авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Комментарий к Федеральному закону «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных ...»

-- [ Страница 3 ] --

4. Будучи обязанным выплатить 300 000 000 руб., ОАО «С» имеет право требова ния к ОАО «К», основанное на решении МКАС. Размер этого требования 300 000 000 руб., полученных ОАО «К» за акции. Главный вопрос: каков правовой механизм выплаты данных средств с учетом специфики банкротства ОАО «К»?

5. Обычно контрагент платит должнику и претендует на получение от должника ка ких-либо выплат в порядке очередности, соразмерности, пропорциональности. Зачет встречного однородного требования возможен, как сказано в абз. 3 п. 8 ст. 142 Феде рального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкрот стве)» (далее Закон о банкротстве), только при условии соблюдения очередности, пропорциональности удовлетворения требований. На вопрос о том, что имен-но представляет собой это условие, в Законе нет ответа. Буквальное толкование приво дит к выводу о том, что очередность и пропорциональность соблюдаются, только если зачетоспособным является единственное требование определенной очереди при отсутствии требований нижестоящих очередей. Описанная ситуация настолько маловероятна, что в настоящее время применение зачета в конкурсных отношениях можно считать заблокированным.

В рассмотренной ситуации обозначенный механизм не используется, так как су ществует вероятность доказывания того, что требования и ОАО «С», и ОАО «К» не являются конкурсными, а нормы о запрете зачета применяются именно к конкурсным требованиям.

6. То, что требования данных субъектов текущие, нуждается в доказывании.

Согласно п. 3 Приложения к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 года № 64 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», актуального и сегодня, требование о применении последствий недействительности сделки не подлежит включению в перечень требований кредиторов и подлежит рассмотрению соответст вующим судом в общем порядке вне рамок процесса о банкротстве. Статус кредито Проблемы правоприменения ров с реституционными требованиями, возникшими после возбуждения конкурсного процесса, четко не определен. Необходимо обратить внимание на п. 4 ст. 616 Закона о банкротстве 2002 года (в редакции от 28 апреля 2009 года, вступившей в силу 5 июня 2009 года) и аналогичный п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 30 апреля 2009 года № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по ос нованиям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкрот стве)».

Их суть в следующем. Если признается недействительной сделка, нарушающая нормы Закона о банкротстве (в частности, сделка, направленная на незаконное пре кращение обязательств должника перед кредиторами), то обязательство должника перед соответствующим кредитором считается восстановленным (возникшим) с мо мента совершения недействительной сделки. Причем право требования кредитора по этому обязательству к должнику считается существовавшим независимо от соверше ния данной сделки.

Соответственно если денежное обязательство, на прекращение которого была направлена сделка, возникло до принятия заявления о банкротстве должника, требо вание кредитора текущим не является.

Как видим, к рассматриваемой ситуации приведенные нормы не относятся, по скольку они регламентируют отношения хоть и сходные, но иные: в нашей ситуации не идет речь о недействительности сделки, направленной на незаконное прекраще ние обязательств должника.

Следовательно, требование ОАО «С» носит текущий характер.

7. Допустим ли зачет встречных однородных текущих требований? Я полагаю, да.

Положительный ответ на этот вопрос основан на том, что Закон о банкротстве не регламентирует зачет текущих требований, следовательно, запрет отсутствует. Исхо дя из сущности конкурсных отношений текущие требования, подлежащие внеочеред ному удовлетворению, могут быть зачтены. Иной вывод реален только при наличии прямых норм закона.

Вывод о возможности зачета встречных текущих требований в конкурсном про изводстве подтверждается судебной практикой. В качестве примера можно приве- сти решения по конкретным делам, например определение ВАС РФ от 16 апреля года № 3649/09, постановление ФАС Дальневосточного округа от 16 июня 2008 года № Ф03-А24/08-1/1953.

8. На основании сказанного ОАО «С» для защиты своих интересов следует в ответ на требование конкурсного управляющего заявить о зачете встречных однородных требований, что влечет прекращение реституционного обязательства.

9. Зачет односторонняя сделка в силу императивной регламентации ст. ГК РФ. Соответственно данная сделка вступает в силу с момента ее совершения ОАО «С» и не требует согласования со стороны конкурсного управляющего.

Реституционные обязательства ОАО «С» и ОАО «К» будут считаться прекращен ными с момента заявления об этом ОАО «С».

10. Поскольку зачет обычная сделка, ее совершение может быть оспорено.

В рассмотренной ситуации конкурсный управляющий вправе обратиться в суд в по рядке искового производства.

При этом нужно помнить о сроке конкурсного производства: согласно п. 2 ст. Закона о банкротстве конкурсное производство вводится на срок не более шести ме сяцев с возможным продлением не более чем на шесть месяцев (ранее действовав шая редакция допускала введение данной процедуры на срок двенадцать месяцев с максимальным продлением на шесть месяцев).

54 Хозяйство и право Конкурсный управляющий связан этими сроками. Если конкурсное производство будет прекращено и должник ликвидирован, никто, в том числе кредиторы, не полу чившие полного исполнения, не вправе предъявлять требования к ОАО «С».

11. Даже если конкурсный управляющий подаст иск о признании недействитель ным зачета, его удовлетворение маловероятно, поскольку законные основания для этого отсутствуют.

12. Что касается требования конкурсного управляющего в части выплаты процен тов по ст. 395 ГК РФ, оно не является правомерным в силу следующих соображений.

Поскольку суть реституционного требования к ОАО «С» (отраженная в решении МКАС) состоит в том, что оно не является денежным, ОАО «С» обязано передать акции. Денежный характер это требование может приобрести в силу судебного акта об изменении способа исполнения.

Таким образом, требование о взыскании процентов в крайнем случае допустимо с момента изменения способа исполнения (данный вывод небесспорен, однако не буду вдаваться в тонкости, связанные с его оспариванием). А вот ОАО «С» вполне может предъявить аналогичное требование, то есть о начислении процентов за незаконное пользование неосновательно полученными ОАО «К» денежными средствами с мо мента, когда названное акционерное общество узнало или должно было узнать о неосновательности своего обогащения.

13. Замечу, что в данной ситуации имеется процессуальная проблема, связанная с ответом на вопрос: в каком процессуальном порядке конкурсный управляющий ОАО «К» может изменить порядок исполнения?

Как отмечалось, сделать это будет необходимо, так как предмет неосновательного обогащения акции ОАО «И» прекратили существование с момента ликвидации этого акционерного общества.

В силу ст. 324 АПК РФ при наличии обстоятельств, затрудняющих либо делающих невозможным исполнение судебного акта, арбитражный суд, выдавший исполнитель ный лист, по заявлению взыскателя, должника либо судебного пристава-испол-нителя вправе изменить порядок и способ исполнения. Соответственно при отсутствии у должника переданного по недействительной сделке имущества в натуре кредитор имеет право направить в арбитражный суд ходатайство об изменении способа испол нения на взыскание стоимости переданных активов. Данный вывод подтверждается судебной практикой (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от сентября 2007 года № А10-3758/02-Ф02-6049/07, ФАС Московского округа от июля 2001 года № КГ-А40/3481-01, ФАС Северо-Кавказского округа от 26 января года № А53-13016/2006-С4-32).

Однако в контексте специфики реституции акций существует иная судебная прак тика (в том числе ВАС РФ), когда требование о взыскании стоимости акций при отсут ствии их в натуре суд рассматривает в судебном процессе по существу спора и выно сит новое решение (постановления Президиума ВАС РФ от 29 февраля 2000 го-да № 4879/98, ФАС Уральского округа от 15 октября 2007 года № Ф09-12070/06-С4, ФАС Поволжского округа от 24 июня 2004 года № А-57-6398/01-25).

Полагаю, что данный подход в большей степени соответствует сущности отноше ний. Таким образом, суд должен исходить из характера требования, а не изменять последствия недействительности сделки при помощи норм процессуального права.

С требованием о взыскании стоимости акций конкурсный управляющий должен обратиться в МКАС, учитывая необходимость соблюдения сроков исковой давности и иных процессуальных сроков (подробное рассмотрение данного вопроса выходит за рамки настоящего исследования).

Проблемы правоприменения 14. Итак, доказано, что конкурсный управляющий не имеет права что-либо взы скать с ОАО «С» (если, конечно, ОАО «С» сможет юридически грамотно ответить на требования управляющего).

15. Кредиторам ОАО «К» не стоит принимать решение о продлении срока конкурс ного производства. Им целесообразно рассмотреть вопрос об ответственности кон курсного управляющего.

М. ТЕЛЮКИНА, доктор юридических наук, профессор Обеспечение исполнения предварительного договора купли-продажи жилого помещения С принятием Федерального закона от 30 декабря 2004 года № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»

(далее Закон № 214-ФЗ) привлечение денежных средств граждан и юридических лиц для долевого строительства многоквартирных домов должно осуществляться на основании договора участия в долевом строительстве. Однако выполнение этого требования вызывает определенные трудности для лица, планирующего привлекать денежные средства в строительство. Чтобы иметь возможность заключить с инвесто ром договор участия в долевом строительстве, данное лицо должно обладать стату сом застройщика, то есть иметь в собственности или на праве аренды земельный участок и получить разрешение на строительство. Помимо этого привлечению денеж ных средств должно предшествовать опубликование в установленном порядке про ектной декларации. Таким образом, застройщик еще до заключения договоров уча стия в долевом строительстве и привлечения денежных средств несет значительные материальные издержки, связанные с выполнением требований действующего зако нодательства.

В связи с этим многие строительные компании пытаются посредством иных (пре дусмотренных или не предусмотренных ГК РФ) договорных конструкций избежать заключения договоров участия в долевом строительстве. Один из возможных вариан тов заключение предварительного договора купли-продажи жилых помещений, где предусматривается, что продавец и покупатель обязаны в будущем заключить дого вор купли-продажи на условиях, согласованных сторонами в предварительном дого воре.

Как правило, в предварительных договорах срок заключения основного договора устанавливается в виде временного промежутка между оформлением продавцом своего права собственности на жилое помещение и точно определенной календарной датой, в течение которого должен быть заключен основной договор купли-про-дажи.

К сожалению, использование конструкции предварительного договора не решает проблему привлечения денежных средств, поскольку такой договор носит организа ционный характер и не порождает имущественных, а тем более денежных обяза тельств 1. Этот вывод подтверждается судебной практикой.

Так, в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 октября 2009 года № 09АП-18956/2009-ГК по делу № А40-35317/09-11-351 указано, что пред варительный договор не способен порождать встречное обязательство по оплате стоимости основного долга, то есть платежная функция в рамках предварительного договора в отсутствие основного договора реализована быть не может.

Мелихов Е. И. Предварительный договор и задаток // Юрист, 2003, № 4.

56 Хозяйство и право Выходом из сложившейся ситуации допустимо считать получение денежных средств по предварительному договору купли-продажи посредством использования способов обеспечения исполнения обязательств. Несмотря на спорность данной ме ры, проанализируем некоторые из этих способов.

Согласно п. 1 ст. 380 ГК РФ задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору плате жей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его ис полнения.

Как отмечает К. Скловский, учитывая, что платежная функция задатка, как следует из ст. 380 ГК РФ, неотделима от обеспечительной функции, применение задатка к пред варительному договору недопустимо 2.

В доктрине существует и иная точка зрения, согласно которой ГК РФ не исключа ет возможности обеспечения задатком предварительного договора 3.

Судебная практика долгое время не признавала такую возможность. Однако в по следнее время позиция высших судебных инстанций претерпела существенные из менения.

Так, Верховный Суд РФ в определениях Судебной коллегии по гражданским делам от 22 июля 2008 года № 53-В08-5 и от 10 марта 2009 года № 48-В08-19 указал на возможность обеспечения задатком исполнения обязательств из предварительного до-говора.

Дело, в котором решался этот вопрос, судом в целях формирования единообраз ной практики применения арбитражными судами норм о задатке было передано в Президиум ВАС РФ для пересмотра принятых по нему судебных актов судов апел ляционной и кассационной инстанций в порядке надзора (определение ВАС РФ от 19 ноября 2009 года № ВАС-13331/09 по делу № А40-59414/08-7-583).

Статья 329 ГК РФ оставляет перечень способов обеспечения исполнения обяза тельств открытым, что позволяет сторонам договора использовать денежные средст ва в качестве иных, непоименованных способов обеспечения исполнения обяза тельств. Среди них один из наиболее часто встречающихся в практике обеспечи тельный платеж.

Суть его сводится к тому, что в течение нескольких дней с момента подписания предварительного договора покупатель обязан перечислить продавцу денежную сумму, размер которой, как правило, равен покупной цене по основному договору.

При заключении основного договора обеспечительный платеж засчитывается про давцом в счет оплаты по основному договору. Принимая во внимание неоднознач ность судебной практики, касающейся возможности применения задатка, стороны в договоре прямо предусматривают, что обеспечительный платеж не является задат ком. Конструкция обеспечительного платежа позволяет избежать спора о том, выпол няет ли он платежную функцию по предварительному договору.

Так, судом сделан вывод, что пункты договора, где закреплены условия об обеспечи тельном платеже, не содержат встречного исполнения обязательств, в них конкретно указано на то, что стороны предусматривают договорный способ обеспечения испол нения обязательств (постановление ФАС Московского округа от 22 сентября 2009 го да № КГ-А40/8205-09).

Исходя из указанных обстоятельств некоторые авторы делают вывод о том, что непоименованные способы исполнения обязательств могут быть эффективнее, не жели урегулированные ГК РФ 4.

Скловский К. И. К вопросу о задатке при приобретении жилых помещений // ЭЖ-Юрист, 2000, № 7.

Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. — М.: Статут, 2001, с. 601.

Петрищев В. Обеспечение исполнения предварительного договора // ЭЖ-Юрист, 2009, № 31.

Проблемы правоприменения Не оспаривая данный вывод, хочу обратить внимание на следующие риски при использовании обеспечительного платежа.

Во-первых, существует риск предъявления исков о признании договора, устанав ливающего обязанность внесения обеспечительного платежа, мнимой сделкой, по скольку обеспечительный платеж фактически прикрывает денежное обязательство покупателя по предварительному договору (например, постановления ФАС Москов ского округа от 22 сентября 2009 года № КГ-А40/8205-09, от 12 октября 2009 года № КГ-А40/9105-09 и др.). Однако истцу достаточно сложно доказать притворность или мнимость сделки в части пунктов, устанавливающих обязательство по уплате обеспе чительного платежа.

В то же время следует согласиться с О. Анциферовым, который отмечает, что для продавца представляется затруднительным доказать, что полученные от покупателя денежные средства предназначены для расходования на некие иные цели, чем строительство, либо не будут расходоваться вовсе. Применение каких-либо схем для маскировки конечной точки расходования денежных средств способно завести отно шения сторон по предварительному договору в нежелательную для застройщика уго ловно-правовую сферу 5.

Во-вторых, в случае уклонения покупателя от оплаты обеспечительного платежа есть вероятность, что продавец не сможет взыскать его посредством обращения в суд.

Так, судом установлено, что в соответствии с определением понятия предваритель ного договора в ст. 429 ГК РФ единственное обязательство, возникающее из такого договора, взаимная обязанность сторон заключить в будущем основной договор, при том что исполнение указанной обязанности не обусловлено каким-либо встреч ным предоставлением одной стороне другой.

Договор, содержащий помимо обязательства заключить в будущем основной до говор и иные обязательства, в частности осуществить какое-либо встречное предос тавление, подлежит квалификации как смешанный, если только «иные» обязатель ства, связанные с осуществлением встречного предоставления, не направлены на обеспечение исполнения обязательств из предварительного договора.

То, какой способ защиты установлен ст. 429 ГК РФ против стороны, уклоняющей ся от заключения основного договора, позволяет прийти к выводу о том, что единст венный способ, которым может быть обеспечено исполнение обязательства из пред варительного договора, обращение в суд с требованием о понуждении заключить договор и о возмещении причиненных уклонением от заключения основного догово ра убытков.

Условие договора, устанавливающее наряду с обязательством заключить в бу дущем основной договор также обязательство осуществить какое-либо встречное предоставление в счет обеспечения исполнения обязательств из предварительного договора, предусматривает обеспечение исполнения обязательств из предваритель ного договора способом, не соответствующим п. 5 ст. 429, п. 4 ст. 445 ГК РФ, и в силу п. 1 ст. 167 ГК РФ не влечет юридических последствий (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 октября 2009 года № 09АП-19443/2009).

В законодательном регулировании тоже создаются предпосылки для привлечения застройщиками денежных средств в долевое строительство иными путями помимо договора участия в долевом строительстве. В частности, в ранее действовавших Практических рекомендациях по применению положений Федеральной целевой про граммы «Государственные жилищные сертификаты» о возможности приобретения за счет средств бюджетных субсидий жилых помещений в строящихся домах после за вершения строительства, утвержденных приказом Госстроя России от 6 мая Анциферов О. Д. Обеспечительный платеж по предварительному договору купли-продажи жилья // Законода тельство и экономика, 2007, № 1.

58 Хозяйство и право 2000 года № 106, было предусмотрено, что предварительный договор о приобрете нии готового жилья в строящемся жилом доме после завершения его строительства по своему экономическому содержанию является договором долевого участия в жи лищном строительстве.

Распространение положений о договоре долевого участия в строительстве на предварительный договор купли-продажи нашло свое дальнейшее развитие. Госу дарственной Думой принят в первом чтении проект федерального закона № 98106- «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях защиты прав участников долевого строительства». Проект (ст. 6) предусматри вает дополнение ст. 1 Закона № 214-ФЗ ч. 21, согласно которой положения о договоре долевого участия в строительстве (ч. 2 ст. 1) применяются также к предварительному договору, согласно которому стороны обязуются заключить в будущем договор (ос новной договор) о привлечении денежных средств физического лица с последующим возникновением права собственности на жилые помещения. Если денежные средства граждан привлекались на основании договоров, не предусмотренных ч. 21, на такие договоры распространяются все условия и последствия, предусмотренные Законом № 214-ФЗ для договоров участия в долевом строительстве.

В случае принятия проекта в данной редакции использование предварительных договоров купли-продажи утратит смысл в связи с тем, что на них будут распростра няться правила Закона № 214-ФЗ, в том числе касающиеся возможности привлечения денежных средств. Это станет важной мерой по защите прав участников долевого строительства, которая позволит избежать появления новых «обманутых дольщиков»

на основе более строгой регламентации привлечения денежных средств в долевое строительство, а также государственного контроля за деятельностью строительных компаний.

А. СОЛОВЫХ, кандидат юридических наук ДОГОВОРЫ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Сделки с объектами незавершенного строительства Понятие объекта незавершенного строительства четко не определено действующим законодательством.

По мнению Е. Суханова, такой объект считается недвижимостью лишь при консерва ции строительства 1. К этой точке зрения присоединяется О. Козырь, отмечая, что законодательство предусматривает государственную регистрацию объектов «неза вершенки», то есть придание им статуса недвижимости, лишь в определенных слу чаях 2. Схожих взглядов придерживаются некоторые другие авторы, указывая, что до момента регистрации вновь создаваемое имущество не является объектом права собственности, поэтому именуется законодателем как незавершенное 3, исходя из чего объект следует рассматривать как строительные материалы самостоятель ные, отдельные объекты права собственности 4, сделки с которыми должны осущест вляться по правилам, предусмотренным для движимого имущества 5.

Такой подход представляется спорным, поскольку понятие недвижимости связы вается исключительно с фактом государственной регистрации права. Но согласно ст. 130 ГК РФ наряду с регистрацией объект должен характеризоваться неразрывной связью с землей и невозможностью перемещения без несоразмерного ущерба его назначению.

Анализ правоприменительной практики показывает, что суды при квалифика- ции строения в качестве недвижимости, прежде всего, обращают внимание на характер связи объекта с землей. В постановлении ФАС Уральского округа от 30 октября года № Ф09-8059/08-С6 указано, что государственную регистрацию спорного объекта нельзя произвести, так как он представляет собой сборную конструкцию и не облада ет признаком невозможности перемещения без несоразмерного ущерба его назначе нию, следовательно, он не относится к недвижимому имуществу.

В литературе также обращалось внимание на необходимость использования крите рия невозможности перемещения объекта при квалификации его в качестве недви жимости 6 и подчеркивалось, что объект фактически существует как до, так и после регистрации 7.

По общему правилу объект незавершенного строительства подлежит достройке, но его судьба может измениться, если он является предметом спора о разделе иму щества супругов.

Суханов Е. Приобретение и прекращение права собственности // Хозяйство и право, 1998, № 6, с. 4-5.

Козырь О. М. Недвижимость в новом Гражданском кодексе России // Гражданский кодекс России: Проблемы.

Теория. — М., 1998, с. 278.

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / Отв. ред. О. Н. Садиков. — М., 1997, с. 439-440.

Комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М, 2001, с. 12 (автор комментария — О. Г. Ломидзе).

Павлодский Е. Залог недвижимого имущества (ипотека) // Хозяйство и право, 2000, № 4, с. 8.

Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. — М.: Юристъ, 2001, с. 218.

Постатейный комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» / Под общ. ред. П. В. Крашенинникова. — М., 1999, с. 16 (автор комментария — Б. М. Гонгало).

60 Хозяйство и право Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики за II квартал 2001 года (опреде ление № 57В01-2) указал, что по иску супругов, совместно возводивших дом, суд вправе произвести раздел неоконченного строительством дома, если, учитывая сте пень его готовности, можно определить отдельные, подлежащие выделу части с по следующей технической возможностью доведения строительства дома до конца.

Если нельзя осуществить раздел неоконченного строительством дома, суд может признать за супругами право на строительные материалы и конструктивные элемен ты дома.

Как быть в ситуации, когда строительство завершено, но здание в установленном порядке в эксплуатацию не введено? В этом случае Пермский краевой суд в опреде лении № 33-5307 от 23 ноября 2006 года рекомендовал исходить из того, что до вво да в эксплуатацию сооружение является объектом незавершенного строительства и не может считаться жилым домом 8. Это толкование основано на ст. 55 Градострои тельного кодекса РФ, согласно которой разрешение на ввод объекта в эксплуатацию представляет собой документ, удостоверяющий выполнение строительства в полном объеме и являющийся основанием для постановки объекта на государственный учет.

Исходя из сказанного можно также сделать вывод, что на объекты незавер шенного строительства не распространяется ряд положений действующего законода тельства, регулирующих правовой режим введенных в эксплуатацию зданий, напри мер жилых помещений, требования к содержанию и ремонту которых установлены Правительством РФ, в частности постановлением от 13 августа 2006 года № «Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и Правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в слу чае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту обще го имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерыва ми, превышающими установленную продолжительность».

При совершении сделок с объектами незавершенного строительства необходимо соблюдать следующие условия. В силу ст. 740 ГК РФ подрядчик по договору строи тельного подряда вправе вести строительные работы. Поэтому если строение явля ется предметом действующего договора, сделки с таким объектом не допускаются, на что указано в п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 года № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собст венности и других вещных прав».

До момента исполнения договора подряда либо его расторжения стороны связаны взаимными обязательствами, что исключает возможность признания права собствен ности на объект, его передачу третьему лицу или предъявление заказчиком подряд чику виндикационного иска [постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от февраля 2005 года № А33-9837/04-С2-Ф02-410/05-С2, от 17 марта 2005 года № А33 16577/04-С2-Ф02-958/05-С2;

ФАС Западно-Сибирского округа от 26 февраля года № Ф04-462/2007(31422-А03-38)].

Согласно ст. 130, 219 ГК РФ и ст. 25 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее Закон о регистрации) права на объект незавершенного строительст ва как недвижимое имущество должны быть зарегистрированы в установленном по рядке и возникают с момента регистрации. Соответственно сделки с объектами неза вершенного строительства до момента государственной регистрации недействитель ны.

Данный вывод сделан в п. 21 «Обзора практики разрешения споров по договору строительного подряда» (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 года № 51). В качестве примера можно привести постановление ФАС Западно Сибирского округа от 20 марта 2008 года № Ф04-1711/2008(1992-А75-9), из которого См.: Обзор кассационной и надзорной практики по гражданским делам за 2006 год Пермского краевого суда.

Договоры: теория и практика следует, что договор простого товарищества является незаключенным, поскольку не зарегистрировано право собственности на внесенный в качестве вклада в совмест ную деятельность объект незавершенного строительства.

Аналогичное положение действует в случае продажи объекта незавершенного строительства с публичных торгов в порядке исполнительного производства. В п. «Обзора практики разрешения споров, связанных с применением Федерального зако на «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»

(Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 года № 59) ука зано, что до тех пор, пока право собственности на объект не будет зарегистрировано, он не может быть продан.

Из данного правила есть исключение. Согласно ст. 6 Закона о регистрации права на недвижимость, возникшие до вступления Закона в силу, признаются действитель ными, а регистрация таких прав проводится по желанию правообладателей, но для совершения сделки права на строение должны быть зарегистрированы.

Отсутствие у продавца на момент заключения договора государственной регист рации права собственности на отчуждаемый объект недвижимости не может служить основанием для признания сделки недействительной, если право возникло до введе ния в действие Закона о регистрации. Соответствующий вывод сделан в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 октября года № 16-В05-22, он основывается на п. 2 ст. 6 Закона о регистрации, согласно кото рому государственная регистрация возникшего до введения в действие данного Зако на права проводится при регистрации перехода права или сделки об отчуждении объекта недвижимого имущества.

Необходима ли государственная регистрация права собственности на объект не завершенного строительства для совершения сделок купли-продажи долей в нем?

В постановлении ФАС Центрального округа от 28 апреля 2006 года по делу № А36-181/15-03(А36-417/2005) сказано, что отсутствие регистрации на спорный объ ект не является основанием для отказа в удовлетворении требования о выделе в натуре доли в имуществе, находящемся в общей собственности товарищей. По мо ему мнению, указанный вывод суда требует уточнения. Если незавершенное строи тельство предмет действующего договора строительного подряда, то объект не может являться предметом сделок, поэтому и выдел доли в натуре недопустим. Од нако если договор подряда исполнен, право собственности на незавершенное строи тельство возникает с момента государственной регистрации (ст. 130, 219 ГК РФ).

Следовательно, выдел доли вправе осуществлять только собственник.

В силу ст. 25 Закона о регистрации право собственности на незавершенное строи тельство регистрируется при наличии разрешения на строительство, проекта, описа ния объекта, а также документов, подтверждающих права на земельный участок.

Согласно ст. 222 ГК РФ недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей, признается самовольной постройкой, которая подлежит сносу, кроме случаев, предусмотренных действующим законодательством.

Само по себе наличие законных прав на участок не гарантирует презумпции пра вомерности возведения на земле объекта недвижимости. Нужно также учитывать целевое назначение выделенного земельного участка. В противном случае объект незавершенного строительства может быть признан самовольной постройкой (поста новление Президиума ВАС РФ от 19 сентября 2000 года № 1288/00).

При рассмотрении спорных ситуаций в контексте ст. 222 ГК РФ также целесооб разно обращать внимание на расположенные на земельном участке инженерные коммуникации и соблюдение в связи с этим положений СНиП при производстве строительных работ (постановление ФАС Поволжского округа от 5 октября 2005 го-да № А72-8596/03-И566.

Согласно ст. 549, 554 ГК РФ в договоре купли-продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить характеристики имуще 62 Хозяйство и право ства, в том числе его расположение на земельном участке. Аналогичные нормы име ются в ГК РФ относительно других сделок, например аренды (ст. 607) и залога (ст. 339). Переход права собственности по договору купли-продажи объекта незавер шенного строительства подлежит государственной регистрации, а цена является существенным условием сделки (ст. 555 ГК РФ).

Наряду с ценой признаки объекта должны быть четко сформулированы в догово ре. В противном случае, как указано в постановлении ФАС Западно-Сибирского окру га от 25 декабря 2006 года № Ф04-8409/2006(29419-А45-21), сделка в соответствии со ст. 432 ГК РФ является незаключенной, так как сторонами не согласован ее предмет.

Возникает вопрос: каким же образом индивидуализировать объект незавершенно го строительства? ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 12 июля года № Ф04-4280/2006(24387-А45-39) указал, что доказательством служит акт техни ческого состояния либо иной документ, содержащий описание объекта.

В связи с тем, что речь идет о недвижимом имуществе, оно подлежит учету в государственном кадастре недвижимости в соответствии с Порядком ведения госу дарственного кадастра недвижимости, утвержденным приказом Минюста России от 20 февраля 2008 года № 35 9.

Следует выяснить, имеется ли в натуре объект незавершенного строительства на момент заключения сделки. Так, ФАС Московского округа в постановлении от 9 ок тября 2006 года № КГ-А41/9253-06 указал, что, поскольку на месте фундамента воз ведено производственно-административное здание, фундамент как самостоятельный объект гражданских прав прекратил свое существование.

Подлежит ли государственной регистрации договор купли-продажи объекта неза вершенного строительства? Постановлением от 19 июня 2006 года № Ф04-3633/ 2006(23640-А03-22) ФАС Западно-Сибирского округа отказал в удовлетворении иска о признании недействительной сделки по приобретению недостроенного здания в связи с отсутствием регистрации договора, подчеркнув, что обязательная регистрация сделки осуществляется только в случаях, предусмотренных законом, например про дажа предприятия (ст. 560 ГК РФ) или жилого помещения (ст. 558 ГК РФ).

Цена может рассматриваться как доказательство заинтересованности, необходи мое для предъявления иска в суд. При рассмотрении спора ФАС Западно-Сибир ского округа (постановление от 6 июля 2006 года № Ф04-4223/2006) установил, что два ООО заключили сделку купли-продажи не завершенного строительством объекта (склада). Возникшие между сторонами противоречия привели к тому, что покупатель обратился в суд с иском к продавцу о регистрации перехода права собственности.

Продавец предъявил встречный иск о признании договора недействительным в связи с нарушением продавцом порядка совершения крупной сделки, предусмотренного ст. 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с огра ниченной ответственностью» (далее Закон об ООО). При рассмотрении дела суд пришел к выводу, что оспариваемая сделка является крупной и ее заключение нахо дится в компетенции общего собрания. Поскольку собрание не проводилось, гене ральный директор не вправе производить отчуждение имущества. В силу п. 5 ст. Закона об ООО крупная сделка относится к категории оспоримых, поэтому общество, заявляя о незаконности действий генерального директора, должно доказать наруше ние своих прав и законных интересов. В обосновании иска ООО (продавец) указало, что инвентарная стоимость объекта значительно превышает стоимость, предусмот ренную договором, что подтверждает факт заинтересованности общества и право на предъявление иска. С учетом данных обстоятельств договор купли-продажи объекта незавершенного строительства признан ничтожным.

Нередко объекты незавершенного строительства возводятся по инвестиционным контрактам, регулируемым помимо ГК РФ Федеральным законом от 25 февраля См. также: приказ Минюста России от 18 февраля 2008 года № 32 «Об утверждении форм кадастровых пас портов здания, сооружения, объекта незавершенного строительства, помещения, земельного участка».

Договоры: теория и практика 1999 года № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений». При рассмотрении спора между субъектами инвестиционной деятельности ФАС Московского округа в постановлении от 6 апреля 2005 года по делу № КГ-А40/2182-05 указал, что объекты инвестиций, в том числе незавершенное строительство, являются общей долевой собственностью субъектов инвестиционного процесса. Поэтому распоряжение этими объектами без согласия всех инвесторов противоречит ст. 246 ГК РФ и является незаконным.

Законодательство не содержит четкого ответа на вопрос, допускается ли аренда объекта незавершенного строительства. Отсутствие специальных правил свидетель ствует о том, что должны применяться общие положения ГК РФ об аренде. Однако в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 17 июля 2006 года № А56-49787/ сделан вывод, что аренда незаконна, поскольку не завершенный строительством объект может быть использован только с целью окончания строительства. Видимо, данный вывод основывается на том, что объект незавершенного строительства, ис ходя из его юридического определения и целевого назначения, становится пригодным для использования после достройки и ввода в эксплуатацию в установленном зако ном порядке.

По моему мнению, более обоснованной представляется позиция ФАС Восточно Сибирского округа, согласно которой суду при рассмотрении спора надлежит устано вить возможность использования объекта незавершенного строительства в целях, предусмотренных договором аренды. Положения ГК РФ, регулирующие статус объ екта незавершенного строительства, не запрещают передавать его в аренду. Следо вательно, толкование закона, ограничивающее права собственника имущества, дол жно подтверждаться соответствующими доказательствами (постановление от 16 мая 2006 года № А58-6030/2005-Ф02-2029/06-С2).

Являясь недвижимым имуществом, объект незавершенного строительства может выступать предметом договора залога. К данным правоотношениям наряду с ГК РФ применяется Федеральный закон от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (зало ге недвижимости)» (далее Закон об ипотеке). Договор ипотеки незавершенного строительства подлежит государственной регистрации, при отсутствии которой счи тается недействительным (ст. 339 ГК РФ).

Договор ипотеки может заключаться одновременно с договором купли-продажи объекта незавершенного строительства в качестве обеспечения исполнения обяза тельств по сделке. В практике ФАС Западно-Сибирского округа возник спор, при рас смотрении которого установлено, что обязательства по договору ипотеки исполнены, но юридическое лицо залогодержатель ликвидировано. Согласно ст. 25 Закона об ипотеке регистрационная запись об ипотеке погашается на основании заявления владельца закладной, совместного заявления залогодателя и залогодержателя либо на основании решения суда. Руководствуясь данной нормой, регистрационная служба отказала залогодателю в удовлетворении заявления о погашении записи об ипотеке, что послужило основанием для обжалования действий службы в суд. Ликвидация залогодержателя привела к невозможности совместного обращения с заявлением в регистрационной орган и рассмотрения дела в суде в порядке искового производства (ст. 150 АПК РФ). Прекращение ипотеки не отнесено действующим законодательст вом к перечню споров, которые могут быть разрешены арбитражными судами в по рядке особого производства. Исходя из того, что обязательства по договору были исполнены, и учитывая, что ликвидация юридического лица влечет прекращение его прав и обязанностей (ст. 61 ГК РФ), суд признал отказ в государственной регистрации прекращения записи об ипотеке незаконным [постановление от 27 сентября 2006 года № Ф04-6214/2006(26643-А27-22)].

В настоящее время указанная проблема решена, поскольку Федеральным зако ном от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законо дательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка об 64 Хозяйство и право ращения взыскания на заложенное имущество» Закон об ипотеке дополнен ст. 251, согласно которой при ликвидации залогодержателя – юридического лица регистраци онная запись об ипотеке погашается на основании заявления залогодателя и выписки из единого государственного реестра юридических лиц, подтверждающей внесение в указанный реестр записи о ликвидации данного юридического лица.

В соответствии со ст. 340 ГК РФ, ст. 69 Закона об ипотеке залог объекта незавер шенного строительства должен осуществляться одновременно с залогом земельного участка, на котором данный объект располагается. Согласно ст. 65 Закона если иное не предусмотрено договором, права залогодержателя распространяются на сооруже ния, которые построены на участке в период действия договора. Незавершенное строительство становится автоматически предметом залога, если возведено на за ложенном земельном участке. При этом, как указано в постановлении ФАС Северо Западного округа от 11 января 2005 года № А56-21422/04, не имеет значения, что на момент заключения договора об ипотеке на участке уже велось строительство соору жений, которые не были заложены. В данном случае нужно учитывать, что согласно ст. 64 Закона об ипотеке стороны договора вправе установить, что строящиеся зда ния не обременяются залогом. В противном случае залогодержатель вправе при не исполнении основного обязательства обратить взыскание на возведенные сооруже ния.

При совершении сделок с объектами незавершенного строительства, находящи мися в федеральной или муниципальной собственности, следует руководствоваться Федеральным законом от 21 декабря 2001 года № 178-ФЗ «О приватизации государ ственного и муниципального имущества» (см. постановление ФАС Поволжского окру га от 21 июня 2005 года по делу № А55-9837/03-36).

Анализ судебной практики приводит к выводу о том, что юристам при оценке пра вомерности сделок с объектами незавершенного строительства необходимо обра щать внимание на следующее: объект сделки не должен быть предметом действую щего договора строительного подряда;

права на не завершенное строительством здание, строение, сооружение и переход права собственности подлежат государст венной регистрации в установленном законом порядке;

договор должен содержать сведения, позволяющие идентифицировать объект и его расположение на земельном участке;

цена является существенным условием договора купли-продажи;

при заклю чении договора залога следует установить, обременяются ли ипотекой име-ющиеся на участке сооружения и стоящиеся здания, возведение которых планируется в пери од действия договора.

Н. МЕЛЬНИКОВ, доцент кафедры «Гражданское право и процесс» ОрелГТУ, кандидат юридических наук Проблемы отраслевой принадлежности договора с руководителем юридического лица Российское законодательство неоднозначно решает вопрос о правовой природе тако го договора.

С введением в действие Трудового кодекса РФ, определившего, что руководитель работник организации, особенности труда которого закреплены в главе 43, дискус сию о правовой природе договоров, заключаемых между руководителем и управляе Договоры: теория и практика мой им организацией, можно было считать завершившейся. Однако после принятия постановления Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 года № 3-П она продол жилась: в частности, высказывалось мнение о том, что коллизия между трудовым и гражданским правом разрешена в пользу последнего. Более того, ввиду специфики процедуры расторжения трудового договора с руководителем, признанной КС РФ, такой договор приобрел черты комплексного правового института, сочетающего в себе элементы как гражданского, так и трудового права 1. Из данного утверждения делается вывод: «раз уж вопрос об оспаривании увольнения руководителя теперь будет рассматриваться более по нормам гражданского, нежели трудового, права, то имеет смысл передать данную категорию споров в ведение арбитражных судов» 2.

Представляется, что это утверждение не лишено смысла.

Здесь следует сделать оговорку: что касается правоотношений между Правитель ством РФ или уполномоченными им федеральными органами исполнительной власти с руководителями федеральных государственных предприятий, то позиция законода теля понятна: если ранее они регулировались на основании контрактов, заключаемых в соответствии с гражданским законодательством, то согласно Указу Президента РФ от 5 октября 2002 года № 1129 «О приведении актов Президента РСФСР и Президен та Российской Федерации в соответствие с Трудовым кодексом Российской Федера ции» с 5 октября 2002 года на основании трудовых договоров.

Для уяснения природы заключаемого договора необходимо, прежде всего, опре делить статус руководителя юридического лица. Законодательство закрепляет два основных критерия, характеризующих его правовое положение. Во-первых, это ра ботник, состоящий в трудовых отношениях, выполняющий в соответствии с заклю ченным с ним трудовым договором особую трудовую функцию;

во-вторых, единолич ный волеизъявляющий исполнительный орган юридического лица, в обязанности которого входит реализация компетенции юридического лица в гражданском обо роте. Таким образом, статус руководителя организации можно охарактеризовать как сложный. С одной стороны, руководитель орган юридического лица, порядок фор мирования и полномочия которого определены гражданским законодательством. При этом существует неразрывная связь между руководителем и юридическим лицом, поскольку орган часть самой организации. С другой стороны, юридическое лицо и его руководитель состоят в отношениях, предмет которых составляет труд руководи теля по осуществлению актов организации.

Такая двойственность обусловливает появление множества взглядов об отраслевой принадлежности отношений с руководителем организации (трудности добавляет то, что законодательство РФ допускает возможность использовать для регулирования отношений с руководителем как трудовой, так и гражданско-правовой договор).

1. Большинство российских юристов считают, что специфика выполняемой руко водителем работы говорит о том, что соответствующие правоотношения нужно регу лировать нормами трудового, а не гражданского права о работе подрядчика или исполнителя 3.

В законодательстве европейских стран (в частности, Франции, Италии, Великобрита нии, Германии и некоторых других) руководящие работники признаются субъектами трудового права, но на них распространяется специальный правовой режим рабоче го времени, порядка увольнения, ограничений на заключение срочного трудового договора и т. д. Защита трудовых прав граждан и прав в сфере социального обеспечения в судебной практике / Сост.

А. Л. Благодир, И. Л. Дубровина. — Киров, 2005, с. 182-185.

Карабельников Б. Р. Увольнение руководителя организации по п. 2 ст. 278 ТК РФ: позиция Конституционного Суда Российской Федерации // Правоведение, 2005, № 1, с. 140.

Автаева О. Ю. Договор с руководителем коммерческой организации // Право и экономика, 1999, № 8;

Па шин В. М. Правовой статус единоличного исполнительного органа хозяйственного общества: мнимый конфликт гражданского и трудового права // Законодательство, 2006, № 5.

True T. Italy // International Enciclopedia for Labour Law and Industrial Relations / Ed. R. Blanpain. Deventer. Boston, 1998. P. 37. См.: Лютов Н. Л. Правовой статус руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации с точки зрения трудового права // Трудовое право, 2003, № 2, с. 21.

66 Хозяйство и право Международная организация труда рассматривает руководящих работников как субъектов трудового права. Ряд конвенций и рекомендаций МОТ содержат специ альные нормы-изъятия, которые оставляют решение вопроса о применении соответ ствующего международно-правового акта о труде к таким работникам на усмотрение национального законодательства 5.

Ю. Полетаев, Ю. Орловский, А. Ставцева и многие другие полагают, что природа от ношений с руководителем трудоправовая 6.

2. Л. Санникова утверждает, что отношения найма труда обладают всеми призна ками, необходимыми для причисления их к предмету гражданского права, что дает основания конструировать модель гражданско-правового по своей природе правоот ношения найма труда 7. Указанная модель, в частности, реализована в правовой системе США, где в большинстве законов о труде из категории «работников», кото рые подлежат специальной правовой защите, как правило, исключаются руководя щие работники наравне с лицами, имеющими родственные или иные доверительные отношения с работодателем.

Э. Мартиросян отмечает: «Человек с печатью в руках, имеющий право сделать документом любую бумагу, по которой обязанности будет нести юридическое лицо, не может иметь статус наемного работника, поскольку он представляет юридическое лицо и распоряжается его имуществом. А это предмет правового регулирования гражданского права» 8.

3. Как пишет И. Шиткина, договор с руководителем организации представляет собой смешанный договор как сочетание норм гражданского и трудового законода тельства 9.

Однако действующее гражданское законодательство не предусматривает воз можности существования договора, сочетающего в себе положения различных от раслей права. ГК РФ допускает включение в гражданско-правовой договор положений других гражданско-правовых договоров при условии отсутствия их конфронтации, однако заключение смешанного договора в рамках трудового и гражданского права российское законодательство не допускает.

Некоторые юристы предлагают закрепить норму о возможности заключения смешан ных трудоправовых и гражданско-правовых договоров 10.


4. Е. Маврина и Д. Акопов считают, что отношения между собственником и руко водителем могут иметь как трудоправовую, так и гражданско-правовую природу.

Причем непременным условием признания договора гражданско-правовым, а не трудовым является наличие в нем обязательства собственника не вмешиваться в текущую деятельность руководителя, он может лишь периодически контролировать оговоренные в контракте показатели работы организации 11.

По российскому законодательству разрешается управление организацией как в соответствии с трудовым договором, так и на основании гражданско-правового дого вора с управляющим (как физическим, так и юридическим лицом). Необходимо обра тить внимание на многочисленные коллизии (прошлые и нынешние) трудовых и граж данско-правовых норм о статусе руководителя организации, а также на неточности, допущенные законодателем.

Федеральный закон от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограничен ной ответственностью» (далее Закон об ООО) и Федеральный закон от 26 де-кабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее Закон об АО) четко не Лютов Н. Л. Указ. соч., с. 21.

См.: Гусов К. Н., Полетаев Ю. Н. Ответственность по российскому трудовому праву. М.: Велби, Проспект, 2008, с. 182;

Трудовое право России: Учебник. 2-е изд. / Отв. ред. Ю. П. Орловский, А. Ф. Нуртдинова. М.: Инфра М, Контракт, 2008 (глава 16, § 5) // СПС «КонсультантПлюс», Версия Проф.;

Законодательство о труде. Коммента рии / Н. Г. Александров, Е. И. Астрахан, С. С. Каринский, А. И. Ставцева. — М.: Госюриздат, 1953, с. 24-26.

Санникова Л. В. Договор найма труда в России. — М., 1999, с. 72.

Мартиросян Э. В. Правовое положение руководителя организации // Трудовое право, 2000, № 1, с. 12.

Шиткина И. Соотношение корпоративного и трудового законодательства при регулировании правового поло жения единоличного и членов коллегиального исполнительных органов // Хозяйство и право, 2007, № 2;

СПС «Кон сультант Плюс», Версия Проф.

Колпазанова Е. К вопросу о смешанном контракте с руководителем организации // Творчество студентов и будущее права. — Пермь, 2000, с. 50.

Маврина Е. В. Правовое регулирование труда руководителя организации: Выпускная квалификационная ра бота / Под руководством Е. Б. Хохлова. — СПб.: Юридический факультет СПбГУ, 2002, с. 9;

Акопов Д. Р. Правовое регулирование труда руководителей организаций: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 1999.

Договоры: теория и практика определяют правовую природу договора с руководителем, а лишь фиксируют, что на данные отношения действие законодательства Российской Федерации о труде рас пространяется в части, не противоречащей положениям этих законов. Закон об АО не называет договор ни трудовым, ни гражданским (см., например, абз. 2 п. 3 ст. 69).

Использование в данном Законе термина «договор» (без уточнения его отраслевой принадлежности), видимо, объясняется тем, что согласно ГК РФ (абз. 3 п. 3 ст. 103) и Закону об АО (абз. 3 п. 1 ст. 69) руководство акционерным обществом может осуще ствляться как наемным директором, так и коммерческой организацией или индивиду альным предпринимателем (управляющим). В последнем случае договор является гражданско-правовым. В указанных законах отношения, возникающие при передаче полномочий управляющему и коммерческой организации (управляющей организа ции), регулируются одинаковыми нормами.

Пункт 1 ст. 19 Федерального закона от 8 мая 1996 года № 41-ФЗ «О производст венных кооперативах» устанавливает, что трудовое законодательство применяется лишь в отношении наемных работников кооператива, не являющихся его членами. На работников кооператива его членов, а также руководителей кооператива трудовое законодательство не распространяется.

Это положение вступает в коллизию с чч. 3 и 5 ст. 11 ТК РФ об обязательности применения ТК РФ, законов и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, на всей территории Российской Федерации для всех работодателей (юридических или физических лиц) независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.

Статья 13 Федерального закона от 19 июля 1998 года № 115-ФЗ «Об особенно стях правового положения акционерных обществ работников (народных предпри ятий)» устанавливает полномочия генерального директора и предельный срок трудо вого договора с ним. Однако определение максимального срока трудового договора противоречит ст. 275 ТК РФ о том, что трудовой договор с руководителем организа ции заключается на срок, установленный учредительными документами организации или соглашением сторон.

Таким образом, законодательство в сфере регулирования отношений в хозяйст венных обществах не обозначает правовую природу отношений с руководителем.

Относительно вида гражданско-правового договора с управляющим существуют различные позиции, поскольку этот вопрос законодательно не урегулирован. По мне нию руководителей Управления правового регулирования труда и социальных во просов Минтруда России, гражданско-правовые договоры представляют собой разно видность договоров о доверительном управлении имуществом 12. Иное, более обос нованное мнение высказывает С. Могилевский: гражданско-правовой договор с уп равляющим должен быть определен как договор на оказание услуг либо как договор подряда, а нередко на практике определение договора с управляющим как договора доверительного управления имуществом абсолютно неверно и не имеет под собой никаких правовых оснований. Объясняется это тем, что доверительное управление устанавливается в отношении имущества, а не организации. В доверительное управ ление передается исключительно имущественный комплекс, тогда как в случае пе редачи полномочий единоличного органа юридического лица договор должен заклю чаться для осуществления руководства именно организацией, а не имущественным комплексом 13.

Что касается договора c наемным руководителем физическим лицом, выска зываются мнения, что это комплексный договор, который может регулировать как трудовые, так и корпоративные отношения между единоличным исполнительным ор ганом и хозяйственным обществом. При этом к трудовым правоотношениям приме корпоративного 14.

няются нормы трудового законодательства, к корпоративным См.: Панин С., Александрова З. Контракты директоров должны быть пересмотрены // Экономика и жизнь, 1996, № 4, с. 38.

См.: Могилевский С. Д. Управляющая организация хозяйственного общества: вопросы теории и практики // Гражданин и право, 2003, № 4, с. 80.

См.: Шиткина И. Указ. соч.

68 Хозяйство и право Есть и иное мнение: несмотря на неоднозначный статус руководителя юридического лица, договор с ним должен носить исключительно трудоправовой характер 15.

Как верно отмечает В. Пашин, физическое лицо, выступающее в качестве едино личного исполнительного органа, может и не состоять с обществом в трудовых пра воотношениях 16. В частности, в силу ч. 2 ст. 273 ТК РФ трудовое законодательство не применяется, если руководитель организации является единственным участником (учредителем), членом организации, собственником ее имущества. Наличие данной нормы, на мой взгляд, оправданно, ибо в этой ситуации трудовое правоотношение не возникает, поскольку и работодателем, и работником выступает одно и то же лицо;

отношения носят гражданско-правовой характер. Например, в акционерном общест ве, состоящем из одного акционера физического лица, который при этом является его единоличным исполнительным органом, есть и волеобразующий орган (общее собрание акционеров, причем неважно, что оно состоит из одного акционера), и воле изъявляющий орган (единоличный исполнительный орган, образованный из этого же акционера физического лица). Такое зачастую встречается на практике, и правоот ношения между этим акционером и юридическим лицом возможны, ибо с точки зре ния гражданского права речь идет о двух разных органах и двух разных субъектах права. Данной точки зрения придерживается Д. Сумской 17.

Двойственность статуса руководителя юридического лица и споры о правовой природе договора с ним породили и некоторые трудности в правоприменительной практике. Согласно подп. 8 п. 1 ст. 48, подп. 9 п. 1 ст. 65, п. 1 ст. 66 Закона об АО формирование исполнительных органов отнесено к компетенции общего собрания акционеров либо совета директоров общества;

члены совета директоров избираются общим собранием акционеров. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ (в редакции Федерального закона от 19 июля 2009 года № 205-ФЗ) к специальной подведомст венности арбитражных судов относится рассмотрение дел по корпоративным спорам в порядке ст. 2251 АПК РФ. К корпоративным спорам закон в том числе относит спо ры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц 18.

При этом удовлетворение иска участника (акционера, члена) к юридическому лицу о признании недействительным решения общего собрания о назначении (избрании) органов управления влечет прекращение у лиц, входящих в органы управления юри дического лица или осуществляющих их функции, данного статуса. Названные же лица в связи с нарушением со стороны акционерного общества их прав и интересов, вытекающих из их статуса, исходя из установленных процессуальным законодатель ством критериев, должны обращаться в суд общей юрисдикции (за исключением слу чая, когда полномочия единоличного исполнительного органа общества осуществля ет коммерческая организация или индивидуальный предприниматель). Как указал Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 20 января 2003 года № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Граж Горячев А. С. Правовое положение руководителя коммерческой организации. М.: Издательская группа «Юрист», 2006.


Пашин В. М. Указ. соч., с. 33-34.

Сумской Д. А. Соотношение понятия «орган юридического лица» со смежными правовыми понятиями // Пра во и политика, 2007, № 2, с. 5.

Ранее к специальной подведомственности арбитражных судов закон относил только разрешение споров ме жду акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающих из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров (п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ в редакции Федерального закона от 28 июня 2009 года № 124-ФЗ). С вступлением в силу изменений в АПК РФ, внесенных Федеральным законом от 19 июля 2009 года № 205-ФЗ, компетенция арбитражных судов по критерию специальной подведомственности относительно подобных споров была расширена. Теперь им посвящена глава «Рассмотрение дел по корпоративным спорам» АПК РФ.

Договоры: теория и практика данского процессуального кодекса Российской Федерации» (в редакции постановле ния от 10 февраля 2009 года № 2), учитывая то, что отношения между единоличными исполнительными органами обществ (директорами, генеральными директорами), членами коллегиальных исполнительных органов обществ (правлений, дирекций), с одной стороны, и обществами с другой, основаны на трудовых договорах (глава ТК РФ), дела по искам указанных лиц о признании недействительными решений кол легиальных органов акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и об ществ о досрочном прекращении их полномочий, о восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула подведомственны судам общей юрисдикции, которые в силу ст. 382 и 391 Кодекса являются по данным делам орга нами по разрешению трудовых споров (абз. 3 п. 4) 19.

В связи с этим истцы по делам этой категории зачастую сталкиваются с пробле мой определения подсудности спора, а суды с проблемой квалификации. То есть, по сути, схожие по правовым последствиям, а иногда и по основаниям требования в зависимости от того, кто является истцом, в одних случаях рассматриваются арбит ражным судом в силу соответствия спора критериям специальной подведомственно сти, в других судом общей юрисдикции. Поэтому, как отмечено ранее, имеет смысл передать данную категорию споров в ведение арбитражных судов.

В целом представляется, что лица, образующие исполнительный орган общества, управляющая организация или индивидуальный предприниматель, которые находят ся с обществом в гражданских правоотношениях, должны обладать одинаковым ста тусом.

Важным остается вопрос о том, в чем состоят причины очевидного в настоящее время стремления к регулированию трудовых отношений с руководителем при помо щи гражданского законодательства, а также активного влияния гражданского права на трудовое. Во-первых, это особое положение гражданского права как фундаменталь ной, «материнской» отрасли. Во-вторых, трудовые отношения, так же как и граждан ско-правовые, возникают на основе договора 20. В-третьих, несовершенство трудового законодательства, отмечаемое многими специалистами, его отставание от реальных потребностей общества и не всегда имеющаяся возможность использования его для регулирования «новых» трудовых отношений 21. В-четвертых, укрепление по мере перехода к рыночной экономике отношения к рабочей силе как к товару. Товарный характер рабочей силы в некоторой степени стирает грань между гражданским и тру довым правом, все больше гражданско-правовых элементов применяется в регла ментации трудовых отношений 22.

В регулировании труда такой категории работников, как руководители организа ций, влияние гражданского права нашло яркое проявление. Так, применительно к руководителю организации ТК РФ впервые распространяет нормы гражданского пра ва на конкретного работника (в ст. 277 установлена полная материальная ответст венность руководителя;

расчет убытков, причиненных руководителем организации, осуществляется по нормам гражданского законодательства).

Анализируя приведенные точки зрения относительно правовой природы договора с руководителем, необходимо обратить внимание на следующее. Нет сомнения в том, что договор, о котором сказано в Законе об АО и Законе об ООО, может быть как гражданско-правовым, так и трудовым в зависимости от того, кто является ру ководителем юридического лица наемный работник или индивидуальный предпри ниматель управляющий (понятно, что если управление осуществляет юридическое См. также п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 ноября 2003 года № 17 «О некоторых во просах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных об ществ, иных хозяйственных товариществ и обществ».

Нуртдинова А. Ф., Чиканова Л. А. Соотношение трудового и нового гражданского законодательства // Новый Гражданский кодекс и отраслевое законодательство. — М., 1995, с. 6.

Маврина Е. В. Указ. соч., с. 9.

Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю. К. Толстого, А. Н. Сергеева. — СПб., 1996, с. 13.

70 Хозяйство и право лицо управляющая компания, договор будет гражданско-правовым). Однако пред ставляется, что на данный момент разумнее было бы договор с руководителем неза висимо от того, кто им является, рассматривать как гражданско-правовой. В настоящее время положение руководителя в рамках трудового договора менее ста бильно по сравнению с другими «рядовыми» работниками. В связи с этим все чаще говорится о недостаточной обоснованности заключения трудового договора. Напри мер, ст. 278 ТК РФ предусматривает в виде дополнительного основания для растор жения трудового договора с руководителем принятие уполномоченным органом юри дического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора. Данное основание увольнения распространяется на руководителей юридических лиц всех форм собственности, причем оно не связано законодателем с совершением руково дителем конкретных виновных деяний и не требует от работодателя дополнительного обоснования принятого решения (см. постановление Конституционного Суда РФ от марта 2005 года № 3-П). Помимо этого, как отмечено ранее, ТК РФ распространяет нормы гражданского права относительно полной материальной ответственности на руководителя (ст. 277).

Учитывая приведенные противоречия в Законе об ООО, Законе об АО, Законе о производственных кооперативах и ТК РФ, целесообразно привести нормы данных законов к понятийному единообразию в части правовой природы договора с руково дителем юридического лица. Кроме того, представляется, что статус лиц, образую щих исполнительный орган общества, должен быть приравнен к статусу управляю щей организации, которая находится с обществом в гражданских правоотношениях.

Н. СВИРИДОВА, преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин ФГОУ ВПО «Волгоградская академия государственной службы»

БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ О совершении банками маржинальных и необеспеченных сделок Общие положения Маржинальные и необеспеченные сделки появились в современной практике россий ского рынка ценных бумаг в начале 1990-х годов, данный вид сделок стал неотъем лемой составляющей брокерской деятельности. Эти сделки:

предоставляются в качестве услуги всеми ведущими брокерами (компаниями и банками);

обеспечивают привлечение и удержание особо активной категории клиентов, совершающих десятки сделок ежедневно;

формируют значительный уровень дохода брокеров.

Рыночная востребованность и популярность маржинальных и необеспеченных сделок, казалось бы, должны подразумевать их четкое правовое регулирование и контроль. Однако профессиональные участники рынка ценных бумаг в процессе пре доставления таких услуг клиентам, с одной стороны, зачастую выходят далеко за установленные правовые рамки, с другой вынуждены подстраиваться под несо вершенство регламентирующих их норм, что особенно сильно затрагивает деятель ность банков-брокеров.

Отношения, возникающие при совершении маржинальных и необеспеченных сде лок, в общем виде регулируются Федеральным законом от 22 апреля 1996 года № 39 ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее Закон о рынке ценных бумаг) и более подробно утвержденными приказом Федеральной службы по финансовым рынкам (далее ФСФР) от 7 марта 2006 года № 06-24/пз-н Правилами осуществления брокерской деятельности при совершении на рынке ценных бумаг сделок с использованием де нежных средств и/или ценных бумаг, переданных брокером в заем клиенту (маржи нальных сделок) (далее Правила совершения маржинальных сделок).

В соответствии с п. 4 ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг сделки, совершаемые с использованием денежных средств и (или) ценных бумаг, переданных брокером в заем, именуются маржинальными сделками.

Под необеспеченной сделкой согласно п. 1 Правил совершения маржинальных сделок понимается сделка купли-продажи ценных бумаг (за исключением срочных сделок, заключенных на фондовой бирже), удовлетворяющая одновременно следу ющим условиям:

совершается на торгах организатора торговли на условиях клиринга с полным обеспечением и/или на условиях исполнения обязательств по сделке в день ее за ключения;

в момент заключения сделки суммы денежных средств либо количества ценных бумаг недостаточно для исполнения обязательств по такой сделке.

Другими словами, маржинальная сделка сделка с предоставлением займа кли енту (денежными средствами и (или) ценными бумагами) с оформлением договора 72 Хозяйство и право займа. Необеспеченная сделка сделка с предоставлением клиенту недостающего актива внутри дня с закрытием задолженности клиента в течение того же торгового дня без оформления договора займа.

Организационно-правовые проблемы совершения банками-брокерами маржинальных сделок I.

Согласно п. 4 ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг условия договора займа, в том числе сумма займа или порядок ее определения, могут быть определены договором о брокерском обслуживании. Документом, удостоверяющим передачу в заем опреде ленной денежной суммы или определенного количества ценных бумаг, признается отчет брокера о совершенных маржинальных сделках или иной документ, определен ный условиями договора. Иначе говоря, отношения в рамках такого займа не требуют заключения отдельного договора, предусмотренного главой 42 ГК РФ. Его условия, например, о срочности, платности и возвратности могут быть включены в договор о брокерском обслуживании. В то же время это не означает отсутствия необходимости соблюдения требований, существующих для правоотношений займа и (или) кредита.

Поэтому кредитование банком-брокером клиента денежными средствами в виде маржинальных сделок не подходит к условиям работы на рынке ценных бумаг по следующим причинам.

Во-первых, процедура кредитования предусматривает несколько этапов: от рас смотрения заявления клиента, установления лимита кредитования на каждого клиен та и принятия решения о кредитовании до непосредственного перевода денежных средств на счет клиента. Большинство клиентов по брокерскому обслуживанию могут представить в качестве активов для оценки лимита только денежные средства и цен ные бумаги, которые учитываются на брокерском счете клиента, открытом в рамках договора о брокерском обслуживании с банком. Лимит кредитования клиента уста навливается в зависимости от размера его активов на дату осуществления оценки, в то время как сама оценка актива подвержена существенным колебаниям в резуль тате:

изменения рыночной стоимости актива;

изменения состава активов клиента в результате совершения им сделок купли продажи ценных бумаг;

списания-зачисления денежных средств или ценных бумаг по брокерскому сче ту клиента.

При изменении оценки активов необходимо каждый раз пересматривать лимит кредитования клиента, что, учитывая наличие определенных в банке процедур рас смотрения и согласования, неоперативный процесс по сравнению с динамикой из менения конъюнктуры рынка.

Во-вторых, в случае погашения клиентом задолженности или частичного погаше ния задолженности перед банком (например, на следующий торговый день) сумма к погашению по поручению клиента (либо в результате зачета взаимных требований) снимается с брокерского счета. Одновременно при каждом снятии клиентом физи ческим лицом денежных средств с брокерского счета банк-брокер, действующий в качестве налогового агента, обязан рассчитать и удержать налог на доходы физиче ских лиц (НДФЛ).

Кроме того, по итогам налогового периода исчисляется НДФЛ с общей годовой базы, который может быть меньше суммы налогов, удержанных по каждой операции вывода денежных средств в течение года. Все это влечет неудобства для клиента, поскольку:

отвлекаются денежные средства и тем самым снижается потенциальный доход от проводимых операций;

по итогам налогового периода необходимо осуществлять пересчет уплаченного ранее налога в соответствии с итоговым финансовым результатом клиента.

Банковская деятельность II. Кредитование клиента (заем) ценными бумагами, находящимися на балансе банка, также не подходит к условиям работы на рынке ценных бумаг по следующим причинам:.

наличие уже описанной процедуры при определении лимита кредитования за емщика и выдаче кредита;

проблемы, связанные с перемещением ценных бумаг в депозитарии между разными счетами депо (счетом депо владельца и междепозитарным счетом депо) для учета банковских и клиентских ценных бумаг. Подобное перемещение возможно в результате либо биржевой сделки, либо внебиржевого движения. Биржевая сделка влечет за собой значительные затраты банка и клиента в виде различных комиссий (биржевых, депозитарных, клиринговых и т. п.). В свою очередь внебиржевое движе ние ценных бумаг между банковским и клиентским счетом депо имеет временной лимит, зачастую не совпадающий с расписанием биржевых торгов.

Таким образом, проблемы организационно-правового характера делают едва ли реализуемой возможность совершения клиентами банка-брокера маржинальных сде лок. Даже при соответствующей автоматизации внутренних систем банка коли-чество совершаемых при этом действий и приложенные организационные уси- лия внешне будут выглядеть чересчур громоздко и «вопреки», а не «для» бизнес-про-цессов.

Дополнительные трудности, по нашему мнению, создают Правила ведения бух галтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Россий ской Федерации, утвержденные ЦБ РФ 26 марта 2007 года № 302-П, которые практи чески не приспособлены к брокерской деятельности банков на рынке ценных бумаг.

Необеспеченные сделки как альтернатива маржинальным В отличие от маржинальных сделок совершение клиентами необеспеченных сде лок не требует от банка оформления в течение торгового дня договора займа клиенту и открытия (ведения) ссудного счета. Главный вопрос состоит в способе урегулиро вания задолженности (по денежным средствам и (или) ценным бумагам) клиента пе ред банком-брокером по итогам торгового дня. Наиболее распространенным в ры ночной практике ответом стало совершение сделок репо. Согласно п. 1 ст. 513 Закона о рынке ценных бумаг договором репо признается договор, по которому одна сторона (продавец по договору репо) обязуется в срок, установленный этим договором, пере дать в собственность другой стороне (покупателю по договору репо) ценные бумаги, а покупатель по договору репо обязуется принять ценные бумаги и уплатить за них определенную денежную сумму (первая часть договора репо) и по которому покупа тель по договору репо обязуется в срок, установленный этим договором, передать ценные бумаги в собственность продавца по договору репо, а продавец по договору репо обязуется принять ценные бумаги и уплатить за них определенную денежную сумму (вторая часть договора репо). Косвенно такая возможность предоставляется в силу п. 4 Правил совершения маржинальных сделок, из которого следует, что для погашения задолженности клиента может быть заключена сделка репо на следующих условиях:

первая часть репо исполняется в день проведения операции репо;

совершение первой части репо не приводит к уменьшению уровня маржи;

в соответствии с первой частью репо клиент производит поставку/оплату, а контрагент оплату/поставку ценных бумаг в количестве/сумме, достаточной для погашения задолженности клиента перед брокером по денежным средствам/ценным бумагам;

вторая часть репо исполняется до начала торгов на организаторе торговли, через которого осуществляется заключение маржинальных/необеспеченных сделок в интересах клиента, проводимых на следующий рабочий день после исполнения пер вой части репо.

74 Хозяйство и право Однако легальное понятие необеспеченной сделки существует только в норма тивных правовых актах ФСФР и отсутствует в Законе о рынке ценных бумаг. При этом, совершая сделки репо, клиенты не погашают свою задолженность перед броке ром, а переносят ее на следующий торговый день. Все вместе способно служить ос нованием для признания совершаемых банком необеспеченных сделок притворными, целью которых является прикрытие маржинальных сделок.

Наличие риска признания необеспеченных сделок маржинальными может не только повлечь за собой недействительность сделок в соответствии с п. 2 ст. ГК РФ, но и грозит выставлением со стороны Банка России и ФСФР предписания, требования о приостановлении/аннулировании лицензии банка на осуществление брокерской деятельности до приведения проводимых операций в соответствие с тре бованиями действующего законодательства.

Согласно ч. 4 ст. 15.29 КоАП РФ нарушение профессиональным участником рынка ценных бумаг, осуществляющим брокерскую деятельность, установленных феде ральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ требований к со вершению маржинальных сделок влечет наложение административного штрафа на должностных лиц (руководителей организации, членов совета директоров, членов коллегиальных органов) в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или дисквалификацию на срок до одного года;

на юридических лиц от пятисот тысяч до семисот тысяч рублей.

Несмотря на описанные риски, до настоящего времени случаев практического применения санкций замечено не было. При этом, как уже говорилось, профессио нальные участники рынка ценных бумаг при предоставлении услуги «маржинальное кредитование» зачастую используют именно указанную схему. Видимо, в данном случае к необеспеченным сделкам прибегают все же для цели устранения организа ционных и методологических проблем, которые возникают при совершении маржи нальных сделок. Содержательная же сторона данных сделок едина. Для управления возникающими рисками банк-брокер также рассчитывает величину обеспечения и уровень маржи в отношении клиента, предоставляет соответствующие отчеты клиен ту и организатору торговли.

«Маржинальные» показатели:

проблемы расчетов и толкования Один из наиболее часто задаваемых профессиональными участниками рынка ценных бумаг, осуществляющими брокерскую деятельность, вопросов о порядке расчета уровня маржи и задолженности клиента при совершении необеспеченных сделок и сделок репо и необходимости этого в принципе.

Рассмотрим несколько примеров и попробуем разобраться в данной проблеме.

Для упрощения расчетов примем следующее допущение: погашение задолженности по необеспеченным сделкам происходит посредством совершения сделок репо со гласно абз. 2 п. 4 Правил совершения маржинальных сделок;

брокерские и биржевые комиссии, ставки и дисконты по сделкам репо равны нулю.

Пример 1.

На брокерском счете клиента А учитываются денежные средства в размере 100 000 руб. Клиент дает поручение брокеру на заключение необеспеченной сдел ки: покупка акций Сбербанка на сумму 200 000 руб.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.