну сведения о размерах и структуре доходов таких организаций, о размерах и составе их имущества, об их расходах, численности и составе работников, об оплате их труда, об использовании безвозмездного труда граждан в деятельности этих организаций.

Согласно постановлению Совета Министров РСФСР от 5 декабря 1991 года № "О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну" не могут состав лять коммерческую тайну: учредительные документы (решение о создании предприятия или договор учредителей) и устав;

документы, дающие право заниматься предпринима тельской деятельностью (регистрационные удостоверения, лицензии, патенты);

сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки и правильности исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей в государственный бюджет России;

документы о платеже способности;

сведения о численности, составе работающих, их заработной плате и усло виях труда, а также о наличии свободных рабочих мест;

документы об уплате налогов и обязательных платежах, сведения о загрязнении окружающей среды, нарушении антимо нопольного законодательства, несоблюдении безопасных условий труда, реализации продукции, причиняющей вред здоровью населения, а также других нарушениях законода тельства и размерах причиненного при этом ущерба;

сведения об участии должностных лиц предприятия в кооперативах, малых предприятиях, товариществах, акционерных об ществах, объединениях и других организациях, занимающихся предпринимательской деятельностью. Кроме того, государственным и муниципальным предприятиям запрещено до и в процессе приватизации относить к коммерческой тайне данные о размерах имуще ства предприятия и его денежных средствах;

о вложении средств в доходные активы (ценные бумаги) других предприятий, в процентные облигации и займы, в уставные фонды совместных предприятий;

о кредитных, торговых и иных обязательствах предприятия, вытекающих из законодательства России и заключенных им договоров, о договорах с кооперативами, иными негосударственными предприятиями, творческими и временными трудовыми коллективами, а также отдельными гражданами.

Условие о неразглашении коммерческой тайны может быть предусмотрено в трудовом договоре только с таким работником, которому сведения, составляющие такую тайну, станут известными в связи с исполнением им своей трудовой функции. В трудовом дого воре или в приложении к нему должно быть точно указано, какие конкретно сведения, содержащие коммерческую тайну, доверяются данному работнику. Такое условие в соот ветствии с ч. 3 ст. 57 ТК РФ может предусматриваться (по соглашению сторон) в трудовом КОНСУЛЬТАЦИЯ договоре с любым работником независимо от характера трудовой функции, обусловлен ной договором, если исполнение трудовых обязанностей связано с использованием све дений, составляющих коммерческую или служебную тайну.

Как видно из изложенного, обязать работника не разглашать коммерческую тайну можно лишь тогда, когда соответствующие сведения доверяются работнику и когда они необходимы для выполнения его трудовых обязанностей. Очевидно, что характер дея тельности уборщицы не связан с необходимостью использования сведений, содержащих коммерческую тайну. Поэтому включение в ее трудовой договор условия о неразглашении коммерческой тайны неправомерно.

В трудовом договоре с молодым специалистом, окончившим высшее учебное заведение, предусмотрена обязанность отработать в акционерном обществе не менее трех лет. Какие правовые последствия могут наступить для работника, если он не выполнит это условие?

Прежде всего, необходимо установить, правомерно ли включение в трудовой договор условия об обязанности работника отработать после обучения не менее установленного договором срока. В соответствии со ст. 57 ТК РФ такое условие может включаться в тру довой договор только в том случае, когда обучение производилось за счет средств рабо тодателя, то есть если трудовой договор, приложение к нему или специальное соглаше ние содержат условие об обязанности работодателя оплатить обучение работника. При этом не имеет значения, какое образование (начальное, среднее или высшее профессио нальное, дополнительное или иное) будет получать работник и где он будет проходить обучение в специальном учебном заведении, в другой организации или непосредствен но в той организации, с которой заключен трудовой договор.

Если работодатель оплатил обучение, включение в трудовой договор условия об от работке трех лет правомерно. При невыполнении работником установленной обязанности без уважительных причин он может быть привлечен к материальной ответственности согласно ст. 249 ТК РФ. В этом случае работник возмещает затраты работодателя на обучение. Если невыполнение установленной трудовым договором обязанности произош ло в связи с наличием уважительных причин, например работник полностью утратил тру доспособность, никаких неблагоприятных последствий его увольнение раньше установ ленного срока не влечет. Отметим то обстоятельство, что работодатель не вправе пре пятствовать увольнению работника по его инициативе. Работник обладает безусловным правом прекратить трудовые отношения в любое время.

Насколько правомерно включение в срочный трудовой договор условия о про длении срока действия договора? В срочном трудовом договоре со студентом очником, заключенном на один год, было оговорено, что, если ни одна из сторон не потребует расторжения договора по истечении его срока, он считается про дленным на тот же срок.

Срочный трудовой договор по общему правилу, установленному ч. 2 ст. 58 ТК РФ, за ключается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопреде ленный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения. Иначе говоря, главным условием заключения срочного трудового договора является объектив ная невозможность установить постоянные трудовые отношения. Поскольку ст. 59 ТК РФ предусматривает право, а не обязанность работодателя заключать трудовой договор в случаях, предусмотренных этой нормой, работодатель может реализовать это право при условии соблюдения общих правил заключения срочного трудового договора, установ ленных ст. 58 ТК РФ (п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта года № 2). Поэтому первый вопрос, на который надо ответить, о правомерности заклю чения срочного трудового договора со студентом дневной формы обучения. Если работа, которая ему поручена, или условия ее выполнения обусловливают невозможность уста новления трудовых отношений на неопределенный срок, работодатель вправе предло жить заключение срочного трудового договора. В противном случае это недопустимо.

Определяя правила заключения срочного трудового договора, законодатель исходит из того, что обстоятельства, послужившие этому причиной, не могут сохранять свое зна чение на протяжении продолжительного времени. Как правило, они существуют лишь в течение срока действия срочного трудового договора. Поэтому продление срока действия трудового договора законодательством не предусмотрено. Срочный трудовой договор, 104 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО если ни одна из сторон не потребовала его расторжения в связи с истечением срока, счи тается заключенным на неопределенный срок (ст. 58 ТК РФ).

Общество с ограниченной ответственностью практикует заключение сроч ных трудовых договоров сроком 15 календарных дней. Законно ли это?

В соответствии со ст. 58 ТК РФ срочные трудовые договоры заключаются на опреде ленный срок, как правило, не превышающий 5 лет. Трудовой договор на срок более 5 лет может быть заключен лишь в случаях, прямо указанных Трудовым кодексом РФ или иным федеральным законом. Минимальный же срок трудового договора законодательством не установлен, поэтому заключение краткосрочных трудовых договоров можно допустить.

Однако установление трудовых отношений на столь непродолжительный срок должно быть обусловлено характером работы или условиями ее выполнения (ст. 58 ТК РФ), на пример необходимостью устранения последствий производственной аварии, заведомо временным расширением производства или объема оказываемых услуг и т. п.

При этом, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 17 марта 2004 года № 2, работодатель должен доказать наличие обстоятельств, делающих невоз можным заключение трудового договора с работником на неопределенный срок. Если работодатель не смог доказать обоснованность заключения срочного трудового договора, считается, что он заключен на неопределенный срок (п. 13).

Заключая краткосрочный договор, необходимо иметь в виду и другое разъяснение Верховного Суда РФ. В том случае, когда в ходе судебного разбирательства будет уста новлено, что с работником для выполнения одной и той же работы (трудовой функции) неоднократно заключались срочные трудовые договоры на непродолжительный срок, суд вправе признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок (п. 14 поста новления).

Возможно ли преобразование срочного трудового договора в договор с неоп ределенным сроком действия и наоборот? Каким образом такие действия долж ны быть оформлены?

Срочный трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок, если по истечении его срока трудовые отношения фактически продолжаются, то есть в тех случа ях, когда в связи с истечением срока трудового договора ни одна из сторон не потребова ла его расторжения (ст. 58 ТК РФ). Расторжение трудового договора по инициативе рабо тодателя в этом случае возможно только на общих основаниях. Таким образом, можно признать, что преобразование срочного трудового договора в договор с неопределенным сроком действия возможно, если ни работник, ни работодатель не возражают против это го. Никакого специального оформления в подобных случаях не требуется.

Заключение трудового договора на неопределенный срок исключает возможность из менения условия о продолжительности трудовых отношений, в том числе и в случаях, когда в период действия трудового договора возникли обстоятельства, при которых допус кается заключение срочного трудового договора. Трансформация трудового договора с неопределенным сроком в срочный трудовой договор согласно действующему законода тельству невозможна: во-первых, нет прямого указания закона о допустимости такой трансформации (в противовес указанию ст. 58 ТК РФ о преобразовании срочного трудово го договора в договор с неопределенным сроком действия);

во-вторых, срок трудового договора является не просто условием, а видообразующим признаком трудового догово ра, поэтому менять его, даже с согласия работника, нельзя.

С пенсионером был заключен трудовой договор о выполнении обязанностей бухгалтера сроком на один год. По истечении этого срока трудовой договор прекращен. Правомерны ли действия работодателя?

Статья 59 ТК РФ предусматривает возможность заключения срочного трудового дого вора с пенсионером по возрасту, то есть с лицом, достигшим пенсионного возраста, кото рому в соответствии с пенсионным законодательством назначена пенсия по старости.

Однако, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, реализация этого права возможна лишь при условии соблюдения общих правил заключения срочного трудового договора:

наличия особого характера или условий выполняемой работы, которые препятствуют установлению трудовых отношений на неопределенный срок, так как ст. 59 ТК РФ преду сматривает право, а не обязанность работодателя заключать срочный трудовой договор (п. 13 постановления от 17 марта 2004 года № 2). Поэтому если работа, выполняемая КОНСУЛЬТАЦИЯ пенсионером по возрасту, не носит срочного характера или условия ее выполнения не требуют установления трудовых отношений на определенный срок, заключение с ним срочного трудового договора не может быть признано правомерным.

Для уборки и охраны приходской церкви с работником был заключен трудовой договор на два года. Правомерно ли заключение срочного трудового договора в этом случае?

Статья 344 ТК РФ прямо предусматривает возможность заключения срочного трудово го договора между работником и религиозной организацией. Однако, точно так же как в ст. 59 ТК РФ, законодатель избрал формулу "трудовой договор может заключаться на определенный срок". Такая редакция правовой нормы должна быть истолкована с учетом позиции Верховного Суда РФ, который в постановлении Пленума от 17 марта 2004 года делает следующий вывод: при закреплении законодательством права (а не обязанности) работодателя заключать срочный трудовой договор последний может реализовать это право лишь при условии соблюдения общих правил установления трудовых отношений на определенный срок. В приведенном примере заключение срочного трудового договора возможно, если работодатель (религиозная организация) может доказать, что характер или условия выполнения работы требуют заключения трудового договора на определен ный срок.

В акционерном обществе на должность избираются руководители структур ных подразделений. Не противоречит ли это трудовому законодательству?

Можно ли проводить конкурс на замещение вакантных должностей инженера, бухгалтера и т. п.?

Действующее трудовое законодательство допускает возможность возникновения тру довых отношений на основании трудового договора в результате избрания (выборов) на должность, если предполагается выполнение работником определенной трудовой функ ции (ст. 17 ТК РФ). Здесь речь идет о сложном юридическом составе, включающем избра ние на должность и последующее заключение трудового договора. Он применяется в тех случаях, когда законодательством установлен особый порядок вступления в трудовые отношения. Примером может служить возникновение трудовых отношений с руководите лями акционерных обществ. Федеральный закон от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" устанавливает, что образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий осуществляются по решению общего собрания акционеров, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к ком петенции совета директоров (наблюдательного совета) общества (п. 3 ст. 69).

Избрание на должность руководителей структурных подразделений законами или иными нормативными правовыми актами не предусмотрено. Однако можно допустить установление такого порядка возникновения трудовых отношений уставом (положением) организации, поскольку Трудовой кодекс РФ содержит лишь одно требование для исполь зования сложного юридического состава "избрание + трудовой договор". Это выполнение определенной трудовой функции после избрания, то есть должность, на которую избира ется гражданин, является "функциональной", предполагает реальное осуществление тру довой деятельности.

Если в уставе (положении) организации определены должности, которые замещаются на основании избрания, порядок избрания, орган (круг лиц), участвующий в избрании, можно признать заключение трудовых договоров на основании избрания законным.

В соответствии со ст. 18 ТК РФ уставом (положением) организации могут быть опреде лены перечень должностей, подлежащих замещению по конкурсу, и порядок конкурсного избрания на эти должности. Таким образом, любое юридическое лицо вправе ввести кон курсный порядок подбора кадров по должностям, которые сочтет целесообразным заме щать по конкурсу. Однако при этом важно правильно и четко определить:

перечень должностей, которые будут замещаться по конкурсу;

порядок создания и состав конкурсной комиссии;

ее полномочия и порядок принятия решения об избрании кандидата;

порядок проведения конкурса, включая установление сроков объявления конкурса, пе речня и срока подачи документов, способа проведения (рассмотрение документов, собе седование, тестирование, рассмотрение предложений кандидата об организации работы по данной должности, в данном структурном подразделении и т. п.);

106 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО критерии отбора кандидатов (профессионально-квалификационные требования по должности, наличие необходимого опыта работы, дополнительных навыков и т. п.). Неук лонно должно соблюдаться требование о недопустимости установления дискриминацион ных критериев отбора кандидатов на занятие той или иной должности (ст. 3, 64 ТК РФ).

Какими нормативными актами предусматривается порядок проведения кон курса на замещение вакантной должности? Возможно ли урегулировать порядок проведения конкурса в локальном нормативном акте?

Статья 18 ТК РФ предусматривает возможность закрепления конкурсного порядка приема на работу в законе, ином нормативном правовом акте или уставе (положении) организации. Например, конкурсы проводятся на замещение:

должности руководителя федерального государственного унитарного предприятия (п. постановления Правительства РФ от 16 марта 2000 года № 234);

старших, ведущих, главных и высших вакантных государственных должностей феде ральной государственной службы, учреждаемых федеральными органами государствен ной власти или их аппаратами, иными государственными органами, образованными в соответствии с Конституцией РФ (Указ Президента РФ от 29 апреля 1996 года № "Об утверждении Положения о проведении конкурса на замещение вакантной государст венной должности федеральной государственной службы");

всех должностей научно-педагогических работников в высшем учебном заведении, за ис ключением должности декана факультета и заведующего кафедрой (Федеральный закон от 22 августа 1996 года № 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образо вании");

должностей заведующих научными отделами, лабораториями, секторами, главных на учных сотрудников, ведущих научных сотрудников, старших научных сотрудников, научных сотрудников и младших научных сотрудников научно-исследовательских учреждений (по становление Президиума АН СССР и ВЦСПС от 14 декабря 1962 года "Об утверждении Инструкции о порядке замещения вакантных должностей научных работников").

Как видно из приведенных примеров, конкурсный порядок устанавливается и законами, и подзаконными актами. Наряду с актами, принятыми органами государственной вла-сти, конкурс может быть введен уставом или положением организации, а также локальным нормативным актом.

В указанных актах закрепляются перечень должностей, подлежащих замещению по кон курсу, и порядок проведения конкурса. Например, в уставе можно определить лишь общие положения о конкурсном отборе кадров, а в положении о проведении конкурса на замещение вакантных должностей более детально установить правила конкурса. В частности, поря док объявления конкурса, содержание информационного сообщения о конкурсе, требования, предъявляемые к претенденту на замещение соответствующей должности;

перечень до кументов, подаваемых претендентами для участия в конкурсе, и требования к их оформ лению;

порядок проведения голосования конкурсной комиссии;

сроки и порядок заключе ния трудового договора с победителем конкурса и т. д.

В соответствии с уставом акционерного общества заместитель генераль ного директора назначен на должность приказом генерального директора. Необ ходимо ли в этом случае заключить трудовой договор?

Назначение на должность является элементом сложного юридического состава. Со гласно действующему трудовому законодательству (ст. 19 ТК РФ) этот состав включает в себя назначение на должность или утверждение в должности и трудовой договор. Одного лишь назначения на должность (утверждения в должности) недостаточно. Вместе с тем следует иметь в виду, что фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя cчитается заключением трудового дого вора.

Работник заключил трудовой договор 23 апреля 2004 года. В какой день он должен приступить к исполнению трудовых обязанностей?

Ответ на этот вопрос зависит от того, что предусмотрено трудовым договором.

Согласно ст. 61 ТК РФ работник должен приступить к работе со дня, определенного трудовым договором. Если стороны не оговорили дату начала исполнения трудовых обя занностей, работник приступает к работе на следующий рабочий день после вступления договора в силу.

КОНСУЛЬТАЦИЯ По общему правилу трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работни ком и работодателем. Следовательно, если в приведенном случае стороны не установили день начала работы, работник должен выйти на работу в следующий за днем подписания трудового договора день. Однако 24 апреля 2004 года приходится на субботу. При пяти дневной рабочей неделе с двумя выходными днями это, как правило, один из выходных дней. Значит, работник должен приступить к выполнению трудовых обязанностей в бли жайший рабочий день, то есть 26 апреля.

В трудовом договоре предусмотрено, что работник должен приступить к выполнению своих трудовых обязанностей 19 апреля 2004 года. Однако в указан ный день работник на работу не явился. Что должен предпринять работода тель?

Для определения правовых последствий неявки работника на работу необходимо вы яснить обстоятельства, послужившие причиной невыполнения установленной трудовым договором обязанности приступить к работе в определенный соглашением сторон день.

Если будет установлено, что работник не вышел на работу по уважительной причине, например в связи с болезнью, у работодателя возникает обязанность сохранить за ним место работы (должность). В том случае, когда причина отсутствия работника не является уважительной (например, он находится дома в состоянии алкогольного опьянения), за работодателем остается право выбора: сразу же уволить работника за прогул (с соблюде нием установленной Трудовым кодексом РФ процедуры) или дождаться истечения недели (семи календарных дней) со дня, определенного трудовым договором как первый день работы. Дело в том, что ч. 4 ст. 61 ТК РФ предусмотрено специальное правило на случай отсутствия вновь принятого работника без уважительных причин в течение недели с пред полагаемого первого дня работы. В такой ситуации трудовой договор аннулируется, то есть не порождает прав и обязанностей сторон. Работодатель не несет каких-либо обяза тельств перед работником по аннулированному трудовому договору. Если впоследствии стороны придут к соглашению о необходимости вступить в трудовое правоотношение, они должны будут заключить новый трудовой договор.

Аннулирование трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работо дателя. Он должен доказать, что работник не приступил к работе в течение недели со дня, обусловленного трудовым договором, и причина его отсутствия не может быть признана уважительной. В связи с этим аннулирование трудового договора представляется для работодателей более предпочтительным, нежели увольнение работника в случае прогула (подп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ).

Если же в приведенном примере работник все-таки приступил к работе, но не в уста новленный срок, а через 2, 3 и более дней после этой даты (но до истечения недели), трудовой договор не может считаться аннулированным, даже при наличии неуважитель ной причины несвоевременного выхода на работу. В такой ситуации работодатель может привлечь работника к дисциплинарной ответственности за прогул, избрав любую из пре дусмотренных трудовым законодательством санкций (ст. 192 ТК РФ).

Работнику отказано в приеме на работу в государственное унитарное пред приятие на том основании, что он не зарегистрирован в данном городе. Право мерен ли такой отказ?

Нет, неправомерен. Трудовое законодательство запрещает какое бы то ни было пря мое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преиму ществ при заключении трудового договора в зависимости от места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания). В ст. ТК РФ прямо указывается, что наличие или отсутствие регистрации по месту жительства или пребывания не может служить основанием для отказа в заключении трудового дого вора. В связи с этим отказ работодателя в заключении трудового договора с лицом гражданином Российской Федерации, по мотиву отсутствия у него регистрации по месту жительства, пребывания или по месту нахождения работодателя незаконен, поскольку нарушает право граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, гарантированное Конституцией РФ (ч. 1 ст. 27), Законом РФ от 25 июня 1993 года № 5242-I "О праве граждан Российской Федерации на свободу пере движения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", а 108 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО также противоречит ч. 2 ст. 64 ТК РФ (п. 11 постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 года № 2).

В заявлении о приеме на работу работник указал все условия труда, которые считал для себя важными. В приказе о приеме на работу эти условия были по вторены. Можно ли считать, что стороны заключили трудовой договор в пись менной форме?

Нет, нельзя. Статья 67 ТК РФ предусматривает, что трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах. Это положение указывает на то, что работник и работодатель составляют специальный документ договор, в котором отра жаются наименование сторон, существенные условия трудового договора, в том числе трудовая функция, иные условия труда. Договор составляется в двух экземплярах, каждый из которых удостоверяется подписью работника и руководителя организации-работода теля или работодателем физическим лицом.

Заключение трудового договора путем совершения конклюдентных действий трудовым законодательством не предусмотрено. Оформление вступления в трудовое отношение посредством представления заявления работника и издания приказа руководителя орга низации использовалось в то время, когда трудовой договор заключался в устной форме.

В настоящее время для такого оформления нет законных оснований.

Заключение трудового договора в письменной форме не освобождает работодателя от обязанности правильно оформить прием на работу, то есть издать приказ (распоряжение), содержание которого должно соответствовать условиям заключенного договора (ст. 68 ТК РФ).

В ювелирный салон в соответствии с объявлением, опубликованным в газе те, обратилась беременная женщина с просьбой принять ее на работу в качест ве продавца. В приеме на работу ей было отказано на том основании, что у нее отсутствуют необходимые для выполнения этой работы деловые качества, а именно: через два-три месяца она не сможет носить форменную одежду, приня тую в данном салоне, — мини-юбку и короткий жакет. Обоснован ли такой отказ в приеме на работу?

В приведенном примере на первый взгляд есть объективные основания для отказа в заключении трудового договора. Однако фактически это отказ в приеме на работу в связи с беременностью. А такой отказ запрещен ст. 64 ТК РФ, устанавливающей гарантии при заключении трудового договора. Часть 3 указанной статьи специально предусматривает запрещение отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей. Отметим, что законодатель употребляет оборот "мо тивы, связанные с беременностью". Иными словами, совсем необязательно, чтобы работо датель прямо сослался на беременность женщины, претендующей на получение работы. В приведенном примере работодателя не устраивает то, что потенциальная работница не сможет носить определенного фасона одежду, однако невозможность работать в мини-юбке напрямую связана с беременностью.

Установленная российским законодательством гарантия для беременных женщин ос нована на ратифицированной Российской Федерацией Конвенции МОТ № 156 "О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с се мейными обязанностями" (1981 г.), предусматривающей необходимость обеспечения для трудящихся мужчин и женщин, которые выполняют или желают выполнять оплачиваемую работу, равное право на ее получение (ст. 3).

Какие требования к деловым качествам работника вправе предъявлять ра ботодатель?

Трудовое законодательство, запрещая дискриминацию в сфере труда и, в частности, при заключении трудового договора, понимает под ней установление ограничений или преимуществ, не связанных с деловыми качествами работника (ст. 3, 64 ТК РФ). В связи с этим важно представлять, что вкладывается в это понятие. Разъяснение по данному по воду дал Пленум Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2. Под деловыми качест вами работника понимаются, во-первых, способность работника выполнять определенную трудовую функцию (наличие профессионального образования, профессиональных навы ков, обладание определенной профессией, специальностью, квалификацией), во-вторых, наличие "вспомогательных" профессиональных качеств, которые необходимы в дополне КОНСУЛЬТАЦИЯ ние к типовым или типичным в силу специфики той или иной работы (хорошее состояние здоровья, если работа связана с воздействием неблагоприятных факторов, опыт работы по данной специальности, в данной сфере экономической деятельности, наличие образо вания определенного уровня, дополнительных навыков, например владение иностранным языком, умение работать на компьютере, если это необходимо для выполнения конкрет ной трудовой функции).

Кроме того, работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, иные требования, обязательные для заключения трудового дого вора в силу прямого предписания закона, например, наличие российского гражданства для поступления на государственную службу (п. 10 постановления).

Работодатель отказался заключить трудовой договор с работником на том основании, что он не представил свидетельство пенсионного страхования и военный билет. Правомерны ли действия работодателя?

В данной ситуации действия работодателя не могут быть признаны правомерными по следующей причине.

Статья 65 ТК РФ, приводящая перечень документов, предъявляемых при приеме на работу, действительно предусматривает предъявление страхового свидетельства госу дарственного пенсионного страхования и документов воинского учета для военнообязан ных и лиц, подлежащих призыву на военную службу. Однако законодатель не связывает возможность отказа в приеме на работу с тем, что работник не предъявил или не мог предъявить те или иные документы. Отказать работнику в заключении трудового договора можно лишь на основании:

отсутствия необходимых деловых качеств для выполнения конкретной работы, несоответствия требованиям, предъявляемым специальными нормативными право выми актами (ст. 65 ТК РФ, постановление Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 года).

С учетом изложенного надо сделать вывод о том, что отказать работнику в приеме на работу можно, если он не предъявил документы, подтверждающие его профессиональную пригодность, например документ об образовании, квалификации или наличии специаль ных знаний при поступлении на работу, требующую специальных знаний или специальной подготовки. Можно отказать в приеме на работу лицу, не соответствующему специальным требованиям, предъявляемым законом: например, при отсутствии документов о наличии российского гражданства при поступлении на работу бортпроводником [ст. 56 Воздушного кодекса РФ от 19 марта 1997 года № 60-ФЗ (с изм.)].

Очевидно, что работодатель имеет право не заключать трудовой договор с лицом, от казавшимся предъявить свой паспорт, поскольку в этом случае невозможно установить его личность. В других случаях работодатель не вправе отказать гражданину в приеме на работу, тем более что указанные в ст. 65 ТК РФ документы в случае их утраты могут быть восстановлены, вместо них могут быть выданы дубликаты.

(Продолжение следует) СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА Правовые проблемы самовольной постройки * 5. Требование о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению только в случае соответствия данного объекта гра достроительным и строительным нормам и правилам при соблюдении всех условий, предусмотренных п. 3 ст. 222 ГК РФ.

ООО предъявило иск к администрации города о признании права собственности на пристройку. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требо ваний, так как посчитал недоказанными обстоятельства строительства спорно го объекта именно истцом и его возведения с соблюдением строительных норм и правил.

Апелляционная инстанция установила обоснованность и правомерность иско вых требований и признала право собственности истца на самовольно возведен ную пристройку.

В обоснование своей позиции истец привел следующие аргументы. Постанов лением администрации города индивидуальному частному предприятию (право предшественнику истца) предоставлен в аренду на пять лет из земель городской застройки земельный участок общей площадью 1568,0 м2, в том числе земельный участок площадью 238,0 м2 для эксплуатации пристройки к существующему двух этажному зданию столовой. Между истцом и администрацией города был заклю чен договор аренды земельного участка.

Определенные притязания на данный земельный участок возникли со стороны муниципального унитарного предприятия (МУП), участвовавшего в рассмотрении дела в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Двухэтажное здание заводской столовой находи лось в ведении МУП, до создания которого здание столовой принадлежало государ ственному предприятию. Однако суду не были представлены правоустанавливаю щие документы на земельный участок под зданием столовой с прилегающей к не му территорией, подтверждающие права МУП. Относимость данного земельного участка к землям муниципального образования города никто из лиц, участвующих в деле, не отрицал и документально не опровергал.

При рассмотрении данного спора возник вопрос о том, возможно ли признание права собственности на самовольную постройку, если земельный участок передан лицу, осуществившему такую постройку, не в собственность и на короткое время.

Пункт 3 ст. 222 ГК РФ не содержит категорического указания на вид правового ре жима предоставления земельного участка под самовольно возведенный объект. Нет каких-либо предписаний на этот счет и в соответствующих нормах земельного зако нодательства.

Как представляется, нет оснований полагать, что законодатель "упустил" этот мо мент. Скорее наоборот. В п. 3 ст. 222 ГК РФ в качестве условия признания права соб ственности на самовольную постройку прямо названо предоставление земли в уста новленном порядке. Гражданское и земельное законодательство не предусматри вают обязательное предоставление земли в собственность при первоначальном ее * Окончание. Начало см.: Хозяйство и право, 2004, № 4.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА выделении для жилищной застройки или возведения нежилого объекта. Поэтому отсутствуют правовые основания для установления более благоприятного режима землепользования в отношении самовольного застройщика.

При разрешении данного спора подлежал выяснению вопрос о соответствии спорного объекта градостроительным и строительным нормам и правилам.

Суд апелляционной инстанции при назначении судебного заседания по рассмот рению апелляционной жалобы предложил истцу и ответчику представить заключение полномочного и компетентного органа на предмет соответствия спорной пристройки градостроительным и строительным нормам и правилам. Такое предложение допус кается процессуальным законодательством (ст. 65, 66, 268 АПК РФ) и не противоре чит принципу состязательности в арбитражном судопроизводстве. Необходимое за ключение о соответствии спорного объекта градостроительным и строительным нор мам и правилам, выполненное полномочным и компетентным учреждением, было представлено в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции. Наличие в материалах дела такого заключения позволило суду сделать правильный вывод о соблюдении градостроительных и строительных норм и правил при самовольном возведении упомянутой пристройки к зданию столовой.

Факт осуществления строительства силами и средствами истца подтверждается актами приемки выполненных работ, а также первичными платежными документами, накладными, счетами-фактурами, доверенностями на приобретение строительных материалов, из содержания которых однозначно усматривается их относимость к спорному объекту. Отсюда следует вывод о том, что истец является именно тем субъектом, который согласно п. 3 ст. 222 ГК РФ вправе заявить подобный иск.

Таким образом, апелляционной инстанцией полностью установлены обстоятель ства, позволяющие сделать вывод о правомерности и обоснованности исковых тре бований. Решение суда об удовлетворении такого иска станет документом о призна нии права собственности истца на спорный объект.

Одновременно на основании такого решения суда постройка получит статус пол ноценного объекта гражданских прав.

Иск о признании права собственности на самовольную постройку может быть удовлетворен только в том случае, когда устранены все признаки самовольной по стройки, названные в п. 1 ст. 222 ГК РФ, за исключением отсутствия разрешения на строительство, так как оно должно предшествовать строительству. Юридической ошибкой будет рассматривать решение суда об удовлетворении иска в качестве раз решения на строительство. В данном случае решение суда служит основанием воз никновения права собственности на вещь (здание, сооружение), то есть выполняет роль одного из оснований возникновения гражданских прав (ст. 8 ГК РФ), тогда как разрешение на строительство представляет собой один из составных элементов в сложной процедуре правомерного возведения объекта недвижимости и вовлечения его в гражданский оборот.

6. Суд может признать право собственности на самовольную постройку только в том случае, когда земельный участок отведен именно под самовольно возведенный или реконструированный объект.

ООО предъявило иск к администрации города о признании права собственности на помещение кафе. Поводом для подачи иска послужил отказ комитета архитек туры и градостроительства города в согласовании ввода его в эксплуатацию.

В исковом заявлении истец указал, что реконструкция кафе и возведение вто рого этажа над ранее существовавшим строением кафе произведены без необхо димых разрешений. Тем самым истец подтвердил самовольность происхождения спорного объекта.

ООО считало свои требования обоснованными, ссылаясь на положительные за ключения органов государственной противопожарной службы и государственного санитарно-эпидемиологического надзора. Главным аргументом истца было нали чие правоустанавливающих документов на земельный участок под спорным объ ектом: постановление главы города от 25 ноября 1999 года о предоставлении 112 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО истцу в аренду земельного участка площадью 128 м2, занимаемого кафе, и договор аренды этого участка.

Истцом также представлено заключение эксперта, выполненное до рассмот рения дела в суде, согласно которому строение кафе размещено в границах пло щади земельного участка мерой 128 м2, отведенного ТОО (правопредшественнику истца) постановлением главы администрации города. Здесь также указано, что здание кафе соответствует градостроительным и строительным нормам и пра вилам, а его месторасположение и эксплуатация не нарушают охраняемые зако ном права и интересы граждан.

На основе приведенных обстоятельств суд первой инстанции признал право собственности истца на спорное помещение кафе.

Однако при рассмотрении апелляционной жалобы ответчика апелляционная инстанция пришла к противоположному выводу, отменила решение суда и отказа ла в иске.

В этом деле ключевым оказался вопрос о том, действительно ли истцу предос тавлена земля под спорный объект. Согласно ст. 222 ГК РФ данное обстоятельство одно из обязательных условий признания права собственности на самовольную по стройку.

При рассмотрении этого спора необходимо, прежде всего, разобраться с происхо ждением спорного объекта. В соответствии с законодательством о приватизации ТОО по договору купли-продажи с комитетом по управлению имуществом города приобре ло в собственность имущество кафе, в том числе само строение. Следовательно, истец являлся собственником ранее существовавшего строения кафе.

Именно в тот период постановлением главы администрации города от 30 июня 1993 года истцу предоставлен в пользование земельный участок площадью 128 м для эксплуатации кафе, выкупленного в порядке приватизации.

Участок того же размера, месторасположения и конфигурации был предоставлен истцу в аренду.

На первый взгляд доводы истца о предоставлении земельного участка в установ ленном порядке под самовольно возведенный объект представляются убедительны ми. Ошибочность такого вывода была установлена судом апелляционной инстанции.

Этому способствовала правильная оценка содержания постановлений главы админи страции и условий договора аренды.

В п. 2.2 постановления от 25 ноября 1999 года содержался запрет ООО на возве дение новых строений и реконструкцию существующих сооружений на предоставлен ном земельном участке без согласования с администрацией города. К предмету дого вора аренды земли относится предоставление ООО земельного участка под сущест вующее строение кафе.

Кроме того, в п. 5.4 договора стороны определили, что по истечении срока дейст вия договора все здания, сооружения, постройки и иные объекты, возведенные без согласия арендодателя и необходимых градостроительных документов, переходят в собственность арендодателя. Учитывая гражданско-правовую природу договора аренды, приведенные условия не противоречат правилам определения правовой судьбы улучшений арендованного имущества (ст. 623 ГК РФ).

Отсюда закономерен вывод о том, что названные постановления и договор арен ды не могут служить доказательствами предоставления истцу земельного участка в установленном порядке под самовольно реконструированное помещение кафе. По этому есть основания полагать, что истец допустил нарушение, предусмотренное п. ст. 222 ГК РФ.

В ситуациях, подобной рассматриваемой, для правильной квалификации спорного правоотношения подлежат установлению следующие обстоятельства. Во-первых, факт самовольности выполненной реконструкции (необходимость получения разре шения на строительство при реконструкции прямо предусмотрена ст. 62 Градострои тельного кодекса РФ). Во-вторых, факт предоставления истцу земельного участка непосредственно для реконструкции ранее существовавшего объекта, увеличения его этажности и т. п.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца о признании права соб ственности на самовольно реконструированное помещение кафе.

Тем не менее такой вывод суда отнюдь не означает безысходность положения истца. Материалы дела однозначно свидетельствуют о выполнении реконструкции кафе за счет истца и в его интересах. Функционирование кафе как предприятия об щественного питания длительный период времени, в том числе до его приватизации, вполне отвечает общественным интересам, которые в рассматриваемом правоотно шении представляет администрация орган местного самоуправления. Для выхода из сложившейся ситуации истцу необходимо соблюсти установленный порядок целе вого предоставления земли, что будет служить основанием для предъявления друго го иска о признании права собственности на спорный объект.

7. Помимо собственника земельного участка требование о сносе самоволь ной постройки вправе заявить только администрация публично-правового об разования, на территории которого возведена постройка.

Управлением архитектуры района заявлен иск к предпринимателю о сносе са мовольно возведенного строения кафе, расположенного в полосе отвода автома гистрали. Требования истца основаны на том, что ответчик осуществил строи тельство кафе без оформления утвержденной главным архитектором района проектной документации, чем нарушил градостроительное законодательство.

Кроме того, у ответчика отсутствовали документы о предоставлении в уста новленном порядке земельного участка под строительство спорного объекта.

В ходе рассмотрения дела в суде данные обстоятельства подтвердились. Су дом установлено, что ответчик возвел помещение кафе без получения разреше ния на строительство. Суду представлены предписания о привлечении предпри нимателя к административной ответственности за нарушения градостроитель ного законодательства.

Ответчик в обоснование правомерности занятия земельного участка ссылался на акт выбора земельного участка под строительство закусочной и договор куп ли-про-дажи складского помещения с совхозом. Однако действующим законода тельством установлен определенный порядок предоставления земли, находящей ся в собственности публично-правового образования. Составление акта выбора земельного участка под строительство и согласование его полномочными и ком петентными органами представляет собой один из элементов сложной процедуры этого порядка. Установленный порядок можно считать соблюденным только по сле принятия администрацией публично-правового образования акта о предостав лении конкретному лицу земельного участка и оформления договора, определяю щего правовой режим землепользования, с составлением кадастрового плана уча стка. Должно также состояться выделение земли в натуре, если заинтересован ное лицо не занимало ранее этот участок.

Материалы дела свидетельствуют о том, что этот порядок не соблюден.

Исходя из названных обстоятельств суд первой инстанции пришел к выводу, что спорный объект является самовольной постройкой, и удовлетворил исковые требования о сносе помещений кафе.

Апелляционная инстанция при рассмотрении жалобы ответчика отменила ре шение суда и отказала в иске. Такой исход судебного разбирательства стал пол ной неожиданностью для истца, так как самовольность постройки спорного объ екта не вызывала сомнений.

Попробуем разобраться, в чем же причина отказа в иске. Действительно, возве денные ответчиком помещения на момент рассмотрения дела в суде представляли собой самовольную постройку, так как налицо все ее признаки, названные в п. ст. 222 ГК РФ.

В центре данного спора оказался иной вопрос: является ли истец по заявленным требованиям о сносе самовольной постройки надлежащим?

В соответствии со своими учредительными документами управление архитектуры района муниципальное учреждение, то есть по правовому статусу относится к 114 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО субъектам гражданских правоотношений, которые согласно ст. 53 АПК РФ 2002 года могут обратиться с иском в арбитражный суд. Однако эта процессуальная норма со держит четкое предписание о том, что государственные органы и органы местного самоуправления вправе предъявить иск в арбитражный суд только в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом.

Как уже отмечалось, сложность заключается в том, что федеральное законода тельство прямо не называет какой-либо орган, который вправе предъявить в арбит ражный суд иск о сносе самовольной постройки.

Пункт 2 ст. 222 ГК РФ предписывает лицу, осуществившему самовольное строи тельство, произвести его снос. Возникает вопрос: как будет развиваться ситуация, если это не будет сделано, учитывая, что самовольное строительство гражданское правонарушение?

Если "самострой" осуществлен на земельном участке, находящемся в собствен ности физического или юридического лица, данное лицо вправе предъявить иск о сносе самовольной постройки, опираясь на соответствующие нормы главы 20 ГК РФ о защите права собственности.

А как быть, если самовольное строительство осуществлено на территории пуб лично-правового образования, например муниципального образования (города, рай она)? Именно с такого рода нарушениями чаще всего сталкивается судебная практи ка. Какой орган может заявить иск о сносе "самостроя" и тем самым защитить обще ственные интересы от подобного правонарушения?

Как предусмотрено ст. 125 ГК РФ, от имени муниципальных образований своими действия ми могут приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Согласно ст. 6 ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" к ведению местно го самоуправления отнесены вопросы регулирования планировки и застройки территорий му ниципальных образований, а также владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью, в состав которой входят муниципальные земли (ст. 29 Закона). В соответствии со ст. 62 Градостроительного кодекса РФ выдача разрешений на строительство осуществляет ся органами местного самоуправления, а согласно ст. 11, 28, 29, 30, 32 Земельного кодекса РФ предоставление земельных участков для строительства и реконструкции, принадлежащих му ниципальному образованию на праве собственности, является прерогативой органов местного самоуправления.

Как показывает практика применения ст. 17 ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", органом, выступающим от име ни муниципального образования по упомянутым предметам ведения, является адми нистрация этого муниципального образования. Таким образом, именно администра ция муниципального образования как уполномоченный орган местного самоуправле ния вправе в судебном порядке потребовать сноса самовольной постройки.

Существует мнение о возможности делегирования администрацией муниципаль ного образования права предъявления иска о сносе объекта самовольного строи тельства другому органу местного самоуправления. Однако поскольку администрация муниципального образования прямо не наделена федеральным законом правом предъявления такого иска, она не вправе делегировать его другому органу. К тому же подобное делегирование будет противоречить ст. 53 АПК РФ.

В рассматриваемом примере суд апелляционной инстанции пришел к правильно му выводу о предъявлении иска о сносе самовольной постройки неуполномоченным органом в связи с тем, что ни упомянутыми законами и кодексами, ни ФЗ "Об архитек турной деятельности в Российской Федерации", ни иным федеральным законом не предусмотрено право органов архитектуры обращаться в арбитражный суд с соответ ствующим иском, как того требует ст. 53 АПК РФ. Следовательно, истец по делу не надлежащий и в иске отказано правомерно.


*** При рассмотрении судами споров, в центре которых оказывается самовольная по стройка, возникает немало вопросов. Ответы на эти вопросы позволяют не только правильно разрешить конкретный спор, но и глубже разобраться в проблемах теоре СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА тического порядка. Таких как соотношение способов защиты гражданских прав, по стижение пределов осуществления гражданских прав, определение составляющих элементов возникновения права собственности, значимость регистрационного прин ципа оборота недвижимого имущества и иных.

При рассмотрении иска юридического лица к предпринимателю о сносе самоволь ной постройки обозначилась довольно оригинальная позиция истца о существовании в действующем законодательстве презумпции самовольности любой постройки, на которую не зарегистрировано право собственности в соответствии со ст. 219 ГК РФ.

Необходимо отметить, что изложенное в п. 1 ст. 222 ГК РФ определение само вольной постройки представляет собой дефиницию, не содержит в себе презумпции и не обусловлено государственной регистрацией права собственности на вновь созда ваемое недвижимое имущество, о которой идет речь в ст. 219 ГК РФ. Поэтому пози ция истца о презумпции самовольности юридически несостоятельна. Реализация гражданских прав участниками гражданского оборота осуществляется с соблюдением требований законодательства. При этом нарушение норм законодательства влечет наступление неблагоприятных последствий, в том числе применение мер гражданско правовой ответственности. Следовательно, гражданское законодательство исходит из обратной презумпции, а именно соблюдения норм закона юридическими и фи зическими лицами при осуществлении гражданских прав, подтверждением чего слу жат положения ст. 10 ГК РФ о пределах осуществления гражданских прав.

Не менее интересной оказалась ситуация при разбирательстве другого дела, ко гда рассматривалось заявление юридического лица об установлении факта, имеюще го юридическое значение. Заявитель просил установить факт владения на праве соб ственности зданиями и сооружениями базы отдыха, которые расположены на зе мельном участке, находящемся в пользовании заявителя с 1965 года. В ходе рас смотрения дела суд выяснил, что часть строений приобретена заявителем по догово ру купли-продажи с физическим лицом, причем подлинник договора был утрачен.

Другая часть строений базы отдыха самовольно возведена заявителем без необхо димых на то разрешений.

В качестве заинтересованного лица в деле участвовала администрация муници пального образования, на территории которого находится земельный участок с рас положенными на нем спорными строениями. Администрация возражала по существу заявления, мотивировав это отсутствием у заявителя разрешения на строительство зданий и сооружений базы отдыха.

На основании норм п. 3 ст. 222 ГК РФ признание права собственности на само вольную постройку в судебном порядке происходит по иску заинтересованного лица, то есть в исковом производстве. Очевидна экономическая природа правоотношения, связанного с самовольной постройкой. Практика рассмотрения этой категории дел показывает, что нередко находится частное лицо или государственный орган либо орган местного самоуправления, которые выступают против удовлетворения такого иска.

Даже если никто из заинтересованных лиц не против признания права собствен ности на самовольно возведенные строения, отсутствуют основания для подачи за явления об установлении факта, имеющего юридическое значение. Цель обращения в суд с таким заявлением, по сути, состоит в том, чтобы восполнить утрату первичных документов, на основании которых у заявителя ранее возникло право собственности на имущество. У самовольного застройщика изначально отсутствуют документы, под тверждающие легитимность возникновения объекта недвижимости.

Следовательно, иск о признании права собственности на самовольную постройку никоим образом не может быть заменен на подачу заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение.

Теоретический и одновременно прикладной характер имеет вопрос о том, на сколько широк круг объектов, относящихся к самовольным постройкам. Так, по мне нию А. А. Рубанова, пристройка части жилого дома к уже существующему старому жилому дому не является постройкой и потому не попадает под действие ст. 116 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО ГК РФ 1. Такой подход представляется неверным. Осуществление пристройки к ранее возведенному объекту выходит за рамки выданного в свое время разрешения на строительство, не соответствует первоначальной проектной документации, по кото рой выполнено строительство, акту приемки объекта в эксплуатацию, изготовленному на их основании техническому паспорту строения. Тем самым пристройка нарушает определенные названными документами размеры, технические характеристики, кон структивные элементы существующего объекта недвижимости. Согласно ст. 62 Гра достроительного кодекса РФ разрешение на строительство требуется не только на вновь возводимый объект, но и на реконструкцию существующего.

Таким образом, если пристройка осуществляется без необходимых разрешений, налицо появление объекта "самостроя", к которому подлежит применению ст. Гражданского кодекса РФ.

Какова правовая природа исков, связанных с самовольной постройкой, и какие способы защиты гражданских прав задействованы при этом? Указанные иски можно разделить на две группы: о признании права собственности на самовольную построй ку и о сносе "самостроя".

Признание права предусмотрено законодателем в качестве одного из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ). Вместе с тем защита права предполагает, что имело место нарушение права, а значит, его существование до нарушения.

В случае с самовольной постройкой такой подход неприемлем, так как самовольное строительство по сути своей является правонарушением. Поэтому представляется неверным рассматривать предъявление иска о признании права собственности на самовольную постройку как практическую реализацию упомянутого способа защиты гражданских прав.

По смыслу ст. 8 ГК РФ признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке представляет собой одно из оснований возникновения граждан ских прав, ибо в данном случае именно судебным решением будет установлено пра во собственности истца на конкретное имущество. Вот где кроется правовая природа такого иска.

Ответчик по данной категории исков (каковым является соответствующий орган публично-правового образования) при разбирательстве дела отстаивает обществен ные интересы, что выражается в проверке соблюдения установленного порядка пре доставления земельного участка и соблюдения градостроительных и строительных норм и правил.

Правовая природа иска о сносе самовольной постройки ближе всего к так назы ваемому негаторному иску (ст. 304 ГК РФ), согласно которому собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. В данном случае собственник земельного участка не лишен возможности им владеть, хотя его права нарушены осуществлением само вольного строительства.

Применительно к ст. 12 ГК РФ иск о сносе самовольной постройки вполне соот ветствует такому способу защиты гражданских прав как восстановление положения, существовавшего до нарушения права.

Следует обратить внимание на то, что правовая оценка иска о сносе самовольной постройки как негаторного иска допускает возможность применения правил ст. 208 ГК РФ о нераспространении исковой давности на данный вид требования. Развивая эту мысль, можно сделать вывод о том, что право собственности на самовольную по стройку не может возникнуть на основании приобретательной давности. Сопоставле ние ст. 219, 222 и 234 ГК РФ подтверждает правильность этого вывода.

В приведенных судебных спорах обозначены вопросы, связанные с субъектным составом по данной категории дел, в частности о том, может ли частное лицо соб ственник земельного участка (а не орган публично-правового образования) выступать ответчиком по иску о признании права собственности на самовольную постройку?

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая / Под ред. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. М., 2002, с. 523.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА По действующему законодательству юридические и физические лица вправе иметь в собственности земельные участки. Вполне допустима ситуация, когда на этом участке другое лицо осуществит самовольное строительство и заявит иск о признании за ним права собственности на такую постройку. Нормы ч. 2 п. 3 ст. 222 ГК РФ не допускают возможности признания права собственности на "самострой" в подоб ной ситуации за самовольным застройщиком. Подробная аргументация такой позиции законодателя приведена А. А. Рубановым 2. К этим доводам можно добавить, что в данном случае возобладал приоритет известного со времен Древнего Рима "права почвы" при возведении строения на чужой земле. Таким образом, гражданское зако нодательство не предусмотрело правовых норм для удовлетворения иска о призна нии права собственности на самовольную постройку, предъявленного самовольным застройщиком к частному собственнику земли.

Юридическую возможность сохранить за собой самовольно возведенный объект застройщик может реализовать только путем достижения соглашения с собственни ком земли на предоставление ему соответствующей части земельного участка в пользование либо путем выкупа части земли под объектом "самостроя". Конечно же, сделка между собственником земли и застройщиком должна быть совершена в рам ках норм закона, допускающих имущественный оборот земельных участков. В случае реализации приведенного механизма первоначальный собственник земельного уча стка перестанет быть таковым, а значит, не будет фактических и правовых оснований для привлечения его в качестве ответчика по такому иску. Здесь возникает возмож ность во внесудебном порядке завершить процесс придания самовольному строению полноценного статуса объекта гражданских прав. Далее этот вопрос будет раскрыт подробнее.


С проблемой субъектного состава участников подобных споров связан еще один вопрос. Может ли иск о сносе самовольной постройки заявить не собственник, а арендатор земельного участка? Позиции юристов здесь расходятся. Сторонники од ной точки зрения полагают, что пределы имущественных интересов арендатора в отношении арендуемого земельного участка ограничены условиями соответствующе го договора с собственником. Самовольным строительством, прежде всего, наруше ны права собственника, поэтому именно он вправе требовать сноса самовольной постройки.

Сторонники другой точки зрения считают арендатора законным владельцем зе мельного участка, который в соответствии со ст. 305 ГК РФ вправе воспользоваться таким способом защиты как негаторный иск (ст. 304 ГК РФ) и заявить иск о сносе са мовольно возведенной постройки на арендуемом им земельном участке.

Представляется, что эти точки зрения не исключают друг друга. Скорее всего, предъявить подобный иск вправе и собственник, и арендатор земельного участка, так как в обоих случаях фактические и правовые предпосылки для предъявления иска налицо. В случае предъявления иска одним из этих субъектов участие другого в рас смотрении спора в качестве третьего лица поможет суду дать четкую юридическую квалификацию спорного правоотношения и принять правильное решение по существу иска.

Довольно редки в судебной практике случаи предъявления иска о признании пра ва собственности на самовольную постройку собственником или иным законным вла дельцем земельного участка, где осуществлена постройка, на основании ч. 2 п. ст. 222 ГК РФ. Гораздо чаще эти лица требуют сноса "самостроя".

Как уже смог убедиться читатель, предложенный материал имеет не только прак тический, но и теоретический характер. Такая направленность изложения обязывает обратиться к "истокам" самовольной постройки как юридического явления.

Римское право служит опорой всякого цивилистического исследования. Самовольное строительство и его результат понимались римскими юристами, с одной стороны, как бесспор ное нарушение прав собственника земельного участка, а с другой как один из случаев посту пления имущества в собственность хозяина земельного участка. Как писал известный римский Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая / Под ред. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина, с. 528.

118 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО юрист Гай, постройка, воздвигнутая кем-либо на нашей земле, хотя бы кто-либо построил ее для себя, становится по естественному праву нашею, так как построенное на поверхности при надлежит собственнику земли 3.

Такой подход позволил романистам разных поколений квалифицировать данную ситуацию в качестве способа приобретения права собственности путем приращения имущества (inaedifi catio) 4. Причем увеличение имущества происходило у собственника земельного участка, по скольку римское право мыслило строение как составную часть земельного участка: superficies solo cedit построенное на поверхности следует за почвой, то есть правовая судьба земли определяла правовую судьбу постройки.

Гражданский кодекс Франции (1804 г.) и Германское гражданское уложение (1896 г.), впи тавшие в себя рецепции римского права и до настоящего времени служащие образцами для гражданских кодификаций многих стран, сохранили приоритет так называемого "права почвы" при возведении строения на земельном участке, не принадлежащем застройщику.

В данном правоотношении многие правовые системы закрепляют переход самовольно воз веденной постройки к собственнику земельного участка и одновременно, используя принцип диспозитивного регулирования, предоставляют право застройщику на различного рода компен сации (ст. 555 Гражданского кодекса Франции, ст. 936 Гражданского кодекса Италии, § Германского гражданского уложения).

Аналогичной позиции придерживалось российское законодательство до 1917 года (ст. 384, 424, 425, 574, 609, 610 т. 10 Свода законов гражданских Российской империи, ст. 32, 847, 848 проекта Гражданского уложения, принятию которого воспрепятствовали события первой мировой войны и революции).

Как известно, римское право не было чем-то незыблемым. Напротив, на протяже нии своей истории оно изменялось, отражая процесс развития общественных от ношений. В результате изменений появилось новое вещное право superficies, ко торое "есть вещное, наследственное и отчуждаемое право полного пользования зда нием, выстроенным на чужой земле" 5. Таким образом, отношения по возведению построек на чужой земле были урегулированы позитивным правом, хотя это не ис ключало появления "самостроя" и в античные времена.

Тем не менее право застройки, иначе называемое суперфиций, довольно прочно вошло в юридический обиход и продолжает существовать с различными модифика циями в современных правовых системах. Практическая значимость суперфиция возобладала в отношениях между государством (собственником земли) и частными лицами (застройщиками). Скорее всего, потому, что во все времена частный собст венник земельного участка неохотно шел на добровольное ограничение своих прав на землю.

В отечественное позитивное право суперфиций был введен Законом "О праве за стройки" от 23 июня 1912 года. Как отмечали современники, строгая регламентация возникновения и прекращения, регистрационный принцип в работе позволяли гово рить о том, что "…право застройки приравнено … к земельной недвижимости".

В советский период право застройки входило составной частью в раздел о вещном праве Гражданского кодекса РСФСР 1922 года (ст. 71-84). Здесь можно отметить договорную приро ду этого права. Естественно, одной стороной в договоре было государство в лице соответст вующих коммунальных органов, поскольку в СССР земля находилась только в государственной собственности, а сделки с землей запрещались. В этот период самовольная постройка граж данским законодательством не упоминалась. Однако ст. 74 ГК РСФСР 1922 года предписывала застройщику при возведении построек и эксплуатации их соблюдать установленные строитель ные нормы, а также санитарные и противопожарные правила. Тем самым на законодательном уровне были установлены специальные требования по возведению зданий и сооружений.

Установление позитивным правом требований к осуществлению строительства не является достижением только советской правовой системы. Так, соответствующие положения отражены в §§ 3, 7, 59 Закона Германии от 15 марта 1951 года "О праве собственности на жилье".

Действовавшее в советский период законодательство исходило из принципа целевого пре доставления и использования земельных участков. Причем по целевому назначению использо вать землю вправе было только то конкретное лицо, которому в установленном порядке пре Памятники римского права: Законы ХII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М., 1997, с. 53.

Хвостов В. М. Система римского права. М., 1996, с. 249;

Санфилиппо Чезаре. Курс римского частного пра ва. М., 2000, с. 167;

Дождев Д. В. Римское частное право. М., 1997, с. 358.

Гримм Д. Д. Лекции по догме римского права. М., 2003, с. 284.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА доставлялся земельный участок. Все это позволяло охарактеризовать самовольное строитель ство как правонарушение. Именно в таком ракурсе оно рассматривалось многими советскими цивилистами 6. Иски о признании права собственности на самовольную постройку не допус кались. Отмена права застройки Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1948 года "О праве граждан на покупку и строительство индивидуальных жилых домов" не вне сла каких-либо изменений в юридическую природу "самостроя".

В ст. 109 ГК РСФСР 1964 года достаточно подробно изложены правовые последствия са мовольной постройки дома, из чего можно достаточно четко обозначить субъект и объект само вольного строительства. Таковыми являются гражданин и жилой дом (дача) соответственно.

Законодательство этого периода не упоминает самовольное строительство юридических лиц.

Очевидно главенство государственной собственности, охватывающей все сферы хозяйствен ной деятельности. Вместе с тем нормы §§ 15, 16 Инструкции о порядке регистрации строений в городах, рабочих, дачных и курортных поселках РСФСР, утвержденной приказом Министерства коммунального хозяйства РСФСР от 21 февраля 1968 года № 83, определяя правовые послед ствия самовольной постройки, не разграничивали самовольные строения, возведенные граж данами и юридическими лицами.

Надо сказать, не редкостью были случаи, когда предприятия, организации (чаще других колхозы, совхозы) осуществляли строительство административных или про мышленных объектов без получения необходимых разрешений на строительство и утвержденной проектной документации, то есть с нарушением соответствующих строительных норм и правил. Налицо самовольная постройка, выполненная юриди ческим лицом, хотя законодательство того времени прямо не регулировало этот во прос.

Отголоски этой проблемы до сих пор встречаются при рассмотрении конкретных споров в арбитражном суде, поскольку отсутствие у хозяйствующих субъектов раз личных форм собственности (правопреемников государственных организаций, колхо зов, совхозов) первичных правоустанавливающих документов на землю под спорным объектом или документов по правомерному его возведению дает повод для отнесе ния объекта спора к самовольной постройке. Причем такая квалификация может встать на пути легитимного вовлечения спорного строения в гражданский оборот.

Выход из этого положения видится, в частности, в предъявлении заинтересованным лицом иска о признании права собственности. Тем более если имеются субъекты, оспаривающие это право.

В период действия ГК РСФСР 1964 года юридическая наука однозначно воспри нимала самовольное строительство как гражданское правонарушение 7. В то же вре мя его устранение (снос постройки, выселение застройщика) производилось админи стративными методами, без судебного разбирательства, что указывало на отсутствие в данном отношении спора о праве.

Гражданский кодекс РФ 1994 года (ст. 222) не только дал определение самоволь ной постройки, обозначил правовые последствия самовольного строительства, но и установил возможности приобретения в собственность данного объекта застройщи ком или законным владельцем земельного участка под самовольно возведенной по стройкой. Самовольными застройщиками могут быть как граждане, так и юридические лица.

Положения п. 3 ст. 222 ГК РФ не дают основания для вывода о появлении нового способа приобретения имущества в собственность, поскольку самовольное строи тельство это, прежде всего, гражданское правонарушение. Поэтому допущение законодателем возможности признания права собственности на самовольно возве денное строение это исключение из общих правил, регламентирующих порядок строительства зданий и сооружений и вовлечения их в имущественный оборот.

На современном этапе развития гражданского права все большее распростране ние получает тенденция разделения имущественных прав: на земельный участок и на все расположенное на его поверхности и под ней 8. Такой подход с трудом вписывает ся в догмы римского права, лежащие в основе большинства гражданских кодифика Халфина Р. О. Право личной собственности граждан СССР. М., 1955, с. 103-107.

Советское гражданское право / Под ред. О. А. Красавчикова. М., 1972. Т. 1, с. 305-306 (автор главы В. Ф. Яковлев);

Советское гражданское право / Отв. ред. В. А. Рясенцев. М., 1986. Ч. 1, с. 373-374 (автор главы В. С. Толстой).

Маттеи У., Суханов Е. А. Основные положения права собственности. М., 1999, с. 194-197.

120 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО ций. Однако прагматичность этой тенденции вполне соответствует стремительному развитию современного гражданского оборота.

Российскому гражданскому праву, возвращающемуся на общий исторический путь развития, еще трудно выступать новатором, соперничая с традиционными граждан ско-правовыми системами Германии, Франции, Швейцарии. Однако нормы ст. 222 ГК РФ, устанавливающие возможность признания права собственности на самовольную постройку за лицом, ее осуществившим, можно отнести к числу подобных новелл в праве.

С принятием нового Земельного кодекса РФ 2001 года, определившего основными видами землепользования граждан и юридических лиц собственность и аренду, сроч ное землепользование перестает быть препятствием на пути "узаконения" самоволь ной постройки 9. Хотя и до принятия этого Кодекса сложно было найти правовые обос нования относительно неравного положения арендатора земельного участка, осуще ствившего строительство, и лица, бессрочно владеющего земельным участком и сде лавшего то же самое.

Подводя некоторые итоги проведенного исследования, можно обобщить те усло вия, при которых закон допускает признание права собственности на самовольно возведенный объект, придерживаясь последовательности, заложенной в п. 1 ст. Гражданского кодекса РФ. Во-первых, для строительства должен быть отведен зе мельный участок в порядке, установленном законом и иными правовыми актами. Во вторых, следует получить все необходимые разрешения. И в-третьих, при строитель стве объекта недопустимо существенное нарушение градостроительных и строитель ных норм и правил.

Очевидно, что отсутствие разрешения на строительство уже невозможно воспол нить в ходе судебного разбирательства. Но доказать соблюдение градостроительных и строительных норм и правил истец может. Подтверждением этому служит заключе ние полномочных и компетентных организаций, в том числе государственных органов, в функции и задачи которых входят вопросы строительства (органы архитектуры и градостроительства, органы Госархстройнадзора, проектно-строительные уч реждения и т. п.). Доказательством соблюдения данного условия может выступать заключение судебной строительно-технической экспертизы, проведенной в рамках рассматриваемого спора.

Предоставление земельного участка должно состояться до рассмотрения исково го заявления по существу, так как действующим законодательством не предусмотре но принятие судебного решения под условием, то есть до выполнения данного усло вия право собственности на объект самовольного строительства не может быть при знано в судебном порядке.

Подтверждением отведения земли служат правоустанавливающие документы (по становление, договор с кадастровым планом участка), а также доказательства выде ления участка в натуре (акт приема-передачи межевых знаков и т. п.).

Различного рода письменные обещания, заверения о предоставлении земельного участка в будущем, даже исходящие от полномочных органов, проекты постановле ний, договоров не могут служить доказательством выполнения этого условия.

Обязательным элементом предоставления земельного участка должно быть ука зание цели его использования, поскольку законодательство устанавливает принцип целевого использования земли. Следовательно, если в правоустанавливающих до кументах на земельный участок указана цель его предоставления иная, чем строи тельство спорного объекта, признание права собственности на него невозможно.

Наглядной иллюстрацией служит приведенный случай, когда застройщик самовольно увеличил количество этажей ранее принадлежавшего ему сооружения.

Исследование самовольной постройки будет неполным, если останутся без ответа вопросы о ее правовой природе, а также о том, почему право собственности на само вольную постройку по правилам ст. 222 ГК РФ приобретается через судебное реше ние. Опираясь на упоминавшуюся ранее презумпцию соблюдения норм закона юри дическими лицами и гражданами при осуществлении гражданских прав, можно сде Скловский К. И. Гражданский спор: Практическая цивилистика. М., 2002, с. 73-77.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА лать вывод о том, что самовольное строительство представляет собой не что иное, как гражданское правонарушение. Исходя из этого созданный в результате само вольного строительства объект недвижимости не может быть признан полноправным объектом гражданских прав. Тем более что действующим законодательством созда ние недвижимости и вовлечение ее в гражданский оборот строго регламентировано.

Какими критериями руководствуется законодатель, допуская возможность вовле чения этого незаконно созданного объекта в гражданский оборот? Они достаточно четко усматриваются из ч. 3 п. 3 ст. 222 ГК РФ. Только в том случае, если существо вание самовольной постройки не нарушает права и охраняемые интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан, возможно сохранение этого объекта и признание права собственности на него за самовольным застройщиком или законным владельцем земельного участка, где осуществлена постройка.

Поскольку самовольно возведенная постройка возникла по причине нарушения установленных законом правил, совершение с ней каких-либо сделок прямо запре щено (п. 2 ст. 222 ГК РФ). Можно сказать, что нарушение этого запрета представляет собой одно из оснований недействительности (ничтожности) сделки, помимо назван ных в главе 9 ГК РФ.

Общим правовым последствием самовольного возведения строения является его снос за счет самовольного застройщика (п. 2 ст. 222 ГК РФ). Вместе с тем вполне допустима ситуация, когда законный владелец земельного участка (где осуществлена самовольная постройка), не заинтересованный в ее сохранении, вправе самостоя тельно снести этот объект с последующим отнесением затрат на счет самовольного застройщика. В этом случае будет задействован такой способ защиты гражданских прав как самозащита (ст. 14 ГК РФ).

Все известные правовые системы уделяют особое внимание основаниям приоб ретения и прекращения права собственности. Этой же тенденции придерживается и отечественное законодательство (главы 14 и 15 ГК РФ). Однако допустить возмож ность приобретения имущества в собственность в результате гражданского право нарушения (каковым, несомненно, является самовольное строительство), значит, вступить в противоречие с основными началами гражданского законодательства (ст. 1) и основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей (ст. 8).

Поэтому для придания самовольной постройке полноценного статуса объекта гражданских прав и легитимного вовлечения этого объекта в имущественный оборот заинтересованное лицо обращается в суд с иском о признании права собственности на объект "самостроя" при наличии правовых предпосылок, установленных в п. ст. 222 ГК РФ. При этом судебное решение выступает в качестве основания возник новения права собственности у конкретного лица на конкретное имущество. Естест венно, после этого самовольная постройка теряет статус "самостроя".

Вместе с тем сформулированные законодателем в п. 3 ст. 222 ГК РФ условия, не обходимые для признания права собственности на самовольную постройку, могут быть соблюдены заинтересованными лицами и вне рамок судебного разбирательст ва. Тогда закономерен вопрос: можно ли в принципе приобрести право собственности на самовольную постройку без судебного решения?

Мнения юристов (ученых и практиков) здесь различны. Признание права собст венности через судебное решение с необходимостью предполагает существование спора. В той ситуации, когда между самовольным застройщиком и законным вла дельцем земельного участка не имеется разногласий по поводу возведения и даль нейшего существования объекта "самостроя", будут отсутствовать правовые мотивы для подачи иска, так как нет спора.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.