авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Информационные технологии в криминалистике /

ЭЛЕКТРОННЫЕ НОСИТЕЛИ КАК ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ О

ЛИЧНОСТИ

К.ю.н., доцент К.Е. Демин (Московский университет МВД России)

Анализ современного состояния борьбы с преступностью во многом свидетельствует о многих пробле-

мах правового и технико-криминалистического обеспечения раскрытия преступлений, при расследовании кото-

рых постоянно возникают вопросы установления личности неизвестного лица (преступника, а в неторных слу чаях и жертвы преступления). Так, А.Ф. Волынский, основываясь на статистических данных (в год число про павших без вести по стране достигает 120 тыс. человек, количество обнаруженных неопознанных трупов – 80 тыс.), справедливо указывает на недостаточность мер криминалистического обеспечения данного процесса.

Кроме этого, в настоящий период, особенно после известных событий 11 сентября 2001 г., первосте пенной стала задача отслеживания и нейтрализация потенциально опасных личностей. Наряду с уже существу ющими традиционными методами и способами их выявления все более широкое применение находят совре менные информационные технологии, в том числе получения информации с электронных носителей данных.

Анализ современного состояния использования данных технологий позволяет утверждать, что при отсутствии единой систематизации источников с учетом признаков человека, процесс получения и обработки данных про ходит по отдельным показателям индивидуальных свойств и признаков, что, в конечном итоге, приводит к от сутствию единого построения информационной модели устанавливаемого лица.

Необходимо отметить, что научные и методологические основы деятельности, направленной на обна ружение, фиксацию и исследование компьютерных средств и содержащейся в них информации были предме том исследования таких ученых и практиков, как В.Б. Вехов, Ю.В. Гаврилин, А.В. Касаткина, Ю.Г Корухов, В.В. Крылов, А.В. Макиенко, В.А Мещеряков, А.Б. Нехорошев, В.Ю. Рогозин, Е.Р. Россинская, О.В. Селива нов, А.Г Семенов, А.В.Ткачев, Н.Г Шурухнов, А.И. Усов, А.Н. Яковлев и других. Давая высокую оценку име ющимся научным разработкам, следует отметить, что многие аспекты этой проблемы, в том числе установле ния личности на основе анализа информации, получаемой с электронных носителей данных, остаются пока за рамками глубокого научного анализа.

Одной из составляющих данной проблемы является получение криминалистически значимой инфор мации о личности с электронных документов (ЭД) и электронных носителей данных (ЭНД). Анализ существу ющего законодательства, в частности, Федерального закона «Об электронной цифровой подписи», который определяет понятие «электронного документа» –документ, представленный в электронной цифровой форме и имеющий необходимые реквизиты, позволяющие произвести его идентификацию. Законом определяется и по нятие ЭЦП – как реквизит электронного документа, предназначенный для его защиты от подделки, позволяю щей идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажений в ЭД.

Владельцем сертификата ключа подписи является физическое лицо, на имя которого удостоверяющим центром выдан сертификат ключа, и которое владеет соответствующим закрытым ключом ЭЦП.

Таким образом, реквизитом любого ЭД является ЭЦП, позволяющая удостоверить данный документ и идентифицировать владельца подписи на документе. Сама ЭЦП документа, физически представляет собой набор цифр, связанный с конкретным ЭД и закрытым ключом (своеобразный индивидуальный код) автора до кумента. Разработчики и создатели технологий ЭЦП в России утверждают, что при ее разработке были приме нены такие алгоритмы и аппаратно-программные средства, которые обеспечат защиту ЭЦП от возможности ее подделки на ближайшие десятилетия.

Вместе с тем, как показывает практика, на месте проведения следственных действий, наиболее часто встреча ются иные формы ЭД: компьютерные файлы и каталоги (текстовые и графические), различные сетевые интернет протоколы, интернет-сессий, электронная почта, сообщения в мобильных телекоммуникационных сетях (текстовые и графические), программы, радиотехнические сигналы и т.д. В специальной литературе, посвященной вопросам класси фикации ЭД, существует следующие подходы рассмотрения данной проблемы. Так, Т.Э. Кукарникова1 предлагает про вести разграничение ЭД по форме существования их в компьютерной системе: на материальные и виртуальные. При этом необходимо отметить, что материальный электронный документ– это объект, зафиксированный на электронном носителе, несущий информацию, имеющую смысловое значение и существующую только в электронной среде.

Таким образом, любой электронный документ посредством его фиксации на определенном электрон ном носителе приобретает материальную форму. Виртуальный ЭД – это документ, представляющий собой со вокупность информационных объектов, создаваемую в результате взаимодействия пользователя с электронной информационной системой2.

В криминалистической и технической литературе по источнику происхождения ЭД разделяют создава емые пользователем и компьютерной системой. Документы, создаваемые пользователем, могут быть текстовы ми, графическими, содержать звуковую или видеоинформацию и иметь форму файла, папки, каталога, про граммы и т.д. Сведения о сообщениях, передаваемых по сетям электросвязи, аккумулируются в специальных Кукарникова Т.Э. Электронный документ в уголовном процессе и криминалистике. – Воронеж, 2005.

Thomas R. Gruber, Sunil Vemuri, James Rice. Virtual documents that explain How Things Work: Dynamically generated question answering documents. / Knowledge Systems Laboratory Stanford University, Aug. 95. (http://www-ksl. stanford.edu/testfiles/gruber/ virtual-documents-htw).

Информационные технологии в криминалистике файлах регистрации событий (log-файлах), в которых протоколируется техническая информация (данные о си стемном техническом обмене). Таким образом, по содержаниюЭД могут содержать текстовую информацию, графику, анимацию, фоно-, видеоинформацию (определяется расширением файла), отражающую криминали стически значимую информацию, в том числе и о лице их создавшем, а также информацию в виде специальных машинных кодов, например при применении программ-просмотровщиков.

По техническим характеристикам классификация осуществляется по расширению и названию файла, объему занимаемой машинной памяти, дате создания и модификации. Отметим, что здесь основным классифи кационным параметром, позволяющим отнести ЭД к той или иной группе, является различная емкость, кото рую занимает ЭД в электронной памяти. Так, некоторые программы, которые также являются ЭД, могут зани мать единицы килобайт, а информационные массивы в виде баз данных – сотни гигабайт. Все это оказывает влияние на продолжительность и тактику планируемых следственных действий, направленных, в том числе на установление личности неизвестного или создания психологического профиля лица, их создавшего.

По степени защищенностиэлектронные документы могут быть открытыми и закрытыми. Как отмечалось выше,для защиты электронных документов существует большое количество специальных средств: ЭЦП докумен та, шифрование с помощью кримптоалгоритмов (стеганография), установление различных паролей доступа.

Как показывает следственная и судебная практика, особое место при расследовании занимают ЭД, ран нее удаленные с дискет и жесткого диска ПК с целью сокрытия следов преступления. В процессе восстановле ния с применением аппаратно-программного инструментария (например PC3000 for Windows (UDMA), DiskEdit, Unerase NU, DiskRescue и др.) эти документы могут быть полностью или частично восстановлены, не восстанавливаемы и т.д., что также может быть отнесено к специфике ЭД, и соответственно нуждается во вве дении в криминалистическую классификацию.

Таким образом, приводимые классификации ЭД имеют не окончательный вид, а находятся в стадии становления. Важность разработки и упорядочения подобных классификаций, по нашему мнению, объясняется различной криминалистической значимостью, направленностью, сущностью и емкостью данных видов объек тов. Исходя из общетактических криминалистических рекомендаций, при поиске, обнаружении, фиксации и изъятии вещественного доказательства в протоколе следственного действия указываются его частные и диагно стические признаки.

Применительно к ЭД этими данными являются: его название, величина, автор, время и дата создания время последнего изменения (в соотношении с системным временем компьютерной системы), расширение, путь к нему по древу каталогов, краткая характеристика информации, номер шрифта, установочные данные страницы (по ширине и длине листа, абзацы, нумерация страниц), колонтитулы и т.д.

В настоящее время существует достаточно большой ассортимент ЭНД, различающихся между собой принципами чтения-записи информации, форм-факторами, интерфейсом и конструктивными особенностями, массо-габаритными параметрами, техническими характеристиками, емкостью, быстродействием, природой и материалом носителя, на который производится запись и выборка информации, используемыми алгоритмами записи и чтения данных, программной (дисковой) операционной системой и т.д. Не останавливаясь на технических и конструктивных особенностях ЭНД, заметим, что в любом совре менном электронном или радиотехническом аппарате обязательно содержатся элементы электронной памяти, которые в обязательном порядке должны быть обнаружены и исследованы на предмет поиска, например отно шений (связей) злоумышленника, анализа его криминальной деятельности, криминологический анализ лично сти (интересы, места частого посещения). Кроме того, исследование ЭНД может помочь установить: электрон ные адреса (ICQ, E-Mail, TCP/IP, пароли WAP и входа в Интернет), номера провайдера, номера мобильной свя зи, файлы и программное обеспечение, созданное пользователем или самой компьютерной системой – файлы регистрации событий (LOG), КЭШ-память, электронные шкалы и настройки частот сканеров и т.д.

Практика расследования преступлений показывает, как важно исследовать изъятые с места происше ствия видео-, фото память сотовых терминалов с хранящимися там сообщениями сервисов ММS, SMS, устрой ства записи/чтения карт памяти (Mini SD, MMC, RS-MMC и аналогичные им) от цифровых аппаратов и видео камер, мини DV, пластиковые карты и SIM-карты, память в лазерных принтерах, жесткие диски, дискеты, ком пакт-диски, память в домофонах и т.д. При этом в протоколе следственного действия в обязательном порядке отмечаются частные идентификационные и диагностические признаки ЭНД (формфакторы, номер s\n,p\n,фирма, тип, модель, интерфейс, объем памяти, количество свободной или занятой памяти, и т.д.). Дан ные признаки указываются на корпусе носителя данных фирмой-производителем или могут быть получены специалистом СОГ в процессе предварительных исследований на месте происшествия.

В случае если следователем обнаружены ЭД на ЭНД, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела и с целью предотвращения ущерба или возможных производственных потерь, связанных с процессами в информационных телекоммуникационных системах, необходимо произвести «зеркальное» (по байтовое) копирование электронного документа или всего ЭНД на инструментальный носитель.

В заключение следует особо отметить, что ЭНД в криминалистическом понимании являются источни ками следовой криминалистически значимой компьютерной информации. Обнаружение и получение доступа к информации, записанной на электронных носителях, с ее последующим всесторонним исследованием, является Россинская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза. – М., 2001.

Информационные технологии в криминалистике / квинтэссенцией раскрытия и расследования преступлений, сопряженных с применением информационных тех нологий. Кроме этого, обращаем внимание на необходимость комплексного изучения ЭНД специалистами раз личных научных знаний, результатом которого был бы всесторонний анализ виртуальных следов преступления.

Для чего по возможности следует привлекать специалиста в области компьютерных исследований на самых ранних стадиях расследования преступлений, задачами которого было бы изучение ЭНД, в том числе для выяв ления данных о личности преступника и жертвы. Только координированная деятельность специалистов раз личных областей знаний должна позволить наиболее полно реконструировать картину происшедшего события.

ПОНЯТИЕ, ОСНОВАНИЯ И УСЛОВИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ М-Э.У. Джамалдаев (Академия управления МВД России) Что означает понятие «освобождение от уголовной ответственности»? Для того, чтобы разобраться в этом необходимо прежде всего рассмотреть сам термин «освобождение от уголовной ответственности». В его применении нуждается только то лицо, которое совершило деяние, содержащее признаки преступления. Если же гражданин не совершал преступления, то он не может ни привлекаться к уголовной ответственности, ни освобождаться от нее.

В чем же состоит освобождение от уголовной ответственности? По мнению Ю.И. Ткачевского, такое освобождение «может заключаться в отказе от возбуждения уголовного дела или же в его прекращении» 1. Дей ствительно, в случаях наличия оснований, предусмотренных в Конституции РФ, уполномоченные на то госу дарственный орган или должностное лицо вправе прекратить возбужденное в отношении лица уголовное дело, а если имеются процессуальные основания – вправе отказать в возбуждении уголовного дела. Но, как отмечает Э.С. Тенчов, «подобное решение выступает лишь в качестве процессуальной формы освобождения виновного от уголовной ответственности и не вскрывает его материальной сущности»2. М.И. Федоров понимает под осво бождением от уголовной ответственности «выраженный в акте управомоченного государственного органа от каз от осуждения и порицания, а также от применения мер государственного принуждения в отношении лица, виновного в совершении преступления»3. В данном случае остается неясным, чем рассматриваемый институт отличается от освобождения от наказания.

Наиболее правильной, по мнению автора, является трактовка данной проблемы, содержащаяся в трудах М.П. Карпушина и В.И. Курляндского, которые отмечали, что: «Поскольку освобождению от уголовной ответ ственности подлежит лицо, совершившее преступление, то в процессуальном порядке как минимум должно быть установлено, что именно данное лицо совершило преступление»4. Однако в отличие от освобождения от уголовного наказания, назначаемого по приговору суда, при освобождении лица от уголовной ответственности, факт совершения им преступления констатируется не в обвинительном приговоре, вынесенном судом от имени государства, а в ином процессуальном документе, который постановлен следователем, дознавателем от своего имени. И в данном случае сохраняется отрицательная морально-политическая и юридическая оценка преступ ного поведения субъекта, освобождаемого от уголовной ответственности.

Конечно, для действительно виновного в совершении преступления лица далеко не безразлично, в ка ком порядке и на какой стадии оно будет освобождено от уголовной ответственности, поскольку правовое зна чение и правовые последствия отнюдь не одинаковы при освобождении от уголовной ответственности без при влечения и с привлечением лица в качестве обвиняемого, в стадии досудебного производства, либо в ходе су дебного разбирательства.

Основанием применения освобождения от уголовной ответственности может служить только то обсто ятельство, которое определяет сущность данного института, необходимость и целесообразность его существо вания. Обстоятельство, признаваемое основанием освобождения от уголовной ответственности, должно отве чать на вопрос: почему оно применяется и каковы условия для его применения?

Освобождение от уголовной ответственности в процессе проведения дознания или предварительного расследования по делу имеет место тогда, когда привлечение к ответственности лица, совершившего преступ ления с доведением дела до суда, становится нецелесообразным и мало соответствует задачам уголовного зако нодательства, а значит и целям наказания как основной формы реализации уголовной ответственности.

Поэтому при наличии определенных обстоятельств (оснований и условий) задачи уголовного законода тельства и цели наказания могут быть достигнуты более эффективно и с меньшими социальными затратами путем освобождения лица, совершившего противоправное деяние, от уголовной ответственности. Данную идею поддерживают и современные исследователи рассматриваемой проблемы 5. Она стала теоретической основой наличия в УК РФ института освобождения от уголовной ответственности (гл.11).

Советское уголовное право. Общая часть. – М., 1974. С.349.

Тенчов Э.С. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности. – Иваново, 1982.

Советское уголовное право. Общая часть. – М., 1977. С.359.

Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. – М., 1974. С.227.

Магомедов А.А. Уголовная ответственность и освобождение от нее: эволюция правовых воззрений и современность: Авто реф. дис.... д-ра юрид. наук. – М., 1998. С.5.

Информационные технологии в криминалистике Уголовный закон в соответствующих нормах предусматривает определенные основания и условия для применения того или иного вида освобождения от уголовной ответственности.

Как представляется в качестве одного из оснований применении норм, освобождающих от уголовной ответственности, рассматривается, прежде всего, выполнение условий, содержащихся в примечании к соответ ствующей статье уголовного закона (например, если лицо добровольно прекратило участие в незаконном во оруженном формировании и сдало оружие – примечание к ст.208 УК РФ;

если лицо добровольно или по требо ванию властей освободило заложника – примечание к ст.206 УК РФ и т.д.). Отсюда выходит, что условия осво бождения от уголовной ответственности по специальным нормам имеют вполне конкретное содержание.

К основаниям освобождения от уголовной ответственности относят и иные обстоятельства. Так, одни уче ные считают, что ими является вся совокупность предпосылок (условий, обстоятельств), лежащих в основе приме нения того или иного вида освобождения от уголовной ответственности1. Другие утверждают, что ими могут быть два обстоятельства, указанные в законе: небольшая общественная опасность совершенного деяния и личность ви новного2. Третьи исходят из того, что основанием применения освобождения от уголовной ответственности является решение следственных органов и суда о возможности исправления лица без применения наказания3.

Такое разнообразие точек зрения обусловлено, на наш взгляд, различным истолкованием их авторами смысла слов «основание» и «условие». В русском языке и в науке под термином «основание» вообще понима ется «существенный признак», по которому определяются явления, понятия»4, условия же определяются как «обстоятельство, от которого что-либо зависит»5. Следовательно, основанием освобождения от уголовной от ветственности может служить только то обстоятельство, которое определяет сущность данного института, необходимость и целесообразность его существования. Обстоятельство, признаваемое основанием освобожде ния от уголовной ответственности, должно отвечать на вопрос: почему оно применяется? Поэтому, например, только одно то, что лицо совершило преступление небольшой или средней тяжести, само по себе не может быть основанием освобождения этого лица от уголовной ответственности.

Поэтому при наличии определенных оснований и условий задачи уголовного законодательства могут быть достигнуты и с меньшими социальными затратами на этапе досудебного производства путем освобожде ния лица от уголовной ответственности. Государство как бы объявляет, что совершившее преступление лицо может последующим поведением загладить причиненный вред и свою вину.

Однако в этом случае можно возразить, что лицо, в отношении которого не будет возбуждено уголов ное дело и ему не будет предъявлено обвинение, полностью освобождается от уголовной ответственности и по существу никаких невыгодных последствий совершенного преступления не несет. Однако представляется, что понятие «освободить» подразумевает наличие определенных ограничений. И как было отмечено освобождение от уголовной ответственности по любому основанию и кем бы оно ни производилось означает по сути призна ние лица виновным. И это говорит о том, что освобождение от уголовной ответственности применимо лишь к лицу, совершившему преступление и обязанному нести за это ответственность.

Таким образом, можно сделать вывод, что освобождение от уголовной ответственности означает выра жение в акте компетентного государственного органа решения освободить лицо, совершившее уголовно нака зуемое деяние, от обязанности подвергнуться судебному осуждению и претерпеть меры государственно принудительного воздействия при наличии определенных оснований. Иными словами под освобождением от уголовной ответственности понимается отказ государства от применения к виновному предусмотренных уго ловным законом наказаний в случае выполнения им соответствующих условий, оговоренных в законе.

ИННОВАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ НЕКОТОРЫХ НОРМ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ПОЛИЦИИ»

Д.ю.н., профессор Ю.П. Дубягин, к.ю.н. О.П. Дубягина (Московский государственный открытый университет) В данной статье выделим одно, по нашему мнению, наиболее значительное, базовое и методологиче ское направление, которое не получило должного отражения (например, отсутствует системный элемент – ро зыскная опознавательная деятельность) в диспозициях статей федерального закона, а потому требует более четкого обозначения и целевой формулировки. Так, в ст.2 (Основные направления деятельности полиции) есть п.4 (розыск лиц), п.10 (охрана имущества и объектов, в том числе на договорной основе).

Здесь необходимо напомнить, что традиционно исторически в сложившихся нормативных документах МВД сформировалось более точное и емкое словосочетание (понятие), а именно: «розыск и установление раз Мацнев Н.И. Освобождение от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности: Автореф.

дис.... канд. юрид. наук. – Л., 1981. С.11;

Бойцов А.И. К вопросу об основаниях освобождения от уголовной ответственно сти // Вестник Ленинградского ун-та. Сер. Экономика. Философия. Право. 1982. Вып. 2. №11. С.64.

Келина С.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. – М., 1974. С.49;

Дубинин Т.Т. Основа ния освобождения от уголовной ответственности // Уголовное право в борьбе с преступностью. – М., 1981. С.82, 84.

Барабаш А.С. Прекращение уголовных дел в стадии предварительного расследования в связи с применением мер админи стративного взыскания: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. – Л., 1982. С.10.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М., 1964. С.414.

Там же. С.776.

Информационные технологии в криминалистике / личных категорий граждан». Далее, розыск похищенного имущества всегда был и остается функцией полиции, поэтому правильнее было бы представить п.4. как «розыск и установление различных категорий граждан, а также сыск похищенного имущества».

В ст.12 (Обязанности полиции) практически не отражена обязанность полиции в чрезвычайных ситуа циях1 участвовать в работе по розыску и опознанию граждан. При этом в понятие «спасение граждане» должно предусматривать традиционную работу полиции (милиции) по организации оказания медицинской, психологи ческой, социальной и иной помощи, с одновременным проведением неотложных мер по розыскной деятельно сти, по учету пострадавших, направляемых в лечебные учреждения, как известных (условно-известных), так и не известных граждан;

по учету среди погибших и убитых известных (условно-известных) и неопознанных, неопознаваемых тел (их фрагментов), которые в дальнейшем могут быть идентифицированы только эксперт ным путем. По учету без вести пропавших (без вести отсутствующих), по учету граждан, которые по состоянию возраста или здоровья не могут сообщить о себе установочных данных. С одновременным проведением ро зыскной работы по установлению лиц, причастных к трагедии, а также очевидцев произошедшего, поиску и задержанию подозреваемых в мародерстве и пр. И здесь необходимо отметить, что в законе отсутствует традиционно сложившаяся в Российской Импе рии розыскная (опознавательная) функция ОВД – полиции, мы считаем необходимым ввести следующее ре дакционное дополнение: «принимать при авариях, катастрофах, пожарах, стихийных бедствиях и в других чрезвычайных ситуациях неотложные меры по спасению граждан – оказанию им медицинской и иной помощи, доставлению в соответствующие лечебные учреждения, организовывать и проводить розыскные и иные меры по обнаружению без вести отсутствующих, а также по опознанию погибших жертв в чрезвычайных ситуациях, которые оказались неизвестными», а далее текст п.7) 3.

Далее в рассматриваемой ст.12 п.12 отмечено: «Осуществлять розыск лиц, совершивших преступления или подозреваемых и обвиняемых в их совершении;

лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия или суда;

лиц, несовершеннолетних, самовольно ушедших из семей или специализированных учреждений для несовер шеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации;

несовершенно летних самовольно ушедших из спе циальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа органа управления образованием;

лиц, уклоня ющихся от исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера или принудитель ных мер воспитательного воздействия;

лиц, уклоняющихся, от недобровольной госпитализации, назначенной судом в связи с наличием психического расстройства;

лиц, пропавших без вести;

осуществлять розыск похи щенного имущества;

устанавливать имущество подлежащие конфискации», а в п.15. ст.12 «принимать меры по идентификации лиц, которые по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не могут сообщить сведе ния о себе, а также меры по идентификации неопознанных трупов» (п.15). Отметим, что содержание этих пунк тов нецелесообразно разъединять, а п.12 требует нормативно-правовой редакции4.

Считаем, что содержание п.7, 12, 15 (в какой-то степени и п.13, где идет речь о «розыске и задержании лиц, совершивших побег из-под стражи…») не отвечают всем понятиям, формам, видам и направлениям струк турно-функциональной и управленческой деятельности сотрудников полиции. Поэтому предлагаем следую щую альтернативную редакцию п.12: «осуществлять розыск: известных и неизвестных лиц совершивших пре ступления, либо очевидцев преступления, но скрывшихся с места преступления;

розыск подозреваемых и обви няемых скрывшихся от органов дознания, следствия или суда;

лиц, уклоняющихся от исполнения уголовного или административного наказания;

несовершеннолетних, самовольно оставивших семью, специализированное учреждение для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, либо специальное учебно воспитательное учреждение;

лиц, психически больных или с аномальной психикой, уклоняющихся от назна ченных им судом принудительных мер медицинского или воспитательного характера;

сыск без вести пропав ших как по возбужденным уголовным делам, так и по розыскным (полицейским делам);

похищенного имуще ства и ценностей». А также установление личности убитых, погибших или умерших как в обычных условиях жизнедеятельности граждан, так и в период ликвидации разного рода ЧС и горячих точках.

Пункт 7 ст.12 ФЗ «О полиции» «принимать при чрезвычайных ситуациях неотложные меры по спасению граждан, охране имущества, оставшегося без присмотра, содействовать в этих условиях бесперебойной работе спасательных служб;

обеспе чивать общественный порядок при проведении карантинных мероприятий во время эпидемий и эпизоотий».

Отметим, что приведенную функцию представители спасательных служб, в том числе Красного креста, МЧС и пр. никогда не имели и сыскную деятельность не проводили и не будут проводить. Следовательно, она должна быть отражена в проекте п.8 ФЗ «О полиции», а теперь найти место в редакции и дополнении п.7. ФЗ «О полиции».

Тем более, как безымянный, не имеющий конкретизации адресата подразделения – служба, розыска как вид и направление деятельности имеет место в обязанностях полиции но и нормах рассматриваемого ФЗ.

«Принимать меры по установлению личности потерпевших по делам об убийствах и иным уголовным составам повлек ших смерть потерпевшего, а также по установлению личности по розыскным (полицейским) делам, когда обнаружен неопо знанный или неопознаваемый труп без признаков криминала по результатам следственного расследования. Кроме того, принимать меры по установлению личности граждан по возбужденным уголовным делам, когда лицо в результате психоло гической или физической травмы не может сообщить о себе установочных данных, а также устанавливать личность по ро зыскным (полицейским) делам, когда обнаруженное (найденное) лицо по причине возраста, малолетнего или пожилого ум ственного развития не может сообщить данные о себе. осуществлять розыск лиц названных выше, гражданских ответчиков, госдолжников, а также фигурантов по линии Интерпола».

Информационные технологии в криминалистике Исходя из приведенного, можно заключить, что в ФЗ «О полиции» вообще не представлена розыскная и опознавательная деятельность как функционально-управленческий самостоятельный институт, а также су дебно-антропологическая идентификационная служба, видимо частично, поэтому отсутствует и устоявшееся словосочетание «розыск и установление различных категорий граждан».

Обращаясь к истории, отметим, что у истоков формирования службы в 1909 г. стоял П.А. Столыпин, когда были созданы 89 отделений сыска, то при них были созданы и антропологические бюро опознания лич ностей, оказавшихся в сфере деятельности интересов сыскной полиции, где производили, так называемый бер тильонаж задержанных, подозреваемых в совершении преступлений, неизвестных умерших, погибших или убитых, без вести пропавших, а также бродяг, проституток и разного рода нищих, а главное с помощью указан ного метода производилась регистрация осужденных, включающий в себя: описание человека по «словесному портрету», в том числе 11 измерений тела;

опознавательную (сигналетическую) фотосъемку, которая по каче ству и точности запечатления признаков внешности а также ракурсам поворота фас, правый и левый профиль, 3/4 поворота в рост может быть образцом и для современных представителей полиции.

Кроме того, было предусмотрено обязательное дактилоскопирование всех фигурантов, оказавшихся в поле зрения сыскных полицейских подразделений Российской Империи. Было создано 18 укрупненных, кусто вых, территориально-региональных служб идентификации и опознания (антропологических бюро) с головным подразделением в Санкт-Петербурге и альтернативным центром в Москве.

Представляется, что в МВД должна быть восстановлена единая служба розыска и отождествления че ловека, где должна быть предусмотрена деятельность полиции по созданию учетов и ведению банков данных, в том числе на лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. Необходимо отметить, что в законе «О полиции» многие учеты, например, на неопознанные трупы, на бродяг и нищих, на проституток, на «авторитетов» преступного мира и т.п.) вообще не представлены.

В виду того, что ликвидированная в 1917 г. служба антропологической идентификации и розыска до сих пор не восстановлена, в то время как на Западе она является одним из определяющих направлений и ин струментов работы всей розыскной (сыскной) деятельности необходимо рассмотреть вопрос о ее создании.

Тем более, что в ФЗ «О полиции» предусматривается только «осуществление экспертно криминалистической деятельности» п.12. ст.2. нет ни розыскной, ни идентификационно-опознавательной, нет полномасштабной информационно-регистрационной деятельности. Хотя последняя все-таки присутствует в ст.17 (Формирование и ведение банков данных о гражданах), но нет упоминания ни о службе розыска и уста новления человека, ни о службе идентификации человека. Такое недопонимание в свою очередь подрывает не только понятие и меры правоохранительной безопасности, о которой много говорится в ФЗ «О полиции», но и серьезно вредит общественной и национальной безопасности.

Интересно, что в ч.1 ст.17 закона возможно уже по причине обозначенного недопонимания мы читаем:

«полиция имеет право обрабатывать данные о гражданах, необходимые для выполнения возложенных на нее обязанностей, с последующим внесением полученной информации в банки данных о гражданах…» (ч.1). Далее в ч.3. записано: «внесению в банки данных подлежит информация», ниже приводится соответствующий пере чень учетов1. При этом нет ни слова, о том что названные сведения и соответствующие учеты должны форми роваться представителями полиции и при ликвидации последствий ЧС. Также можно отметить и отсутствие обязанности полиции в обработке и внесению регистрационных данных на трупы 2. Это далеко не полный пере чень ошибок, содержащихся в рассматриваемой норме закона, который должен регламентировать работу поли цейских подразделений, а, следовательно, должна быть проведена его корректировка.

О ПЕРСПЕКТИВАХ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ И ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЙ К.ю.н. С.А. Кузора (Владивостокский филиал Дальневосточного юридического института МВД России) Проникновение современной техники во все сферы повседневной жизни обычных граждан возрастает, что обусловлено появлением в мире новых моделей сотовых телефонов, компьютеров, планшетников, комму никаторов, смартфонов и прочих устройств, в основе которых лежит компьютер. Однако используя вышеука занные устройства, мы не всегда задумываемся о возможных последствиях использования тех или иных совре менных высокотехнологичных устройств.

Между тем, преступный мир не стоит на месте и развивается вместе с обществом, используя все эти достижения техники в своих целях. Преступники взяли на вооружение мобильную связь и компьютеры, актив Например, в п.9-11 записано: «о лицах, объявленных в розыск;

о лицах, пропавших без вести;

о лицах, находящихся в бес помощном состоянии и неспособных по состоянию здоровья или возрасту сообщить сведения о себе».

а) известных лиц, жертв несчастных случаев, убийств, в том числе возможных самоубийц;

б) известных, опознанных умерших, погибших и убитых в разного рода ЧС и в «горячих» точках, в том числе отдельно – мирное население и военно служащие, а также жертв со стороны противника;

в) трупов неизвестных граждан, (со следами криминальной смерти и без таковых), обнаруживаемых в обычных условиях расследования и ЧС, а также в «горячих». (Достаточно напомнить, что на учете в ГИАЦ МВД РФ на декабрь 2010 г. неопознанных трупов было зарегистрировано 74793, из них признано крими нальными 254).

Информационные технологии в криминалистике / но используя их при подготовке и совершении противоправных деяний. В связи с этим в последнее десятилетие существенно изменилась и структура преступлений.

В 90-е гг. одними из наиболее распространенных видов преступлений были «рывки» норковых шапок, совершаемые зимой, как правило, в темное время суток и в основном в отношении женщин. Наличие данного вида преступлений объяснялось дороговизной меховых изделий, их престижностью, и как следствие возможно стью легко сбыть похищенное. Однако уже примерно лет 8-10 лет такого вида преступлений практически не существует и объясняется данный факт тем, что норковые шапки вышли из моды. Но на смену норковым шап кам пришли преступления, связанные с хищением сотовых телефонов, имеющихся практически у каждого. При этом, если рывки шапок носили сезонный характер, то преступления, связанные с хищением сотовых телефо нов совершаются круглый год и составляют в Приморском крае до 20% от всех преступлений.

Но в настоящее время набирает обороты новый вид преступлений – это преступления в сфере компью терной информации и высоких технологий. Большинство компьютерных преступлений, носящих скрытый ха рактер, удается раскрыть после их обнаружения – преступники оставляют после себя многочисленные следы, по которым их обнаруживают. Но правдоподобной статистики по нераскрытым преступлениям в этой области не существует – всякое преступление, о котором становится известно, рано или поздно раскрывается, невоз можно предположить, сколько преступлений остается при этом «невидимыми миру».

На одной из пресс-конференций начальник управления «К» МВД России предположил, что количество необнаруженных атак хакеров на Западе составляет 70-80% от общего числа, а в России – едва ли не 90%1.

Установить фактическое количество похищенных средств со счетов граждан в кредитно-финансовых учрежде ниях в России не удается, так как банки тщательно скрывают факты неправомерного доступа к счетам граждан, дабы не потерять своих клиентов. Согласно отчету, опубликованному Европейским агентством по сетевой и информационной безопасности, количество мошенничеств, связанных с пластиковыми картами и банкоматами только за 2008 г. выросло на 149%, а урон, нанесенный хакерами и мошенниками, составил $485,15 млн., из которых $400 млн. составили потери в результате международных махинаций с крадеными пластиковыми картами2. Отечественные банки заявляют, что такой проблемы у них нет.

Как уже было сказано выше, рост преступности в сфере компьютерной информации и высоких техно логий обусловлен тем, что криминальный мир активно берет на вооружение современную технику, однако есть и еще один немаловажный фактор – это подрастающее поколение. Не секрет, что мало кто из граждан старше 35-40 лет умеет работать на компьютере и обладает навыками программирования. Обучить владению компью тером представителей старшего поколения проблематично. Пенсионеры не могут разобраться в элементарном меню современной стиральной машинки и сотового телефона, затрудняются снять деньги по банковской карте в банкомате. Даже Вооруженные силы столкнулись с проблемой переучивания летчиков на модернизированные самолеты, когда старшие летчики отрицательно отзывались о компьютерном оснащении кабины истребителей, а молодые с восторгом приняли новинку. Это связано с тем, что компьютеры появились в широком доступе в последние 10-15 лет и старшее поколение с ними слабо знакомо, зато молодежь владеет ими в совершенстве.

Особо поражают способности современных детей, которые в возрасте 3-4 лет, не умея читать по-русски, а уж тем более по-английски, могут спокойно найти в меню сотового телефона или в компьютере любую игру, запу стить ее и не зная правил, успешно в нее играть.

С рождения молодежь окружена компьютерами, изучает их с начальных классов и поэтому владеет ими в совершенстве, но зачастую не желает работать руками, желая жить красиво и безбедно. Поэтому перед ними встает проблема – где добыть денег на эту жизнь? Ответ прост, если не можешь заработать – укради. Од нако чтобы украсть, надо иметь соответствующие навыки, а навыки есть именно в использовании компьютеров.

Поэтому бурный рост преступлений в сфере компьютерной информации и высоких технологий в ближайшее время легко объясним. Об этом же свидетельствуют и сообщения в прессе. Подавляющая часть компьютерных преступлений совершена людьми в возрасте 20-30 лет. Самое громкое преступление 2010 г. было совершено хакерами в США, когда киберпреступники похитили $70 млн. Большинство фигурантов дела – молодые люди в возрасте от 20 до 26 лет из России и стран СНГ, въехавшие в США по студенческим визам3.

Зачастую плодами знаний хакеров пользуются другие, более опытные преступники. Подобный случай произошел в Австралии, когда 17-летний школьник спровоцировал хакерскую атаку на популярную социальную сеть Twitter, жертвами которой стали около полумиллиона пользователей. Школьник обнаружил пробел в системе обеспечения безопасности в Twitter и вмонтировал в свой микроблог код, который рассылал автоматические со общения всем, кто просто проводил мышкой по зоне блога. Но молодой человек не предполагал, к каким послед ствиям приведет опубликованный им в блоге безобидный JavaScript-код, чем и воспользовались профессиональ ные хакеры. При наведении мыши на непонятную надпись (цветная полоса, странные символы и пр.) пользова тель непроизвольно активировал вредонсный сценарий, который перенаправлял пользователей на порносайты4.

Андреев А. Управление «Р» в ожидании звонка URL: http://www.gagin.ru/internet/29/9.html Лихман Б. Мошенники продолжают грабить банкоматы.

URL: http://www.infox.ru/hi-tech/tech/2009/09/08/CHislo_bankomatnyyh_.phtml МИД РФ следит за ситуацией с российскими хакерами, арестованными в США за хищение $70 млн. // Российская газета.

2010. 14 окт.

Хакерскую атаку на Twitter спровоцировал австралийский школьник // Российская газета. 2010. 23 сент.

Информационные технологии в криминалистике Статистика свидетельствует, что отечественные хакеры в 2010 г. заработали $2,5 млрд., почти треть от общего оборота киберпреступности в мире, оцениваемого в $7 млрд. Внутри России хакеры заработали $1, млрд., остальные за ее пределами. Аналитики прогнозируют, что в 2011 г. заработки русских хакеров вырастут до $3,7 млрд., а в 2013 г. удвоятся1.

В дальнейшем с развитием компьютерной техники количество преступлений, связанных с использова нием компьютерной техники будет возрастать, что связано с развитием как самих компьютеров, так и широким проникновением их в повседневную жизнь. В 2009 г. в Приморском крае зарегистрировано 29 преступлений, возбужденных по ст.272-274 УК РФ, а в 2010 г. уже 38. Несмотря на это, значительная часть преступлений в сфере компьютерной информации и высоких технологий не попала в эти цифры в связи с тем, что не по всем преступлениям, совершенным с использованием высокотехнологичных устройств, возбуждаются уголовные дела по ст.272-274 УК РФ, рост налицо.

В недалеком будущем сотовый телефон, компьютер, банковская карта соединятся в одном устройстве.

Уже сейчас начинают функционировать системы, позволяющие проводить оплату услуг с помощью денежных средств на счете сотового телефона. Все большую популярность приобретает услуга по управлению банков ским счетом при помощи смартфона или компьютера. Именно на хищение таких сведений направлена большая часть компьютерных вирусов, создаваемых в последнее время. Во всем мире активно внедряются единые карты граждан, позволяющие объединить в себе большую часть имеющихся документов и подобный проект предпо лагается реализовать в ближайшие несколько лет в России2.

К сожалению, распространение подобных устройств вызовет появление новых видов преступлений, но реакция отечественной правовой системы сильно запаздывает. До сих пор не решен вопрос об обязательной блокировке всеми операторами связи похищенных сотовых телефонов, а решение данного вопроса на законода тельном уровне позволило бы в разы снизить случаи хищений телефонов. Наличие запрета на использование банковских карт с магнитной полосой использование только микропроцессорных карт позволит свести на нет махинации со счетами граждан с использованием банкоматов. Но законодатель молчит и поэтому у преступле ний в сфере компьютерной информации и высоких технологий большое будущее.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ И СРЕДСТВ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛУЖБ БЕЗОПАСНОСТИ А.В. Назин(Следственное управление Следственного комитета по Белгородской области) Существует историческая закономерность, в соответствии с которой в ходе революционных преобразо ваний, в ходе становления новых экономических и политических отношений, пришедшие к власти классы при нимают, прежде всего, законы, охраняющие жизнь и соответствующую форму собственности. Не стала исклю чением из общего правила и Россия. Если проанализировать федеральные законы, принятые начиная с 1992 г., то проявление указанной закономерности становиться очевидным. Достаточно сказать, что 11 марта 1992 г. был принят Федеральный закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». В 2002, 2003, 2005 гг. в него вносились дополнения и изменения, направленные на повышение эффективности деятельности частных детективных и охранных предприятий, а также их объединений, которым закон присваи вает терминологические обозначения – службы безопасности.

Прошедшие девятнадцать лет были годами становления принципиально новых структур безопасности.

Они явились своеобразной нишей, аккумулирующей в себе самые различные компоненты как человеческой, так и вещной природы. Это были годы накопления опыта, осознания неудач и закрепления, проявивших свою эф фективность, организационно-тактических схем деятельности, разработки и использования новых средств тех нического и информационного обеспечения деятельности служб безопасности. Вместе с этим, необходимо под черкнуть, что в целом столь новые для России структуры обеспечения безопасности, достаточно успешно ре шая стоящие перед ними задачи по охране имущества, все еще слабо справляются с решением задач по преду преждению и пресечению преступлений.

На ежегодных совещаниях, конференциях, симпозиумах, проводимых, как правило, с участием зару бежных представителей служб безопасности, систематически подчеркиваются факты ошибок в деятельности телохранителей, приводящих к убийствам крупных бизнесменов, неудовлетворительного розыска лиц и вещей, весьма слабая результативность борьбы с кражами в крупных торговых центрах и др. Иными словами, в той части деятельности служб безопасности, которая по существу должна строится в ориентации на криминалисти ческие модели преступной деятельности и деятельности по выявлению, пресечению и раскрытию преступлений (ДВРП) дела обстоят не лучшим образом.

Сказанное не означает, что можно калькировать криминалистические рекомендации, разработанные для таких организационных форм ДВРП как оперативно-розыскная, уголовно-процессуальная или администра тивно-правовая. Эти формы организации ДВРП недоступны для служб безопасности в силу правового запрета, во-первых. Охранная и сыскная деятельности обладают спецификой, требующей нового угла зрения, выявления Зыкова Т. Хакеры и доходы // Российская газета. 2011. 29 марта.

Национальная платежная система повысит защищенность граждан.

URL: http://www.rian.ru/economy/20100310/213336503.html Информационные технологии в криминалистике / закономерностей, которым подчинена эта деятельность. Только на этой основе можно рассчитывать на созда ния обоснованных системных рекомендаций практики деятельности служб безопасности.

Формирование теоретических конструкций в криминалистике подчиняются общей закономерности становления науки, в соответствии с которой наука и ее высший уровень – теория формируются там и тогда, где и когда в общественной практике возникает задача, решение которой затруднено отсутствием знаний, мето дик и специалистов. В этих ситуациях наука призвана выявлять объективные закономерности той области дей ствительности, в которой лежит задача, вывести следствия из них, и таким образом, дать основания для разра ботки средств и методов решения задачи практики.

Из этого положения делается вывод о том, что задача оптимизации деятельности по обеспечению безопасности охраняемой структуры должна строиться на основе теоретико-криминалистической модели, отражающей сущность этой деятельности как системы, т.е. отображать сущность процесса, его функций и связей, структуры, строения и организацию материала. Построить такую теоретическую конструкцию можно по-разному, в зависимости от той методологической пози ции, на которой стоит исследователь.

Построение методологии, в свою очередь, требует от исследователя определить совокупность и последовательность операций, в ходе которых и формируется методологический инструмент, с помощью которого будут строиться теоретиче ские модели и выводится следствия, ориентированные на решение практических задач по обеспечению безопасности.

На пути формирования методологии исследования первый шаг (операция) состоит в выходе в рефлексивную, пози цию относительно самого исследования. Данная операция должна создать плоскость «мыслительного представления» (по Г.П. Щедровицкому)1, замещающую плоскость исследования. Выполнение этой операции позволяет получить ответ на во прос: «Какие отношения должны складываться между исследователем и деятельностью службы безопасности?» Иными сло вами, данная операция позволяет выделить и определить в идеальном, мыслительном плане объект и предмет исследования.

Вторая методологическая операция должна привести к построению онтологической картины реальности исследо вания.

Наконец, третья операция методологического характера позволяет перейти от построенной онтологической карти ны к идеальному предмету, собственно с которым и выполняется научное исследование.

Оперирование с построенным идеальным предметом должно строиться на базе совокупности исходных методоло гических идей с четко выделенной единицей теоретического анализа. Таким образом:

– любое планируемое, подготавливаемое и выполняемое научное исследование не может быть обоснованным и эф фективным, если первоначально не задана методологическая парадигма, с позиций которой она должна вестись;

– сама парадигма, может быть четко оформлена лишь при условии наличия осознанной совокупности методологи ческих идей. В данном конкретном случае это, прежде всего, идея деятельности как самостоятельной субстанции захватыва ющих людей, врезультате чего, порождаются акты индивидуальной реализации деятельности, в виде совокупности последо вательных действий;

– далее это идея взаимодействия деятельностей, в соответствии с которой мы будем рассматривать не схему «субъ ект – объектных отношений», а взаимодействие двух деятельностей: с одной стороны, деятельности, порождающей угрозы и опасности, с другой, реализацию деятельности конкретными сотрудниками службы безопасности. Именно поэтому (и мы это подчеркиваем особо) мы будем исходить из главного методологического принципа, утверждающего воздействие субъекта на объект, а не наоборот;


– предшествующее положение в методологическом отношении требует найти онтологию и способ опосредования при взаимодействии выше указанных деятельностей. Этим опосредующим, этим связующим звеном выступают преобразо вания информации. Именно поэтому, единицей анализа в данном исследовании выступают «преобразования информации»;

– с методологических позиций система средств, то есть сторона деятельностей и действий должна анализироваться в ориентации на форму организации знаний и условий, в которых выполняются действия. На этом основании система модель ных средств и методов рассматриваются нами как система криминалистических моделей нацеленных то ли на решение задач, то ли на ориентацию ситуации;

– модельное представление взаимодействия деятельности, порождающей угрозы и развивающей опасности и дея тельности службы безопасности, осуществляется как в целях профилактики, так и в целях раскрытия минувшего деятель ностного события.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ОЛЬФАКТОРНОГО ЭКСПЕРТНОГО МЕТОДА В РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ЭКЦ МВД РОССИИ В 2010 ГОДУ К.ю.н. П.Б. Панфилов (ЭКЦ МВД России) Экспертиза запаховых следов человека находит широкое применение в судебной и следственной прак тике. Результаты идентификационных и диагностических исследований запаховых следов человека подтвер ждают причастность конкретных лиц к совершению преступлений.

Особенностью ольфакторного метода исследования запаховых следов человека, используемого в су дебной экспертизе, является не столько его уникальная чувствительность, сколько высокая избирательность, позволяющая изучать следовые количества веществ без их предварительного выделения из смеси. Так, ольфак торный метод исследования является единственным биологическим методом, позволяющим идентифицировать Щедровицкий Г.П. На досках. Публичные лекции по философии. – М., 2004. С.60.

Информационные технологии в криминалистике субъекта по следам пахучих веществ его пота, не содержащих клеточных структур. К тому же данный метод отвечает требованиям сохранения объекта в том виде и состоянии, в котором он поступил на экспертизу и от носится к неразрушающим методам исследования вещественных доказательств.

Следы, которые не могут быть уничтожены (стерты) или замаскированы самим следообразующим субъектом, имеют особую ценность. Запаховые следы практически всегда остаются на месте преступления.

Стереть, уничтожить их, как правило, невозможно. Попытки преступников маскировать запаховые следы, по сыпая или поливая их различными пахучими или едкими средствами (табак, перец, кислоты и пр.), могут, в ка ких-то случаях, сбить с толку лишь служебно-розыскную собаку. Повлиять же данными действиями на резуль таты судебной экспертизы запаховых следов человека невозможно.

Уникальным в данном виде экспертизы является то, что в качестве биосенсорных средств ольфактор ного исследования – живых датчиков – используются обонятельные и рефлекторные возможности специально подготовленных собак-детекторов. При этом «ноу-хау» российских методик ольфакторного исследования запа ховых следов человека состоит в том, что объективность их результатов ни коем образом не зависит от «субъ ективного мнения» или «показаний» используемых животных.

Система научно обоснованных и апробированных специальных тестов и проверок, на которой основа но само исследование, настолько совершенна, что позволяет давать оценку каждому факту сигнального поведе ния собак-детекторов, применяемых в исследовании, отсеивая любые сбои рефлекторной и обонятельной дея тельности животных. Точность и надежность идентификационного вывода по запаховым следам, полученного с использованием российских методик, сопоставима с точностью и надежностью самых современных инструмен тальных методов анализа (вероятность ошибки идентификации – 1,02 · 10–8).

При этом эффективность ольфакторного метода исследований, при своевременном и правильном изъя тии запаховых следов, достаточно высока. Так, в России по усредненным данным ежегодно каждое третье идентификационное экспертное исследование по изъятым запаховым следам человека способствует раскрытию и расследованию преступлений.

Важность дальнейшего внедрения судебной экспертизы запаховых следов человека подтверждается и быстрым становлением этого направления экспертных исследований за границами России. Данные, получен ные с применением ольфакторного метода, в настоящее время используются судами многих европейских стран:

Германии, Голландии, Дании, Франции, Венгрии, Чехии, Польши и др. Так, в Польше в настоящее время су дебная экспертиза запаховых следов осуществляется в 16 криминалистических лабораториях, где с 1995 г. по поручению следователей и определениям судов ежегодно производится более 1500 таких исследований.

В Российской Федерации существует девять региональных экспертно-криминалистических подразде лений МВД России, силами которых ежегодно производится порядка 2 тыс. экспертиз и исследований. Между тем, этого явно недостаточно для эффективного использования запаховой информации в борьбе с преступно стью.

Положительная динамика внедрения экспертизы запаховых следов человека в практику деятельности ОВД, возрастание потребностей регионов в освоении этого вида экспертного исследования позволяет утвер ждать о высокой востребованности судебной экспертизы запаховых следов человека в практике борьбы с пре ступностью, доказательственной значимости ее результатов в расследовании уголовных дел и упрочении дока зательственной базы предварительного и судебного следствия.

Заинтересованность органов предварительного расследования и дознания во внедрении экспертизы за паховых следов человека определяется большой информационной емкостью получаемых результатов, позво ляющих использовать ольфакторную информацию с мест происшествий для решения как идентификационных, так и диагностических задач, в том числе по преступлениям, совершенным в условиях неочевидности. При этом затраты на техническое оснащение одной лаборатории экспертизы запаховых следов человека минимальные и составляют 1,2 млн. руб.

Эффективность использования запаховой информации в расследовании преступлений проиллюстриру ем выборочными примерами из экспертной практики отдела экспертиз запаховых следов человека ЭКЦ МВД России за 2010 г.

1. В частном доме г. Мытищи были обнаружены трупы Морозова и Морозовой с признаками насиль ственной смерти – колото-резаными ранениями груди и шеи. В ходе осмотра места происшествия 19.03.2010 г.

изъяты два ножа и рукоять ножа, которые были завернуты в алюминиевую фольгу и упакованы в бумажные конверты. На причастность к совершению данного преступления проверялся Иваненко.

24.03.2010 г. следователем по особо важным делам СО по г. Мытищи СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области была назначена судебная экспертиза запаховых следов человека, по результатам произ водства которой установлено, что на одном из двух представленных ножей и рукояти от ножа имеются запахо вые следы, происходящие от Иваненко.

2. 26.04.2010 г. в домовладении поселка им. Цюрупы Воскресенского района Московской области об наружены трупы Иванова и Симонова. С места происшествия изъяты и упакованы в алюминиевую фольгу и бумагу: шинель, нож-топорик, нож с деревянной рукоятью, нож с полимерной рукоятью, молоток без рукояти и зажигалка.

14.05.2010 г. следователем СО по г. Воскресенску СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области вынесено постановление о назначении судебной экспертизы запаховых следов человека. На причастность к совершению данного преступления проверялись Солодухина, Гулямов.

Информационные технологии в криминалистике / По результатам производства судебной ольфакторной экспертизы на представленном для исследования ноже с полимерной рукоятью черного цвета выявлены запаховые следы человека, происходящие от Гулямова.

3. 25.12.2009 г. в селе Новый Милет Московской области обнаружен труп Белышева с огнестрельными ранениями груди. В ходе обыска в гостинице г. Раменское было обнаружено и изъято: автомат Калашникова, приклад к автомату Калашникова, магазин к автомату Калашникова с патронами, две радиостанции, бинокль, наручники, мешок, кепка и вязаная шапка. Изъятые объекты завернуты в несколько листов алюминиевой фоль ги и упакованы в бумагу.

27.05.2010 г. следователем СО по г. Балашиха СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области назначена судебная экспертиза запаховых следов человека. На причастность к совершению данного преступле ния проверялись Рубцов, братья Рябовы. По результатам судебной экспертизы запаховых следов человека было установлено следующее:

- на кепке выявлены запаховые следы человека, происходящие от Рубцова.

- на вязаной шапке черного цвета и на автомате Калашникова выявлены запаховые следы человека, происходящие от Рябова С.С.

- на наручниках выявлены запаховые следы человека, происходящие от Рябова Е.С.

4. 18.04.2010 г. неустановленное лицо, находясь в кабине автомашины, принадлежащей Сафарову, по хитило у последнего личное имущество, после чего с места преступления скрылось. В ходе осмотра места про исшествия с правого переднего сиденья автомашины был изъят фрагмент обивки сиденья, который был завер нут в алюминиевую фольгу и бумажный конверт.

22.04.2010 г. заместителем начальника ОД ОВД по району Ясенево ЮЗАО г. Москвы была назначена судебная экспертиза запаховых следов человека по фрагменту обивки правого переднего сидения, в ходе кото рой были получены и сохранены запаховые пробы, содержащие запаховые следы человека.

28.05.2010 г. по подозрению в совершении данного разбойного нападения был задержан Шушура.


10.06.2010 г. следователем СО при ОВД по району Ясенево ЮЗАО г. Москвы была назначена судебная экспертиза запаховых следов человека, в ходе производства которой в запаховой пробе, полученной с ранее представленного фрагмента обивки правого переднего сидения автомашины, выявлены запаховые следы, про исходящие от Шушуры.

5. 06.06.2010 г. в нежилом помещении цокольного этажа жилого дома г. Ельца Липецкой области, был обнаружен труп Худайназарова с множественными ножевыми ранениями в области грудной клетки и лица. В ходе осмотра места происшествия на полу у основания ступеней в подвальном помещении обнаружен фрагмент ткани, обильно испачканный веществом бурого цвета (предположительно, преступник вытирал об него руки после убийства). По фрагменту ткани проведена молекулярно-генетическая экспертиза, установившая, что дан ная кровь происходит от потерпевшего Худайназарова. По подозрению в совершении данного преступления задержан Федюшин.

12.07.2010 г. Елецкого МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Липецкой области назначена судебная экс пертиза запаховых следов человека, по результатам производства которой на представленном фрагменте ткани со следами крови установлено наличие запаховых следов, происходящих от Федюшина.

6. 14.07.2010 г. в служебном кабинете начальника 8 отдела ГУ «ЦОРиСМ» БДД МВД России Соловье ва обнаружен пистолет марки «ПМ», который снабжен магазином с 7 патронами. По данному факту возбужде но уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ.

16.07.2010 г. следователем СО по г. Раменское СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области назначена судебная экспертиза запаховых следов человека, по результатам производства которой в запаховой пробе, полученной с ранее представленного фрагмента ткани, в которую был завернут пистолет, выявлены за паховые следы человека, происходящие от Соловьева.

7. 04.06.2010 г. в квартире г. Пушкино был обнаружен труп Юрченко с признаками насильственной смерти – телесными повреждениями в области головы. В ходе осмотра места происшествия были обнаружены и изъяты: джинсы «VEDTCLVZ», футболка оранжевого цвета, футболка черного цвета с белым рисунком, джинсы «ВАВЕ», тапок левой ноги, с которыми мог контактировать предполагаемый преступник. В соверше нии данного преступления подозревался Вохмяков.

01.07.2010 г. следователем СО по г. Пушкино СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области была назначена судебная экспертиза запаховых следов человека, по результатам производства которой на представ ленных двух джинсах и двух футболках выявлены запаховые следы, происходящие от Вохмякова С.В.

8. 23.08.2010 г. в Чаплыгинский межрайонный СО СУ СК при прокуратуре РФ по Липецкой области поступило заявление Петровой о безвестном исчезновении ее отца Петрова, который пропал вместе с принад лежащим ему автомобилем «Опель-Вектра». По данному факту возбужденно уголовное дело по признакам пре ступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ. В ходе осмотра обнаруженного автомобиля, угнанного от дома Петрова, были изъяты и упакованы в алюминиевую фольгу: оплетка руля автомобиля, спичечный коробок, фрагмент материи. По подозрению в совершении данного преступления были задержаны Авоев, Кузнецов, Гринвальд.

01.09.2010 г. была назначена судебная экспертиза запаховых следов человека, по результатам производ ства которой на представленном спичечном коробке выявлены запаховые следы, происходящие от Кузнецова.

9) 30.08.2010 г. в сарае р.п. Тума Клепиковского района Рязанской области обнаружен труп Мартынова, смерть которого наступила в результате асфиксии от сдавления органов шеи петлей и закрытия верхних дыха Информационные технологии в криминалистике тельных путей инородным телом (древесными опилками) с переломом малого рожка подъязычной кости. В ходе осмотра места происшествия под ногами трупа был обнаружен, изъят и упакован в алюминиевую фольгу шнурок синего цвета от спортивных брюк.

17.09.2010 г. следователем Касимовского межрайонного СО СУ СК при прокуратуре РФ по Рязанской области было вынесено постановление о назначении судебной экспертизы запаховых следов человека. В со вершении данного преступления подозревались Романов, Семьяков, Аборкин, чьи образцы крови были пред ставлены на ольфакторное исследование.

При производстве ольфакторной экспертизы на представленном для исследования шнурке выявлены запаховые следы, происходящие от Романова и Семьякова, которые, как позже установило следствие, душили Мартынова, затягивая на его шее шнурок, держась каждый за один из концов данного шнурка.

10. 05.10.2010 г. у остановки трамвая в г. Москве обнаружен труп Черкасовой с колото-резанными ра нениями. При патологоанатомическом вскрытии был изъят нож, который был завернут в алюминиевую фольгу и упакован в картонный конверт. По подозрению в совершении преступления задержаны Осипов, Козыменко.

07.10.2010 г. следователем СО по Коптевскому району СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве назна чена судебная экспертиза запаховых следов человека, при производстве которой установлено, что на исследуе мом ноже выявлены запаховые следы человека, происходящие от Козыменко и не выявлено запаховых следов, происходящих от Осипова.

Поле ознакомления с результатами произведенной экспертизы Козыменко дал признательные показа ния в совершении данного преступления. Обвинения с Осипова были сняты.

11. 11.07.2010 г. в квартире р.п. Ал. Невский Рязанской области совершено убийство Поповой. С места происшествия был изъят нож, завернутый в алюминиевую фольгу и упакованный в бумажный конверт. Данный нож был направлен в ЭКЦ МВД России для сбора и сохранения запаховых следов человека.

В совершении данного преступления подозревался Шевяков. Согласно заключению генетической су дебной экспертизы на джинсах и трусах Шевякова А.В., изъятых у него в ходе выемки, имеется кровь человека, установить генетический профиль которой не представилось возможным по причине малого количества выде ленной ДНК.

18.10.2010 г. следователем Скопинского межрайонного СО СУ СК при прокуратуре РФ по Рязанской области вынесено постановление о назначении судебной экспертизы запаховых следов человека, в результате производства которой на ранее представленном для исследования ноже выявлены запаховые следы человека, происходящие от Шевякова.

12. 16.10.2010 г. в квартире в г. Мытищи обнаружен труп неизвестного мужчины с множественными колото-резанными ранами грудной клетки. В ходе осмотра места происшествия обнаружены и изъяты 2 ножа, которые раздельно упакованы в листы алюминиевой фольги, а затем в бумажные конверты. В совершении дан ного преступления подозревался Левин, Матысь.

17.10.2010 г. следователь СО по г. Мытищи СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области вынес постановление о назначении экспертизы запахов следов человека. В результате произведенной экспертизы на одном из представленных ножей, выявлены запаховые следы, происходящие как от Матысь, так и от Левина.

13. По уголовном делам по факту серии насильственных действий сексуального характера в отношении четырех малолетних, совершенных в разное время с 15 марта по 20 сентября 2010 г. в городах Ивантеевка, Фря зино и Лосино-Петровском Щелковского района Московской области, 12.10.2010 г. следователем СО по г.

Щелково СУ СК при прокуратуре РФ по Московской области юристом 2-го класса Русских А.Н., по соединен ному в единое производство уголовному делу № 98374, по ранее собранным и сохраненным в ЭКЦ МВД Рос сии запаховым следам, изъятым с мест происшествий, была назначена дополнительная судебная экспертиза запаховых следов человека.

Ранее по фактам нападений на малолетних 15 марта и 16 апреля 2010г. в ЭКЦ МВД России назначались первичные ольфакторные экспертизы по сбору и сохранению запаховых следов человека на объектах, изъятых с мест происшествий, с которыми преступник вступал в непосредственный контакт – две шариковые ручки, простынь, пододеяльник и нательный крест.

Тактика нападения преступника на потерпевших состояла в том, чтоб путем обмана, под предлогом написания письма для своих знакомых, следом за потерпевшими малолетними проникать в их жилища, убеж даться на месте в отсутствии родителей и родственников в ходе написания «записок», после чего совершать сексуальные преступления.

В ходе следственных действий был задержан ранее судимый Хамрин В.Б., у которого для сравнитель ного ольфакторного исследования были отобраны образцы крови.

В результате произведенной экспертизы запаховых следов в запаховых пробах, собранных ранее в ходе производства первичных экспертиз с одной из шариковых ручек, а также простыни, пододеяльника и нательно го креста, выявлены запаховые следы человека, происходящие от Хамрина В.Б.

14. 17.10.2010 было совершено нападение на Бутуеву и Ралко, к которым нападавший применил физи ческое насилие и нанес множественные удары в область головы и туловища, а затем поочередно совершил в отношении женщин насильственные действия сексуального характера, выразившиеся во введении в их половые органы и задние проходы инородных предметов. В результате полученных повреждений Бутуева скончалась, а Ралко доставлена в реанимацию городской больницы.

Информационные технологии в криминалистике / В ходе осмотра места происшествия в числе прочих объектов изъяты и направлены в ЭКЦ МВД России для сбора и консервации запаховых следов человека два носовых платка, с которыми мог контактировать пред полагаемый преступник.

Данное уголовное дело, а также уголовные дела по факту изнасилования и убийства Ивановой, по фак ту убийства Фирсовой, и по факту совершения насильственных действий сексуального характера в отношении Григорьевой были объединены в единое производство.

В результате следственных действий были установлены подозреваемые в совершении данных преступ лений Савельев и Плюснин, от которых были получены образцы крови.

18.11.2010 г. следователем СО отдела по г. Пскову СУ СК при прокуратуре Российской Федерации по Псков ской области назначена судебная экспертиза запаховых следов человека, результатом которой стало выявление на од ном из изъятых с места происшествия платков запаховых следов, происходящих от подозреваемого Савельева.

15. 27.10.2010 г. в с. Чернава Милославского района Рязанской области совершено нападение на Добы чина, в ходе которого потерпевшего избивали, нанося удары деревянной палкой, ногами и руками по различ ным частям тела. Затем тело вывезли на автомобиле, сбросив его в реку.

В ходе осмотра места происшествия 29.10.2010 г. были изъяты два деревянных фрагмента палки, кото рые были завернуты в алюминиевую фольгу и бумагу.

22.11.2010 г. следователем Скопинского межрайонного СО СУ СК при прокуратуре РФ по Рязанской области была назначена судебная экспертиза запаховых следов человека. В качестве сравнительных образцов для ольфакторного исследования на экспертизу были представлены высушенные на марлевых салфетках и упа кованные в бумажные конверты образцы крови проверяемых Андрякова, Волобуева, Елманова, Косьянова.

В ходе проведенной судебной экспертизы запаховых следов человека на одном из представленных фрагментов деревянной палки выявлены запаховые следы, происходящие от Волобуева.

О ПРОБЛЕМАХ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ К.ю.н. О.В. Петрова (ЦПП УВД по Ульяновской области) В период реформирования правоохранительной системы, в условиях существующих угроз стабильно сти общественной жизни, обусловленных мировым экономическим кризисом, относительно низким уровнем правовой культуры населения, нередко – несовпадением интересов центра и регионов, неурегулированностью отношений между различными государственными органами в ряде субъектах РФ (в первую очередь – на терри тории Северного Кавказа), наличием иных негативных социальных явлений, вопросы защиты прав и свобод граждан, обеспечения законности и правопорядка выдвигаются в число приоритетных государственных задач.

Вопрос о взаимодействии ОВД, в том числе органов предварительного расследования, и региональных органов государственной власти относится к числу системообразующих, так как, в конечном счете, является обя зательным условием успешного выполнения стоящих перед ними правоохранительных задач. Согласно ст.10 Фе дерального закона «О полиции» взаимодействие с другими правоохранительными органами, государственными и муниципальными органами, общественными объединениями, организациями и гражданами – один из основопола гающих принципов деятельности полиции. Его реализация способствует совершенствованию законодательства, укреплению правопорядка и общественной безопасности, соблюдению законности в деятельности ОВД, делает ее публичной, доступной для государственного, общественного, гражданского контроля.

Взаимодействие осуществляется на всех уровнях системы управления в сфере внутренних дел. Однако именно на региональном уровне, представленном органами государственной власти субъектов РФ общей ком петенции и отраслевыми органами – соответствующими министерствами и главными управлениями (управле ниями) внутренних дел, начинает проявляться в «чистом виде» территориально-отраслевое управление.

Названный уровень является как бы отправным, показательным для осуществления взаимодействия на нижестоящих уровнях системы управления в сфере внутренних дел. Вместе с тем, именно этот уровень харак теризуется наличием множества проблем, возникающих при решении правоохранительных задач. Нужно пола гать, что их решение будет своего рода ориентиром для разрешения аналогичных проблем на других уровнях управления в этой сфере.

Казалось бы, столь важное направление организации правоохранительной деятельности должно иметь достаточно подробную правовую регламентацию. В реальности все обстоит иначе. К настоящему времени при нят лишь единственный нормативный правовой акт, посвященный регулированию взаимодействия действую щих на региональном уровне территориальных структур органов правоохраны, включая ОВД, с исполнитель ными органами власти субъекта РФ1. Другие федеральные, региональные и отраслевые акты, так или иначе призванные регулировать эти отношения, либо изданы достаточно давно, потому не соответствуют современ ным реалиям, либо не содержат норм, детализирующих в достаточной степени организацию взаимодействия властных структур общей и специальной компетенции в сфере правоохраны, потому не выполняют своего О взаимодействии и координации деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и тер риториальных органов федеральных органов исполнительной власти: Постановление Правительства РФ от 05.12. №725.

Информационные технологии в криминалистике предназначения. Следовательно, на федеральном уровне необходима предметная регламентация основных во просов взаимодействия данных органов. Кроме того, законодательно не определено – какую роль должны иг рать региональные органы государственной власти в организации правоохранительной деятельности ОВД.

Все это снижает степень ответственности региональных властей за состояние общественного порядка и общественной безопасности на соответствующей территории и на практике ведет к отдалению друг от друга территориальных органов МВД России регионального уровня и органов государственной власти субъектов РФ.

К тому же, последние в лице их руководителей практически не несут никакой ответственности за состояние правопорядка в регионах.

Такой «пробел» в правовой основе взаимоотношений управленческих структур общей и специальной компетенции, нарушая сбалансированность совместных усилий органов государственной власти в сфере право охраны, не может не накладывать отпечаток на результативность этой деятельности, отрицательно влияет на качество решения общих правоохранительных задач. Не случайно подавляющее большинство – 87% опрошен ных еще в 2009 г. в ходе социологического опроса лиц руководящего состава территориальных ОВДл и сотруд ников аппаратов региональных органов исполнительной власти обратили внимание на то, что механизм взаи модействия вышеназванных органов остро нуждается в совершенствовании.

Как показывает практика, все спорные вопросы могут быть урегулированы на региональном уровне с учетом особенностей конкретного субъекта Федерации. Однако, изучив уставные документы ряда регионов, можно сказать, что вопрос о взаимодействии территориальных органов МВД России на региональном уровне и органов государственной власти субъектов Федерации либо обозначен формально, либо он фактически игнори руется. Другие нормативные правовые акты данного уровня также не содержат конкретизации и без того доста точно малочисленных норм федерального уровня. То есть налицо – отсутствие должного правового регулиро вания вопросов данного взаимодействия на региональном уровне. В этой связи первостепенной задачей являет ся дальнейшее совершенствование законодательства субъектов Федерации в данной сфере, и оно может быть осуществлено с помощью ряда мер организационно-правового плана.

Думается, приведение регионального законодательства в данной области правоотношений в соответ ствие с федеральным возможно путем закрепления:

а) в конституциях (уставах) субъектов РФ в качестве обязанности высших должностных лиц регио нальных органов государственной власти необходимости осуществлять взаимодействие с территориальными органами федеральных органов государственной власти, определением их контрольных полномочий в сфере правоохраны, регламентацией процедур согласования интересов, а также установлением ответственности за ненадлежащую организацию взаимодействия;

б) в актах законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ проце дуры совместного с территориальными органами федеральных органов государственной власти процесса правотворчества по вопросам правоохраны.

Действенной, на наш взгляд, мерой по конкретизации соответствующих норм федерального законода тельства на региональном уровне может стать заключение двухсторонних (возможно, трехсторонних, где в каче стве третьей стороны могут выступать органы местного самоуправления) соглашений между данными органами.

Подобные соглашения между территориальными органами МВД России на региональном уровне и ор ганами государственной власти субъектов РФ должны раскрывать смысл и содержание взаимодействия с уче том региональных особенностей и применительно к конкретным субъектам организации правоохранительной деятельности, а именно определять: цели, задачи, функции, принципы, направления взаимодействия;

основные формы и методы взаимодействия;

полномочия субъектов взаимодействия;

процесс (процедура, порядок) взаи модействия;

разграничение полномочий в сфере внутренних дел;

контрольные полномочия органов власти об щей компетенции;

ответственность субъектов взаимодействия;

статус субъектов управления взаимодействием;

сущность и содержание процедуры согласования интересов.

Причем, нормы, регулирующие данное взаимодействие, должны быть недвусмысленными, четкими, конкретными;

они должны разграничивать компетенцию субъектов взаимодействия, детализировать перечень направлений деятельности ОВД, подлежащих контролю со стороны региональных органов государственной власти. Более того, представляется, что такой документ приобретет еще большую ценность и практическую значимость, если в нем подробно будет описана процедура, порядок, то есть технология осуществления такого процесса.

Учитывая экономические, социально-политические и криминологические аспекты развития современ ного российского общества, актуальность такого акта представляется несомненной. Кроме того, это даст воз можность урегулирования взаимоотношений на более низком уровне посредством заключения подобных со глашений между отделами внутренних дел и соответствующими муниципальными образованиями.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.