авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Комментарий к Федеральному закону «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных ...»

-- [ Страница 6 ] --

Вопрос об амортизации реконструированных основных средств, срок использова ния которых организация не увеличивала, подробно рассматривался Минфином Рос сии и ФНС России в рамках налогового законодательства, действовавшего до 2009 года. С 1 января 2009 года (Закон № 224-ФЗ) нормы об амортизации основных средств были во многом обновлены. Однако сделанных ранее выводов это, по сути, не изменило. Тем более что в целом они были подтверждены письмом Минфина Рос сии от 10 сентября 2009 года № 03-03-06/2/167. Позиция регулирующих органов со стоит в следующем 3.

Согласно п. 1 ст. 2591 НК РФ при установлении налогоплательщиком в учетной политике для целей налогообложения линейного метода начисления амортизации применяется порядок начисления амортизации, предусмотренный ст. 2591.

Из этого вытекает, что порядок исчисления месячной суммы амортизации при ли нейном способе определяется только ст. 2591, следовательно, он распространяется на все ситуации исчисления амортизации, в том числе на амортизацию реконструи рованных основных средств, срок полезного использования которых не увеличился.

Поскольку срок полезного использования после реконструкции не изменился, то норма амортизации, исчисленная при введении в эксплуатацию этого основного средства, исходя из тогда же установленного срока полезного использования, после реконструкции также остается той же самой, то есть не пересчитывается (если в формуле «К = 1/n 100 %» величина «n» не меняется, то и показатель «К» тоже со храняется неизменным). Как указывалось в письме Минфина России от 6 фев- раля 2007 года № 03-03-06/4/10 и письме ФНС России от 14 марта 2005 года № 02-1-07/ «О порядке учета в целях налогообложения прибыли амортизации по реконструируе мым и модернизируемым объектам», при определении нормы амортизации иные показатели, чем первоначально установленный срок полезного использования, нало говым законодательством не предусмотрены.

В результате применения неизменной нормы амортизации к увеличившейся в ре зультате модернизации первоначальной стоимости фактический срок полного списа ния стоимости объекта посредством амортизационных начислений может оказаться более длительным, чем первоначально установленный срок полезного использова ния. Как отмечалось в письмах Минфина России и ФНС России, возможность этого обусловлена тем, что согласно НК РФ начисление амортизации по объекту амортизи руемого имущества прекращается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, ко гда произошло полное списание стоимости такого объекта (а не на дату истечения срока полезного использования), либо когда данный объект выбыл из состава амор тизируемого имущества налогоплательщика по любым основаниям (п. 2 ст. 259 до и п. 5 ст. 2591 НК РФ с 1 января 2009 года).

В указанном письме говорится о «модернизированных» основных средствах, что полностью приложимо и к реконструированным основным средствам, и к основным средствам, подвергшимся техническому перевооруже нию то есть к любым основным средствам, первоначальная стоимость которых увеличилась в результате допол нительных капитальных вложений в них.

124 Хозяйство и право Пример 2. Сохраним условия примера 1. Новая ежемесячная сумма амортизации составит 50 040 руб. (12 000 000 руб. 0,417 %). Полное списание новой остаточной стоимости ре конструированного здания займет 90 месяцев (4 494 000 руб. : 50 040 руб./мес.), то есть на 30 месяцев дольше, чем оставшийся срок полезного использования.

При этом Минфин России и ФНС России не разъясняют, что же делать с положе нием п. 1 ст. 258 НК РФ об учете оставшегося срока использования, хотя ссылка на указанную норму приводится в их письмах, в том числе в письме Минфина России от 10 сентября 2009 года № 03-03-06/2/167.

Если встать на позицию регулирующих органов, то логично будет заключить, что, поскольку данная норма находится не в той статье НК РФ (2591), которой, как сказано в ней самой, регулируется порядок амортизации при линейном способе, уже одного этого достаточно, чтобы вообще не принимать ее во внимание. Причем в силу импе ративного указания п. 1 ст. 2591 НК РФ о том, что при линейном способе исчисление амортизации регулируется только данной статьей, нельзя даже говорить о противо речии между п. 1 ст. 258 и п. 2 ст. 2591 НК РФ, которое следовало бы трактовать в пользу налогоплательщика, то есть приоритета п. 1 ст. 258, позволяющего быстрее списать стоимость реконструированного основного средства на расходы.

Если же все-таки попытаться придать рассматриваемому положению ст. НК РФ какой-то смысл, не противоречащий пп. 1, 2 ст. 2591 (а до 1 января 2009 года пп. 2, 4 ст. 259), то придется считать, что под «оставшимся» сроком полезного ис пользования в п. 1 ст. 258 НК РФ имеется в виду не разность между первоначально установленным сроком полезного использования и сроком фактического использова ния объекта до завершения реконструкции, а фактически оставшийся срок амортиза ции, выходящий за пределы установленного срока полезного использования.

Однако в суде налогоплательщикам удается доказать правомерность исчисления амортизации реконструированных основных средств на основании п. 1 ст. 258 НК РФ, то есть исходя из традиционно (буквально) понимаемого оставшегося срока полезно го использования и соответственно увеличенной нормы амортизации [в том числе и на основе п. 7 ст. 3 НК РФ, предписывающей толковать все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах в пользу нало гоплательщика (плательщика сборов)].

Это подтверждают, например, постановления ФАС Московского округа от 3 июня 2009 года № КА-А40/4667-09 по делу № А40-58242/08-20-265, ФАС Волго-Вятско го округа от 7 мая 2008 года по делу № А29-6646/2007, ФАС Поволжского округа от 17 июля 2007 года № А49-998/07 (оставлено в силе определением ВАС РФ от 22 но ября 2007 года № 14740/07).

Со своей стороны, к аргументам, высказанным судами, я бы добавил еще один.

Как отмечалось вначале, норма п. 1 ст. 258 НК РФ не разрешает увеличивать срок полезного использования основных средств сверх предельного срока, установленного для соответствующей амортизационной группы. Однако если следовать позиции Минфина России и ФНС России, такая ситуация вполне возможна, хотя произойдет она не де-юре (на основании решения организации), а де-факто. Но это, по моему мнению, не делает ее менее противоречащей данному запрету.

Итак, в НК РФ усматриваются основания для списания через амортизацию стои мости реконструированного здания в течение оставшегося срока его полезного ис пользования. Но это с высокой вероятностью вызовет спор с налоговыми органами.

Имеющаяся судебная практика свидетельствует, что этот спор может быть выигран в суде, однако относительная незначительность количества дел не позволяет прогно зировать это с достаточной степенью уверенности.

Налог на имущество. Согласно п. 1 ст. 374 НК РФ объектами налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение, Консультация доверительное управление, внесенное в совместную деятельность или полученное по концессионному соглашению), учитываемое на балансе в качестве объектов ос новных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено ст. 378 и 3781 Кодекса.

Следовательно, чтобы понять, каким образом должна уменьшаться база по налогу на имущество в части реконструированных основных средств посредством их амор тизации, надо проанализировать порядок их амортизации, установленный норматив ными правовыми актами по бухгалтерскому учету.

Согласно п. 19 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств»

ПБУ 6/01, утвержденного приказом Минфина России от 30 марта 2001 года № 26н (ред. от 27 ноября 2009 года, далее ПБУ 6/01), при линейном способе амортизации годовая сумма амортизационных отчислений определяется исходя из первоначаль ной стоимости или (текущей (восстановительной) стоимости (в случае проведения переоценки) объекта основных средств и нормы амортизации, исчисленной исходя из срока полезного использования этого объекта. В течение отчетного года амортизаци онные отчисления по объектам основных средств начисляются ежемесячно в разме ре 1/12 годовой суммы.

Срок полезного использования объекта основных средств определяется органи зацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету (п. 20 ПБУ 6/01).

Об оставшемся или новом сроке полезного использования в случае реконструкции основного средства в ПБУ 6/01, в отличие от НК РФ, вообще ничего не сказано. Таким образом, предполагается тот же порядок амортизации, что установлен в п. 2 ст. НК РФ, который распространяется на все случаи ее начисления, а значит, и на амор тизацию реконструированных основных средств.

Все процитированные положения ПБУ 6/01 воспроизведены и в Методических указаниях по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных приказом Мин фина России от 13 октября 2003 года № 91н (далее Методические указания). Од нако в п. 60 приводится иной порядок расчета амортизации.

Объект основных средств стоимостью 120 тыс. руб. и сроком полезного использования пять лет после трех лет эксплуатации подвергся дооборудованию стоимостью 40 тыс. руб.

Пересматривается срок полезного использования в сторону увеличения на два года.

Годовая сумма амортизационных отчислений в размере 22 тыс. руб. определяется из рас чета остаточной стоимости в размере 88 тыс. руб. [120 000 (120 000 3 : 5) + 40 000] и нового срока полезного использования четыре года.

Если следовать этой логике при рассмотрении условий приведенных нами приме ров, получим вариант, описанный в примере 1, когда совокупная сумма налога на имущество, уплачиваемая по модернизированному основному средству, будет за метно меньше, чем в примере 2.

Как акт более низкого уровня нормативного правового регулирования, чем ПБУ 6/01, Методические указания могут применяться только в части, не противоречащей ПБУ 6/01. Именно данным обстоятельством аргументирует Минфин России неправо мерность применения тех положений Методических указаний, которыми вводятся дополнительные правила (условия) учета, отсутствующие в ПБУ 6/01.

В частности, это касается условия о том, что в составе основных средств учиты ваются также капитальные вложения в арендованные объекты основных средств, если в соответствии с заключенным договором аренды указанные капитальные вло жения являются собственностью арендатора (пп. 3, 10, 35 Методических указаний).

Согласно письму Минфина России от 24 октября 2008 года № 03-05-04-01/37 данное условие не применяется именно вследствие противоречия (отсутствия) его ПБУ 6/01.

Это не значит, что все положения Методических указаний, отсутствующие в ПБУ 6/01, идут вразрез с ним. По моему мнению, говорить о коллизии можно только тогда, 126 Хозяйство и право когда Методические указания вводят новые по сравнению с ПБУ (иные или дополни тельные) правила или условия признания или оценки. Что касается группировки, до кументального оформления и т. п. учетно-технических вопросов, то в этой части до полнительные к ПБУ положения не должны считаться противоречащими ему 4.

При таком подходе п. 60 Методических указаний не служит основанием для выво дов, не соответствующих нормам ПБУ 6/01 в части оценки (исчисления) ежемесячной суммы амортизации.

Следовательно, можно сказать, что и в бухгалтерском учете наблюдается ситуа ция, в чем-то подобная налоговому учету, когда в силу иерархии норм, по-разному регулирующих один и тот же вопрос, одна из них (п. 2 ст. 258 НК РФ и п. 60 Методиче ских указаний) не работает.

Правда, Минфин России выразил согласие на применение порядка амортизации реконструированных основных средств, вытекающего из п. 60 Методических ука заний (письма от 23 июня 2004 года № 07-02-14/144, от 15 декабря 2009 года № 03 05-05-01/81). Однако учитывая, что этот порядок более выгоден налогоплательщику, чем предусмотренный ПБУ 6/01, не факт, что мнение Минфина России разделят на логовые органы хотя бы потому, что до них данные письма не доводились, а сле довательно, исходя из общей позиции Минфина России и ФНС России налоговые органы не обязаны ими руководствоваться в порядке подп. 5 п. 1 ст. 32 НК РФ (см.

письмо Минфина России от 7 августа 2007 года № 03-02-07/2-138, письмо ФНС Рос сии от 14 сентября 2007 года № ШС-6-18/716@ «О порядке применения разъяснений Минфина России по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах»). Судебная практика по данному вопросу пока не выявлена.

При исчислении налога на имущество по реконструированным основным средст вам на основе амортизации их в бухгалтерском учете в течение оставшегося срока полезного использования нельзя исключить вероятность судебного спора с налого выми органами с неопределенными перспективами.

А. РАБИНОВИЧ, ООО «РСМ Топ-аудит», кандидат исторических наук Наша компания оказалась втянутой в так называемый «корпоративный кон фликт». В связи с этим были отстранены от должностей генеральный и финансовый директора. Дает ли это уверенность в том, что они не причи нят вреда обществу, совершив от его имени те или иные действия?

Судя по всему, в описанной ситуации своих должностей лишились, во-первых, ли цо, осуществлявшее функции единоличного исполнительного органа общества с ог раниченной ответственностью или акционерного общества (генеральный директор), и сотрудник того же общества, выполнявший лишь трудовую функцию (финансовый директор). До отстранения от должности первый мог действовать от имени общества как орган юридического лица (п. 1 ст. 53 ГК РФ, п. 3 ст. 40 Федерально- го закона от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», При этом мы отвлекаемся от того обстоятельства, что Методические указания являются нормативным право вым актом лишь с точки зрения Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполни тельной власти и их государственной регистрации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 года № 1009, и не являются таковым с точки зрения Федерального закона от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», в котором говорится о положениях (стандартах), других нормативных актах и методиче ских указаниях по вопросам бухгалтерского учета (подп. «б», «в» п. 2 ст. 5).

Консультация п. 2 ст. 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акцио нерных обществах»), а второй выступать от имени общества, если ему была выда на доверенность. С отстранением лица от должности генерального директора оно перестает осуществлять функции единоличного исполнительного органа и, следова тельно, более не вправе совершать действия от имени юридического лица. Предста вительские полномочия финансового директора прекращаются по правилам, уста новленным для прекращения доверенности (ст. 188 и 189 ГК РФ), и не зависят от осуществления им трудовой функции, поэтому само по себе отстранение финансово го директора от должности не влечет прекращения представительства даже после увольнения он способен совершать действия от имени общества, если, например, доверенность не была отменена. Следовательно, юридическому лицу, стремящемуся оградить себя от совершаемых от его имени вредоносных действий генерального и финансового директоров, необходимо отстранить от должности первого и отменить доверенность последнего. Означает ли это, что действия данных лиц не будут квали фицированы как совершенные от имени общества? Анализ практики рассмотрения арбитражными судами споров, возникающих в подобных ситуациях, позволяет сде лать вывод, что ответ на вопрос будет отрицательным.

Начнем с финансового директора. К числу оснований прекращения представи тельских полномочий, вытекающих из доверенности, подп. 2 п. 1 ст. 188 ГК РФ отно сит ее отмену. Пункт 2 этой статьи устанавливает, что «лицо, выдавшее доверен ность, может во всякое время отменить доверенность или передоверие». Однако закон однозначно не определяет, что такое отмена доверенности. Вероятнее всего, речь должна идти об одностороннем волеизъявлении представляемого, адресован ном представителю и (или) третьим лицам, для представительства перед которыми выдана доверенность, и требующем восприятия.

Определенные основания для сомнений дают правила пп. 1 и 2 ст. 189 ГК РФ, предполагающие возможность отмены доверенности без всякого участия представи теля и третьих лиц, даже без их ведома. Первое предложение п. 1 ст. 189 гласит:

«лицо, выдавшее доверенность и впоследствии отменившее ее, обязано известить об отмене лицо, которому доверенность выдана, а также известных ему третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность». Получается, что реальны ситуации, когда доверенность отменена, однако ни представитель, ни третьи лица об этом не знают. В таких случаях применению подлежит п. 2 ст. 189: «права и обязан ности, возникшие в результате действий лица, которому выдана доверенность, до того, как это лицо узнало или должно было узнать о ее прекращении, сохраняют силу для выдавшего доверенность и его правопреемников в отношении третьих лиц. Это правило не применяется, если третье лицо знало или должно было знать, что дейст вие доверенности прекратилось». Иными словами, представляемый может отменить доверенность, не совершая волеизъявлений в адрес представителя и третьих лиц, однако, несмотря на прекращение доверенности, юридические действия прежнего представителя будут считаться совершенными от имени представляемого, пока сам представитель и третьи лица остаются в неведении относительно прекращения пол номочий. На такой подход, хотя он и соответствует смыслу пп. 1 и 2 ст. 189 ГК РФ, едва ли нужно ориентироваться, поскольку он не дает ответа на вопрос, какие дейст вия представляемого квалифицируются как отмена доверенности (если односторон нее волеизъявление, адресованное представителю и (или) третьим лицам, таким действием не является).


Практика арбитражных судов, опираясь на вольное прочтение ст. 189 ГК РФ (которое если и можно назвать толкованием, то только «корректирующим»), исходит из того, что представитель действует от имени представляемого до тех пор, пока не будут совершены следующие действия: извещение об отмене доверенности предста 128 Хозяйство и право вителя, а также третьих лиц, для представительства перед которыми выдана дове ренность;

возврат доверенности представителем.

Прежде чем перейти к анализу судебной практики, замечу, что выработанные в ней подходы нашли частичную поддержку в Концепции развития гражданского зако нодательства Российской Федерации: «в статье 189 ГК следует установить, что права и обязанности, возникшие в результате действий представителя, полномочия которо го прекращены, сохраняют силу для выдавшего доверенность и его правопреемников в отношении третьих лиц, за исключением случаев, когда последние знали или долж ны были знать о прекращении полномочий представителя» (п. 6.6 подраздела 6 раз дела II).

Арбитражные суды исходят из того, что представитель продолжает действовать от имени представляемого, если он не сообщил об отмене доверенности известным ему третьим лицам, для представительства перед которыми выдана доверенность.

Так, в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 13 мая 2008 года № Ф04-2759/2008(4511-А81-8) говорится, что представляемый «обязан был извес тить не только арбитражный суд, но и ответчиков об отзыве доверенности» (см. так же постановления ФАС Уральского округа от 22 мая 2006 года по делу № Ф09-2817/ 06-С6;

от 31 августа 2004 года по делу № Ф09-2806/04-ГК;

от 11 мая 2004 года по делу № Ф09-1316/04-ГК;

от 21 июля 2003 года по делу № Ф09-1925/03-ГК).

В своем требовании известить третьих лиц, для представительства перед кото рыми выдана доверенность, суды последовательны до крайности. Так, ФАС Москов ского округа в постановлении от 12 августа 2008 года № КГ-А41/7349-08 по делу № А41-К1-24334/06 указал, что, поскольку доверенность была выдана на осуществ ление представительства «во всех судах Российской Федерации», представляемый должен был сообщить о ее отмене «во все суды». Тот же суд в постановлении от 4 декабря 2002 года по делу № КГ-А40/8540-02 отметил: «поскольку доверен ность выдавалась для представления интересов Компании в суде, ей необходимо было своевременно направить извещение и в Арбитражный суд города Москвы» (см.

также постановления: ФАС Северо-Западного округа от 14 апреля 2005 года по делу № А05-6595/04-17;

ФАС Восточно-Сибирского округа от 21 января 2008 года № А33-12585/07-Ф02-9864/07).

Решение проблем, связанных с извещением неопределенного круга лиц об отме не доверенности, предлагается в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: «необходимо разработать законодательный механизм опо вещения участников оборота о прекращении полномочий представителя, при ис пользовании которого представляемый мог бы быть уверен в том, что его права и обязанности в отношении третьих лиц не будут установлены или изменены прежним представителем. Следует определить печатный орган, в котором могут публиковать ся соответствующие извещения» (п. 6.7 подраздела 6 раздела II).

Иногда в постановлениях кассационных судов указывается, что извещение третьих лиц об отмене не только необходимое, но и достаточное условие прекращения представительских полномочий: представительство в таком случае прекращается без извещения представителя об отмене и без возврата доверенности (постановле ние ФАС Волго-Вятского округа от 9 января 2007 года по делу № А17-745/1-746/1 747/1-748/1-749/1-750/1-751/1-2006).


Нередко арбитражные суды отмечают, что, несмотря на сообщение об отме не доверенности, адресованное представителю, последний продолжает действовать от имени представляемого, поскольку, во-первых, третьи лица не извещены, а, во-вторых, доверенность не возвращена (см., например, постановления: ФАС Мос ковского округа 20 августа 2007 года по делу № КГ-А40/8249-07, от 4 декабря 2002 го да по делу № КГ-А40/8540-02;

ФАС Волго-Вятского округа от 31 марта 2005 года по делу № А79-9338/2004-СК1-8656;

ФАС Восточно-Сибирского округа от 27 февраля 2007 года по делу № А19-15115/06-31-Ф02-696/07-С2;

ФАС Центрального округа от 22 января 2008 года по делу № А48-2789/06-4).

Консультация Иногда суды исходят из того, что представитель перестает действовать от имени представляемого после возврата доверенности (документа).

Так, учитывая, что в спорном случае доверенность была выдана на представи тельство перед неопределенным кругом лиц и что они не были извещены о ее отме не, ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 11 октября 2005 года по делу № Ф04-6948/2005(15497-А67-16) занял следующую позицию: представитель не мог выступать в сделках с третьими лицами от имени представляемого, поскольку доверенность была им возвращена. На необходимость изъятия доверенности у представителя для лишения его возможности действовать от имени представляе мого тот же суд указал и в постановлении от 10 сентября 2003 года по делу № Ф04/4565-1343/ А46-2003.

Как показывает приведенный обзор практики арбитражных судов, действия пред ставителя (в рассматриваемой ситуации финансового директора) будут считаться совершенными от имени представляемого до тех пор, пока не состоятся извещение представителя, известных представляемому третьих лиц, для представительства перед которыми выдана доверенность (даже если речь идет о неопределенном круге лиц), о ее отмене, и возврат доверенности (документа) представляемому. Впрочем, нередко суды признают, что представляемому достаточно известить третьих лиц об отмене доверенности или изъять доверенность у представителя. Очевидно, что в случае конфликта с представителем (как в заданном вопросе) представляемый имеет возможность известить лишь третьих лиц: представитель способен не только отка заться вернуть доверенность, но и уклоняться от получения извещения об ее отмене.

Что касается генерального директора, то он действует от имени юридического ли ца как его единоличный исполнительный орган. Строго говоря, из этого следует, что выступать от имени юридического лица он может лишь до тех пор, пока уполномо ченный орган управления данного юридического лица не примет решение о прекра щении его полномочий (см., например, решение ВАС РФ от 29 мая 2006 года № 2817/06).

Однако арбитражные суды, основываясь на абз. 3 п. 1 ст. 4, подп. «л» п. 1, абз. 1 п. и п. 5 ст. 5 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государствен ной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон № 129-ФЗ), нередко квалифицируют действия лица, осуществлявшего функ ции единоличного исполнительного органа, как совершенные от имени общества и после прекращения его полномочий, если оно продолжает значиться в качестве такового в Едином государственном реестре юридических лиц.

Логика рассуждений судов такова: поскольку в соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 4 на званного Закона государственные реестры являются федеральными информацион ными ресурсами, а абз. 1 п. 4 ст. 5 устанавливает, что при несоответствии указанных в пп. 1 и 2 данной статьи сведений государственных реестров сведениям, содержа щимся в документах, представленных при государственной регистрации, сведения, указанные в пп. 1 и 2 ст. 5, считаются достоверными до внесения в них соответст вующих изменений, Единый государственный реестр юридических лиц обладает свойством публичной достоверности, то есть правовое положение третьих лиц, пола гавшихся на содержащиеся в нем сведения, оказывается таким же, каким было бы, будь реестр действительно достоверен. В силу п. 5 ст. 5 Закона юридическое лицо в течение трех дней обязано сообщить в регистрирующий орган об изменениях сведе ний, названных в п. 1 той же статьи. Подпункт «л» п. 1 ст. 5 указывает на информа цию о лице, имеющем право действовать от имени юридического лица без доверен ности. Таким образом, от имени юридического лица вправе действовать, скажем, генеральный директор, имя которого содержится в ЕГРЮЛ, причем само по себе прекращение его полномочий ситуации не меняет, если сведения об этом отсутству ют в реестре.

Поскольку несоответствие реестра действительному положению дел следст вие нарушения юридическим лицом своих обязанностей по информированию регист рирующего органа о произошедших изменениях, оно и должно нести риск неблаго 130 Хозяйство и право приятных последствий такого несоответствия: действия прежнего генерального ди ректора, остающегося в реестре, будут считаться совершенными от имени юриди ческого лица (см., например, постановление ФАС Московского округа от 6 декабря 2007 года № КГ-А40/12545-07 по делу № А40-80078/06-40-548: «последствия неис полнения указанной обязанности в установленный Законом (Закон № 129-ФЗ.

А. Ш.) срок не могут быть переложены на другое лицо, в отношении которого ответ чик не представил доказательств того, что оно знало или должно было знать о том, что лицо, указанное в реестре, уже не является руководителем»). Этому под ходу следуют, например, ФАС Московского округа в постановлениях от 15 октяб ря 2008 года № КГ-А40/8805-08 по делу № А40-29416/07-59-254;

от 20 декабря 2007 года № КГ-А40/13067-07 по делу № А40-19109/07-63-112;

от 10 мая 2007 года по делу № КГ-А40/3472-07;

от 14 декабря 2006 года по делу № КГ-А40/11836-06;

ФАС Поволжского округа в постановлении от 26 февраля 2008 года по делу № А65-23922/2006-СГ3-13.

ВАС РФ не видит оснований для корректировки сложившейся практики (см. опре деление от 18 марта 2008 года № 3795/08 об отказе в передаче дела в Президи ум ВАС РФ: «неисполнение указанной обязанности влечет для юридического лица неблагоприятные последствия. В отношениях с третьими лицами действия отстра ненного от должности генерального директора общества до внесения соответствую щей записи в государственной реестр, будут приравниваться к юридически значи мым, т. е. создающим права и обязанности для юридического лица» (см. также опре деление ВАС РФ от 31 января 2007 года № 178/07).

Таким образом, учитывая сложившуюся судебную практику, необходимо иметь в виду, что лицо, осуществлявшее функции единоличного исполнительного органа (в данном случае генеральный директор), сможет совершать действия от имени юридического лица и после прекращения полномочий до тех пор, пока Единый государственный реестр юридических лиц будет содержать информацию о том, что именно оно занимает пост, скажем, генерального директора.

А. ШИРВИНДТ, магистр частного права

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.