авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«СОДЕРЖАНИЕ ИСтОРИя РОССИИ Соколов Р. А. К вопросу о взаимоотношениях светской и церковной власти в эпоху Дми- ...»

-- [ Страница 7 ] --

31. Евреинов Н. Н. Демон театральности / сост., общ. ред. и коммент. А. Зубкова и В. Максимова.

М.;

СПб.: Летний сад, 2002. 534 с.

32. Студия импрессионистов: сб. / под ред. Н. И. Кульбина. Кн. 1. СПб.: Изд-во Н. И. Бутков ской, 1910. 128 с.

Статья поступила в редакцию 23 декабря 2010 г.

УДК 791.43.03 Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2011. Вып. В. В. Потемкина оБраз положительного героя в КонтеКсте поэтичесКого и прозаичесКого направлений КиноязыКа (на примере творчества алеКсанДра ДовженКо и фриДриха эрмлера, Конец 1920-х — сереДина 1930-х годов) Начало советского кинематографа падает на сложную эпоху послевоенных 20-х годов. Фильмы были еще немыми, поэтому все приемы развертки сюжета, постановки проблемы, характеристики персонажей, заявленных конфликтов, способы их разреше ния не выходили за рамки кинематографического изображения и монтажа.

Между тем эпоха ставила перед всеми художниками задачу адекватного изображе ния новой, постреволюционной действительности, поиска и изображения «нового ге роя» — современности, и как решать эту задачу — каждый художник должен был обду мывать сам.

При этом возможность творчества существовала, в принципе, только для тех, кто принял советскую действительность как новую реальность, кто сочувствовал социа листическим идеалам, относимым в будущее, но приближаемым уже сейчас. Как писал В. Маяковский:

я планов наших люблю громадье, размаха шаги саженьи.

я радуюсь маршу, которым идем в работу и в сраженья.

...

Отечество славлю, которое есть, но трижды — которое будет.

Если говорить о становлении кинематографа, то в нем с самого начала можно вы делить три стилевых тенденции:

1) открытое идеологическое прославление революции;

2) попытка романтической идеализации жизненных тенденций и в особенности че ловеческих характеров, уже воплощающих в себе социалистический идеал;

3) попытка избежать открытой идеализации даже положительных явлений действи тельности и продолжить традицию реалистически индивидуализированной типизации человека и жизни.

© В. В. Потемкина, Самым ярким и всемирно признанным представителем первой из названных тен денций стал С. М. Эйзенштейн (фильмы «Стачка», 1924;

«Броненосец Потемкин», 1925;

«Октябрь», 1927). Его считают одним из величайших новаторов мирового кино, и это справедливо, поскольку ему принадлежит открытие множества специфически кинема тографических приемов кадрирования, ракурсных съемок, различных способов метафо ризации киноизображения, насыщенной при этом идеологически однозначным содер жанием.

Предлагаемая статья посвящена двум другим выдающимся кинематографистам — новаторам эпохи 1920–1930 годов — А. Довженко (1894–1956) и Ф. Эрмлеру (1898–1967).

Кинематограф, будучи искусством относительно молодым, в той или иной степени опирается на предшествующие ему виды искусства, заимствуя у литературы  — слово (монологическое, диалогическое, комментирующее), у живописи  — изобразительные приемы (линеарность, колорит, светотеневую контрастность, ракурсность, общий, сред ний и крупный планы), у театра и драматургии — приемы сюжетно- и тематически-ком позиционной организации произведения как целого, характеристики персонажей, их системную расстановку, организуя все это уже собственными новыми средствами. так же, как и в других видах искусства, существуют и разновидности кинематографической стилистики. В. Шкловский в 1927 г. впервые использует, относя их к сфере кинематогра фа, термины «поэтический» и «прозаический» [1, с. 142].

Романтизм, или «поэтическое направление», лидировал на протяжении 1920-х  — первой половины 1930-х годов. Это прежде всего раннее творчество С. Эйзенштейна, В. Пудовкина, А. Довженко. Картины этих режиссеров объединяет наличие особой сим волики и метафор, что позволяет отнести их к «поэтическому» направлению.

До начала 1930-х годов в киноискусстве романтизм и реализм имели свои границы и четко различались по направлениям: «монтажно-типажному» и «психологически-бы товому» [2]. Вместе с тем они объединялись в плане идейном. Л. Козлов в монографии «Изображение и образ» говорит о синтезе поэзии и прозы в советском киноискусстве 1920-х годов, что выражалось, с одной стороны, в демонстрации повседневных житей ских конфликтов людей, но с другой — в очевидном стремлении к патетике и обобщению.

С приходом в 1930-е годы эры звукового кино можно говорить о доминанте реа лизма. Монтажно-поэтический стиль ранних картин Эйзенштейна постепенно уходил в прошлое, метафоры уступали место конкретике и прозаически-повествовательному изображению жизни.

В кинематографе 1930-х годов метод и стиль были прочно связаны. Исторически бытовая конкретность, повествовательность, типизированный характер героя-вырази теля идей и устремлений современности — все это существовало. Поэзия, не ушедшая из кинофильма, нашла сочетание с прозой: «От поэтической метафоры к поэтическому ореолу вокруг живых людей — таков был новый путь. Он мог быть найден и действи тельно был найден в органическом сродстве с повествовательно-психологической сти хией» [3, c. 209]. Задачей киноискусства 1930-х годов было показать деятельность лю дей, строящих социализм, их конкретные судьбы, а поэтическое зачастую проявлялось в виде внутреннего монолога героя.

В качестве примера двух обозначенных выше направлений могут выступить про изведения А. Довженко и Ф. Эрмлера. В этом же контексте возникает проблема иде ализации и типизации положительного героя их картин. Идеал  — высшая ценность того или иного явления, или высшая степень нравственного представления о должном [4, c. 86]. В представлении романтиков человек неповторим и уникален, его образ связан с мистикой, прозрениями, воображением. тип — доминанта какого-либо одного свойства характера человека. Понятие типизации восходит к реализму и его «жизненной правде»

[4, c. 86]. таким образом, можно сказать, что образы у Довженко полностью идеальны, тогда как у Эрмлера — это психологические типы. Они конкретны, описание окружаю щей реальности почти документально. В отличие от лирического героя, который всегда будет оставаться для зрителя недостижимым идеалом, типический будет правдоподо бен, характер его едва ли будет абсолютно положительным — с той целью, чтобы каждый из смотрящих мог в нем увидеть что-то близкое себе, провести ассоциативный ряд со своей судьбой.

При просмотре поэтических картин человек должен был думать, анализировать, по нимать и разбирать персонажей — фильмы 1930-х годов были не просты для понимания.

Александр Довженко писал: «Зритель, если ты что-нибудь не понимаешь, не думай, что перед тобой непонятная или плохая вещь. Поищи причины непонимания в самом себе.

Может быть, ты просто не умеешь мыслить. А мое задание — заставить тебя мыслить, когда ты смотришь мою фильму…» [5, c. 254]. Картины Довженко неохотно принимались современниками, массовый зритель их не понимал, и прокатная судьба их была неудач ной [6, c. 134]. С работами Эрмлера такого не происходило.

Александр Петрович Довженко (1894–1956), сын крестьянина, участник граждан ской войны, входил в середине 1920-х годов в группу Вольной академии пролетарской литературы (ВАПЛИтЕ) [7, с. 174]. Обучаясь некоторое время в Германии, он воспринял западную идею о герое как значительной личности, подчиняющей себе природу. Эта ре нессансная мысль о человеке как центре мира нашла свое отражение в картине «Звениго ра» (1927), именно она явилась определяющей и программной для творчества режиссера:

здесь и метафоры, и самобытный герой тимош, развенчивающий прошлое и строящий новый мир с помощью техники, которой под силу подчинить себе стихию. Прошлые «темные» поколения тщетно пытались отыскать клад, олицетворяющий всеобщее сча стье, а он, рабочий, находит его. тимош оказывается «мессианской» личностью, выходит на передний план, оставляя за собой толпу, на долю которой останется лишь хаос, в том случае, если она не последует за ним. Сказочная символика картины уводила от исто рической конкретности, которая превалирует уже в следующем фильме  — «Арсенал»

(1928). Зритель встречается здесь с тем же тимошем — революционным рабочим, вос стающим против угнетателей. Сюжет состоит из нескольких смысловых пластов: пер вый  — тема империалистической войны и демонстрация страданий угнетенных, вто рой — возвращение людей с фронта и их неустроенная жизнь, третий — торжество на ционалистов, четвертый — вооруженная борьба рабочих против зажиточных крестьян.

Романтическая стилистика может быть идентифицирована уже с первых кадров: фигуры женщин, ждущих мужей с войны, расставлены по периметру плоскости экрана в шах матном порядке, далее — параллельный монтаж: лежащая на поле обессиленная женщи на, а затем изображение царя, любующегося закатом. «Улыбающиеся» мертвецы, люди, целящиеся друг в друга… Аллегорически до зрителя доносится мысль о неблагополучии старого режима и необходимости построить новый.

Рабочий революционер тимош появляется во второй половине фильма, представля ясь борцом за справедливость. Он объединяет в себе черты всех бедствующих рабочих и подталкивает народные массы к борьбе. В финале он в буквальном смысле неуязвим для вражеских пуль: несмотря на выстрелы в упор, его фигура остается непоколебимой.

В одной из лекций, прочитанных студентам ВГИКа, мастер говорит, что финал «Ар сенала» не был задуман как метафора, но что он сам лично верит в то, что пуля тимоша не берет [8, с. 551]. Избрав в качестве темы изображения исторические события, автор не стремится к документальному их воссозданию, а как подлинный художник-романтик переживает их.

Вершиной поэтического стиля А. Довженко стала картина «Земля» (1930), посвя щенная теме коллективизации. События фильма развиваются в конкретно-историче ской среде, символы возникают уже на ее основе как следствие, когда на первый план выходят романтизированные образы природы и людей, с нею органически связанные.

Режиссер придает будничной жизни смысл философской притчи. Земля — это дар, дан ный людям свыше, а счастье людей — украшать ее и стремиться жить для общего блага, не пытаясь вести войны за то, что им не принадлежит и никогда не принадлежало. В од ном из эпизодов центральный персонаж картины Василь, помогающий крестьянам, по гибает от пули кулака (знаменитый четырехминутный эпизод, когда Василь, радостный, после того как ему удалось перепахать поле новым трактором, возвращается домой. По степенно шаг его сменяется танцем, который в конечном итоге оказывается оборванным пулей врага), а затем сразу же следует сцена рождения его брата — это тот «круговорот»

жизни, «вечное возвращение» в его хорошем смысле. Несмотря на гибель положитель ного героя, за кадром остается, все же присутствует мысль о том, что справедливость в конечном счете одержит верх. Человеческие чувства изображены обобщенно, не как принадлежность какого-то одного персонажа. Радость — всеобщая, горе — также всеоб щее. Единство романтического обобщающего начала и общность личностной позиции позволяют обнаружить сходство главных героев всех картин Довженко, как будто это один и тот же человек: он меняется, в то же время оставаясь самим собой.

Много позже, в 1943  г., в своем выступлении на совещании «О задачах советской кинодраматургии» А. Довженко заявит: «....Портрет современного человека-героя нужно писать, не залезая в его шкуру и не говоря его часто косноязычным языком, а сформу лировать его мысли и чувства так, как он сам, может быть, их сформулировать не может, потому что он просто недостаточно культурен, но — так, как он несет их в своем сердце, то есть дать его таким, каков он есть на самом деле...» [9, с. 122].

В следующей картине «Аэроград» (1935) герои воплощали противоборствующие силы: с одной стороны — патриот Глушак, с другой — предатель родины Худяков и рас кольник Шабанов. Конфликт, начавшийся по причине классовой враждебности, разре шается трагически: друг убивает друга. Герои выступали олицетворением добра и зло действа. Обобщенность, поэтизация окружающего мира, даже в какой-то степени его ирреальность  — эти свойства невольно заставляют вспомнить «Звенигору». Режиссер переосмысливает жизненную прозу поэтически, он ищет способ романтического изо бражения современника. И все же «Аэроград» оказался на тот момент времени исклю чением в потоке современной отечественной кинопродукции: в эстетике 1930-х годов реализм постепенно занимал главенствующую позицию. Лирические образы героев ста новились все более конкретно-жизненными, романтика все чаще выступала как частное свойство реалистического фильма.

Флагманом реализма в киноискусстве стал режиссер Фридрих Маркович Эрмлер (настоящее имя Владимир Маркович Бреслав, 1898–1967) — художник-публицист, вы ходец из семьи рабочих, выпускник Ленинградского института экранного искусства, пришел в кино в 1920-е годы.

В своих первых картинах режиссер рисует образы героев, словно выхваченных из повседневной жизни — со всеми их несовершенствами и печа лями, здесь уже четко прослеживается реалистическая, условно-документальная стили стическая линия. Одним из таких фильмов стала картина «Встречный» (1932). Сюжет — работа заводской бригады над строительством турбины. Коллега Эрмлера Всеволод Пудовкин после просмотра этой картины заметил: «Человек строит турбину, а турбина перестраивает его» [10, с. 4]. Главный герой, пожилой рабочий Бабченко, в начале филь ма предстает не способным хорошо работать, но к финалу «перерождается» в професси онала своего дела. Антигерой, враг и провокатор, терпит фиаско.

Образ центрального положительного героя «Встречного» отличается целостностью, правдивостью, лишен искусственной надуманности. Это исторически конкретный ха рактер — выразительный, живой, социально точный. Сюжет представляет собой связку различных жизненных ситуаций, его логика соответствует логике действий персонажей.

Живое наблюдение вкупе с идеологической оценкой — то, что использует в данном слу чае режиссер.

Фильм «Крестьяне» (1934) — драма о судьбе колхозницы Варвары Нечаевой, убитой собственным мужем Герасимом из-за идеологических разногласий. Герасим показан не однобоко, наделен не только отрицательными, но и положительными чертами, именно в этом и состояло правдоподобие — в неоднозначности, сложности и противоречиво сти человека. Главной темой картины, однако, является не судьба несчастной женщины, это лишь эпизод, введенный для большей экспрессии, центральна тема — политическая.

Кулак Герасим агитирует колхозников разводить племенных свиней, но заранее знает, что они не смогут прокормить животных. Цель — подорвать силы крестьян. В какой-то момент на пути к осуществлению его замыслов встает жена, которую он не задумываясь убивает. В финале убийцу разоблачает мелочь — вожжи, на которых он повесил жену.

Заключительный кадр — один из героев состригает свою бороду — как символ отжив шего прошлого. Эрмлер всегда с недоверием относился к пережиткам и призывал инте ресоваться больше будущим, а не прошлым.

Создавая экранный образ, режиссер ориентируется на социальное положение сво его героя, пользуясь готовыми типажами: так, Герасим становится типичным злодеем, Бабченко — типичный старый рабочий и т.д. Историк кино И. Сэпман, говоря о фильмах Эрмлера, отмечала: «Герой для него существует как носитель определенных социальных черт, определенной политической идеи, и собственно заповедная область художествен ного творчества начинается для Эрмлера тогда, когда он приводит в открытое столкнове ние те идеи, которые представляют в фильме герои. Этими функциями героя определя ется вся система требований, предъявляемых режиссером к актеру» [11, с. 48].

Фридрих Эрмлер — художник социальной, политической темы. Его в большей сте пени интересует то, что произносит с экрана его герой, нежели то, как он это делает.

Окружающая обстановка не менее важна. В одном из выступлений Эрмлер сказал: «Мы хотим сделать улицу не фоном, а “играющим материалом” [11, с. 22]. Но делается это не ради выражения экспрессии, как в поэтическом кинематографе, а в пользу акцентирова ния внимания на тех или иных подробностях характеристики героя.

Режиссера интересует драма конкретного человека. Обобщение идет не от «частно го» ко «всеобщему», а наоборот, от «всеобщего» к «частному». Не расширение, а сужение вплоть до значимости мельчайшей детали, конкретика. Значительную часть действия картин занимают диалоги героев, споры о насущных политических проблемах с отсут ствием иносказательных способов и приемов. «Политическая характеристика персонажа превращена в закон развития его психологической жизни», — пишет в своем труде друг и исследователь творчества Эрмлера Н. Коварский [12, с. 71]. Он же называет сцены диа логов «очными ставками», подчеркивая этим юридическим термином важность психо логического анализа: актер играет не действие, а мысль (это всегда был главный совет режиссера актеру при совместной работе).

Реалистический фильм Эрмлера построен по классической драматургической схе ме: завязка, кульминация, развязка. Полутона и отступления крайне малочисленны, но если они и есть, то простираются не «вширь» в качестве обобщений или объединений, а «вглубь» — к направлению мыслительной деятельности героя. Режиссеру было под силу уловить движение глаз, жесты, настроение.

Поэт Александр Довженко, напротив, в какой-то степени антипсихологичен: его герои  — символы, олицетворяющие нечто масштабное, всеобщее и великое. Несколь ко крупных планов несчастных матерей  — мировая скорбь по причине затянувшейся войны;

сцена расстрела революционеров (где зритель не видит даже лиц, лишь тени на стене) — произвол властей;

цветущие деревья — начало новой жизни и т. д. Один из наи более встречающихся планов: люди расставлены по периметру кадра, словно шахматные фигуры. Камера при этом статична. Главный герой фильмов Довженко — весь народ.

Романтизм его картин исходит из опыта более ранних фильмов С. Эйзенштейна, Л. Кулешова, В. Пудовкина, у них он «учится» особым формам монтажа (параллельному, ассоциативному), искусству съемки крупного плана. Однако же идейная (не идеологиче ская!) сторона является новаторской, Довженко считается первым крупным режиссером поэтом. Это вполне закономерное явление, если вспомнить, что в кинематограф он при шел из литературы, его проза несет в себе все те же свойства, что и кинокартина: плавную речь, философскую нагрузку, обобщения, метафоры и символы. Целостность произве дения достигается благодаря лирическому началу, а не линейному развитию сюжета, вот почему при просмотре фильмов Довженко не покидает ощущение «мозаичности».

Что же касается идеализации и типизации, у обоих мастеров были элементы того и другого, это становится очевидным, если разбирать изображение каждого персонажа кинокартин. Герои Довженко изначально являются почти абсолютными идеалами, тогда как у Эрмлера человек должен пройти определенный путь и стать положительным. Зри тель при этом берется в свидетели прохождения такого жизненного пути.

Конец 1920-х — первая половина 1930-х годов — сложное переходное время в исто рии кинематографа, когда оставался в прошлом романтический стиль, а ему на сме ну шел другой  — реалистический (поэтический кинематограф вернется лишь к концу 1950-х — началу 1960-х годов). Реализм вскоре наберет полную силу, ослабнет идеоло гическая основа сюжетов, разовьется психологическая составляющая… В творчестве одних режиссеров начнут стираться границы стилей, и не будет уже столь четкого разде ления, другие займут исключительно «поэтическую» позицию, они откроют новые спо собы изображения действительности, однако художественные основы методов будут по праву принадлежать тем, кто начинал работать над ними в первой половине XX в.

источники и литература 1. Шкловский В. Поэзия и проза в кинематографии // Поэтика кино. М.;

Л.: теакинопечать, 1927. 192 с.

2. Козлов Л. Изображение и образ. М.: Искусство, 1980. 288 с.

3. Добин Е. Поэтика киноискусства. М.: Искусство, 1961. 228 с.

4. Руденко Ю. Художественная культура. Вопросы истории и теории. СПб.: Наука, 2006. 248 с.

5. Довженко А. Собр. соч.: в 4 т. т. 1. М.: Искусство, 1966. 595 с.

6. Жабский М. Кинопроцесс в коммуникативной перспективе. М.: НИИ киноискусства, 2008.

360 с.

7. История отечественного кино / отв. ред. Л. М. Будяк. М.: Прогресс, 2005. 528 с.

8. История советского кино / ред. Х. Абул-Касымова, С. Гинзбург и др. т. 2. М.: Искусство, 1973. 512 с.

9. Довженко А. я принадлежу к лагерю поэтическому. М.: Советский писатель, 1967. 403 с.

10. Пудовкин В. тезисы доклада на пленуме РосАРКК // Советское кино. 1933. № 7. С. 4–6.

11. Сэпман И. Фридрих Эрмлер. Документы. Статьи. Воспоминания. Л.: Искусство, 1974. 344 с.

12. Коварский Н. Эрмлер. М.: Искусство, 1941. 96 с.

Статья поступила в редакцию 23 декабря 2010 г.

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 2011 Вып. РЕЦЕНЗИИ С. М. С о л о в ь е в. Древнерусские кня- различные темы, автора одной из первых кон зья. СПб.: Наука, 2010. 404 с.1 цепций, объяснявших процессы, происходив Обращение к трудам предшественников — шие в русской истории, основателя крупней краеугольный камень науки. Особенно это за- шей научной школы (напомним, что среди его метно в исторической науке, основанной на ис- учеников был В. О. Ключевский), по справед точниках и историографии, в связи с чем пере- ливости вписано золотыми буквами в историю издание работ отечественных историков имеет отечественной науки.

важнейшее значение. Монографии С. М. Соловьева представля В Санкт-Петербурге в издательстве «Нау- ют собой тексты двух диссертаций, блестяще за ка» в 2010 г. вышла книга под названием «Древ- щищенных в Московском университете (в нерусские князья», в которой были переизданы и 1847 гг.). Уже в этих ранних работах содержа две монографии выдающегося отечественного лись положения, впоследствии ставшие фунда историка Сергея Михайловича Соловьева  — ментом для концептуальных выводов историка.

«Об отношениях Новгорода к великим кня- В частности, был представлен подход, базирую зьям. Историческое исследование» (М., 1846) и щийся на том, что русской истории изначально «История отношений между русскими князья- была свойственна целостность и взаимосвязь ми Рюрикова дома» (М., 1847). В год 190-летия событий на широком хронологическом отрезке со дня рождения С. М. Соловьева, внесшего не- от Рюрика до Ивана IV Грозного.

оценимый вклад в изучение русской истории, Новое издание работ С. М. Соловьева издание его работ является данью уважения предваряет очерк, посвященный жизни и к памяти известного ученого, залогом даль- деятельности ученого, написанный Р. А. Со нейшего изучения его наследия. Книга издана коловым. Автор очерка на основе изучения в рамках известной серии «Русская библиоте- историографии и источников мемуарного ка», знакомящей читателей с творчеством оте- характера прослеживает основные вехи био чественных историков. В прежние годы в этой графии С. М. Соловьева. При этом особенное серии уже были опубликованы труды И. Д. Бе- внимание уделяется вопросам, связанным с ляева, М. К. Любавского, М. Д. Приселкова, откликами на диссертационные исследования А. Н. Насонова, В. В. Мавродина, М. Н. тихоми- историка — магистерское и докторское — в рова и др. Достойным продолжением этой бле- периодической печати того времени. На осно стящей плеяды стала публикация трудов вели- ве скрупулезного анализа публикаций в газе кого русского историка. тах и журналах Р. А. Соколов реконструировал Личность С. М. Соловьева, творчество ко- восприятие современниками выхода в свет торого оставило яркий след в истории и куль- двух первых крупных работ С. М. Соловьева.

туре России, всегда привлекала к себе внима- Эта часть очерка представляется особенно ние исследователей. Имя ученого, написавше- ценной, учитывая то, что прежде исследовате го двадцать девять томов «Истории России с ли изучали в первую очередь восприятие на древнейших времен», монографии и статьи на учным сообществом «Истории России с древ нейших времен»2.

Задуманное ученым как исследование 1 Исследование осуществлено в рамках реа присоединения Новгорода к Русскому госу лизации ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы 2 См. напр. Колесник  И. И. Полемика вокруг (Государственный контракт П2334 от 16.11.2009, научно-исследовательская работа по проблеме «Истории Российской с древнейших времен»

«Национальные герои России — исторические С. М. Соловьева в русской дореволюционной ориентиры Отечества: Александр Невский»). историографии: автореф. канд. дис. М., 1979.

дарству, первая из двух вышеперечисленных рии в рамках концепции родовых отношений, монографий охватывает всю историю неза- историк тем не менее верно определяет многие висимости Новгородской земли. Со страниц детали в истории как отдельных русских зе труда С. М. Соловьева перед читателями пред- мель, так и становления Русского государства в стают портреты русских князей, занимавших целом. Немаловажным и неслучайным в твор новгородский стол. Согласно С.М. Соловьеву, честве С.М.  Соловьева является обращение к позиция Новгорода в межкняжеских конфлик- исторической роли Александра Невского (см.

тах выступает заметным фактором, однако по с. 63–65 и др.), которую историк трактует как мере усиления власти великих князей власть судьбоносную для будущего развития России и Новгорода ослабевала. Новгородцы, заинтере- подчеркивает ее определяющее значение в раз сованные в ослаблении великокняжеской вла- витии древнерусской государственности. По сти были, по мысли С.М. Соловьева, против- добное отношение к феномену Невского героя никами могущества твери и Москвы. Во время является развитием взглядов Н.М.  Карамзина конфликта твери и Москвы в конце XIII — на- и, таким образом, продолжает магистральную чале XIV в. Новгород, как правило, поддержи- линию отечественной историографии.

вал слабейшую сторону. Возможно, переиздание работ С. М. Соло Не со всеми выводами историка сегод- вьева выиграло бы от включения в книгу ком ня можно согласиться, однако наблюдения ментированного списка источников и литера С. М. Соловьева над взаимоотношениями ве- туры, использованных ученым.

ликих князей с Новгородом, ролью вечевых Переиздание книг признанного класси собраний, функциями княжеской власти име- ка русской историографии, несомненно, будет ют большую ценность для исторической науки. способствовать дальнейшему изучению его на Во второй монографии С. М. Соловье- следия. Книга, адресованная самому широко ва, посвященной отношениям между русски- му кругу читателей, поможет глубже оценить ми князьями IX–XVI  вв., показана динамика научное творчество прославленного русского усиления или ослабления значения велико- историка.

А. В. Сиренов, д-р ист. наук, княжеской власти в разные периоды истории.

Н. В. Штыков, канд. ист. наук Рассматривая события отечественной исто В. И. Х р и с а н ф о в. Лужский край в «Вестник Лужского Совета» 1918–1920  гг., 1917–1920 годах: в 2 кн. Луга: Изд-во Голубе- «Лужская правда» 1917 г., «Крестьянская прав ва, 2010. 350 с. да» 1920–1930-х годов, «Смена» (Луга) 1921 г.

Монография доктора исторических наук В монографии В. И. Хрисанфова выделе В. И. Хрисанфова «Лужский край в 1917– ны четыре части: Лужский край в 1917 г., Луж 1920  гг.» состоит из двух книг. Первая книга ский край в 1918  г., Лужский край в 1919  г. и освещает 1917–1918 гг., вторая книга — 1919– повседневная жизнь лужан в годы граждан 1920  гг., время неспокойное, противоречивое, ской войны. Материал сопровождается ред но однозначно судьбоносное в истории не кими фотографиями и плакатами тех времен, только края, но и страны в целом. что усиливает наглядность изложения. Фото Данная работа является логическим и представлены из Центрального государствен хронологическим продолжением изложения ного архива кинофотофонодокументов Санкт автором истории Лужского края в XX  в. Пре- Петербурга и из частных архивов.

дыдущая работа, посвященная краю,  — «Не- В первой части освещены такие вопро знакомая Луга», изданная в 2004  г., своей по- сы, как ситуация в Лужском крае накануне следней фразой «И наступил 1917 год» предпо- Февральской революции, восстание Лужского лагала продолжение. гарнизона, февральские события, разоруже События, о которых идет речь в новой ние Бородинского полка, формирование новой книге — две российские революции, граждан- власти и период двоевластия в Лужском уез ская война  — изменили ход истории страны, де, Корниловский мятеж в Луге, повседневная и то, что происходило в тот период в Лужском жизнь города и уезда в 1917  г., события нака крае, в какой-то степени повлияло на необра- нуне и в ходе Октябрьской революции, мятеж тимость этого процесса. Автор не просто пока- Керенского–Краснова в Луге. Необходимо от зывает жизнь лужан того времени, но и оцени- метить, что грамотный подход к анализу ис вает их участие в событиях. точников и литературы позволяет автору избе Важность происходивших в 1917–1920 гг. жать категоричных оценок и выявить спорные изменений не могла не привлечь внимание и области, где не хватает данных для восстанов местных краеведов, и профессиональных ис- ления исторической картины происходивше следователей отечественной истории. Но в го  — численность и ход восстания Лужского силу объективных причин (в частности, от- гарнизона.

сутствия широкой источниковой базы) многие Во второй части рассматриваются пер события рассматриваемого периода излагались вые шаги советской власти в Лужском крае не совсем точно, подчас схематично, слишком в 1918  г., военные действия в прифронтовой прямолинейно и упрощенно. В. И. Хрисанфо- Луге и формирование Красной Армии в мар вым предпринята удачная попытка преодо- те-апреле 1918 г., действия Лужской милиции, ления этих недостатков. При этом автор объ- процессы создания и работы ЧК по борьбе с ективно оценивает все ранее написанное и не контрреволюцией и спекуляцией, формирова преуменьшает вклад своих предшественников. ние судебной системы в Лужском крае в 1918 г.

Привлечение автором новых архивных Обстоятельно освещаются события в лужской документов и материалов (прежде всего вос- деревне в 1918  г., в первую очередь крестьян поминаний участников событий и официаль- ские волнения. Следует особо отметить, что ных документов из фондов ЦГА ИПД Санкт- анализируемые в данной части исследова Петербурга и фондов областного архива Ле- ния действия я. я. Булак-Балаховича в Луге в нинградского области в Выборге), критическое 1918 г., дискредитировавшие советскую власть, прочтение ранее опубликованных и их компа- и проблемы укрепления советской власти в ре ративный анализ позволяют увидеть сложность гионе впервые так подробно и внимательно из и неоднозначность всего происходившего. учаются в исторической литературе благодаря Кроме того, автор поднимает целый пласт трудоемкой и кропотливой работе профессора местной периодической печати, что отвеча- В. И. Хрисанфова.

ет краеведческому аспекту исследования. Это третья часть посвящена исследованию такие издания, как «Лужский голос» 1917  г., следующих вопросов: Лужский край во вре мя первого наступления белых на Петроград ки бытовавшему в науке мнению, жила одной в 1919  г., борьба с дезертирством в уезде в жизнью с простыми гражданами, искренне 1919–1920  гг., Лужский край в дни осеннего стараясь улучшить бытовые условия Лужского наступления Юденича, пребывание Луги под населения. Причины не всегда удачной соци властью белых, освобождение Луги. Благодаря альной политики исследователь видит не толь документам, выявленным в Центральном го- ко в трудностях переживаемого периода граж сударственном архиве истории политических данской войны и смены власти, но и в первую движений Санкт-Петербурга, В. И. Хрисанфов очередь в несогласованных действиях самих очень подробно и всесторонне изложил собы- организаторов, в отсутствии необходимого тия гражданской войны на территории Луж- опыта, ошибках местного партийного руковод ского уезда во времена походов армии генерала ства. Важно подчеркнуть, что ранее материал о Юденича на Петроград. О них ранее встреча- повседневной жизни местного населения Луж лись лишь упоминания в общих работах по ского края отсутствовал в исторической и кра истории гражданской войны и иностранной еведческой литературе.

интервенции на Северо-Западе России. Кроме Помимо введения в научный оборот но того, в этой части монографии автор освеща- вых материалов и определения требующих ет, причем объективно, без категоричности дополнительного исследования областей важ суждений, ошибки, допускавшиеся местными ным достоинством монографии является то, партийными и советскими органами власти. В что события и жизнь отдельного региона рас частности, глубоко проанализирован вопрос сматриваются с учетом особенностей истори борьбы с дезертирством на территории Луж- ческого процесса в стране и в мире в целом, ского края, который практически не рассма- что подтверждает высокий уровень профес тривался в научных изданиях. сионализма автора. Несомненна заслуга про В четвертой части монографии автор об- фессора В. И. Хрисанфова в разработке и пред ращает внимание на повседневную жизнь лу- ставлении своей структурированной и хорошо жан в годы гражданской войны, поднимая сле- осмысленной методики регионального иссле дующие малоизученные вопросы: проблемы дования, которую можно назвать вариантом здравоохранения, культурно-просветитель- исследования петербургской краеведческой ская работа, ликвидация неграмотности, ор- школы. В силу того, что методика и методоло ганизация школьного образования, проблемы гия исследования еще только формируются в молодежной политики и формирования Луж- современном историческом регионоведении, ского комсомола, работа с женским населени- данный труд автора, как и предыдущие его ра ем Луги и уезда. Автор фактами подтверждает, боты данного направления, особенно ценен.

что местная советская номенклатура, вопре Н. В. Турыгина ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 2011 Вып. ХРОНИКА международная научная конференция «национализм и ксенофобия в странах европы и америки в новое и новейшее время» (к 65-й годовщине нюрнбергского судебного процесса) 8 декабря 2010 г. на историческом факультете Санкт-Петербургского государственного уни верситета прошел крупный международный научный форум, посвященный проблемам нацио нализма и ксенофобии в Западном мире. Его инициатором и организатором выступила кафедра истории Нового и Новейшего времени исторического факультета СПбГУ, возглавляемая доктор ом исторических наук, профессором В. Н. Барышниковым.

Национализм и ксенофобия не случайно были избраны в этом году темой очередной пла новой конференции кафедры. 2010 год для всего мира стал юбилейным: прошло 65 лет с тех пор, как завершилась Вторая мировая война — самый разрушительный конфликт в истории человече ства и, по выражению председателя Оргкомитета конференции, доктора исторических наук, про фессора О. Ю. Пленкова, порождение «самой свирепой разновидности национализма». 65-летнюю годовщину отметил и первый в истории международный судебный процесс над совершившими преступления против мира и человечности  — Нюрнбергский трибунал. Сама дата проведения конференции напоминала и о других ключевых изменениях в мировом порядке: 8 декабря 19 лет назад в Беловежской Пуще были подписаны соглашения, закрепившие развал многонационально го государства — Советского Союза.

Со времен Второй мировой войны историки, социологи, политологи, философы и психологи далеко продвинулись в анализе теории и практик ксенофобии и национализма. Однако из года в год межэтнические, межконфессиональные и национальные противоречия остаются причиной значительной части всех вооруженных конфликтов, уносящих жизни сотен и тысяч людей по всему миру. Поэтому вопросы взаимодействия наций, «своих и чужих», идентичности, самосо знания народов и политкорректности требуют дальнейшего осмысления. «Проблемы национа лизма и ксенофобии должны рассматривать профессионалы», — заметил в своем выступлении на пленарном заседании конференции заместитель декана исторического факультета, кандидат исторических наук, доцент Е. Н. Метелкин. Более того, научное обсуждение национализма и ксе нофобии может представлять ценность не только в теоретическом, но и в практическом плане.

Нельзя забывать о том, как напомнила председатель правления Санкт-Петербургской ассоциации международного сотрудничества М. Ф. Мудрак, что толерантности и сближению культур способ ствуют как правительственные учреждения, так и неполитические организации, контакты внутри научного и культурного сообщества.

О необходимости обсудить проявления и методы преодоления ксенофобии и национализма свидетельствовало и большое число заявок, поданных на участие в конференции. 83 специалиста из Санкт-Петербурга, Москвы, Волгограда, Иркутска, Кемерово, Новгорода, Самары, таганрога, тольятти, а также из зарубежных стран — Белоруссии, Финляндии и Дании выразили желание участвовать в дискуссии.

Конференция начала свою работу с пленарного заседания, на котором виднейшие петербург ские историки-германисты представили материалы по идеологии и практике нацизма, а также проанализировали пути преодоления его последствий. Доктор философских наук, кандидат исто рических наук, профессор А. Л. Вассоевич проследил истоки русофобии у нацистских лидеров.

Значительную часть своего доклада профессор посвятил разбору взглядов и деятельности идео лога геноцида русского народа Альфреда Розенберга. Специалист по истории нацизма и третье го рейха О. Ю. Пленков в своем выступлении проанализировал мифы нации и охарактеризовал современные направления историографии национализма и ксенофобии. Доктор исторических наук, профессор В. И. Фокин обратил внимание участников конференции на значение Нюрнберг ского процесса как прецедента, легитимировавшего международный суд над преступлениями против человечества и стимулировавшего развитие международного законодательства о правах человека.

Уже работа пленарного заседания показала остроту обсуждавшихся проблем. Все доклады вызвали массу вопросов, а по некоторым тезисам (например, основаниям идентичности в совре менной Германии и проблеме безнаказанности победителей во Второй мировой войне) завязалась дискуссия.

Активная работа конференции продолжилась и на секционных заседаниях. На первой секции участники затронули широкий спектр проблем межэтнических и межконфессиональных начал в политической борьбе и военных конфликтах в истории Франции, Германии, Эстонии, Англии, Ир ландии, Сербии, Хорватии, Албании, Канады, японии, США, России, Дании, Армении, сканди навских и африканских стран. Все выступления сопровождались оживленными обсуждениями.

Особый интерес вызвали доклады Ф. Л. Севастьянова, А. В. Бодрова, В. В. Василика. Д. И. Портня гина и М. С. Стецкевича.

Вторая секция собрала исследователей истории стран нескольких континентов (Европы, Азии, Австралии и Америки), которые задались целью раскрыть религиозные, культурологиче ские, политические и социальные аспекты образа «чужака» в истории изучаемых стран. Из всех многочисленных докладов и сообщений выступление белорусского историка Н. Н. Приступы «К вопросу о подходах Э. Бенеша и чехословацких национальных социалистов к выселению немцев из Чехословакии» обсуждалось дольше всего. Кроме того, особое внимание слушателей привлек ли сообщения А. Я. Массова, А. Ю. Прокопьева, Т. П. Кальяновой и Б. П. Заостровцева.

Еще одна секция работала с основополагающими вопросами национального самосозна ния  — генезисом и эволюцией национальной идентичности и национальных мифов в сознании народов Европы и Америки. Как и на остальных секциях, докладчики рассмотрели данные про блемы на примере самых разных стран. Большой интерес вызвали доклады В. Н. Барышникова, А. Г. Шкварова, С. И. Бугашева и С. В. Кормилицына.

Четвертая секция занималась вопросами преодоления национализма и ксенофобии, в част ности, трактовок и понимания политкорректности и толерантности в Англии, Германии, Франции, Польше, а также в России дореволюционного, советского постсоветского периодов.

П. А. Кротов, Т. Н. Гончарова, И. В. Якубовская, А. В. Смолин, А. И. Терюков, В. А. Кутузов, П. В. Кры лов и многие другие обсудили идеологию и практики сотрудничества между социальными, кон фессиональными и национальными группами, а также методы достижения компромиссов в усло виях ксенофобии.

Завершил конференцию пленарный доклад финского историка, доктора общеполитических наук, доцента Хельсинкского университета Й. Бекмана. Докладчик проследил проявления русо фобии в финской историографии и художественной литературе ХХ  в. Выступление Й. Бекмана вызвало большой интерес участников конференции, которые, пользуясь возможностью обсудить проблемы русофобии непосредственно с представителем Финляндии, задали ученому массу во просов.

таким образом, представленные на конференции материалы отразили весь спектр проблем проявления и преодоления национализма и ксенофобии в истории и современности. Следуя сло жившейся традиции, кафедра истории Нового и Новейшего времени планирует опубликовать тезисы прозвучавших докладов и сообщений. В ходе конференции не была нарушена еще одна традиция — подводить научные итоги уходящего года: на пленарном заседании состоялась пре зентация четвертого выпуска «трудов кафедры истории Нового и Новейшего времени». Кандидат исторических наук, доцент Б. П. Заостровцев рассказал о структуре и содержании сборника, ко торый с каждым годом привлекает все больше авторов как из России, так и из зарубежных стран.

Итоги научного форума подвело вечернее пленарное заседание. Как отметил заведующий кафе дрой истории Нового и Новейшего времени, профессор В. Н. Барышников, основное достоинство прошедшей конференции в том, что она носила дискуссионный и многоплановый характер. По признанию докладчиков и слушателей, дискуссия о сквозных проблемах, в которой участвовали специалисты по истории разных стран и периодов из разных городов и государств, помогла им представить в новом свете их собственные разработки и глубже проникнуть в суть проблем на ционализма и ксенофобии в Новое и Новейшее время.

Н. Э. Адамова ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 2011 Вып. ИтОГИ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРАКтИК УДК В. И. Беляева, Н. И. Халдеева, А. А. Зубов полевые исслеДования 2010 г.

антропологичесКий анализ осоБенностей зуБа из пушКарей I В ходе полевой археологической практики студентов исторического факультета СПбГУ было проведено одонтологическое описание зуба человека, найденного при раскопках стоянки Пушка ри I в 2010 г. Стоянка относится к эпохе верхнего палеолита. Зуб обнаружен в культурном слое, толща которого включает объекты, имеющие поселенческую структуру (рис. 1).

Рис. 1. Пушкари I, раскоп VII. План культурного слоя на исследуемой части раскопа.

© В. И. Беляева, Н. И. Халдеева, А. А. Зубов, Стоянка Пушкари I находится в Новгород-Северском районе Черниговской области Украины.

Она относится к группе стоянок Русской равнины, которые позволили отечественным археологам уже в 30-е годы XX в. определить социальную и домашне-хозяйственную деятельность человека верхнего палеолита как высоко организованную, в то время «родовую». Пушкари I являются одной из группы стоянок, располагающихся на склоне плато высокого правого берега среднего течения Десны. Рельеф местности образует в этом месте склоновый мыс или урочище, образованное Дес ной и широким логом древнего речного притока [1]. Пушкари I были открыты в 1932 г. известным украинским археологом М. я. Рудинским. Он изучал стоянку два года. Затем памятник исследовал с 1937 по 1939 г. П. И. Борисковский в составе большой московской экспедиции М. В. Воеводского.

В это время были открыты три самостоятельных участка стоянки, в одном из которых раскопано удлиненное палеолитическое жилище с цепочкой из трех очагов. Реконструкция жилища и его рисунок, сделанный В. Д. Запорожской, стал в некоторой степени символом поселений и жилых сооружений верхнего палеолита на Русской равнине. Здесь же при раскопках жилища (раскоп II) был обнаружен молочный зуб человека.

Работы на стоянке продолжились с 1981 г. и ведутся в настоящее время. Всего сейчас извест но 5 самостоятельных участков стоянки, расположенных в 10–40–100  м друг от друга. Хорошо определимые жилые площадки с жилищами, очагами и хозяйственными объектами исследованы на трех участках (раскопы II, V и VII). Культурный слой расположен на глубине 60–140 см в са мом верхнем горизонте суглинка, который затем, после оставления стоянки человеком, был пере крыт песчаными или лессовыми отложениями [2]. Геологический период существования стоянки относится ко времени так называемого максимума вюрма, т. е. к самому холодному климатиче скому периоду верхнего палеолита. Судя по геологическим, палеонтологическим и палинологи ческим данным, человек жил на открытых пространствах с редкой древесной растительностью в логах и оврагах (травы, сосна, береза). Человек жил здесь сезонами, вероятно, в теплое время года. Главным занятием было расщепление кремня, залежи которого многочисленны в меловых отложениях мезозоя, подстилающих четвертичные толщи эпохи Днепровского ледниковья. Сре ди фаунистических остатков преобладает мамонт. Есть немногочисленные кости (зубы) лошади, северного оленя, челюсти волка, зубы медведя, кости и клыки песца. Абсолютные даты — 12 дат — не противоречат геологическому периоду начала максимума вюрма — 20 тыс. лет н. в. Кремневая индустрия очень специфична, близкими по культуре памятниками является стоянка Клюсы и стоянка Радомышль. Особенность индустрии составляет большое число крупных листовидных и усеченных острий, отсутствие резцов, скребки стрельчатой формы и часто используемый скреб ковый способ обработки орудий. В настоящее время широкая научная общественность относит стоянку к культуре и эпохе Восточного граветта, которая датируется временем от 27 до 20 тыс. лет.

Зуб человека был обнаружен на стоянке в 2010 г., в раскопе VII, квадрате ж-20 при подчистке бровки, отделяющей квадрат ж-20 от квадрата з-20. Зуб выпал из стенки бровки на уровне гори зонта 6, т. е. нижнего горизонта так называемого «выброса»  — скопления культурных остатков на площади не менее 15 кв. м и содержащих большое количество костного угля, мелких облом ков кости, сколов и осколков желваков кремня (рис. 2). К моменту находки толща выброса была расчищена, приступили к расчистке нижнего горизонта культурного слоя, где на чистой поверх ности располагались скопления крупных фрагментов или целые кости (ребра, позвонки) мамон та (рис. 3). Структурное соотношение этих горизонтов остается пока не ясным, между ними нет «стерильной» прослойки. Верхние крупные кости нижнего скопления заходят в нижней горизонт «выброса». В двух метрах от места находки зуба расчищен большой (1 1 м) очаг, заполненный костным углем. Далее в 2 м к востоку от очага исследуются остатки широкой западины, которая являлась, по всей видимости, жилищем. Работы на стоянке продолжаются.

При одонтологическом описании обычно проводятся измерения длины коронки зуба (мезио дистальный диаметр МD), ширины (вестибуло-лингвальный диаметр VL), и в случае специаль ных программ измеряется ряд других параметров при хорошей сохранности коронки и корня.

В данном случае измерялись мезио-диальный (MD) и вестибуло-лингвальный (VL) диаметры, диагностически особенно значимые для сравнительного аспекта любого антропологического Рис. 2. Пушкари I, раскоп VII. Расчистка северной части раскопа на квадратах ж-19–22, з-21, 22. Зуб находится под диагональным бивнем. Ортогональная поквадратная съемка. Вид сверху.

Рис. 2. Пушкари I, раскоп VII, квадрат ж-20, горизонт расчист ки 7–8. Зуб выпал при подчистке стенки бровки. Он находился в самых низах «выброса», который перекрывал крупные кости мамонта исследования зубной системы. Это одонтометрическая часть антропологического анализа. Его одонтоскопическая часть состояла в описании морфологических особенностей зуба в целом. В частности, выявлялись и оценивались признаки коронки зуба в соответствии со шкалами, дей ствующими в российской практике и c учетом мировой одонтологической практики [3, 4]. При знаки жевательной (окклюзивной) поверхности коронки зуба получают балловую или альтерна тивную оценку, по степени стертости эмали и/или состоянию прорезывания зубов определяется возраст индивидуума, по возможности диагностируются видимые патологические нарушения.

Зуб из Пушкарей I был идентифицирован как верхний второй правый премоляр (Р2), или ма лый коренной зуб, или 5-й зуб по стоматологической номенклатуре (рис. 4). Результаты измерения зуба представлены в таблице. Для сравнения были привлечены данные по одонтометрическим (размерным) характеристикам верхнепалеолитической находки Сунгирь 2, размаху (минимум и максимуму) по каждому из измеренных диаметров и средним параметрам верхнего второго пре моляра (Р2) в группах современного населения [5].

Метрические характеристики зуба из Пушкарей и сравнительные данные Верхний второй Современное Верхний палеолит Пушкари I Сунгирь премоляр (Р2) население (размах, min-max) Длина зуба (MD) 6,8 7,5 9,0 6,0–7, Ширина зуба (VL) 10,2 11,0 10,2 8,8–9, Надо подчеркнуть, что из-за существенной стертости эмали коронки и сколотости некото рых ее участков, приведенные в таблице данные по зубу из Пушкарей I надо в известной степени считать условными, ориентировочными. Крат кий сравнительный анализ показывает, что по мезио-дистальному диаметру зуб из Пушкарей существенно меньше, чем зуб сунгирского эк земпляра и особенно отличается от современ ных показателей. Вместе с тем его параметры укладываются в размах вариаций данного диа метра в верхнепалеолитических популяциях (ранних и поздних) [6]. Эти величины показы вают, что их характер, вероятно, отражает про цессы, антропологически зафиксированные на Рис. 4. Справа малый коренной зуб (верхний вто- верхнепалеолитических объектах Европы.


рой правый премоляр — Р2) из раскопа VII, Пуш Вестибуло-лингвальный диаметр данного кари I, слева зуб современного человека (фото зуба (10,2) совпадает с соответствующими па Н. И. Халдеевой).

раметрами в современных группах, при этом он меньше сунгирского и несколько превышает размах суммарных верхнепалеолитических показателей. такого рода вариации могут свидетель ствовать о тенденции меньшей динамичности ширины коронки (по сравнению с ее длиной) на рассматриваемой территории в период верхнего палеолита, что отвечает данным, установленным на других материалах по другим регионам. Известен тренд более раннего уменьшения мезио-дис тальных размеров, особенно динамичного в период верхнего палеолита и некоторого отставания темпов вестибуло-лингвальных изменений [7].

Морфологическая характеристика зуба из Пушкарей. Эмаль коронки и ткань корня имеет бу роватый цвет с очевидными точечными включениями почвы. Эмаль на бугорках окклюзивной (жевательной) поверхности коронки стерта до появления двух-трех более темнопигментирован ных дентинных точек. такой характер стертости позволяет предположить, что возраст древнего обладателя данного зуба, вероятнее всего, был в интервале 30-35 лет (возможно до 40). По кон фигурации коронки, учитывая масштаб стертости, можно предположить, что оба бугорка окклю зивной поверхности коронки, т. е. вестибулярный (щечный) и лингвальный (обращенный в сто рону ротовой полости), были примерно одинакового размера, что соответствует типу 2 по шкале Зубова (1968) и является обычным морфологическим вариантом для этих зубов в ископаемых и современных популяциях. На эмали коронки отмечаются сколы. так, сколот участок эмали на дисто-лингвально стороне коронки, площадью примерно 7 3 мм по эмалево-цементной границе, т. е. по линии, отделяющей коронку от шейки зуба. также сколот до слоя дентина участок эмали на мезиальной стороне коронки, смежной и контактирующей с впереди расположенным зубом.

Часть корня посмертно обломана с лингвальной стороны в виде клина по всей его высоте от эма лево-цементной границы, включая верхушку корня (apex). Площадь обломанной части корня со ставляет 10,5 3 мм. В результате этого слома обнажилась пульповая камера корня (рог пульпы) без каких-либо следов патологических изменений. На мезиальной поверхности шейки и нижней трети коронки в центре эмалево-цементной линии находится более темнопигментированный, не сколько углубленный участок, который предположительно можно диагностировать как началь ную стадию кариеса. Кстати, место его расположения стоматологически считается типичным для этой формы патологии. В данном случае развитие заболевания началось в области плотного кон такта двух смежных (проксимальных) поверхностей анализируемого верхнего второго премоляра (Р2) и предыдущего верхнего первого премоляра (Р1), которая является зоной кариозного риска.

Одна из причин в том, что остатки пищи скапливаются в точках контактных поверхностей зубов, трудно доступных для механического гигиенического очищения. Кроме того, в этой области фик сируется уменьшение толщины эмали [8].

Выводы 1. Метрические параметры коронки зуба из Пушкарей I, т. е. его длина (мезио-дистальный диа метр) и ширина (вестибуло-лингвальный диаметр) соответствуют характеру динамики вариаций в период верхнего палеолита.

2. Мезио-дистальные параметры данного зуба не отклоняются от размаха вариаций европей ских верхнепалеолитических популяций, отражая тенденцию уменьшения мезиодистальных раз меров в это время.

3. По вестибуло-лингвальных размерам отражается тенденция меньшей динамичности изме нения ширины коронки зуба.

4. Фиксируются начальные стадии кариозного нарушения в характерных точках коронки (точ ках наибольшего риска).

5. В отношении диеты можно отметить, что, судя по равномерному типу стертости эмали ко ронки, пища не была систематически экстремальной, и рацион строился из ресурсов, наиболее соответствующих фаунистическому комплексу данной природно-экологической зоны. Повсед невная диета не давала, видимо, слишком сильных нагрузок, о чем можно судить по состоянию корня, на котором таковые не маркируются.

литература 1. Величко  А. А., Грибченко  Ю. Н., Куренкова  Е. И. Стратиграфическое положение стоянок пушкаревской группы //Пушкаревский сборник. Вып. I. СПб.: «Образование—культура». 1997.

С. 19–30.

2. Беляева В. И. Палеолитическая стоянка Пушкари I. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2002. 155 с.

3. Зубов А. А. Одонтология. Методика антропологических исследований. М.: Наука, 1968. 150 с.

4. Зубов А. А. Методическое пособие по антропологическому анализу одонтологических мате риалов //Библиотека «Вестника антропологии». М.: ИЭА РАН, 2006. 20 с.

5. Зубов А. А. Морфологическое исследование зубов детей из сунгирского погребения // Сун гирь. М.: Наука, 1984. С. 161–184.

6. Brabant H. Quelque faits concernant la denture de l’hommedu Paleolitique superieur europeen // Soc. Etud. Et Rech. Prehistoriques. Paris: NICE, 1969. P. 45–59.

7. Masztalerz A. Zmiennosc sttoczen zebov u czlowieka // Mater. i prace anhropol. Zakl. Anthropol.

PAN. 1962. № 61. P. 91–102.

8. Петрикас А. Ж., Румянцев В. А. Практическая одонтология. М.: Медицинское информацион ное агентство. 2009. 110 с.

Статья поступила в редакцию 23 декабря 2010 г.

РЕФЕРАтЫ УДК 94(47). С о к о л о в Р. А.   К вопросу о взаимоотношениях светской и духовной власти в эпоху Дми трия Донского // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 3–6.

В статье анализируются проблемы взаимоотношений княжеской и митрополичьей власти в эпоху Дмитрия Донского. Автор приходит к выводу, согласно которому в этот период имело место резкое сближение их интересов, обусловленное прежде всего субъективными обстоятельствами.

Следствием этого стали усиление светской власти и нестабильность в церковном управлении.

Ключевые слова: история средневековой Руси, история русской церкви, Дмитрий Донской, рус ские митрополиты, митрополит Алексей.

УДК 94(47).084. Д а у д о в А. Х., М а м ы ш е в а Е. П. Из истории латинизации национальных алфавитов СССР // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 7–12.

Национально-языковая политика советского государства была составной частью национально государственного строительства. В статье рассматривается поиск новой письменности для народов страны, которая облегчала бы решение важнейших задач советской власти: ликвидации неграмотности, культурно-просветительной работы, внедрения идей новой власти и др. В итоге с началом перехода к мирному строительству был взят курс на перевод письменности народов СССР на латинскую основу, а с середины 1930-х годов предпочтение отдали кириллице. Особое внимание уделено причинам и особенностям перевода письменности из одного алфавита в другой, важности развития национальных языков в условиях многонационального советского государства.

Ключевые слова: национально-языковая политика, латинизация алфавита, ликвидация неграмотности, унификация письменности.

УДК 94(47).084. П е т р о в П. В. Разведывательная деятельность Балтийского флота накануне советско-финляндской войны 1939–1940 гг. // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011.

Вып. 2. С. 13–20.

Роль военно-морской разведки была крайне важна для процесса боевой подготовки Крас нознаменного Балтийского флота накануне так называемой Зимней войны. В статье подробно описана сама организация, структура и деятельность Разведывательного отдела Краснознамен ного Балтийского флота. Советская морская разведка не смогла предоставить достоверной ин формации о финском Военно-Морском флоте и береговой обороне перед советско-финлянд ской войной. Основная часть сведений, которые были получены советской морской разведкой, оказались ложными. Это обстоятельство стало решающим фактором плохой подготовки Крас нознаменного Балтийского флота к советско-финляндской войне 19391940 гг.

Ключевые слова: разведка, штаб, флот, агент, информация, граница.

УДК 94(38). П е ч а т н о в а   Л. Г. Выборы геронтов в Спарте // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2.

С. 21–28.

В статье рассматривается целый ряд вопросов, связанных с выборами геронтов в Спарте.

Спартанцы сохранили у себя древний и примитивный способ избрания геронтов, поскольку он был исключительно удобен для правящей элиты. В статье доказывается, что в герусию попадали только знатные и богатые спартанцы, хотя законное право быть избранными в герусию сохра нялось за всеми спартиатами и никогда не было отменено. Но действующая практика сильно отличалась от официальной идеологии. Для достижения своих целей элита общества исполь зовала, как правило, неформализованные каналы влияния. Геронты традиционно избирались из круга привилегированных семей без какого-либо юридического оформления этой практики.

Монополизация выборной системы была одним из ключевых факторов в достижении полити ческой власти. Спартанская олигархия в наиболее полном и классическом виде воплотилась именно в герусии.

Ключевые слова: Древняя Спарта, Герусия, геронты, олигархия, геронтократия, выборная си стема.

УДК 94(44) В и в а т е н к о С. В. Специальные комиссии французского парламента в годы Первой ми ровой войны // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 29–37.

В статье приводится анализ создания и работы специальных комиссий французского парла мента в годы Первой мировой войны. Комиссии должны были усилить контроль законодатель ной власти над военными расходами и выявить факты экономических преступлений и нецеле вого использования бюджетных денег. Но их деятельность оказалась далека от идеала.

Ключевые слова: Первая мировая война, Франция, парламент, парламентские комиссии.

УДК 930.85;


821.161. С о к у р о в а О. Б. Темы и идеи «Слова о Законе и Благодати» в истории отечественной культуры // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 38–46.

В статье прослеживается влияние «Слова о Законе и Благодати», его тем, идей, образов на мировоззрение русского народа и великие памятники отечественной культуры.

Ключевые слова: Иларион, закон и благодать, «Правда Русская», милость, фарисейство, УДК 7.07. М о р о з о в а А. В. Этапы развития отечественного искусствознания и испанистика (1917– 1953 гг.) // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 47–52.

Статья посвящена выявлению этапов в развитии отечественной искусствоведческой испа нистики в контексте развития советского искусствознания. Уточнение этих этапов многое про ясняет в концепции советского искусствознания об испанском искусстве.

Ключевые слова: испанистика, испанская живопись XVII в., идеология, реализм, живопис ная стилистика, формализм, линеарно-пластическая трактовка формы, борьба с космополи тизмом.

УДК 93(02) С м и р н о в а М. А. Мемуары и дневники петербургских купцов конца XVIII  — начала XX  в.: методы источниковедческого анализа // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2.

С. 53–59.

Статья посвящена вопросам методики изучения мемуарных произведений. На материале мемуаров и дневников петербургских купцов конца XVIII — начала XX в. рассмотрены основ ные этапы источниковедческого анализа, такие как выявление и отбор источников, изучение их происхождения (включающее вопросы об авторстве, обстоятельствах и целях возникнове ния, особенностях формы, структуры и композиции мемуаров и дневников), а также текстоло гический анализ (определение основного текста, анализ разночтений, изучение источниковой основы и вопроса о достоверности свидетельств мемуаров и дневников).

Ключевые слова: источниковедение, мемуары, дневники, купечество, источниковедческий анализ, методика исследования.

УДК т и к а с Ч. О. О степени самостоятельности женщины в старообрядческом обществе (по материалам Новгородской губернии XIX  в.) // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2.

С. 60–65.

В современной науке утверждается, что культура и социум и различные сферы социальной деятельности оказывают влияние на гендерные стереотипы. В связи с этим подчеркивается, что несмотря на то, что церковь является консервативным социальным институтом, роли мужчин и женщин в ней все же изменяются. В отношении старообрядческой конфессиональной группы считается, что старообрядка занимала в ней значительное место, выходящее за рамки ее гендерного статуса в остальной части российского социума. В статье на основе церковных и государственных статистических данных, этнографических и исторических источников рассматриваются следующие вопросы: при каких условиях женщины могли играть важную роль в старообрядческом обществе, исторические и религиозно-догматические причины достаточно свободного положения женщины-старообрядки.

Ключевые слова: гендер, старообрядчество, Россия.

УДК З а с л а в с к а я Н. А. К истории городского самоуправления Киева в конце XIX — начале XX в. // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 66–71.

Статья посвящена истории деятельности городского самоуправления в Киеве, созданного на основании закона 1870 г. и реформированного по закону 1892 г. В статье рассматривается со став Киевской городской думы, основные направления и характерные черты ее работы. Автор приходит к выводу, что деятельность органов самоуправления способствовала развитию раз личных сфер муниципальной жизни Киева.

Ключевые слова: городское самоуправление, городская реформа 1870 г., городская контрре форма 1892 г., Киев.

УДК 930. У с а ч е в а Ю. С. Проблемы национализма и патриотизма в трудах П. Б. Струве // Вестн.

С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 72–78.

В круге проблем, которые волновали русских мыслителей в первой половине ХХ в., были про блемы самосознания и менталитета русского народа, вопросы национализма и патриотизма. Об этом размышляли многие представители русской интеллигенции, но именно в работах П. Б. Стру ве они раскрыты наиболее полно. Эти работы создавались в различное время, в различных исто рических условиях, под влиянием различных обстоятельств, но характеристика их как источника представляется, безусловно, необходимой. Для понимания взглядов П. Б. Струве имеет большое значение определение таких ключевых понятий, как «нация», «национальность», «народ», «патри от», «патриотизм», «национализм». П. Б. Струве соотносит их с «государственностью», считая ее определяющим обстоятельством. В эти понятия и в понимание проблем национализма и патри отизма философ вносит мистичность, но, несмотря на это, его подход остается академичным и актуальным в наше время. Большим достижением в разработке проблем национализма и патрио тизма является вывод Струве о равенстве понятий «национализм» и «патриотизм».

Ключевые слова: национализм, патриотизм, самосознание, менталитет, русский народ, П. Б. Струве, философ, нация, национальность, народ, патриот, труды, источник, мистичность, государство, государственность, история, могущество, культура.

УДК 94(47).084. Богомазов Н. И. Полк внутренней охраны Петрограда в 1918–1919 гг.: особенности формиро вания и переход на сторону белых // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 79–84.

Статья посвящена полку внутренней охраны Петрограда. Автор рассматривает историю формирования полка, его внутреннюю жизнь, переход на сторону белых и причины этого пере хода.

Ключевые слова: гражданская война, Петроград, Семеновский полк.

УДК 94(47).084. Н и к у л и н А. А. Обновленческий раскол в Западной Сибири в 1920–1930-х годах // Вестн.

С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 85–90.

Статья посвящена развитию обновленческого раскола в Западно-Сибирских епархиях РПЦ.

После образования с санкции властных структур Сиббюро ЦК РКП(б) и Сибревкома двух об новленческих группировок — в томске и Ново-Николаевске в 1922 г., их борьба между собой завершилась к концу 1922 г. победой томского СибЦУ под управлением протоиерея, в обнов ленчестве — епископа томского Петра (Блинова). В 1922 г. П. Блинов принял сан митрополита Сибирского и на втором Сибирском съезде в мае 1924  г. закрепил свою власть в церкви, став избранным председателем СОЦС (Сибирского областного церковного совета). Вершина карье ры П. Блинова оказалась точкой отсчета процесса непрерывной деградации обновленчества в Сибири. В целом историю обновленческой церкви можно охарактеризовать как постепенное оформление новой конфессии. В конце 1930-х годов, не выдержав государственных репрессий, обновленчество в Западной Сибири прекратило свое существование.

Ключевые слова: обновленческая церковь в Сибири, ПП ГПУ по Сибири, «живая церковь» в томске, митрополит Сибирский П. Ф. Блинов.

УДК 94(495). М е х а м а д и е в Е. А. Некоторые аспекты процесса варваризации византийской армии в 378–395 гг. // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 91–97.

В статье рассматривается характер процессов варваризации в византийской армии 378– 395 гг., в эпоху императора Феодосия I. Основное внимание уделяется правовому статусу варва ров в данный период, а также организационной структуре восточноримской армии в 378–395 гг.

Автор предлагает пересмотреть традиционные теории, преувеличивающие степень варвари зации византийской армии. Взгляд, предложенный в данной статье, выдвигает гипотезу о на личии варваров только в качестве вспомогательного иррегулярного ополчения, отделенного от регулярных римских войск по этническому признаку.

Ключевые слова: битва при Адрианополе, готы, аламанны, рекруты, варвары-федераты, Notitia Dignitatum («Список должностей»), вспомогательные войска, легион, «начальник армии»

(magister militum).

УДК 94(420)''1603/1625'' М о и с е е в И. Г. О структуре яковитских кооптаций в состав рыцарей Ордена Подвязки // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 98–103.

В статье предпринята попытка рассмотреть проблему кооптаций в Ордене Подвязки во вре мя правления якова I Стюарта. Автор опирается на большой круг опубликованных источников и приходит к выводу, что существует связь между назначениями якова I в классические поли тические институты и назначениями в Орден Подвязки.

Ключевые слова: кооптация, Орден Подвязки, яков I Стюарт, рыцарство.

УДК 75.041. П а в л е н с к а я Е. А. Образы детей в испанском парадном портрете рубежа XVI–XVII вв. // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 104–110.

Особенности интерпретации и эволюции детского парадного портрета показательны в це лом для испанской живописи рубежа XVI-XVII вв. До настоящего времени в научной литера туре нет специальных работ по этой теме. В статье предпринята попытка выявить эволюцию детского портрета в пределах обозначенного исторического периода. Для исследования пробле мы использован широкий круг артефактов. Некоторые из них анализируются в отечественной литературе впервые.

Ключевые слова: испанская живопись, детские образы, парадный портрет, конец XVI в., на чало XVII в.

УДК 94(44). П р о н и н а Е. А. Пером о шпаге: генеалогии французского и фламандского дворянства Андре Дюшена // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 111–117.

Генеалогии французского и фламандского дворянства, составленные королевским геогра фом и историографом Андре Дюшеном (1584 – 1640), рассматриваются в данной статье как важ ный источник для понимания основных тенденций правительственной политики в отношении дворянства. В проанализированных работах Дюшена отчетливо отражаются как традиционная борьба власти с мятежной аристократией, ее опора на мелкое и среднее дворянство, стремление очистить второе сословие и поднять авторитет королевской власти, так и новые веяния обще ственной мысли, в том числе идеи дворянской расы и роли дворянства в истории.

Ключевые слова: XVII в., генеалогии, дворянство, общественная мысль, Франция.

УДК 94(73). т а л ь я А. Ю. Первые характеристики Томаса Джефферсона в России // Вестн. С.-Петерб.

ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 118–123.

В статье автор детально изучает информацию о третьем президенте США томасе Джеффер соне, опубликованную в российских газетах и журналах. Автор приводит свидетельства совре менников событий и другие материалы, позволяющие судить о воздействии личности Джеф ферсона и некоторых черт «американской демократии» на русское общество в начале XIX сто летия. Значительная часть материалов вводится в научный оборот впервые.

Ключевые слова: история США, американская демократия, томас Джефферсон.

УДК 94(44). А н и с и м о в О. В. Государственный переворот 2 декабря 1851 г. во Франции и проблема Святых мест Палестины // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 124–128.

В статье исследуется состояние религиозного спора между Францией и Россией в 1850-е годы в связи с установлением диктатуры Луи-Наполеона Бонапарта. Анализируются маневры рос сийской и французской дипломатии, мотивы и результаты.

Ключевые слова: история Франции, история России, международные отношения, XIX в., Ближний Восток, Палестина.

УДК769. С к в о р ц о в а Е. А. «Собрание старинных костюмов Великобритании и Ирландии VII– XVI вв.» Ч. Х. Смита, гравированное Д. А. Аткинсоном: уникальность изобразительного языка // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 129–134.

Статья посвящена особенностям изобразительного языка «Собрания старинных костюмов Великобритании и Ирландии VII–XVI  вв.» Ч. Х. Смита, гравированного Д. А. Аткинсоном, — уникального издания, совмещающего темы костюма и иконографии исторических деятелей с традициями этнографических альбомов. Это издание представляет интерес не только для исто рии и искусствоведения, но и для сценографии, театра, кино. Жанровое и стилистическое свое образие произведения рассматривается в широком историко-культурном контексте с акцентом на проблеме национального стиля и его роли в отражении в искусстве народного характера.

Вопрос решается на основе сопоставления творческих методов Аткинсона и Смита — мастеров, посвятивших свои произведения странам, в которых они обрели вторую родину.

Ключевые слова: костюмные альбомы, этнографические альбомы, иконография историче ских деятелей, костюмно-исторический альбом, жанровое своеобразие, стилистическое своео бразие, национальный стиль, национальный характер в искусстве, историческая достоверность и воображение.

УДК 82-312. С ы л о в а Е. А. Кризис эпохи, города, человека в контрастной символике романа Андрея Белого «Петербург» // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 135–141.

В статье анализируется роман Андрея Белого «Петербург» с выявлением системы антино мий-лейтмотивов, которые лежат в основе произведения, живописующего переходный период русской истории, накануне исторических перемен. Вся система символов в целом сводится к единому образу, именно это позволяет наиболее полновесно определить концепцию А.Белого, запечатлевшего в слове ожидание русской революции.

Ключевые слова: литературоведение, Андрей Белый, «Петербург», история русской культу ры, история Россия, XX в.

УДК 791.43(47) Р ы ж е н к о в В. Ю. Режиссер Николай Николаевич Евреинов: начало творческого пути // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2. С. 142–148.

Статья посвящена начальному этапу творческого пути режиссера Н.Н. Евреинова (1879-1953) и охватывает период с 1879 по 1908 г. Автор рассматривает первые драматургические опыты ре жиссера, его участие как организатора и режиссера в «Старинном театре», созданном для пред ставления средневековых пьес.

Ключевые слова: Николай Николаевич Евреинов, «Старинный театр», история театра начала ХХ в., режиссура ХХ в., драматургия ХХ в.

УДК 791.43. П о т е м к и н а В. В. «Образ положительного героя в контексте поэтического и прозаиче ского направлений киноязыка (на примере творчества Александра Довженко и Фридриха Эрмлера, конец 1920-х — середина 1930-х годов)» // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. 2011. Вып. 2.

С. 149–155.

Анализируя эволюцию киноязыка 1920-х–1930-х годов, а также проблему различения и син теза «поэтического» и «реалистического» направлений, автор пытается рассмотреть ее с по зиции изображения положительного героя. Для этого предлагается подробная аналитическая детализация образов конкретных кинопроизведений.

Ключевые слова: советский кинематограф, романтизм, реализм, 1920-е–1930-е годы, Фри дрих Эрмлер, Александр Довженко, киноязык, положительный герой.

ABSTRACTS S o k o l o v R. A. On the relations between secular and metropolitan power during the epoch of Dmitry Donskoy.

The article focuses on the relationship between secular and metropolitan power during the epoch of Dmitry Donskoy. The author concludes that the epoch is characterized by convergence of interests between secular and metropolitan power that was primarily due to some subjective circumstances and resulted in secular power reinforcement and unstable situation concerning metropolitan power.

Keywords: medieval Russian history, history of the Russian Church, Dmitry Donskoy, Russian metropolitans, the Metropolitan Alexei.

D a u d o v A. H., M a m y s h e v a E. P. On the History of alphabet latinization in the USSR.

National linguistic policy of the Soviet Union was an integral part of the national state building project. The article focuses on the problem of establishing new writing language for the ethnic groups of the country that would result in solving the major Soviet Union`s problems, namely: eradication of illiteracy, cultural and educational programs, promotion of the ideas of the new government. As a result, the transition to peace-building course was accompanied by converting the writing languages of the Soviet peoples into the Latin-based writing language, with the preference shifting from the Latin alphabet to the Cyrillic one from the middle of 1930s. The article pays a special attention to the reasons and peculiarities of the conversion process from one alphabet to another as well as to the importance of the development of national languages within the multinational Soviet state.

Keywords: National linguistic policy, alphabet latinisation, eradication of illiteracy, unification of the writing systems.

P e t r o v P. V. Reconnaissance of the Baltic Fleet before the Soviet-Finnish War 19391940.

The navy reconnaissance played a very important role in the military preparation process of Red Banner Baltic Fleet on the so-called “Winter War” eve. The article provides an insight into the structure and work of Reconnaissance department Red Banner Baltic Fleet. The Soviet navy reconnaissance failed to get reliable information about the Finnish Navy and Coastal Defence before the Soviet-Finnish War.

The main part of information, which had been received by the soviet navy reconnaissance, proved to be fallacious that resulted in lack of thorough preparation for the Soviet-Finnish War 1939-1940.

Keywords: reconnaissance, staff, fleet, agent, information, border.

P e c h a t n o v a L. G. The geronte election in Sparta.

The article is devoted to the analysis of the ancient tradition of the election to the Spartan gerousia. Spartans maintained the ancient and primitive way of the geronte election as it was very convenient for the ruling elite. One can conclude that only the notable and rich Spartans were the members of the gerousia, although ex officio all Spartans without any exception had a legal right to be elected in the college. But the real practice strongly differed from the official ideology. As a rule, to achieve their purposes the ruling elite used non-formalizing canals to exercise its influence.

According to the tradition the gerontes were elected only from the circle of the privileged families without any juridical legalization of this practice. Monopolization of the election system was one of the key factors in achieving political power. The Spartan oligarchy in its classic form was fully embodied in the gerousia.

Keywords: Ancient Sparta, Gerousia, gerontes, spartan oligarchy, gerontokratia, election’ system.

V i v a t e n k o S. V. The special committees of the French Parliament during the First World War.

During the First World War the French Parliament paid much attention to the management of the French industry trying to solve the problem by the special committees, which were to control the budget expenditures. Nevertheless, these attempts were bound to fail.

Keywords: The First World War, France, Parliament, parliament Committees.

S o k u r o v a O. B. The themes and ideas of the «The Tale of the Low and Grace» in the history of Russian culture.

The article considers the impact of «The Tale of the Low and Grace» by Ilarion Kievsky (its subject, ideas, images) on the Russian culture, the Russian worldview and its greatest works of art.

Keywords: Ilarion Kievsky, Low and Grace, «The Russian Truth», mercy, hypocrite, A. S. Pushkin, A. N. Ostrovsky, F. M. Dostoevsky, V. Rasputin.

M o r o z o v a A. V. The Stages of Development of Russian Researches of Art and Spanish Studies (1917–1953).

The article deals with the stages in the development of Russian Researches of Spanish Art that is connected with the stages of Soviet Researches of Art and with Cultural and Ideological Life of the Country. These stages are important for understanding Soviet Researches of Spanish Art.

Keywords: Spanish Studies, Spanish Art of XVII century, ideology, realism, picturesque stylistic, formalism, line-plastic’s interpretation of form, fight with cosmopolitism.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.