авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 21 |

«Оглавление 3 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Автором осенью 2007 г. было разработано и проведено социологическое исследование на тему «Ин формационные потребности студенческой молодежи г. Гродно: социологический анализ». В ходе данного исследования было опрошено 154 респондента из них 92 (59,7 %) девушки и 62 (40,3 %) юноши. Объектом исследования явились студенты 2 курса дневной формы обучения Гродненского государственного универ ситета имени Янки Купалы. Обследование студентов 2 курса было обусловлено тем, что они успели адапти роваться к требованиям университета и прошли ряд необходимых курсов, решающих проблему доступа и поиска информации. Изучению подлежали студенты гуманитарных (факультет истории и социологии) и технических специальностей (инженерно-физический факультет), а также факультетов физической культу ры и искусства для последующего сравнительного анализа информационных потребностей и возможностя ми их удовлетворения.

С помощью проведенного исследования мы выяснили информационные предпочтения студенческой молодежи на основе анализа имеющегося у них опыта получения информации. Как предполагалось в вспо могательной гипотезе исследование показало, что наиболее часто студенты пользуются телевидением – так ответил каждый второй респондент (51,9 %), второе место уверенно занимает Internet – так отметил почти каждый третий (29,9 %). Значительно реже пользуется студенческая молодежь печатью и радио, так на пер вую ступень приоритета его расположили всего лишь 11,7 % и 10,4 % соответственно.

Выявлены основные факторы, влияющие на выбор средства получения информации. По данному во просу была предварительная гипотеза о том, что основными факторами, влияющими на выбор средства по лучения информации, является удобство и дешевизна. Однако эта гипотеза была опровергнута. 39 % рес пондентов (60 человек) отметили, что главным фактором для них является быстрое получение новой ин формации, что в соответствии с предыдущим вопросом и предоставляет телевидение и Интернет. Почти каждый третий, 29 % респондентов (44 человека) выбрали как приоритетный фактор получение достоверной информации. И только на третьем месте оказалось удобство получения информации (26 % или 40 человек).

А наименее важным фактором для студенческой молодежи явилось дешевизна, или цена получения необхо димой информации.

Определены информационные потребности, без которых невозможна целенаправленная разумная дея тельность человека. Их следует рассматривать как потребности в сообщениях определенного содержания и формы, которые нужны людям для ориентации в окружающей действительности, уточнения сложившейся у них картины мира, для выбора линии поведения и решения проблемных ситуаций, для достижения внутрен него равновесия и согласованности с социальной средой.

Наиболее часто студенческая молодежь испытыва ет научно-познавательные потребности (39,4 % или 53 студента). На втором месте находятся культурно исторические потребности - духовная потребность человека в посещении выставок, музеев, театров, кон цертов, так отметило 29,2 % респондентов (90 студентов). 22,1 % респондентов испытывают духовную по требность во взаимодействии с другими людьми (общение, чаты, форумы), т.е. коммуникативную потреб ность. Менее всего студенты испытывают политические и аналитические потребности (14,3 % респонден тов, 44 студента). Проанализировав различия по факультетам, можно сказать, что научно-познавательные потребности чаще испытывают студенты инженерно-физического факультета, для студентов факультета искусств более характерны культурно-исторические потребности, студентам факультета физической куль туры – коммуникативные, а студенты факультета истории и социологии чаще испытывают политические и аналитические потребности. Анализируя информационные потребности по половому признаку, можно от метить, что у девушек больше, чем у молодых людей развиты научно-познавательные, культурно исторические и коммуникативные потребности, а у юношей – аналитические и политические.

Выявлена степень удовлетворенности студентов объемами получаемой информации. Удовлетворен ность информацией является для молодого человека вопросом материального и интеллектуального сущест вования, т.к. информационное обеспечение – важнейший компонент всестороннего развития способностей, творческой и социальной активности молодого человека. Как показало исследование, более чем каждому второму студенту информации скорее хватает, 17,3 % информации скорее не хватает, и только 14,2 % респондентов информации достаточно. Наиболее удовлетворенными в объемах информации стали студен ты факультета физической культуры и инженерно-физического факультета. А студентам факультета исто рии и социологии в большей степени информации скорее не хватает.

Изучено, из каких источников студенческая молодежь получает информацию определенного содержа ния. Полученные данные, подтверждают, что студенческая молодежь чаще использует телевидение как средство получения информации. Именно телевидение занимает лидирующие места в получении информа ции научно-познавательного характера, политической, аналитической (72,7 %) и новостной информации ( %), финансово-экономической и рекламной информации (79,2 %), уступая только книжной литературе в информации культурно-исторического характера. Далее наиболее часто встречаются печатные источники, а именно газеты и журналы. Они вторые в получении информации политического и аналитического характера 84 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, (48,1 %), финансово-экономической (46,8 %) и рекламной информации. А следующим, наиболее часто ис пользуемым источником информации является сеть Интернет, он уверенно занимает третьи места в полу чении информации научно-познавательного (40,3 %) и культурно-исторического характера (31,2 %), а также в рекламной и финансово-экономической информации. Изучено, с какого рода затруднениями сталкивается молодежь при поиске информации. Наименее осведомлены студенты о трудоустройстве 24,7 %, а также о материальной и психологической помощи 19,5 %, об этом не знают каждый третий и каждый пятый соответ ственно. Хорошо развиты знания о получении сведений об отдыхе (48 % не испытывают затруднения при поиске этой информации) и о спорте, более половины респондентов знают где искать эту информацию. В информации о получении образования и оздоровлении скорее испытывают затруднения почти 25 % респон дентов.

Выяснен уровень доверия к разным видам СМИ. Оказалось, что больше всего доверяет студенческая молодежь телевидению (31 %) и сети Интернет (22 %), менее печати (13 %) и радио (9 %). Изучены мнения студентов об основных недостатках современных средств массовой информации. Более 75 % рес пондентов отметили искажение фактов и некорректность подаваемой информации как главный недостаток современных СМИ. На втором месте – ограниченность и односторонность подаваемой информации 54,5 %, немного менее – стремление к сенсации 48,1 %. И только 5 респондентов отметили, что недостатков не су ществует. Подытоживая, можно сказать, что студенческая молодежь стремится к познанию, несмотря на недостатки в деятельности средств массовой информации, нехватку литературы и затруднения в поиске све дений о путях решения жизненно важных для себя вопросов в области трудоустройства, образования, отды ха, оздоровления и т.д. Можно предположить, что информационная культура, образующаяся на основе раз вития и удовлетворения информационных потребностей молодежи, является переходным состоянием лич ности к новому информационному мышлению, средством практической реализации важнейших жизненных концепций мировоззрения, мироощущения и формирования жизненной стратегии личности, ее активной позиции в современном обществе.

The author carried out the sociological research and on the base of it described the information needs of students of Grod no. In this research was learned the experience of getting of information and the main factors, witch have influence on these choice, the level of trust to the different mass media, the students satisfaction’s degree o the volume of getting information and the difficulties, with witch the young people have encountered in the time its looking for.

Научный руководитель – Е.М. Бабосов, академик НАНБ, доктор философских наук, профессор.

УДК 745 (476) В.В. ЦЫГАНЕЦ ІНСІТНАЕ МАСТАЦТВА – МАСТАЦТВА ДРУГОЙ ПАЛОВЫ ХХ СТАГОДДЗЯ Статья посвящена искусству, которое всегда существовало и существует в народе. Это искусство заметили про фессионалы. Они дали ему оценку и название – инситное искусство. Была замечена и решена проблема профессиональ ного искусства.

У ХХ стагоддзі адметнае месца займае інсіта. Тэрмін «insitа» уведзены ў карыстанне ў 1966 годзе славацкім даследчыкам Штэфанам Ткачом, арганізатарам міжнародных выстаў-трыенале інсітнага мастацтва ў Браціславе. У перакладе з лаціны «insitus» азначае «прыродны», «несфармаваны», «арыгінальны». Прымітыў на сёняшні час займае асобае месца ў сучасным мастацтве.

Агульнапрызнана, што мастацтва ХХ стагоддзя развівалася пад знакам прымітывізму. Тэндэнцыі спрашчэння пластычнай мовы асабліва заўважны напачатку складання еўрапейскага авангарду. Адбывалася гэта пад уплывам традыцыйнай культуры народаў пазаеўрапейскага рэгіёна, эстэтычнага асэнсавання першабытнага мастацтва і творчасці непрафесійных мастакоў, атрымаўшай разнастайныя дэфініцыі, апошняя з которых – інсіта. Характэрныя для яе постасць і непасрэднасць мовы для рафінаванага глядача стала загадкавай і прыцягальнай каштоўнасцю. Цікавасць да яе прывяла да ўзнікнення моды на мастацтва самавукаў, да фарміравання асобнага накірунку мастацтва. На працягу ўсяго стагоддзя ішлі пошукі носьбітаў мастацкай цнатлівасці, у розных краінах збіраліся нацыянальныя калекцыі, вызначаліся лакальныя адметнасці. Паступова адбывалася пераасэнсаванне гісторыі сусветнага мастацтва і разам з класічным мастацтвам сталі вывучацца ўзоры адыходу ад яго нормаў.

Калі мы з вамі будзем аналізаваць усеагульную гісторыю мастацтва, то абавязкова трапім на перыяды, калі рысы прымітыву дамініруюць. Лепш гэта бачна напачатку і напрыканцы развіцця любой мастацкай традыцыі: этнічнай, канфесійнай, проста лакальнай. Для прыкладу можна ўзгадаць раннехрысціянскае мастацтва альбо разнастайныя формы мастацкай культуры лацінаамерыканскіх краін часу барока ды сённяшнюю Афрыку. Перыяды культуры, адзначаныя рысамі прымітыву, часцей за ўсё разглядаюцца ў дыяхронным аспекце і таму застаюцца тыпалагічна нявызначанамі, закрытымі тым лакальным зместам, які іх напаўняе. Іх памежная яднаючая сутнасць устрымаецца як адсутнасць стылістычнага адзінства, як История и социология электрычнае спалучэнне розных традыцый. Аднак гэта паказчык таго, што соцыум страчвае жорсткі кантроль над духоўнай дзейнасцю чалавека. Як раз адпрацаваны механізм перадачы культурнай памяці страчвае сваю моц і на замену ім прыходзіць асоба, якая на сваю рызыку пачынае ствараць новае.

Аналіз сучаснай культуры выяўляе тыпалагічную самастойнасць інсітнага мастацтва, таму што выяўляе межы функцыянавання кожнай з трох тыпаў творчасці: традыцыйнай (народная), прафесійнай і памежнай – інсітнай. Негледзячы на тое, што гэтыя межы ўмоўныя і парушаюцца рознымі дыфузнымі формамі, можна вылучыць кола з’яў з інсітнай вобразнасцю, грубаватай абагуленай выяўленчай мовай і, галоўнае, неструктураванай сферай функцыянавання. Сінхронны падыход у вывучэнні інсітнага мастацтва раскрывае яго сутнасць – спрадвечную хаатычную спантаннасць, дзе мастацкае праяўляецца не як культурная, а як біялагічная, ад прыроды дадзеная здольнасць да крэатыўнасці. Адсутнасць ясна адкрэсленай структуры інсітнага мастацтва з’яўляецца яго ўнутранай стадыяльнай рысай. Вельмі розныя па культурным запатрабаванням, адукацыйнаму ўзроўню і ўмовам жыцця тыя сацыяльныя слаі, якія складаюць яго базу. Сюды адносяцца шматлікія творцы, якія складаюць дзеля «ўнутраннай патрэбы», усе віды аматарства з рознай ступенню непасрэднага стаўлення да свету і творчасці, некаторыя віды рыначнага мастацтва. Распачыналіся шматлікія спробы распрацаваць дакладную тыпалогію інсітнага мастацтва, але як толькі з’яўляўся новы талент з сваёй асаблівасцю, стылістыка прымушала пераглядзець склаўшуюся сістэму наноў.

Трэба растлумачыць разнастайнасць тэрмінаў інсітуса, каб уявіць у цэлым гэты накірунак «прымітыў»

падкрэслівае толькі стылістычную блізкасць да традыцыйнага мастацтва пазаеўрапейскіх культур, аднак не адпавядае сутнасці інсітуса, дастаткова індывідуальнага ў параўнанні з калектыўнай традыцыяй. Тэрмін «наіўнае мастацтва» закранае толькі вобразы, ідэйны строй інсітнага мастацтва і таксама не можа быць вычарпальным. Ён выяўляе характар мыслення мастака. Тэрмін «інсітнае мастацтва» (прыроднае, несфармаванае, арыгінальнае) пазбаўлены ацэначнага сэнса, падкрэслівае аўтаномнасць і самакаштоўнасць кожнай творчай з’явы і разам неструктураванасць усяго тыпу культуры. Само эстэтычнае асэнсаванне інсітнага мастацтва, якое адбывалася на працягу ХХ стагоддзя, мае гістарычны характар, але сутнасць гэтага мастацтва знаходзіцца ў біялагічнай прыродзе чалавека, раскрывае кампенсуючы характар творчасці ў сацыяльнай і псіхалагічнай адаптацыі чалавека да прыроды і знешняга атачэння. Формы гэтага мастацтва з’яўляюцца вынікам жыццёвых перамен і сродкам прыстасавання да іх. Для вызначэння спантаных форм творчасці людзей з нераўнаважанай псіхікай скарыстоўваюцца яшчэ два тэрміны: «ар-брют» (неапрацаваны, сыры, шчыры) і мастацтва «аўтсайдэраў». Вакол межаў у скарыстанні дадзеных тэрмінаў вядуцца бясконцыя спрэчкі і, як правіла, імі вызначаюць узоры маргінальнага мастацтва сацыяльна ізаляваных асоб.

Іх творчасць дэманструе крайнюю вынаходлівасць і непаўторнасць.

Адсутнасць уласнай структуры робіць інсітнае мастацтва вельмі неакрэсленым у межах і асноўных напрамках развіцця. Разам з тым, умоўна можна больш дакладна вызначыць тры: аматарства, «наіўных рэалістаў», мастакоў «унутранай патрэбы».

Асоба, якая прыахвочваецца да творчасці, мае поўную свабоду і развіваецца ў залежнасці ад характару свайго таленту, прыродных якасцей і абраных аўтарытэтаў. У гісторыі савецкага мастацтва гэтая творчасць мела назву «самадзейнай».

Другі накірунак набліжае інсітнага мастака да эвалюцыі, якая адбываецца ў народным, традыцыйным мастацтве. Кожны аўтар мае свой непаўторны характар мастацтва. Трэцюю групу складаюць мастакі розных здольнасцей і якасцей. Гэтыя мастакі працуюць толькі для сябе. Спазнаўшы ўваскрасаючую моц творчасці, яе тэрапеўтычныя якасці, яны спажываюць яе як асабісты лад жыцця і спосаб самасцвярджэння. Дзейнасць многіх аўтараў набывае рысы культу, а творы з’яўляюцца духоўнай споведдзю.

Асноўнай вызначальнай рысай інсітнага мастацтва з’яўляецца першаснасць творчага працэса, але яна мае адносны характар, бо залежыць ад агульнага стану культуры на канкрэтны гістарычны момант. Творчы момант інсітнага мастака зводзіцца да аднаўлення вобразу па памяці, альбо мадэлявання па ўяўленню Інсітны мастак зрэдку ходзіць на плянэр, а калі і трапляе туды дык толькі за кампанію. Свае працы ён заўсёды прыдумывае. Большасць твораў наіўнага мастацтва створаны таму, што ў аўтара не было магчымасці рэалізаваць сябе і сваю праўду ў жыцці. Таму ён прыдумывае, мадэлюе, даасэнсоўвае па свойму.

Заўсёды вялікую цікавасць выклікаюць творы, якія дэманструюць міфалагізм мыслення і зварот да першасных вобразаў, просты сімвалаў, іх архітыповай сутнасці. Паводле К.Г. Юнга сімвалы бываюць «натуральнымі», якія прайшлі праз мноства пераўтварэнняў, сталі агульнапрынятымі ў розных народаў.

Для інсітных мастакоў найбольш паказальны «натуральныя» сімвалы. «Культурныя» сімвалы таксама прысутнічаюць, але яны заўсёды маюць арыгінальную інтэрпрытацыю аўтара. Тут можна назіраць зніжэнне, рэдукцыю вобраза. Часцей за ўсё сустракаюцца прыклады язычніцкай рэвізіі Хрысціянскіх сімвалаў.

Стадыяльная схільнасць да міфатворчасці з’яўляецца вынікам мастацка-вобразнага тыпа мыслення, якое дамінуе як напачатку развіцця асобы, так і на этапе станаўлення культуры чалавецтва, а таксама ў светапогледзе інсітнага творцы. Мастацкае на гэтай ступені цалкам прасякае ментальную структуру чалавека. Спазнанне свету мае першабытны сінкрэтычны характар практычнага і духоўнага. Інсітны мастак часта стварае ўласны міф. Калі яму лёс падорыць доўгі творчы шлях, то ў выніку ён будзе мець распрацаваную міфалагічную сістэму, якая вытлумачвае не толькі яго творы, жыццё, але і ўвесь свет. У цэнтр такой сістэмы будзе пастаўлена тая выпакутаваная праўда, якая стала прычынай і зместам яго творчай споведзі.

Інсітнае мастацтва ярка дэманструе яшчэ адзін натуральны аспект мастацкай творчасці, які закладаецца інстынктам упадаблення. Яго перавага ў тым, што імітацыйныя паводзіны апелююць 86 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, непасрэдна да падсвядомасці. Паўтараючы ў сваіх паводзінах, а таксама ў выяўленчым мастацтве акаляючы свет. Чалавек спазнае, і галоўнае, атрымлівае пачуццё сваёй улады над ім. Большасць твораў наіўнага мастацтва створаны таму, што ў аўтара не было магчымасці рэалізаваць сябе і сваю праўду ў жыцці. Таму ён пачынае аднаўляць, мадэляваць хвалюючую яго сітуацыю, як бы дарабляючы, даасэнсоўваючы тое, што патрабавала яго рэакцыя. Такім чынам, ён рэалізуе і вызваляе сябе ад якой бы то ні было залежнасці, уваскрасае сябе да наступнага жыцця.

Сёння гэта распаўсюджанае мастацтва, а народнае мастацтва як пэўны самастойны тып творчасці развіваецца па асобых законах цэласнасці і прадстаўляе сабой фенамен грамадска-гістарычнага і культурнага жыцця народа.

The article is about unprofessional folk art. It contains information about folk craftsmen of the Lida region.

Спіс літаратуры 1. Примитив и его место в художественной культуре нового и новейшего времени. – М., 1983. – 256 с.

2. Тевоз, М. Маргинальное искусство / М. Тевоз. – М., 1999. – С. 17 – 39.

3. Інсітнае мастацтва Беларусі. – Віцебск, 2003. – 198 с.

4. Некрасова, М.А. Народное искусство как часть культуры / М.А. Некрасова. – М., 1983. – 224 с.

Навуковы кіраўнік – В.В. Швед, доктар гістарычных навук, прафесар.

УДК 327(4):327(7) А.Ф. ЦЫДИК ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ США И ЕС В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Европейский союз и Соединенные Штаты Америки на сегодняшний день представляют собой, наряду с Россией, Китаем и Японией – два из пяти «гравитационных центра» мировой политики и два из четырех – мировой экономики.

От единения трансатлантических партнеров или раскола между ними зависит конфигурация мира в наступившем веке.

Как партнерство, так и разногласия США и ЕС безусловно отражаются на обстановке в мире. Статья повествует о не простом переплетении военных и политических аспектов взаимодействия. Автор попытался доказать, что роль ЕС как «послушного младшего брата» Соединенных Штатов сегодня не приемлема для характеристики трансатлантических взаимоотношений. В статье приведены ключевые моменты взаимодействия, но далеко не все.

Сбалансированное партнерство США и Европы – цель, зафиксированная в «Европейской стратегии безопасности», – предполагает признание США как равного партнера ЕС. Однако США, претендующие на статус единственной сверхдержавы и представляющие собой преобладающую силу в отношении Европы, к этому явно не готовы, что и подтверждает «Стратегия национальной безопасности», принятая в 2002 году.

Дело в том, что часть американского политико-академического сообщества рассматривает объединен ную Европу, прежде всего, как политического конкурента в мировых делах. Она видит в укреплении ЕС угрозу появления противовеса американскому влиянию и отвергает идею равного партнерства. Они счита ют, что политически сильная структурно целостная Европа не отвечает американским национальным инте ресам. Их оппоненты утверждают, что если в ближайшие 10 – 20 лет и появится реальный конкурент США, то это будет скорее Китай, чем Европа [1].

Американскую элиту настораживает трансформация Европы и формирование стратегической культу ры континента, на основе собственно европейских ценностей вместо опоры на идею атлантизма. Вашингтон беспокоит и рост глобального влияния Евросоюза. Конечно, никто не ожидает, что ЕС может стать военным соперником США. Однако вне силовой конкуренции Европа способна успешно соперничать с Америкой, и это понимание отражается во взглядах противников укрепления ЕС.

На другой стороне Атлантики избрание Дж. Буша на президентский пост вызвало неоднозначные про гнозы на будущее отношений. ЕС опасался, что Буш, которого и раньше обвиняли в проведении «ковбой ской» внешней политики, активизирует внешнеполитическую деятельность [2]. Что же произошло дальше?

Дальше были террористические акты 11 сентября 2001 г. вызвавшие в США волну возмущения, кото рая позволила Дж. Бушу, пренебрегая мнением ООН, европейских союзников и мировой общественности, начать под предлогом расширения широкомасштабной борьбы с терроризмом войну в Афганистане и Ираке.

Вторжение американо-британских войск в Ирак было начато без реальных на то оснований, поскольку до настоящего времени не доказано, что режим Хусейна имел конкретные связи с «Аль-Каидой» или други ми террористическими организациями. Также не нашлось доказательств наличия в Ираке оружия массового уничтожения [3].

Последствия войны в Ираке в глобальном контексте неоднозначны. Военная операция США, прове денная без согласия ООН, расколола международное сообщество, затронув не только ООН, но и другие ме ждународные организации, в частности НАТО.

История и социология Война в Ираке оказала существенное влияние на развитие трансатлантических отношений, став одной из главных причин обострения противоречий между Европейским союзом и США [4].

Внутри ЕС наметился раскол европейских государств на союзников и оппонентов США в решении иракской проблемы. К группе европейских сторонников политики США в отношении Ирака можно отнести Великобританию, Португалию, Данию, Нидерланды, Италию, Испанию. Американская политика нашла поддержку и в ряде стран Центральной и Восточной Европы, являющихся на тот момент кандидатами на вступление в ЕС. Польша, Венгрия, Чехия, являясь членами НАТО, поддержали США [5].

Ряд европейских государств, авангард которых составили, прежде всего, Франция и Германия, высту пили против войны в Ираке. К этой группе примкнули европейские страны, традиционно придерживающие ся позиции нейтралитета или неприсоединения, такие как Швеция, Финляндия, Австрия, Ирландия, которые выразили глубокую обеспокоенность, связанную с войной в Ираке и отсутствием резолюции, санкциони рующей применение силы [6].

Затем последовали саммит США – ЕС и саммит НАТО в июне 2004 г. Оценивая итоги саммитов, нуж но признать, что разногласия между странами ЕС и США не были устранены. Несмотря на заявление Пре зидента Дж. Буша об устранении противоречий между ЕС и США в иракском вопросе, глава американской администрации не воспринял положительно призыв ЕС к предоставлению ООН ведущей роли в послевоен ном восстановлении Ирака [7]. Европейский союз, в свою очередь, не дал новых обещаний в связи с призы вом Вашингтона в адрес стран ЕС участвовать в подготовке сил безопасности Ирака и увеличить стране финансовую помощь.

Следующим краеугольным камнем в отношениях является вопрос вокруг иранской ядерной програм мы. Американская сторона настаивала на передаче проблемы Ирана в Совет Безопасности ООН. Европейцы же уверяли, что в данной ситуации наиболее приемлем метод сотрудничества с Тегераном.

Еще одно противоречие США и Европы касается одного из самых больных вопросов международной политики – израильско-палестинского конфликта. Традиционно Соединенные Штаты лоббируют интересы Израиля. ЕС, опять же традиционно, выступает только за мирное урегулирование вопроса. Такие позиции стороны занимали и во время проведения Израилем спецоперации «Литой свинец». Более того, Президент Франции Николя Саркози лично участвовал в переговорах по урегулированию конфликта.

В целом отношение США к развитию самостоятельных европейских внешнеполитических и военных структур было всегда неоднозначным. С одной стороны, Вашингтон заявлял о поддержке и необходимости усиления военного потенциала европейских союзников. Однако с другой стороны, любые попытки создания полностью автономных внешнеполитических или военных структур Евросоюза воспринимались американ цами крайне негативно, что в свою очередь отрицательно сказывалось на взаимоотношениях США и стран Евросоюза [9]. Говоря о вооруженных силах рассматриваемых стран, нельзя забывать о разнице в расходах на военные нужды.

Однако несмотря на наличие спорных и конфликтных моментов, США и ЕС остаются главными и, ко нечно, взаимовыгодными партнерами в военной сфере, главными носителями демократии и политической культуры «западного» образца, главными экономическими партнерами. Очевидно, что конфликт между ЕС и США был вызван различиями в их политике, в видении современного мира и своего места в нем [10]. Од нако эти различия не столь велики, чтобы поставить ЕС и США по разным углам ринга.

Подводя итог всему вышесказанному, автор статьи хотел бы отметить растущее влияние на междуна родной арене Европейского союза. Вместе с тем, роль США на сегодняшний день по-прежнему остается одной из ведущих на мировой арене. И Европа, и США исповедуют принципы демократии и рыночной эко номики, а различий между такими близкими союзниками, как, например, японцы и американцы, во много раз больше, чем между американцами и европейцами.

Общность Европы и Америки не заканчивается только рыночной экономикой и демократией. Их объе диняет общее историческое и культурное наследие, долгие годы союза в «холодной войне» против комму низма, общая военная структура в рамках НАТО, тесное переплетение экономических структур и, наконец, общий страх перед терроризмом, распространением оружия массового поражения, демографическими про блемами, преступностью, наркотиками.

The Europe and United States of America for present day itself – alongside with Russia, China and Japan – two from five «gravitation centre» world politicians and two from four – a world economy. From transatlantic unity partner or schism between they depend the deskside of the world in approached age. Both partnership, and discords USA and ES are certainly reflected on situation in the world. Given article narrate about not simple entanglement military and political aspect of the interaction. The Author tried to prove that role ES as «obedient younger brother» United States today not acceptable transatlantic for feature of the relations. In article are brought key moments of the interaction, but far from all.

Список литературы Mode of access: http: // www.ceip.org/usanews/httm. – Date of access: 17.11.2007.

1.

2. Каротенуто, B. Запад уже был В. Коротенуто. – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http: // euro pespb.org/modules.php?name=Articles&pa=showarticle&articles_id=70. – Дата доступа: 10.02.2007.

Абсурд или реальность // Независимая газета от 17.03.2008 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http: // 3.

www.ng.ru/courier/2008-03-17/13_usairaq.html. – Дата доступа: 22.05.2008.

4. НАТО: состояние последнего из основных альянсов. [Электронный ресурс], – Режим доступа: http: // www.namakon.ru/articles.php?list=3&id=104&p=1. – Дата доступа: 19.09.2008.

5. Пименов, А. Политика США в отношении стран ЕС / А. Пименов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http: // www.newsru.com. – Дата доступа: 14.05.2008.

88 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, 6. Потемкина, О. Имиджевая политика ЕС: цели, базовые принципы, перспективы развития / О. Потемкина // США – Канада: эко номика, политика, культура. – 2007. – № 5. – С. 113-127.

7. 2004. – Mode of access: http: // lenta.ru/news/2005/10/27/summit/. – Date of access: 09.04.2008.

8. Носов, М. Зачем Европе собственная армия? / М. Носов // Современная Европа. – 2005. – № 1. – С. 82 – 96.

9. Иванов, И. Каждому свою часть пути / И. Иванов // Современная Европа. – 2004. – № 4. – С. 28 – 41.

Научный руководитель – Г.М. Кривощекий, старший преподаватель кафедры всеобщей истории.

УДК 366.636:316.614. А.И. ШВЕДКО РОЛЬ ПЕЧАТНЫХ СМИ В СОЦИАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ В статье представлен анализ материалов основных источников, касающихся рассмотрения роли печатных средств массовой информации в жизни современной молодежи. Сформулированы причины снижения внимания к качественным СМИ, выделены особенности, влияющие на социализацию аудитории. Приводятся некоторые статистические данные относительно состояния белорусских печатных СМИ в настоящее время.

Многие эксперты сходятся во мнении, что чтение выступает одним из основных способов формирова ния личности, расширения кругозора и, конечно, проведения досуга.

Чтение создает массу возможностей, способствует личностному росту, развитию и гармонизации соб ственного «Я».

Процесс чтения способствует приобщению индивида к накопленному коллективному опыту, выработ ке нового образа мира и успешной социализации (что особенно важно для молодых людей). Сравнивая раз личные источники информации и их использование человеком, особо следует отметить, что именно изуче ние печатных текстов как никакой другой способ постижения помогает структурировать мышление, дает большую ясность восприятия, формирует умение анализировать данные и в широком смысле критически осмысливать реальность. Разумеется, в данном случае речь идет о чтении качественного материала как в литературе, так и в масс-медиа [1, c. 112].

Современное медийное поле Беларуси начало формироваться в 90-х годах прошлого столетия и пре терпело кардинальные изменения.

Так, если на 1 января 1995 г. в республике было зарегистрировано 721 периодическое издание, то на июля 2004 г. – уже 1324 (из них 813 газет, 463 журнала, 48 бюллетеней, каталогов, альманахов) [2, с. 13]. По данным Министерства информации, на 1 июня 2007 г. в Республике Беларусь выходило в свет 1230 печат ных издания (в том числе 704 газеты и 489 журналов). Для сравнения, в 2003 г. в Беларуси было зарегистри ровано 1523 печатных СМИ. Причем количество газет с каждым годом уменьшается. В 2005 г. в нашей стране насчитывалось 802 газеты, в 2006 г. – 779, в 2007 г. – 704 [3, c. 117]. Согласно данным справочника Информационное пространство Беларуси 2008, в 2008 г. в стране зарегистрировано 68 молодежных и дет ских печатных издания (из них 27 газет и 41 журнал) [4, c. 528].

Несмотря на данные обстоятельства, «основными информационными ресурсами, из которых молодежь черпает сведения о происходящих событиях, являются телевидение (давно занявшее лидирующую пози цию), печатная периодика и Интернет» [1, с. 115].

Снижается доля внимания к серьезным, качественным СМИ. Причины данного явления исследовате лям видятся в следующем:

– Недавно в журналистской среде появилось новое наименование для обозначения довольно распро страненного в наши дни рода продукции масс-медиа – fast-read (по аналогии с американским fast-food).

Эти публикации формально удовлетворяют информационные потребности, утоляют информационный голод, однако не несут ничего особенно ценного и только засоряют восприятие читателей. Зачастую их тематика не соответствует фундаментальным потребностям аудитории, а язык и стиль не заслуживают высоких оценок.

–Утрата доверия к источнику информации. По крайней мере об этом свидетельствуют результаты про водимых в последнее время социологических исследований.

В ситуации с молодежной аудиторией эта проблема является крайне важной. Механизм такой утраты можно объяснить. Молодежь посвящает СМИ не много времени. Соответственно изучение сообщений масс медиа получается неглубоким, поверхностным. Один или два раза столкнувшись с недостоверной, неполной или необъективной информацией, читатель не станет серьезно задумываться, доискиваться причин, сравни вать с другими каналами массовой информации, а просто прекратит обращаться к конкретному информаци онному ресурсу.

История и социология Один из путей решения проблемы – улучшение качества информации, забота о высоком профессиона лизме журналистов. Доверие необходимо завоевывать, чтобы традиционная журналистика в недалеком бу дущем не прекратила своего существования. Необходимо помнить, что печатные СМИ по-прежнему оста ются одним из важнейших источников пополнения опыта для молодых людей и, лишившись доверия к ним, молодежная аудитория окажется в весьма затруднительном положении [1, с. 117 – 119].

Исследователи современной типологии печатных СМИ предлагают выделять в них особый тип, кото рый составляют информационно-развлекательные издания. …В научном обороте появилось понятие «ин фотейнмент», возникающее в результате сращивания слов «информация» (information) и «развлечение»

(entertainment). Термин характеризует разработку и распространение информации в форме развлекательных передач или с оттенком развлекательности.

Таким образом, вполне закономерно, что воспитательная, просветительская функция печатных СМИ замещается функцией рекреативной или развлекательной. Чрезмерная простота газетных публикаций вы тесняет глубокую авторскую публицистику, изысканность журналистского письма не выдерживает конку ренции с «телеграфным стилем» Интернета.

Белорусская периодика, попадая под влияние мировых тенденций, начинает придавать большее значе ние функции рекреации (обращается, как правило, к литературной тематике и художественным текстам) [5, с. 113 – 114].

Американские исследователи П. Лазарсфельд и Р. Мертон, изучая специфику эффектов «власти» СМИ, в основном на материале прессы и радио, выделили ряд особенностей, влияющих на социализа цию аудитории:

– Способность присваивать статус социальным явлениям и через это осуществлять воздействие на об щество. Это воздействие проявляется в повышении репутации как человека, так и какого-либо социального явления, если СМИ выступают с положительной характеристикой. Таким образом, действует «теорема Ла зарсфельда – Мертона»: «Любое упоминание человека или явления в СМИ повышают его статус, престиж и власть».

– Способность устанавливать социальные нормы. Если в частной жизни человек может достаточно размыто относиться к морали, то в СМИ за счет их публичности неизбежно необходимо занять или нонкон формистскую, или конформистскую позицию. Происходит публичное подтверждение моральных требова ний, и это укрепляет мораль в обществе.

Власть СМИ, таким образом, прежде всего проявляется во внешних признаках социализации, мало за трагивая содержание внутренней жизни человека.

В своем выборе жизненного пути, стиля жизни определенная часть людей, конечно, реагирует на ин формацию и культурные коды, образцы поведения, навязываемые СМИ, но, во-первых, это не касается всех, во-вторых, выбор осуществляется на перекрестке различных влияний, и наибольшие из них по значимости в молодом возрасте составляют родные и круг друзей.

Влияние СМИ заметно, если импульсы, идущие из них, оказываются в резонансе с тем, что доминиру ет в личности в данной ситуации (дихотомия «своего-чужого») [6, с. 64 – 65].

Важнейшей прерогативой белорусской печати (как и других СМИ) является нравственно-культурный вектор. В условиях, когда идет переоценка ценностей и смена общественных вех развития, повышенное внимание к данной проблематике вполне оправданно. Без формирования мировоззренческих, гуманистиче ских идеалов нельзя достичь общественного прогресса [2, с. 13].

In clause the role of printed mass media in a life of modern youth is analyzed. The reasons of decrease in attention to qua litative press are formulated, features of influence on socialization of an audience are allocated.

Список литературы 1. Аникина, М.Е. Молодые и недоверчивые: современные российские читатели / М.Е. Аникина // Вестн. Моск. ун-та. – 2006. – № 1.

– С. 112.

2. Русакевич, В. Состояние и перспективы развития печатных и электронных СМИ / В. Русакевич // Беларуская думка. – 2004. – № 9. – С. 13.

3. Градюшко, А.А. Печатные СМИ в Интернете: модификация информационного производства / А.А. Гридюшко // Вести ИСЗ. – 2007. – № 3. – С. 117.

4. Информационное пространство Беларуси 2008: справочник / Л.И. Богдан [и др.];

под общ. ред. Л.С. Ананич. – Минск: Междунар.

центр интеграц. информ. Обществ. пресс-центр Дома прессы, 2008. – 528 с.

5. Федотова, Н.А. Условия и факторы реализации рекреативной функции печатных СМИ / Н.А. Федотова // Веснiк БДУ. Сер. 4. – 2006. – № 2. – С. 113–114.

6. Сарафян, А. СМИ как «четвертая власть» и институт социализации / А. Сарафьян // Власть. – 2008. – № 5. – С. 64 – 65.

Научный руководитель – С.М. Токть, кандидат исторических наук, доцент кафедры социологии и специальных социологических дисциплин.

90 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, УДК 303.446.4 (092 С.М.СОЛОВЬЕВ) Д.В. ШЕЙКИН ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ПОЛЬШИ В ТВОРЧЕСТВЕ С.М. СОЛОВЬЕВА Статья посвящена анализу основных проблем истории Польши в творчестве С.М. Соловьева. На примере таких работ С.М. Соловьева, как «История России с древнейших времен», «История падения Польши» раскрывается подход историка к отношениям между двумя соседними государствами на протяжении многих столетий, а также анализируются взгляды С.М. Соловьева на отношения между Россией и Польшей в наиболее драматичные периоды истории двух стран (разделы Речи Посполитой, восстание 1863 – 1864 гг.).

История взаимоотношений двух стран – России и Польши, насыщенная событиями и довольно драма тичная не раз попадала в поле зрения как польских, так и российских ученых. Одним из наиболее известных русских историков второй половины ХIХ века, в чьем творчестве затрагиваются вопросы русско-польских взаимоотношений, был С.М. Соловьев.

Занимаясь историей России, С.М. Соловьев не мог обойти вниманием такой аспект развития государ ства как внешняя политика и, прежде всего, отношения с соседними государствами. В этой связи русско польские отношения не остались без внимания ученого. Взаимоотношения России и Польши рассматрива ются в таких работах С.М. Соловьева, как: «История России с древнейших времен» [1], «История падения Польши» [2], «Общедоступные чтения о русской истории» [3], «Император Александр I. Политика, дипло матия» [4] и ряде других.

История Польши не была в поле зрения С.М. Соловьева как основная проблематика, но рассматрива лась им в контексте изучения истории России. Историческая полонистика Соловьева не подвергалась ком плексному историографическому исследованию. Отдельные моменты по данной теме встречаются в работах И.В. Волковой [5], В.Е. Иллерицкого [6], С.С. Дмитриева [7], Т.Т. Кручковского [8].

Большой общественный резонанс в России вызвало восстание 1863 – 1864 гг. на землях Польши, Лит вы и Беларуси. С.М. Соловьев был потрясен случившимся и, разумеется, не оставил без внимания это собы тие, написав несколько работ, наиболее яркой среди которых безусловно является «История падения Поль ши» (1863 г.).

Реакция большинства русского общества служила наглядным доказательством того, как один национа лизм (польский) порождает другой (русский). На защиту «русских государственных интересов» поднялись представители разных политических кругов, лица разных политических убеждений. Нераспорядительно стью властей в усмирении восставших возмущались Ф.И. Тютчев, М.П. Погодин, И.С. Аксаков, А.А. Фет, И.С. Тургенев. В числе возмущавшихся был и С.М. Соловьев. Если до польского восстания отдельные пред ставители либерального течения были не прочь порассуждать об автономии Польши, то после 1863 года даже теоретическая постановка такого вопроса отметалась [5, c. 118].

Опасность получения Польшей независимости, по мнению Соловьева, была бы чревата не только «цепной реакцией» со стороны других национальных окраин, но и опасным приближением самой России к источникам революционных брожений на Западе. Кроме того, Соловьев считал, что реставрация былой, старой Польши привела бы к образованию враждебного марионеточного государства на границах с Россией [5, c. 119].

Доказывая политическую целесообразность принадлежности Польши к России, Соловьев искренне ве рил: таков приговор истории. В «Истории России с древнейших времен» на конкретных фактах он стремил ся показать агрессивный характер польской политики в отношении русских земель – от татаро-монгольского нашествия до заключения «Вечного мира» с Речью Посполитой в 1686 году.

Говоря о причинах разделов Польши, следует отметить, что в оценке русской историографии причины гибели Речи Посполитой сводятся к двум главным: польскому национальному характеру и шляхетскому общественно – государственному устройству. Некоторые историки не только консервативного направления (М.О. Коялович, Д.И. Иловайский и др.), но и историки либеральной ориентации, в числе которых и С.М. Соловьев, главную причину печального конца Речи Посполитой видели в первой из них, считая «по рочное», по их мнению, шляхетское государственное устройство только ее следствием [9, c. 77].

С.М. Соловьев считал, что «польское социальное тело выглядело чудовищем, состоявшим из голов и желудков, но не имеющим ни рук, ни ног» [1]. Оценки польского национального характера, государственно го устройства даны С.М. Соловьевым с явно полонофобских позиций. Вероятно, такой подход объясняется временем написания «Истории падения Польши» [9, c. 78], так как тема монографии в год восстания приоб рела особую актуальность, и нет сомнения в том, что Соловьев подготовил ее к печати, вполне сознавая зна чение темы, и ее издание приурочил к польским событиям [6, c. 156].

История и социология Либеральная историография (в том числе и С.М. Соловьев) отмечала, что политическое устройство Ре чи Посполитой довело народ страны до состояния полного безразличия и апатии в отношении дел государ ства, что сказалось в те моменты истории Польши, когда активность масс была особенно нужна: в период преобразований, иностранного вмешательства. Это выявилось во время восстания Т. Костюшко.

С.М. Соловьев считал, что восстание вовсе не было народным, что трудно было подняться на борьбу за ве ру, не видя, кто и как притесняет ее;

трудно было подняться на борьбу за свободу, которой пользовалась одна шляхта [2]. При этом Соловьев считал, что вся борьба со стороны поляков велась единственно с целью разбоя и личного обогащения. Потому под знамена конфедерации тянуло всякую голь, дворовую службу, горожан и крестьян [2].

Участие России в разделах Речи Посполитой единодушно рассматривалось русской историографией еще со времен Н.М. Карамзина как политика собирания русских земель. Различия начали проявляться лишь при анализе конкретных мотивов правительства Екатерины II. С.М. Соловьев и ряд других историков счита ли, что Екатерина II в разделах Речи Посполитой сознательно отстаивала интересы русского народа.

В «Истории России с древнейших времен», писавшейся тогда, когда страсти вокруг польской пробле мы уже несколько поутихли, акценты были расставлены более академически, чем в «Истории падения Польши». Здесь тема раскрывалась главным образом в разрезе истории международных отношений. Со ловьев утверждал, что ни вооруженная борьба с Польшей, ни тем более расчленение ее территории не пре дусматривались внешнеполитической программой России. Отношение России к слабеющему соседу опре делялось замыслом создания Северного союза государств, к которому наряду с Данией, Пруссией и Англией предполагалось привлечь и Польшу, и если бы Польша входила в союз, то имела бы все шансы остаться не зависимой [5, c. 120].

Причину того, что на практике дело приняло нежелательный для поляков оборот, Соловьев видел в не осмотрительной позиции магнатской верхушки Польши. В «Истории России» Соловьев не затушевывал истинного смысла раздела Польши как сделки между великими державами: Россия поддерживала притяза ния Австрии и Пруссии на польские земли, а взамен получала столь нужный ей нейтралитет этих государств в своем споре с Османской империей [5, c. 121].

История общественного строя и государственности Польши периода ее упадка служила в работах С.М.

Соловьева своеобразной лабораторией отрицательного опыта. Используя пример Польши, где шляхетское сословие перевешивало все остальные, Соловьев призывал правящие круги России поддержать нарождав шуюся отечественную буржуазию.

На изысканиях С.М. Соловьева по польской проблематике лежал более чем заметный отпечаток вели кодержавного, «имперского» подхода к прошлому, настоящему и будущему России. Впрочем, здесь Со ловьев не был каким-то исключением в ученом мире России – таков был стиль всей официальной полони стики вплоть до 80-х годов XIX века. Уроки многовековой истории русско-польских отношений, по мнению историка, следовало помнить и в XIX веке, когда эти отношения стали вопросом внутренней жизни Россий ской империи. С учетом всей важности этой проблематики, он не выпускал ее из поля зрения, занимаясь историей XIX столетия [5, c. 121].

The article is devoted to the analysis of basic problems of Poland’s history in S.Soloviov`s scientific works. On an example of the S. Soloviov`s basic works («History of Russia since the most ancient times», «History of falling of Poland») the author`s approach to the relations between two states – Russia and Poland – is revealed. Also S.Soloviov`s view on the most dramatic period in relations between two states is analyzed.

Список литературы 1. Соловьев, С.М. История России с древнейших времен / С.М. Соловьев [Электронный ресурс]. – 2009. – Режим доступа: http:// authorsolovyov.ru. – Дата доступа: 5.01.2009.

2. Соловьев, С.М. История падения Польши / С.М. Соловьев [Электронный ресурс]. – 2009. Режим доступа: http:// authorsolovyov.ru.

–– Дата доступа: 5.01.2009.

3. Соловьев, С.М. Общедоступные чтения по русской истории / С.М. Соловьев [Электронный ресурс]. – 2009. – Режим доступа:

http:// authorsolovyov.ru. – Дата доступа: 5.01.2009.

4. Соловьев, С.М. Император Александр I. Политика, дипломатия / С.М. Соловьев [Электронный ресурс]. – 2009. – Режим доступа:

http:// authorsolovyov.ru. – Дата доступа: 5.01.2009.

5. Волкова, И.В. Сергей Михайлович Соловьев. Очерк жизни и творчества / И.В. Волкова // Соловьев С.М. Общедоступные чтения по русской истории. – М.: Республика, 1992. – 349 с.

6. Иллерицкий, В.Е. С.М.Соловьев / В.Е. Иллерицкий. – М.: Наука, 1980. – 192 с.

7. Дмитриев, С.С. Историк Сергей Михайлович Соловьев. Его жизнь, труды, научное наследство / С.С. Дмитриев, И.Д. Ковальчен ко // Соловьев С.М. История России с Древнейших времен. – М., 1981. – кн. 1.

8. Кручковский, Т.Т. Польская проблематика в русской историографии II половины Х1Х в. / Т.Т. Кручковский // Наш радавод. – Кн. 6, ч. 2. – Гродно. – 1994. – С. 218 – 418.

9. Кручковский, Т.Т. Проблемы разделов Речи Посполитой в русской историографии второй половины ХIХ – начала ХХ века / Т.Т. Кручковский // Славяноведение. – 1993. – № 5. – С. 76 – 85.

Научный руководитель – Т.Т. Кручковский, кандидат исторических наук, доцент.

92 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, УДК 94(476)(1939) А.К. ШИДЛОВСКИЙ БОИ ЗА КОБРИН В СЕНТЯБРЕ 1939 Г.

Многие сражения Польской кампании 1939 г. забыты. Зачастую непринято говорить о противостоянии Крас ной Армии и польского войска в Западной Беларуси. Однако под эту категорию попали также и бои с немецкими вой сками, которые произошли на белорусской земле в сентябре 1939 г. Статья призвана рассказать о сопротивлении поль ских частей немецкому наступлению под Кобрином.

21 марта 1939 г. Германия потребовала от Польши присоединения к Рейху города Данцига (Гдань ска) и права строительства экстерриториальной коммуникационной трассы через польское Поморье в Вос точную Пруссию. Правительство Польши отклонило эти требования. В середине марта Германия оккупиро вала Чехию и Моравию, а 23 марта заняла Клайпеду. Назрела реальная опасность вооруженного нападения Германии на Польшу. В марте 1939 г. в Польше была объявлена частичная мобилизация [1, с. 83].

30 марта 1939 г. 30-я Полесская дивизия пехоты получила приказ о мобилизации. Численность со единения была доведена до штата военного времени, после чего дивизия направилась к реке Варте в состав армии «Лодзь» [2, s. 141]. После ухода частей 30-й дивизии командир IX округа генерал бригады Франци шек Клееберг начал создание запасных полков, которые должны были обучать новобранцев и резервистов для пополнения фронтовых частей [2, s. 143].

1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. Кобрин в этот же день подвергся бомбовому удару немецкой авиации [2, s. 25;

3, с. 17]. 9 сентября по приказу Верховного главнокомандующего польской ар мии маршала Эдварда Рыдз-Смиглого в Полесье на основе запасных частей была создана оперативная груп па «Полесье» под командованием генерала Клееберга, а в ее состав вошла дивизия пехоты «Кобрин» во гла ве которой был поставлен полковник Адам Эплер [1, с. 85;

2, s. 143 - 144;

4, с. 21]. Формирование соедине ния проходило в районе Кобрин – Городец – Пинск [4, s. 21]. В состав дивизии «Кобрин», вошли запасные полки 20-й (Барановичи, Слоним) и 30-й (Кобрин) польских пехотных дивизий: 82-й полк (командир – под полковник Францишек Тарговский);

83-й полк (командир – подполковник Владислав Северин);

84-й полк (командир – майор Юзеф Желевский);

отдельный батальон 79 полка (командир – майор Бартула), а также 5 й дивизион легкой артиллерии (командир – майор Станислав Олеховский), штаб и другие подразделения [2, s. 34;

4, s. 23, 34].

Уже 11 сентября подразделения дивизии перекрывают дороги и ведут разведку.


Разведывательный отряд дивизии состоял из конного взвода и взвода велосипедистов. Взвод велосипедистов (разведыватель ный отряд № 1) был направлен в д. Чернавчицы с целью постоянной разведки в направлении Бреста, Жа бинки и Огородников. Конный взвод (разведотряд № 2) разместился в Запрудах и вел наблюдение в направ лении Тевли, Пружаны. Уже 12 сентября поступили сведения о появлении севернее Кобрина немцев. 83 пе хотный полк, I батальон 84 полка, саперная рота и население приступили к строительству полевых укрепле ний на западной и южной окраинах города. Укреплялся центр города, берег канала Бона и р. Мухавец в рай оне железнодорожного моста. Натуральные препятствия углублялись и расширялись. Оборона планирова лась подвижной, т.к. не было достаточных средств, чтобы остановить немецкие танки [4, s. 28 – 29].

Участок по берегу р. Мухавец на восток до Городца занял 82-й полк, усиленный II батальоном полка и отдельным батальоном 79 полка. Последний из-за проблем с транспортом никак не мог покинуть Слоним. Полковник Эплер разместил штаб в д. Залесье на отрезке 82 полка. Здесь был создан внутренний опорный пункт обороны, гарнизон которого составляли: дивизионная стрелковая рота, пулеметная рота и взвод велосипедистов [4, s. 29, 31]. Полковник Анатолий Дворенко-Дворкин в течение 11–15 сентября сформировал дивизионный эскадрон кавалерии [2, s. 144;

4, s. 27 – 28].

14 сентября разведывательный отряд дивизии столкнулся на брестском шоссе с разведкой 3-й не мецкой танковой дивизии из состава 19-го армейского корпуса генерала Гудериана. С этого момента шли постоянные бои между авангардами противников. 3-я танковая дивизия продвигалась восточнее Бреста на Влодаву, а следовавшая за ней 2-я мотодивизия – на восток, к Кобрину [5, с. 111].

К 14 сентября формирование соединения в целом было закончено [4, s. 22]. В этот день прибыл от дельный батальон 79 полка, моторизованная противотанковая батарея, а также начала прибывать легкая ар тиллерия [4, s. 33 – 34]. В состав польской пехотной дивизии «Кобрин» вошло множество добровольцев – жителей Баранович, Слонима, Новогрудка, Пинска, Вильно, Кобрина и Кобринского повета [4, s. 32, 35].

Вечером 15 сентября по приказу генерала Клееберга 84 полк без II батальона, усиленный дивизи онной ротой саперов без I взвода, был направлен на перекресток дорог Влодава – Кобрин и Брест – Ковель.

Этот отряд под командованием майора Желевского должен был перекрыть движение на этом перекрестке, сделав завалы [4, s. 33]. В районе Кобрина сосредоточились основные силы польской дивизии «Кобрин»:

шесть пехотных батальонов, три батареи легкой артиллерии, одна моторизованная противотанковая батарея, пулеметная рота, дивизионная кавалерия и вспомогательные подразделения.

Утром 17 сентября 1939 г. моторизованная немецкая разведка, поддержанная несколькими броне транспортерами и танками, отбросила польское охранение и подошла к выдвинутым позициям II батальона 83 полка. Батальон опирался на три деревни – Перки, Суховчицы и Пески. Местность была заболоченной, История и социология взводы и роты занимали сухие участки. Бой длился весь день. Расчет единственной 100-миллиметровой гау бицы, приданной батальону, уничтожил два немецких танка, а затем подбил еще один. Попытка немцев пробиться через д. Яголки натолкнулась на сопротивление разведки второго батальона 84 полка. Противник вынужден был отступить [4, s. 43 – 46].

Защитники Кобрина осуществили перегруппировку сил. II батальон 83 полка ночью отошел на юж ную окраину города. Сюда же прибыл отдельный батальон 79 полка. Таким образом, южнее Кобрина скон центрировалось три батальона [4, s. 47, 50]. Около 9 часов утра 18 сентября немецкая разведка «прощупала»

оборону на брестском направлении и к югу от шоссе. В 12 часов дня при сильной артиллерийской поддерж ке 2-я немецкая мотодивизия начала наступление на город. Западную окраину защищал I батальон 83 полка при поддержке батареи гаубиц и 5 отдельных орудий. На оборону батальона наступала немецкая пехота усиленная танками. Однако плотный огонь пулеметов и батареи гаубиц сломал начавшееся наступление.

Было подбито несколько машин. Немецкая пехота залегла, а танки скрылись в складках местности и оттуда вели огонь по оборонительным позициям польской пехоты [4, s. 50 – 51]. Разведка II батальона 84 полка донесла, что со стороны шоссе слышен сильный шум моторов. Немцы ввели в бой 90 танков и 200 других единиц боевой техники [4, s. 52]. Эти данные, вероятно, завышены т.к. механизированные дивизии вермахта не могли иметь по штату такого количества танков. Возможно, для усиления прибыли танки из 3-й или 10-й танковых дивизий 19-го немецкого армейского корпуса.

Около 16 часов 18 сентября немецкое наступление достигло своего пика. Гарнизон Кобрина был усилен ротой из состава первого батальона 82 полка с взводом противотанковых орудий. Первый батальон 82 полка перекрывает дорогу восточнее города [4, s. 52]. Появилась возможность нанесения удара во фланг немецкой группировке. Полковник Эплер приказывает II батальону 83 полка, II батальону 84 полка и от дельному батальону 79 полка очистить от немцев западные подступы к городу. В 17 часов с криками:

«Пусть живет Польша!» – солдаты и офицеры устремились на врага. Удар принес быстрый успех. Против ник, подвергшийся нападению с фланга и тыла, был вынужден отступить. Бой за Кобрин окончился [4, s. 53]. Ночью 18 сентября дивизия по приказу генерала Клееберга отошла к Дивину [3, s. 54]. С востока приближались войска Советского Союза.

Потери сторон в этих боях не ясны. Польские источники говорят о небольших потерях среди поль ских войск – 127 убитых, 2 разбитых орудия [2, s. 27]. Встречаются диаметрально противоположные мне ния – 83 полк был полностью разбит [6, с. 51, 53;

7, с. 122]. Однако судя по свидетельствам местных жите лей – всех погибших солдат похоронили в трех общих могилах. Генерал Гудериан в своих «Воспоминани ях» указывает, что 2-й мотодивизии «пришлось вести тяжелые бои под Кобрином», которые не могли не привести к существенным потерям [5, с. 111].

Это был один из первых боев с немецкими войсками на белорусской земле. Никто не предполагал, что вскоре немецкая армия вернется, чтобы вновь покорять эти земли. А в 1939 году этот бой был лишь од ним из последних сражений разбитой польской армии.

During 14-18 of September in 1939 the Polish infantry division “Kobryn” was fighting to the Second German moto rized infantry division for a town Kobryn. The Polish forces repulsed the hostile attack.

Список литературы 1. Бешанов, В.В. Брестская крепость / В.В. Бешанов. – Минск: Беларусь, 2004. – 158 с.

2. Polesie Kobryskie: historia – ludzie – wspomnienia / Zes. pod kier. B. Miaczewskiego. – Warszawa: PWH Graf, 2006. – 244 s.

3. Бобенко, Е.В. Семь столетий Кобрина. Краткий путеводитель / Е.В. Бобенко, Е.Н. Рысь. – Брест: ОАО «Брестская типография», 2008. – 27 с.

4. Epler A. Ostatni onierz polski kampanii 1939 roku / A. Epler. – Reprint wydania z 1942 roku. – Warszawa: Zak. Graf. Domu Sowa Polskiego, 1989. – 112 s.

5. Гудериан Г. Воспоминания солдата / Г. Гудериан;

пер. с нем. – Смоленск: «Русич», 1999. – 656 с.

6. Плиско, Н.М. Кобрин: историко-экономический очерк / Н.М. Плиско, Л.Р. Козлов. – Минск: Полымя, 1987. – 96 с.

7. Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Кобрынскага раёна. – Минск: БелТА, 2002. – 624 с.

Научный руководитель – Н.А. Иващенко, кандидат исторических наук, доцент.

94 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, МАТЕМАТИКА И ИНФОРМАТИКА УДК 681. А.А. ВАКУНОВ ПОСТРОЕНИЕ ПОРТРЕТА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ С ПОМОЩЬЮ ЛАТЕНТНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА В статье представлена система построения портрета пользователя для реализации персонализированного поиска информации. Рассмотрены состав, модель данных, схемы и основные принципы работы системы. Особое внимание уде лено применению метода латентно-семантического анализа, лежащего в основе функционирования системы.

Введение С каждым годом требования к поиску информации возрастают, а в связи с огромным объемом инфор мации поиск становится все сложнее. Одним из способов улучшения поиска является его персонализация.

Персонализация поиска – это способ сортировки найденной информации на основе личных интересов поль зователя. В персонализированном поиске сортировка результатов зависит от индивидуальных предпочтений пользователя, автоматически анализируемых на основе предшествующих запросов и посещенных веб сайтов. Персонализация основана на портрете пользователя. Портретом пользователя назовем множество знаний о пользователе.

Знания – совокупность фактов, закономерностей и эвристических правил, с помощью которых решает ся поставленная задача [1]. Существует достаточно много информации, расположенной на персональном компьютере пользователя: локальные файлы, история поиска, история Интернет-браузера и т.д. Эта инфор мация может послужить источником построения портрета пользователя. Анализ систем, использующих пер сонализированный поиск, а также методов и механизмов построения портрета пользователя показал, что построением портрета занимаются в основном известные поисковые системы такие, как Google, Yandex и другие.

Схемы получения знаний о пользователе отсутствуют в открытом доступе. Во всех системах использу ется только информация об интернет-активности пользователя. Метод латентно-семантического анализа используется в области поиска и в задачах классификации информации. Латентно-семантический анализ, или индексирование (LSA/LSI) – это теория и метод извлечения контекстно-зависимых значений термов и структуры семантических взаимосвязей между ними путем статистической обработки больших наборов тек стовых данных [2].

Состав и принцип работы системы Процедура персонализированного поиска представляется в виде следующих шагов:


1) извлечение информации из исходных источников (модуль Crawler);

2) анализ информации с помощью латентно-семантического анализа (модуль InformationExtractor);

3) построение портрета на основе проанализированной информации (модуль InformationExtractor);

4) использование портрета пользователя в персонализированном поиске.

Общая схема выполнения персонализированного поиска изображена на рисунке 1.

Рисунок 1 – Общая схема выполнения персонализированного поиска Извлечение информации Для построения портрета необходима первоначальная информация о пользователе. Источниками этой информации могут быть различные сущности. Предлагается использовать следующие источники информа ции: локальные файлы, история поиска, история браузера. Результатом получения информации является множество документов. На рисунке 2 представлена модель данных.

Математика и информатика Рисунок 2 – Модель данных В модель включены различные типы документов (Document):

• CompoundDocument – составной документ, включающий в себя несколько документов.

• FileDocument – содержит информацию об исследуемом файле. Этот модуль использует библиотеку Beagle [3] для извлечения информации из файлов различной структуры.

• SearchDocument – содержит информацию о предшествующих запросах пользователя, для реализа ции используется Google History API [4].

• BrowserHistoryDocument – содержит информацию об открытой странице в браузере, для реализации используется API браузеров Internet Explorer и Mozilla Firefox.

Анализ документов Терм – сущность, которая описывает понятие «ключевое слово». Ключевое слово – слово, способное в совокупности с другими ключевыми словами представлять документ. Процесс извлечения термов из доку ментов не является тривиальным. Это, в первую очередь, связано с тем, что большая часть информации в документах представляется в виде неструктурированных данных (по существующим оценкам, неструктури рованные данные составляют не менее 90 % информации).

В результате исследования инструментальных средств, позволяющих выполнять анализ неструктури рованных данных, было выбрано open source решение Apache UIMA. Apache UIMA (Unstructured Information Management Architecture) – это программное средство анализа неструктурированной информации, разрабо танное в IBM и переданное сообществу open-source [5]. Одним из средств извлечения данных в UIMA явля ются средства обработки естественного языка (natural language processing, NLP). Обработка множества до кументов для извлечения знаний использует латентно-семантический анализ. Латентно-семантический ана лиз основывается на идее, что совокупность всех контекстов, в которых встречается и не встречается данное слово, задает множество обоюдных ограничений, которые в значительной степени позволяют определить похожесть смысловых значений слов и множеств слов между собой [2].

В качестве исходной информации латентно-семантический анализ использует матрицу «термы на до кументы». Элементы этой матрицы содержат частоты использования данного терма в данном документе.

Наиболее распространенный вариант LSA основан на использовании разложения матрицы по син гулярным значениям (SVD). Основная идея латентно-семантического анализа состоит в том, что если применить SVD-разложение к матрице «термы на документы», то результирующая матрица, содержа щая только первые линейно-независимые компоненты, отражает основную структуру ассоциативных зависимостей, присутствующих в исходной матрице, и в то же время не содержит шума. Таким обра зом, проблема выполнения латентно-семантического анализа состоит в использовании оптимального алгоритма сингулярного разложения матрицы. Одним из таких алгоритмов является алгоритм Брэнда, который был предложен Мэтью Брэндом в 2006 году [6]. Предлагается использовать этот алгоритм для сингулярного разложения матрицы.

Использование портрета пользователя После построения портрета пользователя выполняется персонализированный поиск по построенному портрету. После исследования средств и инструментов для выполнения поиска c наиболее гибкими настрой ками был выбран сервис Google Custom Search [7]. Сервис позволяет на основе структурированного доку мента XML задавать расширенные запросы ко всем индексируемым документам поисковой системы Google.

XML-документ формируется на основе следующей информации: портрет пользователя, запрос пользовате ля, контекст запроса. Под контекстом понимается набор данных, актуальных на момент выполнения запроса пользователя. Например, открытые документы и веб-страницы, текущее время могут служить контекстной информацией.

Заключение Работа по реализации механизма построения портрета пользователя является исследовательским экс периментальным проектом, в основе которого лежит использование программного обеспечения с открытым исходным кодом Beagle и Apache UIMA. Научная новизна проекта заключается в интеграции современных технологий и средств поиска информации в сети Интернет для достижения высокого качества поиска среди сетевых информационных ресурсов.

96 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, The article presents a portrait of a system for constructing a user to realize personalized information retrieval. Considered a model of data, charts and basic principles of the system. Particular attention is given to the use of latent semantic analysis, the core of the system.

Список литературы 1. Чубукова, И.А. Data Mining / И.А.Чубукова. – М.: Интернет-университет информационных технологий, Бином. Лаборатория зна ний, 2006. – 105 c.

2. Ланде Д.В. Поиск знаний в Интернет / Д.В.Ланде. – М.: Диалектика, 2005. – 176 c.

3. Beagle Search Engine [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://beagle-project.org/Main_Page 4. Google Web History [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.google.com/history 5. Apache UIMA – Apache UIMA [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://incubator.apache.org/uima/ Дата доступа: 05.12.2008.

6. Fast low-rank modifications of the thin singular value decomposition [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

www.merl.com/papers/docs/TR2006-059.pdf. Дата доступа: 05.12.2008.

7. Google Custom Search [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.google.com/cse Научный руководитель – Е.Н. Ливак, кандидат технических наук, доцент.

УДК 517. Е.П. ВЕЛИЧКО ОДНОЗНАЧНОСТЬ РЕШЕНИЙ ОДНОГО КЛАССА АВТОНОМНЫХ СИСТЕМ ВТОРОГО ПОРЯДКА Работа посвящена аналитической теории дифференциальных уравнений. Предметом исследования является авто номная система двух дифференциальных уравнений с полиномиальными правыми частями. Найдены необходимые ус ловия отсутствия подвижных критических особых точек у решений данной системы. При этом получено семь видов систем.

Рассмотрим автономную систему дифференциальных уравнений x = (1 y + 0 ) x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y + a2 y 2 +... + an y n, (1) y = ( 1 x + 0 ) y + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x + b2 x +... + bk x, 2 2 k где n {0}, k {0}.

Пенлеве-анализ систем двух дифференциальных уравнений, правые части которых – полиномы не вы ше второй степени, содержится в работах [2 – 5].

Найдем необходимые условия отсутствия подвижных критических точек у системы (1). Введем в сис тему (1) параметр по формулам x = ( n+1) X, y = ( k +1)Y, z = kn1t.

Тогда система примет вид X = (1 ( k +1)Y + 0 ) n( k 1)2 X 2 + ( 1 ( k +1)Y + 0 ) nk 1 X + + a0 n ( k +1) + a1 ( n1)( k +1)Y +... + an ( nn)( k +1)Y n, (2) ( n +1) X + 0 ) k ( n1)2Y 2 + (1 ( n+1) X + 0 ) kn1Y + Y = ( k ( n +1) + b1 ( k 1)( n+1) X +... + bk ( k k )( n+1) X k.

+ b Пусть n, k удовлетворяют неравенству (n 1)( k 1) 4. (3) Тогда, полагая в (2) = 0, получим упрощенную систему X = anY n,Y = bk X k. (4) Математика и информатика n +1 k + Частное решение системы (4) имеет вид X = B (t t 0 ) 1 kn, Y = A(t t 0 ) 1 kn, где A, B определяются че рез коэффициенты системы (4).

При выполнении условия (3) имеем:

n + k + 2 nk 1 1 4 nk n k + 1, n + k + 2 nk 1, =1,.

nk 1 nk 1 nk 1 n + k + Тогда k +1 k +1 0 = 1, nk 1 k + n + 2 1 + n + k + и система (4) имеет неоднозначные решения. Следовательно, нужно требовать (k 1)(n 1) 4. Откуда име ем следующие возможности:

k {0;

1}, n N ;

k = 2, n 5 ;

k = 3, n 3 ;

k {4;

5}, n 2 ;

k 6, n = 1.

Таким образом, система (1) должна иметь один из следующих видов:

x = (1 y + 0 ) x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y + a2 y 2 +... + a n y n, (5) y = ( 1 x + 0 ) y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x;

x = (1 y + 0 ) x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y + a 2 y 2 +... + a5 y 5, (6) y = ( 1 x + 0 ) y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x + b2 x 2, где b2 0 ;

x = (1 y + 0 ) x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y + a2 y 2 + a3 y 3, (7) y = ( 1 x + 0 ) y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x + b2 x 2 + b3 x 3, где b3 0 ;

x = (1 y + 0 ) x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y + a 2 y 2, (8) y = ( 1 x + 0 ) y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x + b2 x 2 +... + b5 x 5, где b4 + b5 0 ;

x = (1 y + 0 ) x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y, (9) y = ( 1 x + 0 ) y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x + b2 x 2 +... + bk x k, где b6 +... + bk 0.

f 0 = 0 y 2 + 0 y + b0, Рассмотрим систему вида (5). Пусть 1 + 1 + b1 0. Введем обозначения f1 = 1 y 2 + 1 y + b1. Из системы (5) для y построим уравнение f + 1 y + 0 2 & & & 2( 1 y + 0 ) y +0 ff y = 1 y + f0 0 0 f 0 + 1 y + 0 y + 1 f f1 f1 f1 f ( 1 y + 0 ) f 0 + ( a 0 +... + a n y n ) f1.

Требуя, чтобы его решения были однозначны, согласно [1], имеем следующие случаи:

1) если 1 0, то необходимо, чтобы n 1, и система (5) примет вид 98 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, x = (1 y + 0 ) x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y, y = ( 1 x + 0 ) y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x, (11) 1 0 ;

где 2) если 1 = 0, 1 0, то необходимо, чтобы 1 = 0, n 2. Система (5) примет вид x = 0 x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y + a2 y 2, y = 0 y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x, (12) где 1 0 ;

3) если 1 = 1 = 0, b1 0, то необходимо требовать, чтобы 1 = 0, 0 = 0, n 4, причем при n = должно выполняться условие 0 0 + b12 a4 = 0, а значит a4 = 0. Система (5) принимает вид x = ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y + a2 y 2 + a3 y 3, y = 0 y 2 + 0 y + b0 + b1 x, (13) где b1 0.

Если же 1 = 1 = b1 = 0, то система (5) принимает вид x = (1 y + 0 ) x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y +... + an y n, y = 0 y 2 + 0 y + b0. (14) Таким образом, для того, чтобы система (5) не имела подвижных критических особых точек, необхо димо, чтобы она имела один из видов (11) – (14).

Рассмотрим систему вида (6). Вводя в (6) параметр по формулам x = 2 X, y = 1Y, t = 3, при = 0 имеем упрощенную систему X = 1YX 2 + a5Y 5,Y = 1 XY 2 + b2 X 2. (15) Полагая в (15) X = uY 2, получим систему u = (u )Y 3, Y = ( 1u + b2u 2 )Y 4, (16) где (u ) = 2b2 u 3 + (1 2 1 )u 2 + a5.

Вводя в (16) параметр по формуле u = 0 + v, где 0 – корень уравнения (u ) = 0, при = 0 име ем упрощенную систему v = 0 (6b2 0 + 21 4 1 )Y 3v, Y = 0 ( 1 + b2 0 )Y 4. (17) Если a5 0, то 0 0. Для однозначности второго уравнения (17) надо, чтобы уравнение (u ) = имело трехкратный корень 0 = 1 b2, что невозможно. Следовательно, a5 = 0. Тогда 1 является b корнем (u ) = 0, если 1 = 0. Таким образом, система (6) принимает вид x = 0 x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 +... + a4 y 4, y = ( 1 x + 0 ) y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x + b2 x 2. (18) x = 3 X, y = 2Y, t = 5, = Полагая в (18) при получим упрощенную систему 4 X = a4Y,Y = 1 XY. Для однозначности ее решений необходимо требовать a4 1 = 0. Если 1 = 0, то ана логично убеждаемся, что для однозначности решений (18) необходимо, чтобы a4 = 0. Полагая сейчас x = 1 X, y = 1Y, t = 2, при = 0 упрощенная система будет иметь вид X = a3Y 3,Y = 1 XY 2. Для однозначности ее решений необходимо требовать, чтобы a3 1 = 0. Далее убеждаемся, что при 1 = 0, должно быть a3 = 0.

Пусть x = 1 X, y = 2Y, t = 3. При = 0 имеем упрощенную систему X = a2Y 2,Y = 1 XY 2. Ес ли 1 0, то компонента Y этой системы определяется уравнением Y = Y 2 + a2 1Y 4. Для однозначно Y сти его решений надо, чтобы a2 = 0 [1].

Математика и информатика Итак, имеем, что система (18), если a 2 0 принимает вид x = 0 x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y + a2 y 2, y = 0 y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x + b2 x 2, (19) где b2 0, а если a2 = 0, то принимает вид x = 0 x 2 + ( 1 y + 0 ) x + a0 + a1 y, y = ( 1 x + 0 ) y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x + b2 x 2, (20) где b2 0.

Таким образом, для однозначности решений системы (6) необходимо, чтобы она имела вид (19) или (20).

Рассмотрим систему (7). Введем в (7) параметр по формулам x = 1 X, y = 1Y, t = 2. При = 0 получим упрощенную систему X = 1YX 2 + a3Y 3, Y = 1 XY 2 + b3 X 3. Исследуя эту упрощенную систему, получаем необходимые условия однозначности решений системы (7). При их выполнении с помо щью линейного преобразования система (7) приводится к системе вида (11).

Рассмотрим системы вида (8), (9). При замене в данных системах x y, y x получим, что система (8) при a2 0 приводится к виду (6), а при a2 = 0 к виду (5), где n = 5. Система (9) приводится к виду (5), где n = k. Поэтому, используя результаты исследования систем (5), (6), получим систему x = 0 x 2 + 0 x + a0, y = ( 1 x + 0 ) y 2 + (1 x + 0 ) y + b0 + b1 x +... + bk x k, (21) где b6 +... + bk 0, удовлетворяющую необходимым условиям однозначности решений. Таким образом, справедлива Теорема. Для того чтобы система (1) не имела подвижных критических точек, необходимо, чтобы она, с точностью до линейных преобразований, имела один из видов (11) – (14), (19) – (21).

Work is devoted to the analytical theory of the differential equations. Necessary conditions for presence of property of Painleve at one class of differential systems of the second order have been found.

Список литературы 1. Айнс, Э.Л. Обыкновенные дифференциальные уравнения / Э.Л. Айнс. – Харьков: ГНТИУ, 1939. – 717 с.

2. Сістэмы дыферэнцыяльных ураўненняў у камплексным абсягу: вуч. дапаможнік для студ. фізіка-матэмат. спецыял. навуч.

устаноў / Н.С. Бярозкіна [і інш.]. – Гродна: ГрДУ, 1999. – 312 с.

3. Горбузов, В.Н. Системы второго порядка с квадратичной нелинейностью типа Пенлеве / В.Н. Горбузов, С.Н. Удот // Дифференц.

уравнения – 1990. – Т. 26, № 2 – С. 345 – 348.

4. Лукашевич, Н.А. Некоторые задачи аналитической теории дифферениальных уравнений: дис. … д-ра физ.-мат. наук / Н.А. Лукашевич. – Киев, 1971. – 370 л.

5. Bureau, F.J. Sistemes differentielles a points critiques fixes X. Les sistemes differentielles polynomiaux stables / F.J. Bureau // Bull.ci.Sci.

Acad. Roy. Belg. – 1981. – V. 67, №10. – P. 637 – 665.

Научный руководитель – В.А. Пронько, кандидат физико-математических наук, доцент.

УДК 004.02 : 004. A.C. ГОРБОВЕЦ О РЕАЛИЗАЦИИ БИБЛИОТЕКИ ПРОЦЕДУР ДЛЯ ФОРМАЛЬНОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБРАЗОВ КЛАССОВ ПРИ ПОСТРОЕНИИ СИСТЕМ РАСПОЗНАВАНИЯ При построении систем распознавания возникает необходимость в выполнении этапа исследования с целью оцен ки взаимного размещения эталонов образов классов в многомерном признаковом пространстве, называемом простран ством решений. Разработана библиотека процедур для компьютерного моделирования представления образов классов на основе алгоритмов кластерного анализа.

Введение Распознавание образов – это совокупность способов классификации и идентификации различных объ ектов, которые описываются конечным набором признаков. Образ класса – некоторое правило, объединяю щее или выделяющее группу объектов из общего множества объектов. Если при помощи анализа несколь ких представителей класса построить образ класса, то можно будет проверить, принадлежит ли конкретный элемент множества соответствующему классу или нет [1].

100 ISBN 978-985-515-158-7. Наука-2009: сборник научных статей. Ч. 1. – Гродно, Есть расширенный вариант задач распознавания образов – обучение с учителем. В случае обучения с учителем используются не только описания объектов, но и дополнительные данные, которые позволяют контролировать правильность распознавания и автоматически корректировать параметры алгоритма. Эти данные, как правило, представляют собой информацию о принадлежности некоторых объектов к опреде ленным классам, а также количество классов. Множество описаний объектов и их соответствие определен ным классам образуют классификационную выборку. Способ, с помощью которого элементы относятся к определенному образу, называется решающим правилом [2].

В процессе обучения система распознавания образов постепенно подстраивается под особенности ре шаемой задачи. Адаптация – это изменение параметров системы для получения требуемого качества распо знавания в случае изменяющихся внешних условий.

Сегодня наиболее часто для распознавания образов применяются методы Байеса и кластерного анали за. Кластерный анализ – набор математических методов многомерного анализа, позволяющих сгруппиро вать элементы в кластеры на основе их взаимного расположения в многомерном пространстве. При этом ставится задача, чтобы элементы из одного кластера были однородными, похожими между собой [3].

Предлагается разработать библиотеку для реализации процедур распознавания с использованием кла стерного анализа на языке программирования Object Pascal в среде Delphi. Она должна быть понятной даже для разработчика, не знакомого с глубинными механизмами распознавания образов. Вместе с тем, эта биб лиотека будет позволять настроить процедуру распознавания оптимальным для конкретной задачи образом.

При построении систем распознавания образов возникает задача оценки взаимного расположения эта лонов классов в многомерном признаковом пространстве, называемом пространством решений. Для этого используются межкластерные расстояния, которые представляют собой формальные образы эталонов клас сов. С их помощью можно узнать, на каком расстоянии расположены два кластера. Практически все алго ритмы кластеризации используют в процессе работы метрики – расстояния между элементами многомерно го пространства. Таким образом, разрабатываемая библиотека должна содержать процедуры, обеспечиваю щие вычисление метрик, значений межкластерных расстояний и построения кластеров с заданным числом классов.

Описание метрик и методов вычисления межкластерных расстояний Одним из важнейших понятий, используемых для формального представления образов классов в мно гомерном признаковом пространстве, является метрика. Метрика – это способ определения расстояния меж ду элементами универсального множества.

Существует большое количество разнообразных метрик. Наиболее известные из них – евклидова мет рика, взвешенная евклидова метрика, метрика Хемминга и наиболее универсальная метрика Махаланобисса.

Наиболее часто используемой является Евклидова метрика. Ее целесообразно использовать при распо знавании, когда компоненты векторов однородны по своему физическому смыслу.

Иногда, благодаря экспертным оценкам, мы знаем, насколько важен с точки зрения распознавания об разов тот или иной компонент вектора. То есть каждому компоненту соответствует неотрицательное число – вес этого компонента. В таких случаях можно применять взвешенную евклидову метрику. Обычно полага ют, что все координаты вектора веса находятся в промежутке от нуля до единицы.

Хеммингово расстояние еще иногда называют манхэттенским или экономическим. Оно вычисляется как сумма различий соответствующих координат векторов. Например, если взять две точки в городе, где все улицы параллельны одной из координатных осей, то расстояние между ними будет вычисляться при помо щи евклидовой метрики.

Но расстояние, которое придётся преодолеть для перемещения из одной точки в другую, двигаясь только по улицам, вычисляется при помощи метрики Хемминга [4].



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.