авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс _ Содержание ИСТОРИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ КАК ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Сделав главным смыслом своей жизни потребление, общество интен сифицирует производство благ, при этом все более и более истощаются при родные ресурсы, возобновление которых практически невозможно, а если и возможно, то это требует многих десятилетий и даже веков.

Таким образом, актуальной нам представляется идея гуманизации от ношения человека к природе, распространения гуманизма на весь живой мир, так как благополучие и достойная жизнь человека и общества невозможны без благополучия в природе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры [текст] / Ж. Бодрийяр – М.: Культурная революция, Республика, 2006. – 269 с.

2. Гегель В.Г.Ф. Философская пропедевтика // Гегель Работы раз ных лет. В двух томах. Том 2. Сост. и общая ред. А. В. Гулыги [текст] / В.Г.Ф. Гегель – М.: Мысль, 1973 г. - 629 с.

3. Гусейнов А.А. Великие моралисты [текст] / А.А. Гусейнов – М.:

Республика, 1995 г. – 351 с. С. 4. Кант И. Основы метафизики нравственности [текст] / И.Кант – М.: Мысль, 1999 г. – 1472 с.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс 5. Маркс К. Экономическо-философские рукописи // Маркс К., Эн гельс Ф. Собрание сочинений – Т. 42 [текст] / К. Маркс – М.: Политиздат, 1974 г. – 535 с.

6. Швейцер А. Культура и этика [текст] / А. Швейцер – М.: Про гресс, 1973 г. – 344 с. С. 314.

7. Фромм Э. Иметь или быть [текст] / Э. Фромм - М.: Прогресс, 1986 г. – 238 с УДК: 341.96: 347. 67. О НЕОБХОДИМОСТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НАСЛЕДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ХАРАКТЕРА © Н.С. Антоненко-Куличенко, Гомельский филиал Учреждения образования Федерации профсоюзов Беларуси «Международный университет «МИТСО»

(г. Гомель, Беларусь) THE NEED TO IMPROVE ON THE LEGAL NATURE OF INTERNATIONAL RELATIONS OF INHERITED © N.S. Antonenko-Kulichenko, Establishment of Education of Belarusian Trade Union Federation "International University "MITSO", Gomel branch (Gomel, Belarus) Choice of law rules, often applied in international law in choosing the applicable law. This article discusses the importance of conflict of laws governing the inheritance relations in the Republic of Belarus.

This article discusses the importance of conflict of laws governing the inheritance relations in the Republic of Belarus.

В современных условиях с учетом интенсификации миграции населе ния, расширения сферы разнообразных международных обменов объективно усиливается необходимость правовой регламентации наследования средства ми Международного частного права.

Подобные процессы затрагивают в настоящее время значительное число государств. Изменения, произошедшие в материально-правовом регу лировании наследования в Республики Беларусь, позволяют с достаточной уверенностью утверждать, что отечественный законодатель, конструируя со ответствующие правовые предписания, не только допускал, но и учитывал такое их последствие, как «выход» отношений, связанных с переходом иму щества mortis causa, за пределы собственной правовой системы.

Иными сло вами, нормы национального частного права исходят из расширенной сферы XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс возникновения наследственных отношений за счет таковых международного характера. Справедливость указанного тезиса можно подтвердить следую щим фактом. Значительно расширен круг лиц, которые могут призываться к наследованию – как по закону, так и по завещанию. В частности, законные наследники в настоящее время сгруппированы по восьми очередям, объеди няющим в себе как кровных родственников умершего до пятой степени род ства включительно, так и иных близких наследодателю лиц. Отнюдь не ис ключено, что среди них могут оказаться граждане иностранных государств или лица без гражданства. В отношении наследования по завещанию следует сказать, что законодатель, установив свободу завещательного распоряжения в ранге основополагающего принципа российского наследственного права, в качестве одного из аспектов действия этого принципа закрепил возможность для наследодателя завещать свое имущество любым участникам гражданско го оборота. Закономерным следствием этого является включение в число субъектов, претендующих на наследство, тех лиц, которые в силу различных критериев – гражданства и домицилия для физических лиц, места учрежде ния для коллективных образований и пр. – принадлежат к иностранным пра вопорядкам.

Кроме того, нельзя забывать, что отношения по наследованию для це лей их юридической регламентации по преимуществу подвергаются воздей ствию внутренних, национальных правовых норм, отражающих специфику социальной, экономической и правовой системы конкретной страны. Законо мерным явлением вследствие этого выступают многочисленные и разнооб разные коллизии в случае, когда переход имущества по наследству связан с несколькими (двумя и более) национальными правопорядками. Следователь но, в качестве основного средства в вышеупомянутом юридическом инстру ментарии, на который в наибольшей степени ложится «нагрузка» по регули рованию наследственных отношений международного характера, будут слу жить соответствующие нормативные предписания – коллизионные нормы.

Это связано с тем, что при «интернационализации» наследственных отноше ний правоприменитель неизбежно сталкивается с проблемой: нормами какого правопорядка должны быть урегулированы наследственные отношения, юри дически связанные с правопорядками нескольких государств, – собственного или иностранного, а если иностранного, то какими правилами надлежит ру ководствоваться при его отыскании? Такую ситуацию в доктрине и практике Международного частного права (далее – МЧП) традиционно именуют кол лизионным вопросом. Задача суда или иного компетентного органа в данном случае состоит в том, чтобы определить, какой национальный правопорядок (правопорядки) будет регулировать существо наследственного отношения международного характера, т.е. выступать в качестве его статута (lege causae). Прежде чем перейти к анализу правовых норм, регламентирующих отыскание статута наследования в современном отечественном праве, дадим определение соответствующего понятия: наследственный статут (lex successionis) представляет собой определенный с помощью норм междуна родного частного права правопорядок, к которому наследственные отноше XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ния, юридически связанные с несколькими национальными правовыми сис темами, тяготеют по своей природе и который регулирует их по существу. В сферу действия правопорядка, выступающего в качестве статута наследова ния, входит разнообразный круг отношений, определяемый каждым законо дателем самостоятельно, однако принципиальным при этом является момент перехода имущества умершего к другим лицам[1, с. 98-105].

В мировой практике выработано несколько основных коллизионных принципов определения наследственного статута, что позволяет соответст вующим образом классифицировать системы коллизионно-правового регули рования отношений по наследованию. Это прежде всего системы, разделяю щие наследственное имущество на две части – движимое и недвижимое и подчиняющие первую из них закону гражданства или домицилия наследода теля на момент его смерти, а вторую – закону места нахождения имущества.

К странам, использующим указанный подход, относятся и Республика Бела русь.

Исходным принципом рассматриваемой системы является разделение наследственного имущества на две части: движимое и недвижимое. Для каж дой из этих частей используется своя, самостоятельная коллизионная привяз ка: гражданство или место жительства наследодателя для движимостей и ме сто нахождения имущества - для недвижимостей. Таким образом, каждый из компонентов наследства подчиняется отдельному, «своему» правопорядку с точки зрения используемых формул прикрепления. Из приведенного со всей необходимостью следует, что речь здесь не идет о «расщеплении» статута наследования как таковом, т.е. о распадении некоего компетентного правопо рядка на отдельные части, а, напротив, о двух самостоятельных статутах, ре гулирующих разные отношения: в одном случае наследственные отношения по поводу движимостей, в другом - того же рода отношения, но касающиеся недвижимых вещей. На практике они могут совпадать (если недвижимость расположена на территории государства, гражданином или домицилирован ным лицом которого является наследодатель на момент своей смерти), но могут и различаться (если в составе наследства имеется недвижимость, рас положенная в государстве ином, нежели таковое гражданства или домицилия наследодателя на момент смерти последнего).

Таким образом, данная система коллизионно-правового регулирова ния наследственных отношений не может квалифицироваться в качестве ил люстрации явления коллизионно-правового «расщепления» в МЧП. Более оправданным представляется рассматривать ее как комбинацию (сочетание) общих и специальных коллизионных норм о наследовании. С учетом сказан ного можно квалифицировать рассматриваемую систему как генерирующую явление множественности наследственных статутов, или полистатутности наследования. На это в свое время обращал внимание Л.А. Лунц, отмечая, что в данном случае речь должна идти о различных режимах наследования в одном и том же имуществе[2, с. 103-111].

Вместе с тем было бы ошибкой утверждать, что «расщепление» во обще не может иметь места при регламентации международных наследствен XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ных отношений. Дело в том, что в коллизионном праве имеют место случаи, когда прикрепление единого объема коллизионной нормы для целей регули рования к праву соответствующей страны осуществляется с помощью такой коллизионной формулы, которая приводит в действие одновременно не сколько правопорядков, претендующих на регулирование отношений, ука занных в объеме данной нормы. Применительно к отношениям по наследова нию такая ситуация может возникать именно при использовании системы разделения наследственной массы.

Если обратиться к национально нормативной практике, то становится очевидным, что законодательное регулирование в сфере МЧП, заключенное в разделе VII Гражданского кодекса Республике Беларусь (далее – ГК), вве денной в действие с 7 декабря 1998 г., позволяет достаточно определенно от носить Республику Беларусь к числу тех стран, которые используют систему дробления наследственной массы [3].

В настоящее время соответствующие правила сосредоточены в ст.т.

1133 – 1135 ГК Республики Беларусь. Согласно предписаниям ст. 1133 «от ношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, если иное не предусмотрено ст.т. 1134 и 1135». В ст. 1134 ГК установлено, что «наследование недвижимого имущест ва определяется по праву страны, где находится это имущество, а имущества, которое зарегистрировано в Республике Беларусь, – по праву Республики Бе ларусь». Анализируя указанные законоположения, следует отметить что, тек стуальное выражение нормы ст. 1133 ГК указывает на ее общий характер, т.е. на то, что она представляет собой общее коллизионное правило («по скольку иное не предусмотрено статьями 1134 и 1135»). В то же время поло жения, касающиеся недвижимого имущества, предназначены действовать в качестве специальных. Таким образом, определение круга отношений, охва тываемого объемом нормы ст. 1133 ГК, возможно с помощью его сопостав ления с объемом специального коллизионного правила, содержащегося в ст. 1134 ГК, о «наследовании недвижимого имущества». В этом плане зако номерным, очевидно, будет предположение о том, что в общей норме речь идет о движимом имуществе. Данный тезис в принципе не вызывает возра жений, однако требует некоторой конкретизации.

Дело в том, что в строгом смысле к движимостям или недвижимостям принято относить только один из видов имущества – вещи (ст. 130 ГК), а со став наследства, как известно, вещами не исчерпывается (ст. 1033 ГК). Руко водствуясь приведенным соображением, приходим к заключению, что фор мулу объема общей нормы можно выразить следующим образом: «отноше ния по наследованию движимых вещей и иного имущества, не относящегося к недвижимости». Представляется, что именно такое толкование адекватно отражает волю законодателя, так как охватывает наследование не только движимых вещей, но и иного имущества (например, имущественных прав).

Существенной новеллой в сфере отечественного коллизионно правового регулирования наследственных отношений является специальная норма, содержащаяся в ст. 1133 ГК, и посвященная наследованию недвижи XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс мого имущества, в том числе того, которое зарегистрировано в Республике Беларусь. В первом случае компетентным правопорядком будет правопоря док страны, в которой имущество находится, во втором – белорусское право.

Появление данной нормы в нашем законодательстве позволяет говорить об изменении концепции коллизионно-правового регулирования в националь ном праве, ибо налицо дифференциация регулирования в зависимости от ви да (категории) вещей – движимых и недвижимых (равно как и приравненных к последним). Следовательно, речь в данном случае идет о возможности со вместного действия коллизионных правил, отличающихся друг от друга как по объему (и как следствие этого – по кругу регулируемых отношений), так и по формулам прикрепления. Подобные ситуации, как отмечается в литерату ре, нередко имеют место в белорусской нотариальной практике.

Для особой разновидности недвижимости - объектов, зарегистриро ванных в Республике Беларусь, – установлена привязка к белорусскому пра ву. Эта норма также является новеллой для национального МЧП. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что отношение к данному правилу в отечественной литературе неоднозначное. В частности, некоторые авторы, комментируя положения ст. 1133 ГК, «не заметили» в ее тексте наличия ана лизируемого предписания. Другие исследователи хотя и избежали подобной ошибки, но в своих комментариях либо ограничились указанием на то, что в данной норме речь идет об особой разновидности недвижимого имущества, либо дополнили это утверждение уточнением в том плане, что под имущест вом, зарегистрированным в Республике Беларусь, следует понимать такое имущество, которое квалифицируется как недвижимое не в силу прочной связи с землей, а по юридическому критерию – в силу прямого указания за кона (морские и воздушные суда, суда внутреннего водного транспорта)[4, с.

106–109]. Прикреплять наследование данных объектов к правопорядку стра ны их фактического нахождения нецелесообразно, так как они способны и даже специально предназначены для перемещения в пространстве, в том чис ле из одной страны в другую. В силу этого единственным фактором, опреде ляющим правовую связь судна с какой-либо национальной правовой систе мой, является внесение его в специальный реестр.

Не вызывает сомнений тот факт, что основная трудность, сопутст вующая системе раздельности наследственной массы, заключается в том, что к наследованию применяются несколько правопорядков, совместное дейст вие которых затруднено или даже невозможно. Кроме того, она характеризу ется еще одним существенным недостатком, который не чужд и белорусско му законодательству.

Анализируя предписания ст. 1133 ГК, можно прийти к выводу, что содержащиеся в них решения не вполне соответствуют той юридической квалификации природы наследования, которая осуществлена законодателем в ст. 1031 и 1033 ГК (универсальное правопреемство). Данные коллизионные нормы не только ставят перед правоприменительными органами ряд упомя нутых выше проблем, связанных с возможной «полистатутностью» наследо вания. Фактически они лишают наследство таких его важнейших характери XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс стик, как единство и целостность. В итоге становится очевидным, что те пра воположения, которые призваны носить «сквозной», принципиальный харак тер для регулирования наследственных отношений как таковых, на деле ока зываются не в состоянии осуществить свою регламентирующую функцию надлежащим образом, если наследственные отношения имеют международ ный характер.

В заключение сформулируем некоторые общие положения, касаю щиеся принципов определения закона, применимого к наследственным от ношениям международного характера, - lex successionis, которые следовало бы отразить в Концепции совершенствования ГК Республики Беларусь. Со временное состояние гражданского оборота свидетельствует о том, что диф ференциация режимов наследования применительно к движимому и недви жимому имуществу является распространенной тенденцией современного регулирования международных наследственных отношений, которая свойст венна достаточно представительному числу государств. Вместе с тем она представляется определенным тормозом для развития и расширения контак тов между странами и народами. Всецело соглашаясь с данным тезисом, сле дует добавить, что такая дифференциация противоречит самой природе на следственных отношений, которая базируется на единстве наследственной массы, а юридическим выражением последнего является принятая в конти нентальных странах концепция универсального правопреемства. Представля ется, что, выражая суть наследования как такового, она оказывает или, по крайней мере, должна оказывать существенное влияние на формулирование принципов отыскания наследственного статута. В то же время проведенный выше анализ отечественного регулирования показывает, что при его создании указанное принципиальное обстоятельство не было принято за основу.

Несогласованность подходов к конструированию юридических норм, регулирующих наследственные отношения, связанные с несколькими нацио нальными правовыми системами, весьма наглядно демонстрируется еще од ним обстоятельством. Как отмечается в литературе, главной целью при соз дании нового свода отечественных коллизионных норм было введение объек тивного начала в определение статута международного частного отношения.

Реализации этой цели должен служить принцип применения к общественно му отношению норм того правопорядка, с которым оно наиболее тесно свя зано. Представляется, что провозглашенная законодателем полистатутность наследования в существенной мере демонстрирует отход от указанного принципа: в качестве lex successionis должен выступать тот правопорядок, с которым наследодатель имел наиболее тесную связь на момент смерти. Дан ная связь проявляется в том, что лицо проживает в определенном месте на законных основаниях, приобретает там имущество, устраивается на работу и т.д. В то же время современное состояние гражданского оборота характери зуется тем, что наследодатель может быть гражданином одного государства, законно проживать в другом государстве, осуществлять хозяйственную дея тельность и иметь «основное обзаведение» в третьем государстве. В такой ситуации, во-первых, сам по себе факт приобретения недвижимости в опре XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс деленной стране не может служить доказательством связи умершего с данной страной, а во-вторых, использование какого-либо единственного критерия в качестве принципа установления тесной связи лица с тем или иным правопо рядком представляется затруднительным, что существенно затрудняет терри ториальную локализацию наследственных отношений.

В то же время для целей наследования лицо может иметь тесную связь только с одним правопорядком, который, будучи единственным, и яв ляется lex successionis.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абраменков М.С.Проблемы коллизионно-правового регулирования наследственных отношений в современном международном частном праве:

Дис.... к.ю.н.: 12.00.03/ М.С. Абраменков. - Москва, 2007. - 250 с.

2. Лунц Л.А. Коллизионные вопросы наследования в советском праве // Очерки международного частного права. Москва, 1963. – 168 с.

3. Гражданский кодекс Республики Беларусь: принят Палатой Представителей 28 октября 1998 г.: одобр. Советом Респ. 19 ноября 1998 г.:

текст Кодекса по состоянию на 03 июля 2011 г. – Минск, 2011г.

4. Медведев И.Г. Международное частное право и нотариальная деятельность / И.Г. Медведев. - Москва, 2005. – 350 с.

УДК: 349.2 (571.65) ББК: 67.405. ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ РАВЕНСТВА ПРАВ РАБОТНИКОВ СЕВЕРНЫХ РАЙОНОВ СТРАНЫ © Н.В. Халдеева, Магаданский филиал Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина (г. Магадан, Россия) THE PROBLEM QUESTIONS OF THE EQUALITY OF EMPLOYEES' RIGHTS IN THE NORTHERN REGIONS OF THE COUNTRY © N.V. Khaldeeva, Magadan Branch of Moscow State Law Academy named after O.E. Kutafin ( Magadan, Russia) The topic about practice of using some norms in legal regulation the labour relations the workers of the Extreme North is topical in the content. The present problems state in the article logi cally and sequentially. The author proposes the ways of solution of these problems.

e-mail: magfil@mail.ru В последние годы на уровне Правительства Российской Федерации принимаются важнейшие программные документы, свидетельствующие о XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс заинтересованности государства в развитии северных районов страны, что связано со стратегической целью их развития [1]. Об этом свидетельствует, например, распоряжение Правительства РФ от 05.07.2010 № 1120-р «Об ут верждении Стратегии социально-экономического развития Сибири до года» [2], в соответствии с которым достижение геоэкономических, геостра тегических устремлений и приоритетов Российской Федерации в ближайшее десятилетие во многом определяется темпами формирования Северного поя са развития.

Но не только обозначенные в указанной Стратегии районы относятся к северным, но и самые отдаленные, получившие название «районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности» в 30-е годы прошлого столетия.

Находясь вдали от центров цивилизации, имея лишь воздушный путь сообщения со всеми иными территориями страны, именно эти районы оказа лись в наиболее неблагоприятном положении в связи с проводимой в России административной и экономической реформой.

Об остроте существующих проблем говорят состоявшиеся 30 ноября 2011 г. парламентские слушания в Совете Федерации Федерального Собра ния РФ. Не вдаваясь в глубину полемики проблемных вопросов, скажем, что основной из них является нерегулируемая миграция из северных районов страны в другие, благоприятные по климатическим условиям территории.

Об этом свидетельствуют цифры. Так, население Чукотского авто номного округа, на территории которого смогли бы расположиться несколько европейских государств, составляет всего 48.6 тыс. человек;

Магаданской области – около 160 тыс. человек;

Республики Саха (Якутия) 949,3 тыс. чело век. Если посмотреть на карту Российской Федерации, можно увидеть, какую огромную территорию занимают эти субъекты федерации.

Причин отъезда трудоспособного населения из этих северных рай онов страны несомненно много: это и низкий уровень заработной платы, ко торый не восполняет негативных факторов природной среды и неудобств проживания;

это и недостаточно качественное питание, которое является привозным;

и снижение правовых гарантий и компенсаций работникам, мно гие из которых сегодня исключены из государственного правового регулиро вания, что привело к неравенству их прав.

Труд в районах крайнего Севера и приравненных к ним местностях регулируется двумя видами норм – общими и специальными на основе одно го из способов метода трудового права единства и дифференциации. Специ альные нормы – дифференциации призваны уравнять работников этих рай онов с остальными работниками в силу приложения их труда в экстремаль ных природно-климатических условиях. В связи с этим, в прежнем КЗоТ РСФСР была предусмотрена статья 251, которая устанавливала правовые га рантии этой категории работников, а позднее был издан специальный Закон РФ № 4520-1 от 19 февраля 1993г «О государственных гарантиях и компен сациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях». С принятием Трудового кодекса РФ труд этих работников стал регулироваться дополнительно главой 50-й ТК РФ.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Экономические преобразования, начавшиеся в России с начала 90-х годов, отразились и на северных районах, но тем не менее, правовые гаран тии и компенсации не потеряли своего основного назначения.

В 2004г был принят федеральный закон, разграничивший отношения в части предоставления гарантий и компенсаций работникам Крайнего севера и приравненных к ним местностей, в связи с чем, одни работники продолжа ют их получать за счет средств федерального бюджета, другие – нет. В самом бедственном положении оказались работники работодателей, не относящихся к бюджетной сфере финансирования, которых, например, только в Магадан ской области 76, 4% [3].

В соответствии с ч.8 ст. 325 и ч.5 ст. 326 Трудового кодекса, размер, условия и порядок компенсации расходов, связанных с компенсацией оплаты проезда к месту использования отпуска и обратно и с переездом теперь уста навливаются органами государственной власти субъектов РФ, органами ме стного самоуправления и работодателями, не относящимися к бюджетной сфере - в локальных нормативных актах. И если первыми двумя субъектами такие гарантии устанавливаются, что подтверждается первой главой данной работы, то у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, эти гаран тии не прописываются. Это связано с огромными затратами, которые не в состоянии нести работодатель самостоятельно. Подтверждением отсутствия регулирования указанных вопросов в коллективных и трудовых договорах и иных локальных нормативных актах является не заключение у таких работо дателей коллективных договоров. Правовое исследование автора подтвер ждает, что из всех работодателей, не относящихся к бюджетной сфере фи нансирования, которых, как отмечалось, в Магаданской области 76,4 % кол лективный договор имеется лишь у 8-и, регулирование которых распростра няется на 912 работников.

Такое разграничение работников по их ведомственной принадлежно сти привело к фактическому неравенству и несоответствию указанных поло жений основным требованиям трудового законодательства.

Доктринальное толкование правовых категорий единства и диффе ренциации подтверждает, что это взаимодействующие стороны правового регулирования труда и, как подчеркивает Ю.П. Орловский, их связь требует обеспечения единства с помощью дифференциации и дифференциации с по мощью единства [5].

На наш взгляд, именно единство трудового права придает стабиль ность правовому регулированию социально-трудовых отношений. Если в Трудовом кодексе и иных федеральных законах установлены основные пра вовые гарантии прав работников, можно с уверенностью говорить о социаль ном характере отрасли трудового права, о его стабильности и реализации за щитной функции.

О.В. Смирнов констатирует, что общие правовые нормы, установлен ные государством, распространяются на всех работников и всех работодате лей, независимо от правового статуса работника и правового положения ра XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ботодателя, независимо от организационно-правовой формы организации, ее целей и предмета деятельности и независимо от сферы приложения труда [6].

Соглашаясь с данным высказыванием ученого, зададимся вопросом – а возможно ли не установление правовых норм государством в отношении определенной категории работников?

Думается, что нет, поэтому сегодня актуальным становится вопрос не столько о расширении критериев дифференциации, сколько о проблемах единства и дифференциации, к которым автор относит: 1) нарушение прин ципа единства правового регулирования;

2) несоблюдение принципа соотно шения единства и дифференциации;

3) нарушение равенства прав работников на основе социальной справедливости;

4) дискриминация работников.

Нарушение принципа единства правового регулирования проявляется на наш взгляд в том, что в трудовом кодексе должны быть установлены еди ные правила, в том числе гарантии прав работников, на основе которых должны базироваться нормы-дифференциации.

Понятие «единства» мы находим в словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведова, которое означает «общность, цельность, сплоченность, не разрывность, взаимная связь» [7].

Показателем единства трудового права является, по мнению Г.С. Скачковой, прежде всего наличие самого Трудового кодекса РФ, закреп ляющего в статье 1-й единые цели и задачи трудового законодательства [8].

Соглашаясь с данной позицией, отметим, что одной из целей правово го регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений является установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан. Из чего можно сделать вывод, что именно государство обязано ус танавливать в издаваемых нормативных правовых актах гарантии и компен сации для всех работников, в том числе выполняющих работу в условиях труда, отклоняющихся от нормальных.

Но если в отношении единства правовых норм в отношении всех ра ботников имеет место быть, то в отношении отдельных категорий работников его нет.

Так, например, единство правового регулирования социально трудовых правоотношений проявляется в распространении определенных трудовых прав и обязанностей на всех работников независимо от фактиче ских условий труда и личности работника: в соответствии со ст. 115 ТК РФ ежегодный оплачиваемый отпуск предоставляется всем работникам продол жительностью не менее 28 календарных дней;

минимальный размер оплаты труда, в соответствии с ч. 1 статьи 133 устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации;

статьей 138 для всех работников уста новлены размеры удержаний из заработной платы и пр.

Что же касается работников Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, то такое единое правовое регулирование в настоящее время от сутствует – одним работникам гарантии Трудовым кодексом предоставлены, другим – нет, что свидетельствует о нарушении единства трудового права по отношению к этой категории работников.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Из чего автор делает вывод: по отношению к работникам северных районов страны критерий дифференциации основных правовых гарантий ус тановлен в Трудовом кодексе безотносительно к данным о наличии и обосно ванности самого явления, т.е. основание деления работников на относящихся к бюджетной сфере правового регулирования и не относящихся к ней не ос нован на принципах дифференциации. Фактически такое деление «подогна но» к нормам-дифференциациям в качестве элементов системы права.

Нами отмечались выше сложившиеся теоретические представления как о единстве, так и о дифференциации норм трудового права. Индивидуализация пра вовой нормы, при помощи дифференциации призвана сделать общее правило ин струментом, усиливающим результативность всего комплекса норм трудового права как целостного механизма правового регулирования.

При разграничении полномочий между государственными органами власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления и работодателями, не относящимися к бюджетной сфере фи нансирования по предоставлению гарантий и компенсаций, очевидно, была поставлена задача – усилить результативность трудовых норм при регулиро вании социально-трудовых отношений работников Крайнего Севера и при равненных к ним местностей.

Однако результат разграничения полномочий между различными субъек тами права оказался прямо противоположным, в связи с чем, автор считает необ ходимым констатировать снижение эффективности правового регулирования со циально-трудовых отношений работников северных районов страны.

В отношении работников северных районов страны законодательст вом устанавливаются специальные правила (изъятия из общих правил), обу словленные целями и задачами трудового законодательства в связи с выпол нением трудовой функции в особых – экстремальных природно климатических условиях.

В связи с правовой позицией Конституционного Суда РФ различия в пра вовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, согласуются с принципом равенства, закрепленным в Конституции РФ (ч.ч. 1 и 2 ст.ст. 19), если они являются объективно оправданными, обоснован ными и соответствуют конституционно значимым целям [9].

В трудовом законодательстве начиная с 1918 года были установлены нормы, предусматривающие особенности правового регулирования отдель ных категорий работников в связи с особым характером труда, условиями труда или специфическими свойствами организма человека. Их основной це лью являлось достижение равенства прав работников при выполнении трудо вой функции в различных условиях труда или различными физиологически ми возможностями.

Поэтому такие нормы не могут устанавливаться или отменяться про извольно. И здесь вполне обоснованным является высказывание Е.А. Субботина, который пишет, что в числе факторов при установлении специальных норм дифференциации должны приниматься не всякие особен XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ности общественно-трудовых отношений, а лишь те, что вызваны к жизни условиями, существенно отличающимися от обычных [10].

Чем же отличаются условия труда работников Крайнего Севера и приравненных к ним местностей от условий труда иных работников? Обра тимся к мнению Р.З.Лившица и Ю.П. Орловского, которые обуславливают особенности наличием объективных (условиями труда) и субъективных фак торов (личностью работника) [11].

По мнению автора, данная классификация норм дифференциации позво ляет включить в поле правового регулирования всех работников независимо от их ведомственной или отраслевой принадлежности, от значимости профессии и про чих второстепенных признаков, что исключит различный подход законодателя к правовому регулированию социально-трудовых отношений.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Распоряжение Правительства РФ от 28.12.2009 N 2094-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» // Собрание законо дательства РФ. 25.01.2010. № 4. Ст. 421.

2. Распоряжение Правительства РФ от 05.07.2010 № 1120-р «Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Сибири до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 16.08.2010. № 33. Ст. 4444.

3. Магаданский статистический справочник. 2011. С. 25.

4. Федеральный закон от 22.08.2004 N 122-ФЗ «О внесении измене ний в законодательные акты Российской Федерации и признании утратив шими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и «Об общих принципах организации ме стного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание законодатель ства РФ. 30.08.2004. № 35. Ст. 3607.

5. Иванов С.А., Лившиц Р.З., Орловский Ю.П. Советское трудовое право: вопросы теории. М.1978. С.319.

6. Смирнов О.В. Трудовое право: Учебник.- М.: «Статус ЛТД+», 1999. С.28-29.

7. Ожегов С.И. Шведов Н.Ю. Толковый словарь русского языка:

80000 слов и фразеологических выражений. С. 186.

8. Скачкова Г.С. Расширение сферы действия трудового права и дифференциации его норм. Монография. - М.: МГИУ. 2003. С. 239.

9. Собрание законодательства РФ", 05.12.2011, N 49 (ч. 5), ст. 10. Субботин Е.А. Дифференциация правового регулирования труда на сезонных и временных работах по КЗОТ РСФСР 1922г. М. 1974. ВЮЗИ.

Труды. Том ХХХУ. КЗОТ РСФСР 1922 года и современность. С.185.

11. Лившиц Р.З., Орловский Ю.П. Трудовое право России.- Учебник.

М.: Инфра.М-Норма,1998. С.30.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ И ФИЛОЛОГИЯ УДК: 378:371. ББК: 74. РОЛЬ ПРИНЦИПОВ КУРАТОРА В НАПРАВЛЕННОСТИ ФЕСТИВАЛЕЙ И БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА © Д.В. Дёмкина, Алтайский государственный университет (г. Барнаул, Россия) THE ROLE OF THE CURATOR OF THE PRINCIPLES IN THE DIRECTION OF FESTIVALS AND BIENNALE OF CONTEMPORARY ART © D.V. Dyomkina, Altay state university (Barnaul, Russia) In this article we are talking about the role of the curator of the principles in the direction of festivals and Biennale of Contemporary Art. In the context of this problem once again updated the questions about the prospects of development of modern art.

Фестивали и биеннале являются наиболее масштабной и подвижной формой репрезентации и продвижения современного искусства. Тем не ме нее, имея свою историю и став уже систематическим явлением – остаются авторитетными в области формирования и продвижения современного искус ства, концентрируя в себе наиболее выразительные и новейшие проявления мирового художественного контекста.

Проявляемый общественностью интерес и потребность в проведении фестивалей и биеннале, тенденция к появлению музеев современного искус ства вызваны необходимостью осмысления процессов происходящих в ис кусстве сегодня. Нам же хотелось несколько подробней рассмотреть пробле мы, связанные с влиянием, оказываемым на понимание искусства широкой общественностью и принципом отбора участников, проблема «кураторского выбора». Мы рассмотрим рассуждения кураторов принимающих активное участие в международных художественных процессах.

Направления в поиске путей по осмыслению явлений современного искусства разнообразны: куратор Петер Вайбель, по завершении проекта 4-й Московской биеннале (2011) выпустил книгу «Десять текстов для возможных миров», где он советует умереть современному искусству, дабы освободить место актуальному. Дискуссии о достижении своего предела современным искусством достаточно распространены. П. Вайбель видит в сегодняшних процессах искусства тенденцию к имитации, видоизменению реальности. Но и перспективу дальнейшего развития связывает с упором на «технологиче скую справедливость», как необходимость дальнейшей репрезентации и раз XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс вития медиа-искусства. Ссылаясь на французских энциклопедистов, в лице Д. Дидро написавшего 56 томов об искусстве механики, П. Вайбель [1] на стаивает на невозможности отделения искусства от технологий, видя в этом преемственность эпохи Просвещения.

Мы наблюдаем также замену принятой терминологии уходящей от понимания «художественные приемы» в область «актуальных, художествен ных практик» в мировом искусстве. Но недостаточно явно прочитывается разница, существующая между способами показа объектов, средствами ме дианосителей и копированием форматов, вследствие, воспроизведения их в качестве возрожденных практик искусства модерна, объясняя такое подража ние практиками из сферы современного творчества.

Приведем позицию Н. Буррио [2], одного из ведущих кураторов со временности. В своей статье «Глобализация и апроприация», опираясь на по зицию социолога Мануэля Кастеллса, который определил термином «инфор мационализм» сегодняшнее положение в экономике, где наибольшую цен ность представляет дигитализированная (от англ, термина digitalisation – пе ревод информации (аудиовизуальной, текстовой) в цифровую форму) (тер мин, применяемый Б. Гройсом) информация, общество же оперирует техно логией, реализуя символы в область реальной производительности. «Совре менное искусство отличается от искусства прежних времен, тем, что ориги нальность искусства устанавливается не посредством его собственной фор мы, а через его включение в некий контекст инсталляции, через фиксацию топологических связей» – считает Б. Гройс [4]. Принимая за основную форму современного искусства – инсталляцию, Гройс понимает ее как дающую воз можность прослеживания процессов отбора, которым руководствовался ху дожник, логику принятия/неприятия, нового и старого, копии и оригинала.

Инсталляция, как и любая крупная выставка, существуют с целью нового прочтения, организации опыта прошлого либо введения иного контекста, нового понимания будущего и прошлого.

Современное искусство (сontemporary art) истоком имеет теоретиче ское переосмысление, контекст, формат. В отличие от искусства индивиду альной формы модерна. Поэтому современное искусство не создает индиви дуального объекта, скорее это манифестация личного выбора, использова ние/неиспользование образов и вещей, существующих в реальном мире, – дать им право на пребывание в другом контексте или нет: выбор, являющий ся доступным публично, и через это озвучен, вызван к жизни, – пишет Б. Гройс.

Связывая выставку «Маги земли», с началом глобализации в художе ственной области, Н. Буррио полагает, что искусство следует лишь контурам этого процесса, так как является символической формой собственности. И в отличии от П. Вайбеля, утверждает что искусство не производит имитаций современных процессов и образов, играя с реальностью то в сопротивления, то в подчинения. Но применение новейших медиатехнологий не обязательно обеспечит искусству приобщенность к современности. Современное искусст во несет в себе информацию о глобальном развитии процессов производства, XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс о дуальной реальности, о противопоставлении желаемого и существующего образа современности.

В нашу эпоху образы становятся коммуникативными посредниками между индивидуумом и его традиционной жизнью, даже просто между людьми. И не удивительно, что искусство отступает от первоначальной функции изображения и передачи видимого, в стремлении самому стать ча стью реальности. А «раз сообщество конституируется сегодня через комму никацию, то крайне затребованы оказываются те, кто способен свести в диа логе взаимно противоположные сингулярности», считает Виктор Мизиано, не единожды являвшийся куратором биеннале в Венеции. Он связывает сего дняшнее состояние критики с политизацией российского искусства в пере производстве, копировании доходящим порой до автоматизма западных вея ний. В контексте России это может носить не критический характер, сталки ваясь с преобладанием именно западных направлений, сталкиваясь с невоз можностью сопереживать такому искусству в силу иного менталитета рос сийского общества. Видя явные плюсы вывода российского искусства на ми ровую арт-сцену, и осуществляя серьезные финансовые вложения в этот процесс, государство пропускает предпосылки предшествующие этому выхо ду, в плане образования и подготовки. Вследствие чего традиции отступают на второй план, выпячивая бессознательное копирование.

Таким образом, на первый план для куратора основных систем репре зентации искусства (фестивали, биеннале, музеи современного искусства), выходит демонстрационно-исследовательская функция, при реализации ко торой одним из основных моментов является объективная оценка целостной картины состояния системы современного искусства.

Исследуя проблематику современного искусства на основе фестива лей и биеннале международного современного искусства, по нашему мне нию, необходим обстоятельный анализ мнений ведущих кураторов. Ведь именно в этой области происходит концентрация образов и объектов совре менного искусства. Включая в контекст экономические, культурные, геогра фические и политические параметры, исследование куратора должно быть основательным и глубоким, в то же время не исключая возможность экспе римента. Уровень осмысленности становится явным именно в масштабных проектах. Но устанавливая границы сферы искусства с определенной дистан ции по отношению к «реальности», следует определить, о какой реальности идет речь – социальной, политической, физической или оптической.

На сегодняшний момент даже при беглом анализе состоявшихся вы ставок, становится ясным, что вопрос восприятия действительности в совре менном искусстве воплощается на основе документальности. В реальности данное воспроизведение демонстрирует «интересы» политики, что при бли жайшем рассмотрении показывает идеологическую и формальную и убо гость, считает Николя Буррио. Многие из последних международных экспо зиций, таких как Манифеста-3, прошедшая в Любляне, в 2000году, биеннале 2001 года состоявшаяся в Венеции и кассельская Документа 2002 года, где работы носящие характер документальности были представлены в огромном XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс количестве, особенно много было материала снятого на видео [5]. Такое пре валирование документалистики, Н. Буррио связывает с «утратой веры в воз можности искусства как смысловой системы, способной реализовывать от ношение к миру присущими ей средствами».

Для большинства кураторов, теоретиков и художников, кабельное те левещание воспринимается как некая матрица современного искусства. Кон куренция между реальностью и искусством, постоянно циркулирует в кура торских дискурсах, в которых все чаще обсуждается отсутствие интереса к проявлениям визуальных искусств в своей традиционной форме, сопровож дая свои высказывания передачей опасений в бесполезности живописи, скульптуры в классическом проявлении. Такого же мнения придерживается и Х.Леманн, говоря о концепте стирания границ, в искусстве, разбившемся о свои собственные границы, и принцип генерации нового искусства через от торжение традиционного, оказавшийся несостоятельным, так как сами прин ципы авангарда стали самовоспроизводящимися, ведь границы понятия ис кусства могут быть стерты лишь однажды. Выход за грани живописи и скульптуры, сдвиг, который действительно изменил понятие искусства, но применение новейших медиа представляет собой свойственную скорее эпохе постмодернизма имитацию подобной фундаментальной переоценки границ.

Но если посмотреть на эту ситуацию шире, выходит, что по-сути, все опасения и дискуссии вращаются вокруг одной темы: «что есть искусство и на что оно способно». Эти переживания выливаются в ощущение тщетности возлагаемых ожиданий и чувство потерянности. Испытывая все это, люди искусства, соглашаются с масштабностью силы воздействия на социум выра зительных средств, форм производства индустрии (кинематографа, техноло гий, моды, телевидения). Ускорение времени эпохи глобализации и «боль шой спектакль нашей жизни», казавшиеся несочетаемыми с пространством искусства, в результате завладели им практически полностью.

Биеннале, фестивали искусства начинаются с организации структуры комплексов государственных, социальных механизмов и институций, зани мающихся определенными функциями по продвижению и репрезентации символического капитала. При этом, как уже упоминалось выше - переоценка ценностей, переосмысление значений, замена понятий, признание объектов современного искусства, основаны на уже достаточно отлаженных механиз мах регулировки принципа канонизации и отбора. И развиваясь в этом на правлении естественно нет абсолютно никакой оглядки на вкусы потребите ля. Ведь биеннале не воспринимаются производством массовых товаров.

Сейчас кураторская профессия находится в подчинении разным зави симостям - начиная с денежных вложений и тех, кто обеспечивает (4-я Мос ковская биеннале получила государственную поддержку в размере 52млн.р. и 10млн.р. спонсорских вложений) [6], заканчивая актуальным международ ным дискурсом, локальными интересами, политической корректностью и собственными убеждениями и опытом. Когда серьезный проект, вроде «До кументы» в Касселе, становится определяющим условием экономики, а зна чит и политики города, пишет Уте Мета Бауер в каталоге к dokumenta 11 [7].

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс В заключение приведем приемлемое, на наш взгляд, для употребления именно в данном контексте, мнение И. Малышева, «для философии искусст ва Запада, основная причина самоуничтожения кроется в отношении к со стоянию современной художественной культуры. Принимая позицию некри тического соглашения как закона, в этом случае упомянутая в первой главе диссертационного исследования работа М. Дюшана «Фонтан», или «дело рук» А. Бренера в зале импрессионистов Пушкинского музея, и «невидимая скульптура» К.Ольденбурга и т.п. следует принять как произведения искус ства. А художников вроде Э. Уорхола, Р. Раушенберга, или И. Кабакова, П. Сулажа, признать «великими», в этом случае следует принять аэссенциа листскую концепцию, и философия искусства есть лишь пережиток традици онной эстетики. Ведь ни Аристотель, ни Пифагор, ни Гегель, Сартр или Ин гарден не нужны со своими теоретическими построениями, если «сам факт помещения в пространство музея, по Б. Гройсу, делает выставляемые объек ты произведениями искусства. Вспоминая о музее как о храме искусства, и высказывания по поводу того, что музей таковым отныне не является. Зна чит, и объекты «искусства» не приобретают соответствующего статуса, са мим фактом помещения. Следуя логике Б. Гройса, факт помещения в храме (церковь), те же самые объекты должны воссиять святостью? По нашему мнению, приведенный выше пример указывает на подмену понятий и отсут ствие логически выверенной последовательности рассуждения.

Артефакты, носящие подобный характер не вписываются ни в какие из традиционных пониманий художественного творчества. Альтернативу, по И. Малышеву, может создать только критический подход касательно совре менной художественной культуры с позиций традиционной философии ис кусства и эстетики. Исходя из понимания природы искусства в эстетической теории, вышеупомянутые созданные объекты, следует понимать скорее как «нехудожественную самодеятельность», отражающую нехарактерное мыш ление авторов, представляющую скорее пограничную с искусством область творчества» [8].

И скорее всего, ключевым основанием работы куратора, должно яв ляться наитие, восприимчивость в поиске духовного, качественного, действи тельно одаренного художника. Но для этого, прежде всего самому нужно об ладать подобными внутренними качествами. Любой человек, любой худож ник в начале творческого пути находится в постоянном тягучем процессе переоценки разными участниками художественного процесса в разные вре мена и при разных обстоятельствах. К сожалению не всегда лучшее опреде ляется степенью своей приобщенности к мировым процессам в области ис кусства и востребованности, глубиной проникновенности.


Логичный итог нашего размышления в том, что масштаб и уровень явлений, с которыми сталкиваются в своем взаимодействии куратор и ху дожник далеко не ограничиваются ни рамками эстетики экспозиции, ни не повторимостью и таинством творческого акта автора. Сильнейший рывок на учно-технического прогресса оказал небывалое влияние на культуру и искус ство. Это сочетание искусства с такими новейшими достижениями как муль XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс тимедийные технологии, виртуальной реальности и технологизированных арт-практик. И конечно в этой связи человек сегодня кардинально изменился от человека даже не таких далеких 80-х годов. Преобразилось общество, пре образился художник и куратор, появились другие желания, смыслы, возмож ности, а значит и иной менталитет, ценности, духовность, идеология, миро ощущение человека. И все-таки успех художника на международной сцене зависит не от куратора, не от эстетического либо философского кризиса За пада, но прежде всего с ним самим и его убежденностью и способностью создавать работы, которые самим своим фактом преодолеют национальные границы.

Каждая из рассмотренных нами позиций представителей художест венных институций имеет право на существование, имея в своей основе лич ностный, индивидуальный опыт познания и свой уровень реализации. Нельзя также не отметить серьезных последствий и действий, предпринимаемых в свете высказываемых кураторами мнений в области социальных, политиче ских и экономических проблем и в процессе развития взаимодействия меж дународных культур. Большинство теоретиков искусства, ведущих курато ров и философов сходятся в итоге в мнении, что система современного ис кусства носит на сегодняшний момент скорее характер имитации, нежели творчества. И, не смотря на разнообразие представленных мнений и подни маемых проблем: Н. Буррио, рассуждающий о документализации искусства, П. Вайбель, связывающий будущее искусства исключительно с актуальным и только просредством новейших медиа, В. Мизиано, говорящий о коррупци онности и политизации или Уте Мета Бауэр, по-сути, представившая как раз модель унификации на примере «Документы» и прочие), искусство все-таки особенно восприимчиво к процессам прогрессирующей универсализации [9] и глобализации, ведь оно отражает и воплощает в себе весь опыт человече ства, не оглядываясь, не убирая из контекста уровни иерархии и приоритеты, оставаясь наиболее свободным в своем выборе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO, http://www.artinfo.ru/ru/news/main/MoscowBiennale2011.htm 2. Буррио Н. Глобализация и апроприация / Художественный журнал 56, №4, 2004.

3. Гройс Б. Топология современного искусства / Художественный журнал 61/62, май, 2006.

4. Буррио Н. Современное искусство и репрезентация / Художественный журнал 56, 2004г.

5. Российская газета / Федеральный выпуск №5589 (213), 23.09. 6. Уте Мета Бауэр. Пространство "Документы 11," ДОКУМЕНТА 11" КАК ЗОНА АКТИВНОСТИ. Перевод с английского Саши Галкиной из каталога dokumenta 11.

7. Малышев И. Кризис эстетики. Эстетика.

http://www.proza.ru/2010/02/16/ XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс 8. Дианова В.М. Претворение процессов универсализации культуры в художественной практике // Глобальное пространство культуры.

Материалы международного форума 12-16 апреля 2005 г. - СПб.: Центр изучения культуры, 2005.

УДК: 808. ББК: Ш 80/ БОЛЬШОЙ КАРЕТНЫЙ ВЛАДИМИРА СЕМЕНОВИЧА ВЫСОЦКОГО © А.Л. Полищук, Черкасский национальный университет имени Богдана Хмельницкого (г. Черкассы, Украина) VLADIMIR SEMYONOVICH VYSOTSKY’S BOLSHOJ KARETNYJ © A.L. Polishchuk, The Cherkasy Bohdan Khmelnytsky National University (Cherkasy, the Ukraine) The article analyzes the ways Vysotsky chose the repertoire for his two concerts on Febru ary, 29, 1980. His song “Bolshoj Karetnyj” last performed in his first concert on that day is essentially analyzed in the viewpoint of the dates it was recorded. Different facts about Vysotsky’s movies and features as well as his friendship with David Karapetyan are depicted in the article.

The author comes to the conclusion two Vysotsky’s concerts which took place five months before his end are of a very great importance in his creative activities.

Февраль 1980 года стал последним для очень многих людей и в том числе для Владимира Семеновича Высоцкого [1, с. 272].

29 февраля 1980 также стало последним для Владимира Семеновича Высоцкого. Через 5 месяцев он был похоронен и, тем не менее, в тот день он дал два полуторачасовых концерта в Москве и в Долгопрудном. Интересно, что маленькими кусочками они были выпущены на советских пластинках. В 1986 году двойник военных песен Высоцкого «Сыновья уходят в бой» от крывался двухминутным вступлением из концерта 29 февраля 1980 года в часов 30 минут в Физтехе в Долгопрудном, как всегда на советских пластин ках кастрированное редактором, которого не устроили неоконченные фразы Высоцкого, являющиеся характерными для разговорного жанра.

А еще через 3 года увидела свет седьмая пластинка серии «На Кон цертах Владимира Высоцкого», под названием «На Большом Каретном» и содержит последнее исполнение Высоцким своей одноименной песни. К со жалению, ее издатели Игорь Шевцов и Сева Абдулов не удосужили себя ого ворить датировку фрагмента концерта на конверте пластинки и о том, что запись состоялась 29 февраля 1980 года в 16 часов, а не в 1977 году я узнал XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс лишь в 1993 году из газеты Всеволода Михайловича Ковтуна «Высоцкий:

время, наследие, судьба».

Концертам Владимира Семеновича Высоцкого 29 февраля 1980 года мы решили посвятить предлагаемое вашему вниманию литературное иссле дование. Позволим себе повториться, что в 16 часов в тот день поэт приехал в Московский институт комплексных дорожно-транспортных проблем и спел там блестящий концерт.

Выйдя под аплодисменты слушателей к микрофону, он показал своим слушателям военную песню «Братские могилы», затем представился и как всегда завел разговор о своих ранних песнях и их самых первых слушателях с Большого Каретного переулка. Прислушайтесь, как трогательно звучат его слова: «Раньше эта песня была бравая и веселая, а теперь она печальная по тому, что там теперь нет моих двоих друзей, которые, в общем, рано переста ли жить». Грустно, но факт: через пять месяцев после цитируемого выступ ления Высоцкому на свеженасыпанный холм земли на могилу по доброй рус ской традиции привезли завтрак, чтобы его усопшая душа спустилась под крепиться… 22 января 1980 года во время съемки сюжета для «Кинопанорамы» в телецентре «Останкино» рассказывая о своих лучших друзьях, Высоцкий упоминал о наличии у него песни «Большой Каретный», 1 февраля 1980 года во ВНИИЭТО в Москве он тоже не стал ее петь, а на концерте в ИКТП взял и спросил: «Хотите сразу спою ее?» и случилось так, что это исполнение песни оказалось последним. До этого Высоцкий пел ее предшествующие разы апреля 1979 года в гостиничном комплексе «Амбассадор Клаб» в Торонто и 19 мая 1979 года в экспериментальной студии МГУ в видеозаписи, предна значавшейся для режиссера Уоррена Бити, который готовился к съемке фильма «Красные», и решил использовать Высоцкого в главной роли, но «сниматься у Высоцкого шансов не было никаких – времена были не те…», признается тот же издатель пластинки «Большой Каретный» Игорь Шевцов, погибший в автокатастрофе 27 ноября 2003 года.

До 1979 года Высоцкий пел «Каретный» в 1977 году на французской пластинке «Натянутый канат» с цыганским ансамблем и Андрей Тарковский в 1990 году написал в аннотации к 15-й пластинке серии «На Концертах Вла димира Высоцкого» «Маскарад», что в самом Каретном ряду автора четвер товали бы за такое исполнение.

До записи 1977 года «Каретный» последний раз звучал в катушке Константина Мустафиди, датируемой февралем 1973 года, а перед тем на майских гастролях Высоцкого 1967 года в Куйбышеве, которые по тем вре менам были для него самыми колоссальными.

Накануне было еще одно публичное выступление исследуемой песни в декабре 1966 года в институте, а с самого начала – с 1962 по 1965 года – Высоцкий регулярно исполнял ее на разных домашних посиделках.

Вторая военная песня Высоцкого в первом его концерте 29 февраля 1980 года – как всегда в этот период его жизни и песенного творчества «Тот, который не стрелял», затем по традиции «Переселение душ». В этой аудито XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс рии Высоцкий попытался максимально продолжить географическое путеше ствие, но «Песню Попугая» из «Алисы в стране чудес» петь не стал, а лишь ограничился упоминанием о ней, а вот «Жирафа» все-таки исполнил. Затем прозвучала «Песенка про Кука», один куплет «Зарисовки о Ленинграде», «Письмо другу из Парижа», «Письмо в редакцию», «Бег иноходца», «Поэты», «Ученые», «Джеймс Бонд», «Инструкция перед поездкой за рубеж», две ав тодорожные песни, присутствие которых в данном выступлении поясняется специфичностью учреждения, в котором выступал Высоцкий – «Колея» и «Песня автозавистника».

Заканчивается первое выступление Высоцкого 29 февраля 1980 года антиалкогольной песней «Лекция о международном положении», рассказом о создании песни «Охота на волков», серьезной «Я не люблю» и рассказом о премьере фильма «Маленькие трагедии», в котором ему суждено было сыг рать свою самую последнюю роль в кинематографе. Кстати говоря, на видео съемке Юрия Дроздова в МГУ 19 мая 1979 года у Высоцкого вокруг глаз видны такие же темные круги как и у его Дон Гуана в третьей серии «Ма леньких трагедий». По-видимому, оба сюжета снимались в один и тот же день.


По окончании первого концерта 29 февраля 1980 года Высоцкий в течение двух часов переехал из Москвы в Долгопрудный и дал там еще один блестящий полуторачасовой концерт, с которого осталась стереофоническая запись. В своей книге «Правда смертного часа» Валерий Кузьмич Перевозчиков отмечает, что в самом конце второго выступления Высоцкий рассказывает о том, как ему не хоте лось сначала ехать в Физтех, что ему 1 марта 1980 года в восемь часов утра нужно было улетать в Венецию, что его уговорили приехать друзья и какую массу удо вольствия он получил от концерта [2, с.111].

От первого концерта 29 февраля 1980 года второй концерт отличается двумя песнями по количеству исполненных вещей – в первом выступлении их 18, а во втором – 16. Сразу же отбросим «Большой Каретный», судьба ко торого завершилась на первом выступлении, и сравним оставшиеся 16 песен из каждого из концертов, определив какие из них повторяются, а какие взаи мозамещаются.

Итак, в 19 часов 30 минут 29 февраля 1980 года выйдя на сцену, Вы соцкий сказал в микрофон «Добрый вечер!», коснулся струн своего инстру мента и, как и в первом выступлении запел «Братские могилы».

Затем рассказал своим слушателям о подражателях, о различии автор ской и эстрадной песни, о песнях-ассоциациях о войне (этот кусочек был в пластинке «Сыновья уходят в бой»), спел еще одну песню на военную тему «Тот, который не стрелял» и еще одну – «Случай в ресторане». Это у Высоц кого бывало – в последние месяцы жизни между «Тот, который не стрелял» и «Переселением душ» петь дополнительно еще одну военную песню «Случай в ресторане». Снова, как и в первом выступлении он поговорил о «Песне По пугая-моряка», но спел «Жирафа», «Кука», «Зарисовку о Ленинграде» цити ровать не стал, а «Бегу иноходца» предпослал эпиграф «Мы верные испытан ные кони…».

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Затем рассказал о премьере «Гамлета», которая произошла ровно за семь лет и три месяца до описываемых событий и снова спел «Поэтов». Вме сто «Ученых», исполненных в первом концерте Высоцкий пообещал своим слушателям спеть три спортивных песни, а спел одну – «Марафон, или Бег на длинную дистанцию», а затем почти двадцать минут отвечал на записки. И снова две песни серии «Это как они у нас, а теперь как мы к ним» – «Джеймс Бонд» и «Инструкция перед поездкой за рубеж». «Песню автозавистника»

Высоцкий на втором выступлении после «Колеи» не пел. Закончил его «Лек цией о международном положении» и «Я не люблю».

…Заканчивается повествование Давида Карапетяна о Владимире Вы соцком сообщением о том что свидеться им до 26 июля 1980 года была не судьба. Карапетян пишет о том, как Марина Влади попросила его пройти в кабинет Высоцкого, где тот находился уже, не будучи живым.

«И я медленно направляюсь к дверям кабинета на наше с тобой бес поворотно последнее свидание, мой любимый и неповторимый товарищ, мой звёздный земной друг.

До встречи. До неизбежной встречи…» [1, с. 274].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Карапетян Д.С. ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ Между словом и сла вой. – М.: Захаров, 2002.

2. Перевозчиков В.К. Правда смертного часа // Дайджест. – К., 20.03.1999.

УДК 72.03 (470.63) ББК 85. АРХИТЕКТУРНЫЙ ОБЛИК СТОЛИЦЫ АЛТАЙСКОГО КРАЯ БАРНАУЛА В XX ВЕКЕ © Т.М. Степанская, Алтайский государственный университет (г. Барнаул, Россия) ARCHITECTURAL SHAPE OF CAPITAL OF ALTAY TERRITORY OF BARNAUL IN THE XX-TH CENTURY © T.M. Stepanskaya, Altay state university (Barnaul, Russia) In article the problem of the relation to the Soviet cultural heritage in the Siberian cities, in particular, in Barnaul is considered. Necessity of its studying and preservation is underlined.

Модели советского искусства объявляются устаревшими как с фило софско-эстетической, так и с художественно-практической точки зрения. Од нако, современные историки искусства не могут игнорировать влияние со XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ветского периода на «художественное поле отечественной культуры» [1, с.

3].

В 2012 году исполняется 75 лет со дня образования Алтайского края.

В 1937 году Барнаул становится краевым административным центром. Архи тектурный облик столицы края не только сохранял свои исторические черты бывшего горного города, но в советский период обогащался знаками времени и в то же время нес значительные утраты в историческом наследии. Архитек турный облик и градостроительная основа Барнаула глубоко связаны с куль турой России. Какое место в развитии города занимают памятники советской эпохи? Вопрос актуальный, заслуживающий серьезного и длительного иссле дования.

В двадцатых годах XX века Барнаул оставался преимущественно де ревянным городом, исключение составлял исторический центр города: се реброплавильный завод, Демидовская площадь, улица Петропавловская (ны не ул. Ползунова), купеческая застройка в районе Старого базара.

Особое место в городской панораме занимали здания храмов: Петро павловский собор на Соборной площади (ныне пл. Свободы), Одигитриев ская церковь в начале Московского проспекта (с 1924 году проспекта Лени на), домовая церковь Дмитрия Ростовского, Покровский собор в Зайчанской слободе (на ул. Никитина), Никольская церковь на Московском проспекте, Знаменская церковь за р. Барнаулкой на Сенной площади у Старого базара, лютеранская церковь святых первоопостолов Петра и Павла и Католический костел на Московском проспекте и другие культовые строения. К середина 30-х годов панорама Барнаула изменилась: почти исчезли в ходе противо стояния православной культуры и атеизма вертикальные доминанты - коло кольни и главы церквей.

В двадцатые годы Барнаула коснулись два важных градостроитель ных аспекта, ведущих свое происхождение из дореволюционной эпохи: идея города-сада и конструктивизм. Интересной и энергичной была попытка соз дания города-сада в Барнауле, инициатором идеи выступил гражданский ин женер И.Ф. Носович (жил и работал в Барнауле с 1899 по 1929 годы) [2]. Го род-сад должен был занять территорию около 9 га с круглой площадью в центре. От нее отходило шесть радиусов-бульваров, один из которых выхо дил на железнодорожный вокзал (ныне пр. Строителей). Предполагалось, что размер участка под застройку будет не менее 200 кв. саженей, каждый дом предназначался для одной семьи, не менее 4/5 площади должно было быть свободно от построек с разбивкой сада, цветников или огорода. Впервые в градостроительной практике Барнаула в проекте решались вопросы органи зации транспортного обслуживания. Но замысел не был реализован, город ские власти не смогли профинансировать это интересное градостроительное мероприятие.

Основные памятники советского периода расположены на Ленинском проспекте. В 1928–1929 годах было построено несколько зданий, в архитек турных формах которых присутствуют черты конструктивизма. Примером служит административное здание в начале Ленинского проспекта. Благодаря XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс угловому решению композиции объема, крупному масштабу пилястр и окон ных проемов облик здания выразителен и динамичен. Оно имеет градострои тельное значение, так как оформляет перекресток проспекта Ленина и улицы Пушкинской.

В 1937 был разработан и в 1938 г. утвержден первый советский гене ральный план Барнаула (Запсибпроект, архитектор В.К. Александров). Зало женные в нем идеи оказались плодотворными, а некоторые не потеряли акту альности и в наши дни. По генеральному плану Ленинский проспект выде лялся как главная улица – композиционная ось, в узловых точках которой намечалось формирование новых площадей – площади Советов и Октябрь ской площади. В довоенные годы были реализованы лишь отдельные элемен ты архитектурных ансамблей советских площадей и на Ленинском проспекте в соответствии с планом построены монументальные здания, являющиеся ныне памятниками советского Барнаула.

На проспекте Ленина при пересечении с улицей Анатолия привлекает внимание крупное административное здание, запланированное в 1937- годах для краевого совета профессиональных союзов (архитекторы А.В. Баранский, В.Л. Казаринов). Оно является образцом советского админи стративного здания в формах монументальной архитектуры «сталинского»

классицизма. Торжественность зданию придает срезанный угол с мощным портиком, достопримечательностью являются лоджии с балясинами, в нишах лоджий расположены декоративные скульптуры. Здание имеет градострои тельное значение, являясь частью генерального плана застройки проспекта Ленина. К этому же типу принадлежит постройка 1938-1941 годов архитек тора А.В. Баранского, расположенная на Ленинском проспекте с отступом от красной линии между улицами Никитинская и Интернациональная – здание бывшего краевого комитета КПСС. Его монументальный парадный фасад выполнен в традициях архитектуры советского стилизованного классицизма тридцатых годов.

К довоенным постройкам принадлежит гостиница «Алтай» (1941 г., архитекторы А.В. Баранский, В.Л. Казаринов). Внешний облик здания кра сив, обогащен рустом, декоративной пластикой, в отличие от других совет ских общественных зданий этого периода не подавляет человека монумен тальностью и крупностью форм.

Памятником жилой советской архитектуры является многоэтажный дом архитектора А.П. Боброва, построенный в 1939 – 1940 годах при пересе чении проспекта Ленина и улицы Партизанской. Дом повышенной этажности долгое время доминировал в окружающей застройке. Здание отличают скромный декор, в котором главное место занимают небольшие балконы с балясинами.

В 1941 году по типовому проекту московского архитектора Г.Х.

Френка был построен двухзальный кинотеатр «Родина» (пр. Ленина). К сим волам советской культуры принадлежат здания клубов. Важным элементом площади Октября является здание клуба Барнаульского меланжевого комби ната (пр-т Калинина), возведенного в 1937 – 1939-х гг.

, к 20-летнему Юбилею XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Октябрьской революции. Главный фасад, обращенный к площади, имеет мощный четырехколонный дорический портик по центральной оси основного объема. Портик увенчан строгим аттиком с металлическим парапетом. В глу бине портика не первом этаже два дверных проема, во втором этаже – лод жия. Клуб является образом советского общественного здания середины 1930-х годов, здесь был показан первый звуковой кинофильм в Барнауле, ра ботали многочисленные кружки технического и художественного творчества, самодеятельная студия оперы и балета. В годы Великой Отечественной вой ны здесь ставили спектакли ведущие театральные коллективы страны, на пример театр Таирова.

Ансамбль площади Октября окончательно сформировался после воз ведения в его восточной стороне «Дома под шпилем» (архитектор Ф.К. Додица). Дом сочетает жилую и торговую функции. В образе памятника присутствует отблеск тенденции строительства высотных столичных зданий.

В 60-х годах был реализован довоенный проект ансамбля площади Советов (Сад городской). Довоенный проект предусматривал возведение мо нументального высотного (в одиннадцать этажей) увенчанного шпилем зда ния для Краевого Дома Советов (архитектор Г. Кравцов), к началу 1941 года был заложен фундамент. В 1961 году на старом фундаменте было построено современное менее помпезное административное здание (архитекторы Л. Гальтер, М. Файнберг, В. Горбачев, В. Мелехов), доминирующее в ан самбле площади. Выход центра Барнаула к Оби подтвердил генплан 1964 го да. В структуру центральной площади Барнаула вошли два симметричных с повышенными угловыми объемами жилых дома, расположенных вдоль Об ского бульвара, ведущего к Набережному парку. В ансамбль площади Сове тов вошли монументальная скульптура «В.И. Ленин» (установлена в 1967 г.

скульптор Бродский), фонтан «Космос». В перспективу площади Советов вошло современное здание Краевой универсальной научной библиотеки име ни В.Я. Шишкова (1971 г.).

В 1960-70 – е годы была реконструирована Привокзальная (с 1981 г. – пл. Победы) площадь, в ее комплекс вошло новое здание железнодорожного вокзала, кино-театр «Мир». В 1971-1975 годах на площади был создан мемо риальный комплекс, посвященный памяти жителей Алтая, погибших в боях Великой Отечественной Войны, включающий стелу, скульптурную компози цию «Прощание» (художник В.Ф. Добровольский, скульптор П.Л. Миронов).

Особенностью архитектурного облика сибирских городов, в том чис ле и городов Алтая, является слабое присутствие синтеза искусств. Между тем, именно союз архитектуры, скульптуры и монументальной живописи создает эмоциональную среду в городском пространстве. Одной из причин слабого развития синтеза искусств является отсутствие традиции, позднее формирование кадрового художественного потенциала. Можно отметить дея тельность алтайских авторов В.Ф. Добровольского, П.Л. Миронова, худож ников-монументалистов Алексеевых, В. Пахомова, Я.Н. Скрипкова, А.Е. Шмидта, а также столичных скульпторов Г.В. Нероды и Ю.Г. Нероды, XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс других монументалистов в решении художественного образа Барнаула. Од ним из первых на Алтае осуществил синтез скульптуры и архитектуры Р. Надольский в 1920-х годах вписавший во фронтон Дворца революции в Барнауле скульптурную композицию советских символов. Мозаики, рельефы, фрески стали появляться на фасадах барнаульских общественных, админист ративных и жилых зданиях (Поток, Черемушки, Ленинский проспект), осо бенно активно в 1960-1970-х гг. Они не были органичными составляющими архитектурных проектов. Трудно назвать это явление подлинным синтезом искусств, однако, благодаря ему колористика города стала богаче. Примера ми монументального искусства в Барнауле служат мозаики и рельефы «Крас ки жизни» на фасадах жилых домов (Пр. Комсомольский, Смальта, бетон, 9,9х4 м. 1970-е гг.. Автор В. Пахомова). В той же технике выполнена мозаика «Небо Родины» (Ул. Партизанская. 1976 г. автор А.Е. Шмидт). В 1973 году в Барнауле было построено здание театра драмы им. В.М. Шукшина. Над его главным входом установлена скульптурная группа в бронзе (Архитектуры Н. Куренной, А. Горшков, А. Лагуренко, скульпторы Г. Нерода, Ю. Нерода).

Фасады и интерьеры театра украшены мозаикой «Дары Алтая» и декоратив ными фресками (художники Я.Н. Скрипков, Б.Н. Дятлов). В 1966 году на те атральной площади (позднее площади имени учебного и общественного дея теля А.Д. Сахарова) был возведен по типовому проекту Дворец спорта на 5000 зрителей (архитекторы Ю.И. Абрамов, Р.Л. Якушев, Г.Г. Протопопов, инженеры Ю.В. Рацкевич, Н.П. Юферов). Благодаря особенностям рельефа, образующим террасы, возникли динамичные выразительные пространствен ные связи между площадью А.Д. Сахарова, площадью Советов и Обским бульваром.

В центре Барнаула в 60-70-е годы продолжалось строительство круп ных объектов общегородского значения. Сформировалась главная площадь краевого центра – площадь Советов.

Был построен Дворец зрелищ и спорта (автор привязки проекта и ин терьеров архитектор Г.Г. Протопопов, инженер М.П. Юферов), а затем – краевой театр драмы (архитектор Н.П. Куренной) и главный корпус Алтай ского государственного университета (архитектор Г.И. Первушина). Созда лись предпосылки к дальнейшему развитию пространственно-планировочной композиции общегородского центра от Обского бульвара – площади Советов – и будущей театральной площади.

Совершенствовалась инженерная инфраструктура Барнаула: введен в действие второй речной водозабор, расширены канализационные очистные сооружения, поставлена под нагрузку первая очередь ТЭЦ-3, построены де сятки километров магистральных инженерных сетей и автодорог. В 1973 году была пущена первая линия троллейбуса.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Среди работ по благоустройству и озеленению Барнаула выделяется созданная в конце 70-х годов в пос. Кирова общегородская зона отдыха и большой пруд на р. Барнаулке, было завершено благоустройство и берегоук репление устья этой реки. Главные улицы и площади краевого центра укра сили фонтаны и бассейны.

Крупные реконструктивные работы развернулись в историческом центре Барнаула. Построено новое здание колхозного рынка (архитектор А.П. Гетте), автодорожный мост через Барнаулку и новое здание речного во кзала (архитектор А.П. Ненарокова). Рядом со старинными кварталами начал застраиваться микрорайон по проекту архитектора В.И. Ненарокова (Моск ва).

В конце 70-х годов магистрали и площади Барнаула украсили круп нейший в Сибири спортивный комплекс «Обь» с тремя плавательными бас сейнами, автовокзал на площади Победы (автор – первая на Алтае заслужен ный архитектор РСФСР Г.И. Первушина). Введены в эксплуатацию Дом бы та, Дворец культуры моторостроителей, здание «Алтайводстроя», ряд круп ных объектов торговли, здравоохранения, бытового обслуживания.

Советские архитекторы тактично отнеслись к историческому архи тектурному наследию Барнаула, сохранив главной осью города Московский (Ленинский) проспект, продолжив намеченную в первой четверти XIX века линию бульваров, постепенно повышая этажность зданий. И все таки Мос ковский проспект пережил большие утраты за советский период, они касают ся прежде всего культового зодчества: до 1917 года на проспекте было шесть культовых построек, в том числе Одигитриевская церковь, Лютеранская, цер ковь Св. Петра и Павла, Католический костел. К началу XXI века на проспек те восстановлены часовня и Никольский храм.

Культурное пространство советского Барнаула было сложным, мно гоуровневым, формировалось динамично в русле общероссийских советских тенденций. Благодаря уникальному градообразующему фактору – серебро плавильному заводу – изначально определившего архитектурный облик го рода на основе принципов классицизма Барнаул не утратил статуса историче ского города на протяжении всего советского периода.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Круглова Т.А. Искусство соцреализма как культурно антропологическая и художественно-коммуникативная система. Екатеринбург, 2005.

2. Степанская Т.М. Архитектура Алтая XVIII – XX вв. - Барнаул:

Арт-издательство, 2006.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс УДК: 378.147:811.111(=20) ББК: 74.580.2+81.432. ПРОБЛЕМА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОМИКСА КАК ДИДАКТИЧЕСКОГО МЕТОДА В ПРОЦЕССЕ ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА © С.В. Давыдова, Алтайский государственный университет (г. Барнаул, Россия) COMICS AS A DIDACTIC METHOD OF TRAINING IN THE PROCESS OF TEACHING ENGLISH © S.V. Davydova, Altai State University, (Barnaul, Russia) The present article deals with two categories of methods of training: those which are popu lar and those which cause scepticism and suspicion. Much attention is given to comics and its didactic potential. The author comes to the conclusion that comics is one of the easiest, most complete, rele vant and convenient forms of communication activity which makes the process of education easy and interesting. At the same time some teachers are suspicious about using it.

На современном этапе общественного развития образование превра щается в одну из самых обширных и важных сфер человеческой деятельно сти. Быстро изменяющаяся жизнь современного человека требует новых под ходов к обучению. Существенным образом пересматриваются содержание и методы обучения, находят применение методики, способствующие более эф фективному восприятию материала. В данной статье речь пойдет о получив ших широкую популярность и вызывающих скептицизм и настороженность дидактических методах обучения, поскольку они, несомненно, влияют на ход и результат учебно-воспитательного процесса в любом учебном заведении.

Более того, правильно выбранные методы способны плодотворно влиять на процесс обучения, а ошибки или невнимательность преподавателя к данному вопросу снижают эффективность обучения профессиональной подготовки обучаемых. Именно поэтому внимание преподавателей и ученых к проблеме методов обучения всегда было велико.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.