авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |

«А.И. Субетто СОЧИНЕНИЯ в 13 томах А.И. Субетто СОЧИНЕНИЯ Том третий НООСФЕРИЗМ Россия в ...»

-- [ Страница 5 ] --

В чем же дело? Почему до сих пор «блоки наук», которые в филосо фии науки называют рефлексивными, так надолго задержались в сво Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в Ноосферизм. – СПб.: Асте рион, 2001, 2003. – 537с.

ем становлении? Почему после гениальной попытки Маркса и Энгельса поставить науку об обществе на научную почву, т.е. раскрыть ее собс твенные основания на базе исследования и определения фундаменталь ных законов общественного развития, придать ей прогностическую силу, вывести ее на уровень направляющей силы исторического развития, про изошел в ХХ веке, в целом во всех общественных науках – социологии, политологии и т.п., в частности – экономической науке, откат назад?

Ведь в рефлексии представителей англо-американской школы эко номической науки, породившей экономическую феноменологию в форме «экономиксов», прячущуюся под сознательным отказом от установок на поиск законов экономического развития, сущности экономического бытия и провозглашающую целевую установку только на поиск ответов на вопросы «как?», но ни в коем случае не ответов на вопросы «почему?», царствует прагматизм, полимодельность, ситуативность.

- *** Здесь конечно проявилась «трусливость» буржуазного экономичес кого мышления, уходящего от исследования базовых вопросов бытия «общества капитала» (капитализма), поскольку при их исследовании обя зательно вскрывается вопрос о преходящем характере капиталисти ческого бытия. Выходит на передний план прогноз Маркса о необра тимости смены капитализма социализмом.

- *** Но гносеологический и социальный источник современного кризис ного состояния экономической науки гораздо глубже.

Он связан с тем, что и экономическая наука, и обществоведение в це лом (за исключением марксистского крыла обществоведения) апологети ровала сложившееся стихийное бытие. Еще Гегель обратил внимание на особенность исторической самодеятельности человека, которая связана с принципом «не ведаем, что творим». Это состояние истории человечес тва, при котором, несмотря на то, что человек творит историю, она ему не подчиняется, предстает перед ним как отчужденная, чуждая и даже в каком-то смысле жестокая сила (Достоевский пишет о тра гизме действия этих стихийных, отчужденных от человека, механизмов истории, при котором человеческие жизни становятся уноваживающим историю материалом), Гегель назвал эту неподвластность истории чело веку «историческим бессознательным».

Достоевский в «Дневнике писа теля» в 70-х годах XIX века записывает мысль о существовании закона «искажения великодушных идей». Близкую мысль еще раньше, почти за 100 лет до Достоевского, высказал Сен-Жюст. Его мысль приблизитель но звучала так: очевидно сила вещей нас приводит ни к тем результатам, которые мы замышляли. Стихийная логика истории «играет» злые шутки с человеком, который, помышляя о добре, творит зло, потому что «бла гими намерениями устлана дорога в ад». Подобными реминисценциями «усыпана» длинная историческая «дорога» человеческой рефлексии над парадоксами собственного стихийного бытия. Поэтому и появляется у А. Камю «бунтующий человек» – бунтующий «раб» собственного бытия, именно «раб», потому что его собственное бытие остается для него «чер ным ящиком», который на каждое его воздействие через хозяйствование, экономическую деятельность «отвечает» непредсказуемыми последстви ями, принимающими часто форму катастроф социогенного и техногенно го характера.

- *** И, однако, вопрос о кризисе экономического знания, обществоведения, человекознания не стоял бы так остро, если бы не происшедшая в конце ХХ века первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы.

Наступили Пределы всей сложившейся логике исторического разви тия, всей системе ценностей рыночно-капиталистического бытия, в первую очередь «священным коровам» либеральной экономики – ценнос тям частной собственности, свободы капитала, свободного рынка, граждан ского общества и т.д. Наиболее резкий и жесткий вердикт был вынесен на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году – вердикт, что если развивающиеся страны повторят путь разви тых капиталистических стран, то человечество ждет экологический крах.

А это означало скрытое признание антиэкологичности рыночно-капи талистических форм экономического развития. Сокращение биологичес кого разнообразия природы в результате мирохозяйствования происходит такими быстрыми темпами, что, если они сохранятся, то уже через 50 лет, т.е. к 2042 году мы «потеряем» от 1/3 до Ѕ этого разнообразия. А это уже признание не кризиса, а глобальной экологической катастрофы. Правда, справедливости ради, следует отметить, что еще Б. Коммонер, американ ский эколог, в 1971 году в монографии «Замыкающий круг» предупредил, что технологии на базе частной собственности подрывают самую главную основу жизни человека – экосистемы. Поэтому нужен отказ от примата частной собственности. К такому же предупреждению приходит и И. Еф ремов в романе «Лезвие бритвы» в 1960 году.

- *** Сама по себе первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы на рубеже ХХ и XXI веков свидетельствует не только о неадекват ности социального и экономического поведения рыночно-капиталис тического человека своему бытию, но, что вытекает из первого, о неадекватности общественного знания, в том числе неадекватности экономической науки.

Экономическая наука, ее теоретическая мысль впервые в своей ис тории сталкивается с критикой не на «человеческом языке», языке научной артикуляции внутри самой себя, а с критикой Природы, Био сферы и Земли-Геи как суперорганизмов со своими гомеостатическими механизмами, которая происходит на особом языке – языке экологичес ких катастроф.

Это почувствовали даже одни из наиболее ярких поборников капита лизма, рыночной организации хозяйства. А. Гор, Дж. Сорос заговорили о кризисе западных ценностей, кризисе капитализма.

Дж. Сорос считает себя «попперистом», защитником «открытого об щества». И, однако, и он, будучи крупнейшим игроком на рынке ценных бумаг, крупнейшим финансовым магнатом мира, построившем свое бо гатство на финансовых спекуляциях, заговорил о кризисе капитализма.

Его рецепты «лечения» – это рецепты либерала, ярого сторонника «от крытого общества», сторонника экономического рационализма и рацио нального поведения в западном варианте их трактовок. Но что важно для наших оценок, что и он «бьет тревогу». Кризис капитализма, его буду щий возможный крах он видит в функционале наживы или прибыли как ведущем критерии саморазвития капиталистического общества.

Замещение «разменными меновыми ценностями» «подлинных ценностей человека» приводит человека к антропологической катастрофе. «Сказан ное особенно верно в отношении капиталистического строя, где делают упор на конкуренцию, а успех меряют деньгами. Люди хотят иметь де ньги и готовы почти на все, чтобы их получить, потому что деньги – это власть, а власть может стать самоцелью. Те, кто преуспел, – могут даже не знать, что делать со своими деньгами, но они, по меньшей мере, могут быть уверены, что другие завидуют их успеху. Этого может ока заться достаточно, чтобы продолжать делать деньги до бесконечности, несмотря на отсутствие какого-либо иного мотива. Те, кто продолжает стремиться получить много денег, в конце концов приобретают боль шую власть и влияние в капиталистической системе»10 (выдел. нами).

И даже Сорос показывает, что «теория совершенной конкуренции» и то, что «фирмы создаются как раз для максимизации прибыли»108, приводит к тому, что идет потеря традиционных ценностей. При этом он показы вает, что стремление к максимизации прибыли увеличивает неустой чивость экономического развития и множит экологические проблемы.

Ему вторит Лестер Туроу в работе «Будущее капитализма», в которой Дж. Сорос. Кризис мирового капитализма. – М.: Изд. Дом Инфра – М., 1999, с.

10 124, 125.

Там же, с. 125.

показывает, что закон самовозрастания финансового капитала порож дает неравенство в обществе постоянно, доводя его до «взрыва». «Но со стороны производства капитализм порождает большое неравенство доходов и богатства. Двигатель эффективности капитализма – это поиск возможностей нажить в экономике побольше денег. Некоторые их нахо дят, другие нет. Смысл конкуренции состоит в том, чтобы изгнать с рынка других, сведя их доходы к нулю, то есть, захватив их возможности зара батывать. Когда приобретено богатство, умножаются возможности нажи вать побольше денег, поскольку накопленное богатство открывает новые возможности наживы, закрытые без него»109.

«Сатана там правит бал, сатана там правит бал, люди гибнут за металл», а теперь гибнет и природа. В. П. Казначеев для оценки складывающейся ситуации вводит понятие «диктатуры лимитов природы», которая ста новится все более тотальной и более «прессинговой» для экономики.

При этом тотализация диктатуры природы сопровождается одно временно, на фоне перекачки богатств в руки небольшой кучки финансовых богатств (около 300 семей контролирует по разным оценкам от 50% до 70% богатств мира, которых было бы достаточно для «прокорма» почти ѕ насе ления земного шара), эндоэкологической катастрофой в разных регионах Земли, в том числе в России, ростом заболеваний, потерей значительной части репродуктивного потенциала даже среди благополучного населения Западной Европы и США, которое мондиализм отнес к «золотому миллиар ду». Качество спермы «западных» мужчин по количеству сперматозоидов на единицу объема спермы упал на порядок, что приводит к снижению фер тильных функций. Около 30% женщин и мужчин уже к 30 годам не могут иметь детей.

Таким образом, первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы по логике действия Принципа Большого эколого-антропного дополне ния110 одновременно отражает Глобальную Антропную Катастрофу (Гло бальные Духовную и Информационную катастрофы)111.

- *** Что же произошло? Почему экологическая критика со стороны Природы жизнеустроения человечества возникла именно в ХХ веке, а не ранее? В чем уникальность происходящего Кризиса истории, Кризиса всей системы экономики и хозяйства в мире?

Лестер Туроу. Будущее капитализма. – Новосибирск: «Сибирский хронограф», 1999, с. 289.

Субетто А. И. Россия и человечество на «перевале» истории в преддверии тре тьего тысячелетия. – СПб.: ПАНИ, 1999. – 827с.;

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в Ноосферизм. – СПб., 2001, 537с.

Там же.

Здесь для формулировки ответа на поставленные вопросы нами ис пользуется схема философии истории, которую мы обсуждали в первом разделе. Мы вновь возвращаемся к ней.

Историческая логика человечества складывается в форме диалектики взаимодействия двух Логик с большой буквы: Внутренней Логики Соци ального Развития (ВЛСР) и Большой Логики Социоприродной Эволюции (БЛСЭ). «Внутренняя Логика» есть историческая логика движения «внутренних детерминант развития», а «Большая Логика» есть «ло гика движения», включающая действие «внешних» (за пределами об щества и экономики) «детерминант развития».

В нашей оценке именно ВЛСР посвящены почти все теоретические объяснительные схемы всех наук обществоведения, в том числе эконо мической науки и политэкономии как ее теоретического «ядра». Фор мационная логика Маркса, логика «длинных» экономических циклов Н. Д. Кондратьева, логико-теоретические схемы Кейнса и Дж. Гэл брейта, монетарная логика экономического развития М. Фридмана, экономический институционализм и т.д., все парадигмы экономической науки и социологии так или иначе, в большой или в меньшей степени исследуют ВЛСР. БЛСЭ находилась, как правило, вне «поля зрения» об щественных наук.

- *** Что же собой представляет ВЛСР? В нашей оценке она есть диа лектика двух исторических детерминаций – стихийной, материальной через конкуренцию и отбор и идеальной через кооперацию и обществен ный интеллект112. Здесь мы опираемся на новую парадигму эволюцио низма113, которая синтезирует дарвиновскую, кропоткинскую и бер говскую парадигмы. С позиций данного эволюционизма абсолютизация закона конкуренции как движущей силы экономического и социального развития есть социал-дарвинизм, не соответствующий реальности, а потому и утопичный.

- *** В нашей теоретической схеме любая прогрессивная эволюция харак теризуется диалектикой взаимодействия «пары законов» – закона конку ренции и закона кооперации. При этом наблюдается «закономерность сдвига» по мере «движения» по «сходящейся спирали конуса прогрес Субетто А. И. Социогенетика: системогенетика, общественный интеллект, обра зовательная генетика и мировое развитие. – СПб. – М.: Исследовательский центр проблем кач-ва подг-ки спец-ов, 1994. – 168с.;

Субетто А.И. Россия и человечество на «перевале» истории…, 1999. – 827с.;

Субетто А.И. Ноосферизм, 2001, 537с.

Там же.

сивной эволюции»: сдвига в доминантах от закона конкуренции и меха низма отбора к закону кооперации и «механизму интеллекта».

Здесь мы вводим новое эволюционное понятие «интеллекта систе мы» как механизма управления будущим со стороны этой системы.

Любая кооперация сопровождается синергетическим эффектом качес твенного роста информации и интеллекта. Рост кооперации всегда со провождается опережающим ростом интеллекта кооперативной системы.

Это касается и рынка. Эволюционирующий рынок подчинен дейс твию парных законов конкуренции и кооперации. Он есть неустойчивое состояние, которое «движется» в сторону доминанты кооперативных процессов и самоуничтожения рынка. Поэтому «свободного рынка»

никогда и не было, это фетиш монетарной идеологии.

Поддержание существования рынка требует государственного регули рования. Но это пока в нашей логике ремарка по ходу нашей рефлексии.

- *** Вернемся к механизмам отбора и «интеллекта». Через «отбор», селекцию эволюция «резервирует» себя в форме избыточного количества «сущностей», стремящихся занять одну и ту же «экологическую нишу». Поэтому идет борьба за эту «нишу» и, следовательно, за продолжение «существования» не на жизнь, а на смерть. «Интеллект» есть механизм другого типа. Здесь эволюция «резервирует» себя через информацию, через интеллект. Если в «механизме селекции» «управление в эволюции» происходит через «запаз дывающую обратную связь», в «будущее» пропускаются только те сущнос ти, которые прошли «отбор», то в «механизме интеллекта» «управление в эволюции» происходит через «опережающую обратную связь» («обратную связь от будущего»), т.е. запускаются «механизмы упреждения будущего». В социальной, экономической эволюции – механизмы проектирования, плани рования, программирования, нормативизации, законотворчества, формиро вания ценностей и идеалов. В «будущее» пропускаются только коопериру ющиеся системы с совокупным большим интеллектом.

- *** По отношению к социальной эволюции, а в ее рамках и как к ее «сре зу» - экономической эволюции, действует аналогичная диалектика с постепенным ростом кооперированности социальных и экономичес ких структур и роли общественного интеллекта.

Общественный интеллект – новая социальная категория. Он есть ме ханизм управления «развитием» со стороны общества как целого. Обще ственный интеллект есть единство общественного сознания и обществен ного знания, единство науки, культуры и образования.

С самого начала социальной эволюции начинает действовать наряду со стихийной, материальной детерминацией в истории идеальная детер минация через общественный интеллект. Данная тенденция и составляет содержание всемирно-исторического закона роста идеальной детер минации в истории. И, однако, история социальная и история экономи ческая прошла при детерминации стихийных сил истории, что позволяет говорить об «эпохе Стихийной Истории» вплоть до конца ХХ века.

- *** БЛСЭ так же действовала в Истории. Но она не стала предметом при стального внимания ученых – обществоведов, в том числе экономистов, хотя 30% катастроф в истории человечества носило экологический характер.

БЛСЭ на передний план в качестве основания стадиализации ис тории человечества выдвигает энергетический базис хозяйствования человека на Земле. По этому основанию история человечества, его хо зяйства и экономики состоялась как «малоэнергетическая история», что позволило, несмотря на разрушительный характер истории, ей реализо ваться. Основными видами энергии были энергии мускулов человека, домашних тягловых животных, ветряных и водяных мельниц. Промыш ленная революция, сопровождающая капиталистическую формационную революцию, в странах Европы и США ситуацию по отношению к чело вечеству в целом не изменила. Только около 1% приходилось на новые энергии в энерговооруженности человека. Поэтому первую «эпоху-циви лизацию» до начала ХХ века мы назвали аграрной или вещественной цивилизацией. Она реализовалась в парадигме стихийной, конкурентной истории (на базе частной собственности).

В ХХ веке произошла трансформация «вещественной цивилизации» в «энергетическую цивилизацию». Произошедший энергетический скачок измеряется несколькими порядками. Стихийная, рыночно-капиталисти ческая форма мирохозяйствования человечества в единстве с энергети ческим базисом большой мощности поставили человечество на край ги бели, в виде первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы.

- *** Если в ВЛСР потенции рынка как механизма экономического и со ответственно социального развития оказались не исчерпанными, то в БЛСЭ они оказались исчерпанными уже 30-40 лет назад. Особенность исторического момента состоит в том, что человечество, его эконо мика, сложившиеся системы хозяйствования впервые встречаются с «надчеловеческими», «надисторическими» императивами, причем с императивами не божественного характера, на которые религиозный человек реагирует словами «судьба», «воля божья», «промысел божий», 1 уходя от ответственности за свои деяния, а с императивами экологи ческими, императивами со стороны Биосферы и Земли-Геи, которые обусловлены антропогенным, в более узком смысле – рыночно-экономи ческим, прессингом на них.

Ответы на экологические императивы требуют коллективных, скоор динированных действий со стороны как отдельных обществ, так и стран в целом.

Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы «энергетичес кой цивилизации человечества» в одночасье превратила рыночно-капи талистическую экономику человечества в Большую Утопию, ведущую его к экологической гибели. Здесь мы под «утопией» понимаем неадек ватность экономического бытия человечества, оснований организации его хозяйства Большой Логике Социоприродной Эволюции (БЛСЭ), ее законам и императивам, ведущая человечество к гибели. Утопичность рыночно-капиталистического бытия, его антиэкологичность, дела ет утопической и науку, строящей свои основания на абсолютизации этих антиэкологических, т.е. утопических, оснований. Высказывание Гегеля о неразумности настоящего, о том, что «достойно гибели все то, что существует», которое было произнесено совершенно в другом контексте, при «проецировании» его на современное состояние в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы приобретает зловещий смысл.

- *** Вот почему бьют тревогу все доклады Римскому Клубу на протяжении 70-х, 80-х, 90-х годов, решения и документы Конференции ООН в Рио-де Жанейро, отдельные мыслители разных стран.

В девятом докладе Римскому Клубу, подготовленном О. Джиарини114, на тему «Диалог о богатстве и благосостоянии» (1980) прямо указывалось на экологическую несостоятельность сложившегося экономического мышления, понятийный аппарат, теоретические конструкции кото рого неадекватно отражают мир. По его оценке особое место имеет нега тивное воздействие на характер «западного» образа экономического мыш ления европейское картезианство (наследие идей Р. Декарта, реализация которых в экономической науке характеризуется предельной рационализа цией). «Согласно размышлениям автора доклада, противоречия современ ного экономического развития и его пределы коренятся не в реальности как таковой, а в образе мышления, в искаженном виде, воспроизводящем эту реальность. Для успешного решения глобальных проблем и выжива ния человеческой цивилизации необходимо формирование новой концеп ции экономики, основанной на синтезе экономических и экологических со Дюков В. М. Римский Клуб: системные исследования глобальных проблем/ Науч. Докл. – СПб. – М. – Красноярск: ПАНИ, 1998, с.25.

1 ставляющих общечеловеческого развития. Необходимо также выдвижение новых стратегий достижения богатства и благосостояния, предпола гающих ориентацию на эколого-экономические ценности жизни» (цит. по докладу В. М. Дюкова, выдел. автором и нами)11. О необходимости поиска альтернативных форм экономического развития для стран Азии, Африки и Латинской Америки писал в восьмом докладе Римскому Клубу М. Гер нье (название – «Третий мир: три четверти мира»)116. Близкую позицию за нимает и Ю. М. Осипов, подходящий вплотную к экологической критике оснований экономической науки. Правда, он считает, что XXI век пройдет при доминанте капитала и денег, хозяйственного материализма. Но в дол госрочной перспективе в этой парадигме хозяйствования он видит тупик.

Поэтому Ю.М.Осипов ставит вопрос о доминанте императива самоог раничения через ценности, а значит через примат духовности и культуры по отношению к экономическим интересам. «Нужна опора, – пишет он, – и не только ценностная. Нужны реальные носители новых ценностей – опо ра социальная. Нужно движение. И движение международное – ноосфер ный интернационал. Нужна социализация, но не насильственная. Нужен рывок, но естественный. Всемирная реформация» (выдел. мною).11 Мы согласны, по «гамбургскому счету», с такой постановкой перспективы. Но не во временном масштабе. Прессинг экологических императивов жестче.

Императив выживаемости человечества есть ноосферно-социалисти ческий императив и на его реализацию экологическая логика отпускает от 15-20 лет (по В. П. Казначееву) до 50-150 лет (по А. И. Субетто)118.

Подведем итоги Таким образом, практика хозяйствования человечества, основания его экономики, в первую очередь в форме рыночной организации, свободы капитала, ценностей частной собственности, рационального экономичес кого поведения человека в западной трактовке, стремящегося максимизи ровать свою выгоду, прибыль (так называемого «homo economicus»), под вергаются онтологической («бытийной») критике на языке экологических катастроф.

В конце ХХ века состоялся Кризис Классической, Стихийной Исто рии и соответственно Кризис Классического экономического жизнеус троения на базе рыночно-капиталистической организации экономики в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, катас Там же, с.25.

11 Там же, с.24.

Осипов Ю. М. Опыт философии хозяйства, - М.: МГУ, 1990, с.368.

11 Казначеев В. П. Здоровье нации. Просвещение. Образование. – М. – Кострома:

Исслед. центр, КГПУ, 1996;

Субетто А. И. Человечеству осталось жить 150 лет (интервью) // Новый Петербург – 1992. - №2. – С.2.

1 трофической неустойчивости развития человечества, катастрофических темпов разрушения витальных основ – сокращения озонового слоя, ох раняющего оксибиосферу и соответственно жизнь высших животных и человечества, объемов пресной воды, плодородия почвы, площадей про дуктивных сельскохозяйственных земель, невозобновляемых ресурсов, биологического разнообразия и т.п.

Если марксистская критика капитализма, приведшая к прогнозу пе реустройства экономической организации на социалистических началах, прозвучавшая в средине XIX века и реализовавшаяся в социалистических революциях ХХ века, была теоретически построена на анализе ВЛСР, то в конце ХХ века теоретическая мысль человечества, наука, в том числе экономическая наука, сталкивается с новым видом критики, внешней по отношению к человечеству в целом, его культуре, экономике и на уке, – критики со стороны Природы, разговаривающей с ними на языке экологических кризисов и катастроф. Это обусловлено тем, что скачок в энергетическом базисе хозяйствования не был уравновешен качеством управления, т.е. качеством общественного интеллекта и его функций – проектирования, планирования, программирования и т.п.

- *** Проблема управляемости – вот тот «оселок», по отношению к которому не выдерживают онтологической критики либеральные построения эконо мической науки и апологетирование монетарных схем рыночного хозяйства.

«Призрак» бродит уже не по Европе, а по всему миру, – «призрак экологического социализма или ноосферизма» в форме управляемой со циоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образо вательного общества. Важно отметить, что мы сталкиваемся впервые в истории человечества с новым типом диалектического «отрица ния» – «отрицания» не внутреннего в рамках исторического самораз вития, по отношению к экономике – в рамках социально-экономической эволюции, а внешнего в рамках БЛСЭ.

Одновременно наблюдается и нарастание «внутреннего отрица ния», которое формирует предпосылки для реализации «императива выживаемости» в XXI веке. Это отрицание происходит в форме Син тетической Цивилизационной Революции во второй половине ХХ века, в которую входят системная, человеческая, интеллектно-инновационная, квалитативная, рефлексивно-методологическая и образовательная рево люции. Содержание этой революции было раскрыто нами в контексте фи лософии экономики в целой серии книг119. Здесь же мы отметим главный результат происшедших изменений: это рост организмичности, систем Развернутая концепция Синтетической Цивилизационной революции нами представлена в кн.: Субетто А.И. Ноосферизм, 2001, 537с.

1 ности, связанности как отдельных обществ, экономик, так и человечества в целом, всех видов его жизнеустроения.

- *** Социально-атомарная модель общества, выстраиваемая на основе абсолютизации частных интересов и свободы капиталистического человека-атома (от «человека-атома» к объяснению общества и мак роэкономики «снизу вверх»), давно уже не соответствует экономичес ким и социальным реалиям120.

При этом связанность, системность растет по следующим направ лениям: технологической (системно-технологическая революция), ин формационной (системно-информационная революция) и экологической (системно-экологическая революция). Появились новые виды обобщест вления собственности, наряду с хорошо теоретически осмысленным в политэкономии капиталистическим обобществлением: экологическое (рост системности экологического давления и взаимодействия с экономи кой требует обобществления управления, собственности и капитала, механизмов мобилизационной экономики) и эдукологическое (переход образования в «базис базиса» экономики, интеллектуализация капита ла, формирование «экономики общественного интеллекта» и «эконо мики образования» фактически «втягивают» в ритмику воспроизводства длинные экономические циклы воспроизводства интеллекта, интеллек туальных ресурсов как условия функционирования и развития капитала, экономики в целом, жизнеустроения отдельных обществ и человечества, а это требует резервирования и концентрации инвестиционных ресурсов, обобществления управления, собственности и капитала).

- *** Это все и обусловливает кризис экономической науки в целом, неза висимо от ее существующих парадигм и направлений. Кризис состоит в том, что в условиях первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы проявилась прогностическая несостоятельность экономической науки.

Ответы на внешние, «надчеловеческие» императивы со стороны При роды, на возрастание «диктатуры лимитов природы» возможны в рамках реализации прогностической функции экономической науки, причем на долгосрочных горизонтах, во взаимодействии с науками всего «макро блока» обществоведения, а именно как раз ее то в экономической науке не хватает.

Эволюционная экономика, теория кондратьевских циклов, развиваю щаяся экономическая генетика в целом остаются «прецедентами», кото Субетто А.И. Системный анализ современного общества. – Кострома – СПб.:

КГУ им. Н.А.Некрасова, 2004, 88с.

рые не вошли глубоко в теоретический базис метаэкономики. Сложность ситуации состоит и в том, что сам эволюционизм переживает бурное раз витие, меняет свои парадигмы. Поэтому те построения эволюционной эко номики, которые выполнены, например, А. Алчианом, Нельсоном, Вин тером, В.И.Маевским, являются в нашей оценке не совсем адекватными, поскольку абсолютизируют дарвиновскую парадигму эволюционизма и «привносят» ее в экономическую науку, строят на ее основе объяснитель ные схемы экономической эволюции.

- *** Внешняя критика трансформируется во внутреннюю критику экономической науки.

Особенно острой становится критика экономического детерминиз ма, который доминировал как в марксизме советской версии, кейнсианизме, так и в либеральной ветви экономической мысли. Это означает, что абсолю тизировалась детерминация по формуле «общественное бытие определяет общественное сознание» и недооценивалась обратная детерминация «обще ственное сознание определяет общественное бытие», а в нашей логике – «об щественный интеллект определяет общественное бытие». Если рассуждать гносеологически, то, несомненно, первая формула верна. А вот, если пере ходить к социальной онтологии, то она меняется, эволюционирует. Как мы отмечали: действует всемирно-исторический закон роста идеальной детер минации в истории через общественный интеллект, т.е. происходит «эволю ция сдвига» от доминанты стихийной, материальной детерминации на базе конкуренции и отбора к доминанте идеальной детерминации на базе коопе рации и общественного интеллекта. И «императив выживаемости» связан именно с проблемой управляемости, т.е. с «императивом скачка» от до минанты стихийности, рынка, к доминанте управляемости, плановос ти, от доминанты материальной, стихийной детерминации к доминан те идеальной детерминации. Этого требует логика развития цивилизации человечества на базе большой энергетики мирохозяйствования, затрагиваю щей своими негативными последствиями «длинные экологические циклы».

- *** Кризис экономической науки, как и науки в целом, требует фило софской рефлексии. Возник социальный заказ на становление филосо фии экономики и экономической науки именно в конце ХХ века вследс твие уже изложенной логики. Смена метапарадигм всегда происходит под «знаменами» глубокой философской рефлексии, вызванной неудов летворенностью сложившимися картинами мира. Человечество зашло в экологический тупик, который есть одновременно и экономический, и социальный тупик, поскольку они неразрывны.

1 - *** Возникает императив Тотальной Неклассичности будущего бы тия человечества. При этом Неклассичность включает в себя не только «принципы Дополнительности», «Антропные принципы», в том числе «теорию Наблюдателя», «принцип Большого Эколого-Антропного До полнения», но и принцип управляемости, плановости, единства Истины, Добра и Красоты, единства сущего и должного. Тотальная Неклассич ность включает в себя Неклассическую науку, Неклассическую культуру, Неклассического человека, Неклассическую экономику, Неклассическое общество. Можно говорить о «революции Неклассичности», охваты вающей все основания бытия.

Та метаморфоза, которую претерпевает экономическая наука, – есть «муки рождения» неклассической экономической науки, неклас сической политэкономии.

- *** Сложность ситуации состоит в том, что «революция Неклассичнос ти» охватывает и философию. Поэтому говоря о философии экономики и экономической науки, мы должны себе ответить на вопрос «О какой, собственно говоря философии идет речь?». В заключение закончим мыс лями Ю. М. Осипова о философии хозяйства: «Философия хозяйства – не просто знание о хозяйстве, а воззренческое знание о хозяйстве, и не толь ко о самом хозяйстве, но и обо всем том, что имеет отношение к хозяйс тву…».121 То же самое можно сказать о философии экономики и экономи ческой науки. Философия не подменяет политэкономию и экономические теории, а помогает им, охватывая не только проблему внутренних основа ний и законов, но и внешних.

- *** У России есть глубокие традиции в этой области. Мы ее продолжа тели. Человеческий разум, наука, в том числе экономическая наука про ходят «испытание Историей», которое на рубеже ХХ и XXI веков неожи данно приобрело эколого-апокалипсические очертания. Выдержим ли это испытание? Если выдержим, то в своем собственном историческом ста новлении мы подтвердим свою претензию в самоидентификации «homo sapiens», не выдержим – зачем тогда были нужны все жертвы, все взлеты фантазии и поэзии, вся наука, все технические достижения, чтобы какой то чужой разум на «обломках» нашего хозяйствования на Земле написал:

здесь лежит под покровом земли человечество, в котором каждый хотел счастья только для себя самого и не оказался разумным. Мы надеемся, Осипов Ю. М. Опыт философии хозяйства. – М.: МГУ, 1990, с. 371.

1 что это не произойдет. А поэтому должны выдержать это испытание, а наука общественная, экономическая доказать, что она достойна са моназываться наукой.

Возвращаясь к вопросу об основаниях и императивах стратегии развития России в XXI веке, заключая этот раздел, мы можем ска зать, что для выработки адекватной стратегии развития России в XXI веке необходимо исходить из оснований и принципов Неклассичес кой науки XXI века, ядром которой является Ноосферизм. Если ставить вопрос об экономической науке, то это есть новая парадигма экономичес кой науки – эколого-ноосферно-социалистическая, восстанавливающая принцип управляемости в своих правах. А это означает усиление меха низма планирования в процессах регуляции социально-экономического и социоприродного развития.

1 «Меня дважды в юности спросили:

- Кем будешь, если выйдет звездный час?

- Хотелось бы стать совестью России.

- Не много ли?

- Коль с Богом – в самый раз.

Для верных сыновей сие по силам, Хоть немощны и поступью хромы.

Мы все должны быть совестью России.

Что странного? Россия – это мы» Иеромонах Роман «…стремление не утратить связь с телом Истории гораздо сильнее, чем со своим физическим телом. Факт, вероятно, имеющий многозначительные последствия в общечеловечес кой жизни» Игорь Шафаревич 6. ЭконоМические законы Развития России (субъективные и объективные факторы экономических противоре чий развития России. ложность постулатов о свободном рынке. го сударственное регулирование и плановые механизмы как внутренние механизмы существования рынка. утопичность монетарной модели экономики. необходимость создания экономической теории разви тия России. Экономические законы развития России – инфраструк турный, централизации управления, существования достаточного сектора мобилизационной экономики, плановой регуляции, общин но-государственного землепользования, доминанты закона коопера ции – монополизации, стратегического резервирования) - *** Противоречия экономического развития России в конце 90-х годов – отражение нарушений логики цивилизационного развития России.

Эти противоречия вызваны как субъективными, так и объективными факторами.

- *** Субъективные факторы отражают научную несостоятельность тех ученых-реформаторов, которые искренне поверили в научную ангажиро ванность монетарной модели экономической науки, или научное лукавс тво бывших ученых-марксистов, которые осознанно предают экономичес кие интересы России, будучи движимы только интересами собственного обогащения.

К субъективным факторам мы относим и осознанное западничество неолибералов новоиспеченной российской капиталократии, которые слу жат «движителем» стратегии «войны» глобального империализма против России, инструментами самой внутренней политики «реформаторов», стоящих на вершине государственной власти.

Объективные факторы экономических противоречий развития России связаны с исторической логикой развития России как уникаль ной, евразийской, общинной цивилизации, со специфическими законами развития экономической системы России – ее экономическими зако нами.

- *** В чем состоит научная несостоятельность экономических реформ в России?

Она состоит в первую очередь в антинаучности, ложности посту латов о свободном рынке и якобы саморегулирующейся силе рынка, представленного самому себе. Мы снова возвращаемся к этому вопросу.

Норберт Винер, один из создателей кибернетики, лауреат Нобелевс кой премии, с позиций теории управления и механизмов устойчивого раз вития (гомеостатики), еще в 60-х годах уходящего столетия в книге «Ки бернетика»122 (1968) писал: «Во многих странах распространено мнение, признанное в США догматом, что свободная конкуренция сама является гомеостатическим процессом, т.е. что на вольном рынке эгоизм торговцев, каждый из которых стремится продать как можно дороже и купить как можно дешевле, в конце концов, приведет к устойчивой динамике цен и будет способствовать наибольшему общему благу… Рынок – игра… По буждаемые своей собственной алчностью, отдельные игроки образуют коалиции: но эти коалиции обычно не устанавливаются каким-нибудь одним определенным образом и обычно кончаются столпотворением из мен, ренегатства и обманов. Это точная картина высшей деловой жизни и тесно связанной с ней политической, дипломатической и военной жизни.

В конце концов, даже самого блестящего и беспринципного маклера ждет разорение. Но допустим, что маклерам это надоело и они согласились жить в мире между собой. Тогда награда достанется тому, кто, выбрав удачный момент, нарушает соглашение и предает своих партнеров. Здесь нет никакого гомеостаза».

Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. – М.:

Наука, 1983, 330с.;

с. 240, 241.

1 Автор в работе «Социализм и рынок» еще в 1990 году показал, что сво бодный рынок есть неустойчивое состояние, ведущее его к исчезновению через монополизацию, потому что к законам рынка относится не только закон конкуренции, но и закон кооперации или монополизации123.

Поэтому государство обязано выполнять регулирующую функцию, если оно хочет поддерживать рынок и его стимулирующую функцию по отношению к экономическому развитию. Государственное регулирова ние, плановый механизм являются не внешними, якобы, к рынку, меша ющими ему выполнять оптимизирующую гомеостатическую функцию, а внутренними механизмами, без которых рынок не может сущест вовать. И наилучшим образом эту функцию может выполнять соци алистическое государство, что и демонстрирует фантастический успех в развитии экономики социалистический Китай на фоне экономической катастрофы России. Подтверждением данного положения является ана лиз успехов в развитии китайской экономики Александром Нагорным в статье «Тайфун с Востока» (2005). В этой аналитической статье (вер нее интервью с В.Винниковым) он показал, что эти успехи обеспечены несколькими факторам: (1) тем, что китайские власти отвергли советы экспертов Международного валютного фонда и Всемирного Банка, важ нейших «операторов», уже в нашей оценке, мировой финансовой капи талократии;

(2) тем, что реформы осуществляли по «китайской модели», адекватной «китайским условиям», т.е., на нашем языке, – в соответствии со специфическими законами экономического развития Китая;

(3) тем, что рынок ограничен действием плановых механизмов и стратегическим руководством со стороны Компартии Китая. Уже из изложенного следует, что монетаризм Милтона Фридмана утопичен, антинаучен. Он экспортируется стратегами Международ ного валютного фонда и его экспертами с одной целью – поставить эко номически российское государство «на колени», втянуть его в западню экономической зависимости от банковского капитала в США и Западной Европе, а затем уже перейти к диктату тех целей, которые необходимы мировой капиталократии и ее «теневому правительству».

- *** Теоретические обобщения автора подкрепляются рядом исследова ний зарубежных и отечественных специалистов. Дж. Гэлбрейт еще в 70-х годах показал, что экономика США - на 60% плановая. Наш отечес твенный, санкт-петербургский экономист Е.Н.Гильбо12 (1998) показал, Субетто А.И. Социализм и рынок. – М.: Исследоват. центр, 1990. – 46с.

Нагорный А. Тайфун с Востока// «Завтра» - 2005 – Июнь – Июль. – 326(606), с.1, 5.

Гильбо Е.Н. Либеральный патернализм как имманентная России экономическая 12 что экономика США, Японии на 2/3 плановая и только на 1/3 рыночная.

Юрий Михайлович Горский (1998), отечественный ученый-кибернетик из Иркутска, провел имитационное моделирование рыночных отноше ний, учитывающее возможности «чистой», «грязной» и государственно управляемой конкуренции и получил математическое подтверждение происходящей в России экономической катастрофы и дестабилизиру ющей функции современной «пирамиды» государственного управления, стимулирующего развитие криминалитета и коррупции. Он доказал математически, что коррумпированная политика государственных струк тур приводит к уничтожению национального рынка товаров.

Немецкий экономист прошлого века Фридрих Лист на основе своих теоретических исследований предупреждал, что страны, впервые всту пающие на путь становления рынка, оказываются перед опасностью по пасть в колониальную зависимость от стран, уже давно находящихся в состоянии рыночной экономики, и явился идеологом формирования ав тономного регионального рынка Германии, Пруссии и Австрии в Европе, противостоящего экспансионистским устремлениям Англии и США, что дало возможность бисмарковской объединенной Германии сделать скачок в экономическом развитии. По этой же причине в конце XIX и в начале ХХ века состоялась эпоха изоляционистской политики в США. По этой же причине на основе политики «открытых» дверей, при либерализации цен и диспаритете рубля и доллара, возникшего искусственно в рамках схем монетаризма, по признанию независимого международного анали тического журнала «Executive Intelligence Review» №28, 1998г. «…За семь последних лет в России потеряно 1,2 триллиона долларов, что составляет тройные потери в индустрии и экономике за вторую мировую войну, бо лее чем 70 тысяч заводов и фабрик, включая 5 тысяч крупных, закрылись, в сельском хозяйстве 60% хозяйств разрушено…»126. Таковы размеры на циональной катастрофы в экономике и полного провала стратегии неолиберальных «реформ» в 90-х годах в России.

- *** Таким образом, крах реформ в России есть крах реакционного уто пического рыночного либерализма, который уже привел к такой про пасти между богатыми и бедными, которая не знала ни одна стра на мира: 10% зажиточной части населения получает доход в 24 раза больше, чем 10% самой беднейшей части населения (для сравнения в Беларуси – только 3,5 раза)12.

модель// Журнал «МОСТ» (СПб). – 1999. – Ноябрь. - №30, с. 9-12.

Executive Intelligence Review. – 1998. - № Стененев В. Зерно и нефть// Советская Россия. – 2005.- 21июля. - №97(12711), 12 с.2.

По данным А.Валентинова128 «фактическое отсутствие ограничите лей при распределении национального дохода делает Россию рекордсме ном социального неравенства, чемпионом по числу олигархов и позорной нищеты пенсионеров и ветеранов». Воспользуемся его двумя таблицами, которые красноречиво характеризуют экономику Россию как колониаль ную и подчиненную глобальному империализма Запада:

Таблица 1.

Как делится совокупный национальный доход США Россия Франция Законы о прогрессивном нало Налог на Налоги на гообложении должны ограж сверхдоходы сверхдоходы дать общество от чрезмерного, – 40% 13% – 60% патологического обогащения Государство через ГОСБЮД- Не выполня ЖЕТ должно гармонично ется. Борьба распределять совокупный президента с национальный доход «бедностью»

- фикция Закон о МРОТ (минимальном размере оплаты труда) должен 5$/ час 0,1$/ час 3 $/ час ограждать общество от обни щания Бедность (в российском пони нет массовая нет мании) Отношение дохода 10% бога 1:7 1:16 1: тых и 10% бедных Таблица 2.

Социальный разрез российского общества Средний душевой доход семьи Категории в долях в руб./ в$ в$ ПМ мес. в мес. в год Миллионеры более более более более 300 ПМ 1000000 30000 Богатые 30-300 до до до ПМ 1000000 30000 Валентинов В. МРОТ – 2005// Советская Россия. – 2005. – 28 июля. №100(12714), с.2.

Состоятельные 6-30 до до до ПМ 90000 3000 Средне- и мало обеспе- 2–6 до до до ченные ПМ 18000 600  Бедные около около около до ПМ 3000 100 Нищета Менее Менее 0 МНП 1 МНП – минимальный набор продук Условные обозначения: тов питания ПМ – прожиточный минимум А.Валентинов так характеризует сложившиеся характеристики социаль но-экономической стратификации России. Если МРОТ (минимальный раз мер оплаты труда) в США – основа благополучия американского общества, то в путинской России – источник нищеты. «Чиновники утверждают «для бедноты денег нет». Эта ложная и вредоносная мысль внедрена в обществен ное сознание тысячекратными повторениями власть имущих, назначенных управлять распределением совокупного общественного организма. В дейс твительности в России денег прорва. Сегодня этого не ведает только самый тупой. Кроме неоднократно упоминаемых многомиллиардных резервов Цен трального Банка, Стабилизационного фонда и профицита в государственном бюджете, существуют сверхдоходы монополистов крупного бизнеса»129, кото рые и утекают на Запад, чтобы поддерживать высокий уровень МРОТ в стра нах «золотого миллиарда». Россия оказалась единственной страной, даже по сравнению с центрами крупного капитала – США, странами Западной Евро пы, которая, отвергнув прогрессивное налоговое обложение (см. таблицу 1), вскармливает миллиардеров и отправляет на «коллективный погост» собс твенный народ, осуществляя его массовое обнищание и умерщвление. Если даже в самой богатой стране мира – в США – налог на сверхдоходы дости гает 40%, во Франции – 60%, то в России благодаря решению В.В.Путина действует единый доход – 13%, благодаря чему только за последние 4 года количество долларовых миллиардеров выросла с 9 человек до 36, но зато 40% семей еле-еле сводят концы с концами, зарплаты хватает только на питание.

Такова цена «реформ» по программам Ельцина – Путина. Здесь нет забо ты о России, о ее будущем, о собственном народе. Здесь царствует тот «голый либерализм», который предстает в своей обнаженной античеловечности.

- *** Но причина антинаучности реформ состоит не только в либерально рыночном утопизме. Она также состоит в пренебрежении законами Там же.

экономического развития на страновом уровне, которыми современная экономическая мысль до сих пор, как правило, пренебрегала. Наиболее близко к пониманию этого положения в развитии экономической науки по дошли русские экономисты, например, А.В.Чаянов, В.Т.Рязанов и другие.

А.В.Чаянов указывал на необходимость разработки для каждого «на роднохозяйственного режима» «частной политической экономии».

В. Т. Рязанов130 (1998) прямо указывает на необходимость создания экономической теории, раскрывающей особенности экономического строя России, закономерности его утверждения и развития.

Как отмечалось выше, энергетическая цена жизни на территории рос сийской Евразии в 3-5 раз больше, чем в Европе и США. Может ли быть здесь множество государств, как вынашивает в своих планах американс кий империализм в лице мирового мондиализма с целью установки кон троля над добычей ресурсов в России? На наш взгляд, ответ отрицатель ный. Не может.

В случае распада России, ее конфедерализации, здесь разверзнется «черная дыра» военного геополитического коллапса, который при сов ременном оружии может увести в небытие все человечество.

- *** Таким образом, российская экономика, как экономическая система странового, локально цивилизационного масштаба, несет на себе пе чать логики развития России как общинной евразийской цивилизации.

Она обладает своими собственными экономическими законами разви тия.

- *** Первый экономический закон России – инфраструктурный. Он ак центирует внимание на то, что успех российской экономики на россий ской евразийской территории определяется инфраструктурой, в первую очередь транспортной и энергетической. Цены на энергоресурсы и цены на перевозки (тарифы на транспорт) на внутреннем рынке должны быть в 3-5 раз ниже мировых. Доля энергозатрат в технологической се бестоимости продукции в промышленности России в советское время ко лебалась от 7 до 12%. В настоящее время она поднялась до 60-70%. Это означает, что российское государство само «надело» на свою экономику энергетическую «удавку» и душит ее. 50-60% – это возросшая доля энер гозатрат в себестоимости единицы валового продукта – это те миллиарды долларов, которые вывозятся за границу, которые оседают в «карманах»

господ, управляющих нефтегазовым и энергетическим бизнесом и кото Рязанов В.Т. Экономическое развитие России. XIX-XX вв. – СПб.: «Наука», 1998, 796с.

рые изъяты из «цены жизни» простого труженика России, пенсионера, детей, молодежи, обрекая их на «физиологическое выживание» и «недо житие» (на 17 лет жизни).

Фактически однородный мировой рынок позволяет через страновую ренту вывозить из России значительные суммы капитала. Эта страно вая рента – один из источников диспаритета в стоимости рубля и доллара. С помощью этой ренты США вывозят из России около млрд. долларов ежегодно.

Российская экономика может быть конкурентоспособной только при государственном регулировании цен на энергоресурсы и поддержа нии их уровня в 3-5 раз ниже мировых. В настоящее время ресурсная рента вся остается в «карманах» нефтяных и газовых магнатов и экономи ка продолжает обескровливаться.

Аналогично обстоит дело и с ценами железнодорожных перевозок. Та рифы на железнодорожном и воздушном транспорте должны быть снижены в 2-3 раза. Повышение цен на перевозки сократило радиус рен табельности для угля, топливных ресурсов, сырья, и т.д. в десять и больше раз, что привело к распаду единого экономического пространства России, стимулирующему рост региональных автаркии и местничества, тяги не которых лидеров республик и регионов отделиться от «центра».

Инфраструктурный закон экономического развития России являет ся отражением двух важнейших характеристик России как уникаль ной цивилизации – «большого хронотопа ее бытия», т.е. «Большого Пространства – Времени», и «холодности» климата над территори ей России (~ -5,50С – средняя на территории среднегодовая температура), определившей самую высокую энергетическую стоимость воспроизводс тва обобщенной единицы национального валового продукта и стандарта качества жизни, которая выше в ~ 5 раз, чем в Европе, и соответственно в ~ 7 раз в США и в восточной части Китая, где развито рисоводство и проживает основная часть населения (около 90% от 1,5 миллиардного населения).


«Большое пространство» России становится «большим про странством» ее экономики, связность которого и призвана поддерживать достаточно дешевая инфраструктура, чтобы интенсифицировать потоки обмена между всеми частями территории России и препятствовать ее эко номическому распаду на экономически замкнутые «куски». Для этого необходимы национализация нефтегазового, транспортного и энерге тического комплексов экономики России и твердое регулирование цен на их продукцию (услуги) со стороны государства. Приватизация этих комплексов, сопровождающаяся их расчленением, либерализация цено вой политики и потеря контроля государства над их развитием уже пос тавили Россию на край национальной катастрофы. Происходят «вымора живание» экономики России под давлением роста цен на энергоресурсы и 16 распад экономических связей между экономическими регионами, рост их экономической автаркии с одновременной «натурализацией» и «деиндус триализацией» хозяйства.

Инфраструктурный закон России есть отражение императива устойчи вости ее «институциональной матрицы» (понятие введение Сергеем Геор гиевичем Кара-Мурзой и Сергеем Григорьевичем Телегиным131), в дан ном случае – отражение инфраструктурной матрицы экономики России, включая матрицу энергетической и транспортной инфраструктур, в том числе «отопительной инфраструктуры». С.Г.Кара-Мурза и С.Г.Телегин предупреждают российское общество со ссылкой на печальный опыт приватизации энергетики в Казахстане: «Это именно то, что идет и теп лоснабжение РФ после «реструктуризации» РАО ЕЭС (наше замечание:

«реструктуризация» РАО ЕЭС по проекту Чубайса, которая уже приве ла к энергетической катастрофе в Москве и прилегающих областях в мае 2005 года, и которая принесла экономических потерь в 1 млрд 800 милли онов долларов) – может, в мелочах будет чуть лучше или чуть хуже. Элек тростанции будут проданы бельгийским или израильским компаниям за 1/100 их цены, а убыточные теплосети возьмет на свой баланс государс тво (или, возможно, сразу уничтожит). Затем иностранные компании, «не видя перспектив» и не сделав никаких инвестиций, продадут ТЭЦ мест ным властям (нашему «акимату») вдесятеро дороже. Наверное, с каким-то «откатом». Дотации будут отменены, и тысячи Акимов будут бродить по квартирам, вышибая с неплательщиков деньги»132.

В основе назревающих в России катастрофы в системе энергети ческого обеспечения и в системе отопления (ЖКХ) лежит нарушение инфраструктурного закона экономического развития России. Закон есть закон. По отношению к будущему он приобретает статус им ператива. А это означает, что стратегия выхода России из либерального, рыночно-капиталистического тупика Истории одна – вернуться к соблю дению императивов, определяемых экономическими законами развития России, в том числе ее «первым экономическим законом» – инфраструк турным.

- *** Второй закон российской экономики состоит в централизации уп равления ее развитием. Российская экономика не может быть либераль но-рыночной, децентрализованной. Рыночный либерализм и децентрали зация – «смерть» для нее, ведущая к большим геополитическим сдвигам в мире. «Большое пространство» и «большое время» российской эко Кара-Мурза С.Г., Телегин С.Г. Царь-холод, или Почему вымерзает Россия. – М.:

Алгоритм, 2003, с.7.

Там же, с. номики требует ее централизации и постоянного государственного регулирования. Для российской экономики и государства в целом проти вопоказан уровень децентрализации по аналогии с США или Германией.

В этом случае теряется устойчивость в развитии России. Это обусловлено не только «большими пространством» и «временем», но и ее евразийским местоположением, «рождающим» множество потенциальных геополити ческих противников на Востоке, Юге и Западе, которые часто превраща лись в истории России в ее военных противников. Правильно отмечает В.Т.Рязанов, что Россия на протяжении истории была защищающейся крепостью.

Закон централизации российской экономики не противостоит эконо мической самостоятельности ее регионов, механизмам их саморегуляции.

Он отражает необходимость централизованного управления инф раструктурой народного хозяйства и всеми другими механизмами и институтами, «институционгальными матрицами», которые обес печивают экономическую, государственную и цивилизационную целос тность и идентичность России.

А.С.Панарин, анализируя особенности евразийской самоидентифика ции России, выделяет ее специфику – «быть государством-цивилизаци ей»133. «Государство-цивилизация» с «большими хронотопом» не может не быть крепким, централизованным государством. Мы выдвигаем тезис:

чем больше «пространство-время» «государства-цивилизации», тем больше угроз его целостности, тем больше проявляется закон цент рализации и постоянного государственного регулирования по отноше нию к экономике.

Отметим, что выход советского российского государства из фактичес кой экономической катастрофы («разрухи») после Гражданской войны был обеспечен централизацией управления и организацией народного (партийного) контроля за расходованием ресурсов. Это убедительно по казывает монография М.К.Михеева «Контроль в структуре российской государственности (1917 – 1934гг.)». Децентрализация хозяйства в истории России и вслед за ней децент рализация государства ставила всегда ее на край гибели. В.В.Кожинов отмечает в качестве главного признака России по сравнению с Западом «чрезмерную» властность государства, сочетающуюся с «чрезмерной»

вольницей народа13. Данное наблюдение В.В.Кожинова (можно назвать целый ряд исследователей, приходящих к близкому выводу) является следствием принадлежности России к метатипу «панцирных цивилиза Панарин А.С. См. выше., с.250.

Михеев М.К. Контроль в структуре российской государственности (1917 – 1934гг.). – СПб.: СПбГПУ, 2003, 320с.

Кожинов В.В. См. выше.

13 16 ций», о котором мы говорили в первом разделе. Российское государство обязано обеспечивать и закреплять единство «большого хронотопа» ее социально-экономического развития, а в будущем, в рамках ноосферного императива, – единство управляемой социоприродной эволюции на тер ритории России.

Уход государства, под воздействием либеральных установок экономи ческих реформ, из экономики, отказ от ответственности за управление (в крайнем случае – регулирование) социально-экономическим развитием России находится в противоречии с требованиями «закона централиза ции» и объективно ведет к распаду целостного организма России, в том числе ее хозяйства.

Геополитические противники России на Западе, мировая капиталократия знают действие этого фактора и приводят его в действие под знаком «либе рализации» экономической жизни России, которая уже привела к падению национального валового продукта в 2,5 раза, к падению сельского хозяйства по многим показателям от 2,5 до 5 раз, к деиндустриализации экономики, к ускоренным темпам колонизации России мировой капиталократией (ТНК) и превращению ее в свою сырьевую провинцию. Но это только тенденция, которая имеет непредсказуемый конец. Здесь уместно вспомнить высказы вание А.С.Панарина: «Чем крупнее страна по занимаемой территории и больше ее международные и исторические амбиции, чем острее ощущение специфической идентичности ее народа, тем меньше оснований надеяться, что он удовлетворится ученической ролью и периферийным статусом свое го государства. Думается, мы живем в знаменательной фазе мировой исто рии, когда время пассивных «вестернизаций» заканчивается. Возможно, что соответствующая попытка российских западников начала 90-х годов – пос ледняя в этом роде»136.

- *** Закон централизации экономики России порождает третий ее эконо мический закон: закон существования достаточного сектора мобили зационной экономики.

Здесь проявляется и общинная логика развития российской цивилиза ции на протяжении веков. Иными словами, этот закон требует государс твенного управления развитием экономики России как экономической системы в «большом пространстве» и «большом времени». В.Т.Рязанов в прекрасной монографии «Экономическое развитие России» (к сожалению невостребованный высшей школой России, как того требует эта работа) подчеркивает, что поддержание мобилизационного потенциала эконо мики – одна из важнейших закономерностей истории российского го сударства, подтверждая наши выводы.

Панарин А.С. См. выше., с.237.

Мобилизационный характер российской экономики – следствие «хо лодности» российской цивилизации, рискового характера сельского хо зяйства, высокой частоты природных катастроф, широкомасштабной пространственно-временной метрики хозяйствования. Исследования Е.П.Борисенкова и В.М.Пасецкого (на основе анализа «тысячелетней ле тописи явлений природы») показали, что Россия – самая экстремальная ци вилизация в мире;

за последние тысячелетие почти 50% годов – или засуха (пожары), или с холодным дождливым летом13. На этот «географический фактор» накладывался «геополитический фактор» в форме постоянных оборонительных войн, которые вынуждена была вести Русь – Россия. За последнее тысячелетие Русь – Россия пережила в 3 раза больше войн, чем Европа. Вся это и порождало постоянное присутствие мобилизацион ного сектора экономики России, который то увеличивался, то уменьшался, но всегда был не меньше 30% от всего «объема» экономики. Он обеспечивал необходимую для выживания «государства-цивилизации» концентрацию ресурсов. В.Т.Рязанов пишет: «Протяженные границе (к Первой мировой войне они равнялись почти 70 тыс.км., включая 20 тысяч. км. сухопутных), внешняя угроза безопасности страны – все это не могло не отразиться на формировании первостепенного внимания к обороне и армии. Даже в мир ное время Московское царство держало под ружьем армию в 200 тыс. чело век, т.е. около 4% всего населения страны и 8% всего мужского населения, что отвлекало ресурсы и требовало больших затрат. В военные периоды истории России, а их было немало, такого рода расходы многократно увели чивались (Так, в период царствования Петра I около ѕ бюджетных средств расходовались на военные нужды)»138. И далее В.Т.Рязанов справедливо обращает внимание на тот факт, что «мобилизационность экономики» типичная черта экономического строя России, что она находит свое вы ражение в «готовности страны к быстрой мобилизации ресурсов и срочных дел», что она стала исторической реальностью не только под давлением вне шних угроз и необходимости циклической милитаризации экономики, но и под давлением факторов «зоны критического ведения хозяйства», периоди чески возникающих стихийных бедствий, природных катаклизмов. Закон мобилизации экономики России предъявлял постоянно требо вания к поддержанию постоянно надежного страхового запаса в хозяйс тве, к сохранению способности российской экономики «к своевременно му реагированию на внезапный ввод в нее неэкономических факторов»140, Борисенков Е.П. Пасецкий В.М. Тысячелетняя летопись необычных явлений 13 природы. – М.: Мысль, 1988;


Второе, расширенное издание, 2003.

Рязанов В.Т. Экономическое развитие России. XIX – ХХвв. – СПб.: «Наука», 1998, с.326с.

Там же, с.349, 350.

Там же, с.350.

к осуществлению управления ресурсами и «к широкому использованию специальной компенсационной системы»141 (в этом плане симптоматич ным, по оценке В.Т.Рязанова, является появление в современной России Министерства по чрезвычайным ситуациями и ликвидации последствий стихийных бедствий).

Либеральная политика режима В.В.Путина пренебрегает действием данного закона, который начинает все больше проявляться в социальном и технологическом катастрофизме развития российского общества.

- *** «Советская логика» развития социалистической экономики, так или иначе отражала действие этих законов. Но их природа глубже – они есть отражение «цивилизационных» законов в экономике России.

Поэтому не случаен и тот факт, что именно советская Россия в ХХ веке родила идею планирования развития народного хозяйства (у ис токов которой стоят Н. Д. Кондратьев, Струмилин, В. В. Леонтьев), которая стала главной идеей экономического развития стран всего мира.

Демонтаж механизма планирования в России, разрушение научно-ис следовательских институтов по ценообразованию, ликвидация почти во всех вузах экономического профиля кафедр по ценообразованию (исклю чение составляет Санкт-Петербургский государственный университет финансов и экономики) нанесло непоправимый ущерб по управляемости экономикой и является одним из важнейших источников экономической катастрофы.

Закон плановой регуляции экономического развития – четвертый за кон экономического развития российской цивилизации.

Отметим, что рост плановости экономики развитых государств мира – всеобщая тенденция, которая охватила не только страны с социалисти ческой экономикой (например, Китай, Вьетнам, Кубу), но и такие капита листические страны как США и Япония. Мы уже обращали внимание на тот факт, что по Дж.Гэлбрейту экономика США более чем на 60% – пла новая, и только на 35-40% – рыночная.

Разрушение экономического базиса России как самостоятельной циви лизации началось с уничтожения планового механизма, доставшегося от СССР. Фактор отсутствия планового механизма, нарушение закона плано вой регуляции экономического развития России продолжают действовать как механизмы саморазрушения ее экономического организма.

Отметим, что появление впервые в истории плановых механизмов ре гуляции экономического развития в СССР – России было обусловлено не только сознательным применением идеи Маркса-Энгельса о планомерной организации хозяйства при социализме и ее развитием, в первую очередь, Там же.

1 в теории социализма по Ленину и Сталину, но и цивилизационными основаниями России-цивилизации, законами ее экономики и хозяйства.

Закон мобилизации российской экономики, порождал зачатки планиро вания развития, уже начиная с эпохи Петра I, которое сопрягалось с вы соким уровнем концентрации производства и монополизма. В.Т.Рязанову принадлежит открытие важной закономерности в развитии народного хозяйства России – существование значительной доли «государственных (казенных) монополий». «Причем как на социалистической фазе, так и в докапиталистический период они вообще преобладали в экономике»142.

Вступление человечества в первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы в конце ХХ века привело к усилению «диктатуры ли митов Природы» (понятие В.П.Казначеева), к глобальному ресурсному кризису, и соответственно к ускорению сдвига хозяйства стран мира в сторону усиления их мобилизационности. Императив управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и обра зовательного общества по отношению к XXI веку как условие выжи вание человечества порождает императив роста экологической моби лизационности экономик в странах мира.

Россия как цивилизация, постоянно испытывающая экологическое давление в форме природных катастроф и катаклизмов, вынуждена, мо жет быть, раньше всех стран мира ощутить на себе действие «закон су ществования достаточного сектора мобилизационной экономики» или «закона мобилизации экономики».

В условиях расширения его ареала действия в XXI веке на все чело вечество Россия обязана вернуться к закону плановой регуляции эконо мического развития и сопряженному с ним – «закону мобилизации эко номики».

- *** Пятый закон российской экономики – это общинно – государствен ное землепользование.

Генри Джордж, социолог-экономист, живший в США, еще в прошлом веке предложил теорию социализации земли через земельную ренту. Анг лийские джорджисты, в частности Фрэд Харрисон, предупреждали россий ских «реформаторов», чтобы Россия не отказывалась от государственной собственности на землю. Повышение эффективности землепользования имеет другие механизмы, в том числе механизм арендных отношений. Пе реход к капиталистическому рынку в системе земельных отношений в России приведет к «войне за землю», в первую очередь ударит по русс кому народу, развяжет национальные конфликты в Поволжье, в Юж ном Приуралье, на Северном Кавказе, в Сибири и т.д. Кровавая история Рязанов В.Т. Там же, с. 351, 352.

1 многократных переделов земли в США, которая почти полностью привела к истреблению коренных индейцев за 150 лет этой войны, и обернулась гибелью почти 50 миллионов человек за 150 лет, – предупреждение на все времена для «горе-реформаторов». Многонациональный состав России, сложившаяся этническая структура землепользования, общинно-евра зийская логика ее развития запрещает куплю-продажу земли в России.

Это прекрасно понимал К.П.Победоносцев во времена Александра III-го, который в своих письмах к царю предупреждал о готовности скупки земель американскими «факторами» и о необходимости контроля за рыночными отношениями по земле. Поэтому рынка земли в его либеральном виде в России никогда не было. Еще раз отметим, что установление капиталисти ческого рынка земли противоречит «российско-цивилизационному импе ративу власти земли», который мы обсуждали выше.

События последних трех лет, когда начал действовать новый Кодекс о земле и стала осуществляться приватизация земли и спекулятивно-капита листическая торговая землей в России, подтвердили наш прогноз-предуп реждение, опубликованный в 1995 году: началась «пожарная латифундиза ция» и скрытая, невидимая война за «передел земли», которая усиливает национально-этнические конфликты (пример, «скупка» армянами земель, принадлежащих исторически русским в Краснодарском крае) и опасность процесса распада России (который входит в стратегию глобального импе риализма США по уничтожению России как исторического субъекта).

Отметим, что общинно-государственное землепользование – су щественный признак Российской цивилизации как общинной, ее специфическое основание, которое входит в систему понятия «ци вилизационного социализма». В.Т.Рязанов подчеркивает сложный, ду алистический характер этого основания. Содержащийся в общинном укладе уравнительный компонент, по его оценке, «отражал своеобразие массового сознания, в котором в качестве доминанты выступала этика выживания в условиях неблагоприятной природной среды, но он сов сем не отвергал принципы самостоятельности и неравенства. Забота не только о сегодняшнем выживании, но и создание равных условий для бу дущих поколений крестьянства, объясняет причины, по которым земля выводилась из сферы купли-продажи»143. Общинная организация хозяйс тва «не была чисто рыночной, а тем более капиталистической в западном варианте, поскольку исключала частную собственность на землю»144, но одновременно она допускала частную собственность на средства произ водства и «принцип разумной свободы хозяйствования», что определило то ее свойство, которое В.Т.Рязанов назвал дуалистичностью. Рязанов В.Т. См. выше., с.341.

Там же Там же.

1 Подчеркнем, что закон общинно-государственного землепользования отражал в себе и действие более общего закона – закона кооперации.

- *** Шестой закон развития российской экономики, отражающий дейс твие «большого пространства» и «большого времени», – это доминанта закона кооперации-монополизации. В этом законе проявляется действие общинной логики российской евразийской цивилизации. В.Т.Рязанов, подчеркивая особое место монополизма в развитии российской эконо мики, правильно указывает, что он обеспечивал «более высокий уровень концентрации производства в целях реализации экономии затрат от мас штаба». «С учетом экономического пространства России эффект масш таба в принципе выступал важным фактором конкурентной способности отечественного производства в мировой экономике».

Либеральная установка, действуя против этого закона, «разруша ет» конкурентоспособность экономики России.

Российская цивилизация есть кооперационная цивилизация. Доми нирующая роль закона кооперации в экономическом развитии России ведущий ее закон. В сельском хозяйстве его роль усиливается в связи с рисковым характером земледелия, большими затратами труда и энергии из-за суровых климатических условий выращивания культур, низкой про дуктивности земель.

- *** Седьмой экономический закон развития России – закон стратегичес кого резервирования для сглаживания кризисов развития, обусловленных неблагоприятными климатическими, температурными и энергетическими условиями развития. Устойчивое развитие России требует постоянного поддержания стратегических продовольственных, топливно-энерге тических, транспортных запасов, поддержания резервирования транс портно-энергетической инфраструктуры экономики России.

«Закон стратегического резервирования» вытекает из мобилизационно го характера российской экономики, обусловленного холодным климатом.

- *** Экономические противоречия развития России, таким образом, обусловлены нарушением экономических законов развития России как самостоятельной (локальной) евразийской общинной цивилизации.

Следует прислушаться к мысли известного современного экономиста В.Я.Ельмеева по поводу законов: «Склонность видеть главные причины современной деформации экономической и социальной сферы в ошибках управоенцев, в том числе президентов, в их неумении правильно оценить те или иные явления и воворемя принять решение есть субъективистский 1 подход… Люди не могут игнорировать объективные законы прежде всего потому, что последние представляют собой законы их собственных об щественных действий и отношений… Не бывает периодов, или «участни ков» истории, свободных от действия объективных законов…»146.

В России должны быть возрождены: управление стратегическими ре сурсами;

контроль государства над топливно-энергетическим комплексом и транспортной инфраструктурой, стратегическими отраслями добываю щей промышленности;

государственная монополия на торговлю нефтью, газом, ликеро-водочными изделиями, цветным металлом, редкоземель ными элементами, золотом, алмазами, радиоактивными веществами.

Россия уже попала в такую «экономическую яму», что выбрать ся из нее можно только на стратегиях мобилизационной экономики, ресурсосберегающей политики, мобилизации ресурсного потенциала, всемерного развития культуры, науки и образования, возрождения плановых методов в управлении народных хозяйством. Россия XXI века внесет свой вклад в мирное развитие человечества, если она вернется к собственным основаниям и законам развития.

Ельмеев В.Я. Теория и практика социального развития. Сб. науч. тр. К 75-летию со дня рождения. – СПб.: СПбГУ, 2004, с.162, 163.

«Россия есть организм природы и духа – и горе тому, кто ее расчленяет! Горе – не от нас: мы не мстители и не зовем к мести. Наказание придет само… Горе придет от неизбежных и страшных последствий этой слепой и нелепой затеи, от ее хозяйственных, стратегических, государствен ных и национально-духовных последствий» И.А.Ильин «Камо грядеши?» – вечный вопрос, который напи сан на воротах в будущее. К управляемой социоп риродной гармонии, к образовательному обществу, к ноосфере будущего – звучит «ответ-императив»

человеческой истории» Автор 7. закон ЭнеРгетической стоиМости как основание специфики ЭконоМического Развития России.

ЭнеРгоноМика России (о «политэкономиях локальных цивилизаций» и тетрадной концепции экономической ценности. новые виды экономической ценности – ви тально-экологическая стоимость и энергетическая стоимость. закон энергетической стоимости. понятие «энерго-номики». «горькая те орема» паршева. аксиоматика «энергетического взгляда» на эконо мику. высокая энергостоимость экономики России как основание ее специфики).

- *** Изложенный выше экономические законы развития России, через ко торые проявляются механизмы «географической» и «пространственной»

(«хронотопной») детерминаций по отношению к России, глубоко, фунда ментально связаны с «законом энергетической стоимости», концепция ко торого нами развивается в последние годы147. Очевидно можно говорить Субетто А.И. Разум и Анти-Разум (Что день грядущий нам готовит?). – Кос трома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2003, с.49-61;

Субетто А.И. Системный анализ современного общества / Научный доклад. – СПб.: Изд. «Астерион», КГУ им.

Н.А.Некрасова, 2004, с.24-29;

Субетто А.И. Энергетический взгляд на основы 1 о «политэкономиях локальных цивилизаций», в которых раскрываются специфические законы экономического развития, свойственные разным страновым экономическим системам и в которых, так или иначе, отража ется действие ландшафтно-географических, климатических, пространс твенно-временных факторов.

За «законом энергетической стоимости» скрывается еще одна авто рская теоретическая новация в политэкономии – расширение дуалисти ческой концепции экономической ценности по К.Марксу, раскрываю щейся через двойственное, противоречивое (диалектическое) единство «стоимости» и «потребительной стоимости», до тетрадной концепции экономической ценности в виде единства «стоимости», «потреби тельной стоимости», «витально-экологической стоимости» и «энер гетической стоимости»148.

Витально-экологическая стоимость введена нами как понятие в начале 90-х годов. Мы ее оцениваем как новое явление, связанное с ус ложнением природы экономической ценности в условиях первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, четко обозначившихся Эко логических Пределов возможных вариантов экономического развития, роста давления диктатуры лимитов ресурсов и особенно энергоресурсов, а также давления процессов разрушения по антропогенным причинам экосистем различного масштаба. В процессе регулирования производс тва экологических загрязнений на основе механизма меновых отношений формируется «вид отрицательной стоимости загрязнений», в котором проявляются ограничения на те или иные производства (продукцию) и торговля «квотами» на эти производства. Пример – постановка вопроса о торговле страновыми квотами на выбросы углекислого газа, регламенти рованными «Киотским протоколом».

В целом витально-экологическая стоимость выражает собой че ловекоемкость и природоемкость товара, технологий, в целом едини цы национального валового продукта. Впервые на категории человеко емкости и природоемкости как категории «экономики человека» взглянул В.П.Казначеев149.

Витально-экологическая стоимость – это отрицательная экономическая ценность: чем ниже она, тем ниже негативные экологические последствия, тем выше качество производства, выше качество техники и технологий, и, следовательно, тем выше качество экономических процессов в обществе.

экономической теории // Актуальные проблемы экономической теории и практики.

– СПб.: Астерион, 2003, с.343 – 356с.

Субетто А.И. Системный анализ современного общества / Научный доклад – СПб.: «Астерион», КГУ им. Н.А.Некрасова, 2004, с.24- Казначеев В.П. Здоровье нации. Просвещение. Образование/ Предисл.

А.И.Субетто. – М. – Кострома.

1 Действует закономерность: витально-экологическая стоимость па дает за счет повышения экологического качества потребительной стоимости.

- *** Энергетическая стоимость выражает собой объективные затра ты энергии на производство единицы национального валового продук та, товара, техники, технологий и т.п.

Мы уже указывали на энергетическую стоимость как фактор, опре деливший общинный характер землепользования в России и ее уни кальность, при анализе особых характеристик российской цивилизации в первом разделе. В этом разделе мы снова возвращаемся к проблеме цивилизационных особенностей России через призму действия закона энергетической стоимости.

- *** Закон энергетической стоимости есть закон, регулирующий дви жение экономической ценности – стоимости, потребительной сто имости и витально-экологической стоимости – через энергозатра ты, объективно диктуемые климатом, среднегодовой температурой территории, продуктивностью биоты. Опосредованно он выражает собой экологические границы экономического развития, является свое образным выразителем «экологической ниши» экономической системы.

Действие его механизма оказывает влияние на экономическую систему в целом, является важнейшей причинно-следственной связью в географи ческом детерминизме экономического развития.

- *** Россия – цивилизация с самой высокой энергостоимостью воспроиз водственных процессов в мире. Среднегодовая температура на ее терри тории «-5,50С», в то время как в Европе ~ «+50С», а в США ~ «+70С». Это приводит к тому, что энергостоимость жизни и экономических процессов в России в 3-5 раз больше, чем в Европе и приблизительно в 5-7 раз боль ше, чем в США. Это приводит к росту «стоимости» единицы потреби тельной стоимости, т.е. выпускаемой продукции.

Таблица, приводимая ниже, ярко иллюстрирует данное положение10.

Таблица взята из кн.: Валянский С., Калюжный Д. Понять Россию умом. – М.:

1 Алгоритм, 2001, с.40.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.