авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |

«Посвящается 100-летию выхода в свет работы И.В.Сталина «Марксизм и национальный вопрос». Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле ...»

-- [ Страница 6 ] --

как это делается “демократически”…» (аналитическая записка из серии «О текущем моменте», № 2 (95), август 2010 г.).

Главные причины:

марксизм только декларировал эти идеалы, но его хозяева намеревались построить систему «идеального рабовладения», в которой рабы убеждены в своей свободе;

большевики не смогли размежеваться на уровне социально-экономической теории с идейными приверженцами концепции идеального рабовладения (марксистами-троцкистами).

В силу этих причин управление в СССР изначально было внутренне конфликтным (большевизм — «мраксизм»), иначе говоря — концептуально не определённым. В 1991 г. этот конфликт управлений разрешился в пользу третьей силы — буржуазных либералов-глобалистов.

По отношению к постсоветской Россионии это касается «свободы бомжей», которых политическая практика буржуазного либерализма опустила по социальной иерархии до уровня «отбросов общества».

Внутренний Предиктор СССР ростовщической корпорации, по отношению к которой всё население страны — заложники, невольники, рабы, а «элита» — продажные холопы и «идейные» холуи?

И хотя в СССР этот идеал выражался в идеологии материалистического атеизма «мраксизма», но именно этот идеал выражает и суть Откровений Единого Завета, данных людям в разные эпохи через Моисея, Христа, Мухаммада, от которой однако исторически реальные иудаизм, христианство и ислам отказались1. И в этом — ответ на вопрос, почему жизненно оправдана фраза И.В.Сталина «Бог помогает большевикам».

Кроме того, для лучшего понимания советского прошлого теми, кто не имеет личных воспоминаний о нём и о «научном коммунизме» в его марксистско-ленинской версии, необходимо пояснить ещё некоторые обстоятельства. Если на Западе слова «социализм» и «коммунизм» были синонимами, то в СССР они обозначали две последовательные фазы строительства полноценного человеческого общества, в котором нет места эксплуатации «человека человеком».

Первая фаза называлась «социализм» и предполагала реализацию принципа «от каждого по способностям — каждому по труду».

Вторая фаза называлась «коммунизм» и предполагала реализацию принципа «от каждого по способности — каждому по потребности» на основе развития производства и построения соответствующей культуры, обеспечивающей всестороннее и полное личностное развитие членов коммунистического общества.

Первая фаза, морально обязывая граждан трудиться по способности, предполагала ограничение потребления благ населением платёжеспособностью членов общества и их семей (оплата «по труду») и, соответственно, — сохранение товарного производства и денежного обращения. При этом все возможности получения доходов гражданами разделялись на трудовые (получаемые в результате трудовой деятельности — зарплаты, пенсии, стипендии) и нетрудовые (мошенничество, воровство, грабежи, разбой, хищения, эксплуатация чужого труда в прямой или опосредованной форме и т.п.). Кроме того, труженики, дети, старики и инвалиды имели право на пользование общественными фондами потребления2.

Получение нетрудовых доходов порицалось как общественной моралью, так и государственной идеологией, а во многих случаях оно в СССР было составом преступления со всеми последствиями, проистекающими из такой юридической квалификации ряда деяний3.

Одно из определений капитала в марксизме: капитал это — «самовозрастающая стоимость»4, а деньги — первичная форма, в которой всякий капитал появляется на исторической арене (в том смысле, что обретение капитала в его вещественной форме или информационно-алгоритмической требует денег на покупку в готовом виде либо на производство соответствующих объектов). И трансформация даже законно полученных См. работы ВП СССР «К Богодержавию…», «Краткий курс…», «“Мастер и Маргарита”: гимн демонизму?

либо Евангелие беззаветной веры».

Общественные фонды потребления — блага, предоставляемые гражданам СССР бесплатно или на основе частичной оплаты, по потребности, но в пределах возможностей экономики. Считалось, что в процессе развития социализма доля потребления из общественных фондов должна нарастать, и с переходом к коммунизму общественные фонды потребления должны стать единственным источником удовлетворения потребностей людей, полностью вытеснив сферу торговли из жизни общества.

Именно это обстоятельство дало основание к тому, чтобы упрекнуть диссидентов-антисоветчиков и «правозащитников» либерал-буржуинского толка в том, что в СССР у них был не идейный конфликт с КГБ (на который официально возлагалась задача защиты социализма — конституционного строя СССР и Советской государственности), а меркантильный конфликт с ОБХСС (подразделение МВД — Отдел борьбы с хищениями социалистической собственности). Т.е. конфликт был не по поводу принуждения диссидентов и прочих граждан тоталитарным государством к нарушению требований совести, а по поводу притязаний диссидентов антисоветчиков и «правозащитников», их почитателей и кукловодов на право получать нетрудовые доходы и быть эксплуататорами остального общества. Право буржуазной олигархии на эксплуатацию остального общества — главное умолчание либеральной идеологии.

К.Маркс. Капитал. Т. 3, гл. 24.

Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле КОБ денежных сумм в капитал на основе принципа частной собственности и получение доходов от капитала рассматривалось в СССР как преступление, а доходы от эксплуатации капитала квалифицировались как нетрудовые. Вследствие этого на протяжении всей Советской эпохи (за исключением непродолжительного периода НЭПа) частная собственность на капитал была под юридическим запретом1.

Соответственно и основной экономический закон социализма в представлении большевиков отличен от приведённого нами выше основного экономического закона капитализма. И.В.Сталин сформулировал его так:

«… обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники.

Следовательно: вместо обеспечения максимальных прибылей, — обеспечение максимального удовлетворения материальных и культурных потребностей общества;

вместо развития производства с перерывами от подъёма к кризису и от кризиса к подъёму, — непрерывный рост производства;

вместо периодических перерывов в развитии техники, сопровождающихся разрушением произ водительных сил общества, — непрерывное совершенствование производства на базе высшей техники.

Говорят, что основным экономическим законом социализма является закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства. Это неверно. Планомерное развитие народного хозяйства, а значит, и планирование народного хозяйства, являющееся более или менее верным отражением этого закона, сами по себе ничего не могут дать, если неизвестно, во имя какой задачи совершается плановое развитие народного хозяйства, или, если задача неясна. Закон планомерного развития народного хозяйства может дать должный эффект лишь в том случае, если имеется задача, во имя осуществления которой совершается плановое развитие народного хозяйства. Эту задачу не может дать сам закон планомерного развития народного хозяйства. Её тем более не может дать планирование народного хозяйства. Эта задача содержится в основном экономическом законе социализма в виде его требований, изложенных выше. Поэтому действия закона планомерного развития народного хозяйства могут получить полный простор лишь в том случае, если они опираются на основной экономический закон социализма2.

Однако в этом запрете была «дырка», существовавшая на протяжении нескольких десятилетий ещё с довоенных времён, — платежи процентов по вкладам населения в сберегательные кассы. При этом было средство легализации частных капиталов — сберегательные книжки на предъявителя. Для того чтобы её оформить, можно было договориться с пьяньчужкой у магазина-гастронома, поскольку для открытия счёта требовался паспорт, а потом все операции по вкладу можно было совершать анонимно по предъявлении сберкнижки без предъявления паспорта или иных документов, удостоверяющих личность.

В начале 1980-х гг. порядка 40 % семей в СССР вообще не имело сберегательных книжек. Но благодаря этому средству легализации частных капиталов порядка 90 % вкладов населения были со 3 % вкладов были вклады на предъявителя. Когда ОБХСС выявлял какого-нибудь подпольного советского миллионера, то кроме золота и прочих вещественных драгоценностей у него обычно находили целую «библиотеку» сберегательных книжек на предъявителя, совокупная сумма вкладов на которых подчас превосходила несколько миллионов рублей (при том, что большинство населения в первую половину 1960-х гг. получало зарплату в пределах 100 рублей, а в 1970-е гг. — в пределах 140 рублей). Владельцы этих денег и были той социальной группой, которая больше всех и желала реставрации капитализма в СССР, и только потом к ним присоединились «кооператоры» первой волны.

Всё, что сказал И.В.Сталин в этом абзаце, справедливо: неопределённость целей исключает возможность управления. Всё в полном соответствии с ДОТУ, хотя высказано в терминологии марксизма и конкретно применительно к задаче управления народным хозяйством по полной функции.

Однако проблемы были в том, что хотя в учебниках политэкономии социализма в СССР на протяжении десятилетий слова «закон планомерного и пропорционального развития» были, но учебники не давали ничего для того, чтобы эти слова в миропонимании читателей связывались с межотраслевыми балансами, какой ни на есть методологией планирования и практикой государственного управления хозяйством страны. Эта особенность советского образования в области политэкономии была одним из факторов, обеспечивавших неподконтрольность политики партийно-советского режима обществу и некомпетентность подавляющего большинства представите сами и внешнеэкономической деятельностью.

Внутренний Предиктор СССР Что касается планирования народного хозяйства, то оно может добиться положительных результатов лишь при соблюдении двух условий: а) если оно правильно отражает требования закона планомерного развития народного хозяйства, б) если оно сообразуется во всем с требованиями основного экономического закона социализма» (И.В.Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. — Сочинения. Т. 16. — М.: Писатель. 1997. — С. 182, 183).

Если же говорить о планомерности и пропорциональности развития народного хозяйства, то это подразумевает управление межотраслевыми и межрегиональными балансами (о чём было сказано в разделе 3.11) в хронологической преемственности плановых периодов в соответствии с основным экономическим законом социализма.

Т.е. уклонение системы планирования от основного экономического закона социализма и её собственные ошибки в методологии планирования — главный источник экономических проблем в деле социалистического и коммунистического строительства.

Вторая фаза предполагала бесплатное предоставление всех благ членам коммунистического общества без каких-либо ограничений, налагаемых на них извне обществом в прямой или опосредованной форме, т.е. — по потребностям, которые могут быть ограничены только нравственностью самого человека. Средствами удовлетворения индивидуальных и коллективных потребностей людей должны были выступать Природа и народное хозяйство, находящиеся в общенародной собственности. Труд должен был стать свободным и превратиться в первейшую жизненную потребность, поскольку именно в труде, а не в праздной болтовне реализуется творческий потенциал личности, и в его результатах труженик обретает общественное признание. В экономике коммунизма все работают по способности, и при этом, как предполагалось, осуществляется учёт трудозатрат в их натуральной форме (в «человеко-часах») во всех отраслях, учёт производимой и потребляемой продукции (в натуральной форме, т.е. по номенклатуре и стандартам), вследствие чего денежное обращение, должно было уйти в прошлое за ненадобностью2.

Введение экономики СССР в последние годы жизни И.В.Сталина в режим планомерного снижения цен по мере роста производства и удовлетворения потребностей людей — стала одним из инструментов искоренения эксплуатации «человека человеком», поскольку блокировала такой фактор обворовывания большинства паразитическими меньшинствами как инфляция — потеря деньгами покупательной способности.

См. также аналитическую записку ВП СССР 2010 г. «Организационно-технологический подход к макроэкономическим системам — ключ к успеху экономического и общекультурного развития общества».

При этом вопрос о метрологической несостоятельности трудовой теории стоимости, лежащей в основе политэкономии марксизма, перед марксистами не вставал: т.

е. если трудозатраты на рытьё канавы землекопами могут быть оценены в «человеко-часах», то как в «человеко-часах» оценить трудозатраты на доказательство теоремы в математике или на создание теории в любой отрасли науки? — ведь одному, чтобы доказать теорему (например Пифагора), потребуется несколько минут, а кто-то другой не сможет доказать без подсказок со стороны и за долгие десятилетия жизни. И тем более как быть с трудозатратами в искусстве, не говоря уж о том, что качество художественных произведений не поддаётся стандартизации и номенклатурному учёту потому, что два автомобиля определённой марки это — одно произведение инженерного искусства, но два полноценных автомобиля;

Джоконда уникальна, а её репродукции и копии не обладают полнотой качеств оригинала;

несколько фильмокопий всё же — один и тот же фильм, а не несколько новых;

«Чёрный квадрат» — для одних выдающееся иносказательно-философское произведение живописи, а для других — один из многих артефактов, которому место в музее истории психиатрии, а не в картинной галерее.

Соответственно непониманию проблематики обеспечения метрологической состоятельности управления не вставал вопрос и о сохранении в условиях коммунизма кредитно-финансовой системы как инструмента макроэкономического управления и статистического учёта предпочтений потребителей, обусловленных субъективизмом, не поддающимся стандартизации на основе некой номенклатуры. Эта проблематика освещена в монографии: Величко М.В., Ефимов В.В., Иманов Г.М. Экономика и ноосфера. Научно-методологические основы государственного управления социально-экономическим развитием в условиях глобализации. Ноосферный (этико-экологический) подход. — СПб: «АНО Смольный институт». 2012. (Интернет-публикацию этой работы см. по ссылке: http://m3ra.ru/2012/06/22/economy-noosphere/;

http://www.vodaspb.ru/russian/razdel_another_ekn.html).

Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле КОБ Таковы были представления об искоренении эксплуатации «человека человеком» в СССР.

Главная проблема в деле строительства социализма и перехода к коммунизму была в том, что марксистско-ленинская теория не обеспечивала решение этой глобально политической задачи в силу своей метрологической, управленческой и психологической несостоятельности, обусловленных атеизмом и изначальной подконтрольностью марксизма заправилам библейского проекта порабощения человечества.

Вторая проблема была в том, что далеко не всем направленность развития общества, провозглашённая Советской властью, нравилась, в том числе и далеко не всем из тех, кто пробился в высшие эшелоны партийной, государственной и хозяйственной власти СССР.

Третья проблема была в том, что изрядной доле населения было всё равно, какая власть, лишь бы на прилавках магазинов было всё, чего душа пожелает;

и та власть лучше, — которая «прямо сейчас» обильнее завалит прилавки товарами, а что будет потом — не сейчас об этом думать: «будем решать проблемы по мере их поступления…»1. — Т.е. они относились к государству, в котором жили, по-скотски беззаботно, а не по-человечески благонравно осмысленно, поскольку были носителями скотской разновидности животного типа строя психики.

Но именно ориентация Советской власти на искоренение всякой эксплуатации «человека человеком» и определённые успехи в этом деле обеспечили советскому обществу, особенно в послевоенные времена, как относительно низкий уровень внутрисоциальной напряжённости вообще2, так и практически полное отсутствие взаимной вражды представителей разных национальностей. В результате в СССР действительно формировалась новая историческая общность людей — советский народ, и она вовсе не была придумана, как то утверждал на Госсовете 27.12.2010 г. В.В.Путин.

И именно всё выше изложенное надо соотносить со словами В.В.Путина, произнесёнными им на Госсовете 27.12.2010 г.: «… советской власти удалось создать некую субстанцию, которая оказалась над межнациональными и межконфессиональными отношениями. К сожалению, она была и носила идеологический характер. Это социалистическая идея».

Выделенная жирным фраза такова, что в лучшем случае её можно понимать, как недовольство марксизмом как идеологией, воспрепятствовавшей воплощению в жизнь идеала общества без эксплуатации «человека человеком», а в худшем случае, как сожаление по поводу неискоренимости этого идеала в обществе. Политическая практика постсоветской государственности обязывает понимать её во втором смысле — как сожаление «элиты»

по поводу неискоренимости идеала осуществления Царствия Божиего на Земле усилиями самих людей в Божьем водительстве.

Теперь необходимо пояснить суть эксплуатации «человека человеком» как социального явления. В марксизме освещение этой темы поверхностно и потому жизненно несостоятельно, поскольку источником эксплуатации человека человеком называется «частная собственность на средства производства», а само понятие «собственности на средства производства» не раскрывается ни по отношению к частной, ни по отношению к общественной собственности.

Начнём с того, что вне общественного объединения труда эксплуатация «человека человеком» невозможна. Для того, чтобы это явление возникло, необходимо, чтобы:

Но к решению проблем «по мере их поступления» такие человекообразные всякий раз оказываются не готовыми, поскольку для успешного решения необходимо заблаговременно выявлять назревающие проблемы и создавать предпосылки и средства для их решения.

Но было одно исключение. В послесталинские времена в особенности — нарастала напряжённость в отношениях коммунистически ориентированной общественности и партийно-государственной «номенклатуры», которая после убийства И.В.Сталина взяла курс на реставрацию капитализма. Чтобы канализировать этот процесс, нейтрализовать его и придать социокультурной динамике желательную направленность, со второй половины 1960-х гг. при поддержке КГБ и спецслужб США в раскрутку пошло диссидентское движение пустобрехливой интеллигенции либерально-буржуазного толка. А вот прокоммунистическая оппозиция бюрократической номенклатуре в разных слоях общества «профилактировалась» тем же КГБ настолько быстро и жестоко, что она не успевала оформиться в сколь-нибудь организованное идейно-этическое течение в КПСС.

Внутренний Предиктор СССР имело место общественное объединение труда и распределение производимой на его основе продукции в обществе;

труд был профессионально специализирован и труженики были не взаимозаменяемы в общественном объединении труда;

общество было нравственно-этически неоднородным, вследствие чего устремления разных индивидов и социальных групп в нём конфликтны, что при неравенстве возможностей и способностей людей приводит к порождению системы «игр с ненулевой суммой» и связанной с нею иерархией социальных статусов индивидов, семей, кланов, социальных групп. Именно это обстоятельство и послужило причиной того, что в этом разделе речь идёт об эксплуатации «человека человеком», поскольку в Жизни объективно нет места эксплуатации человека состоявшегося человеком состоявшимся либо кем-либо ещё, поскольку человек состоявшийся — наместник Божий на Земле.

Эксплуатация «человека человеком» в общественном объединении труда выражается в том, что оплата содержательно разного труда неравноценна (хотя жизненные потребности разных людей во многом содержательно идентичны, т.е. равноценны) и, кроме того, общество признаёт за индивидами и социальными группами право на те или иные нетрудовые доходы, вследствие чего существуют:

массовые профессии, трудовая занятость в которых носит вынужденный характер (т.е. труд в них фактически рабский, поскольку работник так или иначе прямо или опосредованно принуждён к работе на условиях, которые он изменить не в состоянии) и оставляет минимум свободного времени, которого едва хватает для возобновления трудового потенциала самого труженика на протяжении его жизни (а достаточно часто не хватает и для этого, вследствие того, что люди работают на износ и в некоторых профессиях «сгорают» в течение нескольких лет1) и практически не хватает ни для общения с родственниками и друзьями, ни для выработки и реализации активной жизненной позиции в выявлении и разрешении проблем общественной в целом значимости на местах и в масштабах государства;

оплата труда в которых минимальна в том смысле, что позволяет при минимуме социальных гарантий удовлетворять в минимальном объёме жизненные потребности труженика, не всегда обеспечивая даже возможность создания им семьи и продолжение рода при поддержании социального статуса в последующих поколениях;

«престижные» профессии, оплата труда в которых превышает уровень оплаты труда в массовых профессиях в несколько раз, а трудовая занятость, хотя и носит вынужденный характер, но всё же оставляет свободное время возобновления трудового потенциала труженика на протяжении его жизни;

иждивенцы-нахлебники — индивиды и социальные группы, собственники капитала, представленного в тех или иных формах, чьи нетрудовые доходы (т.е. доходы, не обусловленные непосредственно их профессионализмом и трудовой деятельностью коммерческого или государственно-служебного характера) находятся, как минимум, на уровне трудовых доходов в «престижных профессиях», а как максимум — многократно превышают их, благодаря чему представители этих социальных групп:

оказываются вне воздействия каких-либо социальных факторов, вынуждающих их трудиться на платной основе, обладают наибольшим объёмом свободного времени, которым распоряжаются по своему усмотрению — в лучшем случае некоторые из них по своей внутренней нравственно обусловленной мотивации занимаются общественно полезной Для сведения: все, кто принимал участие в золочении куполов Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, (около 60 человек: http://www.spbin.ru/encyclopedia/temples/isaac.htm) вскорости умерли вследствие отравления парами ртути — неотъемлемого компонента технологии золочения тех лет. Т.е. Исаакиевский собор — тоже храм на крови, хотя этот факт забыт и государством, и РПЦ, и экскурсоводами.

Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле КОБ деятельностью, которая не носит коммерческого характера (т.е. они трудятся бесплатно) и потому они инвестируют в неё свои нетрудовые доходы, возмещая тем самым свой долг обществу, а в худшем — в большинстве своём прожигают жизнь (с жиру бесятся), паразитируя на обществе и Природе1;

кроме названных социальных групп в толпо-«элитарных» обществах имеются ещё:

криминалитет, представители которого избегают общественно полезной трудовой деятельности в силу разных причин, однако они не принадлежат к группе иждивенцев нахлебников, обладающих легальным потребительским статусом, но в аспекте потребления в своём большинстве прожигают жизнь, как и легальные иждивенцы нахлебники;

и некоторая часть люмпенизированного населения, также как и криминалитет, стоящая вне общественного объединения труда. Её доходы носят паразитический характер и находятся на уровне доходов представителей массовых профессий и ниже. Однако в нравственно-этическом отношении эта группа идентична высшим слоям иждивенцев нахлебников и отличается от них только меньшей «отёсанностью культурой» и уровнем образованности. Она порождает низы криминалитета, из которых вырастают его верхи, стремящиеся к легализации в средних и высших слоях толпо-«элитарного» общества.

Ещё один аспект эксплуатации «человека человеком» носит не столь явно выраженный для осознания характер, поскольку обусловлен разделением полного спектра потребностей общества и производимой продукции на две составляющие:

демографически обусловленные потребности, удовлетворение которых как в аспекте производства, так и в аспекте потребления безопасно для потребителей, окружающих, потомков и природной среды, а также необходимо для безопасного общественного развития;

деградационно-паразитические, удовлетворение которых как в аспекте производства, так и в аспекте потребления наносит вред потребителям, окружающим, потомкам, производственному персоналу, природной среде, препятствует безопасному общественному развитию и прямо подрывает его.

Фактически удовлетворение деградационно-паразитических потребностей тоже является разновидностью эксплуатации «человека человеком», поскольку в угоду их первоприоритетному удовлетворению в толпо-«элитарных» обществах приносится в жертву удовлетворение демографически обусловленных потребностей — прежде всего других людей.

И хотя в этой эксплуатации соучаствует некоторое количество эксплуатируемых (в производстве продукции по деградационно-паразитическому спектру заняты трудовые ресурсы — в том числе и низкооплачиваемые представители массовых профессий), от этого она не перестаёт быть социально значимой компонентой эксплуатации «человека человеком».

Эта компонента в марксизме не рассматривалась2, и в СССР в качестве таковой тоже не осознавалась.

В XIX веке одним из немногих, кто прямо указал на этот аспект жизни «элиты» Российской империи и порицал его, обстоятельно указывая на вред, наносимый развитию общества этим явлением, был Н.В.Гоголь: см.

«Выбранные места из переписки с друзьями». Но как всегда «умная» «элита» не вняла «юродивому»… Во многом благодаря Ф.Энгельсу, который высмеял Е.Дюринга за то, что тот высказал следующее мнение:

«Человеческие потребности как таковые имеют свою естественную закономерность, и росту их поставлены известные границы;

временно переступать эти границы может только противоестественная извращённость, да и то лишь до тех пор, пока в результате этого не последуют отвращение, пресыщенность жизнью, дряхлость, социальная искалеченность и, наконец, спасительная гибель…» (Анти-Дюринг, отд. II, гл. V). Ф.Энгельс назвал это «пошлейшими пошлостями» и тем самым отверг необходимость разделения спектров демографически обусловленных и деградационно-паразитических потребностей в качестве исходного положения развёртывания политэкономической теории вообще и социализма и коммунизма, в особенности.

Внутренний Предиктор СССР Кроме того, будучи втянутой в потребление по деградационно-паразитическому спектру, изрядная доля общества деградирует и культурно, и биологически, что создаёт определённые предпосылки для её эксплуатации, в том числе и в преемственности поколений.

Если говорить об «играх с ненулевой суммой», на которых основываются системы эксплуатации «человека человеком», то среди них особую роль играют объективно возникающие «игры». Главная из них возникает как результат неравнозначности разнородных знаний и навыков как средств обеспечения положения в обществе и экономического благополучия индивидов — носителей соответствующих знаний и навыков. Об этом в Коране говорится прямо (сура 39. «Толпы»):

«49. И когда постигнет человека зло, он взывает к Нам. Потом, когда обратим Мы это в милость от Нас, он говорит: “Мне это даровано по знанию”. Нет, это — искушение, но большая часть из них не знает!»

Соответственно объективной неизбежности возникновения разного рода «игр с ненулевыми суммами» в жизни общества и соответственно — неизбежности некоторого распределения выигрышей и проигрышей в них между членами общества, — все Богооткровенные вероучения обязывают возвращать избыточное обществу, а именно — нуждающимся, обделённым в этих «играх с ненулевыми суммами», для того, чтобы в обществе не было обездоленных и общество могло успешно развиваться.

И за отказ следовать этой рекомендации предстоит дать ответ: «… И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лука, 12:48).

Обратим внимание, что аятом 49 суры 39 Коран указал на источник, создающий предпосылки к эксплуатации «человека человеком», — монополию на знания, открывающую возможность извлекать монопольно высокие цены на продукт своей деятельности в продуктообмене в общественном объединении труда, — за 1 300 лет до «основоположников научного коммунизма». И это указание куда как точнее, нежели разглагольствования «мраксизма» о частной собственности как источнике эксплуатации «человека человеком».

Особо кораническое указание касается управленческого труда. Дело в том, что собственность как социальное явление это — реализуемая субъектом-собственником (единолично или корпоративно) монопольная возможность управления объектом собственности по полной функции управления. Нарушение полноты права собственности — это нарушение монополии субъекта-собственника на управление (в том числе и в форме устранения его из тех или иных этапов полной функции управления).

Поскольку в цивилизованных обществах качество жизни каждого обусловлено качеством управления делами общественной в целом значимости, то в случае монополизации знаний и навыков управленческого характера какой-либо социальной группой все остальные оказываются в зависимости от этой группы. А безальтернативность её услуг в управленчески безграмотном обществе позволяет ей взимать монопольно высокую цену за своё соучастие в общественном объединении труда.

Но для того, чтобы эксплуатация «человека человеком» стала нормой жизни общества, недостаточно одной только монополии на знания или каких-либо иных объективно возникающих в обществе «игр с ненулевой суммой»: необходима нравственная готовность, доходящая до устремлённости, взимать монопольно высокую плату за своё соучастие в общественном объединении труда посредством тех или иных «игр с ненулевой суммой».

Т.е. механизм эксплуатации «человека человеком» — это нравственная готовность или устремлённость к паразитизму на чужом труде и жизни (в том числе и не осознаваемая), реализующая себя посредством разного рода «игр с ненулевой суммой» (объективно возникающих или искусственно организованных в обществе1).

Искусственно организованные такого рода «игры» издавна называются «мошенничеством».

Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле КОБ И в основе частной собственности на средства производства, которая, по мнению марксистов, является источником эксплуатации «человека человеком», лежит монополия на знания управленческого характера. Право собственности на средства производства выражает себя в управлении производством продукции и её сбытом, осуществляемом непосредственно собственником либо через его доверенных лиц.

Собственность частная, если обслуживающие работу средств производства не имеют реализуемой возможности отстранить от управления работой этих средств производства лиц, утративших их доверие, не обеспечивающих приемлемого качества управления, и заменить их другими. Частная собственность может быть как единоличной, так и корпоративной.

Собственность общественная, если обслуживающие работу средств производства имеют легальную реализуемую возможность устранить из сферы управления этой совокупностью средств производства любого управленца, утратившего их доверие, не обеспечивающего приемлемого качества управления, и могут заменить их другими.

Собственность на объекты природы — это тоже право на управление получением от них природных благ.

Это всё в совокупности означает, что в управленчески безграмотном обществе общественная собственность на средства производства и объекты природы неосуществима, поскольку право управления реализуемо только в пределах ЛЕГИТИМИЗИРОВАВШЕЙ СЕБЯ корпорации носителей управленческих знаний и навыков, над которыми могут осуществлять власть (т.е. по существу — быть их собственниками) другие субъекты, вооружённые более эффективными знаниями и навыками1.

Общественную собственность невозможно ввести юридически, если в обществе нет: 1) соответствующего нравственно-этического базиса, 2) необходимых и общедоступных для освоения управленческих знаний и 3) реализующих их в практической деятельности навыков.

Собственность в этом случае де-факто станет частной, как это и произошло в СССР в послесталинские времена его существования, когда «номенклатура» стала считать юридически общественную собственность, своей частной, а ленинский лозунг «всякая кухарка должна научиться управлять государством» был предан забвению, знания управленческого характера были вытеснены из образовательных стандартов и было выращено несколько управленчески несостоятельных поколений. А перестройка была организована «номенклатурой» для того, чтобы собственность, ставшую частной де-факто, сделать своей частной собственностью де юре.

В противоположность этому Генри Форд I, будучи создателем и юридически одним из собственников «Форд Мотор Компании», рассматривал это предприятие как часть общенародного достояния американского народа и соответственно этому пониманию относился и к управлению им как к служению народу США2.

И общественная собственность — это не ничьё, т.е. не бесхозное, а собственность каждого, выделенная им в общее пользование. Вопрос только в широте круга собственников: как минимум это члены кооператива или колхоза, а как максимум — всё человечество.

Т.е. для того, чтобы людей можно было эксплуатировать, они предварительно должны быть угнетены, иначе говоря, должны быть созданы условия, в которых:

1. Врождённый потенциал личностного развития угнетаемых был бы пониженным в сопоставлении с потенциалом личностного развития угнетателей.

2. Люди не могли бы реализовать свой потенциал развития.

Каждый в меру понимания работает на себя, а в меру недопонимания — на понимающих больше. Это — универсальный принцип.

См. работу ВП СССР «Форд и Сталин: о том, как жить по-человечески» и книгу Г.Форда «Моя жизнь, мои достижения».

Внутренний Предиктор СССР 3. Люди не могли бы освоить знания и навыки (в том числе и вследствие воздействия факторов 1 и 2), позволяющие им войти в сферу управления, чтобы заменить злоупотребляющих разнородной властью управленцев.

И в общественно-экономических формациях, в которых эксплуатация «человека человеком» — норма жизни, существуют общественные институты, которые обеспечивают упреждающее угнетение и извращение развития подрастающих поколений (как в аспекте подавления биологического здоровья (фактор 1), так и в аспекте невостребованности в соответствующие возрастные периоды (фактор 2) потенциала способностей данных ребёнку) с целью осуществления их последующей эксплуатации. Поэтому:

ликвидация всякой эксплуатации «человека человеком» это — не написание и введение в действие законов об «общественной собственности», «запрете эксплуатации человека человеком» и т.п., а ликвидация системы предварительного угнетения и извращения личностного развития, что необходимо для обеспечения всестороннего и полного личностного развития всех. Элементом этого всестороннего и полного личностного развития общества является всеобщая управленческая грамотность по отношению к жизни общества в разных его аспектах: «всякая кухарка должна научиться управлять государством».

После того, как мы определились в понимании сути, возникновения и воспроизводства эксплуатации «человека человеком», можно перейти к рассмотрению вопроса о национальном угнетении.

Если общественное объединение труда существует на многонациональной основе, то эксплуатация «человека человеком» выражается как национальное угнетение в том, что:

статистика распределения представителей разных национальностей по трём названным выше социальным группам разная: т.е. в массовых профессиях преобладают представители одних национальных (или конфессиональных) групп — угнетаемые, а в «престижных профессиях» и среди иждивенцев-нахлебников преобладают представители других национальных (или конфессиональных групп) — угнетатели;

при этом из деградационно-паразитического спектра потребностей представителям наций (конфессий) угнетателей достаётся роскошь и прожигание жизни, а эксплуатируемым угнетённым нациям достаются пороки, обладающие крайне низкой себестоимостью процессов их удовлетворения, вследствие чего они обретают массовое распространение;

кроме того, — и это главное, — угнетатели сосредотачиваются в сфере управления (это не только государственность и управление предприятиями, но она включает в себя и науку, систему образования и сферу обеспечения досуга угнетаемых — ВСЁ ЭТО ФОРМИРУЕТ МИРОПОНИМАНИЕ ОБЩЕСТВА) и поддерживают свою монополию на обретение знаний и навыков управленческого характера и недопущение в сферу управления средствами всех шести приоритетов обобщённого оружия угнетаемых (в частности, капитал — как частный, так и государственно-обобществлённый и управление им — оказываются во власти угнетателей)1.

Государственность как субкультура общественного самоуправления, осуществляемого на профессиональной основе, может поддерживать систему эксплуатации «человека человеком», воспроизводить и совершенствовать её в преемственности поколений, а может работать на Из последнего обстоятельства, касающегося распределения деградационно-паразитического спектра потребностей между угнетателями и угнетёнными и доступа в сферу управления (безотносительно национальной или конфессиональной принадлежности тех и других), — проистекают слова Христа: «… говорю вам, если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царствие Божие»

(Матфей, 5:20).

В каноническом тексте Нового завета в этой фразе вместо слов «Царствие Божие» стоят слова «Царство Небесное»: цензоры и редакторы канона постарались. Это явное искажение слов Христа: должно быть Царствие Божие, возможность осуществления которого на Земле усилиями самих людей по их доброй воле Христос проповедовал и какое учение церкви имен Его объявили ересью, дав ей название «милленаризм» (по латыни) и «хилиазм» (по-гречески).

Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле КОБ искоренение её. В случае сопричастности государственности делу эксплуатации большинства тем или иным паразитическим меньшинством, явные и неявные1 доходы должностных лиц, чьи слово и подпись придают властную силу управленческим решениям2, ощутимо (или даже многократно) превосходят доходы в массовых профессиях.

В условиях системных кризисов и всеобщей разрухи, налаживание государственного управления может потребовать того, чтобы в сфере государственного управления легальные доходы должностных лиц были выше, чем в остальном — экономически бедствующем обществе, поскольку это позволяет освободить управленцев от проблем бытового характера, сосредоточить их внимание и усилия на профессиональной деятельности. Кроме того, такой легальный подкуп отчасти является защитой от нелегального подкупа должностных лиц криминалитетом, наживающемся на кризисе, и политическими противниками — в том числе и зарубежной агентурой.

Но такой режим функционирования государственного аппарата может быть эффективным только на протяжении непродолжительного времени — максимум на протяжении 10 лет. Если он затягивается на более продолжительное время, то преимущества «номенклатурно»

властных должностных лиц в явных и неявных доходов, становится стимулом к тому, чтобы любители лёгкой наживы и безответственности массово устремились делать карьеры госчиновников.

В этой связи обратимся к книге В.И.Ленина «Государство и революция», написанной им совместно с Г.Е.Зиновьевым в Разливе (дачный посёлок под Петербургом) летом 1917 г. Её изучение входило в СССР во все курсы истории КПСС и научного коммунизма.

«… на примере Коммуны3 Маркс показал, что при социализме должностные лица перестают быть “бюрократами”, быть “чиновниками”, перестают по мере введения, кроме выборности, ещё и сменяемости в любое время, да ещё СВЕДЕНИЯ ПЛАТЫ К СРЕДНЕМУ РАБОЧЕМУ УРОВНЮ, да ещё замены парламентских учреждений работающими 4, т.е. издающими законы и проводящими их в жизнь. (... ) Маркс... увидел в практических мерах Коммуны ТОТ ПЕРЕ ЛОМ, КОТОРОГО БОЯТСЯ И НЕ ХОТЯТ ПРИЗНАТЬ ОППОРТУНИСТЫ ИЗ-ЗА ТРУСОСТИ, ИЗ-ЗА НЕЖЕЛАНИЯ БЕСПОВОРОТНО ПОРВАТЬ С БУРЖУАЗИ ЕЙ…» (текст выделен заглавными буквами нами при цитировании: он упреждающе характеризует партийно-государственную и хозяйственную бюрократию СССР как изменников делу строительства социализма и коммунизма).

В 1980-е гг. цитирование этого фрагмента из работы создателя Советского государства повергало в молчаливое уныние руководителя любого семинара в системе политучёбы, поскольку:

цитата обличала весь режим как антинародную паразитическую систему, действующую повсеместно посредством пешек, подобных самому руководителю семинара, для него доказывать, что Ленин не прав — было равносильно тому, чтобы самому становиться под бой, в том числе и в случае, если предпринять «наезд» на политического активиста, публично приводящего «не ту» цитату.

Если же говорить о возможности осуществления в политической жизни общества написанного В.И.Лениным о принципах оплаты труда в органах государственной власти, необходимо обратить внимание на то, что практические меры Парижской коммуны первич ны по отношению к их описанию классиками марксизма. И они по сути своей не бредовы:

С точки зрения достаточно общей теории управления Парижская Коммуна низведением зарплаты управленцев к среднему в отраслях материального производства уровню, пыта Стоимость гособеспечения быта должностных лиц, приходящаяся на одного «номенклатурного» чиновника.

Т.е. это не касается множества «клерков», которые ведут делопроизводство, анализируют развитие ситуаций и вырабатывают проекты управленческих решений, утверждаемые впоследствии высокооплачиваемыми «элитарно-номенклатурными» должностными лицами.

Парижской Коммуны, 1871 г. (Наше пояснение при цитировании).

Парламент — от французского «parle» — говорить, т.е. парламент — говорильня, в большинстве случаев — пустая (наше пояснение при цитировании).

Внутренний Предиктор СССР лась замкнуть обратные связи общественного управления на трудящееся большинство, пе реключив их с замыкания на высокодоходные группы «элит»: как национальной, так и над национальной — интернацистской.

Коммуна рухнула потому, что те, кто был согласен исполнять управленческие обязанности на предлагаемых ею условиях, не обладали необходимой квалификацией;

а обладавшие необ ходимой управленческой квалификацией, были преисполнены «элитарных» амбиций, видели в парижских рабочих разнуздавшуюся чернь, которую необходимо было побыстрее загнать обратно в их конуры, то есть они оказались НРАВСТВЕННО-ЭТИЧЕСКИ НЕ ГОТОВЫ К ТО МУ, чтобы управлять обществом, исходя из жизненных интересов большинства, и жить при этом так, чтобы слой профессиональных управленцев не выделялся из остального общества своим превосходством по количеству и качеству потребляемой продукции.

Хотя СССР просуществовал гораздо дольше Парижской Коммуны (69 лет 1 и 73 дня — соответственно), причины краха СССР — те же самые: послесталинской бюрократии и её вывескам (от Н.С.Хрущёва до М.С.Горбачёва) нравственные принципы и этика равенства человеческого достоинства, выражающиеся в коллективном труде и потреблении людьми коллективно произведённого ими, были неприемлемы;

их паразитическая нравственность и этика вседозволенности и потребительства определили курс и цели перестройки, даже если они были идиотами, не понимавшими, что они творят.

Разговоры о том, что все высшие госчиновники заняты особо важной работой, суть которой простым смертным не понять, что они несут какую-то особую ответственность за результаты своего труда, что они очень много работают и потому их труд должен оплачиваться существенно выше, нежели труд подавляющего большинства, — вздорны.

Ответственность за результаты своего труда чиновники несли при Сталине, хотя и не все, кто того заслуживал, и кроме того они же злоупотребляли властью, назначая виновных из своей среды, исходя из интересов тех или иных мафиозно-бюрократических группировок. В последующие времена никто и никак не ответил по суду за общественно вредные последствия своих решений — за результаты своего труда, да и за злоупотребления властью и должностным положением отвечали крайне редко — скорее при сведении счётов в межклановых разборках, нежели в порядке осуществления законности как нормы жизни 2.

М.С.Горбачёв, Н.И.Рыжков и Б.Н.Ельцин, его министр обороны П.С.Грачёв и многие другие не ответили ни за что… Имперские чиновники за некомпетентность и злоупотребления властью на протяжении нескольких поколений ответили в 1917 г. перед революцией: тому поколению чиновников просто как бы «не повезло», поскольку они сами привели страну к революции своим дурным управлением.

Но главное состоит в том, что чрезмерно высокие доходы управленцев влекут за собой падение качества управления в масштабах общества. По данным «Инженерной газеты» (“Не заглядывай в карман начальства”, № 45, 1992) к 1980 г. соотношение зарплаты высшей администрации к среднестатистической составляло: в США — 110 раз;

в ФРГ — 21 раз;

в Японии — 17 раз. Если оценить стоимость гособеспечения высших партийных и государственных чиновников в СССР в период 1970-х — 1980-х гг., то в этом списке СССР окажется впереди США3.

С 30 декабря 1922 г. по конец декабря 1991 г., когда М.С.Горбачёв “отрёкся” от должности п-РЕЗИДЕНТА СССР.

Разве что за исключением руководителей Государственного импортного управления Смелякова и Павлова, которые были расстреляны в андроповские времена по обвинению во взяточничестве (за каждый заключённый с иностранцами контракт брали взятки в размере от одного до трёх процентов от суммы контракта). Тогда же был расстрелян и один из заместителей министра рыбной промышленности СССР. Под суд попали и начальник Управления торговли Мосгорисполкома Трегубов и 130 его сотрудников. («Как воевали с “оборотнями” в СССР»: http://news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_3022000/3022210.stm).

Об этом далее в выдержках из записок Е.С.Варги.

Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле КОБ По качеству управления, выражающемуся в производительности общественного труда, в качестве выпускаемой продукции и темпах разработки и освоения новых видов продукции в массовом производстве, названные страны уже тогда следовали в обратном порядке.

За прошедшую четверть века «рейтинги» названных стран и тенденции их дальнейшего развития не изменились: СССР рухнул, а Россия увязла в кризисе, сохраняя многократное превосходство всевозможных «топ-менеджеров» и номенклатурных госчиновников и судейских в доходах над среднестатистическим уровнем (Россия по этому показателю в 2006 г. входила в тройку мировых лидеров, хотя была где-то в хвосте мирового списка по уровням производства продукции в расчёте на душу населения — а в этом показателе выражается качество управления);

в США научно-технический прогресс во многом — следствие «скупки мозгов» по всему миру и нарастают проблемы с долларом, утратившим позиции монопольно неоспоримой мировой валюты;

ФРГ в среднем была благополучна до начала мирового финансово-экономического кризиса 2008 и последующих годов;

Япония — до начала этого кризиса была успешна при том, что не имеет своей сырьевой и энергетической базы.

Это означает, что в названных странах ошибки управления в масштабах общества в целом по своей тяжести пропорциональны кратности отношения зарплаты высших управленцев к среднестатистической, а качество управления — обратно пропорционально.

Об этом же пишет и нынешний президент США Б.Х.Обама в своей книге «Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты» (СПБ, издательство «Азбука классика», 2008 г.)1:

«… самые высокооплачиваемые руководители за последние годы допустили серьёзные провалы в росте доходов своих компаний, уменьшение стоимости их акций, массовые увольнения, сокращение размеров пенсионных фондов.

Увеличение доходов руководства обусловлено вовсе не требованиями рыночной экономики, а культурой. В то время, когда у среднестатистического рабочего доходы практически не растут, многие представители руководства без зазрения совести кладут себе в карман всё, что разрешают им уступчивые приручённые советы корпораций. Американцы отдают себе отчёт в том, насколько пагубна такая этика корысти для нашей общественной жизни (выделено нами при цитировании: — отечественные бюрократы не отдают себе отчёта в том, что «пилят сук, на котором сидят»)2;

в одном из недавних обзоров они назвали коррупцию в государственных структурах и бизнесе, корыстолюбие и стремление к материальному благополучию двумя из трёх наиболее серьёзных моральных проблем, стоящих перед страной (первой оказалась проблема воспитания детей в правильной системе ценностей). Консерваторы, возможно, и правы, когда требуют, чтобы правительство не вмешивалось в систему, определяющую размеры вознаграждения руководителей. Но в то же время консерваторам стоило бы захотеть высказаться против неподобающего поведения на заседаниях советов директоров с тем же праведным гневом, с каким они обрушиваются на непристойные речёвки рэпа» (с. 73, 74).

Т.е. если мы хотим общественного и научно-технического прогресса и всеобщего благоденствия, то доходы начальства, и прежде всего — высшего, надо «поджимать» так, чтобы они не превосходили среднестатистических показателей.


В этом случае сфера управления (и прежде всего государственного) не будет столь притягательной для рвачей, не способных организовать управление выявлением и разрешением проблем общества: высшие руководители должны работать на идею всеобщего благоденствия, получая достаточное для жизни денежное содержание, а не на Она анализируется в аналитической записке “Бюрократическая безнадёга в России и глобальный проект «Обама»” из серии «О текущем моменте» № 11 (83), 2008 г. Эту записку полезно перечитать для того, чтобы полнее воспринять содержание настоящей записки.

Б.Х.Обама сообщает, что кратность соотношения доходов топ-менеджеров и средней зарплаты выросла в США за последние десятилетия: в 1980 г. она составляла 42, в 2005 составляет 262 (стр. 73).

Внутренний Предиктор СССР идею личного и семейно-кланового — преимущественного по отношению к остальному обществу — обогащения и наследственной социальной «элитарной» статусности, приверженность которой делает их марионетками заправил транснациональной глобальной ростовщической корпорации и её хозяев.

Присваивая себе миллионы на ими же узаконенных основаниях, даже благонамеренные высшие политики рвут обратные связи в контурах циркуляции информации в процессе управления на уровне четвёртого приоритета обобщённых средств управления: они не могут прочувствовать на себе негативные последствия своей дурной политики — когда большинство живёт на несколько тысяч рублей в месяц, для присваивающего миллионы и сотни миллионов рублей и долларов житейские проблемы большинства — это гораздо дальше Канн или Куршавеля1.

3.3. Национальные взаимоотношения в СССР: теория и практика 3.3.1. Большевистская национальная политика на основе истолкования «мраксизма» в Сталинскую эпоху Союз Советских Социалистических Республик (СССР) от постсоветской Россионии и прочих государств прошлого и настоящего в период руководства партией и страной В.И.Лениным и после него И.В.Сталиным отличался тем, что основой его внутренней и внешней политики была социолого-экономическая теория — марксизм-ленинизм. Наличие теории — даже при всех пороках «мраксизма» — обеспечивало достаточно единообразное понимание целей государственной политики, путей и средств их достижения как в обществе, так и на всех уровнях и во всех ветвях «вертикали власти».

Соответственно этому системообразующему принципу государственности СССР соотнесение реальной жизни общества с теорией было нормой политической жизни страны примерно в первые тридцать пять лет существования сначала Советской России, а потом СССР, т.е. в постреволюционную и в Сталинскую эпоху.

Образчик такого рода отрыва от действительности явил Д.А.Медведев в бытность президентом РФ на встрече с преподавателями и студентами Лондонской школы экономики и политических наук в 2009 г.:

«ВОПРОС (как переведено): Мой вопрос касается экономического кризиса. Много говорится об увеличении роли государства в экономике. Прошлое России как командного государства облегчает или затрудняет увеличение государственного участия в экономике страны?

Д.МЕДВЕДЕВ: Блестящий вопрос. Вы знаете, у нас действительно есть свой опыт государственной экономики, плановой экономики, командной экономики, как бы её ни называть. Я думаю, что всё-таки он упрощает нам задачу. Несмотря на то, что моё становление как специалиста пришлось на период рыночной экономики, даже я неплохо помню о тех правилах, которые работали в тот период. Я отлично знаю все проблемы, которые были тогда, все родимые пятна плановой экономики и все те сложности, которые возникают у граждан, живущих в такой системе координат. Поэтому опыт, как самое бесценное достояние для любого человека, — всегда плюс. Если кто-то хочет попробовать, пусть читает учебники политэкономии социализма того периода, ну и конечно, бессмертное учение Карла Маркса» (http://www.kremlin.ru/text/appears/2009/04/214696.shtml).

Всё сказанное Д.А.Медведевым в ответе на этот вопрос — выражение некомпетентности и самодовольного верхоглядства: Если А.Н.Яковлев и М.С.Горбачёв были изменниками, а Н.И.Рыжков не понимал проблематики управления государством-суперконцерном СССР, то это не означает, что плановая экономика — ошибка истории.

Эта «ошибка» успешно провела индустриализацию и культурную революцию в конце 1920-х — в 1930-х гг., когда весь мир капитализма был в кризисе;

создала основу для победы в тяжелейшей войне, победила в войне, после которой перевооружила армию и флот ещё раз, вышла первой в космос. И проблема была не в её принципах, а в «элитаризации» власти, в ходе которой власть безнадёжно дебилизировалась. Не говоря уж о том, что в СССР накануне перестройки проблемы были, но нищеты не было, и не было бомжей и беспризорников как статистически значимых социальных явлений.

Кроме того, читать Карла Маркса для того, чтобы организовать государственное управление макроэкономикой, — бесполезно.

Но с высоты социального статуса, определяемого более, чем 4 миллионами годового нетрудового дохода, п резиденту этого не понять… «Страшно далеки они от народа», как характеризовал декабристов т. Ленин… да и мысли об интеллектуальной немощи представителей нашей «элиты» постоянно возникают сразу же, как только кто-то из них что-то выскажет.

Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле КОБ Этим в послесталинские времена ни в СССР, ни в постсоветской Россионии не занимается никто: ни политики персонально, ни политические партии, ни научно-исследовательские институты РАН, ни политико-социологические факультеты и кафедры вузов, ни журналистский корпус. Причины просты — нравственная ориентация на своекорыстие, а не на служение развитию общества, и скудоумие, не позволяющее понять роль теории как одного из факторов, обеспечивающих как эффективность государственного управления, так и консолидацию (единение) общества.

Поэтому отказ политической «элиты» страны в послесталинские и в постсоветские времена от власти над этим этапом полной функции управления — ещё один её порок.

Поскольку в марксизме образца 1917 г. не было ответов на все вопросы, которые вставали ходе социалистического строительства, то соотнесение действительности с теорией было стимулом к тому, чтобы теория развивалась в соответствии с потребностями решения конкретных задач общественного развития.

При этом шла борьба за истолкование неоднозначно понимаемой терминологии марксизма и его умолчаний либо в духе большевизма, либо в духе изначального марксистского интернацизма. И в этом была главная проблема социалистического строительства, неразрешимая без выявления пороков «мраксизма» и замены его в политике иной — большевистской управленчески состоятельной теорией.

Как уже было отмечено в разделе 3.2, задача анализа советского периода истории нашей страны включает в себя 4 аспекта:

1. Идеалы, которые провозглашались целью политики.

2. Идеология, которая претендовала на изъяснение этих идеалов и путей воплощения их в жизнь.

3. Политическая практика РСДРП (б) — ВКП (б) — КПСС и Советского государства.

4. Жизнь нравственно-психологически неоднородного общества под властью трёх выше названных факторов.

В разделе 3.2 нами было показано, что идеал построения общества без эксплуатации «человека человеком» был провозглашён целью государственной политики и что политика в сталинские времена в действительности была направлена на воплощение этого идеала в жизнь и на решение соответствующих задач развития культуры и личностного развития людей, насколько это позволял марксизм.

В разделе 3.1 было показано, что этот идеал был поддержан подавляющим большинством населения страны его практической деятельностью, выражавшейся в успехах СССР в деле общекультурного и экономического развития.

И этот идеал ликвидации системы эксплуатации «человека человеком» находил своё достаточно адекватное выражение и в документах партии большевиков, и в документах государства, касающихся, в том числе и политики в области национальных взаимоотношений.

К этим документам и обратимся. XVI съезд ВКП (б), состоявшийся 26 июня — 16 июля 1930 г. в Москве, рассматривал среди всего прочего1 и проблематику национальных взаимоотношений в СССР с целю выработки «национальной политики» в ходе осуществлявшегося социалистического строительства.

XVI съезд ВКП (б) принял решение о реконструкции всех отраслей народного хозяйства на основе новейшей техники, т.е. провозгласил курс на модернизацию страны с целью построения материально-технической базы социализма и обеспечения полной экономической независимости СССР. Он подтвердил курс на коллективизацию сельского хозяйства, что было обусловлено: во-первых, низкой товарной отдачей единоличных хозяйств в их большинстве, во-вторых, потребностью промышленности в трудовых ресурсах, которые можно было получить только за счёт роста сельскохозяйственного производства на основе роста производительности труда на селе и перетока экономически избыточного сельского населения (прежде всего молодёжи) в города — в промышленность и науку.

Внутренний Предиктор СССР «В чём состоит существо уклона к великорусскому шовинизму 1 в наших современных условиях?

Существо уклона к великорусскому шовинизму состоит в стремлении обойти национальные различия языка, культуры, быта;

в стремлении подготовить ликвидацию национальных республик и областей;

в стремлении подорвать принцип национального равноправия и развенчать политику партии по национализации2 аппарата государственного и партийного управления, национализации прессы, школы и других государственных и общественных организаций.

Уклонисты этого типа исходят при этом из того, что так как при победе социализма нации должны слиться воедино, а их национальные языки должны превратиться в единый общий язык, то пришла пора для того, чтобы ликвидировать национальные различия и отказаться от политики поддержки развития национальной культуры ранее угнетённых народов.


Они ссылаются при этом на Ленина, неправильно цитируя его, а иногда прямо искажая и клевеща на Ленина.

Ленин сказал, что в социализме сольются интересы национальностей в одно целое, — не следует ли из этого, что пора покончить с национальными республиками и областями в интересах...

интернационализма? Ленин сказал в 1913 году в полемике с бундовцами, что лозунг национальной культуры есть буржуазный лозунг,— не следует ли из этого, что пора покончить с национальной культурой народов СССР в интересах... интернационализма?

Ленин сказал, что национальный гнёт и национальные перегородки уничтожаются при социализме, — не следует ли из этого, что пора покончить с политикой учёта национальных особенностей народов СССР и перейти на политику ассимиляции в интересах... интернационализма?

И так далее и тому подобное. Не может быть сомнения, что этот уклон в национальном вопросе, прикрываемый к тому же маской интернационализма и именем Ленина, является самым утончённым и потому самым опасным видом великорусского национализма4.

Во-первых, Ленин никогда не говорил, что национальные различия должны исчезнуть, а национальные языки должны слиться в один общий язык в пределах одного государства, до победы социализма во всемирном масштабе. Ленин, наоборот, говорил нечто прямо противоположное, а А по сути речь идёт об угрозе великоросского национализма и возможности перерастания его в нацизм. — Наше замечание при цитировании.

«Шовинизм (франц. chauvinisme), крайняя форма национализма, проповедь национальной исключительности;

противопоставление интересов одной нации интересам всех других наций, распространение национального чванства, разжигание национальной вражды и ненависти. Термин “Ш.” появился во Франции [в 1831 в комедии братьев И. и Т. Коньяр “Трёхцветная кокарда”;

одним из героев был агрессивно-воинственный новобранец Никола Шовен;

считается, что прообразом этого персонажа была реальная личность — ветеран наполеоновских войн Н. Шовен (N. Chauvin), воспитанный в духе преклонения перед императором — создателем “величия” Франции]. Словом “Ш.” стали обозначать различные проявления националистического экстремизма» (Большая советская энциклопедия).

В данном контексте «национализация» означает комплектацию называемых далее сфер деятельности в национальных республиках СССР кадрами их коренных национальностей. — Наше пояснение по контексту при цитировании.

Этот и предшествующий абзац — к вопросу о необходимости защиты социализма и национальных культур от интернацизма в формах «интернационализма». — Наше замечание при цитировании.

Эта фраза требует продолжения: … которым манипулирует глобальный интернацизм. — Наше замечание при цитировании.

И именно за то, что «великорусские» националисты всегда оказывались тупым инструментом в руках интернацистов (по причине отсутствия у националистов собственного проекта глобализации), большевизм их никогда не поддерживал, а они всегда были против большевизма. В эпоху И.В.Сталина «великорусских»

националистов (в том числе и «государственников») поэтому и подавляли, хотя внятно в терминах марксизма объяснить им «за что?» — было невозможно, поскольку в марксизме не было понятия «интернацизм».

Но и в других странах местный национализм (шовинизм) всегда оказывается подчинённым интернацизму библейской концепции порабощения человечества от имени Бога, наиболее ярким примером чему стал гитлеризм, хотя обращение к теме его связей с сионизмом признаётся «неполиткорректным», а в ряде случаев и уголовно наказуемым. Причина подчинённости всевозможных национализмов интернацизму проста: библейский интернацизм осуществляет концепцию глобализации, а националисты — не имеют за душой концепций такого уровня.

Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле КОБ именно, что “национальные и государственные различия между народами и странами... будут держаться ещё очень и очень долго даже после осуществления диктатуры пролетариата во всемирном масштабе”1 (т. XXV, стр. 227).

Как можно ссылаться на Ленина, забывая об этом основном его указании?

Правда, один из бывших марксистов, а ныне ренегат и реформист, г. Каутский утверждает нечто прямо противоположное тому, чему учит нас Ленин. Он утверждает, вопреки Ленину, что победа пролетарской революции в австро-германском объединённом государстве в середине прошлого столетия привела бы к образованию одного общего немецкого языка и к онемечению чехов, так как “одна лишь сила освободившегося от пут обмена, одна лишь сила современной культуры, которую несли с собой немцы, без всякой насильственной германизации превратила бы в немцев отсталых чешских мелких буржуа, крестьян и пролетариев, которым ничего не могла дать их захудалая национальность”2 (см. предисловие к немецкому изданию “Революция и контрреволюция”).

Понятно, что такая “концепция”3 вполне гармонирует с социал-шовинизмом Каутского. С этими взглядами Каутского и боролся я в 1925 году в своём выступлении в Университете народов Востока. Но неужели для нас, для марксистов, желающих остаться до конца интернационалистами, может иметь какое-либо положительное значение эта антимарксистская болтовня зарвавшегося немецкого социал-шовиниста? Кто прав, Каутский или Ленин? Если прав Каутский, чем объяснить тогда тот факт, что такие сравнительно отсталые национальности, как белоруссы и украинцы, более близкие к великоруссам, чем чехи к немцам, не обрусели в результате победы пролетарской революции в СССР, а, наоборот, возродились и развились, как самостоятельные нации? Чем объяснить, что такие нации, как туркмены, киргизы, узбеки, таджики (не говоря уже о грузинах, армянах, азербайджанцах и т.д.), несмотря на свою отсталость, не только не обрусели в связи с победой социализма в СССР, а наоборот, возродились и развились в самостоятельные нации 4? Не ясно ли, что наши уважаемые уклонисты, в погоне за показным интернационализмом, попали в лапы каутскианского социал-шовинизма? Не ясно ли, что, ратуя за один общий язык в пределах одного государства, в пределах СССР, они добиваются по сути дела восстановления привилегий господствовавшего ранее языка, а именно — великорусского языка?

Где же тут интернационализм? Во-вторых, Ленин никогда не говорил, что уничтожение национального гнёта и слияние интересов национальностей в одно целое равносильно уничтожению национальных различий. Мы уничтожили национальный гнёт. Мы уничтожили национальные привилегии и установили национальное равноправие. Мы уничтожили государственные границы в старом смысле слова, пограничные столбы и таможенные преграды между национальностями СССР. Мы установили единство экономических и политических интересов народов СССР. Но значит ли это, что мы уничтожили тем самым национальные различия, национальные языки, культуру, быт и т.д.? Ясно, что не значит. Но если национальные различия, язык, культура, быт и т.д. остаются, не ясно ли, что требование уничтожения национальных республик и областей в данный исторический период является требованием реакционным, направленным против интересов диктатуры пролетариата? Понимают ли наши уклонисты, что уничтожить теперь национальные республики и области — это значит лишить миллионные массы народов СССР возможности Весь текст в цитате выделен жирным самим И.В.Сталиным.

Это — тоже германский нацизм, но в версии несколько более «гуманной», чем гитлеровская либо высокоразвитая на протяжении нескольких веков англосаксонская версия нацизма, поскольку ориентируется на ассимиляцию «отсталых народов», а не на их полное уничтожение «за ненадобностью». — Наше замечание при цитировании.

Это одно из немногих мест, где И.В.Сталин употребляет термин «концепция», причём берёт его в кавычки. И из общего контекста ясно, что И.В.Сталин, освещая проблематику национальных взаимоотношений в СССР, — сам концептуально властен;

а К.Каутскому (1854, Прага — 1938, Амстердам) он в концептуальной властности отказывает, взяв слово «концепция» в кавычки. — Наше замечание при цитировании.

В том смысле, как термин «нация» был определён И.В.Сталиным в работе «Марксизм и национальный вопрос». — Наше замечание при цитировании.

Внутренний Предиктор СССР получить образование на родном языке, лишить их возможности иметь школу, суд, администрацию, общественные и иные организации и учреждения на родном языке, лишить их возможности приобщиться к социалистическому строительству? Не ясно ли, что в погоне за показным интернационализмом наши уклонисты попали в лапы реакционных великорусских шовинистов и забыли, совершенно забыли о лозунге культурной революции 1 в период диктатуры пролетариата, имеющем одинаковую силу для всех народов СССР, и для великоруссов, и для невеликоруссов? В-третьих, Ленин никогда не говорил, что лозунг развития национальной культуры в условиях диктатуры пролетариата является реакционным лозунгом. Наоборот, Ленин всегда стоял за то, чтобы помочь народам СССР развить свою национальную культуру. Под руководством Ленина, а не кого-либо другого, была составлена и принята на Х съезде партии3 резолюция по национальному вопросу, где прямо говорится о том, что:

“Задача партии состоит в том, чтобы помочь трудовым массам невеликорусских пародов догнать ушедшую вперёд центральную Россию, помочь им: а) развить и укрепить у себя советскую государственность в формах, соответствующих национально-бытовым условиям этих народов;

б) развить и укрепить у себя действующие на родном языке суд, администрацию, органы хозяйства, органы власти, составленные из людей местных, знающих быт и психологию местного населения;

в) развить у себя прессу, школу, театр, клубное дело и вообще культурно-просветительные учреждения на родном языке;

г) поставить и развить широкую сеть курсов и школ, как общеобразовательного, так и профессионально-технического характера, на родном языке”.

Не ясно ли, что Ленин стоял целиком и полностью за лозунг развития национальной культуры в условиях диктатуры пролетариата?

Разве не ясно, что отрицание лозунга национальной культуры в условиях диктатуры пролетариата означает отрицание необходимости культурного подъёма невеликорусских народов СССР, отрицание необходимости общеобязательного образования для этих народов, отдаче этих народов в духовную кабалу реакционным националистам?

Ленин, действительно, квалифицировал лозунг национальной культуры при господстве буржуазии как лозунг реакционный. Но разве могло быть иначе?

* * * Что такое национальная культура при господстве национальной буржуазии? Буржуазная по своему содержанию и национальная по своей форме культура, имеющая своей целью отравить массы ядом национализма и укрепить господство буржуазии.

Что такое национальная культура при диктатуре пролетариата? Социалистическая по своему содержанию и национальная по форме культура, имеющая своей целью воспитать массы в духе социализма и интернационализма4.

Как можно смешивать эти два принципиально различных явления, не разрывая с марксизмом5?

В связи с затрагиваемой И.В.Сталиным темой рекомендуем перечитать повесть Чингиза Айтматова «Первый учитель» (см., например: http://lib.ru/PROZA/AJTMATOW/uchitel.txt). — Наше замечание при цитировании.

Эти вопросы, поставленные И.В.Сталиным перед съездом, показывают, что нацизм и интернацизм по своим целям, путям и средствам их достижения идентичны, но проводники политики нацизма и интернацизма — разные. Одно из современных проявлений этой идентичности — объединение интернацистов либерал-буржуинов и «русских националистов» в кампании «Путин, уходи!» в 2011 г. В то же время эти вопросы показывают, что марксизм изначально — идеологическая оболочка интернацизма, поскольку он не позволяет терминологически размежеваться с интернационалистами-интернацистами, обличить интернацизм и тем самым защитить многонациональное общество от него. — Наше замечание при цитировании.

Состоялся в Москве 8 — 16 марта 1921 г. — Наше замечание при цитировании.

В большевистской трактовке (и соответственно в сталинском контексте) интернационализм свободен от интернацизма и не должен быть его проводником, средством его легализации и маскировки. — Наше замечание при цитировании.

В данном случае было бы точнее — с большевизмом. — Наше замечание при цитировании.

Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле КОБ Разве не ясно, что, борясь с лозунгом национальной культуры при буржуазных порядках, Ленин ударял по буржуазному содержанию национальной культуры, а не по её национальной форме?

Было бы глупо предположить, что Ленин рассматривал социалистическую культуру, как культуру безнациональную, не имеющую той или иной национальной формы. Бундовцы, действительно, приписывали Ленину одно время эту бессмыслицу. Но из сочинений Ленина известно, что он резко протестовал против такой клеветы, решительно отмежевавшись от такой бессмыслицы. Неужели наши уважаемые уклонисты так-таки поплелись по стопам бундовцев1? * * * Что же осталось после всего сказанного от аргументов наших уклонистов?

Ничего, кроме жонглирования флагом интернационализма и клеветы на Ленина.

Уклоняющиеся в сторону великорусского шовинизма глубоко ошибаются, полагая, что период строительства социализма в СССР есть период развала и ликвидации национальных культур. Дело обстоит как раз наоборот. На самом деле период диктатуры пролетариата и строительства социализма в СССР есть период расцвета национальных культур, социалистических по содержанию и национальных по форме, ибо сами-то нации при советском строе являются не обычными “современными” нациями, а нациями социалистическими, так же как их национальные культуры являются по содержанию не обычными, буржуазными культурами, а культурами социалистическими.

Они, очевидно, не понимают, что развитие национальных культур должно развернуться с новой силой с введением и укоренением общеобязательного первоначального образования на родном языке. Они не понимают, что только при условии развития национальных культур можно будет приобщить по-настоящему отсталые национальности к делу социалистического строительства.

Они не понимают, что в этом именно и состоит основа ленинской политики помощи и поддержки развития национальных культур народов СССР.

Может показаться странным, что мы, сторонники слияния в будущем национальных культур в одну общую (и по форме, и по содержанию) культуру3, с одним общим языком, являемся вместе с Т.е. впали в интернацизм. — Наше замечание при цитировании.

Эти абзацы отделены звёздочками от остального текста нами при цитировании, поскольку именно из понимания стоящих за ними нравственно-этически обусловленных социальных явлений проистекают оба вида политики в области национальных взаимоотношений:

и политика разлада, возникающего вследствие проявлений нацизма и интернацизма, и политика гармонизации национальных взаимоотношений на основе искоренения национальных и интернациональных систем эксплуатации «человека человеком».

Процесс слияния национальных культур в одну общую (и по форме, и по содержанию) культуру в СССР действительно протекал, однако он не успел завершиться к 1985 г.: в противном случае СССР в 1991 г. не распался бы — советский народ не позволил бы разрушить его собственное государство.

Но вопреки действительности в послесталинские времена неотроцкисты, паразитируя на тенденции к слиянию национальных культур в процессе развития каждой из них, о существовании единого советского народа как носителя социалистической культуры на основе русского языка говорили как о свершившемся факте.

«В 1961 году, выступая на XXII съезде КПСС, Н. С. Хрущёв провозгласил: «В СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей, имеющих общие характерные черты, — советский народ». Постановлением XXIV съезда КПСС от 1971 г. советский народ был провозглашён результатом прочного социально-политического и идейного единства всех классов и слоёв, наций и народностей, заселяющих территорию СССР. Их общим языком — языком советского народа — был признан русский язык, что являлось выражением «той роли, которую играет русский народ в братской семье народов СССР» (Википедия:

http://ru.wikipedia.org/wiki/Советский_народ).

И под воздействием этого пропагандистского мифа неотроцкистов именно в послесталинские времена в национальных республиках началось свёртывание систем образования на национальных языках народов СССР и свёртывание систем обучения национальным языкам и основам местных культур представителей русскоязычных диаспор. Это было одним из факторов создания потенциала разнородных национализмов с целью реализации этого потенциала в деле ликвидации социализма и расчленения СССР в соответствии с Директивой СНБ США 20/1 от 18.08.1948 г. — Наше замечание при цитировании.

Внутренний Предиктор СССР тем сторонниками расцвета национальных культур в данный момент, в период диктатуры пролетариата. Но в этом нет ничего странного. Надо дать национальным культурам развиться и развернуться, выявив все свои потенции, чтобы создать условия для слияния их в одну общую культуру с одним общим языком в период победы социализма во всём мире. Расцвет национальных по форме и социалистических по содержанию культур в условиях диктатуры пролетариата в одной стране для слияния их в одну общую социалистическую (и по форме, и по содержанию) культуру с одним общим языком, когда пролетариат победит во всём мире и социализм войдёт в быт, — в этом именно и состоит диалектичность ленинской постановки вопроса о национальной культуре (выделено жирным при цитировании нами: это — одно из кратких выражений большевистского проекта глобализации).

(…) Или, например, ленинская постановка вопроса о праве наций на самоопределение, вплоть до отделения. Ленин иногда изображал тезис о национальном самоопределении в виде простой формулы: “разъединение для объединения”. Вы только подумайте — разъединение для объединения. Это отдаёт даже парадоксом. А между тем эта “противоречивая” формула отражает ту жизненную правду марксовой диалектики, которая даёт большевикам возможность брать самые неприступные крепости в области национального вопроса.

То же самое нужно сказать о формуле насчёт национальной культуры: расцвет национальных культур (и языков) в период диктатуры пролетариата в одной стране в целях подготовки условий для отмирания и слияния их в одну общую социалистическую культуру (и в один общий язык) в период победы социализма во всём мире.

Кто не понял этого своеобразия и “противоречивости” нашего переходного времени, кто не понял этой диалектики исторических процессов, тот погиб для марксизма2.

Беда наших уклонистов состоит в том, что они не понимают и не хотят понять марксовой диалектики.

* * * Так обстоит дело с уклоном к великорусскому шовинизму.

Нетрудно понять, что этот уклон отражает стремление отживающих классов господствовавшей ранее великорусской нации вернуть себе утраченные привилегии.

Отсюда опасность великорусского шовинизма, как главная опасность в партии в области национального вопроса.

В чём состоит существо уклона к местному национализму?

Существо уклона к местному национализму состоит в стремлении обособиться и замкнуться в рамках своей национальной скорлупы, в стремлении затушевать классовые противоречия внутри своей нации, в стремлении защититься от великорусского шовинизма путём отхода от общего потока социалистического строительства, в стремлении не видеть того, что сближает и соединяет трудящиеся массы наций СССР, и видеть лишь то, что может их отдалить друг от друга.

Уклон к местному национализму отражает недовольство отживающих классов ранее угнетённых наций режимом диктатуры пролетариата, их стремление обособиться в своё национальное буржуазное государство и установить там своё классовое господство.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.