авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЯХ НОВОГО ВАЛЮТНОГО ЗАКОНА С 17 июня 2004 года в основной своей части ...»

-- [ Страница 7 ] --

Однако в этом случае на пути "легализации" самовольно возведенного объекта могут возникнуть иные трудности. Согласно ст. 219 ГК РФ право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистра ции, возникает с момента такой регистрации. Необходимость государственной реги страции права собственности на объекты недвижимого имущества прямо закреплена в ст. 131 ГК РФ. В настоящее время регистрация регулируется нормами ФЗ "О госу дарственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".

122 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО Практика деятельности учреждений юстиции, осуществляющих такую регистра цию, раскрывает следующую картину. На основании ст. 16-18 упомянутого Закона лицо, которое возвело недвижимость с соблюдением всех предусмотренных правил отвода земли и осуществления строительства, представляет в учреждение юстиции в обязательном порядке: разрешение на строительство, проектную документацию, утвержденную в установленном порядке, акт приемки объекта в эксплуатацию, под писанный уполномоченными и компетентными органами. Очевидно, что самовольный застройщик названных документов не имеет в силу "самовольности происхождения" возведенного им объекта. В связи с этим возникают сомнения по поводу того, что учреждение юстиции при отсутствии таких документов осуществит государственную регистрацию на самовольно возведенный объект недвижимости.

Однако в подобной ситуации заинтересованное лицо при обращении в учрежде ние юстиции вправе представить заключение полномочных и компетентных органов о соответствии объекта "самостроя" градостроительным и строительным нормам и правилам. Если учреждения юстиции воспримут данное заключение в совокупности с правоустанавливающими документами на землю под таким объектом, тогда можно утверждать, что приобретение права собственности на самовольную постройку воз можно во внесудебном порядке. Если же от учреждения юстиции последует отказ в осуществлении государственной регистрации, то у заинтересованного лица не оста нется иного пути кроме как обращаться с соответствующим иском в суд либо обжало вать в суд отказ учреждения юстиции.

Представляется, что рассмотрение иска о признании права собственности на са мовольную постройку скорее разрешит эту ситуацию, поскольку в соответствии со ст. 28 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сде- лок с ним" учреждение юстиции не вправе отказать в государственной регистрации права на недвижимое имущество, установленного вступившим в силу решением суда.

В рамках действующего законодательства возможен еще один путь легитимного вовлечения в гражданский оборот самовольно возведенной недвижимости. При от сутствии спора по поводу "самостроя" между самовольным застройщиком и законным владельцем земли главная сложность на этом пути заключается в том, чтобы воспол нить отсутствие разрешения на строительство и акта приемки в эксплуатацию закон ченного строительством объекта.

До настоящего времени не утратило юридической силы постановление СНК РСФСР от 22 мая 1940 года № 390 "О мерах борьбы с самовольным строительством в городах, рабочих, курортных и дачных поселках". Последние изменения в этот нор мативный акт внесены постановлением Правительства РФ от 23 июля 1993 года № 726. По смыслу п. 10 данного постановления при отсутствии оснований к сносу и переносу самовольно возведенного строения местная администрация предоставляет таким застройщикам разрешение на строительство в установленном порядке. Отсюда следует вывод о том, что при отсутствии обстоятельств, однозначно препятствующих сохранению самовольной постройки (ч. 3 п. 3 ст. 222 ГК РФ), самовольный застрой щик имеет возможность потребовать от администрации публично-правового образо вания выдать разрешение на строительство самовольно возведенной недвижимости.

Если от администрации последует отказ, то действующее процессуальное законода тельство предусматривает судебное обжалование такого отказа в суде общей юрис дикции или арбитражном суде.

Получение таким образом разрешения на строительство может послужить осно ванием к оформлению акта приемки в эксплуатацию объекта "самостроя". Наличие этих документов плюс предоставление земли сделают более убедительной в юриди ческом отношении позицию самовольного застройщика при обращении в учреждение юстиции по вопросу государственной регистрации.

Однако данный путь также имеет свои изъяны. Во-первых, в п. 10 упомянутого по становления речь идет о строениях, самовольно возведенных до его издания, то есть до 1940 года, а значит, установленная в нем процедура не относится к объектам "са мостроя", возникшим в последующем. Во-вторых, все нормы постановления СНК РСФСР от 22 мая 1940 года № 390 посвящены индивидуальным застройщикам, то есть физическим лицам, тогда как в настоящее время юридические лица "не отстают" СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА от граждан по части самовольного строительства. В-третьих, довольно детальное регулирование действующим законодательством вопросов правомерного осуществ ления строительства гражданами и юридическими лицами вызывает сомнения в юри дической востребованности данного постановления в соответствующей деятельности администраций публично-правовых образований.

Практика деятельности учреждений юстиции по вопросам регистрации недвижи мости и судебная практика по спорам, связанным с самовольным строительством, покажут, какой из названных путей "легализации" объектов "самостроя" окажется юридически и экономически более эффективным.

Правила п. 3 ст. 222 ГК РФ не охватывают ситуацию самовольного возведения объекта недвижимости на земельном участке частного лица самим собственником земли. Представляется, что в данном случае "узаконение" самовольной постройки вполне возможно во внесудебном порядке по одному из предложенных вариантов.

С. МОРГУНОВ, кандидат юридических наук, судья Арбитражного суда Краснодарского края Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права Размышления по определенной в названии статьи теме вызваны, в первую очередь, по становлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года № 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" 1. Важнейшей частью этого постанов ления следует считать обозначение общепризнанных принципов в качестве действующих норм, подлежащих применению судьями Российской Федерации. Такой подход свиде тельствует, что разграничение права на естественное и позитивное, закрепленное в ст. 15, 17, 18 Конституции РФ, может получить реальное выражение в решениях россий ских судов. Представляется, что эффективное разграничение права на естественное (пра во по природе) и позитивное (право по усмотрению) может вывести российскую судебную сис-тему на совершенно иной уровень развития с целью достижения реальной независи мости и самостоятельности.

Философия естественных прав получила правовое выражение в категории принци- пов права. Определение общих принципов права было включено в Статут Международного Суда ООН (ст. 38), а некоторые из этих принципов названы в Уставе ООН: равенство, сотрудничество, добросовестное исполнение обязательств, мирное урегулирова- ние споров, невмешательство и неприменение силы (ст. 2). Впоследствии пять классических принципов были дополнены принципом об уважении фундаментальных прав человека.

В настоящее время можно выделить некоторые устоявшиеся характеристики принци пов естественного происхождения, получивших закрепление в общем международном праве.

Во-первых, эти принципы более не рассматриваются как общие для всех правовых систем мира. Международные принципы являются общепризнанными (признаны всеми или почти всеми государствами). Как известно, могут существовать режимы, не соблю дающие естественные принципы права.

Во-вторых, данные принципы носят характер сверхимперативных норм или норм jus cogens, имеющих высшую юридическую силу. Определение такого характера этих норм Бюллетень Верховного Суда РФ, 2003, № 12.

124 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО содержится в Венской конвенции о праве международных договоров (1969 г.), по смыслу ст. 53 которой под общепризнанными принципами международного права понимаются императивные нормы общего международного права, которые принимаются и признаются международным сообществом государств в целом как нормы, отклонение от которых не допустимо. Данное положение в общем виде означает, что любая норма позитивного пра ва должна соответствовать общепризнанному принципу. Норма, противоречащая об щепризнанному принципу, юридически недействительна (не должна порождать послед ствий).

В-третьих, действие этих международных принципов распространяется не только на публичные (межгосударственные) отношения, но и на частные отношения субъектов пра ва. Иными словами, общепризнанные принципы регулируют как частные, так и публичные отношения.

В-четвертых, нарушение любого из этих принципов служит основанием применения санкций международно-правового характера, вплоть до вооруженного вмешательства.

В-пятых, самое важное: существует проблема соотношения этих принципов друг с дру гом. В современной конструкции международно-правовых принципов заложено противо речие между частной и публичной составляющей этих принципов. В них не определен баланс частных и публичных прав. К примеру, нарушение прав человека может вести к применению силы (Югославия, Ирак), что, в свою очередь, нарушает принципы невмеша тельства и неприменения силы и т. д.

В научной литературе подобная недоработка конструкции общепризнанных принципов имеет названия "закрытая линия между принципами" и "отсутствие их координации". Эти определения приводят к мысли о том, что формирование конструкции общепризнанных принципов не завершено и нуждается в дальнейшем развитии.

Однако следует констатировать, что за длительный период развития идеи о ес тественных правах получили оформление в институте общепризнанных принципов общего международного права, обладающих сверхимперативной силой (jus cogens) по отношению к иным правовым нормам.

Итак, общепризнанные принципы регламентируют как публичные, так и частные отно шения. Названные общепризнанные принципы в частных отношениях могут проявляться в следующих формах.

Принцип взаимного применения норм иностранного права и признания иностранных судебных актов (взаимность) как частное проявление принципов равенства и сотрудни чества государств.

Принцип недискриминации иностранных лиц в иностранном государстве как частное выражение принципов равенства и уважения прав человека.

Принцип защиты публичного порядка при регулировании частных отношений (оговорка о публичном порядке) как частная сторона принципа невмешательства во внутренние дела государств.

Принцип неуклонного исполнения обязательств (pacta sunt servanda), в том числе в сфере частных отношений.

Принцип взаимного сотрудничества государств один из основных в международ ном частном праве. Этот принцип обеспечивает эффективное применение норм междуна родного частного права и, как следствие, защиту прав и интересов субъектов междуна родного частного права.

Проблема взаимности непосредственно связана с такой объективной реальностью со временного мира как взаимное сотрудничество государств. Российское государство неиз менно выступает за укрепление экономических, научно-технических, культурных и иных связей с другими странами, поскольку они ратуют за укрепление деловых связей с Росси ей. Обе стороны этого процесса должны стремиться к развитию таких связей на началах равноправия, которое находит свое выражение и во взаимном признании государствами действия их законов, а также постановлений и решений судов. Принцип взаимного со трудничества прошел долгий путь развития от "мягкой" формы международной вежли вости (comity) до обязанности государств сотрудничать друг с другом во благо своих граждан.

Уважительное отношение к иностранному праву и к иностранным судебным актам, бесспорно, способствует обеспечению защиты прав физических и юридических лиц, нахо дящихся за пределами их собственной страны. Здесь принципы взаимного сотрудничест ва государств, их органов, судебной власти играют важную роль в повышении эффектив ности реализации норм современного международного частного права.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА Принцип взаимности может действовать как международная обычная норма, но может получить позитивное закрепление в национальном законодательстве. Так, впервые в рос сийское законодательство включена ст. 1189 ГК РФ, регламентирующая действие взаим ности в качестве общего начала в вопросах применения иностранного законодательства:

"1. Иностранное право подлежит применению в Российской Федерации независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном государстве к отношениям такого рода российское право, за исключением случаев, когда применение иностранного права на началах взаимности предусмотрено законом.

2. В случае, когда применение иностранного права зависит от взаимности, предпола гается, что она существует, если не доказано иное".

В данной формулировке прогрессивным является то обстоятельство, что юридическая обязанность применения иностранного права не поставлена в зависимость от необходи мости доказывать взаимность. Предполагается, что взаимность вытекает из еще более древнего обыкновения международной вежливости (comitas gentium, comity), предписы вающей государствам относиться к чужому правопорядку вежливо и обходительно. Так, в решении суда Великобритании (1921 г.) судья отметил: заявить, что законодательство государства, признанного суверенным со стороны нашего государства, противоречит ос новным принципам справедливости и морали это значит серьезно нарушить междуна родную вежливость.

Таким образом, принцип взаимности в настоящее время обрел законодательное за крепление в материально-правовых нормах российского права. Сложнее дело обстоит с действием данного принципа в сфере процессуального права. Взаимность в признании и исполнении иностранных судебных актов зафиксирована лишь в некоторых международ но-правовых договорах с участием России. В российских процессуальных кодексах взаим ность не нашла прямого закрепления. Возможно, это связано с теоретической неразрабо танностью вопроса: еще в международно-правовых работах начала XX века отмечалось, что теоретические исследования действия взаимности крайне малочисленны. Так, В. М. Корецкий в 1925 году писал, что широкое распространение не только договорной, но и эмпирической взаимности, "казалось бы, должно привлечь внимание исследователей к понятию взаимности, а между тем советская юридическая литература лишь попутно (в связи с комментированием) касалась поставленной проблемы" 2. Заслугой В. М. Ко-рецкого следует считать то, что он определил взаимность как "компенсационный корректив равен ства" государств, участвующих в международном сотрудничестве. В этом определении заключена взаимосвязь международно-правовых принципов, действующих в области пуб личного и частного права.

Равенство государств принцип международного публичного права. Равенство госу дарств предполагает их уважительное отношение друг к другу, выражающееся и в оказа нии взаимной помощи по вопросам защиты гражданских прав. Взаимное сотрудничество частноправовая сторона принципа равенства, образно говоря, частное лицо публичной нормы. Иными словами, равенство и взаимность две стороны одной медали: в публич ных отношениях государства равны, а в частной сфере в отношении прав своих граждан они устанавливают взаимно льготный режим.

Отказ от принципа взаимности в частных отношениях ведет к нарушению прав и инте ресов частных лиц и в конечном итоге к нарушению общих принципов современного меж дународно-правового сотрудничества. По этой причине взаимность широко признается на международном уровне.

Общей тенденцией развития национального законодательства также становится ясное закрепление взаимности в материальном и процессуальном праве. Российские процессу альные кодексы в настоящее время связывают взаимность лишь с писаной нормой меж дународного права международным договором. Предлагается признавать судебные решения лишь тех государств, с которыми заключен специальный договор. Взаимность не предполагается, но допускается международным договором.

Между тем, как представляется, такой пробел в специальном национальном законода тельстве не влияет на действие принципа взаимности в отношении процессуальных во просов. Во-первых, общепризнанный принцип имеет обычное происхождение, то есть существует как обычай. Следовательно, ограничение его действия нормой международно го договора вряд ли допустимо. Во-вторых, в Конституции РФ закреплено действие на территории России общепризнанных принципов международного права. Взаимное сотруд Корецкий В. М. Избранные труды. — Киев, 1989, с. 75.

126 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО ничество государств по признанию прав и интересов частных лиц один из таких прин ципов. Права и интересы частных лиц могут определяться не только иностранным правом, но и иностранным судебным решением.

В таком контексте отказ признавать принцип взаимности по мотиву отсутствия его упоминания в специальном законе РФ противоречит как конституционной норме, так и общепризнанным нормам международного права. Более того, такой отказ может повлечь возбуждение процесса в международном суде по мотиву необоснованного отказа от со трудничества, повлекшего нарушение прав человека. Практика Европейского Суда по правам человека позволяет сделать такой вывод. Так, в решении, вынесенном 25 января 2000 года по делу № 31679/96 "Игнаколло против Румынии" 3, Европейский Суд посчитал, что непринятие румынскими властями необходимых мер по исполнению решений фран цузских судов является нарушением, предусмотренным п. 1 ст. 8 Конвенции, касающимся прав граждан на защиту семейной и личной жизни. Иными словами, отсутствие взаимно сти в признании гражданских прав, установленных в иностранном судебном решении, может повлечь нарушение государством обязательств по защите прав человека, преду смотренных международным договором.

Принцип взаимного сотрудничества государств (взаимность) по защите частных прав находит в настоящее время закрепление в международно-правовых обычных нормах.

Отсюда следует вывод о том, что ограничение действия этого принципа в писаных нормах может привести к невыполнению государством своих международно-правовых обяза тельств.

Принцип недискриминации иностранных лиц в международном частном праве запре щает ограничивать права субъектов частных международных отношений на основе их национальной принадлежности и находит свое выражение в закреплении статуса этих субъектов лишь на основе режима: 1) наибольшего благоприятствования и 2) националь ного режима.

1. Режим наибольшего благоприятствования один из основных статусов, разрабо танных для иностранных компаний, действующих на территориях различных государств.

Благодаря данному институту иностранцы из любой страны пользуются теми же правами, которые предоставлены лицам другого иностранного государства. Отсюда проистекает само выражение "наибольшее благоприятствование" всем иностранным лицам. Указан ный режим предполагает, что иностранным юридическим и физическим лицам в торговле, мореплавании или в иных областях предоставляется такой же режим, какой предоставля ется или будет предоставляться в будущем юридическим и физическим лицам третьей иностранной страны. Общий режим в области торговли, мореплавания, правового поло жения иностранных организаций, применяемый к лицам одного из иностранных госу дарств, с которым заключен международный торговый договор, будет применяться и к лицам из любого другого государства. В силу этого принципа создаются равные условия для всех иностранных организаций, фирм и предпринимателей в отношении вопросов торговли, экономических отношений, инвестиций и т. д., которые предусмотрены между народным договором.

2. От режима наибольшего благоприятствования следует отличать национальный ре жим. Благодаря этому режиму иностранным гражданам и юридическим лицам из-за рубе жа предоставляются те же права, что и собственным гражданам. Поскольку на иностран ных физических и юридических лиц распространяются те же права и преимущества, кото рыми в данной стране пользуются местные физические и юридические лица, все они на ходятся в равном положении. Отличие национального режима от режима наибольшего благоприятствования состоит в том, что в силу наибольшего благоприятствования в рав ное положение ставятся иностранные организации и иностранные граждане между собой.

В силу национального режима в равном положении оказываются все лица, независимо от их гражданства и национальности.

При определении общего правового статуса иностранных граждан в России решающее значение имеет принцип национального режима. Согласно Конституции РФ (ст. 62) лица, не являющиеся гражданами РФ и законно находящиеся на ее территории, пользуются правами граждан России, однако права иностранных лиц могут быть иными, чем права граждан РФ (если иное не предусмотрено законом РФ). В специальных законах РФ права всех иностранных лиц могут быть ограничены или расширены по сравнению с правами российских граждан. Иностранным лицам в специальных законах предоставляется режим См., например: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА наибольшего благоприятствования (например, ст. 4 ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации"). Таким образом, принцип недискриминации иностранных лиц в РФ получил развитие в двух общепризнанных формах: в общей как национальный ре жим и в специальной как режим наибольшего благоприятствования. В тех сферах, где нет специального закона, действует общий конституционный принцип.

Принцип защиты международного и национального публичного порядка (ordre public interne, ordre public international). Оговорка о защите публичного порядка общепризнан ная норма международного частного права. В самом общем виде этот принцип означает, что иностранное право не применяется, а субъективные права (например, зафиксирован ные в судебном решении) не признаются (не получают защиты), если такое применение или признание противоречат публичному порядку данного государства или основам меж дународного правопорядка. Иными словами, защита публичного порядка в сфере частных отношений является частноправовой стороной принципа невмешательства и непримене ния силы.

В общем виде публичный порядок можно определить как основополагающие, системо образующие нормы и принципы, обеспечивающие стабильность экономической, полити ческой, социальной, правовой сфер государства. На правовой аспект публичного порядка в значительной степени оказывают влияние моральная, культурная, религиозная состав ляющие жизни конкретного общества. Как правило, к элементам современного нацио нального правопорядка относят: 1) основополагающие принципы национального права;

2) основополагающие принципы морали, характерные для этого общества, получившие свое выражение в религиозных, исторически-традиционалистских социальных нормах. В отно шении международного правопорядка основными элементами называют: 1) общепри знанные принципы и нормы международного права, направленные на защиту мира, безо пасности;

2} нормы, регламентирующие основные права человека.

В настоящее время принцип защиты публичного порядка закреплен в нормах прямого действия законодательства РФ. Так в ст. 1193 ГК РФ сказано, что и норма иностранного права в исключительных случаях не применяется, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В процессуальном законодательстве РФ предусмотрено, что в исполнении поручений или решений иностранных судов отказывается, если их исполнение нарушает основопола гающие принципы российского права или иным образом противоречит публичному поряд ку РФ (ст. 244, 256 АПК РФ, ст. 412 ГПК РФ и т. д.).

Опыт многих государств свидетельствует, что законодатель, вводя норму о защите публичного порядка, во-первых, ограничивает ее применение "исключительными случая ми" и, во-вторых, не дает четкого определения этого понятия, наделяя тем самым право применительные органы, и прежде всего суды, правом определения содержания этого понятия. В решениях международных судов, в свою очередь, определяется понятие "меж дународный публичный порядок".

Понятия "национальный публичный порядок" и "международный публичный порядок" тесно взаимосвязаны. Так, международный публичный порядок включает запрет терро ризма. Следовательно, сделка, направленная на покупку оружия террористами, должна признаваться недействительной в судах любого государства члена международного сообщества. Если на основе иностранного права иностранное судебное решение легали зует данную сделку, то за рубежом такое решение, как и такой выбор права, не должны признаваться. Отказ в признании выбора иностранного права, равно как и в признании судебного решения, легализующего сделку, заключенную с противоправной целью (тер роризм, работорговля, распространение наркотиков, дискриминация частных лиц и т. д.), будет служить целям защиты национального и международного правопорядка.


Таким образом, нормы-принципы — это нормы высшей юридической силы, от клонение от которых недопустимо, они действуют в сфере как публичного, так и частного права. Как правило, в определении правового содержания принципов значи тельную роль играют решения судов.

Наиболее очевидно механизм формализации естественных принципов права проявля ется в международных судах Европейского Союза (Суд Справедливости в г. Люксембурге) и Совета Европы (Суд по правам человека в г. Страсбурге). С одной стороны, названные суды в своей работе используют принципы Устава ООН как сверхимперативные нормы.

Так, в одном из недавних решений Суд по правам человека применил принцип невмеша 128 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО тельства и подтвердил действие государственного (дипломатического) иммунитета в спо ре Калогеропулу и 256 других лиц против Германии и Греции 4.

С другой стороны, европейские суды разработали концепцию, согласно которой их ре шения могут базироваться на общеевропейских (региональных) принципах права.

Например, в силу этой концепции Суд Справедливости может принять решение на ос нове не только договоров и правовых актов Европейского Союза, но и исходя из общих естественных принципов права. Уставные документы Евросоюза предусматривают это полномочие Суда Справедливости в общей форме в ст. 31 Устава ЕОУС, ст. 136 Устава Евроатома, в ст. 164 Устава Европейского Суда и т. д. Наиболее определенно такое пол номочие Суда сформулировано в Уставе Суда Справедливости, где сказано, что Суд ре шает вопросы ответственности сторон в том числе на "общих принципах, действующих в правовых системах государств-членов". Однако на практике Суд применяет принципы без обращения к национальному праву: он формализует эти принципы независимо и само стоятельно.

Суд по правам человека в г. Страсбурге также формулирует свои решения исходя из принципиальных положений естественного права, материализованных в прецедентных решениях этого суда. Европейские международные суды работают эффективно (некото рые исследователи считают, что их прецеденты создали объединенную Европу) и выра ботали тысячи решений. Однако немногочисленные принципиальные положения о при оритете естественных прав повторяются в этих решениях с завидным постоянством. Это обстоятельство позволяет выделить общие принципы и сделать вывод, что наиболее важных общеевропейских принципов права не более четырех. Причем к устоявшимся следует отнести три принципа: 1) верховенство основных прав человека, 2) верховенство права, 3) право на суд. Четвертый принцип субсидиарность появился недавно и о нем следует сказать особо.

Итак, мы видим, что в иерархии европейских принципов фундаментальные права че ловека занимают главное место. Безусловно, такой подход определен в первую очередь тем, что защита прав человека осуществляется на основе Конвенции 1950 года, толкова ние которой осуществляет Суд по правам человека в г. Страсбурге. Для Суда Справедли вости (г. Люксембург) права человека не определены в качестве сферы его компетенции, которая касается экономических отношений на общем рынке Евросоюза. Но уже в 1969 году Суд Справедливости в своем решении определил: "права человека гарантиро ваны общими принципами права сообщества и защищаются Судом" 5. Далее этот принци пиальный прецедент служил основанием судебных решений во многих делах. Из них наи более показательно дело в связи с запретом в Ирландии публиковать адреса клиник, в которых производятся аборты. В тот период (1988 г.) ст. 40.3.3 Конституции Ирландии содержала положение о защите прав нерожденных детей. Споры об этом положении Кон ституции Ирландии рассматривались в европейских международных судах. Решения вы несены на основе приоритета прав человека беременной женщины, свободной прини мать решение об аборте 6. Затем в исполнение этих решений Конституция Ирландии была изменена в результате референдума 1992 года.

Эти решения свидетельствуют, что принцип верховенства прав человека используется судами как норма общего характера (дело 1969 года), а также может получить конкретиза цию в отдельном решении европейского суда (дело 1988 года). Во втором случае естест венное право человека было интерпретировано судами в качестве правомочия женщины свободно принимать решение о ликвидации последствий нежелательной беременности.

Подобная свобода не должна ограничиваться нормами позитивного права.


Следует заметить, что новейшая практика европейских судов свидетельствует о необ ходимости давать новое понимание прав человека с целью разрешения противоречия между естественным правом и достижениями научного прогресса: в судах рассматри ваются дела об эвтаназии, операциях по изменению пола и о клонировании человека.

В отсутствие позитивного права все эти споры рассматриваются на основе принципа вер ховенства прав человека.

В дополнение к этим подходам необходимо отметить, что существуют предписания судов о том, что государства члены Европейского Союза и Совета Европы (Россия участвует), также связаны принципом верховенства фундаментальных (основных) прав Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание.

Case 29/69 (1969) ECR, p. 419.

Case C-362/88, ECR,1-667.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА человека 7. Подразумевается, что национальный суд должен решать вопрос соотношения национального законодательства и принципа верховенства прав человека, то есть нацио нальный суд должен отменить или не применить закон, если он противоречит принципу верховенства прав человека.

Следующий европейский принцип "верховенство права" также сформировался в решениях европейских судов и выступает одним из наиболее важных общих европейских принципов права. Это весьма объемный принцип, состоящий из нескольких элементов:

правовой определенности, правовой эффективности и баланса интересов или пропорцио нальности. В некоторых исследованиях названные элементы выделяются в качестве са мостоятельных принципов. Однако все они характеризуют главную черту принципа верхо венства права предсказуемость правовых предписаний. Согласно этому принципу лю бой нормативный акт, в том числе и судебное решение, служит источником права только в случае, если носит определенный характер, эффективно регулирует правоотношения и содержит пропорциональные меры правового регулирования.

При отсутствии какого-либо из указанных элементов международные европейские су ды могут признать не соответствующими принципу верховенства права и закон, и договор, и судебное решение.

Так, Европейский Суд по правам человека неоднократно отмечал нарушение принципа верховенства прав в виде: а) придания новым законам обратной силы;

б) неоднократной отмены вступивших в силу судебных решений;

в) включения или невключения в законода тельные акты положений, которые не отвечают законным ожиданиям человека (например, невозможность получить компенсацию из-за отсутствия предписания в законе о бюджете);

г) несбалансированности частных и публичных интересов в законе или судебном решении и т. д. Таким образом, европейские суды под принципом верховенства права понимают не принцип законности, сформулированный в позитивном праве, но скорее общий естествен но-правовой принцип предсказуемости и справедливости нормативных писаных правил.

Иными словами, верховенство права предопределяет принцип законности и служит осно вой последнего.

Корреспондируется с универсальным принципом мирного разрешения споров евро пейский принцип "право на суд", который носит объемный и общий характер, имеющий такие элементы как право: а) быть выслушанным 9, б) на основе равноправия сторон 10, в) с юридическим представительством (юридическая профессиональная привилегия) 11, г) судом, созданным на основе закона, д) судом, действующим беспристрастно, справед ливо, независимо и в определенной процедуре 12. За несколько десятилетий существова ния европейские суды предложили наиболее подробное регламентирование именно этого принципа. Оказалось, что он наиболее часто нарушался и нарушается практически во всех европейских государствах. Достаточно взять любой из бюллетеней европейских судов, чтобы обнаружить жалобы на нарушение права на суд в самых неожиданных формах в современных европейских государствах. Судебная власть по-прежнему остается самой уязвимой с точки зрения давления противоправного публичного и частного интереса на сферу ее компетенции.

Между тем европейские суды в своих решениях подчеркивают, что без абсолютизации принципа права на суд становятся эфемерными и права человека и верховенство права.

Исходя из этого понимания, европейские суды с особым вниманием относятся к поддер жанию верховенства принципа "права на суд" в любом из европейских государств. По следнее позволяет сделать вывод о том, что в Европе "право на суд" существует как са мостоятельный принцип наряду с принципом мирного урегулирования споров.

И наконец, четвертый общеевропейский принцип назван принципом субсидиарности.

Этот принцип новый, разработанный не судами, но государствами членами Евросоюза в Маастрихтском договоре, предусмотревшем следующее: "в областях, которые не входят в исключительную компетенцию. Сообщество действует на основе принципа субсидиар Case SPUC v. Grogan. Case C159/90 (1991) ECR1-4685.

Так, данный принцип Суд по правам человека сформулировал в решении по делу "Спорронг и Ленрот":

"для целей настоящего положения Суд должен установить, было ли соблюдено в актах государства справедливое равновесие между требованиями общественного интереса и требованиями защиты основных прав частных лиц".

Case 75/77 (1978) ECR 897.

Case 114/76 (1977) ECR 1211.

Case 155/79 (1982) ECR 1575.

Case Sovtransavto Holding — Ukraine № 48553/99. Страсбург, постановление от 25 июля 2002 года.

130 ХОЗЯЙСТВО И ПРАВО ности", то есть в той сфере, которая урегулирована писаными нормами, принципы приме няются как дополнительный источник права. Сама формулировка предполагает, что при менять принцип субсидиарности может любой орган Сообщества. Однако на практике реализует принцип субсидиарности Суд Справедливости, который призван защищать полномочия государств-членов от чрезмерного вмешательства наднациональных органов Сообщества (Еврокомиссии и Европарламента) в дела суверенных государств. Очевидно также, что принцип субсидиарности в значительной мере перекликается с общим принци пом международного права: невмешательства и неприменения силы, но в отличие от принципа Устава ООН субсидиарность предполагает использование судебного механизма для защиты внутренних интересов государств членов Евросоюза. Субсидиарность оз начает, что нарушение разумного соотношения между применяемыми принципами и писа ными правилами также может быть предметом дела, рассматриваемого Судом Справед ливости. К сожалению, в отношении универсальных принципов такой механизм не создан.

В целом представляется возможным сделать вывод о том, что в настоящее время Рос сийская Федерация связана целой системой принципов права естественного происхожде ния, среди которых выделяются региональный и общий блок принципов международного права, многие из которых имеют публичную и частную составляющие. Исходя из тех под ходов к иерархии однопорядковых норм, которые определены общим международным правом: при правоприменении региональная норма учитывается прежде универсальной, рискнем предложить следующую систему принципов международного права, обяза тельных для Российской Федерации:

верховенство основных (фундаментальных) прав человека, в том числе недискри минация иностранных лиц, право наций на самоопределение (Устав ООН, Пакты о правах человека 1966 года, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года, прецеденты Европейского суда по правам человека);

верховенство права как права определенного, эффективного, сбалансированного (пропорционального) (прецеденты Европейского Суда по правам человека);

право на суд как суд независимый, беспристрастный, справедливый, законный, профессиональный (Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года, прецеденты Европейского Суда по правам человека);

мирное разрешение споров (Устав ООН);

равенство субъектов права (Устав ООН, Европейская конвенция о защите прав че ловека и основных свобод 1950 года, прецеденты Европейского суда по правам чело века);

эффективное взаимное сотрудничество субъектов (Устав ООН, поддерживается прецедентами Европейского Суда по правам человека);

добросовестное выполнение обязательств (Устав ООН, прецеденты Европейского Суда по правам человека);

неприменение силы, невмешательство во внутренние дела, в том числе защита публичного порядка (Устав ООН, Маастрихтский договор ЕС).

Общепризнанные принципы международного права нашли многочисленные подтвер ждения в решениях международных судов и судов иностранных государств. К настояще му времени общепризнанные международные принципы обозначены и в судебных ак- тах Российской Федерации: в постановлении Конституционного Суда РФ от 2 февраля года № 4-П по делу о проверке конституционности ряда статей УПК РСФСР и других;

в информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 декабря 1999 года № С1 7/СМП-1341 о принципиальных прецедентах Европейского Суда по правам человека;

в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года № 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации".

Можно считать, что начало положено: общепризнанные принципы становятся скорее реальным, чем мифическим источником судебной практики. Однако подлинная реализа ция общепризнанных принципов права возможна лишь в решениях, вынесенных по кон кретным делам. Только в случае, если общепризнанный принцип права перестанет быть загадкой для российских судей, станет доступным и известным источником права и послу жит защите права конкретного человека, можно считать, что судебная реформа состоя лась, а в России сложилась независимая и справедливая судебная власть.

Т. НЕШАТАЕВА, судья Высшего Арбитражного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.