авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |

«Оглавление 3 ...»

-- [ Страница 4 ] --

54 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, Замечено, что мужской стиль более эффективен либо в структурированных ситуациях и при решении простых задач, либо в ситуациях с высокой степенью неопределенности, а женский стиль дает наибольшую эффективность в рутинных условиях.

Имеет значение также уровень руководства: на высших уровнях предпочтительнее мужчины, на сред них – женщины.

В объяснении этого факта, по мнению Г. Турецкой, можно учесть такие факторы, как а) предубеждение женщин против использования мужского стиля, связанное с давлением полоролевых сте реотипов;

б) потенциально более высокие социальные умения женщин;

в) усвоение определенных поведен ческих стратегий с детства в процессе воспитания;

г) биологические различия между полами при этом поло вина возможных тактик руководства применяется с одинаковой частотой и мужчинами, и женщинами.

Сравнительный анализ мужского и женского руководства позволяет говорить о том, что женщины директора не только не проигрывают мужчинам как менеджеры, но иногда действуют более успешно. За счет чего им удается достигать этого?

Женский менеджмент чаще опирается на комбинированные стратегии и включает в себя больший на бор «техник», нежели это наблюдается у мужчин-менеджеров. В проявляемых женщинами стилях управле ния отмечается смещение в сторону фратернализма (лидер) и партнерства (координатор), которые отлича ются меньшей дистанцией власти, нежели патернализм (хозяин) и бюрократизм (начальник). Но партнерст ву в «женском» варианте больше присущи формальные отношения, фратернализму – неформальные.

Исследование с помощью теста Блейка–Моутона показало, что не наблюдается существенных разли чий между мужчинами и женщинами по такому параметру, как ориентация на людей или на задачу, что подтверждает приведенную нами выше точку зрения.

Женщинам больше присущ стиль в руководстве, основанный на вознаграждающих и эмпатийных стра тегиях, в то время как мужчины – сторонники принуждающего и экспертного стилей. Однако ни те, ни дру гие не являются явными последователями того или другого типа. Как правило, эффективные менеджеры неосознанно пытаются реализовать комбинированные стратегии руководства. Относительно совпадающими качествами у мужчин и женщин-директоров являются: умение действовать в ситуации конфликта и угрозы риска, постоянная готовность к изменениям, способность к нововведениям, умение эффективно использо вать навыки и способности других людей, противостоять давлению и нажиму, отстаивать свою позицию.

Вышесказанное свидетельствует о том, что успешные модели менеджмента осуществляют те из руко водителей, которые независимо от своего пола имеют психологический репертуар типов поведения, харак терных и для мужчин, и для женщин. Это означает, что и мужчины, и женщины имеют практически равные психологические возможности для управления предприятием.

Способность строить конструктивные отношения с персоналом и окружающими, эффективно решать спорные проблемы является важным показателем деятельности руководителя любого уровня, возраста и пола, так как существенное влияние на функционирование организации оказывают именно противоречия между руководителями и персоналом. В половине случаев конфликтные ситуации происходят по вине руко водителя;

в другой ситуации – из-за различных видов несовместимости сотрудников, в том числе и психоло гической. Для руководителей различного уровня актуальной задачей является предупреждение и разреше ние конфликтов в руководимых ими коллективах, так как многие ситуации в управленческой деятельности содержат в себе противоречия. В исследованиях организационно-конфликтной повседневности подчеркива ется их критический характер, болезненный процесс перестраивания отношений отдельной личности к са мой себе, к окружающим и к организации в целом. Конфликты в коллективах неизбежны, поскольку в про цессе совместной деятельности участвуют люди, различаемые по профессиональной подготовке, личност ным качествам, социальному положению, темпераменту, жизненному опыту, возрасту, образованию. При обретаемый опыт постепенно служит основанием для усвоения разных по конструктивности способов ре шения конфликтных ситуаций.

Одним из важнейших аспектов указанной проблемы является вопрос о взаимоотношениях персонала с руководителями разного управленческого уровня с учетом их гендерных особенностей.

Мужчина более «эффективен», чем женщина при постановке целей организации и по параметру лидер ских качеств («зажигает» персонал на достижение целей). А женщина «эффективнее» в сфере мотивации персонала, коммуникации и при принятии решений – она с большей эффективностью использует знания и потенциал сотрудников для анализа альтернатив.

Что касается контроля, то мужчины и женщины реализуют его одинаково успешно. Вывод напрашива ется весьма интересный: потенциал преимущества мужчин и женщин-руководителей дополняет друг друга, как ключ и замок. Оптимальная, с точки зрения эффективности, демография организации предусматривает одинаковое количество женщин и мужчин на всех уровнях управления. Это факт находит косвенное под тверждение в анализе успешности работы многих компаний.

Исходя из вышесказанного следует, что успешный менеджмент не имеет половой специфики и опреде ляется реальным социально-экономическим положением предприятия. Антикризисные стратегии мужчин и женщин-директоров практически не различаются между собой, однако женщины большее внимание отводят фактору персонала, демонстрируя выраженные патерналистские ориентации по отношению к своим работ никам. Отличия в стилях лидерства между мужчинами и женщинами проявляются прежде всего в большей приверженности женщин-руководителей к комбинированным стратегиям, объединяющим различные моде ли лидерства, в сравнении с мужчинами, которые, как правило, остаются сторонниками определенной моде ли менеджмента и не смешивают ее с технологиями другого типа.

История и социология Список литературы 1. Дизель, П.М. Поведение человека в организации / П.М. Дизель, Р.У. Мак-Кинли. – М.: Экопринт, 1993. – 349 с.

2. Журавлев, А.Л. Влияние фактора пола на стиль руководства производственным коллективом / А.Л. Журавлев, В.А. Хащенко, Н.Н. Хащенко // Психология личности. – 2003. – № 6. – С. 25 – 27.

3. Здравомыслова, Е.А. Социология гендерных отношений и гендерный подход в социологии / Е.А. Здравомыслова. А.А. Темкин // Социс. – 2000. – № 11. – С. 28 – 31.

4. Турецкая, Г.В. Женщина и работа. Совмещение работы и семьи различными категориями работающих женщин / Г.В. Турецкая // Социс. – 2001. – № 1. – С. 10 – 14.

Научный руководитель – Э.А. Мазько, кандидат исторических наук, доцент.

УДК. 303.446.4: А.Л. КОМАР ГІСТАРЫЯГРАФІЯ ДЗЕЙНАСЦІ АГУЛЬНАРАСІЙСКІХ ПАЛІТЫЧНЫХ ПАРТЫЙ НА БЕЛАРУСІ Ў ГАДЫ ПЕРШАЙ РАСІЙСКАЙ РЭВАЛЮЦЫІ На протяжении многих десятилетий история политических партий изучалась под определенным углом зрения: ут верждение веры в тотальную победу марксистской доктрины, стратегии и тактики большевиков и соответственно в док тринальное и политическое убожество других («буржуазных», «мелкобуржуазных», «контрреволюционных», «непроле тарских» и т.д.). Поэтому перед исследователями стоит задача обратиться к истории тех политических партий, которые ранее игнорировались. В статье рассматривается степень исследования деятельности общероссийских политических партий на территории Беларуси в годы первой российской революции в отечественной исторической науке.

На сучасным этапе адбываецца пераасэнсаванне многіх гістарычных працэсаў, у тым ліку дзейнасці і ролі палітычных партый. Гістарыяграфію дзейнасці агульнарасійскіх палітычных партый на тэрыторыі Беларусі ў гады першай расійскай рэвалюцыі можна падзяліць на два напрамкі: на даследаванне ліберальна буржуазных і кансерватыўна-манархічных партый і асобна – рэвалюцыйна-дэмакратычных партый.

Першым этапам у даследаванні гэтай праблемы быў міжрэвалюцыйны перыяд – 1907 – 1917 гг.

Вялікую ўвагу аналізу манархічнага руху ў Расіі і класіфікацыі палітычных партый надаваў у 1906 – 1917 гг.

У.І. Ленін [10].

Канец 20-х – пачатак 60-х гг. ХХ ст. – другі этап у даследаванні ліберальна-буржуазных і кансерватыўна-манархічных партый. Спробы вывучэння гісторыі расійскіх дарэвалюцыйных партый рабіліся толькі эмігрантамі. Пачынаючы з 30-х гг., савецкія даследчыкі займаліся ў асноўным гісторыяй бальшавікоў. Выключэннем можа служыць толькі манаграфія Аляксандра Цвікевіча [27].

З 60-х гг. ХХ ст. пачаўся трэці этап у вывучэнні дзейнасці агульнарасійскіх палітычных партый на тэрыторыі Беларусі ў гады першай расійскай рэвалюцыі. Да гісторыі ліберальна-буржуазных і кансерватыўна-манархічных партый звяртаюцца такія даследчыкі, як Г.З. Іоффе, Л.М. Спірын і інш. [22], С.М. Сідзельнікаваў [20]. У беларускай гістарыяграфіі гэтай праблематыкай пачаў займацца М.С. Сташкевіч [23], К.І. Шабуня [28], У.І. Салашэнка [21], М.А. Марцюхова [14].

З другой паловы 80-х гг. ХХ ст. пачынаецца чацвёрты этап у вывучэнні праблем ліберальна буржуазных і клерыкальна-манархічных партый. Даследаваннем партый кадэтаў і акцябрыстаў у 80-х гг.

пачаў займацца В.В. Шэлахаеў [30], А.І. Уткін [26]. У 90-я гг. беларускія даследчыкі М. Сташкевіч і А. Барыс у сваіх артыкулах разглядаюць перадумовы і працэс стварэння палітычных партый на Беларусі ў пачатку ХХ ст. [3, 23].

Буйнымі даследчыкамі ў наш час па гісторыі ўзнікнення і дзейнасці манархічных, ліберальных і сацыял-дэмакратычных партый на Беларусі з’яўляецца М.М. Забаўскі [6, 7, 8], К.М. Бандарэнка і Д.С. Лаўрыновіч [1, 2].

У даследаванні рэвалюцыйна-дэмакратычных палітычных партый можна вылучыць два перыяды:

дакастрычніцкі і паслякастрычніцкі.

Першы перыяд – дакастрычнiцкi. Першымі гісторыкамі РСДРП сталі тыя, хто стаяў ля яе вытокаў:

Г.В. Пляханаў, П.Б. Аксельрод, В.І. Ленін, Л.Д. Троцкі. Паслякастрычніцкі перыяд падраздзяляецца на некалькі этапаў. Першы этап – 20 – 30-я гг. ХХ ст., калі савецкія даследчыкі займаліся ў асноўным вывучэннем гісторыі расійскай сацыял-дэмакратычнай рабочай партыі (РСДРП) і іншых партый рэвалюцыйна-дэмакратычнага напрамку.

Наступны перыяд – 40 – 50-я гг. У гэты час выдаюцца працы В.В. Шацілы [29], Н.М. Мяшкова [15], Е.П. Лук’янава і А.Н. Воранавай [12,13].

60 – 80-я гг. ХХ ст. – былі плённым перыядам у даследаванні агульнарасійскіх рэвалюцыйна дэмакратычных партый. Гістарыяграфія палітычных партый, як і ўся гістарычная навука, заставалася палітазаванай. Манаграфіі па гісторыі палітычных партый атрымоўвалі стэрэатыпныя назвы, такія як:

«Борьба ленинской партии против…», «Борьба коммунистической партии с …», «Крах партии…» [4].

Буйной абагульняючай працай па гісторыі палітычных партый Расіі з’яўляецца калектыўная манаграфія «Непролетарские партии России. Урок истории» [16].

56 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, 90-я гг. ХХ ст. – пачатак ХХІ ст. – наступны перыяд у даследаванні рэвалюцыйна-дэмакратычных партый. У 90-я гг. выходзіць у свет вялікая колькасць прац па гісторыі партый рэвалюцыйна дэмакратычнага лагера С.В. Цюцюкіна [25], М.І. Леонава [11], П.І. Брыгадзіна [5].

Падзеі, якія адбываліся ў канцы ХІХ – першай трэці ХХ ст., знаходзілі адлюстраванне не толькі на старонках работ савецкіх гісторыкаў. У 1976 г. у ЗША Рычардам Пайпсам была выдадзена манаграфія ў двух частках – «Руская рэвалюцыя». Рычарда Пайпса можна па праву лічыць патрыярхам саветалогіі [17].

Вялікае значэнне для ўяўлення агульнай карціны развіцця грамадска-палітычнага руху ў Расіі і Беларусі прадстаўляюць абагульняючыя працы: «История политических партий России» [9], «Палітычныя партыі Беларусі» [24], энцыклапедыя: « Политические партии России. Конец XIX – первая треть XX вв.» [18], праца «Политические партии России: история и современность» [19].

Такім чынам, можна зрабіць некалькі важных вывадаў. Па-першае, відавочна, што дзейнасць рэвалюцыйна-дэмакратычных партый даследавана больш дасканала. Па-другое, на сенняшні час дзейнасць агульнарасійскіх палітычных партый даследуецца больш у расійскай гістарыяграфіі (абагульняючыя працы па гісторыі палітычных партый), чым у айчыннай гістарыяграфіі. Але неабходна адзначыць, што сёння гісторыяй агульнарасійскіх палітычных партый на прафесійным узроўні займаюцца многія беларускія даследчыкі. Аб гэтым сведчыць рэспубліканская канферэнцыя «Грамадскія рухі і палітычныя партыі ў Беларусі апошняй чвэрці XIX – пачатку XXI стст.» (на базе факультэта гісторыі і сацыялогіі ГрДУ імя Я. Купалы, навуковым кіраўніком якой з’яўляўся Коўкель Іван Іванавіч, прафесар кафедры гісторыі Беларусі). Па-трэцяе, на сённяшні час на жаль не існуе агульнай працы па гісторыі дейнасці агульнарасійскіх палітычных партый на тэрыторыі Беларусі.

Today reappraisal of values and the role of political parties was realized. The problem that we have outlined is very impor tant, complicated nowadays. The history of political parties is least working out and the same time is the most counterfeited. In the article the author analyzes the development of historiography on the activity of Russian political parties at the territory of Belarus in the first Russian revolution.

Спіс літаратуры 1. Бондаренко, К.М. Политические партии России. Конец XIX – первая четверть XX вв.: учеб. пособие / К.М. Бондаренко. – Моги лёв: МГУ им. А.А. Кулешова, 2004. – 172 с.

2. Бондаренко, К.М. Русские и белорусские монархисты в начале ХХ века / К.М. Бондаренко, Д.С. Лавринович. – Могилёв: МГУ им. А.А. Кулешова, 2003. – 212 с.

3. Барыс, А. Палітычныя партыі і арганізацыі на Беларусі ў пачатку ХХ ст. / А. Барыс // Веснік БДУ. – 1998. – № 1. – С. 26 – 31.

4. Борьба за массы в трёх революциях в России: пролетариат и средние городские слои / редкол.: В.П. Булдаков [и др.]. – М.:

Мысль, 1981. – 304 с.

5. Бригадин, П.И. Эсеры в Беларуси (конец XIX века – февраль 1917) / П.И. Бригадин. – Минск: Згода, 1994. – 152 с.

6. Забаўскі, М.М. Кадэты / М.М. Заба скi // Энцыклапедыя гіст. Беларусі: у 6 т. – Мінск, 1997. – Т. 4. – С. 5.

7. Забаўскі, М.М. Селянін / М.М. Заба скi // Энцыклапедыя гіст. Беларусі: у 6 т. – Мінск, 2001. – Т. 6, кн. 1. – С. 463.

8. Забаўскі, М.М. Грамадска-палітычная барацьба ў Беларусі ў ходзе выбараў і дзейнасці расійскай Дзяржаўнай думы І – ІV скліканняў (1906 – 1917): аўтарэф. дыс.... канд. гіст. навук: 07.00.02 / М.М. Забаўскі;

БДПУ імя М. Танка. – Мінск, 2000. – 40 с.

9. История политических партий России / под. общ. ред. А.И. Зевелева. – М.: Высш. школа, 1994. – 447 с.

10. Ленин, В.И. Опыт классификации русских политических партий / В.И. Ленин // Полн. собр. соч.: в 55 т. – М., 1979. – Т. 14. – С. 361 – 470.

11. Леонов, М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905 – 1907 гг. / М.И. Леонов. – М.: РОССПЭН, 1997. – 267 с.

12. Лукьянов, Е.П. Революция 1905 – 1907 гг. в Белоруссии / Е.П. Лукьянов. – Минск: Госиздат БССР, 1954. – 59 с.

13. Лукьянов, Е.П., Революция 1905 – 1907 гг. в Беларуси / Е.П. Лукьянов, А.Н. Воронова. – Минск: Госиздат БССР, 1954. – 145 с.

14. Мартюхова, М. На переломе революции: общественно-политическое движение в Беларуси в связи с учреждениями Государст венной думы в России (август 1905 – июль 1906 гг.) / М. Мартюхова;

под. ред. Е.Е. Солодкова. – Минск: Наука и техника, 1986. – 140 с.

15. Мешков, Н.М. Большевики Белоруссии в первой русской революции / Н.М. Мешков. – М.: Госполитиздат, 1955. – 190 с.

16. Непролетарские партии России. Урок истории / редкол.: О.И. Митяев [и др.]. – М.: Наука, 1984. – 467 с.

17. Пайпс, Ричард Русская революция: в 2 ч. / Ричард Пайпс;

ред. Л.С. Ерёмина. – М.: РОССПЭН, 1994. – Ч. 1. – 398 с.

18. Политические партии России. Конец XIX – первая треть XX века: энциклопедия. – М.: РОССПЭН, 1996. – 872 с.

19. Политические партии России: история и современность / редкол.: А.И. Зевелев [ и др.]. – М.: РОССПЭН, 2000. – 631 с.

20. Сидельников, С.М. Образование и деятельность первой Государственной думы / С.М. Сидельников. – М.: Изд-во МГУ, 1962. – 381 с.

21. Солошенко, В.И. Большевики в борьбе с мелкобуржуазными партиями в Беларуси (1903 – март 1917 гг.) / В.И. Солошенко. – Минск: Беларусь, 1981. – 208 с.

22. Спирин, Л.М. Крушение помещичьих и буржуазных партий России / Л.М. Спирин. – М.: Наука и техника, 1977. – 347 с.

23. Сташкевіч, Н.С. Перадумовы і працэс стварэння палітычных партый на Беларусі (канец XIX ст. – люты 1917 г.) / Н.С. Сташкевiч // Беларускі гістарычны часопіс. – 1999. – № 3. – С. 18 – 23, № 4. – С. 15 – 21.

24. Сташкевич, Н.С. Политические партии Беларуси / Н.С. Сташкевич, И.Ф. Романовский. – Минск: Згода, 1994. – 356 с.

25. Тютюкин, С.В. Меньшевизм: страницы истории / С.В. Тютюкин. – М.: РОССПЭН, 2002. – 506 с.

26. Уткин, А.М. Политические партии России в период революции 1905 – 1907 гг. / А.М. Уткин. – М.: Политиздат, 1987. – 367 с.

27. Цвікевіч, А.У. Западна-русізм. Нарысы з гісторыі грамадскай мыслі на Беларусі ў XIX – пачатку XX стст. / А. Цвікевіч. – 2-е выд.

– Мінск: Навука і тэхніка, 1993. – 350 с.

28. Шабуня, К.И. Аграрный вопрос и крестьянское движение в Белоруссии в революции 1905 – 1907 гг. / К.И. Шабуня. – Минск:

Изд-во Мин. высш., средн. спец. и проф. образования БССР, 1962. – 435 с.

29. Шаціла, В.В. Рэвалюцыйная барацьба ў Мінску ў гады першай расійскай рэвалюцыі (1905 – 1907 гг.) / В.В. Шаціла. – Мінск:

Дзяржвыдавецтва БССР, 1956. –143 с.

30. Шелохаев, В.В. Кадеты – главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией 1905 – 1907 гг. / В.В. Шелохаев. – М.:

Мысль, 1983. – 327 с.

Навуковы кіраўнік – І.І. Коўкель, кандыдат гістарычных навук, прафесар.

История и социология УДК 661.1 (476.6) Г.А. КРИПЕНЬ ОЧЕРКИ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ОАО «ЛИДА ЛАКОКРАСКА»

Статья посвящена наиболее прогрессивной отрасли промышленного комплекса Гродненской области. В ней рас сказывается о становлении и развитии предприятия большой химии. Ведь именно химическая промышленность являет ся могучим двигателем технического прогресса, революционизирует производство в целом, создает безграничные воз можности для дальнейшего подъема производительности труда во всех отраслях хозяйственной сферы. Раскрыты пе риоды развития ОАО «Лида Лакокраска» и отмечены достижения трудового коллектива химического предприятия, а также освещены методы внедрения в производство новейших достижений науки и техники.

В настоящее время современников все больше интересует история своего народа, государства, своего предприятия, где они работают. Происходит переосмысление базовых концептуальных постулатов в науке и в жизни. Необходимо проводить параллель с прошлым и, учитывая основные недостатки, су ществовавшие в то время, строить нашу жизнь таким образом, чтобы рост экономического благо состояния населения содействовал решению наиболее наболевших вопросов современности. В связи с этим интерес к экономической истории, включая и развитие химической промышленности, значительно возрос, а сама эта отрасль приобретает все большее и большее значение [3, с. 2]. Поэтому все чаще появляются статьи и монографии, посвященные проблемам усовершенствования экономической поли тики государства, так как грамотная экономическая политика является особенно важной для страны с переходной экономикой [1, с. 24].

ОАО «Лида Лакокраска» является единственным лакокрасочным предприятием в Белоруссии, произ водящим лакокрасочные материалы в больших объемах. В 1958 году Государственной плановой комиссией БССР было принято решение о строительстве лакокрасочного завода в городе Лида. Это решение было обосновано существованием в регионе значительных объемов машиностроения, отсутствием лакокрасочных производств, наличием в городе трудовых ресурсов и крупного железнодорожного узла. Проект завода был разработан институтом лакокрасочной подотрасли ГИПИ ЛКП. Спустя пять лет, в мае 1963 года был зало жен первый «камень» современного промышленного предприятия [9, с. 2].

С введением в строй мощности 1-й очереди завода в 1965 году начался выпуск лакокрасочных мате риалов в Беларуси. На конец 1965 года численный состав трудового коллектива построенного химического предприятия составлял 740 человек [10, с. 1]. Перед администрацией предприятия стояла главная задача – увеличить численный состав рабочих и укомплектовать производства квалифицированными кадрами, ведь высокое качество продукции обеспечивается квалификацией персонала.

Несмотря на то, что в годы ускоренного строительства и развития химических предприятий, ведущие вузы республики значительно увеличили выпуск специалистов-химиков и существенно расширили номенк латуру специальностей, специалистов катастрофически не хватало.

Если в 1958 году на химическом факультете университета имени В.И. Ленина, обучалось менее студентов и ежегодный прием, составлял лишь 50 человек, то уже в 1965 году прием составил 250 человек, а всего на факультете обучалось свыше 1000 студентов [5, с. 152].

Инженерно-технические кадры предприятия комплектовались и за счет специалистов, направленных на работу в республику после окончания вузов и техникумов в РСФСР, на Украине, приглашенных и пе реведенных по решению партийных, советских, хозяйственных, профсоюзных и комсомольских органов, а также переведенных в химическую отрасль из других отраслей промышленности внутри своей республики, принятых по вольному найму. Для повышения квалификации работников на химическом предприятии были организованы школы передового опыта, курсы целевого назначения, производственно технические курсы, обучение вторым профессиям, экономическая учеба.

В начале семидесятых годов XX века годов вступили в строй новые цеха по производству лаков, эма лей, фталевого ангидрида на базе комплексного импортного оборудования, поставленного из Германии, Венгрии, Польши [8, с. 3].

Трудовой коллектив с 1984 по 1994 год, помимо реконструкции цехов предприятия, ввел в действие очистные сооружения, впервые среди лакокрасочных заводов страны, вследствие чего предприятие стало экологически более безопасным. В 1994 году завод преобразован в открытое акционерное общество.

В 1997–1998 годах в одном из эмалевых цехов была проведена реконструкция с заменой устаревших бисер ных мельниц на новые.

С января 2001 года на заводе действует международный сертификат качества МС ИСО 9001-1996 г., а позже с 2003 года внедрена система менеджмента качества СТБ ИСО 9001-2001, выпускаемая продукция соответствует требованиям СТБ ИСО 14001-2000. Предприятие удостоено более двадцати различных меж дународных наград за достижения в области качества. В 2002 году проводилось техническое перевооруже ние цеха по производству фталевого ангидрида (цех № 2) [7. с. 1].

В сентябре 2003 года на предприятии создан Научно-технический центр, (позднее переименованный в Научно-техническое управление), на базе которого разрабатываются оригинальные рецептуры, совершенст вуются уже применяемые, испытываются новые виды сырья для использования и замены в рецептурах. В настоящее время в НИУ ОАО «Лида Лакокраска» разработана рецептура материалов для окраски шифера, 58 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, отработана рецептура протекторной цинконаполненной грунтовки «ЦинкоЛид» для защиты металлических изделий, металлоконструкций.

На предприятии осваивается новая серия воднодисперсионных ЛКМ с общим брэндовым названием «АкваЛид». Серия включает в себя лаки по древесине для наружных и внутренних работ, паркетный акрил уретановый лак и составы для декоративной отделки древесины (лазури). Следующим этапом будет разра ботка и производство мебельных водно-дисперсионных лаков. С учетом заявок потребителей разработаны рецептуры на новые расцветки эмалей МЛ-12К, ПФ-115, ПФ-1431. Важным направлением является освое ние производства уникальных алкидно-уретановых материалов по дереву, которые не имеют неприятного запаха, высыхают в течение 2 – 6 часов [4, с. 3].

Все закупаемое предприятием сырье и вся выпускаемая продукция проходят обязательный контроль в отделе технического контроля. С 2003 года ведется реализация инвестиционного проекта, предусматриваю щего техническое перевооружение цеха по производству фталевого ангидрида в рамках перспективного развития ОАО «Лида Лакокраска» на 2005 – 2010 года. Реконструкция позволит довести производственные мощности по выпуску фталевого ангидрида до 48 тысяч тонн в год [2].

На сегодняшний день в составе завода находятся два производства по изготовлению различных марок эмалей и грунтовок, два цеха по выработке различных типов лаков как для собственного производства, так и для продажи, цеха по производству дисперсии и фталевого ангидрида, тарное производство, вспомогатель ные цеха. Производственные мощности предприятия составляют 122 тысячи тонн продукции в год. Друж ный и надежный коллектив предприятия составляет около двух тысяч человек, а точнее 1858 человек, из них 211 руководителей и 300 специалистов, 1354 рабочих. На предприятии имеется координационный Совет в составе 8 человек, создана информационная группа в составе 13 человек [11, с. 507].

В целях повышения эффективности финансово-хозяйственной деятельности предприятия, обеспече ния инвестиционных проектов и выхода на безубыточную работу приказом концерна «Белнефтехим» от 20.07.2005 г. № 405 было введено особое право («золотая акция») государства на участие в управлении ОАО «Лтда Лакокраска». На сегодняшний день ОАО «Лида Лакокраска» входит в концерн «Белнефтехим» и яв ляется самым крупным производителем ЛКМ как в Беларуси, так и на северо-западе Европы.

Предприятие разработало четкий план перспективного развития – «Программа обеспечения потребно сти промышленных организаций продукцией ОАО «Лида Лакокраска» в 2005 – 2010 годах». Программа построена с учетом того, что качественная продукция лидских лакокрасочников пользуется сегодня устой чивым спросом. Большой ассортимент материалов выпускается для строительного комплекса – ЛКМ для проведения внутренних и наружных отделочных работ [6, с. 3].

Итоги свидетельствуют о большой организационной работе всего коллектива, о крупных внедре ниях в производство достижений науки и техники. Все эти мероприятия позволили объединению достичь высоких показателей по выпуску продукции и удержаться на мировом рынке.

In this article it is said about the most progressive field of the industrial complex of Grodno Region, about formation and development of chemical industry. It is mainly considered to be mighty power of technological progress, it revolutionizes pro duction (manufacture) on the whole, creates boundless possibilities for farther growth of labour productivity, in all fields of eco nomic sphere. In also describes the periods of the development of chemical industry and the achievements of labour (working) groups of chemical factories, introduction of the newest achievements of science and technology into manufacture are pointed out in it.

Список литературы 1. Гоцко, Г.Н. Химия республики / Г.Н. Гоцко. – Минск: Народная асвета, 1985. – С. 24.

2. Интернет: htt://www,Lidalkm.by/ru/abouyt/.18.04.08.

3. Кардаш, Ф. Рубежи лакокрасочного / Ф. Кардаш // Гродненская правда. – 1971. – 12 февраля. – С. 2.

4. Каталог выпускаемой продукции ОАО «Лакокраска». – Минск. – 2006. – С. 3.

5. Крень, И.П. Роль профсоюзов Гродненщины в социально-экономическом и культурном строительстве в области (1956 – 1990 гг.) / И.И. Гайдукевич, И.П. Крень // Очерки истории профсоюзов гродненщины (1905 – 2005 годы) / под ред. И.И. Гайдуке вича и И.П. Креня. – Гродно: Типогр., 2005. – С. 152.

6. Кудряшова, Т. На планете лидских красок / Т. Кудрявцева // Гродненская правда. – 2008. – 26 сентября. – С. 3.

7. Майская, К. Планета лидских красок / К. Майская // Лидская газета. – 2008. – 20 сентября. – С. 1.

8. Миронов, Б. Активно и целеноправлено / Гродненская правда. – 1975. – 5 марта. – С. 3.

9. Петухова, А. Как идут дела на лакокраске / А. Петухова // Гродненская правда. – 1965. – 26 июня. – С. 2.

10. Фомин, Н. Мощности освоены досрочно / Н. Фомин // Гродненская правда. – 1966. – 1 ноября.– С. 1.

11. Республика Беларусь: энцикл. – Минск. – Изд-во «Белорусская энциклопедия» имени Петруся Бровки. – 2005. – Т. 1. – С. 507.

Научный руководитель – И.П. Крень, кандидат исторических наук, профессор.

История и социология УДК 94 (47). Е.В. КУХАРЕВА БАЛКАНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 50-х – 60-е ГОДЫ ХIХ в.

В статье рассматривается внешнеполитическая деятельность России после поражения в Крымской войне (1853 – 1856 гг.), освещаются попытки российской дипломатии добиться отмены ограничительных статей Парижского мирного договора. Особое внимание акцентируется на возрождении и развитии политических контактов России с балканскими народами, укреплении ее позиций на полуострове.

Парижский мирный договор, который подвел итоги Крымской войны, был чрезвычайно тяжелым и унизительным для России. Она была вынуждена отказаться от протектората над Молдавией, Валахией и Сербией, а также от особых прав в отношении христианских подданных Османской империи. От России была отторгнута Южная Бессарабия, что лишало ее выхода к Дунаю. Парижский трактат подтвердил Лон донскую конвенцию 1841 г. о закрытии Босфора и Дарданелл для военных судов, Россия и Турция лишались права содержать на Черном море свои эскадры [1, с. 173].

Главной задачей внешней политики России во второй половине 50-х – 60-е годы ХIХ в. была отмена ограничительных статей Парижского мирного договора. Внешнеполитический курс России в это время фак тически определял министр иностранных дел А.М. Горчаков, обладавший концептуальным умом, твердой волей и независимым характером. Двумя основными направлениями внешней политики России в этот пери од являлись западноевропейское и балканское, которые рассматривались и реализовывались в тесной взаи мосвязи. В целом взаимоотношения России с другими государствами определялись отношением той или иной страны к пересмотру отдельных статей Парижского мирного договора 1856 г.

Следует напомнить, что ведущие западные державы буквально заставили Порту провозгласить равно правие христиан и мусульман. В султанском указе от 18 февраля 1856 г. говорилось о защите личности, чес ти и имущества жителей независимо от их вероисповедания, признавались равные права мусульман и хри стиан в занятии административных и офицерских должностей, отменялась система откупов и др.

[2, с.75 – 76]. Запад также настоял на том, чтобы положения вышеуказанного документа упоминались в тексте Парижского мирного договора.

В директиве А.М. Горчакова российским консулам предписывалось на правовой базе упомянутого выше указа султана добиваться обретения христианами прописанных в документе прав, «действуя, однако, с осторожностью, дабы не спровоцировать преждевременных волнений» [1, с. 179]. В т.н. «лояльном» соблю дении трактата глава российской дипломатии видел орудие давления как на Порту, так и на ее западных покровителей.

Первую брешь в установленной Парижским договором системе пробили, не без помощи России, ру мыны в процессе объединения Дунайских княжеств. Согласно ст. ХХIII Парижского договора, государст вам, его подписавшим, предлагалось создать комиссию для выработки статуса Молдовы и Валахии. Населе ние этих княжеств выступило за образование единого государства, но иные планы были у европейских пра вительств, прибывших в мае 1858 г. в Париж для обсуждения этого вопроса. В результате длительных спо ров было принято компромиссное решение о раздельном существовании этих территорий. Молдова и Вала хия получили новое название – «Соединенные княжества Молдовы и Валахии». Конвенция, подписанная в Париже 19 августа 1858 г., подтверждала внутреннее самоуправление княжеств, на чем особенно упорно настаивала российская делегация [3, с.116].

Надо заметить, что, настаивая на расширении автономных прав христианского населения Османской империи, требуя вывода оккупационных войск из княжеств, царское правительство решало собственные задачи, но они во многом совпадали с интересами коренного населения. Введение широкой автономии, ос лабление власти Порты облегчали дальнейшую борьбу за объединение княжеств. Кроме того, половинчатое решение, принятое европейскими державами в Париже, не удовлетворило население Молдовы и Валахии, которое в январе 1859 г. избрало своим князем полковника А. Кузу, а последний путем личной унии произ вел фактическое объединение двух княжеств, получивших название «Румыния». События в Румынии были неожиданными для Европы, но в России встретили благожелательный прием.

60-е годы ХIХ в. ознаменовались новым подъемом национальных движений на Балканах, что стреми лось использовать российское правительство для восстановления своих позиций среди славянского населе ния полуострова. В связи с этим А.М. Горчаков в отчете императору подчеркивал, что «славянский элемент на Востоке является самой прочной базой нашего там влияния» [4, с.118].

Внимание европейских государств и Порты вновь привлекла Румыния. В своей политике, направлен ной на объединение Молдовы и Валахии, А. Куза использовал противоречия европейских держав, отдавая предпочтения Франции. Стремление А. Кузы к личной власти способствовало созреванию заговора против него, что, в конце концов, и случилось. В вопросе об избрании нового правителя для объединенного княже ства Россия первоначально выступала за кандидатуру князя из местного населения и отвергала иностранца.

Избрание иностранного принца Россия объявила действием незаконным. За требованием же «законности»

стояло нежелание российского правительства усилить в Румынии влияние стран Запада. Предложение цар ской России было поддержано Турцией и Пруссией, но наиболее активную позицию в сложившейся ситуа ции заняла Франция. Ее представитель предложил избрать на румынский престол иностранного князя, что в скором времени было и сделано.

60 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, Вопрос же об объединении или раздельном существовании Молдовы и Валахии Россия считала целе сообразным решать самому населению княжеств. Кроме того, российское правительство решилось поддер живать румын в идее объединения еще и потому, что надеялось использовать этот акт как доказательство непрочности условий Парижского мира и поднять вопрос об отмене статей о нейтрализации Черного моря.

В апреле 1866 г. население Молдовы и Валахии на ассамблее в Бухаресте без санкции европейских держав и Турции вновь высказалось за объединение княжеств и избрало Карла Гогенцоллерна румынским князем. Решения ассамблеи в Бухаресте и их признание европейскими державами и Турцией явились важ ной вехой в борьбе румынского народа за независимость. Парижская конвенция от 25 мая 1866 г. продемон стрировала ведущую роль Франции на Востоке и, несмотря на видимость русско-французского единства, углубила их расхождения.

Решение Парижской конференции, утвердившей в конечном итоге законность объединения княжеств и избрание на румынский престол иностранного князя, формально были нарушением условий Парижского договора и конвенций 1858 г., которые не содержали решений о едином существовании Молдовы и Вала хии.

Российское правительство через своих послов за границей пыталось выяснить отношение европейских держав и Турции к пересмотру отдельных статей Парижского мира. Следует также отметить, что после окончания австро-прусской войны 1866 г. и переговоров по поводу нейтрализации Черного моря была соз дана новая программа российского правительства, которая сохраняла в силе главный тезис внешнеполити ческого курса А.М. Горчакова, рассчитанный на подчиненность внешней политики задачам и потребностям внутреннего развития страны. Реальная, на взгляд А.М. Горчакова, оценка соотношения сил на Балканах определяла тактическую линию российской политики на Востоке в эти годы, которая предусматривала от каз от военных средств в разрешении конфликтов и усиление, т.н. «нравственного» воздействия на нетурец кие народы.

Дипломатическое маневрирование, составлявшее стержень официальной внешней политики России во второй половине 50-х – 60-е годы ХIХ в., было для России основным, даже единственным, средством в раз решении противоречий, в налаживании взаимоотношений между государствами. Принцип фактического невмешательства России в реальные политические процессы на Балканах не способствовал решению на сущных проблем славян полуострова.

The article considers the foreign policy activity of the Russian government after the Crimean war (1853-1856), it’s at tempts to regulate the relationship with the West and Porta. The attention is emphasised on the revival of Russia’s political con tacts with Balkan nations and states.

Список литературы 1. Виноградов, В.Н. Князь А.М.Горчаков – министр и вице-канцлер / В.Н. Виноградов // Новая и новейшая история. – 2003. – № 2. – С. 172 – 196.

2. Международные отношения на Балканах, 1856 – 1878 гг. / редкол.: В.Н. Виноградов (отв.ред.) [ и др.]. – М.: Наука, 1986. – 414 с.

3. История дипломатии: в 3 т. / под ред. В. Потемкина. – М.: Госсоцэкономиздат, 1945. – Т. 2. – 896 с.

4. Лопатников, В.А. Пьедестал и время служения канцлера А.М. Горчакова / В.А. Лопатников. – М.: Молодая гвардия, 2004. – 239 с.

5. Хевролина, В.М. Российская дипломатия и балканский вопрос во второй половине 60-х годов Х1Х века: стратегия и тактика / В.М. Хевролина // Отечественная история. – 2005. – № 1. – С. 39 – 56.

Научный руководитель – И.О. Змитрович, кандидат философских наук, доцент.

УДК 025.173 (476.6) (1920 – 1039) И.И. ЛИСОВСКАЯ ТЕАТРАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ г. ГРОДНО В 1920-е ГОДЫ В статье освещается театральная жизнь в Гродно в 1920-е годы. Рассматривается деятельность любительских теат ральных трупп, выступающих в городе, первые шаги по созданию профессионального театра. Особое внимание уделя ется деятельности городского театра как главного культурно-просветительного заведения Гродно в те годы и центра притяжения различных политических сил.

В 1920-е годы г. Гродно в силу трагических коллизий мировой истории утратил статус губернского го рода, превратившись в периферийный населенный пункт возрожденной Речи Посполитой на ее восточных окраинах. Город ожидала участь заурядного провинциального города, второстепенного в своем культурном развитии. Тем не менее одним из главных пунктов в списке претензий города на свою уникальность было наличие в нем театра как культурно-просветительского центра и места гражданских собраний. Без всякого преувеличения можно сказать, что подавляющее число различных по своей значимости и ценности событий, составлявших собой хронику культурной жизни г. Гродно 1920-х годов, происходили в стенах городского театра. Фактически, все то, что нуждалось для своего полноценного внешнего проявления на сценических История и социология подмостках, в большинстве случаев, находило себе необходимое помещение в здании театра. Как заезжие гастролеры, так и местные творческие силы предпочитали театр в качестве площадки для своих выступле ний.

После окончания Первой мировой войны снаружи здание театра сохранилось. Внутри, кроме зритель ного зала, ни одно помещение не оказалось пригодным к использованию. Недостаток основных декораций, мебели, сценических приспособлений, вынудило городские власти отдать театр в руки вновь организован ной театральной труппы Гродненского общества любителей драматического и музыкального искусства «Муза», действовавшего в 1907 – 1914 годах, при условии доведения сцены до рабочего состояния. Некото рое время «Муза» сдавала здание театра в аренду солдатской труппе [1].

Публика делилась на шумную галерку и почтенную публику партера. Можно также предположить, что среди зрителей были имущие и неимущие горожане, о чем свидетельствует следующий документ: «Солдат ский театр. В воскресенье 12 декабря 1920 года пройдет одно выступление, билеты будут дешевле, чем обычно, чтобы дать широким массам возможность ознакомиться с пьесой «Шаг за шагом». Поучительная пьеса с песнями, танцами, должна заинтересовать молодежь» [2]. Театр не был заведением сугубо элитарно го характера, недоступным для определенного круга лиц в силу их социального положения, а заведением демократичным, открывающим свои двери перед любым горожанином.

В декабре 1920 г. артистическая секция 2-го культурно-просветительского отдела 3 армии дала 7 пред ставлений. Солдатская труппа под руководством подпоручика А. Ковалевского 8 декабря выступила на сце не городского театра. Также выступали культурно-просветительские секции 2-й Легионерской дивизии и 1-й реальной гимназии [3]. Вскоре солдатская труппа была распущена.

В 1920 году в Гродно помимо городского театра, располагавшегося по адресу площадь Театральная в здании нынешнего областного театра кукол, существовал театр миниатюр, находившийся по улице Город ничанской. Согласно сведениям в «Книге регистрации уплаты налогов» за 1920 г. городским театром было дано 7 представлений: 23 и 27 января, 3, 7, 14, 23 февраля и 2-го марта. Есть упоминание о том, что комитет помощи солдатам собирался в здании театра миниатюр [4]. О дальнейшей судьбе этого театра ничего неиз вестно. Скорее всего, он прекратил свое существование.

Одновременно с согласия правления «Музы», президент Гродно пан Эдвард Листовский подписал кон тракт на 3 года с бывшим руководителем солдатской труппы Брониславом Скапским о назначении его ди ректором городского театра. Скапский приступил к организации профессионального театра в г. Гродно [5].

В декабрьские дни 1920 года городской театр открывается показом польской пьесы Фредры «Девичьи клятвы». В том же году дирекция театра приветствует специальным представлением тогдашнего главу поль ского государства Юзефа Пилсудского. Гродненский театр принимает также Президента Речи Посполитой Станислава Войцеховского, который поблагодарил президента города пана Степневского за достойное представительство польской культуры в Западной Беларуси.

Деятельность театра была направлена на распространение польской культуры среди западнобелорус ского населения, в том числе жителей Гродно. В репертуаре постоянно преобладают пьесы из польского классического наследия. Гродненцы знакомятся с такими произведениями, как «Корозиана», «Серебряный сон Соломеи», «Балладыня», «Ксендз Марко», «Мазепа» Словацкого;

«Дзяды» Мицкевича в инсценировке Выспянского;

«Заколдованный круг», «Навсегда» Рыдла;

«Ухаживающий франт» Заболоцкого;

«Девичьи клятвы», «Дамы и гусары», «Месть за пограничной стеной», «Пан Герхард», «Пан Бенет» Фредры и др.

Из произведений мирового искусства ставятся «Золотой век рыцарства» Марло;

«Коварство и любовь»

Шиллера;

«Романтичный» Ростанда;

«Ревизор» Гоголя;

«Царевич Алексей» Мережковского, а также целый ряд французских комедий от Флерри и Кюллеверта до Хеноценна и Тристана Бернарда. Необходимо отме тить, что в двадцатые годы в театре насчитывалось 624 зрительских мест, и если зрительный зал наполнял ся, в лучшем случае, наполовину, то успех был очевиден.

В начале 1921 года городские власти принимают театр на баланс города. Магистрат доверяет долж ность директора театра Фр. Рыхлевскому. Театральная труппа в этот период играет в основном легкие французские пьесы, серьезные постановки успеха не имеют. Театру постоянно приходилось выбирать меж ду произведениями высокого и популярного драматического искусства. Причиной такой репертуарной по литики являлась востребованность зрителем поверхностных развлечений, а не глубоких размышлений. Так, в отчете дирекции о проведении лекции об истории театра, говорится о том, что она не заинтересовала го родскую интеллигенцию, заполнившую основные места в зрительном зале и привыкшую смотреть на театр сквозь призму приятно проведенного времени. В лекции особо подчеркивалось воспитательное значение театра для духовного развития культурного Гродно не только молодежи, но и людей зрелого возраста [6].

В середине 20-х гг. польское правительство начало активно проводить политику полонизации в Запад ной Беларуси. В гродненском театре нередко запрещались постановки на белорусском языке, требовались письменные обязательства об аполитичности репертуара. О времени существования русской труппы, казалось, и вовсе забыли. В 1926 году в Гродно была направлена труппа виленского театра Ю. Остервы «Ре дута», репертуар которого состоял из пьес исключительно польских и зарубежных авторов. При этом сами участники театра «Редута» отмечали невысокий профессиональный уровень своего художественного руко водителя. Театр «Редута» работал в Гродно до 1929 года.

Театральный сезон 1927 – 1928 годов начался под знаком нового постановления городской рады о пе редаче Гродненского городского театра на баланс города. Художественное руководство было вновь довере но Брониславу Скапскому. Между тем, конфликт, который зародился в 1922 году по поводу руководства театром Б. Скапским, получил свое развитие через семь лет и перерос в жестокую войну между сторонни ками и противниками существования самого городского театра. Речь шла о том, кому фактически передать в аренду театр, какие театральные труппы могут выступать на гродненских театральных подмостках. Фигура 62 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, директора театра имела вес для городской общественности, вокруг нее полыхали страсти. Из нее делали знамя борьбы различные политические силы. Скапского обвиняли в том, что его сатирические фельетоны на страницах «Postepa» во время выборов в городскую управу нанесли «непоправимый ущерб польской обще ственности на восточных окраинах» [7]. 6 августа 1929 года в магистрате состоялась конференция по теат ральному делу. Городская рада приняла решение о закрытии театра на ремонт в связи с «нездоровыми теат ральными обстоятельствами». При этом отмечалось, что «театр и театральные дела принадлежат городской раде, и только она имеет право решать его судьбу» [8].

Будучи практически единственным центром культурной жизни Гродно, городской театр с постоянной труппой приобретал значение храма культуры, выгодно выделяя город из числа близлежащих городов и местечек. Закрытие театра вслед за утратой городом губернского статуса, означало бы начало медленного процесса превращения Гродно в рядовой провинциальный город на восточных окраинах Речи Посполитой.

The article is devoted to theatre’s life in Grodno in 1920-ies. The first steps to organize the professional theatre are investi gated in details.

Список литературы 1. Kronika m. Grodno. – 1928. – Zeszyt 1.

2. Echo Grodzienskie. – 1920. – 11 st. – S.1.

3. Государственный архив Гродненской области (ГАГО). – Ф.146. – Оп.1. – Д.142. – Л. 8.

4. ГАГО. – Ф.146. – Оп.1. – Д.142. – Л. 6.

5. Nove zycie. – 1929. – 14 lip. – S.3.

6. Echo Grodzienskie. – 1921. – 25 st. – S.1.

7. Nove zycie. – 1929. – 15 ver. – S.1.

8. Nove zycie. – 1929. – 22 ver. – S.4.

Научный руководитель – Н.Л. Улейчик, кандидат исторических наук, доцент.

УДК 070 (476.6) Т.А. ЛИСОВСКАЯ «ГРОДНЕНСКИЕ ГУБЕРНСКИЕ ВЕДОМОСТИ» КАК ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК Статья посвящена исследованию газеты «Гродненские губернские ведомости» как этнографического источника на протяжении всего периода их издания. В ней приводится сжатый обзор публикаций газеты по этнографической темати ке, отражена роль местных исследователей и научных обществ в изучении края. Автор показывает значение «Гроднен ских губернских ведомостей» в сборе, публикации и сохранении для потомков материалов о духовной культуре, тради циях и обрядах белорусского народа, касающихся не только Гродненской губернии, но и других регионов Беларуси.

В 2008 году исполнилось 170 лет со дня выхода в свет первого номера «Гродненских губернских ве домостей» – газеты, являющейся символом целой эпохи, источником, в котором отражается один из перио дов истории нашего края. Следует отметить важность «Гродненских губернских ведомостей» как этногра фического источника. Кроме прочей многочисленной информации, в газете помещалось достаточно боль шое количество материалов по исследованию культуры и быта белорусов. Во многом на это повлияло то, что газета издавалась в период повышенного интереса к белорусскому народу как со стороны польских, так и со стороны русских общественных кругов, активизации местных краеведов по изучению региона.

«Гродненские губернские ведомости» стали своеобразным связующим звеном между научными обще ствами и местными любителями краеведами. На страницах газеты помещались призывы к изучению местно го края, программы для сбора материалов. Такие обращения содействовали активизации белорусских иссле дователей. В 1848 году (№ 20 – 22) публикует свое исследование «Статистически-этнографические сведения о Бельском повете Гродненской губернии» польский исследователь И. Ярошевич (1793 – 1860) [3, с. 168].

И. Пригоровский помещает в газете свою статью «Народные песни Гродненской губернии Волковысского повета» (1868, № 7 – 18), Ф. Ворожбицкий «Народные пословицы и поговорки Пружанского повета» (1868, № 21) [4, с. 1]. В газете были опубликованы работы таких известных исследователей, как М. Дмитриев «Обряды и обычаи западнорусских крестьян» (1867, № 30–40, 42, 43), «Песни западнорусского народа»

(1868, № 23, 25 – 28, 30 – 36), «Сказки западнорусского народа» (1868, № 37–39) [7, с. 3], Ф. Ставрович «Местечко Бездеж (Кобринского повета Гродненской губернии)» (1867, № 46, 48, 49) [3, с. 97], М. Довнар Запольский «Значение этнографического изучения «Гродненской губернии» (1893, № 61) [6, с. 4], «Мотивы свадебных песен Пинчуков» (1893, № 48, 49, 55 – 58) [3, с. 147], А.Е. Богданович «Пережитки древнего ми росозерцания белорусов» (1895, № 11, 12, 14, 18-20, 22 – 26, 31, 32, 34, 37, 38, 42, 44, 45) [4], «Про панщину»


(1894, № 10, 11, 16) [2, с. 2], статьи «Сельская драма (рассказ из белорусской жизни)» (1893, № 84, 85, 87) и «Дучкар» (1894, № 1) [10, с. 59].

История и социология Разнообразный материал, характеризующий быт и народное творчество жителей Гродненщины соби рали местные учителя и учащиеся. В какой-то степени это был ответ на призывы к изучению местного края.

Так, в сентябре 1905 года директор народных училищ Н.П. Фивейский «обратился с письмом к ученикам и учительницам, призывая их оказать посильную услугу в собирании образцов народного творчества белору сов Гродненской губернии» [13, с. 7].

Из местных учителей в «Гродненских губернских ведомостях» интенсивно сотрудничал учитель 4-го Гродненского двухклассного приходского училища С.В. Яковук. Он опубликовал следующие свои статьи:

«Белорус в своем сельском самоуправлении» [12, с. 10], «Записки по исследованию белорусских наречий Гродненской губернии» [13, с. 7], «Беловеж, Пружанского уезда» [14, с. 10], «Середопостье» [15, с. 12] и др.

На страницах «Гродненских губернских ведомостей» часто помещались историко-бытовые очерки, статьи, посвященные определенной местности, городу, населенному пункту, где сообщалось о занятиях жи телей и другая информация. Данный материал можно найти в рубриках «Из жизни городов Гродненской губернии», «Корреспонденции губернских ведомостей» [5, л. 8]. Важнейшими среди статей являются «Ко роткое описание Ятвеска Гродненской губернии, Волковысский уезд» М. Романовского (1891, № 15 – 17, 21-24), «Село Ляховицы Гродненского уезда» (1891, № 73, 75, 77), «Село Дружиловичи Кобринского уезда»

(1892, № 3, 4, 7), «Лосинская волость Бельского уезда» (1894, № 3, 4), «К этнографии Кобринского уезда»

(1895, № 68, 69) Близнеца, «Мельник – заштатный город Гродненской губернии (условия жизни занятия)»

(1897, № 74) А.Г. Ко всей губернии относятся статьи «Короткое описание Гродненской губернии» К.В. Би рули (1897, № 20), «К этнографическому прошлому Гродненской губернии» П. М-на. (1895, № 99) и др.

[11, с. 158].

Белорусской традиционной обрядности также посвящены публикации: «Деды» (1891, № 97), «Как со храняет наш народ память о своих умерших» (1891, № 99), «О праздниках с общественным обедом у кресть ян» (1892, № 92), «Кое-что о рождественских святках в нашей губернии» (1893, № 2), «О празднике Гром ницы у белорусов и свеча для этого праздника» (1893, № 11), «Молодикова неделя на Беларуси» (1893, № 31), «Некоторые местные народные обычаи в день «Святого Юрия» (1893, № 32), «Сёмуха» (1893, № 40), «Ильин день на Беларуси» (1893, № 57), «Колядные обычаи» (1894, № 1), «Скарб» (№ 29, 1905), С. «Кое-что о патриархальности среди нашего крестьянства» (1894, № 6), М.Г. «Местные народные обычаи в рождест венских праздниках» (1892, № 2), «Из Кобринского уезда (толока)» (1893, № 51), В.Н. «Описание обычая водить «куст» в день Троицы…» (1894, № 47), «Свадебные обряды» (1895, № 1) [3, с. 175].

В газете также публикуются статьи, посвященные суевериям и народной медицине: «Печать-змея (суеверия крестьян Пружанского повета)» (1893, № 41), «Из местной жизни (суеверия о сне похороненной ведьмы)» (1891, № 81), «Оригинальные суеверия женщин Ошмянского повета о холере» (1893, № 70), «Из села Дружиловичи Кобринского повета (суеверия крестьян)» (1894, № 67), «Заметки о народной медицине и волшебстве» (1895, № 42, 44), М.Р. «Кое-что о знахарстве» (1894, № 46), Ф. Л-вич «Темные силы деревни (знахарство в Слонимском уезде)» (1897, № 66) [11, с.158].

На страницах газеты идет своеобразная борьба с невежеством белорусских крестьян. В ведомостях по являются различные заметки, о суевериях, предрассудках, обрядах белорусских крестьян. Авторы статей критикуют эти «закостенелые пережитки», мешающие развитию белорусского крестьянина. Появляются рубрики: «Из области суеверий и предрассудков» [9, с. 8], «Из деревенских наблюдений» [8, с. 14], «Из об ласти крестьянских суеверий» и многие другие, в которых рассказывается о различных белорусских обрядах и традициях, связанных с религиозными праздниками, сельскохозяйственным календарем и др.

Таким образом, газета «Гродненские губернские ведомости» является важным источником второй тре ти XIX – начала XX вв. для регионального изучения Гродненщины, а также территорий, ранее входивших в Гродненскую губернию: современной Брестчины, некоторых городов и местечек современной Польши и Литвы. Изучение материальной культуры и быта белорусского народа продолжается и сегодня, поэтому при этнографическом изучении губернии обязательно следует учитывать такой важный источник для изуче ния местного края, как «Гродненские губернские ведомости», газеты, сохранившей для нас информацию о духовных традициях нашего народа.

The article is about investigation of the newspaper «Grodnenskye gubernskye vedomosty» as an ethnographic source. This article contains the review of the ethnographic publications of the periodical. It reflects the role of local researchers and learned societies in exploration of the land. The Authoress deposes importance of the «Grodnenskye gubernskye vedomosty» in collec tion, publication and reservation for descendants mental culture, traditions and ceremonies of Byelorussians.

Список литературы 1. Богданович, А.Е. Пережитки древнего миросозерцания у белорусов. Этнографический очерк / А.Е. Богданович. – Гродно: Гу бернская типография, 1895. – 186 с.

2. Богданович, А.Е. Про панщину / А.Е. Богданович // Гродненские губернские ведомости. – 1894, № 10. – С. 2 – 5.

3. Беларусы: у 8 т. / рэдкал.: В.К. Бандарчык, М.Ф. Філіпенка. – Минск: Беларуская навука, 1995 – 1999. – Т. 3: Гісторыя этналагічнага вывучэння / В.К. Бандарчык. – Мінск. – 365 с.

4. Ворожбицкий, Ф. Народные поговорки и пословицы Пружанского уезда / Ф. Ворожбицкий // Гродненские губернские ведомости. – 1868. – № 21. – С. 1.

5. Дело об утверждении программы неофициальной части «Губернских ведомостей» // Национальный исторический архив Белару си в г. Гродно (НИАБ в г. Гродно). – Фонд 2. – Оп. 19. – Д. 980. – 11 л.

64 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, 6. Довнар-Запольский, М.Ф. Значение этнографического изучения «Гродненской губернии» / М.Ф. Довнар-Запольский // Гроднен ские губернские ведомости. – 1893. – № 61. – С. 4.

7. Дмитриев, М.А. Сказки западнорусского народа / М.А. Дмитриев // Гродненские губернские ведомости. – 1868. – № 36. – С. 3 – 6.

8. Из деревенских наблюдений // Гродненские губернские ведомости. – 1905. – № 27. – С. 14 – 15.

9. Из области суеверий и предрассудков: «Каталицкий Юрий», «Замирание посева» // Гродненские губернские ведомости. – 1905. – № 20. – С. 8 – 10.

10. Пширков, Ю.С. А.Е. Богданович / Ю.С. Пширков. – Минск: «Наука и техника», 1966. – 93 с.

11. Церашковіч, П.У. «Гродненские губернские ведомости» / П.У. Церашковіч // Этнаграфія Беларусі: энцыкл. / рэдкал.:

І.П. Шамякін (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск: БелСЭ, 1989. – С. 158 – 159.

12. Яковук, С.В. Белорус в своем сельском самоуправлении / С.В. Яковук // Гродненские губернские ведомости. – 1905. – № 25. – С. 10–13.

13. Яковук, С.В. Записки по исследованию белорусских наречий Гродненской губернии / С.В. Яковук // Гродненские губернские ведомости. – 1905. – № 42. – С. 7 – 12.

14. Яковук, С.В. Корреспонденции губернских ведомостей. Беловеж, Пружанского уезда / С.В. Яковук // Гродненские губернские ведомости. – 1905. – № 20. – С. 10 – 11.

15. Яковук, С.В. «Середопостье» / С.В. Яковук // Гродненские губернские ведомости. – 1905. – № 16. – С. 12.

Научный руководитель – В.Н. Черепица, кандидат исторических наук, профессор.

УДК 271. О.В. МАЦКЕВИЧ ПРОБЛЕМЫ РЕСТАВРАЦИИ СВЯТО-БОРИСО-ГЛЕБСКОЙ (КОЛОЖСКОЙ) ЦЕРКВИ В г. ГРОДНО Статья посвящена проблеме реставрации Коложской церкви г. Гродно. Церковь основана в XII веке и имеет бога тую историю. В 1853 году в результате паводка южная и половина западной стены разрушились, в 1906 году состоялось освящение Коложского храма, в советское время он был закрыт для богослужений. В начале 80-х годов XX века были проведены некоторые реставрационные работы и Коложская церковь стала «музейным экспонатом». В 2000 году были начаты работы по укреплению склона возле Коложской церкви. Однако проблема спасения памятника была решена частично и актуальна в настоящее время.

Время основания Борисо-Глебской (Коложской) церкви надо относить к XII веку. В XII – XVII вв. цер ковь стала храмом Борисо-Глебского православного мужского монастыря – центра просвещения и церков ной общественной жизни в нашем крае. В конце XIV века князь Витовт во время похода на Псков захватил один из пограничных городов – Коложу, а жителей города привел в Гродно. Коложане поселились возле Борисо-Глебской церкви. С тех пор у храма появилось другое имя – Коложа. В ночь с 2 апреля 1853 года в результате паводка южная и половина западной стены разрушились. В 1897 году на средства Министерства путей сообщения был укреплен берег Немана, а также достроена легкая деревянная стена вместо упавшей в реку. Но лишь спустя 10 лет после окончания реставрации, в 1906 году состоялось освящение Коложского храма.

Борисо-Глебская церковь в советское время была закрыта для богослужений, и в 1948 году передана историко-археологическому музею. Храм ветшал и разрушался, рядом с ним был открыт парк для народных гуляний, установлены аттракционы. В 1967 году постановлением ЦК КПБ и Совета Министров БССР Зам ковая гора и Коложский храм были объявлены историко-археологическим заповедником. В 1977 году свя тыня православных стала филиалом Республиканского музея атеизма и религии. В начале 80-х годов были проведены некоторые реставрационные работы, и древний Свято-Борисо-Глебский храм стал «музейным экспонатом». В 1991 году Коложская церковь была возвращена Русской Православной Церкви, в ней стали совершаться богослужения.


В 1999 году руководству Гродненской области и Министерству культуры удалось найти средства на проектные и строительные работы. В 2000 году Дирекцией по реставрации при Гродненском облисполкоме были начаты работы по укреплению склона возле Коложской церкви. Проект укрепления берега должен был составить институт «Гродногражданпроект». Однако проект пришлось переделать по-новому, т.к. он был сделан без каких-либо предварительных изысканий. В 2001 году подрядчиком вообще не были освоены вы деленные из бюджета деньги. В силу погодных условий в начале декабря 2001 года все мероприятия были отменены.

В 2002 году за счет средств республиканского бюджета было освоено 34,1 млн рублей. Согласно про ектно-сметной документации был выполнен первый этап противооползневых мероприятий Коложского от коса. В соответствии с утвержденной инвестиционной программой в 2003 году на продолжение работ (II этапа) было предусмотрено выделение из республиканского бюджета 35 млн рублей. После проведения кор История и социология ректировки проектно-сметной документации реставрационные работы планировалось начать в августе года.

По решению Гродненского облисполкома на реконструкцию памятника планировалось выделить око ло 970 миллионов рублей, из них 500 миллионов – в 2006 году. Однако, как отмечают в Управлении капи тального строительства облисполкома, эта сумма еще неокончательная. Ведь, как отмечено в заключении по эскизному проекту «Реконструкция с реставрацией Борисо-Глебской (Коложской) церкви в Гродно», даль нейшую разработку проектной документации необходимо осуществлять исходя из национальных и между народных правовых норм, определяющих условия охраны объектов, предложенных Республикой Беларусь для включения в Список Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО [7].

Для исследования земли под церковью с января по март 2006 года было проведено георадарное зонди рование, которое привело к неожиданным результатам. Оказалось, что бетонирование береговой линии только частично решало проблему разрушения храма, здесь все дело в особенностях грунта: в толще склона накопились озерца грунтовых вод, отчего земля под зданием стала подвижной. Специалисты лаборатории БНТУ считают, что разрушение церкви продолжается, и на этот раз Неман не имеет к этому никакого отно шения: «Мы сравнили фотографии трещин 10 и 20-летней давности с современными: где-то они расшири лись, где-то появились новые» [7].

Главный инженер фирмы считает, что Коложа – один из самых сложных объектов, над которыми ко гда-либо приходилось работать: «Чем больше мы узнаем об этом объекте, тем больше головоломок нам приходится решать. Процесс реставрации настолько насыщен проблемами, что нам даже трудно найти про ектировщиков, никто не хочет браться».

Следующим этапом работы стало создание архитектурного проекта, который выполняется НП ООО «РАНСО». Срок его завершения – май 2006 года. После чего, осуществив все необходимые экспертизы и согласовательные процедуры, можно будет приступить к третьему этапу – строительному проектированию.

Какой предстанет перед современниками обновленная Коложская церковь? Ее облик уже утвержден.

Сохранившиеся стены законсервируют, двухскатную крышу заменят на соответствующую византийскому стилю, купол слегка приподнимут, а два подкупольных столба сменят конусообразную жестяную крышу на более подходящую по стилистике. Деревянная часть перестанет существовать вовсе. Запроектировано до строить недостающие стены при помощи современных материалов. Речь о стилизации их под старину не идет. Главная задача, стоящая перед проектировщиками, – сохранить то, что уцелело в веках, не позволив времени погубить одну из величественных ценностей культурного наследия белорусской нации.

Но есть и еще одна проблема: храм – действующий. Если закрыть церковь на несколько месяцев для строительных работ, куда ходить пастве? Настоятель Коложской церкви отец Владимир надеется, что по соседству с Коложей построят временную церквушку, которая по завершении реставрации сможет стать церковным домом. Главный инженер проекта Марина Глебова согласна, что на период реконструкции хра му нужна временная замена. Однако речь не идет о строительстве храма-двойника Коложи. Скорее всего для решения этой проблемы рядом будет построена небольшая церковь.

Таким образом, проблема спасения памятника православного зодчества XII века была решена частично и не утратила своей актуальности в настоящее время.

The article is dedicated to the question of the reestablishment of the Kalozha church in Grodno. The Kalozha church was built in XII century and has a rich history. The southern part and the western part of the church collapsed after spring floods in 1853. In 1906 the Kalozha church was consecrated, but it was closed in soviet times. At the beginning of the 80th years the church was restored and became “a museum exhibit”. In 2000 the bottom of the hill on which the church stands was additionally strengthened. But the question of its reestablishment was partly settled and it is really important today.

Список литературы 1. Ануфриева, О. Изменится ли облик Коложи / О. Ануфриева // Бел. час. – 2006. – 17 – 24 ноября. – С. 16.

2. Береснева, Е. Коложской церкви Неман уже не страшен / Е. Береснева // Республика. – 2005. – 4 окт. – С. 7.

3. Береснева, Е. Борисоглебский храм: SOS услышан / Е. Береснева // Республика. – 2003. – 10 янв. – С. 1.

4. Василькевич, К. Реставрация с научным подходом / К. Василькевич // Обозреватель. – 2006. – 31 марта. – С. 11.

5. Кухарева, С. Коложа над пропастью: Беларусь может потерять уникальный архитектурный памятник / С. Кухарева // Бел. дел.

газета. – 2003. – 19 февр. – С. 1, 13.

6. Макушина, Н. Инъекция для Коложи / Н. Макушина // Биржа информ. (Гродно). –2004. –15 июля. – С. 1, 13.

7. Новицкая, Л. Коложа откроет тайны / Л. Новицкая // Республика. – 2006. – 23 мая. – С. 7.

8. Пракопчык, В. Храм-дублер ля Каложы / В. Пракопчык // Звязда. – 2006. – 4 крас. – С. 3.

9. Сноп, С. Вкючат ли Коложу в список культурных ценностей ЮНЕСКО? / С. Сноп // От А до Я (Гродно). – 2003. – 31 окт. – С. 4.

Научный руководитель – С.В. Силова, кандидат исторических наук, доцент.

66 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, УДК 94(47)(VI-XIII вв.) Е.В. МЕЛЬНИКОВ, П.В. ТРИСМАКОВ ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ СЛАВЯНСКИХ ДРУЖИН В ПЕРИОД С VI ПО XIII вв.

Уже в начале VI века на территории славянских племенных княжеств появлялись профессиональные хорошо укомплектованные оружием и доспехами боевые отряды. Их единственным занятием была война. На протяжении сотен лет они вбирали в себя все лучшее в технике и тактике боя из того, что могли видеть, имея тесные взаимоотношения с народами Европы и Азии. Впоследствии, это позволило им стать одним из образцов войска периода раннего средневе ковья, оставившего после себя достойную летопись славных побед. Рассмотрению данных вопросов и посвящена статья.

Наиболее ранние упоминания о дружинах у славян относятся к VI – VII вв., их мы находим в древнем историческом источнике – «Чудеса св. Дмитрия Солунского». Причем, дружины упоминаются не едино жды, и речь о них идет как об отборном воинском объединении, обладающем превосходной подготовкой, вооружением и броней [1].

Упоминание о численности дружины русских князей, можно найти во фрагменте из записок Ибн Фадлана, который в 921 – 922 гг. в составе багдадского посольства совершил путешествие в земли волжских булгар. В его записках есть интересующее нас упоминание: «Один из обычаев царя руссов тот, что вместе с ним в его очень высоком замке постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижни ков, причем находящиеся у него надежные люди из их числа умирают при его смерти и бывают убиты за него» [2].

По мнению А.А. Горского, сведения Ибн-Фадлана вполне достоверны: «Численность дружины «царя руссов», названная Ибн-Фадланом близка к истинной: так, на основании археологических данных, князья Гнезна – главного центра польских полян – в IX в. имели непосредственно при себе не более 200 дружинни ков» [3].

Постепенно структура дружины приобретает своеобразную внутреннюю иерархию. В своей основе дружины подразделялись на «старшую» и «младшую» – такие названия во множестве пронизывают Славян ские летописные своды. Если брать отдельно все термины, встречающиеся в источниках, то помимо деления на вышеназванные группы, дружинники делились еще и на подгруппы.

Бояре. Слово «боярин» имеет два значения. Первое – общеславянского происхождения, от слова «бои» – битва, то есть тот, кто сражается. Второе – от тюркского – богатый, знатный. Так или иначе, оба эти значения ассоциируются с дружинниками, так как родом их занятий была война, они же были знатными и богатыми, что варьировалось в соответствующих пределах богатства и знатности их князя. Основываясь на источниках, можно отметить, что боярство располагало достаточно высоким положением, выступало вер ховным слоем общества после князя [4].

Мужи. На Руси это слово имело множество значений. «Мужами» могли называть и воинов, и дружин ников в целом, и бояр. Данное слово всегда отождествлялось с дружинниками, но не с простыми людьми, не принадлежащими к воинской касте. Чаще всего к слову «муж» добавляли и принадлежность упоминаемого человека к определенной группе дружины, что во множестве подтверждается в русских летописях [4].

Огнищане и гриди. Данные слова заимствованы от варягов, однако, это отнюдь не означает заимство вание самой структуры дружины у викингов. Прежде всего, данное утверждение вытекает из того, что эти группы были распространены исключительно на Севере Руси. А именно Новгород наиболее тесно, ввиду своего положения, контактировал с выходцами со Скандинавского полуострова. Историк А.А. Горский, ос новывая свои выводы на русских летописных сводах, отметил, что и термин «огнищане», и термин «гри ди» – довольно редко упоминались, и обозначали ими соответственно старших и младших дружинников.

Однако, в целом, оба этих слова не всегда имели соответствующие значения [3].

Отроки. Для определения данной категории в воинской касте славян следует рассматривать в качестве источников не только летописные своды, но и русские памятники права. Связано это с тем, что «отроки»

выступают в источниках не только как младшие дружинники, но и как слуги бояр, князя, имеющих админи стративные права, их появление относится к Х веку [4].

Детские. Их появление датируется в «Повести временных лет» 1097 годом. Благодаря источникам можно установить, что «детские» нельзя отнести к какой-либо категории воинской касты, так как они не составляли воинского образования, как такового. Они были близки к князю, но не всегда находились при нем, как другие его слуги из дружинников [5, 6].

Несколько слов следует сказать и о вооружении славянских дружинников. Он великолепно характери зуется выдержкой из Лаврентьевской летописи, относящейся к 1176 году, приведенной в монографии А.Н. Кирпичникова: «Выступи полк из загорья, все в бронях, яко во всякомъ леду» [7].

Первоначально основным видом брони, так назывались ранее доспехи на Руси, являлась кольчуга, по степенно кольчуги приобрели дополнительную защиту – чешуйчатую броню поверх колец основной брони.

К концу XII – началу XIII веков достаточно широкое распространение получили и другие формы брони, одеваемые, либо нашитые поверх кольчуги. Помимо этого в комплект брони славянских дружинников вхо дили наручи и поножи, кожаные чешуйчатые панцири. Голову воинов венчали шлемы, которые претерпева История и социология ли некоторые изменения на протяжении веков. Уже первоначально древнерусские шлемы имели свою свое образную коническую форму, которая заканчивалась острым навершием. Постепенно шлемы, многие из которых имели наносники, приобрели бармицу – кольчужную защиту, опускавшуюся на шею и плечи. К защитному вооружению дружинника относились и щиты, имевшие каплевидные, удлиненные формы, и обычные – круглые. Все щиты имели стальную, либо кожаную окантовку и умбоны (стальные чаши, кре пившиеся в центре), форма которых была как полусферическая, так и коническая – наподобие формы шело мов.

Среди оружия славянских дружинников постепенно вырисовался определенный комплект, который можно представить следующим образом:

легковооруженный пеший дружинник – лук, стрелы, две – три сулицы (метательные копья-дротики), меч либо топор, щит (не во всех случаях);

тяжеловооруженный пеший дружинник – копье, меч либо топор, щит;

легковооруженный конный дружинник – лук, стрелы, топорик, меч либо сабля (сабля появляется уже в конце X – начале XI веках), щит;

тяжеловооруженный конный дружинник- копье, меч (сабля), щит [7].

Особенностью вооружения является неоднородность распространения оружия. Данные особенности обусловлены тем, что вооружение и броня противников славян на Севере и на Юге отличалась, поэтому для борьбы с европейскими рыцарями был выбран топор, а для противостояния кочевникам – лук и стрелы, ко пья и сабли.

Славяне, основой организации которых был родоплеменной строй, главным образом, вплоть до IX ве ка, сражались пешими. C X века конь становится для воина не только распространенным средством пере движения, но начинает применяться в боевых действиях. Именно тогда конная дружина приобретает роль решающей силы в определении исхода сражения, но на Севере, где природные условия не позволяли дейст вовать на больших пологих пространствах, дружинники продолжали биться с ворогом пешим строем [3].

Главное, в итоге боя, было не истребить противника, а обратить его в бегство, сломить его сопротивле ние. Поэтому воины стремились захватить стяг врага, вокруг которого он группировался, а с падением стяга рядовые воины не могли определить место нахождения центра своего войска. Начало сечи обычно знамено валось стрельбой лучников, которые засыпали супостата тяжелыми и легкими стрелами, не давая ему про дыха. Далее, при его приближении, в ход, помимо стрел, шли сулицы, которые если не находили живой це ли, то тяжестью оттягивали щиты противника к земле, и он был вынужден их бросать. Затем шли плотные ряды копейщиков, стоявших так близко друг к другу, что между щитами не было промежутков, о такой строй – стену, состоящую минимум из трех рядов, разбивались не только конные кочевники, но и европей ские рыцари. Потом в ход шло рубящее оружие – топоры, мечи, сабли и т.п. Нередко сеча переходила в ру копашную схватку, когда воины использовали ножи, маленькие топорики и … кулаки. Для решающего уда ра в сече к концу XII началу XIII века воеводы активно начали использовать конные полки, которые были более маневренны. Такова была общая картина тактики ведения боя славянскими дружинниками [3].

Подытоживая сказанное, следует отметить, что славянская дружина с самого начала своего существо вания имела строгий порядок и внутреннюю, слаженную структуру. На протяжении сотен лет она вбирала в себя все лучшее в тактике боя, использовавшееся другими народами Европы и Азии. Впоследствии, это по зволило ей стать одним из образцов войска периода раннего средневековья, оставившего после себя достой ную летопись славных побед.

Already in the beginning of VI century in territory of Slavic breeding princedoms there were professional well completed with the weapon and an armor fighting groups. War was their unique employment. Throughout hundreds years they incorporated all the best in the technician and fight tactics from this, that could see, having close mutual relations with the people of Europe and Asia. Subsequently, it has allowed them to become one of samples of an army of the period of the early Middle Ages which have left after worthy annals of nice victories.

Список литературы 1. Дьяконов, М.А. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси / М.А. Дьяконов. – СПб., 1988.

2. Крачковский, А.П. Книга Ахмеда Ибн-Фадблана о его путешествии на Волгу / А.П. Крачковский. – Изд-во ХГУ, 1956.

3. Горский, А.А. Древнерусская дружина / А.А. Горский. – М., 1989.

4. Амельченко, В.В. Дружины Древней Руси / В.В. Амельченко. – М., 1992.

5. Алешковский, М.Х. Курганы русских дружинников XI – XII / М.Х. Алешковский. – М.: Советская археология, 1960.

6. Рыбаков, Б.А. Киевская Русь и русские княжества / Б.А. Рыбаков. – М., 1976.

7. Кирпичников, А.Н. Военное дело на Руси XIII – XV вв. / А.Н. Кирпичников. – Л., 1976.

8. Клейн, Л. Норманские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения / Л. Клейн, Г. Лебедев, В. На заренко // История связей Скандинавии и России (IX – XX вв.). – 1970.

9. Котенко, В.Д. Восточнославянская дружина и ее роль в становлении княжеской власти Х в. / В.Д. Котенко, 1986.

10. Языковіч, Л.У. Атлас гісторыі Беларусі ад старажытнасці да нашых дзен / Л.У. Языковіч. – Мінск, 2006.

Научный руководитель – В.М. Муха, полковник.

68 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, УДК930.24 (476) І.З. МІЛІНКЕВІЧ ГРЫГАРЫЯНСКІ КАЛЯНДАР НА БЕЛАРУСІ В статье в обобщенном виде представлена история григорианского календаря на белорусских землях, коллизии, связанные с его введением в конце XVI в., а также специфика его использования в исторических источниках.

Эвалюцыя сістэмы летазлічэння на працягу стагоддзяў прывяла да ўзнікнення грыгарыянскага каляндара, які сёння ўжываецца большасцю краін свету. Грыгарыянскі каляндар на тэрыторыі Беларусі прайшоў складаны шлях. Гэта прывяло да падваення афіцыйных свят: два Раства Хрыстова, дзве Пасхі;

і нават да стварэння такой з’явы, як Стары Новы год. Нягледзячы на актуальнасць тэмы, якая закранае многія аспекты жыцця насельніцтва РБ, каляндарная праблема з’яўляецца невывучанай на сённяшні дзень. Працы па гістарычнай храналогіі, якія сёння выкарыстоўваюцца ў якасці навучальных дапаможнікаў у ВНУ Беларусі, або зусім не ўтрымліваюць матэрыялаў па летазлічэнню ў Вялікім княстве Літоўскім (ВКЛ), або даюць недакладную ці нават неслушную інфармацыю. Найбольш цікавым і карысным для аўтара з’яўляецца артыкул С.В. Марозавай «Каляндарная праблема ў беларускім уніяцтве» [5]. Гэтая праца цалкам прысвечана прыняццю грыгарыянскага каляндара на тэрыторыі Беларусі. Але праблема перахода з старога на новы каляндар разглядаецца С.В. Марозавай, найперш, з пункту гледжання уніяцкіх традыцый, паколькі выбар каляндара ляжаў у аснове упарадкавання рэлігійнай практыкі уніятаў.

Юліянскі каляндар нарадзіўся ў Старажытным Рыме ў 46 г. да н.э. дзякуючы рэформе Гая Юлія Цэзара. «Просты і зручны ў сваёй аснове, сазігенаўска-юліянскі механізм адліку меў недакладнасць – працягласць каляндарнага года была на 11 мінут 14 секунд больш астранамічнага, таму кожныя 128 гадоў назапашвалася памылка на адныя суткі, якая да сярэдзіны XVI ст. вырасла да дзевяці сутак і павярнулася несупадзеннем сапраўднага вясновага раўнадзенства (поўні) з каляндарным» [19, с.135]. Недакладнасць у «старым» каляндары стварыла блытаніцу не толькі ў вялікодных разліках, але і гаспадарчым жыцці насельніцтва. На гэта ўжо ў XIV ст. звярнулі ўвагу заходнееўрапейскія і візантыйскія вучоныя, але рэформа каляндара стала магчымай толькі ў час Рэнесансу, калі пачуццё годнасці чалавека і росквіт навукі дазволілі закрануць асвечаны царквой парадак летазлічэння. Вырашэнне каляндарнай праблемы ўзяў на сябе папа Грыгорый ХІІІ, заклікаўшы ў 1578 г. лепшых вучоных і некаторыя універсітэты распрацаваць «паправу»

існуючай сістэмы адліку часу. Спецыяльна створаная камісія ўхваліла прапановы італьянца Луіджы Ліліа.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.