авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Информационные технологии в ОРД.

ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ 1 В РАСКРЫТИИ

ПРЕТУПЛЕНИЙ

К.ю.н., профессор В.М. Атмажитов, к.т.н., профессор В.И. Кирин (Академия управления МВД

России), д.ю.н., профессор В.Н. Омелин (ВНИИ МВД России)

В современных условиях невозможно успешно вести борьбу с преступностью без использования

новейших достижений науки и техники.

При этом нужно учитывать сложившуюся оперативную обстановку и прогноз ее развития на ближайшую и отдаленную перспективу.

Существующие масштабы преступности представляют серьезную опасность обществу: укрепляются международные криминальные связи, происходит наркотизация определенной части населения страны, продолжает оставаться высоким уровень террористической угрозы, распространяются новые виды преступлений, например в сфере высоких технологий.

Массовые убийства в Краснодарском и Ставропольском краях, террористические акты в Москве и иных регионах страны, ряд других преступлений, вызвавших повышенный общественный резонанс, свидетельствуют о неудовлетворительном состоянии правопорядка, ослаблении правоохранительной деятельности и нарушениях прав и свобод граждан Российской Федерации.

На экономические, социальные, морально-психологические и иные процессы в российском обществе существенное негативное воздействие оказывает организованная преступность и коррупция.

Преступные группировки, действующие в экономической сфере, используя коррупционные связи, легализуют значительную часть теневых капиталов, в том числе путем создания фирм однодневок, осуществляют рейдерские захваты и иные мошеннические действия с целью незаконного обогащения.

Сохраняется высокий уровень криминализации и коррупционной пораженности ключевых отраслей экономики. Необходима защита средств, направляемых на реконструкцию, перевооружение и замену основных фондов в системе электроэнергетики и нефтегазовом комплексе, а также для развития дорожного строительства. Серьезные правонарушения допускаются в сферах землепользования, охраны природных ресурсов, жилищно-коммунального хозяйства, в том числе проявления коррупции и связанные с ней ограничения прав субъектов хозяйственной деятельности.

Особую опасность представляют организованные формы преступности, связанные с бандитизмом, терроризмом, экстремизмом, а также незаконным оборотом наркотиков и оружия. Стабильно высок уровень тяжких преступлений, в т. ч. разбоев, совершенных с применением газового оружия самообороны. Не снижается уровень рецидивных преступлений среди несовершеннолетних.

Повышается активность экстремистских проявлений. Возрастает количество протестных акций, несанкционированных митингов, пикетирований и шествий. Расширяется состав группировок, основанных на идеологии национальной, расовой и религиозной нетерпимости. Значительный общественный резонанс вызывает деятельность деструктивных сект и молодежных неформальных объединений радикальной направленности.

Участились случаи массовых беспорядков на межнациональной почве и хулиганских действий, продолжают совершаться насильственные преступления в отношении предпринимателей, журналистов, правозащитников и представителей духовенства.

Принимаемые органами внутренних дел и другими правоохранительными органами меры по борьбе с преступностью неадекватны имеющимся угрозам обществу. Проводимая работа не носит системного, целенаправленного характера и содержит существенные недостатки. Уменьшение числа подлежащих регистрации преступных деяний не отражает реальной картины и не свидетельствуют об ослаблении напряженности криминальной ситуации. В значительной степени это связано с их латентностью, а также с манипуляциями со статистикой и многочисленными фактами сокрытия от учета и регистрации криминальных посягательств.

Практика укрытия преступлений от учета ставит под сомнение объективность уголовно-правовой статистики и не позволяет на государственном уровне принимать необходимые и достаточные меры, определять финансовые расходы на борьбу с преступностью, корректировать штатную численность органов внутренних дел.

Каждое второе преступление остается нераскрытым. В числе недостатков и упущений в работе по раскрытию преступлений следует отметить снижение активности подразделений органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Количество заведенных дел оперативного учета по противодействию организованной преступности стабильно уменьшается. В связи с этим наблюдается закономерное снижение числа выявленных преступлений организованными преступными структурами. В результате не обеспечивается как неотвратимость наказания виновных лиц, так и защита прав потерпевших от преступных посягательств.

В статье в качестве синонима термина «технические средства» используется термин «специальная техника» (ее разновидность – оперативная техника).

Информационные технологии в ОРД Несмотря на принимаемые меры, ухудшились результаты работы по противодействию преступлениям, совершенным в топливно-энергетическом, агропромышленном и лесопромышленном комплексах, во внешнеэкономической сфере. Отрицательная динамика отмечается в выявлении и раскрытии преступлений экономической направленности на объектах транспорта. При этом криминогенная ситуация в сфере транспортного комплекса осложнена ростом количества убийств и фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.

При оценке оперативной обстановки следует учитывать высокий уровень материально-технического обеспечения реализации преступных намерений. У преступников, прежде всего у членов организованных криминальных структур, ежегодно изымается большое количество разных технических средств, используемых при совершении преступлений, в т. ч. транспортных средств, радиосредств, средств индивидуальной защиты и т. д.

Преступниками успешно применяются разнообразные современные технические средства. Участники криминальных структур активно используют арсенал современных достижений научно-технического прогресса, глобальные компьютерные сети, средства проводной и радиосвязи, причем не только для координации своих действий, но и для контроля за работой средств связи органов внутренних дел и других правоохранительных органов, технические средства скрытого акустического и визуального наблюдения для получения разведывательной информации, в том числе и в органах внутренних дел.

При опросе сотрудников уголовного розыска 80% из них указали на известные им факты применения технических средств в преступных намерениях в отношении свидетелей-36%, потерпевших-28%, сотрудников органов внутренних дел- 26%, работников суда и органов прокуратуры-6%. При этом 5% опрошенных заявили о факте применения подобных средств в отношении их лично.

Службы безопасности криминальных структур активно изучают новые технические средства, поступающие на вооружение правоохранительных органов (в том числе и зарубежной полиции), посещают соответствующие выставки, имеют большие материальные возможности для приобретения отечественных и зарубежных средств через различные коммерческие структуры. Это требует со стороны органов внутренних дел и других правоохранительных органов адекватного организационного и технического противодействия.

В последние годы в системе МВД России принимались определенные меры по противодействию преступности, в т.ч. связанные с использованием технических средств в раскрытии преступлений.

Важное значение придавалось совершенствованию деятельности оперативно-технических подразделений (подразделений СТМ), оснащению их новыми техническими средствами, развитию ими новых направлений с учетом потребностей оперативно-розыскной практики.

Предпринимались меры по техническому переоснащению оперативно-поисковых подразделений (подразделений разведки милиции).

Современными аппаратно-программными комплексами оснащались создаваемые в последнем десятилетии подразделения оперативно-розыскной информации, главной задачей которых является информационно-аналитическое обеспечение раскрытия преступлений и т.д.

В результате указанными подразделениями в рамках информационно-аналитического обеспечения оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и других субъектов ОРД проведена значительная работа. Так, только на федеральном уровне в 2010 году было осуществлено 11825 оперативно-аналитических мероприятий, в том числе: 4 оперативных прогнозирования, 190 оперативно-аналитических исследований, 10368 информационно-аналитический поисков, 1263 биометрических идентификаций по изображению лица (АИПС «СОВА»).

В Федеральный банк данных (ФБД) фото-видеоинформации введены 24 961 фотографий на 12 208 лиц.

Всего ФБД содержит 10 134 613 фотографий на 6 850 463 физических лиц.

В настоящее время «ФАБИОРИ» (структурированный массив ИС ОРИ) содержит 175026 объектов учета, в том числе: в АИПС «Алмаз» находится 123 681 объектов учета, АИС «Криминал-Алко»- 30 объектов учета, АБД-СПФ-12 283 объектов учета.

Информационный массив (неструктурированный массив ИС ОРИ)- содержит 914 068 документов.

При решении вопросов, связанных с раскрытием преступлений, органы внутренних дел используют различные технические средства. Вместе с тем, следует отметить, что статистические данные по эффективности их применения имеются лишь по немногим. Так, например, имеются данные по результатам использования мобильных рентгеновских комплексов и автоматизированных дактилоскопических идентификационных систем (АДИС).

С 1998 г. по 2010 г. в подразделения МВД России поставлены более 360 рентгенотелевизионных комплексов «Шмель-240 ТВ», 55 – «Колибри – 150 ТВ», 250 – сканеров «Ватсон». Данным оборудованием оснащены значительная часть подразделений УВД по охране метрополитена, МВД, ГУВД, УВД областей, практически все подразделений ОМОН, мобильные взрывотехнические лаборатории и т.д. Данные комплексы стали незаменимым инструментом при проведении оперативных и поисковых мероприятий при решении вопросов, связанных с раскрытием преступлений.

Специалисты подразделений УВД по охране Московского метрополитена уже в течение 10 лет осуществляют досмотр «забытых» предметов. Так, в 2010 году было досмотрено 127 бесхозных предметов и квалифицируемых, как «особый случай». По мнению специалистов - взрывотехников 95% задач стоящих перед ними решается именно комплексом «Шмель-240ТВ».

Информационные технологии в ОРД.

Специалистами Управления уголовного розыска МВД по Республике Татарстан при многолетней эксплуатации, в том числе при выполнении задач на территории Северо-Кавказского региона, проведена диагностика сотен подозрительных предметов, в результате чего обнаружено более 30 единиц взрывоопасных предметов.

Специалистами ГУВД по Самарской области за один год обнаружено два взрывных устройства в газовом баллоне, несколько тайников с денежными знаками и огнестрельным оружием.

Таким образом, за 12 лет досмотрено более 20 тысяч различных объектов (транспорт, сумки, помещения) обнаружено 1500 объектов, представляющих реальную угрозу жизни людей.

При эксплуатации региональных, межрегиональных и федеральной автоматизированных дактилоскопических идентификационных систем (АДИС) в 2010 году получены следующие результаты:

- введено и проверено по всем АДИС 7,3 млн. дактилокарт физических лиц, 91,9 тыс. дактилокарт неопознанных трупов, 572,6 тыс. следов рук;

- получено положительных идентификаций по дактилокартам и установлено: 207,2 тыс. лиц под другими установочными данными, 14,9 тыс. неопознанных трупов;

- получено положительных идентификаций по 107, 5 тыс. следов рук, установлено 81,5 тыс. лиц, возможно причастных к преступлениям по 69,1 тыс. уголовных дел, из них возбужденным по фактам совершения убийств – 2,5 тыс., разбоев – 2,9 тыс., грабежей – 3,7 тыс., краж – 45,8 тыс., прочих преступлений 15.5 тыс.

При этом отмечается, что в регионах, с наиболее полно автоматизированными дактилоскопическими учетами как по дактилокартам, так и по следам рук (включая следы ладоней), с четко организованным взаимодействием между различными службами органов внутренних дел (ИЦ, ЭКЦ, оперативными подразделениями криминальной милиции, дежурными частями и др.) результаты работы АДИС дают дополнительно 7-8 % в раскрытие преступлений по линии криминальной милиции.

Кроме того, по межрегиональной АДИС-ЮФО в ГУВД по Ставропольскому краю и по федеральной АДИС-МВД сразу были опознаны трупы террористов, в частности с последних терактов в г.Буйнакске и в аэропорту Домодедово.

В последние годы осуществлялось внедрение сертифицированных образцов навигационно мониторинговой системы ГЛОНАСС. В практической деятельности органов внутренних дел и внутренних войск МВД России используется более 28 различных спутниковых навигационно- мониторинговых систем, развернутых и эксплуатируемых в 77 регионах Российской Федерации, функционирует 683 диспетчерских центра, оборудовано техническими средствами более 16 тыс. единиц служебного автотранспорта. Однако обобщенных данных об использовании навигационно-мониторинговых систем в раскрытии преступлений нет, т.к. соответствующий учет их применения при решении вопросов, связанных с раскрытием преступлений, не ведется.

Продолжалась работа по оснащению подразделений системы МВД России специальной техникой. В номенклатуре закупаемой специальной техники предусматривались современные ее виды.

Принимались меры по повышению возможностей криминалистических лабораторий по проведению экспертных исследований, получили развитие новые специальные виды экспертиз. По всем основным видам экспертно-криминалистических учетов автоматизированы процессы их формирования и проведения проверок.

Осуществлены дальнейшие меры по созданию федеральной и региональных баз данных ДНК, исполнению законодательства о государственной геномной регистрации в Российской Федерации, укреплению лабораторий ДНК-анализа квалифицированным кадровым составом.

Ведется работа по решению комплекса задач, связанных с созданием элементов единых информационно-телекоммуникационной и автоматизированной дактилоскопической систем органов внутренних дел, развитием интегрированной мультисервисной телекоммуникационной системы, автоматизированных банков данных дактилоскопической информации.

Проводились работы по включению информационных ресурсов Интерпола в единое информационное пространство органов внутренних дел. С этой целью продолжена работа по созданию интегрированной распределенной автоматизированной системы НЦБ Интерпола при МВД России, осуществляется модернизация систем обработки информации его региональных филиалов с перспективой расширения технических возможностей по организации проверок объектов учета в интересах правоохранительных органов, в т.ч. при раскрытии преступлений.

Несмотря на принимаемые меры, использование технических средств органами внутренних дел при раскрытии преступлений осуществляется не должным образом. Изучение материалов практики подтверждает, что значительная часть технических средств используется малоэффективно, а нередко и вовсе не задействуется из-за низкого уровня подготовленности сотрудников и слабой эксплуатационной базы.

Данный вывод подтверждается и результатами проведенного анкетирования сотрудников оперативных подразделений1.

Здесь и далее используются материалы исследований, проведенных сотрудниками кафедры ООРД Академии управления МВД России Информационные технологии в ОРД Так, значительная часть ответивших (более 50%) – руководителей аппаратов БЭП МВД, УВД, руководителей ГРОВД и оперативных сотрудников отметили низкий уровень использования оперативной техники.

В числе основных причин такого положения респонденты называют недостаточность, некачественностъ технических средств, отсутствие у оперативных сотрудников умений и навыков работы с ними и др. (см. табл. 1).

Таблица Причины низкой эффективности применения оперативной техники в деятельности аппаратов БЭП (по данным анкетирования, %) Причины низкой эффективности применения Категории опрашиваемых оперативнойтехники руководители руководители оперативные аппаратов БЭП ГРОВД сотрудники МВД, УВД Отсутствие необходимых СТС 85,4 72,7 Слабое взаимодействие с экспертно- 9,8 24 18, криминалистическими подразделениями Отсутствие у оперативных сотрудников умений 31,7 41,6 27, и навыков по применению СТС Сложности в оформлении документов 2,4 9 9, Трудности в реализации полученных 29,3 23,6 13, материалов Отмеченные причины свидетельствуют о необходимости дальнейшего повышения качества и результативности использования оперативной техники в процессе проведения мероприятий по выявлению и раскрытию преступлений.

В рамках рассматриваемой проблемы особо следует остановиться на недостатках в использовании научно-технических средств в ходе документирования фактов, представляющих оперативный интерес. Так, выборочное изучение оперативных дел позволяет констатировать, что в ходе документирования нередко не планируются оперативно-розыскные мероприятия, предусматривающие использование технических средств и специальных познаний. В результате этого теряется большой объем информации, представляющей оперативный интерес, что является одной из причин затягивания сроков ведения оперативной разработки, разрабатываемые получают возможность маскировать свои действия, успевают принять меры к сокрытию ценностей, нажитых преступным путем и т.д.

Отмечаются случаи, когда применение технических средств планируется, но соответствующие мероприятия не проводятся (полное или частичное невыполнение предусмотренных планами мероприятий отмечено по 53% изученных оперативных дел). При изучении конкретных материалов видно, что использование достижений науки и техники при раскрытии преступлений планируется формально. В частности, в планах оперативно-розыскных мероприятий нередко не указывается круг объектов документирования – события, лица, предметы или документы, представляющие оперативный интерес, какие конкретно технические средства предполагается использовать для обнаружения и фиксации следов преступлений, цели применения оперативной техники.

Обращает на себя внимание наличие существенных пробелов в оформлении результатов применения оперативной техники при документировании.

Приходится констатировать, что возможности документирования сдерживаются и весьма ограниченным набором используемых технических средств. Например, около 85% всех случаев использования технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий сводится к применению средств фото- видео наблюдения.

Из изложенного выше видно, что использование современных специальных технических средств в деятельности аппаратов БЭП не отвечает предъявляемым требованиям. В самом общем плане перечисленные и ряд других недостатков обусловлены тем, что применение технических средств в выявлении и раскрытии преступлений не стало еще содержанием деятельности оперативных сотрудников, а остается уделом специалистов экспертно-криминалистических подразделений и специализированных сотрудников соответствующих оперативных подразделений ОВД.

Основными причинами такого положения являются, прежде всего, слабое внимание со стороны руководителей органов внутренних к эффективному использованию современных технических средств;

пробелы в организаторской, воспитательной и практической работе руководителей аппаратов БЭП, в том числе – отсутствие строгого спроса с подчиненных за недостаточное применение технических средств в процессе выявления и раскрытия преступлений. Не во всех органах руководители добиваются должного взаимодействия между оперативными аппаратами и экспертно-криминалистическими подразделениями, делового сотрудничества в изучении и внедрении передовых форм и методов применения технических средств.

Интерес представляют и результаты анкетирования сотрудников уголовного розыска по вопросам использования ими специальных технических средств.

Информационные технологии в ОРД.

Так, 84 % опрошенных сотрудников подразделений уголовного розыска положительно оценили перспективы применения технических средств в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности.

Однако, по их мнению, повышение эффективности использования технических средств в деятельности подразделений уголовного розыска зависит, прежде всего, от решения следующих вопросов:

правового (91% опрошенных сотрудников уголовного розыска указали на несовершенство правового регулирования исследуемого вопроса);

организационного (75% опрошенных указали на отсутствие необходимых оперативно технических средств в подразделениях;

39% - на недостаточные знания и навыки личного состава в обращении с оперативной техникой;

31% - на отсутствие поддержки руководства в вопросах применения технических средств и др.);

тактического (на отсутствие проработанных тактических приемов применения многих видов оперативно-технических средств указало 50% опрошенных сотрудников).

При высокой оценке возможностей оперативно-технических средств и перспектив их применения в оперативно-служебной деятельности аппаратов уголовного розыска только 5% интервьюированных считают, что в деятельности их подразделений указанные средства используются в достаточной степени. 53% оценили уровень применения технических средств как средний и низкий, а 12% заявили, что в деятельности их подразделения оперативная техника вообще не применяется.

Проведенный анализ современного состояния оснащенности подразделений уголовного розыска техническими средствами выявил следующую неблагополучную ситуацию. Так, средствами контроля и регистрации акустической информации обеспечено 42% подразделений, средствами визуального наблюдения и документирования - 49%, средствами поиска объектов - 57%, а средства исследования (веществ, предметов, документов, информации и др.) имеются только в 7% подразделений. Наблюдается явная недостаточность оперативной техники по всем вышеперечисленным позициям.

Следующая не менее актуальная проблема сопутствует вышеизложенным показателям. Имеющиеся на вооружении технические средства устарели как физически, так и морально. Основное количество единиц подлежит списанию, но этого не происходит, поскольку не предвидится их реальной замены. Для подразделений уголовного розыска нет ни централизованного поступления новых образцов оперативной техники, ни бюджетного финансирования для самостоятельного ее приобретения. В связи с этим имеющийся арсенал технического вооружения подразделений уголовного розыска на уровне городских и районных отделов и управлений органов внутренних дел требует необходимого ремонта, постепенно приходит в негодность.

Вышеизложенное позволяет сделать следующий вывод.

Обеспеченность подразделений уголовного розыска оперативно-техническими средствами находится на низком уровне, не соответствующем требованиям современных условий борьбы с преступностью, что является основанием для пересмотра организации технического оснащения оперативных подразделений органов внутренних дел.

В прошлые годы с учетом потребности практики внимание специалистов привлекали проблемы оптимизации использования технических средств, повышения результативности их применения в раскрытии преступлений. Значительное внимание при этом уделялось правовым, организационно-тактическим и оперативно-тактическим аспектам применения технических средств в оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел.

Были проведены научные исследования по указанным вопросам, в т.ч. в рамках диссертационных работ. Часть из них были подготовлены в Академии управления МВД России (Омелин В.Н., Игнатов С.В., Салахов С.Б., Пенкин В.С., Журавленко Н.И., Веременко В.М., Яппаров Р.М. и др.).

Вместе с тем, существует и другое, не менее значимое направление – изучение эффективности применения средств оперативной техники, состоящее в обосновании конкретных критериев эффективности и факторов, ее обеспечивающих. Следует подчеркнуть, что в специальной литературе вопросам эффективности применения оперативной техники уделяется недостаточно внимания, а имеющиеся публикации по своему содержанию представляют главным образом работы поискового плана. В них лишь обосновывается важность проблемы и в общем виде намечаются некоторые подходы к ее исследованию.

Неразработанность конкретных критериев эффективности применения оперативной техники на практике приводит к тому, что в качестве таких критериев берутся количественные показатели, которые не отражают истинную картину результативности ее использования. Поэтому четкое, обоснованное решение рассматриваемой проблемы в теории ОРД крайне необходимо.

Обращаясь к указанным вопросам по существу, прежде всего, требуется определить основные понятия, к которым относятся эффективность и ее критерии. Повышение эффективности в русском языке связано с понятием результативности, действенности. Авторы, занимавшиеся вопросами эффективности применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве, связывают это понятие с «выбором компетентным органом такого средства, которое, с одной стороны, позволяет добиться оптимального результата на пути поставленной цели, а с другой – обеспечивает достижение этого результата при минимальной затрате сил».

Следовательно, важнейшее значение приобретает правильное определение целей применения технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Можно констатировать, что непосредственной целью применения технических средств, в самом общем виде, является выявление и фиксация достоверных фактических данных, имеющих значение для Информационные технологии в ОРД предупреждения и раскрытия преступлений. Эта цель является общей для всей системы оперативной техники и всех субъектов ее применения – оперативных работников, сотрудников экспертно-криминалистических подразделений, представителей общественности, а также негласных сотрудников. Ей должна быть подчинена вся деятельность, связанная с использованием средств оперативной техники, что прямо вытекает из действующих нормативных актов.

Говоря о соотношении критериев и показателей, необходимо установить различие между ними. В наиболее общем виде критерий представляет собой важнейший, отличительный признак, характеризующий качественные стороны явления, его сущность. Показатель же выражает количественную характеристику явлений и процессов. Следовательно, критерий – понятие более широкое, чем показатель, и часто при одном критерии возможна целая система показателей. В то же время критерий и показатель тесно взаимосвязаны, научно обоснованный выбор критерия в значительной степени обусловливает правильный выбор системы показателей, и, наоборот, качество показателя определяется тем, насколько он полно и объективно характеризует принятый критерий.

Как система оценок (характеристик) критерии должны отвечать определенным требованиям. Учитывая уже накопленный опыт разработки критериев эффективности правоприменительной деятельности, можно сформулировать некоторые важнейшие требования и отправные положения, из которых следует исходить при разработке критериев эффективности применения оперативной техники. Указанные критерии должны:

- стимулировать достижение целей, стоящих перед системой оперативно-технических средств;

- характеризовать количественные и качественные стороны использования оперативной техники при проведении оперативно-розыскных мероприятий;

- объективно и полно отражать существенные стороны применения оперативной техники;

- быть универсальными, т.е. пригодными для оценки эффективности использования оперативной техники в целом и применительно к конкретным видам технических средств (фото- видеоаппаратура, аппаратура аудио записи, СХВ и др.);

- содержать относительно простые, понятные для каждого оперативного сотрудника параметры.

Применение оперативной техники следует оценить как эффективное, если оно удовлетворяет четырем основным критериям:

1) результативность применения оперативно-технических средств;

2) законность применения оперативной техники;

3) целесообразность использования оперативно-технических средств;

4) не причинение вреда жизни и здоровью граждан, а также окружающей среде.

Основным критерием определения эффективности любого вида человеческой деятельности является степень достижения результата, запланированного в качестве цели определенной деятельности. Для оперативной техники – это получение всей возможной для конкретной ситуации информации, представляющей оперативный интерес (фактических данных). Действительно безрезультатная деятельность, не приводящая к получению искомых фактических данных, не может быть эффективной. Указанная точка зрения признается всеми специалистами, занимающимися проблемой эффективности правоприменительной деятельности.

В качестве конкретных показателей, и параметров результативности применения оперативной техники могут быть названы:

1) своевременность выявления и фиксации фактических данных, представляющих оперативный интерес;

2) полнота выявления и фиксации фактических данных, представляющих оперативный интерес.

Показателем эффективности применения оперативной техники является не сам по себе массив (количество объем) информации, а ее ценность. Если говорить о доказательственной ценности информации, то объектом фиксации с помощью технических средств являются не любые фактические данные, а лишь те, на основе которых в определенном законом порядке органы дознания, следователь и суд смогут устанавливать наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Оценивать эффективность применения оперативной техники по одному лишь критерию результативности (своевременному и полному выявлению и фиксации фактических данных) представляется неправильным, односторонним. Такое понимание приближает нас к уяснению понятия эффективности, но не охватывает других существенных сторон использования технических средств. Для юридической науки неприемлема абсолютизация результата по принципу «цель оправдывает средства». Цели применения технических средств должны достигаться правомерными средствами и оптимальными способами. Указанное приводит к выводу о том, что требуется введение дополнительного критерия, посредством которого оценивалась бы деятельность по применению оперативной техники.

Наряду с результативностью особое значение приобретает научно обоснованная оценка с точки зрения законности и целесообразности ее использования при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Проблема законности применения оперативной техники является кардинальной для оперативно розыскной практики. Ее правильное разрешение крайне необходимо, ибо во многом предопределяет Информационные технологии в ОРД.

эффективное включение оперативной техники в систему негласных сил, средств и методов, используемых в процессе оперативно-розыскной деятельности.

В настоящее время отсутствует единый методологический подход к выделению критериев (требований), связанных с содержанием законности применения оперативной техники.

Опираясь на методологию системного подхода, все многочисленные признаки и черты законности в анализируемой сфере деятельности можно разделить на две группы:

1) нормативно-правовые критерии законности применения оперативной техники, отражающие ее связи с содержанием норм права;

2) признаки, характеризующие связи законности с критериями допустимости использования средств оперативной техники в оперативно-розыскной деятельности.

Раскрывая нормативно-правовые критерии законности, нужно отметить, что использование технических средств в оперативно-розыскной деятельности регламентируется системой законодательных и подзаконных нормативных актов. Применение оперативной техники правомерно, а следовательно, законно, когда его цели согласуются с задачами, на решение которых направлена осуществляемая при этом деятельность. Всякое иное использование технических средств и методов противозаконно и поэтому не должно иметь место на практике.

Для правомерного применения технических средств необходимо также, чтобы оно полностью соответствовало подзаконным нормативным актам, специально посвященным проблематике оперативной техники. К сожалению, нужно констатировать, что на практике еще имеют место факты грубого нарушения порядка использования оперативной техники, установленного ведомственными нормативными актами.

Наряду с правомерностью использование оперативной техники с позиций соблюдения законности должно отвечать и ряду других требований – научной обоснованности, этичности, безопасности.

Другим, не менее важным критерием эффективности, является целесообразность применения оперативной техники, т.е. его практическая обоснованность исходя из значения достижения возможного результата соответственно с затратой необходимых сил, средств и времени. Решение оперативного сотрудника об использовании оперативной техники и тактических приемов ее применения зависит, прежде всего, от уяснения вопросов, можно ли получить фактические данные, представляющие оперативный интерес, без применения технических средств и будут ли при этом обеспечены полнота и точность ее фиксации. С этих позиций можно выводить и конкретные тактические правила применения каждого вида технических средств в процессе оперативно-розыскной деятельности.

Оценка эффективности применения оперативной техники должна быть комплексной, всесторонней.

Нельзя делать выводы на основе одних количественных показателей. Объективную оценку фактического положения дел и степени достижения необходимых результатов можно сделать лишь при условии сочетания анализа количественных данных с материалами, характеризующими качественные стороны использования технических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий. К последним можно отнести:

проявление инициативы оперативным сотрудником при установлении сведений с помощью технических средств;

соответствие деятельности по применению оперативной техники требованиям внезапности, конспирации, наступательности и т.п.

На эффективность использования технических средств при раскрытии преступлений существенное влияние оказывают следующие факторы: технический;

кадровый;

правовой;

организационный;

тактический.

Под техническим фактором, определяющим эффективность применения оперативной техники, нужно понимать наличие в оперативных подразделениях технических средств, удовлетворяющих потребности практики по обнаружению, фиксации и использованию оперативно-розыскной информации, а также исправность имеющихся технических средств.

Анализируя современное состояние технической оснащенности оперативных подразделений, нужно признать, что несмотря на некоторое улучшение, в последние годы эти вопросы остаются весьма актуальными в связи с тем, что в самих оперативных подразделениях отсутствуют средства для приобретения оперативной техники. Для приобретения необходимых, отвечающих потребительским качествам технических средств, нужно подготовить заявку на необходимую технику и согласовать ее со всеми заинтересованными структурами, затем направить подготовленные материалы в специальное подразделение службы тыла для организации закрытых торгов. Вся эта процедура, с момента установления потребности – до приобретения технического средства и передачи заказчику, занимает довольно длительное время (до года), за которое приобретенное техническое средство устаревает.

Кадровый фактор. В связи с развитием новых технологий на современном этапе важное значение приобретает техническая подготовленность оперативных сотрудников, наличие навыков по умелому применению оперативной техники в борьбе с преступностью. Очевидно, что при самом лучшем техническом оснащении оперативного подразделения нельзя добиться высокой эффективности использования технических средств, если квалификация оперативных сотрудников будет невысокой.

Приходится констатировать, что техническая подготовка сотрудников оперативных подразделений еще не отвечает возросшим требованиям. Это связано с тем, что оперативные сотрудники не оснащены знаниями о тактических приемах использования оперативной техники, нормативных актах, регламентирующих ее применение в оперативно-розыскной деятельности, а также слабо владеют навыками применения технических средств при оперативно-розыскных мероприятиях.

Информационные технологии в ОРД Недостаточная подготовленность оперативных сотрудников в области применения оперативной техники объясняется рядом причин. Одна из них заключается в невысокой технической подготовке выпускников учебных заведений МВД России и гражданских вузов. Следует отметить также формальную организацию обучения оперативных сотрудников во многих органах внутренних дел. Анализ практики проведения занятий в системе служебной подготовки по изучению технических средств показывает, что они, зачастую проходят в форме лекций, без учета специфики оперативно-розыскной работы, без закрепления практических навыков в условиях, приближенных к реальной обстановке.

Успех обучения оперативного сотрудника во многом зависит от определения форм занятий и должной их организации, а также находится в прямой зависимости от методов обучения и уровня технической подготовки оперативного сотрудника. В настоящее время сложилось несколько форм обучения сотрудников.

Основными из них являются: консультирование;

прохождение стажировки в специальных подразделениях (ЭКЦ);

ознакомление с положительным опытом применения технических средств в оперативной деятельности.

Трудно заранее отдать предпочтение той или иной форме обучения. Например, индивидуальные занятия дают возможность учесть особенности каждого обучаемого, его подготовленность к использованию специальной техники и на этой основе определить круг знаний, навыков и умений, которыми он должен овладеть. Групповой метод обучения позволяет лучше использовать преимущества кооперирования обучения, общение в ходе обучения. Однако, при его использовании отдельные сотрудники могут вести себя пассивно, пользуясь результатами своих коллег по работе. Указанные достоинства и недостатки форм обучения, а также потребность в организации дифференцированного обучения, для которого характерен учет типичных различий обучаемых, определяют необходимость их сочетания при обучении использованию технических средств.

Одной из ведущих форм практического обучения является оперативная игра, которую можно проводить в различных вариантах. Для организации таких занятий целесообразно использовать вводные, основанные на примерах из практики, а также положительном и отрицательном опыте, с последующим анализом причин неудач или неуспеха в применении оперативной техники. Все это будет способствовать развитию профессионального мышления.

Кроме подготовленности оперативных сотрудников к применению специальной техники при организации данной работы существенное значение имеет дефицит специалистов со специальным техническим образованием. Данное обстоятельство связано с общей ситуацией в стране по подготовке инженерно технических кадров. В настоящее время многие технические вузы переориентировались на подготовку специалистов узкого профиля или гуманитариев, а для успешной работы в технических подразделениях необходимы специалисты в области радиоэлектроники. В связи с недостаточной подготовкой этих специалистов в стране имеется повышенный спрос на них, а денежное содержание, установленное в оперативных подразделениях ОВД, не привлекает подобных специалистов.

Организационный фактор, влияющий на эффективность применения оперативной техники, заключается в создании благополучных условий для ее использования в процессе оперативно-розыскной деятельности. Для успешного решения организационных вопросов, прежде всего, необходимо иметь четкое представление о количественных и качественных данных, характеризующих применение технических средств в борьбе с преступностью.

Существует ряд оправдавших себя способов получения и анализа информации, свидетельствующей о результативности использования оперативной техники в предупреждении и раскрытии преступлений. Прежде всего, это сбор и оценка статистической информации, которая учитывает определенные данные о применении отдельных технических средств. Несмотря, на исключительную важность статистической информации, она не дает, из-за целого ряда причин, (искажения отчетных данных с целью улучшения показателей) всеохватывающей объективной картины о состоянии использования технических средств в предупреждении и раскрытии преступлений.

В связи с указанными обстоятельствами, достоверные выводы невозможно сделать без изучения дополнительных источников, содержащих сведения о применении технических средств. Для этого необходимо изучать дополнительные материалы, по которым можно судить об уровне организации работы, профессионализме оперативных сотрудников. К ним относятся материалы дел оперативного учета, целевых проверок результатов применения технических средств в борьбе с преступностью, специальных журналов, которые ведутся в оперативных и экспертно-криминалистических подразделениях для выдачи аппаратуры.

Как уже отмечалось, один из организационных недостатков связан с планированием применения оперативными сотрудниками технических средств. Чтобы специальная техника использовалась рациональнее, оперативные сотрудники должны знать, в каких случаях для применения специальной техники необходимо приглашать специалистов, а в каких случаях они могут применить их самостоятельно. Это, в свою очередь, также зависит от уровня подготовленности сотрудника оперативного подразделения.

Тактический фактор. Эффективность применения специальной техники в раскрытии преступлений находится в прямой зависимости от степени разработанности тактики такого применения и от практического овладения ею оперативными сотрудниками. В общем виде тактика применения специальной техники может быть определена как система научных положений и выработанных практикой рекомендаций по выбору той или иной группы технических средств, конкретных приемов их применения в зависимости от особенностей оперативно-розыскных ситуацией и использования полученных результатов в целях рационального и эффективного выполнения оперативно-розыскных мероприятий.

Информационные технологии в ОРД.

Тактические приемы на практике зависят от конкретных обстоятельств, которые могут возникнуть и при необходимости проведения иных оперативно-розыскных мероприятий в целях раскрытия преступления.

Так, известны случаи достижения цели проведения оперативно-розыскных мероприятий по обнаружению умышленно сокрытого искомого объекта лишь путем демонстрации оперативным сотрудником специальной техники или ее возможностей.

Еще в начале XX века один из первых российских криминалистов В.И. Лебедев писал, что «успешную борьбу с современными преступлениями может вести только та полиции, которая вооружена по крайней мере равным или лучшим оружием новейшей техники и прикладных знаний и искусно ими владеет». Идея о необходимости дальнейшего технического оснащения российской полиции на современном этапе как никогда актуальна.

Решение вопросов, связанных с эффективностью использования технических средств при раскрытии преступлений, диктуется современной оперативной обстановкой, потребностями оперативно-розыскной практики. Наиболее важные из них связаны с реализацией следующих предложений.

1. Считать одним из приоритетных направлений в деятельности полиции целенаправленное использование всего арсенала технических средств, а также информационно-телекоммуникационных технологий для получения оперативной и криминалистически значимой информации.

В процессе проводимой модернизации органов внутренних дел особое внимание уделять требованиям к качеству и характеристикам современной специальной техники, ее перспективным разработкам.

2. Подготовить предложения о внесении изменений и дополнений в Федеральные законы Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности», «О связи» в части, регламентирующей основания, порядок и условия проведения оперативно-технических мероприятий поисковой направленности в информационно-телекоммуникационных системах, взаимодействие с операторами связи по вопросам предоставления необходимой информации, а также использования результатов проведения оперативно технических мероприятий.

3. Подготовить предложения в Верховный суд Российской Федерации о рассмотрении вопроса применения технических средств при осуществлении оперативно-розыскной деятельности и использования полученных результатов в процессе раскрытия и расследования преступлений. Необходимо получить соответствующие разъяснения Пленума Верховного суда РФ по данному вопросу.

4. На заседании коллегии МВД России рассмотреть вопрос «Об эффективности использования технических средств в раскрытии преступлений и мерах по совершенствованию технического оснащения полиции».

5. В системе оценки деятельности органов внутренних дел предусмотреть критерии и показатели эффективности использования технических средств в раскрытии преступлений.

6. Провести научно-практическую конференцию на тему «Об эффективности использования технических средств в раскрытии преступлений».

7. Подготовить проект приказа МВД России «О первоочередном оснащении техническими средствами учебных заведений системы МВД России».

К ВОПРОСУ О ГЕНЕЗИСЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ В.В. Агеев (Главный информационно-аналитический центр МВД России) В философии понятием «генезис» (от греч. genesis – происхождение, возникновение) обозначается возникновение предпосылок нового в недрах старого и становление нового предмета или явления на основе этих предпосылок. Генезис может также выступать и как метод исследования природных и социальных явлений. Данный метод требует установления: начальных условий развития;

главных его этапов;

важнейших тенденций, линий развития. Кроме того, он используется в сочетании с методами структурно-функционального анализа, системного анализа, сравнительно-историческим и др. Такое комплексное применение различных методов позволяет проследить эволюцию изучаемого феномена всесторонне и объективно 2.

Исходя из приведенных положений, исследуем историю развития прогнозирования в оперативно розыскной деятельности органов внутренних дел3.

Человечество не сразу пришло к идее, связанной с возможностью предвидения своего будущего. Лишь вследствие длительного развития оно выработало представление о прошлом и значительно позднее о будущем как о категориях, отличных от настоящего 4. В настоящее время в деятельности человека практически Лебедев В.И. Искусство раскрытия преступлений. 1. Дактилоскопия. – СПБ., 1909. С. 12.

См.: Горшенин Л.Г. Основы теории криминалистического прогнозирования: Монография. – М., 1993. - С. 5.

Далее может использоваться аббревиатура «ОРД ОВД».

Тютиков С.Р. Криминологическое прогнозирование преступности среди осужденных к лишению свободы: Дис.... канд.

юрид. наук. - Казань, 1998. С. 12.

Информационные технологии в ОРД отсутствуют ситуации, при которых вероятностное прогнозирование не играло бы существенной роли 1.

Формула поведения человека – «видеть, предвидеть, действовать» относится к любой деятельности»2.

По мнению И.В. Бестужева-Лады, формирование представлений о будущем находилось в тесной связи с эволюцией первобытной мифологии от примитивных мифов-сказок, фантастически истолковывавших наиболее простые явления природы, к мифам, объясняющим установление родовых нравов и обычаев, затем происхождение людей и мира в целом, а также судьбу умерших. На этой основе сформировались самые древние из существующих – «религиозные концепции будущего»3. Помимо религиозного, ранние представления человечества о будущем развивались по утопическому и философско-историческому направлениям4.

В это же время человек, как существо деятельное, не только задумывался о будущем, но еще и пытался найти эмпирические способы прогнозирования. Во все времена человеком использовалось множество самых разнообразных способов «заглянуть» в будущее, в том числе – для установления личности и места нахождения преступников. Так известно, что в Древней Греции (ХI-I вв. до н.э.) в этих целях использовались предсказания оракулов и пифий, в Древнем Риме (VIII в. до н.э. – V в. н.э.) – авгуров, предугадывавших будущее посредством наблюдения за природными явлениями и поведением животных. В Древней Сибири будущее узнавали в ходе ритуальных танцев местных шаманов.

Таким образом, можно говорить о том, что на основе идеи о возможности познания «иного мира в ином времени» происходило развитие представлений человечества о будущем.

В практике российских органов правопорядка прогнозирование имеет глубокие исторические корни, создающие предпосылки для его выделения в специфическую форму их деятельности на всех этапах их развития, включая и современный период.

Историю развития «криминального» прогнозирования в нашей стране условно можно связать с деятельностью полиции, а впоследствии – с деятельностью Министерства внутренних дел Российской империи.

Российская полиция была создана в соответствии с Указом Петра I в 1715 г. Среди других обязанностей она выполняла и функции уголовного сыска. Этот период характеризовался зарождением методической основы аналитической работы. Эта деятельность была основана преимущественно на несистематизированных познаниях из области криминалистики и судебной медицины, использовавшихся правоохранительными органами. Прогнозирование в тот период практиковалось в основном на эмпирическом уровне в качестве неотъемлемо элемента оперативно-тактического мышления сотрудников.


Достоверно известно, что уже в конце XVIII в. для прогнозирования оперативной обстановки на обслуживаемой территории полицией стала использоваться статистическая отчетность. Статистика, связанная с происшествиями, преступлениями и лицами, к ним причастными, фиксировались становыми приставами в отчетах и направлялись уездному исправнику. На основании этих данных он направлял отчет губернатору и в губернский статистический комитет 5.

С возникновением в 1866 г. первых сыскных отделений в России при них начали создаваться столы, концентрировавшие в специальных реестровых книгах сведения о лицах, задержанных участковой полицией. С 1890 г. вместо этих книг были введены картотеки для записи задержанных, разыскиваемых и осужденных. Все это способствовало расширению информационной основы прогнозирования, использовавшейся сотрудниками уголовно-сыскных подразделений.

В 1907-1910 гг. в недрах Департамента полиции МВД Российской империи появляются специализированные структуры – регистрационные бюро, призванные осуществлять систематический сбор данных о преступниках и проводить регулярный анализ поступающих сведений криминального характера, в том числе – с целью предвосхищения криминальной ситуации на обслуживаемой территории.

Безусловно, эмпирическое прогнозирование продолжало доминировать в «технологиях» принятия оперативно-тактических решений сотрудниками советского уголовного розыска, созданного 5 октября 1918 г., а также подразделений по борьбе с хищениями социалистической собственности, получивших самостоятельный статус 14 марта 1937 г. Вместе с тем, все варианты прогностического мышления сотрудников оперативных аппаратов предвоенного периода основывались главным образом на профессиональном опыте и интуиции и не были подкреплены научными знаниями, которые к тому моменту еще не сформировались.

Возникновение теоретических предпосылок науки о прогнозировании относится к началу ХX в. Так, например, А.А. Герцензон в своих научных трудах отмечал, что в 20-е гг. ХX в. предпринимались отдельные попытки, связанные с научным прогнозированием преступности в целом и отдельных ее черт на длительный период времени6. Известно также прогностическое высказывание А. Пионтковского, относящееся к 20-м гг. XX XX в. о постепенном отмирании типа профессионального преступника 7. В свою очередь, Б.М. Шавер отмечал, Горшенин Л.Г. Теория криминалистического прогнозирования: Дисс.... докт. юрид. наук. - Минск, 1994. - С. 14-15.

См.: Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. М., 1977. - С. 3.

Бестужев-Лада И.В. Социальное прогнозирование. Курс лекций. - М.: Педагогическое общество России, 2002. - С. 15.

Там же. - С. 10.

См.: Мясоедов Н.Н., Миллер Л.Ю., Миронов А.И. История развития полицейских учетов в Российской Империи (1715 1917 гг.). – М., 2003. - С. 6, 12, 14, 17-18.

См.: Герцензон А.А. Из истории науки советского уголовного права // Советская юстиция. - 1967. - № 10. - С. 14.

См.: Пионтковский А. А. Уголовное право РСФСР. Часть общая. - М., 1926. - С. 46.

Информационные технологии в ОРД.

что на основе изучения конкретных данных о расследовании отдельных категорий преступлений «можно определить еще не раскрытые, но возможные способы и приемы совершения преступлений» 1. Однако подобные высказывания прогностического характера нельзя отождествлять с прогнозированием. В этой связи, следует согласиться с мнением Г.А. Аванесова, который утверждал, что научного прогнозирования преступности в нашей стране в указанный период еще не было, а были лишь предпосылки его возникновения 2.

Появление первых научных работ, связанных с прогнозированием, относится к 30-40 гг. ХХ в. Их тематику условно можно дифференцировать на природное, биологическое, техническое прогнозирование.

Причем в большинстве своем они носили прикладной характер. Следует также отметить, что по мере изучения проблемы научного предвидения термин «прогнозирование» начал постепенно вытеснять родственные ему понятия: «предсказание», «предвосхищение», «предугадывание» и т.п., как разновидности получения информации о будущем.

В 50-60-е гг. ХХ в. наступил период обобщения эмпирической базы, связанной с прогнозированием, следствием которого стало зарождение новой научной дисциплины - прогностики.

По мнению С.Р. Тютикова, ускоренное развитие науки и техники предоставило в распоряжение исследователей неограниченные возможности для научного предвидения в будущем. Концепция научно технической революции, возникшая в 60-е гг. ХХ в., поставила вопрос о социально-экономических последствиях, качественных изменениях в жизни человечества на протяжении ближайших лет и тем более десятилетий. Процессу развития концепций научного предвидения будущего сопутствовали три фактора.

Во-первых, появление концепции научно-технической революции, сформулированной в работах Н. Винера, Дж. Бернала и Р. Юнгка3.

Во-вторых, появление так называемого «технологического прогнозирования», суть которого сводится к замене попыток однозначного предсказания того или иного события выявлением перспективных проблем путем условной экстраполяции в будущее наблюдаемых тенденций (поисковый прогноз) и выявлением возмож ных оптимальных путей решения этих проблем (нормативный прогноз), с целью выработки рекомендаций для повышения уровня планирования, программирования, управленческих решений на основе сопоставления данных поиска и норматива.

В-третьих, становление философской базы – основы новых концепций будущего»4.

Как отмечал в своих работах С.Р. Тютиков, «открытие «технологического прогнозирования», оказавшегося исключительно эффективным для оптимизации принятия решений в сфере науки и экономики, послужило толчком к так называемому «буму прогнозов»5, пик которого как раз и пришелся на 50-е - начало 60-х гг. ХХ в. Именно этот период был связан с научно-теоретическим осмыслением, концептуализацией деятельности прогностического характера, созданием мировоззренческого «фона» – набора понятий, категорий, теоретических предпосылок, перспективных тенденций, необходимых для конструирования концепций будущего»6. В это же время началась интенсивная разработка новой технологии прогнозирования, связанная с именами Г. Тейла, Д. Белла, Э. Янча, Ф. Полака, Дж. Брайта и др. Из вышесказанного С.Р. Тютиков сделал вывод о том, что «технологическое прогнозирование, решая массу задач экономического и технического характера, положило начало социальному прогнозированию» 8.

Аналогичной точки зрения придерживался ряд исследователей из ГДР, которые в своих исследованиях того времени уже отмечали, что существовала возможность давать точные и долгосрочные прогнозы таких процессов, которые выходили за пределы научно-технической и экономической областей. Они имели в виду, в частности, социальные микроструктуры (свободное время, идейно-политическое воспитание, культурные достижения, потребности и т.д.)9.

После формирования прогностики научное прогнозирование стало развиваться практически во всех отраслях науки и техники (конец 60-х–70-е гг. ХХ в.)10. Достаточно сказать, что прогнозированием стали заниматься почти все: философы, экономисты, социологи, юристы и представители других наук.

Как следствие, со временем сформировались два основных направления в теоретическом исследовании проблемы прогнозирования – общая и специальная прогностики. Общая прогностика сконцентрировалась на Голунский С.А., Шавер Б.М., Вышинский А.Я. Криминалистика. Методика расследования отдельных видов преступлений:

Учебник. – М., 1939. - С. 12.

См.: Аванесов Г. А. Криминология. Прогностика. Управление. – Горький, 1975. - С. 148.

См.: Jungk R. Die Zukunft hat schon begonnen. - Bern und Stuttgart, 1952.

Тютиков С.Р. Указ. соч. - С. 13-14.

«Бум прогнозов» характеризовался появлением сотен научных учреждений, специально занимавшихся разработкой прогнозов научно-технического и социально-экономического характера.

Там же. - С. 14.

См.: Beel D.Toward. The Year 2000: Work in Progress. - Boston, 1968;

Polar F. Prognostics. - N.Y., 1972;

Тейлс Г.

Экономические прогнозы и принятие решений. - М., 1971;

Янч Э. Прогнозирование научно-технического прогресса. Изд. 2.

- М., 1974;

и др.

Тютиков С.Р. Указ. соч. - С. 14-15.

См.: Бауэр А., Эйхгорн В., Сегет В., Вюснек К.-Д. Философия и прогностика. Мировоззренческие и методологические проблемы общественного прогнозирования. - М., 1971. - С. 41.

Особо следует отметить, что в этот период состоялись 4 Всемирные конференции по исследованию будущего (Осло 1967, Киото - 1970, Бухарест - 1972, Париж - 1974). А в 1973 г. была создана Всемирная федерация исследований будущего.

Информационные технологии в ОРД исследовании закономерностей будущего развития и методов прогнозирования;

специальная прогностика – на изучении развития отдельных отраслей деятельности (технической, природной, экономической и др.) 1.

Соответственно появились два объекта исследования – методы прогнозирования и будущие параметры различных процессов и явлений. С учетом этого в качестве одной из главных функций науки стали признавать функцию предвидения.

Рассуждая о развитии специальной прогностики, следует согласиться с позицией С.Р. Тютикова и ряда других авторов, поддерживающих его точку зрения, в соответствии с которой специфика прогнозирования в различных областях общественной жизни зависит от принадлежности исследуемых проблем к той или иной области знания. Например, разработкой проблем социального прогнозирования занимается наука социология.

По своему содержанию социальное прогнозирование охватывает все явления и процессы, связанные с жизнедеятельностью человеческого общества. Поэтому вполне закономерным будет предположение о том, что юридическое прогнозирование будет являться одной из его разновидностей2.


Одновременно следует согласиться с мнением Р.А. Сафарова о том, что место юридической прогностики в системе социальной прогностики определяется местом юридических наук в структуре общественных наук, а точнее – ролью и назначением таких феноменов, как государство, право, управление, законность, которыми оперирует юридическая наука 3.

В этой связи необходимо подчеркнуть, что само юридическое прогнозирование может иметь определенные разновидности: уголовно-правовое, уголовно-исполнительное, прогнозирование в трудовом праве, криминалистическое, криминологическое, конечно же, оперативно-розыскное и др.

В конце 60-х – 70-е гг. ХХ в. - практически одновременно получили свое научное развитие три основных вида юридического прогнозирования: криминологическое, криминалистическое и оперативно розыскное.

Так, в криминологии на рубеже 70-х гг. ХХ в. появились первые публикации А.А. Герцензона, В.Н. Кудрявцева, И.И. Карпеца, Н.Ф. Кузнецовой, Г.А. Аванесова и других ученых, которые создали основательную теоретическую и практическую базу для квалифицированных криминологических прогнозов 4. В В последствии эти научные разработки в значительной мере были внедрены в деятельность штабных подразделений органов внутренних дел.

Аналогичные исследования в тот же период времени осуществлялись и в криминалистике. Первым идею о создании криминалистической прогностики высказал Р.С. Белкин. В его трудах 1967-1969 гг.

определялись возможности и задачи использования прогностических знаний в криминалистике. В 1970 г. в одной из своих монографий этот выдающийся ученый наметил задачи, гносеологические, логические основы, направления, а также структуру будущей теории криминалистической прогностики. Окончательно она была сформирована намного позднее – лишь в 90-х гг. ХХ в. в работах его ученика Л.Г. Горшенина.

Тем временем, по мере становления теории оперативно-розыскной деятельности5 как отрасли науки стали обнаруживаться все новые ее закономерности. Являясь по сути комплексной наукой, теория ОРД использовала в ходе своего развития достижения теории управления, материалистической диалектики, данные криминологического учения о личности преступника, положения криминалистики, психологии межличностных отношений, многие положения теории информации и другие. В результате, логика взаимодействия научных знаний выдвинула в качестве актуальной разработку проблемы прикладного прогнозирования в теории и практике оперативно-розыскной деятельности6. Таким образом, в теории ОРД зародилась основа концепции оперативно-розыскного прогнозирования7.

Вместе с тем, начальный этап развития этой области знаний выделялся на фоне теории криминалистического и криминологического прогнозирования. Дело в том, что в специальной литературе по вопросам оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел 60-70-х гг. ХХ в. проблема прогнозирования самостоятельно не рассматривалась. В работах, отдельных авторов в тот период вопросы, связанные с прогнозированием если и рассматривались, то лишь частично, по мере необходимости освещения главного предмета проводимого исследования.

Вместе с тем, сам термин «прогнозирование» получил в теории оперативно-розыскной деятельности достаточно широкое распространение. Еще в 1971 г. В.Г. Бобров в своих работах, посвященных проблемам оперативной разработки, отмечал необходимость не только исходить не только из ситуации сложившейся на См.: Энциклопедический словарь. - М., 1979. - С. 1076.

См.: Сафаров Р.А. Прогнозирование и юридическая наука // Советское государство и право. - 1969. - № 3.

См.: Там же.

См.: Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. - М., 1968;

Карпец И.И. Проблема преступности. - М.: Юрид. лит., 1969;

Аванесов Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. - М., 1972;

Аванесов Г.А. Криминология.

Прогностика. Управление. – Горький, 1975 и т.д.

Официально становление этой теории началось с момента образования 23 октября 1956 г. в Высшей школе МВД СССР самостоятельной кафедры оперативной работы.

См.: Овчинский С.С. К вопросу о прогнозировании индивидуального преступного поведения // В сб.: Научная информация информация по вопросам борьбы с преступностью, № 30. – М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1972. С.74-84;

Овчиснкий С.С. Информационно-поисковое обеспечение прогнозирования преступного поведения ранее не судимых // Труды ВНИИ МВД СССР, № 29. – М., 1974.

Далее может использоваться аббревиатура «ОРП».

Информационные технологии в ОРД.

данный момент ситуации, но и уметь предвидеть е возможные изменения в будущем, что позволяет оперативному работнику заранее подготовиться к своим действиям.

В 1972 г. В.А. Лукашов, в своих исследованиях в области правовых и организационно-тактических проблем советского уголовного розыска, по мере освещения главного предмета исследования, также обращал внимание и на вопросы оперативно-розыскного прогнозирования.

Особо следует отметить исследования в области прогнозирования проводившиеся в этот период С.С. Овчинским. В 1972 и 1974 гг. им был опубликован ряд научных статей, посвященных прогнозированию индивидуального преступного поведения, в которых он косвенно затрагивал и вопросы оперативно-розыскной деятельности1. В дальнейшем в исследованиях, посвященных информационным и прогностическим основам профилактики преступлений, С.С. Овчинский также затрагивал вопросы оперативно-розыскного прогнозирования. В 1981 г. им была развита и сформулирована точка зрения, согласно которой в ОРД наряду с эмпирическим уровнем предвидения все большее значение приобретает вероятностное прогнозирование. Речь шла о прогнозировании в ОРД как о новой организационно-тактической категории. В своих последующих работах, посвященных, прежде всего, профилактике преступлений и оперативно-розыскной информации, указанный ученый также еще не раз затрагивал вопросы прогнозирования в оперативно-розыскной деятельности.

Таким образом, можно констатировать, что к концу 80-х гг. ХХ в. в теории оперативно-розыскной деятельности по мере расширения исследования, как общетеоретических, так и организационно-тактических проблем, вопросы прогнозирования, хотя специально и не разрабатывались, но вместе с тем довольно часто затрагивались.

Начало 90-х гг. ХХ в. ознаменовалось первой и на данный момент пока единственной попыткой комплексного исследования вопросов, связанных с оперативно-розыскным прогнозированием. Она была предпринята А.Г. Обложко. Объектом его исследований явилось прогностическое содержание деятельности аппаратов уголовного розыска в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также меры по совершенствованию прогнозирования, использовавшегося указанными подразделениями. В рассматриваемой связи им также исследовались вопросы прогностического мышления сотрудников оперативных аппаратов 2. С тех пор система и структура оперативных подразделений органов внутренних дел претерпела ряд серьезных изменений. Она уже не ограничивается подразделениями уголовного розыска. Поэтому наработанные А.Г. Обложко теоретические положения требуют критического переосмысления с позиций сегодняшнего дня и дальнейшего развития.

Продолжая исследование вопросов истории развития и практики оперативно-розыскного прогнозирования в хронологическом порядке необходимо вернуться к исследованиям Л.Г. Горшенина, который в 90-х гг. ХХ в. заложил теоретические основы криминалистического прогнозирования3. В рассматриваемом контексте эти исследования в области криминалистического прогнозирования особенно примечательны, как минимум, четырьмя аспектами.

Во-первых, в своем диссертационном исследовании, разрабатывая классификацию криминалистического прогнозирования по его субъектам, Л.Г. Горшенин наряду с научным, следственным и экспертным прогнозированием выделил оперативно-розыскное прогнозирование.

Во-вторых, он выступил с предложением, касающимся создания отраслевых прогностик: уголовно правовой, исправительной, судебно-психиатрической, судебно-психологической, социально-правовой (включая и оперативно-розыскную4).

В-третьих, Л.Г. Горшенин предложил создание компьютерных научно-прогностических систем накопления, обработки и анализа прогностической информации. Создание подобных систем до сих пор актуально не только для криминалистического, но и для оперативно-розыскного прогнозирования.

В-четвертых, и этот момент наиболее примечателен в работах указанного автора, им была высказана мысль относительно создания «отделов прогнозирования в информационных центрах МВД, УВД крайоблиспокомов, обеспечивающих связь с местными органами управления, а также деятельность правоохранительных органов по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. На этой основе предлагалось создать единую систему прогнозирования в рамках отдельного региона и стране в целом…» 5. В этой связи следует отметить, что в 2000-е гг. в структуре Главного информационно-аналитического центра См.: Овчинский С.С. К вопросу о прогнозировании индивидуального преступного поведения // В сб.: Научная информация по вопросам борьбы с преступностью, № 30. – М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1972. С.74-84;

Овчиснкий С.С. Информационно-поисковое обеспечение прогнозирования преступного поведения ранее не судимых // Труды ВНИИ МВД СССР, № 29. – М., 1974.

См.: Обложко А.Г. О результатах исследования прогностического мышления сотрудников оперативных аппаратов // Проблемы повышения эффективности деятельности ОВД: Межвузовский сборник научных трудов, М., 1992. - С. 93-96.

См.: Горшенин Л.Г. Основы теории криминалистического прогнозирования: Монография. – М., 1993;

Горшенин Л.Г.

Теория криминалистического прогнозирования: Дисс.... докт. юрид. наук. - Минск, 1994.

Горшенин Л.Г. Теория криминалистического прогнозирования: Дисс.... докт. юрид. наук. - Минск, 1994. С. 288- Л.Г. Горшенин. - Указ. соч. - С. 290.

Далее может использоваться аббревиатура «ГИАЦ».

Информационные технологии в ОРД МВД России было сформировано и функционировало отделение оперативно-розыскного прогнозирования Центра оперативно-розыскной информации1 (см. ниже).

В последующие 90-е гг. ХХ в. вопросы оперативно-розыскного прогнозирования если и затрагивались авторами, то опять-таки, только лишь по ходу разработки своей основной темы исследования. В частности, А.Я. Минин и В.Г. Белоглазов упоминали оперативно-розыскное прогнозирование, рассуждая о криминологическом прогнозировании и аналитической разведке органов внутренних дел 2.

В конце ХХ в. результаты исследований в области оперативно-розыскного прогнозирования суммировал В.И. Елинский. Исследуя методологию теории оперативно-розыскной деятельности и рассуждая о содержание теории ОРД ОВД в современный период, в качестве одного из основных направлений развития концепций и частных оперативно-розыскных теорий ОРД он назвал и концепцию оперативно-розыскного прогнозирования. При этом, он отметил, что оперативно-розыскное прогнозирование - категория сложная и многообразная и именно этим объясняется тот факт, что до сих пор в оперативно-розыскной теории предпринимались «весьма робкие попытки» выяснить сущность этой категории, определить ее понятие и место в системе категорий оперативно-розыскной тактики. По его мнению, необходимость повышения внимания к проблемам оперативно-розыскного прогнозирования в XXI в. является не субъективным мнением, а объективной закономерностью прикладного характера, вызванной возрастающими потребностями практики борьбы с преступностью3.

В начале XXI в. вопросы оперативно розыскного прогнозирования неоднократно затрагивались в научных трудах В.С. Овчинского и А.С. Овчинского при рассмотрении ими общих вопросов оперативно розыскной деятельности и проблем оперативно-розыскной информации4. Кроме того, отдельные вопросы, связанные прогнозированием в деятельности оперативных аппаратов, затрагивались в научных работах А.И. Глушкова5 и Л.Л. Тузова.

В этот же период активные исследования в области аналитической работы в сфере ОРД ОВД проводил Е.Н. Яковец6. Указанный автор рассматривал эту деятельность «через призму неразрывного единства таких е форм, как оперативно-розыскная идентификация, оперативно-розыскная диагностика и оперативно-розыскное прогнозирование». В данных исследованиях были проанализированы общие признаки, присущие всем формам аналитической работы. Вместе с тем, некоторые актуальные вопросы, связанные с теорией и практикой оперативно-розыскного прогнозирования затронуты не были.

На практике в 1990-е гг. наблюдался процесс выделения аналитической работы в сфере ОРД в самостоятельное направление деятельности оперативных подразделений. В этот период был издан целый ряд нормативных правовых актов МВД России, в которых подчеркивалась мысль о явно недостаточной эффективности оперативно-справочных учетов в информационном обеспечении ОРД ОВД. В связи с этим ставилась задача активизации работы по развитию единой информационной вычислительной сети органов внутренних дел с обеспечением прямого доступа пользователей, в первую очередь – горрайлинорганов, к интегрированным массивам данных7.

Наряду с этим руководством МВД России были предприняты меры по созданию в криминальной милиции и уголовном розыске МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации за счет перераспределения штатной численности самостоятельных подразделений криминальной информации8.

В соответствии с изданными директивными документами, в ГУВД г. Москвы, УВД Пермской области, Краснодарского края, МВД Республики Татарстан и ряде других субъектов Российской Федерации стали появляться первые информационно-аналитические подразделения9.

На первоначальном этапе развитие информационно-аналитических подразделений носило стихийный и бессистемный характер. Отсутствовали основные звенья в решении данной проблемы – единая концепция централизованного получения и использования регистрационной оперативно-розыскной информации и общая нормативно-правовая основа деятельности этих подразделений. Политика оперативных подразделений МВД Далее может использоваться аббревиатура «ЦОРИ».

См. Минин А.Я., Белоглазов В.Г. Криминологическое прогнозирование. - Свердловск, 1991;

Минин А.Я., Попов В.И., Кувалдин В.П. и др. Разведка и ее использование против организованной преступности и коррупции в США. - М., 2000. - С.

10-11.

См.: Елинский В.И. Основы методологии теории оперативно-розыскной деятельности: Монография. – М., 2001.

См.: Овчинский С.С. Оперативно-розыскная информация / Под ред. Овчинского А.С. и Овчинского В.С. – М., 2000;

Овчинский А.С. Информация и оперативно-розыскная деятельность: Монография. – М., 2002.

См.: Глушков А.И. Оперативно-розыскное обеспечение предварительного расследования и судебного разбирательства. М.: Издательство Московского гуманитарного университета, 2005.

См.: Яковец Е.Н. Проблемы аналитической работы в оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел:

Монография. – М., 2005;

Яковец Е.Н. Основы информационно-аналитического обеспечения оперативно-розыскной деятельности: Учебное пособие. – М.: «Щит-М», 2009.

См., напр.: Концепция развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России: Утв. приказом МВД России от 20 марта 1996 г. № 145. П. 3.2.

См.: О создании подразделений криминальной информации: Информационное письмо МВД России от 9 января 1996 г. № 1/264;

О создании подразделений криминальной информации: Информационное письмо ГУУР МВД России от 9 января 1996 г. № 1/132.

В различных регионах страны эти подразделения именовались по-разному: «информационно-аналитические подразделения», «подразделения криминальной информации» и др.

Информационные технологии в ОРД.

России и региональных ОВД в данной сфере не согласовывалась. Не существовало и единого системного подхода в области аппаратно-программного обеспечения аналитической работы.

В данной ситуации инициативу в решении указанных проблем взяло на себя руководство кафедры организации ОРД Академии управления МВД России, которое выступило с инициативой создания рабочей группы из представителей заинтересованных служб и подразделений Министерства для разработки единой концепции дальнейшего совершенствования информационно-аналитического обеспечения криминальной милиции, проектов типового положения о подразделениях криминальной информации и временной инструкции по организации их деятельности. Данная инициатива была поддержана руководством КМ МВД России, и в соответствии с распоряжением первого заместителя Министра внутренних дел В.И. Колесникова такая рабочая группа была создана. Организация ее деятельности была возложена на Академию управления МВД России 1.

На федеральном уровне логическое завершение данный процесс получил в начале 2000-х гг., когда во исполнение приказа МВД России от 7 августа 2001 г. № 725 «Вопросы оргштатного построения центрального аппарата и подчиненных подразделений МВД России» был создан специализированный субъект аналитической работы в сфере ОРД ОВД - Управление оперативно-разыскной информации Службы криминальной милиции МВД России2. Одновременно с этим в структуре УОРИ был создан специализированный субъект рассматриваемого направления криминального анализа – отдел оперативно-розыскного прогнозирования.

В 2005 г. произошли изменения в структуре Министерства внутренних дел России, которые коснулись и УОРИ СКМ МВД России. В п. 1 приказа МВД России от 21 января 2005 года № 33 «Вопросы Главного информационно-аналитического центра МВД России» отмечалось следующее: «переименовать Главный информационный центр Министерства внутренних дел Российской Федерации в Главный информационно аналитический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации». В свою очередь, УОРИ СКМ МВД России было преобразовано в Центр оперативно-разыскной информации, структурно входящий в ГИАЦ МВД России.

Таким образом, ЦОРИ стал правопреемником УОРИ. Пунктом 4.1 приказа МВД России от 21 января 2005 г. № «Вопросы Главного информационно-аналитического центра МВД России» определялось, что «Центр оперативно разыскной информации Главного информационно-аналитического центра Министерства внутренних дел Российской Федерации является оперативным подразделением криминальной милиции, правомочным осуществлять в пределах установленной компетенции оперативно-розыскную деятельность». Вместе с тем, в субъектах РФ подразделения оперативно-разыскной информации3 по-прежнему функционировали в рамках криминальной милиции.

Приказ МВД России от 25 июля 2007 г. № 670 «Вопросы Главного информационно-аналитического центра МВД России: Перечень изменений, вносимых в приказ МВД России от 8 июля 2003 г. № 530» (утратил силу) возложил на подразделения ОРИ криминальной милиции следующие основные задачи:

- «обеспечение в установленном порядке руководства МВД, ГУВД, УВД по субъектам РФ, УВДТ, оперативных подразделений криминальной милиции, органов государственной власти РФ, иных субъектов оперативно-розыскной деятельности оперативно-розыскной и иной имеющейся информацией;

- формирование и ведение автоматизированного банка интегрированной оперативно-розыскной информации;

- формирование и ведение автоматизированного банка оперативно-розыскной фото- и видеоинформацией;

- анализ оперативно-розыскной информации, информационно-аналитическое сопровождение оперативно розыскной деятельности оперативных подразделений криминальной милиции».

В настоящее время головным подразделением в системе МВД России по осуществлению информационно-аналитического обеспечения оперативно-розыскной деятельности является Управление оперативно-разыскной информации МВД России4.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.