авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс _ Содержание ИСТОРИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ КАК ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Последние препятствия на пути России в ВТО были сняты в ноябре 2011 года. Может быть, уже к середине 2012 года, Россия станет полноправ ным членом этой международной организации. Основная цель этой органи зации – обеспечить одинаковые соревновательные условия для товаров, ус луг, а также инвестиций на экономическом пространстве всех ее стран членов. ВТО принесет России прямые иностранные инвестиции, от оттока которых сегодня в немалой степени страдает отечественная экономика.

Помимо инвестиций вступление в ВТО предполагает снятие торговых барьеров, что несет в себе выгоду потребителю, так как дешевеет импортная продукция, да и отечественная, в производстве которой используются им портные составляющие. Кроме того, конкуренция дополнительно побудит производителей корректировать ценовую политику и модернизировать про изводство [2].

С методологического подхода к проблеме об экономическом развитии России и ВТО само вхождение будет сопровождаться переходным периодом, в течение которого Россия не будет сразу снимать все оградительные барьеры на некоторые товары и услуги.

А какие изменения ждут телекоммуникационную отрасль?

Известно, что обязательства России в области связи и телекоммуни каций, связанные со вступлением в ВТО, зафиксированы в специальном про токоле, подписанном в ноябре 2006 г. В соответствии с ним основополагаю XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс щим принципом государственного регулирования рынка связи и телекомму никаций должно являться установление равных условий для доступа нацио нального и международного капитала на рынок.

Специфические требования ВТО, касающиеся телекоммуникацион ной отрасли, регламентируют осуществление мер по повышению инвестици онной привлекательности сектора, а также обеспечение открытых и равных для всех участников правил игры на рынке. В частности, среди условий всту пления можно выделить следующие аспекты [1]:

1. Недискриминационность межоператорского взаимодействия. ВТО рекомендует установить цены на присоединение на основе себестоимости данной услуги. Первоначально требования ВТО были учтены при подготовке новой редакции закона «О связи» в 2004 г., в которой было введено понятие «существенного оператора», публичность и недискриминационность присое динения к которому является обязательными. Но на последней стадии приня тия этого закона из «существенных» были исключены все мобильные опера торы. С тех пор их рыночная доля возросла многократно. И когда новый опе ратор хочет присоединиться к одному из «большой тройки», зачастую возни кают проблемы.

2. Независимость регулятора. Это правило ВТО предусматривает вы вод представителей государства из советов директоров, поскольку в этом случае у них возникает конфликт интересов. Чиновник одновременно прово дит регулирование и отстаивает интересы компании, что может дать послед ней преимущество на рынке.

3. Справедливое распределение ограниченного ресурса в отрасли, прежде всего – радиочастот.

4. Обеспечение всего населения присоединяющейся страны универ сальной качественной связью по доступным ценам. При этом, какая это кон кретно услуга, не прописано. В 2004 г. было решено, что основной универ сальной услугой станет оснащение населенных пунктов таксофонами. Но со временем данный проект не оправдал себя, т.к. по таксофонам в настоящее время почти никто не разговаривает. В связи с этим необходимо говорить о пересмотре перечня универсальных услуг связи, и о возможном включении в него сотовой связи как наиболее массовой и недорогой услуги связи, успеш но замещающей обычную проводную связь.

Таким образом, Россия должна будет либерализовать свой телеком муникационный рынок в рамках ВТО.

С точки зрения процесса присоединения к ВТО благоприятный для России сценарий либерализации телекоммуникационной отрасли предпола гает взаимоусиление факторов глобализации на макро- и микроуровне – рост и диверсификация телекоммуникационных услуг со стороны иностранных компаний способствуют росту производительности труда, росту экономики и доходов населения. Это в свою очередь повышает спрос на телекоммуника ционные услуги, создавая, таким образом, позитивную зависимость между ростом отрасли и экономическим развитием.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Если рассматривать капитальные затраты, то российские операторы связи заметно уступают телекоммуникационным гигантам Запада, что усу губляется необходимостью масштабной реструктуризации и технологическо го обновления оборудования в отрасли. Все это в свою очередь усиливает необходимость построения альянсов с мощными зарубежными компаниями и выходом на внешние рынки заимствования. Данные меры, будучи неотъем лемыми атрибутами глобализации, в значительной степени говорят в пользу присоединения России к ВТО, которое способствовало бы повышению инве стиционной привлекательности России для зарубежных инвесторов.

Что касается обязательств, которые ожидают Россию в случае при соединения к соглашению ВТО по телекоммуникационным услугам, следует признать, что в условиях подавляющего превосходства зарубежных операто ров в технологической оснащенности, финансовой мощи и глобальной раз ветвленности российским операторам понадобится определенный срок для подготовки к либерализации рынка телекоммуникационных услуг.

Среди основных положительных факторов присоединения к Согла шению по телекоммуникациям можно выделить более раннюю интеграцию в глобальные альянсы, в рамках которых российская телекоммуникационная отрасль могла бы динамично развиваться, ускоренное реформирование та рифной системы российских операторов при общем снижении цен на услуги связи, демонополизацию российского телекоммуникационного рынка.

Вместе с тем существенными будут и отрицательные последствия присоединения к Соглашению – потери понесут, прежде всего, национальные операторы, а также группы пользователей телекоммуникационных услуг, ко торые субсидируются российскими телекоммуникационными компаниями.

Общий итог соотношения потерь и приобретений для России от при соединения к Соглашению разнится во времени – если в краткосрочной пер спективе будут преобладать отрицательные факторы роста издержек нацио нальных производителей и потерь населения от первоначального роста тари фов, то в дальнейшем большую значимость приобретут положительные фак торы.

В целом же в России открытие рынка телекоммуникационных услуг в процессе присоединения России к ВТО должно привести к снижению моно полизации внутреннего рынка, рационализации тарифов и соответственно к выгодам для потребителей. Наконец, с ростом оборота в данной отрасли сле дует ожидать притока занятых и роста капитальных затрат операторов. Так, процесс присоединения России к ВТО должен способствовать не только аб солютному росту отрасли, но и опережающему ее развитию по сравнению с прочими секторами российской экономики за счет притока ресурсов в дан ную сферу услуг.

Таким образом, проведенный анализ показывает, что развитие России и ВТО имеет общие положительные тенденции развития телекоммуникаци онной отрасли для экономики России, но автор также выделяет и отрица тельные тенденции, что вписывается в наиболее вероятностную модель про гноза экономического развития.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. АРОС: вступление России в ВТО будет способствовать разви тию отрасли связи. URL: http://rosinvest.com/novosti/ 2. В России рассчитали плюсы и минусы вступления в ВТО.

URL: http://www.tks.ru/reviews/2011/12/23/ УДК: 330. ББК: 65. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ ИНСТИТУ ЦИОНАЛЬНОЙ СРЕДЫ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ © Н.И. Ермаченко, Сибирский институт бизнеса, управления и психологии (г. Красноярск, Россия) ECONOMIC INTERESTS AND CONTRADICTIONS OF THE INSTITU TIONAL ENVIRONMENT: METHODOLOGICAL ASPECT © N.I.Ermachenko, Non-state educational institution the Siberian institute of business, management and psychology (Krasnoyarsk, Russia) In the article from the position of the methodological approach of the economic interests and contradictions of the institutional environment of the civilization process of the development of society. Outlines the main provisions of the revealed contradictions, and indicates the mechanism of their resolution through the coordination of economic interests.

В конце ХХ столетия мировое экономическое и политическое сооб щество столкнулось с принципиально новыми проблемами, которые никому и никогда не приходилось еще решать. Таким образом, эти проблемы и осо бенности их проявления являлись и до настоящего времени являются необ ходимым объектом научно-практических исследований. Думается, еще не одно поколение исследователей будут изучать и выявлять социально экономические причины происшедшего процесса трансформации плановой (административно-командной) экономики. Поэтому, макроэкономические и институциональные вопросы трансформации российской экономики волнуют всех соотечественников и требуют обоснованного ответа ученных и практи ков и всех тех, кто несет ответственность перед будущими поколениями за сохранения России экономически мощной и духовно сильной цивилизацией в человеческом сообществе. Неслучайно, автором было проведено исследова ние по проблеме экономических интересов и противоречий институциональ ной среды на примере экономической системы России. Инструментарий ис XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс следования данной проблемы и авторский замысел методологического обос нования разработаны и применены в совокупности с целью – выявить про тиворечия институциональной экономики и указаны механизмы их разреше ния.

Итак, приступим к самому значимому в данной работе – изложению основных научные положений, сформулированных автором на основании ранее проведенных исследований по данной теме [1, с.173-187;

2, с.32-38;

3, с.61-63;

4, с.197-207].

1. Экономическая система (на основе методологического подхода) рас крывает свою сущность через субстанциональные (экономические) отноше ния, которые, в свою очередь, включают институциональные отношения.

Экономические отношения формируются в результате целенаправленных действий субъектов, заинтересованных в получении эффективных результа тов от использования ограниченных ресурсов – факторов производства.

Консолидацию хозяйственных отношений и их целостность обеспечивают хозяйственные институты, по поводу которых возникают институциональные отношения. Институциональные отношения производны от экономических отношений, находятся в переплетении с ними и создают рамки функциони рования экономических отношений. Институциональные отношения - это отношения сотрудничества, соперничества, конкуренции. Они находятся в диалектической взаимосвязи с экономическими отношениями. Развитие эко номических отношений, изменения в их системе требуют соответствующей институционализации. С изменениями в системе институтов меняется и от ношение к ним хозяйствующих субъектов. Институциональные отношения, как форма экономических отношений, в свою очередь, оказывают обратное влияние на содержание последних.

2. Экономические отношения, а вместе с ними и институциональные отношения раскрывают свою сущность через экономические законы, как по следующую форму раскрытия сущности предыдущей субстанциональности.

3. Экономические законы полнее раскрывают общественную жизнь и хозяйственную деятельность. Экономические законы сами по себе не дейст вуют, они приводятся в движение через потребности и интересы людей. Эко номические законы носят объективный характер, действуют независимо от воли и сознания людей в определенных исторических рамках, где «приро дой» для них является экономическая система общества. Так, законы рынка:

экономический закон стоимости (ЭЗС), экономический закон спроса (ЭЗСп), экономический закон предложения (ЭЗП), экономический закон цены (ЭЗЦ), экономический закон конкуренции (ЭЗК) и другие законы действуют неза висимо от того, знают о них хозяйствующие субъекты или нет. Чем глубже люди познают характер действия экономических законов, тем эффективнее могут их использовать в хозяйственной деятельности. Познанный механизм действия экономических законов как таковых имеет свойство «переходить» в практику в «новом качестве» - иной форме - принимаемых нормативно правовых актах – юридических законах. Примером этому служит экономиче ский закон конкуренции. Проведена аналогия характеристик механизма его XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс использования с «механизмом реализации» нормативно-правового акта - за кона (см.: Закон РФ «О конкуренции и ограничениях монопольной деятель ности на товарных рынках» № 948-1 от 22.03 1991г. и Закон РФ «О защите конкуренции» от №135-ФЗ от 26.07.2006г). За первым – признаются атрибу ты «устойчивых и постоянно повторяющихся объективных взаимозависимо стей и причинно-следственных связей в экономических процессах и явлени ях», за вторым – свойства нормативного акта государства, устанавливающего общеобязательные правила, необходимые к исполнению.

4. Экономические законы в своей совокупности образуют свою «систе му экономических законов», отражают количественные и качественные сто роны экономических явлений и процессов в их единстве и служат внутренней мерой этих процессов. Экономические законы являются одной из форм про явления сущности экономических отношений, присущих какой-то конкрет ной форме экономической системы общества. В данной работе рассматрива ются три основные формы экономических систем: «рыночная», «администра тивно-командная или плановая», «смешанная». Классификация экономиче ских законов по ряду признаков, в большей мере отражают процессы произ водства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг в обществе. Проведено условное разграничение ЭЗ на общие и специфические.

В системе ЭЗ особое место – центральное занимает основной экономический закон (ОЭЗ) – закон развития экономической системы, выражающий цель экономической системы и средства ее достижения. ОЭЗ оказывает опреде ляющее воздействие на все экономические законы, обуславливает общее на правление и результаты их действия, придает им конкретное социально экономическое направление, выражает самую сущность основных экономи ческих процессов функционирования и развития экономической системы, отличает сложный, разветвленный и многоступенчатый механизм действия.

Материальную базу действия ОЭЗ образуют сферы общественного произ водства, распределения и потребления. Все остальные действующие в эконо мической системе общества ЭЗ находятся в отношениях субординации с ОЭЗ и подчинены ему. Определены экономические законы как основные, наиболее существенные формы проявления ЭО и выявлены черты экономи ческих законов как главного системообразующего элемента экономических отношений, субординирующих связей СЭЗ (системы экономических зако нов) с СЭО (системой экономических отношений), а также с СЭИ (системой экономических интересов) и с СЭП (системой экономических противоречий).

5. Экономические интересы (ЭИ) являются проявлением экономиче ских отношений в действиях субъектов этих отношений и являются по отно шению ЭС (экономической системе) – третичной формой проявления сущно сти и вторичной – к экономическим отношениям (ЭО). Действия людей в процессе производства, распределения, обмена и потребления благ непосред ственно диктуются их экономическими интересами через экономические за коны и принимаемые нормативно-правовые акты. Характер интересов зави сит от места, занимаемого субъектом экономических отношений в системе общественного производства, от его отношений к собственности на факторы XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс производства. Через экономические интересы реализуются экономические законы. Экономические интересы, как вторичная центральная форма прояв ления сущности экономических отношений, образует свою систему. В абст рактно- конкретной форме они характеризуются как: общенародные (госу дарственные), региональные, коллективные, личные интересы, в тоже время они суборнизируют с экономическими законами и приобретают черты: как общие экономические интересы, как основной экономический интерес, спе цифический экономический интерес и другие прочие экономические интере сы.

Действуя в соответствии с экономическими интересами, субъекты вос производят устойчивые, причинно-следственные связи в экономике. Инсти туциональные отношения проявляются в направленности действий субъектов данных отношений – в институциональных интересах. Все субъекты заинте ресованы в институтах, которые обеспечивали бы стабильный общественный порядок, максимизирующий их доходы и минимизирующий общие трансак ционные издержки. Объективной центростремительной силой, способной сдерживать конкурирующие экономические интересы, становится общий ин ституциональный интерес. Под ним понимается заинтересованность всего общества или его большинства в осуществлении унифицированного инсти туционального порядка, системно реализующего экономические интересы.

6. В основе институциональной деятельности людей лежат институцио нальные потребности. Институциональные потребности характеризуют объ ективную необходимость в воспроизводстве и развитии институтов. Инсти туциональные интересы направленность действий по отношению к институ там. Наличие институциональных потребностей означает нужду в институ тах, в существовании определенного институционального порядка. Институ ты же являются общественным благом и предметом удовлетворения потреб ности в организованности общественной жизни. Ориентация человека в сис теме институциональных отношений, удовлетворяющая институциональную потребность, выступает как его институциональный интерес.

7. В целях увеличения своих доходов собственники тех или иных фак торов производства могут сформировать институты, неэффективные для об щества в целом. Возникает противоречивая система институциональных ин тересов. Неэффективность хозяйственных институтов ведет к появлению в обществе заинтересованности в существовании неформальных институтов, вступающих в противоречие с формальными. Конкурентная разнонаправлен ность факторных интересов координируется и снимается эффективной ин ституциональной системой, в которой имеются механизмы защиты прав и реализации справедливых и полноценных доходов всех собственников фак торов производства.

8. Трансформации в системе экономических и институциональных ин тересов собственников факторов производства являются следствием измене ний в характере взаимодействия последних. Цивилизационные процессы ис торического развития общества связаны с этапами технологических измене ний производства: доиндустриальным (основной тип производства – сель XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ское хозяйство), индустриальным (промышленность) постиндустриальным (сфера услуг). В современных условиях формируется постиндустриальное производство, основанное на информационных технологиях, ему присуща новая структура факторов производства и интересов их собственников, как в сфере производства, так и в сфере распределения, и соответственно, в сфере обмена и в сфере потребления факторных доходов, так и в институциональ ной сфере.

9. Новые формы экономических и институциональных интересов в по стиндустриальном обществе определяются, прежде всего, появлением в сис теме факторов производства, кроме земли, труда, капитала и предпринима тельства, пятого фактора – невоспроизводимых природных ресурсов, шесто го фактора – знаний, седьмого – информации, восьмого – психологического фактора. Информация и знания, в целом повышающие эффективность ис пользования каждого фактора производства, играли важную роль как в доин дустриальном, так и в индустриальном обществе. В современном инноваци онном периоде постиндустриального этапа все перечисленные факторы при обретают решающую роль в мировом цивилизационном процессе. Они необ ходимы каждому участнику общественного производства.

10. В постиндустриальном обществе знания и информация как факторы производства становятся стратегическими ресурсами, а деятельность по соз данию и использованию знаний и информации – специфическим видом про изводственной деятельности – интеллектуальных технологий. Формируется новый социальный слой собственников фактора знаний, имеющих обособ ленные экономические интересы, которые должны реализовываться в особом факторном доходе – плате за знания. Последний выплачивается в настоящее время, как правило, в качестве элемента заработной платы и не имеет само стоятельной институциональной формы.

11. Реализация экономических и институциональных интересов собст венников человеческого капитала происходит в процессе получения фактор ных доходов. Под человеческим капиталом следует понимать, во-первых, не сами способности человека (природные, приобретенные, накопленные) и не человека с данными способностями, а авансированную стоимость, капитал, вложенный в формирование и развитие его способностей. Способности при носят их владельцам доход, который должен быть пропорционален вложен ному капиталу. Во-вторых, человеческий капитал связан не только с трудо вой и предпринимательской деятельностью, но и с другими видами жизне деятельности человека. То есть это инвестиции, вложенные либо в различные способности человека (человеческий капитал в широком смысле), либо в спо собности к производственной деятельности – трудовой, интеллектуальной, предпринимательской (человеческий капитал в узком смысле). В-третьих, человеческим капиталом должны обладать все собственники факторов про изводства, в том числе и землевладельцы, и капиталисты, а не только собст венники рабочей силы, знаний и предпринимательских способностей. Вло жение средств в воспитание, образование, обучение всех собственников фак торов производства способствует повышению доходов от их применения. С XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс повышением роли человеческого капитала формируется система экономиче ских и институциональных интересов, отражающая противоречия как между самими собственниками человеческого капитала, так и между ними и други ми слоями населения.

12. Глобализация мировой экономики связана с переходом человечест ва к постиндустриальной эпохе цивилизационного развития общества не только по времени, но и по сути. Происходит глобальная интернационализа ция производства вследствие превращения информации и знаний в его само стоятельные движущие силы. Более того, изменение самого характера взаи модействия факторов постиндустриального производства определяет процес сы глобализации и обусловливает необходимость применения новых форм реализации экономических и институциональных интересов. Международной торговле при этом отводятся задачи специализации и кооперирования.

13. В настоящее время институты, существующие в мировом сообщест ве, отражают интересы прежде всего индустриально развитых в социально экономическом отношении стран. Сохранение такого порядка и высоких трансакционных издержек в глобальном институциональном пространстве препятствует гармоничному развитию процессов глобализации, что, в конеч ном счете, противоречит и интересам самих развитых государств. Стремле ние отдельных стран к реализации своих экономических интересов в ущерб другим странам ведет к обострению межгосударственных противоречий и ожесточенной борьбе за ограниченные ресурсы и глобальную справедли вость.

Итак, приведены основные результаты исследования в тезисной форме изложения, их содержание с позиции оппонентов, разумеется, небесспорны, автор отдает себе в этом отчет и готов вступить в дискуссию.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Ермаченко Н.И. Экономические противоречия в переходный период к рынку: тенденции, механизм разрешения//Государственное регулирование в условиях рыночной экономики/Сборник научных докладов под ред. Г.В. Гор ланова, С.В. Кадомцевой, В.В.Куликова, С.П. Пирогова.- М., Изд.-во МГУ, 1994.

2. Ермаченко Н.И. Вопросы теории и практики экономических проти воречий социализма в курсе обществоведения в школе// Сб. Совершенствова ние идейно-воспитательной работы в школе. Министерство народного об разования РСФСР. Абаканский гос. пед. институт. Абакан.-1991.

3. Ермаченко Н.И. Методология выбора инструментария исследова ния экономических явлений//Логистика и экономика регионов: материалы научно-практической конференции с международным участием (8-9 февраля 2008, г. Красноярск) Тез. докл. III Международ. Научн.-практ. конф. (6 9апреля 2008, Красноярск)/ Сиб. гос. аэрокосмич. ун-т. - Красноярск.2007.

4. Ермаченко Н.И. Методологический аспект в исследовании эконо мических интересов и противоречий в переходный период экономической системы России//Экономика и управление в современных условиях: материа XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс лы всероссийской заочной научно-практической конференции/ Сост. Крав ченко;

НОУ Сибирский институт бизнеса, управления и психологии.- Крас ноярск, 2008.-Часть I.

УДК: 334. ББК: 4+ СОВРЕМЕННАЯ СТРАТЕГИЯ СЛИЯНИЙ И ПОГЛОЩЕНИЙ В СТРАНАХ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ И СНГ © А.Н. Свиридова, Донецкий национальный университет (г. Донецк, Украина) MODERN STRATEGY OF MERGES AND ABSORPTION IN THE COUNTRIES TO SOUTHEAST EUROPE AND THE CIS © A. N. Svyrydova, Donetsk National University (Donetsk, Ukraine) The article investigates the process of cross-border mergers and acquisitions (M&As) as the most effective form of the foreign direct investment. The author has analyzed the dynamics of M&As in South-Eastern Europe and the CIS, particularly in the Ukraine, in the post-crisis period. The main trends and prospects for further development of M&As in the region are identified.

Актуальность проблемы. Одной из особенностей развития мировой экономики в современных условиях является прогрессирующий процесс гло бализации. В данной ситуации первостепенной задачей транснациональных корпораций (ТНК) является стремительное вовлечение компаний в данный процесс, с целью дальнейшего плодотворного функционирования и поддер жания своей конкурентоспособности. На сегодняшний день в мировой прак тике в условиях глобализации сложилась ситуация, когда, достаточно рас пространенным явлением становится процесс приобретения уже функциони рующей компании, в рамках процесса слияния и поглощения (СиП), который является одной из наиболее эффективных форм прямого иностранного инве стирования.

Мировой финансовый и экономический кризис, начавшийся в августе 2007г., оказал негативное влияние на процессы СиП и повлек резкое падение активности на рынке трансграничных сделок по слиянию и поглощению компаний, в виду повышенного риска данной деятельности. Однако, несмот ря на последствия кризиса, с начала 2010 года наблюдается положительная динамика СиП в мире, что является результатом деятельности ТНК, которые рассматривают СиП как реальную возможность роста бизнеса, выхода на но вые рынки и способ обеспечения конкурентоспособности своей продукции на международном уровне.

Анализ последних научных исследований и публикаций. Широкий спектр теоретических и методологических вопросов в области слияний и XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс поглощений исследованы в работах И. Ансоффа, С.В. Башлая, Э.А. Гончарова, П. Гохана, Ф.Ж. Гуияра, Д. Добкинса, И.А. Зарицкой, Р. Каплана, Г.М. Костюнина, Р. Коуза, А. Коттера, Т. Коупленда, Ю.В. Макогона, О.В. Мирошниченко, А. Молотникова, Д. Нортона, Т.В. Ореховой, М. Портера, О.И. Уильямсона, Дж. Форрестера и других уче ных.

Целью работы является исследование роли СиП, как одной из форм инвестиционной деятельности ТНК, а также анализ динамики СиП в странах Юго-Восточной Европы и СНГ, в том числе в Украине.

Изложение основного материала исследования.

Глобальный финансово-экономический кризис 2008 года резко осла бил деятельность ведущих международных экономических институтов. При данных обстоятельствах большую роль для корпораций стала играть их спо собность адаптироваться к изменяющимся условиям, а также разработка оп ределенного плана функционирования, который обеспечит ТНК последую щий рост. Основным инструментом данной политики стали являться СиП, как один из способов получения дополнительных долгосрочных конкурент ных преимуществ на зарубежных рынках.

Под СиП понимают все виды сделок, которые объединяет передача корпоративного контроля во всех формах, включая покупку и обмен актива ми. Зачастую это стопроцентное владение акциями. Исходя из этого, совер шение подобных сделок в период финансово-экономического кризиса было крайне рискованным, однако, даже в этих условиях они не потеряли своей актуальности.

Наибольший пик СиП пришелся на 2007 год, стоимость СиП в этот период составила: в развитых странах – 891896 млн. долл. США, развиваю щихся - 100361 млн. долл. США, Юго-Восточной Европе и СНГ – 30448 млн.

долл. США. В 2008 году, в разгар экономического кризиса, наблюдалось рез кое снижение трансграничных СиП.

Несмотря на значительный спад объемов международных СиП ком паний в пиковый кризисный период, последующим изменениям в экономиче ской ситуации сопутствовала положительная динамика этих процессов. Так, в 2010 г. объем мирового рынка слияний и поглощений, в сравнении с годом, увеличился на 36% до 339 млрд. долл. США, не достигнув при этом даже трети от показателей 2007 года. В течении первых пяти месяцев года трансграничные СиП показали значительный рост в стоимостном значе нии. В это время СиП возросли на 58% по сравнению с соответствующим периодом 2010 года и имеют тенденцию к увеличению (рис. 1).

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Рис 1. Объем трансграничных СиП, 2005-Май 2011 гг. (млн. долл. США) [1, с. 202] Лидерами по совершению данного вида сделок остаются развитые страны.

В 2011 году на их долю приходится 74% от общего количества СиП в мире, в пер вую очередь это обуславливается расположением головных офисов ТНК. На долю развивающихся стран, Юго-Восточной Европы (ЮВЕ) и Содружества Независи мых Государств (СНГ) приходится, соответственно 24% и 1,3%.

Продолжение корпоративной и индустриальной реструктуризации создает новые возможности для поглощений, в частности для крупных ТНК, в том числе для ТНК стран с формирующимся рынком. В 2010-2011 годах возникла тенденция к увеличению доли инвесторов из развивающихся стран и стран с переходной экономикой, они становятся все более важными игро ками на рынке СиП, наряду с инвесторами из развитых стран.

После восьми лет тенденции к повышению приток ПИИ в Юго восточную Европу и СНГ в 2010 году сократился на 5% (до 68,2 млрд.

долл.), после падения более чем на 40% в 2009 году. Это повлекло за собой сокращение СиП в регионе. Экономический и финансовый кризис сократил доверие инвесторов в силе местных экономик в регионе, и сделки по транс граничным СиП были сокращены или отложены. Так в 2010 году продажи СиП в регионе снизились на 39%, по сравнению с 2009 годом, и составили 6166 млн. долл. США (рис. 2). Даже значительное увеличение внутрирегио нальных покупок на рынке СиП – в основном, из России – не может компен сировать спад активности по сделкам СиП со стороны развитых стран, вели чина вклада которых впервые стала отрицательной, в связи с продажей Tele nor (Норвегия) ЗАО “Киевстар” GSM (Украина) российской компании Vim pelCom [1, с. 64].

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Рис 2. Величина трансграничных СиП в Юго-Восточной Европе и СНГ, 2005-Май 2011 гг. (млн. долл. США) [1, с. 63] В отраслевом разрезе в кризисное время наиболее существенно со кратились сделки СиП в промышленном секторе, причем во всех отраслях (наиболее существенно - в добывающей, пищевой, химической промышлен ности и металлургии). В секторе услуг положительная динамика СиП отме чена лишь в секторе генерации и перераспределения электроэнергии газа и воды, отрицательная динамика наблюдается в первую очередь в торговой сфере, бизнес-услугах, в отельном и ресторанном бизнесе.

По сравнению с 2009 годом, в 2010 году наблюдается значительный рост сделок СиП в промышленном секторе до 1857 млн. долл. США, где больше всего преобладала пищевая и табачная промышленность (на нее при ходиться 73,5 % от общего объема промышленности). В секторе услуг объем трансграничных СиП возрос на 62%, в первую очередь из-за значительного увеличения объема сделок в транспортной отрасли, отрасли коммуникаций и складского хозяйства (рис 3.).

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Рис 3. Трансграничные СиП по секторам экономики, 2009-2010 гг., млн. долл. США [1. С.63] На данном этапе развития украинской экономики процесс соверше ния сделок трансграничных СиП становится все более актуальным. За по следние годы отечественные компании стали активнее вовлекаться в миро вые процессы СиП, о чем может свидетельствовать увеличение объема рынка СиП в Украине в 2011 году до 5-6 млрд. долл. США, по сравнению с 5 млрд.

долл. США в 2010 году. По данным ІІІ Ежегодного национального форума «Слияния и поглощения в Украине» лидером по количеству сделок СиП в 2011 году стало сельское хозяйство, стоимость которых составила около 1, млрд. долл. США. Второе место заняла сфера телекоммуникаций, в первую очередь благодаря приватизации «Укртелекома», на третьем месте химиче ская промышленность, стоимость сделок которой 1 млрд. долл. США. Мень ший объем сделок приходится на металлургическую промышленность – 0, млрд. долл. США, машиностроение – 0,3 млрд. долл. США и банковский сек тор – 0,2 млрд. долл. США [3].

Самыми активными покупателями из Украины являются Group DF и Ostchem Holding, на долю которых приходятся 3 сделки общей стоимостью 1,15 млрд. долл. США, а также группа Kernel – 4 сделки на 294 млн. долл.

США и Ukrlandfarming – 3 сделки, стоимость которых составила 280 млн.

долл. США.

Основными тенденциями на рынке СиП в 2011являлись:

завершение консолидации в химической отрасли и металлургии;

• сильный процесс консолидации в секторе сельского хозяйства;

• начало консолидации в нефте- и газодобывающей промышленно • сти;

основными покупателями являлись украинские финансово • промышленные группы [2].

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Заключение.

СиП являются одной из эффективных форм прямого иностранного ин вестирования и одной из важнейших закономерностей развития современной рыночной экономики. СиП также являются одним из факторов стремительно го роста бизнеса, они повышают степень концентрации производства и капи тала, при этом усиливая влияние крупных ТНК на развитие рыночных отно шений. В современных условиях СиП приобрели глобальный характер, и с каждым годом масштабы протекания данного процесса увеличивается стре мительными темпами, на сегодня СиП охватывают все отрасли и сферы эко номики, а также оказывают существенное влияние на количественные и каче ственные изменения потока прямых инвестиций.

Мировой финансовый кризис достаточно сильно повлиял на процесс СиП во всех регионах мира, что не могло не затронуть страны Юго Восточной Европы и СНГ, где в период кризиса был зафиксирован масштаб ный спад сделок. Однако, не смотря на снижение количества и стоимости сделок в период кризиса, начиная с 2009 года, была зафиксирована их поло жительная динамика с тенденцией к увеличению.

В Украине в период кризиса зафиксирован незначительный спад объе ма сделок СиП. Начиная с 2009 года, в Украине наблюдается положительная тенденция к росту количества сделок, что явилось результатом начала актив ной деятельности украинских финансово-промышленных групп. В 2011 году наиболее привлекательным сектором заключения сделок стало сельское хо зяйство, которое, как прогнозируется, в 2012 году должно закрепить свои ли дирующие позиции. В 2012 году прогнозируется, что в тройку наиболее пер спективных сфер по объему СиП также войдут нефте- и газодобывающая от расль и энергетика.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. World Investment Report 2011. Non-Equity Modes of International Production and Development / United Nations. – New York and Geneva. – 2011. – 250 p.

2. Винниченко А. Время Фирташа: итоги года на рынке слияний и поглощений [Электронный ресурс] / А. Винниченко // Информационное агентство: ЛIГАБізнесІнформ, 2011. [сайт].- Режим доступа:

http://biz.liga.net/ekonomika/all/stati/2095152-vremya-firtasha-itogi-goda-na rynke-sliyaniy-i-pogloshcheniy-.htm.– Загл. с экрана.

3. Рынок слияний и поглощений в Украине в 2012г останется на уровне $5-6 млрд. [Электронный ресурс] / Интерфакс-Украина // Информационный портал о личных инвестициях и финансах, 2011. [сайт] Режим доступа:.– Загл. с экрана.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс УДК: 330.1+338. ББК: 65.01 + 65. СТРАТЕГИЯ ПОВЫШЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ НЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБ РАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ В ПЕРИОД 2012-2020гг.: АНА ЛИТИКО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ПОДХОД © В.Ф. Забуга, НОУ Сибирский институт бизнеса, управления и психологии (г. Красноярск, Россия) © Т.В. Дубровская, НОУ Сибирский институт бизнеса, управления и психо логии (г. Красноярск, Россия) © Н.И. Ермаченко, НОУ Сибирский институт бизнеса, управления и психо логии (г. Красноярск, Россия) © Л.Н. Ридель, НОУ Сибирский институт бизнеса, управления и психологии (г. Красноярск, Россия) THE STRATEGY OF INCREASING THE COMPETITIVENESS OF NON STATE HIGHER PROFESSIONAL EDUCATIONAL INSTITUTION DUR ING NHE PERIOD 2012-2020гг.:

NHE ANALETICAL AND PRACTICAL APPROACH © V.F.Zabuga, Non-state educational institution the Siberian institute of business (Krasnoyarsk, Russia) © T.V.Dubrovskaya, Non-state educational institution the Siberian institute of business (Krasnoyarsk, Russia) © N.I.Ermachenko, Non-state educational institution the Siberian institute of business (Krasnoyarsk, Russia) © L.N.Ridel, Non-state educational institution the Siberian institute of business (Krasnoyarsk, Russia) The article presents the conclusions obtained on the basis of the analetical and practical ap proach of the authors to the trends of development of the Bologna process in the period of 2012 2020. Identifies the negative trends on the market of educational services in connection with transi tion to two-tier education system. Justified adjustments to policy in the sphere of education on the harmonization of interests of participants of the market of educational services.

ХХI век предполагает радикальную смену алгоритмов экономическо го и социального развития, связанных с появлением новых факторов, опреде ляющих качество и темпы развития государства, общества и экономики.

В этой связи важно отметить природу и особенности образователь ных услуг высшей школы, независимо от источника финансирования и нор мативно-правовой формы образования вузов, которые аккумулируют и нака пливают человеческий капитал через потребителей – граждан России. Но, услуги образования, в том числе и образовательной системы высшей школы, с одной стороны, предоставляются каждому персонально, но, с другой – яв XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ляются общественными благами, которыми пользуются все. И они составля ют необходимые условия современной человеческой деятельности, и накап ливаются в виде человеческого персонифицированного капитала. Поэтому, разрабатывая меры по повышению конкурентоспособности выпускников высшей школы, а также и конкурентоспособности самого вуза в сочетании с требованиями «третьего поколения» – федеральных государственных образо вательных стандартов высшего профессионального образования (ФГОС ВПО), следует выделять приоритеты, как бесплатного предоставления обра зовательных услуг, так и платных – коммерческих образовательных услуг.

Все это позволяет остановить и ликвидировать деградационные процессы, вызванные ограниченностью бюджетного финансирования всей социальной среды, в кризисной экономике России. Последняя, по обоснованию авторов, находится с 1993 года в этом кризисном положении [4, с. 163-167]. Здесь мы не будем углубляться, и детализировать стороны этого процесса, так как о них отмечалось ранее в изданных исследовательских работах по этой темати ке [2, с. 167-171;

3, с. 32-34], а лишь будем ссылаться для обоснования при водимых выводов и положений. Поэтому мы только акцентируем внимание на том, что с момента образования СИБУП проблема конкурентоспособности вуза является основополагающем аспектом во всех формах исследователь ских работ и практическим вектором управления и стратегии развития вуза.

Конкурентоспособность выступает, во-первых, как миссия и подтверждается на рынке образовательных услуг региона. Во-вторых, конкурентоспособность является стратегической целью деятельности всего коллектива. Поэтому, не случайно, с включением России в 2003 г. в Болонский процесс, институт про ходит все его «технологические» этапы, связанные с проблемой обеспечения глобальной конкуренции, где знания становятся основой экономики.

В предлагаемой статье анализируются меры выполнения общеинсти тутской программы проведения концепции компетентностного подхода в обеспечении конкурентоспособности выпускников негосударственного вуза – Сибирского института бизнеса, управления и психологии, принятой в 2007 2008 учебном году [5, с. 211-216], а также меры, осуществляемые в послед ние три учебных года – с 2009 по 2012гг. [6, с. 416-418;

7, с. 179-185]. Про веденный анализ позволил также уточнить ранее принятые плановые меры по реализации федеральных государственных образовательных стандартов «третьего поколения» в период до 2020 года и одновременно вести подгото вительную работу по «четвертому поколению» образовательных стандартов.

Здесь мы сделаем ссылку на авторитетное мнение профессора Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина Гребнева Л.С., который утверждает, что многие меры по совершенствованию высшего обра зования в России и в других странах, участвующих в Болонском процессе не выполнены [1, с. 29-41]. Авторы статьи по этому положению солидарны с ним. Более того, проводя сравнительный анализ и отдавая себе, отчет в том, что практика вхождения России в Болонский процесс была рассчитана на оптимистическую модель развития, делают отдельные выводы, которые не однозначно могут трактоваться. Думается, правомернее оценить модель вхо XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ждения России в Болонский процесс, как и многие другие программы в Рос сии, с позиции критического анализа с выявлением отрицательных тенденций [4, с. 163-167]. Ибо, рассматриваемая последняя модель имела мифическое основание. Она не включала, в полной мере, обоснования с позиции методо логии надлежащими ресурсами: материально-финансовыми, нормативно правовыми и временными, контрольно-исполнительными и другими средст вами и ресурсами. Это особый аспект исследовательских работ и в рамках данной статьи его рассмотрение не планируется. Поэтому мы остановимся на изложении тех фактов, которые на наш взгляд, более значимы в текущий мо мент развития процесса и в представляемом прогнозе тенденций будущего периода. Все же критические тенденции будут учтены при описании прини маемых государством и в частном случае – негосударственным высшим про фессиональным образовательным учреждением. Это отвечает нашим науч ным и практическим интересам в деле разработки мер по стратегии повыше ния конкурентоспособности системы образования в целом по России и, кон кретно, касаясь повышения конкурентоспособности НОУ СИБУП на период до 2020г. Предмет и субъект исследовательской работы здесь совпадают, что позволяет в краткой форме изложить результаты критического анализа стра тегии повышения конкурентоспособности в целом по сфере образовательных услуг России, и в том числе по разработке этой стратегии на конкретном примере – негосударственном высшем профессиональном образовательном учреждении – НОУ СИБУП. Итак, мы солидарны со многими исследователя ми и практиками-руководителями высших учебных заведений, которые кри тически подходят к мерам Болонского процесса и принимаемым мерам госу дарства по реализации динамики Болонского процесса.

Поэтому аналитико-практическая направленность работы позволяет привести те первоначально разработанные меры плана мероприятий Болон ского процесса, которые были определены для выполнения до 2010 года. В качестве одной из важных мер, намечалось завершение создания к 2010 году Европейского пространства высшего образования (ЕПВО). Однако в полной мере этого достичь не удалось. Намечен новый рубеж – 2020 год. И здесь, по нашим убеждениям, скрывается большее противоречие для российского об разования, нежели для европейских участников Болонского процесса. Срав нительный анализ интересов участников Болонского соглашения свидетель ствует – механизм вхождения России в вышеуказанный процесс изначально превращался в инструмент обслуживания экономических интересов Евро союза. В то самое время, в данной модели Болонского процесса российское образование теряло и теряет свою специфику классической формы образова ния, а также несет для участников российского образовательного процесса более затратную форму финансирования. Особенно, этот затратный механизм проявляется для участников рыночного заказа образовательных услуг в отли чие от госзаказа. С начавшимся процессом перехода на двухуровневую сис тему высшего профессионального образования в 2011-2012 учебном году, будет усиливаться указанное противоречие, и если не принимать решитель ных действий, то сложившаяся отрицательная тенденция ослабит и без того XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс уже хрупкую структуру системы российского высшего профессионального образования. Такое положение сложилось и в силу непродуманных моделей реформирования всей образовательной системы России и «остаточным прин ципом ее финансирования». Поэтому, ранее действующая классическая рос сийская форма подготовки специалистов высшего профессионального обра зования за последнее десятилетие на мировом уровне сдала свои приоритет ные позиции, трансформируясь в двухуровневую (двухступенчатую) систему в соответствии с требованиями Болонского соглашения. Все это повлекло за собой другие динамические процессы отрицательных тенденций по ослабле нию и другой составляющей - докторского эшелона, так как за последние двадцать лет, начиная с 1992 года, это связано с причинами экономического кризиса и кризиса науки.

Поэтому переход к «третьему поколению» стандартов в российской системе высшего профессионального образования, характеризующийся отка зом от многоуровневой подготовки специалистов с высшим образованием на двухцикловую, по – нашим убеждениям, это преждевременная мера и, осо бенно, это касается образования по инженерным специальностям. Попытаем ся в тезисном варианте изложения аргументов обосновать этот положение.

Итак, анализ уровня зрелости экономической системы каждого из участников Болонского процесса, показывает, что страны очень различаются по уровню технологического развития и использованию факторов производ ства. Индустриально-развитые страны Евросоюза – самодостаточные, и в культуре управления производством используют всю совокупную структуру специалистов (от бакалавра до магистра, от специалиста до доктора (PhD).

Россия, владеющая широким потенциалом ресурсов, в том числе и нацио нальным богатством – человеческим капиталом, к большому сожалению, по технологическому уровню остается (следует заметить, еще с петровской эпо хи) индустриальной страной и лишь только по отдельным видам производств можно отмечать наметивший вектор к постиндустриальному уровню разви тия. Исходя из этого, давая оценку по наиболее вероятному сценарному раз витию экономики России в инновационный период цивилизационного про цесса развития в период до 2020 года кардинальных изменений не предви дится. Думается, что такое положение в экономике России будет сохраняться до конца первой половины ХХI века с тенденцией усиливающего вектора к постиндустриальному уровню развития. Поэтому подготовка специалистов для экономики России по двухуровневой системе необоснованное забегание вперед. Отказ от многоуровневой подготовки, по-нашему мнению, очередной вариант с отрицательными тенденциями «метода проб и ошибок». Исключить его, было возможно через призму методологического обоснования моделей развития экономической системы и всей образовательной системы России в период до 2020г. и на период до 2050гг. Авторы не абсолютизируют много уровневую систему высшего образования и не исключают в полной мере двухуровневую, наоборот, рассматривают ее как альтернативный вариант первой системы (многоуровневого образования) при вхождении страны в Бо лонский процесс. Причем, учитывая специфику экономической зрелости, а XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс также условия вхождения России в Европейское пространство высшего обра зования, можно сделать вывод с позиции аналитико-практического подхода авторов данной статьи. Разумеется, бесспорно это длительный процесс, ко торый должен идти по менее затратному варианту трансакционных издержек образования такого социального института как ЕПВО. В этом подходе долж на быть и оценка значения этого института в эффективном варианте развития всей экономической системы России, в том числе и всей системы образова ния. Такой аналитико-практический подход, выбранный авторами, также должен выявлять все предполагаемые сценарии развития с определением от рицательных тенденций, которые, в свою очередь, должны нейтрализоваться через регулирование и проводимую государственную политику. Последняя базируется на всех инструментах и механизмах ее реализации, включая опре деленные материально-финансовые, трудовые и временные, а также кон трольно-исполнительные ресурсы. Данный подход для широты доказательств правомерности той или иной проводимой политики, как со стороны участни ков Болонского процесса, так и со стороны правительства России, требует от исследователей применения принципа инакомыслия. Итак, думается, здесь уместно привести то положение, которое будет нейтрализовать сложившееся противоречие в социально-экономической системе России, в том числе и в системе высшего образования. Поэтому, выявленное противоречие – расхо ждения в структуре экономической системы и в структуре образования опре деляется как противоречие разбалансированности. Оно возникло в силу осу ществляемой государством политики, связанной с Болонским процессом, ориентирующейся в ближайшее десятилетие на постиндустриальную техно логическую основу в развитии и применении принципов оптимального вари анта гармонизации интересов потребителей образовательных услуг, как госу дарственных интересов (через государственный заказ), так и частных интере сов, реализуемых на рынке образовательных услуг.


Поэтому проведение практических мер в России, позволит в период до 2020 года скорректировать обозначенную программу отказа от много уровневого подготовки специалистов высшего образования, как сделали не которые участники Болонского процесса. Таким образом, будет восстановле но балансовое равновесие структуры экономики и структуры специалистов высшего образования, более того, применяя эту меру корректировки мы уст раняем противоречие, связанное с нарушением конституционного права по требителя образовательных услуг в выборе той или иной структуры получе ния знаний. Пока в России в существующих социально-экономических усло виях котируется классическая модель подготовки кадров – специалистов. Она может быть восстановлена и на уровне рыночного заказа, в выполнении ко торого могут участвовать как государственные, так и негосударственные ву зы. Приводя такое положение, авторы статьи попытались в теоретическом подходе обосновать имеющиеся противоречия и указать механизм их разре шения. Разумеется, он не бесспорен, но позволяет двигаться по пути нахож дения более оптимальной модели в период 2012-2020гг. вхождения России в Болонский процесс.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Гребнев Л.С. Болонский процесс и «четвертое поколение» образо вательных стандартов//Высшее образование в России.-2011.-№11.

2. Ермаченко Н.И. Повышение конкурентоспособности высшей школы: в условиях переходной экономики России: методологический ас пект//Проблемы повышения эффективности региона: межвуз. сб. научн.

тр./под общ. ред. д-ра экон. наук, проф. Г.П.Белякова;

Сиб. гос. аэрокосмич.

ун-т.- Красноярск,2008.

3. Ермаченко Н.И. Некоторые меры по повышению конкурентоспо собности вуза//Инновации в науке и образовании: опыт, проблемы, перспек тивы развития: мат-лы Всерос. очно-заочной науч.-практ. и науч.-метод.

конф. с междунар. участием. Ч.I. Инновации в образова нии/Краснояр.гос.аграр. ун-т.-Красноярск, 2008.

4. Ермаченко Н.И. Методологическое обоснование антикризисных мер в период 2009-2011гг. развития России: практическая направлен ность//Экономика и управление в современных условиях: материалы между народной заочной научно-практической конференции/ Сост. Кравченко;

НОУ Сибирский институт бизнеса, управления и психологии. Красноярск, 2009. Часть I.

5. Забуга В.Ф., Дубровская Т.В., Ермаченко Н.И., Ксанф В.Н., Ридель Л.Н. Реализация концепции компетентностного подхода в обеспечении кон курентоспособности выпускников негосударственного вуза//Экономика и управление в современных условиях: материалы межрегиональной научно практической конференции/ Сост. Кравченко;

Сибирский институт бизне са, управления и психологии. Красноярск, 2008.-Часть I.

6. Инновационные технологии обучения в обеспечении конкуренто способности выпускников негосударственного вуза/ Забуга В.Ф., Дубровская Т.В., Ермаченко Н.И., Ксанф В.Н., Ридель Л.Н.// Молодежь Сибири-науке России/ Сост. Кравченко;

Сибирский институт бизнеса, управления и пси хологии. Красноярск, 2009.-Часть I.

7. Коваль И.В., Ридель Л.Н., Дубровская Т.В. Проектирование конку рентных преимуществ менеджеров//Экономика и управление в современных условиях: материалы международной заочной научно-практической конфе ренции/ Сост. Кравченко;

НОУ Сибирский институт бизнеса, управления и психологии. Красноярск, 2010.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс УДК: 94 (470) (571. 15) ББК: 63. 3 (253. 37) 613 – СИБИРСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО КРЕДИТА НА АЛТАЕ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ НЭПА © Н.С. Жданова, Алтайский государственный университет (г. Барнаул, Россия) SIBERIAN SOCIETY OF THE ALTAY AGRCULTURAL CREDIT DURING NEP (NEW ECONOMIC POLICY) © N.S. Zhdanova, Altay State University (Barnaul, Russia) Nowadays the problem of creation of the competitive peasant farms, as well as the problem of increasing the rural population activity and stimulating of the development of small and middle farm business forms is getting sharp. Because of the bank credit expensiveness the creation of the countryside cooperative in modern Russia becomes the practical answer of the small rural producer to the increasing demand in financial services. Rich historical experience of agricultural development under the influence of credit cooperatives activity is given by the period of NEP, the study of which has a practical value for the restore of agriculture today. Evolution of the peasant farm of the NEP period occurred because of the growth of the credits into the main branches of agriculture and it con tributed to the modernisation of the agricultural production.

Развитию кредитной кооперации в аграрном секторе в последние годы уделяется большое внимание. Этому способствуют разрабатываемые подходы в решении проблем кредитной кооперации на основе изучения исторически сложившихся региональных особенностей развития кредитной системы. Богатый опыт решения многих проблем развития кредитной кооперации дает период НЭПа. В Сибири он был рассмотрен в научных исследованиях Б.В. Иванова, Н.Я. Гущина, А.А. Николаева, которые отмечали широкое развитие кредитной кооперации по сравнению с другими видами и ее роль в социально-экономическом развитии деревни [1, с. 178;

2, с. 107]. Фрагментарное рассмотрение этих процессов на Алтае позволяет поставить задачу изучения становления организационной работы системы сельскохозяйственного кредитования Алтайской губернии в первые годы НЭПа.

Алтайское отделение сельскохозяйственного кредита, открывшись в июне 1923 г. как аппарат Сибирского общества сельскохозяйственного кредита, явилось преемником ранее действующего в Алтайской губернии Семенного банка (Сембанка), целью которого было кредитование населения губернии семенным хлебом. Вместе с семенными базами, отделение, во первых, приняло по договору с Алтайским губернским земельным управлением и ведение семяно-ссудной операции. Во-вторых, кадровый аппарат Сембанка, состоящий из специалистов по хлебу и не имеющий кредитной квалификации, теперь выполнял не только семяно-ссудные операции, но и операции по денежному кредитованию населения.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Организационные особенности отразились на развитии в губернии сельскохозяйственного кредитования Алтайским отделением сельскохозяйственного кредита. Преобразованные в течение июня-сентября 1923 г. 10 семенных баз в кредитные агенства сельхозкредита к работе приступили с октября 1923 г. Однако, в связи с большим объемом работы агенства наравне с остальными 11 семенными базами оказались заняты семяно-ссудной работой, а ограниченные средства не позволили вести активные кредитные операции до декабря 1923 г., что свело всю кредитную работу только к распределению ссуд, выданных отделением в сумме 63.850.98 руб. [3, л.122].

Одновременно Алтайское отделение устанавливало связь с первичными кооперативами, формирование сети которых происходило на основе работавших в досоветский период кредитных товариществ. Так, были заключены договоры о посредничестве с 13 кредитными товариществами до 1 января 1924 г. с выдачей по 24.170.98 руб. Причем, в системе Сибирского общества сельхозкредита Алтайскому отделению по численности посреднической сети уступали такие крупные отделения, как Новониколаевское (9), Томское (7) и Омское (6) [4, с. 13-17].

Работа по организации кооперативов осложнялась недоверием населения к кооперации, утратой за предшествующие годы кооперативного аппарата и средств. Поэтому численность кооперативов еще не являлась показателем устойчивости сети. Поскольку посреднические договоры Алтайского отделения были внеплановыми и в дальнейшем кредитным товариществам не выделялось средств, то посредники не смогли продуктивно обслуживать население своих районов и не вернули полученных от отделения ссуд. В итоге ни один договор отделения с 13 кооперативами продлен не был, а Алтайское отделение на 1 февраля 1924 г. по-прежнему включало 21 семенную базу, из которых 10 считались кредитными агенствами, но фактической кредитной работы почти не вели [4, с.13-17].

Таким образом, первый неудачный опыт работы с кооперативами посредниками привел Алтайское отделение сельскохозяйственного кредита к отрыву от кооперации и создал в среде местных кооперативов впечатление, что отделение намерено не сотрудничать, а конкурировать с кооперативами и их союзами.

В связи с проведением Сибирским революционным комитетом на территории Сибири низового районирования согласно постановления ВЦИК от 4 февраля 1924 г. задачами кооперативного строительства признавались переход на крупные самостоятельные районные союзы (первый опыт – Бийский союз), изжитие конкуренции между кредитными кооперативами и кредитными отделами потребительских кооперативов [5, л. 92]. Обществом сельскохозяйственного кредита эти задачи дополнялись применительно к местным условиям их реализации. На заседании бюро Алтгубкома РКП (б) февраля 1924 г. после доклада вновь назначенного управляющего Алтайским отделением Шапкина о работе и кадровом аппарате отделения было вынесено постановление, в котором бюро отметило «Слабую увязку в работе XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс сельхозкредита с кооперативными организациями. Отсутствие твердого организационного плана в работе сельхозкредита в деле кредитования сельского хозяйства» [3, л. 122]. С этого момента начинается новый курс организационной работы отделения: курс на постепенную ликвидацию агенств и создание широкой плановой сети кооперативов-посредников при одновременном разделении функций между различными формами кооперации с передачей имущества. В целом, организационные принципы строительства кооперации в Алтайской губернии не отличались от общесоюзных и опирались на дореволюционные традиции.


В агенствах из кредитных операций в этот период проводилось только кредитование крестьян семенным хлебом. В апреле 1924 г. после раздачи семенной ссуды Алтайское отделение из 21 семенные базы ликвидировало 11 более мелких, а с последовавшим в июне 1924 г.

распоряжением правления общества и прекращением договора сельхозкредита с уполномоченным народным комитетом земледелия по Сибири о ведении семяно-ссудных операций ликвидировались и остальные семенные базы, а также Рубцовское и Усть-Пристанское агенства [6, л. 56, л.

43]. Теперь кооперативы Усть-Пристанского и Рубцовского районов, входящие в систему Алтайских кооперативных союзов, обслуживались из Барнаула.

С целью ликвидации конкуренции 4 мая 1924 г. на Алтайской губернской партийной конференции РКП (б) был поставлен вопрос разграничения функций кредитной и потребительской систем кооперации и разрешен постановлением Сибирского крайкома от 20 ноября 1924 г. в пользу кредитной кооперации [7, л. 23]. Однако, уже на заседании пленума Алтгубкома РКП (б) 11 августа 1924 г. отмечалось, что передача кредитной работы от потребительских кооперативов кредитным товариществам велась медленно и ускорение этого процесса должно способствовать окончательному оформлению низовой сети [8, л. 73]. Почти повсеместно потребительская кооперация удерживала денежные средства и не спешила возвращать имущество кооперации кредитной.

После ликвидации летом 1924 г. сети собственных агенств Алтайского отделения расширенный пленум Алтгубкома РКП (б) в августе 1924 г. в области кооперации по докладу Сельхозкредита постановил с целью полного сохранения имеющихся в обороте отделения средств Сибирского общества сельскохозяйственного кредита преобразовать Алтайское отделение в самостоятельное Алтайское губернское общество сельскохозяйственного кредита [8, л. 8].

Таким образом, в губернии оставалось только одно агенство крупно районного характера – Бийское, обслуживавшее прилегающий к Бийску самостоятельный кооперативный район при помощи сети кооперативов посредников, принадлежащих к системам Бийских потребительского и сельскохозяйственного кооперативных союзов [9, л. 16].

С начала организации сельскохозяйственного кредита в Бийском уезде в 1924 г. агенство было подчинено Алтайскому отделению XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс сельскохозяйственного кредита, что ставило Бийское агенство в зависимость по распределению средств в рамках мероприятий, проводимых отделением через свои филиалы. Поэтому на открытом внеочередном заседании бюро Бийского уездного комитета РКП (б) от 4 июня 1924 г. был рассмотрен вопрос о необходимости организации самостоятельного Бийского агенства сельхозкредита с непосредственным подчинением Сибирскому обществу сельхозкредита, основой которого была кредитная работа среди населения, а не снабжение семенами [10, л. 78]. Итогом летней работы стало постановление правления Сибирского общества от 13 ноября 1924 г., по которому с 1 ноября 1924 г. Бийское агенство было выделено в самостоятельную единицу с подчинением непосредственно правлению общества. Причем, в дальнейшем до выделения из Алтайской губернии самостоятельного Бийского округа агенство сохраняло организационную связь с Алтайским отделением [11, л. 43]. С 1 января 1925 г. Бийское агенство правлением сельхозкредита предполагалось изъять в операционном отношении из ведения Алтайского отделения и подчинить непосредственно правлению Сибирского общества. За Алтайским отделением осталось руководство агенством в административно-организационном отношении.

После выделения Бийского агенства Алтайское отделение обслуживало в операционном отношении полностью Барнаульский и Рубцовский уезды и из Бийского уезда части, работающие с Алтайскими кооперативными союзами, а именно с. Тогул и районы, тяготеющие к Усть-Пристани [9, л. 16].

Одновременно с постепенным сокращением и прекращением функций агенств и семенных баз, происходило планомерное развертывание сети кооперативов-посредников. В связи с постановлением ВЦИК от 4 февраля 1924 г.

и проведением Сибирским революционным комитетом на территории Сибири низового районирования, выражавшегося в укрупнении волостей, был разработан план организации сети посредников сельхозкредита в Алтгубернии и принято постановление кооперативной комиссии при Алтгубкоме РКП (б) от 13 марта 1924 г., в котором ставилась задача построения сети посредников сельхозкредита согласно с существовавшей в досоветский период. При наличии в одном и том же районе кооперативов сельскохозяйственной кредитной и потребительской кооперации кредитовать должна была сельскохозяйственная кредитная кооперация, а если последняя не соответствовала требованиям, предъявляемым обществом сельхозкредита, то кредитование производилось через кредитные отделы первичных кооперативов потребительской кооперации. Там, где сельскохозяйственных или кредитных кооперативов не имелось, кредитование производилось через кредитные отделы потребительских обществ.

Посредники вступали пайщиками сельхозкредита и вносили на дело сельскохозяйственного кредитования 10% суммы открываемого им кредита с обязанностью распространения крестьянских паев среди населения. Кредит посреднику открывался в форме специального текущего счета на срок не свыше 1,5 лет. Район деятельности посредника определялся договором с сельхозкредитом и мог не совпадать с районом деятельности кооператива, принимавшего на себя посредничество. Причем в районе деятельности XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс посредника как пайщики кооператива, так и пайщики сельхозкредита пользовались разными преимуществами в кредитовании. По мере развития сети посредников районы их деятельности пересматривались и сужались [12, л. 12].

Алтайскому отделению было предложено Сибирским обществом сельскохозяйственного кредита в течение марта-апреля 1924 г. создать первоочередную сеть кооперативов-посредников в количестве приблизительно одного посредника на укрупненную волость. Согласно этому указанию была разработана и утверждена заседанием кредитного комитета Алтайского отделения 29 марта 1924 г. первоочередная сеть кооперативов посредников в районе Алтайских кооперативных союзов (Барнаульский и Рубцовский уезды полностью, Усть-Пристанский район и Тогульский угол Бийского уезда). По району Бийских кооперативных союзов первоочередная сеть посредников была утверждена на заседании кредитного комитета при Бийском агенстве 19 апреля 1924 г. К 1 июля 1924 г. были подведены первые итоги реализации процесса построения первичной кооперативной сети.

Таким образом, по всей губернии было намечено создать кооперативов-посредников, из которых 32 кредитно-сельскохозяйственных и 17 потребительских кооперативов. В июне 1924 г. были заключены договоры о посредничестве с 39 кооперативами, из которых 30 кредитно сельскохозяйственных и 9 потребительских. К 1 июля 1924 г. действующая сеть посредников отделения по губернии была доведена до количества кооперативов, среди которых 32 сельскохозяйственно-кредитных и потребительских (см. табл. 1).

Таблица Сеть кооперативов-посредников по району Алтайских и Бийских кооперативных союзов на 1 июля 1924 г.

Утверждено Комитетом Всего сельскохозяйственных потребительских кредитных обществ Барнаульский 13 7 район Рубцовский 7 2 район Усть- 4 1 Пристанский район Бийский 8 7 район Всего 32 17 ГААК. Ф.П-2. Оп. 4. Д. 323. Л. 122.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Этот результат признавался итогом работы инструкторов по выявлению «солидности избираемых посредниками кредитных кооперативов» и признанию возможности заключения посреднических договоров [3, л. 122].

Первоначально Алтайским отделением было решено расширить сеть посредников к концу 1924 г. до количества дореволюционных кредитных товариществ, которых на территории губернии существовало около 170.

Однако в дальнейшем по указанию правления Сибирского общества сельскохозяйственного кредита признавалось достаточным доведение сети посредников за текущий год до числа прежних, не укрупненных волостей губернии (128), поскольку, считалось исходя из практики, что мелкое кредитование может быть осуществлено как минимум через одну кредитную ячейку на бывшую волость [6, л. 56]. Так как организовать работу своих первичных ячеек к 1 октября 1924 г. Алтайское отделение по состоянию своих средств не смогло, была поставлена задача организации сети в первичных ячеек к 1 января 1925 г. [13, л. 78].

Постановлением Сибирской партийной конференции РКП (б) и последней сессией Совета Сибирского общества сельскохозяйственного кредита сеть кооперативов-посредников приводилась в соответствии с принципом: посредниками сельхозкредита должны быть кредитные кооперативы. Это осуществлялось путем организации новых кредитных кооперативов, соглашений о передаче посредничества потребительскими и чисто сельскохозяйственными кооперативами кредитным, или путем заключения договоров с кредитными кооперативами по мере истечения срока договора с кооперативами не кредитными.

Таким образом, созданная за 1923-1924 гг. система сельскохозяйственного кредита в Алтайской губернии состояла из местных отделений и первичных кооперативов, входящих в Сибирское общество сельскохозяйственного кредита. Происходил процесс превращения кредитной кооперации в самостоятельную систему и становления ее как одной из ведущих форм кооперативного строительства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Иванов Б. В. Осуществление ленинского кооперативного плана в Сибири (1920-1927). – Томск, 1977. – 328 с.

2. Гущин Н. Я. Сельскохозяйственная кооперация Сибири в условиях нэпа: опыт и уроки // Кооперация Сибири в XX веке: опыт, уроки, перспекти вы. – Вып. 1 – Новосибирск, 1994. С. 103-149.

3. ГААК. Ф.П-2. Оп. 4. Д. 323.

4. Кооперативная Сибирь. № 10-11.

5. ГААК. Ф.П-2. Оп. 5. Д. 2.

6. ГААК. Ф.П-2. Оп. 5. Д. 56.

7. ГААК. Ф.П-2. Оп. 5. Д. 1.

8. ГААК. Ф.П-2. Оп. 5. Д. 8.

9. ГААК. Ф.П-2. Оп. 6. Д. 182.

XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс 10. ГААК. Ф.П-2. Оп. 5. Д. 90.

11. ГААК. Ф.П-2. Оп. 6. Д. 57.

12. ГААК. Ф.П-2. Оп. 5. Д. 261.

13. ГААК. Ф.П-2. Оп. 5. Д. 57.

УДК: 330.3: ББК: 65. Т: РОЛЬ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ В СТРАТЕГИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ © С.В. Трубицков, Пензенская государственная технологическая академия (г. Пенза, Россия) © С.Н. Сергуняев, Пензенская государственная технологическая академия (г. Пенза, Россия) THE ROLE OF WORKFORCE STRATEGY STABLE DEVELOPMENT OF INDUSTRIAL ENTERPRISES © S.V. Trubitskov, Penza State Technological Academy (Penza, Russia) © S.N. Sergunyaev, Penza State Technological Academy (Penza, Russia) This article is devoted to solving the problem of sustainable development of enterprises in the mechanical engineering stage of the modernization of production in modern conditions, in colla boration with technical universities by making available the labor force in the "investment potential" which provides the formation of modern engineering and management personnel of innovative enter prise.

Ключевые слова: трудовые ресурсы, высококвалифицированные кадры, стратегиче ские преобразования, опережающие обучение, инвестиционный потенциал, алгоритм взаимо действия.

Keywords: human resources, highly skilled, strategic transformation, advancing education, investment potential, the interaction of the algorithm.

Введение Разработка стратегии устойчивого развития предприятия машино строительной отрасли, требует учета проблем и факторов, препятствующих развитию данной отрасли, к числу основных из них следует отнести:

• острый дефицит высококвалифицированных кадров, для реализа ции программ стратегических преобразований, в условиях неблагоприятного воздействия внешних факторов;

• морально устаревшую систему управления трудовыми ресурсами;

• недостаточно развитую (вплоть до полного отсутствия) систему кадрового резерва и опережающего обучения кадрового ресурса.

Таким образом, в современных условиях одной из задач разработки и освоения новых подходов к формированию стратегии устойчивого развития XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс предприятия является формирование системы управления трудовыми ресур сами, позволяющие поддерживать быстрый темп внедрения инноваций по всем направлениям деятельности управляемых систем, включающей в себя, в том числе, весь комплекс мероприятий необходимых для превращения имеющихся трудовых ресурсов в «инвестиционный потенциал» предприятия.

Стратегия формирования трудовых ресурсов промышленных предприятий области.

Актуальность данной задачи подтверждается принятым Правитель ством РФ курса на развитие машиностроительного комплекса России на ин новационной основе. В данном документе одно из значимых мест отведено вопросам усиления роли трудовых ресурсов в стратегии устойчивого разви тия предприятия путем модернизации самой системы подготовки и перепод готовки кадрового ресурса через внедрение инновационных технологий в обучающий процесс. Что должно обеспечить формирование современного инженерно-технического и управленческого персонала, инновационного раз вития предприятия.

Очевидно, что для решения обозначенных задач необходима полно масштабная модернизация систем управления трудовыми ресурсами на пред приятие, подготовки и переподготовки квалифицированных специалистов под инновационные технологии и современное оборудование, формирование кадрового резерва.

Взаимодействия предприятий с техническими вузами позволят, ис пользуя их научно-техническую базу и производственную базу предприятий готовить востребованных квалифицированных специалистов. Для этого не обходимо, чтобы партнеры, т.е. вуз и предприятие наладили тесное взаимо действие, путем реализации следующего алгоритма (Рис.1):

I. Предприятию, в соответствии с планом модернизации сформи ровать потребность в специалистах и направить в вуз заявку с указанием на правлений подготовки и предъявляемыми требованиям к будущим специали стам (техническое задание). Провести отбор кандидатов на подготовку спе циалистов из числа работников предприятия или студентов, выпускников ву за. Сформировать, из числа работников предприятия или из числа студентов, выпускников контингент обучающихся.

II. Вузу, информировать предприятия – партнеров о своих возмож ностях в научной и образовательной деятельности.

При получении заявки (технического задания), вуз должен разрабо тать перечень мероприятий необходимых для организации и проведения об разовательного процесса: определить профессорско-преподавательский со став, материально-техническую базу;

разработать и согласовать учебную программу и график проведения занятий с предприятием. Организовать и провести обучение с итоговыми экзаменационными испытаниями, которые принимает комиссия, состоящая из профессорско-преподавательского соста ва вуза и представителей предприятия.

После обучения и успешной сдачи итоговых экзаменов подготов ленный специалист реализует полученные знания и навыки в модернизации XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс производства на инновационных направлениях, тем самым продвигая маши ностроительную отрасль по пути научно-технического и экономического раз вития.

Данный алгоритм был опробован в процессе сотрудничества Пензен ской государственной технологической академии с инновационными пред приятиями–партнерами: ОАО «Пензадизельмаш», ФГУП «ППО «ЭВТ» и ОАО «Пензмаш», которые в соответствии со своими планами модернизации сформировали для академии заявку на проведение повышения квалификации и переподготовки специалистов в количестве свыше 1400 человек за период с 2010 по 2011 год включительно.

Алгоритм непрерывного взаимодействия Вуз- Предприятие по формированию кадрового потенциала Центр целевой подготовки и Информация о возможностях трудоустройства Квалифици рованные кадры кафедры обучении кадров Потребность в потребности пред Внешнее окруже информации организация приятия в кадрах Удовлетворение Обработка предприятие swot-анализ обучение заявка ние Центр дополнительного образо вания, переподготовки и повы шения квалификации навыки умения Знания Информация о возможно стях «ОТЗЫВ»

Рис. XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс Академия за этот период успешно организовала и выполнила иннова ционный комплекс мероприятий по обеспечению и проведению образова тельного процесса, в соответствии с требованиями партнеров-заказчиков по подготовке востребованных инновационных кадров необходимых для модер низации производства в целях экономического развития предприятий партнеров.

Заключение Таким образом, предлагаемый алгоритм взаимодействия обеспечивает ус пешное решение задач стратегии устойчивого развития предприятия машино строительной отрасли в современных условиях экономического развития.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. СергуняевС.Н., ШаиповаТ.Ш. Трудоустройство выпускников многоуровневой системы подготовки специалистов: проблемы и перспекти вы их решения. – Молодежь, образование, наука. Сборник статей VI между народной научно-практической конференции студентов, аспирантов, моло дых преподавателей и ученых. – Пенза – Ханты-Мансийск – Самара – Лейп циг, 2011. – С.110-116.

2. КибановА.Я., Баткаев И.А. Экономика и социология труда. – М.:

ИНФРА-М, 2003. – 584 с.

3. Нещадин А., Роговая В. Какая модель социального партнерства нужна россиянам? // Человек и труд. – 2007. №1.

4. Антипова О. К вопросу о понятии термина "инвестиции": сема сиологический и экономический аспект // Юридический мир. 2005. №9.

5. Формы и методы обучения рабочих на предприятии: Методиче ское пособие для преподавателей теоретического обучения под ред. М.М.

Сибирякова. – Свердловск, 1988 г., 115 стр.

БИЗНЕС ИНЖЕНЕРИНГ: НЕ РОСКОШЬ, А СРЕДСТВО УПРАВЛЕНИЯ © В.Ю. Соловьев, Пензенская государственная технологическая академия (г. Пенза, Россия) BUSINESS INZHENERING: NOT LUXURY, AND CONTROL FACILITY © V.U. Soloviev, Penza state Technological Academy (Penza, Russia) The actual questions of the development of the business engineering is analyzed in the article.

Как все-таки неоднозначно люди воспринимают все новое! Один скептик, даже слышать о новшестве не хочет. Другой – с удовольствием берет на вооружение все, что только появляется на свет. Помните, как один извест XXI век: итоги прошлого и проблемы настоящего плюс ный деятель шутливо описал их поведение: сначала – «Какая чушь!», потом – «В этом что-то есть...», и, наконец, «Ну кто же этого не знает!». Взгляд меня ется по мере того, как новшество входит в практику все большего количества людей и становится нормой жизни.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.