авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление

Долинская В.В., Фалеев В.В. Миноритарные акционеры: статус, права и их

осуществление /отв. ред. В.В. Долинская. – М.: "Волтерс Клувер",

2010 г. -141 с.

Содержание

Предисловие...................................................................................................................... 2

Введение............................................................................................................................ 4 I. Правовой статус миноритарных акционеров................................................................ 6 § 1. Категория "правовой статус" и смежные понятия.................................................... 6 Подведем итоги............................................................................................................... 14 § 2. Понятие "акционер" в науке и законодательстве................................................... Выводы:............................................................................................................................ § 3. Понятие и общая характеристика положения миноритарных акционеров в акционерных обществах................................................................................................. Выводы:............................................................................................................................ II. Права миноритарных акционеров.............................................................................. § 1. Субъективные права и законные интересы............................................................ § 2. Природа прав акционеров....................................................................................... Выводы:............................................................................................................................ § 3. Виды прав акционеров............................................................................................. Выводы............................................................................................................................. III. Осуществление прав миноритарными акционерами................................

............... § 1. Осуществление субъективных прав и интересов, его пределы и ограничения... Выводы:............................................................................................................................ § 2. Осуществление субъективных прав акционеров................................................... Подведем итоги............................................................................................................... § 3. Специфика осуществления прав миноритарными акционерами. Акционерные соглашения...................................................................................................................... Выводы:............................................................................................................................ IV. Охрана и защита прав миноритарных акционеров.................................................. § 1. Защита субъективных прав и смежные категории................................................. Выводы:............................................................................................................................ § 2. Защита и восстановление нарушенных прав акционеров..................................... Выводы:.......................................................................................................................... § 3. Система внутрикорпоративной охраны и защиты прав миноритарных акционеров........................................................................................................................................ Выводы:.......................................................................................................................... Заключение.................................................................................................................... Предисловие Вашему вниманию предлагается новая серия - "Право корпораций: теория и практика".

Лауреат Нобелевской премии профессор Ф. Хайек называет законодательство о коммерческих корпорациях одним из важнейших институтов, позволяющих создать эффективно действующую конкурентную систему*(1).

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации*(2), подготовленной Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства*(3) и Исследовательским центром частного права при Президенте РФ*(4) и одобренной на заседании Совета октября 2009 г.*(5), среди принципиальных изменений системного характера предложено включить в круг отношений, регулируемых гражданским законодательством и определяющих его предмет (ст. 2 ГК РФ), корпоративные отношения.

Под ними разработчики концепции понимают группу "интенсивно развивающихся отношений по созданию юридических лиц корпоративного типа, участию в них и связанным с таким участием обязательствам" (Раздел I. Введение.

П. 5) и "отношения, связанные с "правом участия" в корпорации, а также соответствующие обязательственные отношения между учредителями (участниками) и корпорацией" (Раздел II. Общие положения Гражданского кодекса Российской Федерации. П. 1.2).

Кроме того, признана необходимость легализации классификации юридических лиц на организации корпоративного и унитарного типа.

При этом "нормы, регулирующие корпоративные отношения, могут также применяться на субсидиарной основе и к юридическими лицам некорпоративного типа, если иное не вытекает из существа таких отношений" (Раздел II. Общие положения Гражданского кодекса Российской Федерации. П. 1.2)*(6).

В связи с этим необходимы изучение и анализ зарубежного и российского опыта, решение общетеоретических вопросов частного права, комментарии действующего законодательства и иных источников права, советы по восполнению пробелов в них, критический обзор корпоративной практики.

Для этих нужд в серии планируется издавать книги от теоретических эссе до практических пособий, в ряде случаев - комментарии действующих правовых актов и сложившейся правоприменительной практики.

Работы призваны охватить широкий круг вопросов:

- понятие корпорации, применимость этого термина к российской действительности, соотношение корпорации с классификациями юридических лиц;

- источники правового регулирования;

- правовой статус и правосубъектность корпораций;

- отношения собственности в корпорациях;

- сделки корпораций;

- органы управления корпорации и порядок их функционирования;

- права участников корпораций, их осуществление и охрана;

- корпоративные конфликты и их урегулирование;

- ответственность в праве корпораций;

- взаимодействие с государственными органами и др. Руководитель проекта и ответственный редактор книг, входящих в серию, - Владимира Владимировна Долинская, доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина, ведущий специалист в области акционерного права, автор свыше 300 научных публикаций по гражданскому, акционерному и предпринимательскому праву, в том числе первого в современной России учебника по акционерному праву, консультант ряда российских и зарубежных компаний по гражданскому и корпоративному праву, главный редактор научно-практического журнала "Цивилист", член редакционных советов журналов "Законы России: опыт, анализ, практика", "Гражданское право", "Наследственное право".

Авторами будут выступать практикующие юристы, научные работники, кандидаты и доктора юридических наук.

Наши читатели могут предлагать темы и материалы к рассмотрению.

Ваша книга может оказаться новым словом в науке и способствовать развитию экономики нашей страны.

Дерзайте! Мы ищем таланты.

Введение По данным Единого государственного реестра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в Российской Федерации в последние годы на акционерные общества приходится почти 17% коммерческих юридических лиц из семи организационно-правовых форм. Россия является родиной акционерного законодательства. За рубежом акционерное общество и его аналоги - наиболее распространенная форма юридических лиц.

Согласно классификации, предложенной в ст. 48 ГК РФ, акционерные общества создаются по воле их учредителей (участников). Акционеры за счет своего имущества формируют и могут увеличивать уставный капитал общества;

они могут претендовать на определенные денежные или иные имущественные выплаты в некоторых случаях уменьшения уставного капитала акционерного общества.

Акционеры составляют высший орган его управления - общее собрание акционеров и решают основные вопросы деятельности общества;

действительность решений органов управления и сделок акционерного общества зависит от соблюдения субъективных прав и обеспечения законных интересов акционеров. Таким образом, акционер является ключевой фигурой для акционерного общества, а правовой статус акционеров и возможности его различий у отдельных акционеров имеют большое значение для акционерного, гражданского и предпринимательского права.

В то же время закон не дает определения акционера. Доктрина не вносит определенности в этот вопрос.

В отсутствие родового понятия в правовых актах, судебной практике и научной литературе активно используется термин "миноритарные акционеры".

Внимание к ним усилилось с внедрением России в международное сообщество, с завершением "раздела собственности" и с осознанием проблем "внутрикорпоративных конфликтов".

Основные проблемы, связанные с характеристикой акционеров как миноритарных, сводятся к соотношению прав акционерного общества и акционеров, мажоритарных и миноритарных акционеров, природе прав акционеров, наличию или отсутствию их связи с количеством и категориями принадлежащих им акций, реальному осуществлению и охране прав миноритарных акционеров как более слабой стороны в правоотношении, обеспечение защиты которой становится одним из приоритетов современного гражданского законодательства.

При рассмотрении норм гражданского и акционерного законодательства Конституционный Суд РФ неоднократно указывал на необходимость установления в законодательном порядке баланса законных интересов, с одной стороны, самого акционерного общества, которое стремится к снижению своих издержек, и, с другой стороны, миноритарных акционеров, чьи права собственности затрагиваются принимаемыми решениями по управлению обществом (например, Определение от 3 июля 2007 г. N 681-О-П*(7)).

Постановка таких целей правового регулирования опирается на закрепленный в Конституции РФ социальный характер нашего государства, призванного равномерно содействовать благу всех граждан и поддерживающего принципы социального равенства, солидарности и взаимной ответственности членов общества.

Итак, актуальность исследования обусловлена потребностями правовой науки и правоприменительной практики в четких характеристиках ключевых для экономики и общества фигур (акционеров), в объективном взгляде на наличие или отсутствие противоречий между ними, в первую очередь между мажоритарными и миноритарными акционерами, а также между акционерами и акционерным обществом, в механизмах обеспечения прав акционеров и баланса их интересов независимо от числа и категории принадлежащих им акций.

При всей актуальности проблемы правового статуса и прав миноритарных акционеров не получили комплексного освещения в научной литературе.

Исследования отечественных дореволюционных юристов заложили теоретическую базу рассматриваемой темы, но в большей мере касались природы и классификаций прав всех акционеров. Кроме того, в XXI в. после неоднократных социальных потрясений в России и при неоднозначном воздействии зарубежного опыта сложились условия, серьезно отличающиеся от реалий XIX в.

Советский этап развития научной мысли дал очень многое развитию учения о правовом положении личности, об осуществлении и защите прав, но в силу объективных причин это практически не было связано с акционерной тематикой.

Многочисленные современные исследования в сфере акционерного и корпоративного права развивают доктрину правоотношения, решают вопросы, касающиеся деятельности акционерного общества и акционеров, но миноритарные акционеры либо редко оказываются в центре внимания, либо получают однобокую характеристику как пассивные "жертвы" акционерного общества и мажоритарных акционеров или как их враги, занимающиеся исключительно корпоративным шантажом.

Выявленные потребности и недостаточная исследованность соответствующих вопросов в литературе обусловили выбор цели настоящего исследования разработка учения о правовом положении миноритарных акционеров в системе "акционерное общество - его органы и должностные лица - его участники", выявление основных средств правового обеспечения и защиты прав и законных интересов миноритарных акционеров с позиций решения вопроса о наличии их специфики.

Достижение поставленной цели потребовало постановки и решения следующих задач:

- выявить типичные, наиболее часто повторяющиеся, атипичные, специальные и факультативные, случайные характеристики при определении акционера путем сравнительно-правового анализа легальных и доктринальных позиций;

по возможности выработать собственное определение;

- решить вопрос об обоснованности и значении характеристики акционера как миноритарного;

- рассмотреть природу и виды прав акционеров;

- решить вопрос о наличии или отсутствии специфики прав применительно к миноритарным акционерам;

- разработать систему ограничения прав акционеров, акционерного общества и других заинтересованных лиц;

- выявить специфику осуществления прав миноритарных акционеров;

- обобщить формы и способы защиты субъективных прав и законных интересов акционеров;

- определить наиболее эффективные формы и способы защиты субъективных прав и законных интересов миноритарных акционеров;

- разработать предложения, направленные на совершенствование правовых актов и правоприменительной практики.

Книга адресована практикующим юристам, научным работникам, преподавателям, аспирантам и студентам юридических вузов.

I. Правовой статус миноритарных акционеров § 1. Категория "правовой статус" и смежные понятия В предмете регулирования гражданского законодательства согласно п. 1 ст. ГК РФ на первое место поставлено "правовое положение участников гражданского оборота". Вне зависимости от того, какой позиции придерживаются ученые: субъект элемент правоотношения или внешнее к нему, они единодушны в том, что в отсутствие субъектов нет правоотношения. "Исходя из этого для корпоративного права первостепенное значение также приобретают нормы, регламентирующие статус субъектов - участников корпоративных правоотношений"*(8).

В справочной литературе "статус" (от лат. status - положение, состояние) правовое положение, состояние*(9). С точки зрения логики совпадение определяемого и определяющего понятий недопустимо.

В настоящее время термин "статус" используется почти в 200 федеральных законах, в том числе кодифицированных (например, ст. 125 ГК РФ, ст. 45 НК РФ), но крайне редко раскрывается.

Например, в ст. 2 Закона РФ от 15 апреля 1993 г. N 4802-I "О статусе столицы Российской Федерации"*(10) под статусом столицы РФ понимается правовое положение г. Москвы, обусловленное установленными законом особенностями прав и обязанностей федеральных органов государственной власти РФ и органов государственной власти г. Москвы в связи с осуществлением г. Москвой функций столицы РФ. В ст. 1 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих"*(11) статус военнослужащих определен как совокупность прав, свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности военнослужащих, установленных этим законом, федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Глава 3 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации"*(12) называется "Правовое положение (статус) государственного служащего" и в качестве его составляющих содержит совокупность прав, гарантированных государством, обязанностей и ответственности, ограничений, обязательств и правил служебного поведения.

В центральном частноправовом кодексе - Гражданском кодексе - понятие "статус" используется в широком смысле слова ("статус организации в качестве юридического лица" - п. 2 ст. 1202) и в узком, специальном - хотя и для юридических лиц, но обладающих компетенцией (государственные и муниципальные органы п. 1, 2 ст. 125). Понятие "положение" используется как эквивалент статуса (п. 1 ст. 2, п. 2 ст. 82, п. 3 ст. 87, п. 3 ст. 96, п. 4 ст. 107, п. 6 ст. 113, п. 6 ст. 116, п. 3 ст. 117, п. 3 ст. 120) и в контексте "материальное, доминирующее" и т.д. положение.

Недостаточно судебное толкование по этому вопросу. Редкий пример постановление ФАС Московского округа от 28 июня 2000 г. по делу N КГ-А40/2596 00: понятие "правовое положение" охватывает права организации по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему недвижимым имуществом*(13).

Наука стремится восполнить пробел законодательства, но единства во взглядах ученые не достигли.

Юриспруденция - общественная наука, право регулирует общественные отношения. Рассматривая правовой статус по аналогии с правоотношениями во взаимодействии с общественным явлением, мы обращаемся к понятию "социальный статус": это "позиция (положение) индивида (группы) в социальной системе, определяемая по некоторым признакам (этническим, профессиональным и т.д.)"*(14). Его использует С.С. Алексеев, характеризующий правовой статус как позицию лица по отношению к другим субъектам*(15). В случае признания социального статуса со стороны государства и его закрепления на уровне права можно говорить о правовом статусе.

Большинство универсальных и специальных словарей раскрывают это понятие как правовое положение, состояние*(16). Аналогичную трактовку мы встречаем и в юридической литературе*(17), хотя совпадение определяемого и определяющего понятий является недопустимым с точки зрения логики.

В лучшем случае в словарях правовой статус понимают как систему признанных и закрепленных государством в законодательном порядке прав и обязанностей*(18).

Понятие правового статуса особенно активно разрабатывалось в теории права и государственном (конституционном) праве в связи с вопросом о правах и свободах человека и гражданина. Затем оно стало использоваться и в отношении юридических лиц, государства и иных публично-правовых образований, в других отраслях права*(19). С.С. Алексеев и Ю.А. Тихомиров определение и значение правового статуса связывают с публично-правовой и частноправовой сферами*(20).

Основные дискуссии связаны с вопросами объема содержания, соотношения с правосубъектностью, правоспособностью, дееспособностью, особенностей применения в статике и динамике, достаточности для отражения всех складывающихся правовых ситуаций.

По вопросу содержания категории "статус (правовой)" наиболее яркими являются три позиции:

1) правовой статус включает в себя категории прав, свобод и обязанностей, характер иных элементов является достатусным, послестатусным или надстатусным*(21);

2) к правовому статусу относятся все правовые средства, легально определяющие и закрепляющие положение лица в обществе*(22);

3) в понятие правового статуса входит определенная часть правовых средств, легально определяющих и закрепляющих положение лица в обществе*(23).

С.С. Алексеев, не отождествляя правовой статус и правовое положение, к элементам первого относит правосубъектность, основные права и обязанности субъектов, а к элементам второго - конкретные права и обязанности лица, связанные с наличием определенных юридических фактов*(24), из чего следует мобильность правового положения.

Н.А. Баринов, определяя правовой статус как юридически закрепленное положение личности в обществе, основу которого составляют права, свободы и обязанности, указывает, что правосубъектность является одним из элементов правового статуса;

поэтому сначала лицо признается субъектом действующего в обществе права, а затем наделяется особым качеством праводееспособностью*(25).

Согласно Д.Н. Бахраху административно-правовой статус - это правовое положение личности или цели, задачи, функции, организационно-правовая структура и компетенция государственных коллективных субъектов. К основным элементам такого статуса органов исполнительной власти он относит три главных блока:

целевой (назначение);

структурно-организационный (процедуры образования и ликвидации субъектов);

компетенционный (совокупность властных полномочий)*(26).

В.С. Бирюкова вместо "прав" использует понятие "правомочия" и указывает:

"Все образующие статус акционера правомочия являются формами реализации экономической власти акционера как собственника"*(27).

А.Б. Венгеров вкладывает в понятие "статус" статическое содержание, полагает, что эта категория определяет набор прав, которыми субъект обладает для вступления в гипотетическое, возможное правоотношение, и отграничивает ее от категории "правосубъектность", означающей, по его мнению, характеристику правомочий конкретного субъекта в конкретном правоотношении*(28).

B.В. Кванина называет в качестве составляющих правового положения субъекта (юридического лица) порядок создания юридического лица;

учредительные документы;

права и обязанности субъекта (в вещных, обязательственных отношениях);

ответственность юридического лица или (в другом фрагменте) цели деятельности, порядок управления, порядок реорганизации и ликвидации, порядок использования имущества в случае ликвидации*(29).

Н.М. Конин понимает административно-правовой статус как совокупность прав, свобод и обязанностей гражданина, а также компетенцию организации или юридического лица*(30).

C.Э. Корх выделяет в исследуемом понятии основные права и обязанности, прямо закрепленные в законе, а также права-возможности по приобретению обязанностей и прав в конкретных правоотношениях*(31).

A.М. Крамник предлагает в административно-правовом статусе органов исполнительной власти выделять пять блоков: общий, организационный, структурный, процедурный, компетенционный*(32).

B.С. Нерсесянц определяет правовой статус как правовое положение, законодательно закрепленную право- и дееспособность в сфере частных и публично-властных отношений*(33).

Г.В. Мальцев рассматривает правосубъектность как единство правового статуса и правоспособности*(34).

Другое соотношение предлагает Н.И. Матузов, который в состав правового статуса личности включает правоспособность*(35).

По мнению А.В. Мицкевича, содержание правосубъектности тождественно правовому статусу и сводится к совокупности общих прав и обязанностей (правоспособности), а также к определенным по содержанию правам и обязанностям, непосредственно вытекающим из действия законов*(36).

А.А. Молчанов рассматривает правовой статус как характеристику участника общественных отношений, способного в силу своих особенностей иметь субъективные юридические права и нести обязанности, и в качестве его свойства признает правосубъектность*(37).

Е.Г. Опыхтина применительно к юридическим лицам пишет: "Категория "особый правовой статус юридического лица" - широкое понятие, включающее в себя не только особую правосубъектность, но и особый порядок создания, реорганизации, ликвидации юридических лиц, права и обязанности их участников, права и обязанности их кредиторов, специфическую юридическую ответственность"*(38).

Н.Н. Пахомова считает, что "в корпоративных правоотношениях статус субъекта определяется совокупностью его прав и обязанностей"*(39).

Ю.Н. Старилов административно-правовой статус определяет правами, свободами, их гарантиями, обязанностями, правоограничениями, объемом ответственности*(40). В других источниках также довольно часто составляющей правового статуса считают ответственность*(41).

В целях познавательной деятельности мы, раскрывая правовой статус субъекта, рассматриваем: "1) правовые основы его деятельности;

2) при каких условиях лицо становится субъектом (в первую очередь, речь должна идти о вопросах создания данного субъекта);

3) правосубъектность данного лица;

4) условия прекращения его деятельности"*(42).

Регулярно поднимается вопрос о достаточности той или иной категории и о введении новых для адекватного отражения всевозможных правовых ситуаций. Так, Р.П. Мананкова предлагала в свое время ввести понятие правового модуса, который бы обозначал совокупность прав и обязанностей определенной категории субъектов, объединенных тем или иным социальным, функциональным назначением. По ее мнению, этот термин позволит разграничивать правовые состояния личности*(43).

В.В. Ровный также предлагал дополнить понятийный аппарат юриспруденции категорией модуса как специального правового статуса, считая правовой статус "абстрактным, общим, равным и постоянным в отношении всех лиц"*(44).

Анализ всех вышеприведенных легальных и доктринальных определений мы строим на следующих принципиальных положениях.

Юридическое понятие, как правильно отмечал Н.С. Суворов, в том числе понятие статуса субъекта, есть правовая абстракция*(45). Это первый уровень правового обобщения, "наука начинается лишь там, где появляются обобщения"*(46). Но такая абстракция материальна, так как заложена в нормах материального права и проявляется в совокупности субъективных прав и обязанностей. Иными словами, статус субъекта - категория, неразрывно связанная с обобщением необходимых и достаточных признаков, на которых он основан.

Важным требованием нормотворчества и развития теории, а также средством предотвращения излишних судебных споров является однозначность и непротиворечивость используемой терминологии. При этом правила юридической техники предусматривают и четкую идентификацию: один термин - одна дефиниция - одно понятие.

Придерживаясь мнения о широкой трактовке категории "статус", мы считаем обоснованным и рациональным подход, в соответствии с которым под правовым статусом понимаются как общий правовой статус (установленный Конституцией), так и существующие на его основе и реализуемые в конкретных правоотношениях отраслевой правовой статус (определяемый нормами конкретной отрасли права), межотраслевой (определяемый комплексными правовыми институтами) и специальный правовой статус (связанный с реализацией норм ответственности)*(47).

Нормативные акты и практика демонстрируют диалектическое соотношение правовых статусов лица, что означает: каждый предыдущий статус составляет основу последующего, а каждый последующий частично входит в предыдущий.

Первичным является общеправовой (конституционный) правовой статус, который служит базой для отраслевого статуса, а последний - основой индивидуального или конкретного статуса. В этом выражается диалектическое единство права применительно к его субъектам. Так как общеправовой статус служит базовым для нескольких отраслей, то отраслевые статусы оказываются генетически взаимосвязанными. Аналогичный вывод мы получаем при анализе категории "правосубъектность".

Различная смысловая нагрузка придается термину "статус" путем использования его в различных словосочетаниях. Так, например, формулировки "юридический статус"*(48), "правовой статус" сосредоточивают внимание на модельном положении субъекта, определенном нормативными актами, а "фактический статус" ("статус-кво") - на существующем реально, сложившемся на практике. В целом же понятие "статус" носит комплексный характер*(49) и взаимодействует с другими категориями, определяющими лицо, субъект. Правовой статус (положение) является стержнем организационно-имущественных (организационных, статутных, корпоративных) отношений.

Исследуя правовой статус любого субъекта, необходимо и достаточно рассмотреть и такие аспекты, как:

1) структурно-организационный:

а) процедуры создания данного субъекта или признания его в качестве такового (например, инвестора в качестве акционера), т.е. получения определенного статуса, и б) условия прекращения такого статуса (деятельности, существования субъекта или функционирования его в определенном качестве);

2) содержательный (правосубъектность данного лица, его субъективные права, юридические обязанности и ответственность).

Внешними по отношению к ним, но необходимыми для юридической характеристики являются правовые основы деятельности субъекта. В ряде случаев мы обращаемся к ситуативно-целевой характеристике (назначение, условия реализации статуса).

Понятие правосубъектности, которое мы также характеризуем как комплексное*(50), появилось в научном обороте к началу ХХ в.;

употребляется в ст. 6 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.*(51);

явилось предметом серьезных исследований *(52) и бурных дискуссий, но до сих пор не получило однозначной трактовки.

Все мнения, изложенные в отечественной правовой литературе относительно понятия правосубъектности, можно свести к трем основным концепциям.

Первая заключается в том, что правосубъектность включает в себя два структурных элемента:

1) способность обладания правами и несения обязанностей (правоспособность);

2) способность к самостоятельному осуществлению прав и обязанностей (дееспособность).

Ее представителями являются такие ученые, как, например, С.С. Алексеев, Н.В. Витрук, О.С. Иоффе. С.С. Алексеев в связи с этим употребляет даже понятие "праводееспособность"*(53).

Вторая трактовка правосубъектности, наиболее полно развитая в работах А.В. Венедиктова, С.Н. Братуся и поддерживаемая, например, Н.Г. Александровым, С.М. Корнеевым, А.В. Мицкевичем и А.Г. Потюковым, заключается в том, что понятие "правосубъектность" совпадает по содержанию с понятием "правоспособность"*(54). Несколько особняком стоял С.Ф. Кечекьян, по мнению которого правосубъектность идентична правоспособности, а дееспособность является особым видом последней*(55).

И, наконец, некоторые считают, что "лучше бы вообще не вводить категорию правосубъектности, поскольку это усложняет и без того сложные вопросы и ведет к новым излишним спорам и дискуссиям"*(56). Так же как и Н.М. Матузов, отрицали возможность использования понятия "правосубъектность" в гражданском праве Н.А. Чечина и В.И. Корецкий*(57).

Высказывались и другие мнения. Интерес исследователей на различных этапах развития отечественного права постоянно привлекает теория динамической правоспособности М.М. Агаркова: в каждый конкретный момент субъект имеет право обладать определенными правами и обязанностями в зависимости от его взаимоотношений с другими лицами*(58).

По мнению А.В. Мицкевича, содержание правосубъектности тождественно правовому статусу и сводится к совокупности общих прав и обязанностей (правоспособности), а также к определенным по содержанию правам и обязанностям, непосредственно вытекающим из действия законов. Г.В. Мальцев рассматривает правосубъектность как единство правового статуса и правоспособности*(59).

Сторонники всех позиций едины в том, что правосубъектность есть характеристика, свойство субъекта права. Для того чтобы быть субъектом права, необходимо наличие определенных свойств, которые носят социальный характер и закрепляются правом. То есть мы говорим о признаках субъекта права.

Первый из них заключается в том, что субъект права - это лицо, участник общественных отношений, которое способно иметь субъективные права и нести юридические обязанности. Именно этот признак лег в основу легального определения правоспособности (п. 1 ст. 17, абз. 1 п. 1 ст. 49 ГК РФ). Особенности, обуславливающие возможность лица быть носителем субъективных прав и обязанностей, состоят в том, что оно должно быть:

а) внешне обособленным (у юридического лица - признаки организационного единства и обладания обособленным имуществом);

б) персонифицированным (наличие средств индивидуализации).

"Нет нужды специально доказывать, что правовые явления и процессы связаны с волей..."*(60), так как правоотношения - суть отношения общественные, надстроечные. В связи с этим следующим свойством, признаком лица для признания его субъектом является способность этого лица вырабатывать, выражать и осуществлять персонифицированную волю. Это качество отражает волевую характеристику дееспособности. На него указывал С.С. Алексеев*(61).

Отсутствие, например, у коллективного образования хотя бы одного из этих свойств служит препятствием закреплению за ним статуса юридического лица. В случае признания правом организации юридическим лицом первые два из названных свойств будут совпадать с соответствующими признаками юридического лица как уже существующего субъекта права, а способность вырабатывать, выражать и осуществлять персонифицированную волю приобретает правовые формы способности к самостоятельному выступлению в гражданском обороте и несению имущественной ответственности от своего имени, которые являются выражением уже существующей правосубъектности.

Мы под правосубъектностью понимаем категорию, представляющую собой единство право- и дееспособности, а по действующему законодательству также имени (наименования), места жительства (места нахождения), и являющуюся обязательным условием участия в правоотношениях*(62).

Относительно природы правоспособности в отечественных исследованиях существуют две точки зрения. Первая заключается в том, что гражданская правоспособность представляет собой конкретное право, суть которого, как и любого субъективного права, - свобода, возможность определенного поведения управомоченного лица. Ее сторонниками являются М.М. Агарков, Н.Г. Александров, С.Н. Братусь и др. Так, Я.Р. Веберс полагает, что правоспособность необходимо считать субъективным правом, поскольку "она как право, принадлежащее каждому гражданину, предоставляет ему определенные юридические возможности"*(63). В полной мере это относится и к юридическим лицам.

Вторая точка зрения, отстаиваемая, например, Н.Д. Егоровым, Н.И. Матузовым, заключается в том, что правоспособность следует отличать от субъективного права. Она является общей предпосылкой, на основе которой при наличии определенных юридических фактов у лица возникает конкретное субъективное право.

В.А. Кучинский писал, что "правоспособность... остается... свойством"*(64).

С.М. Корнеев на протяжении многих лет последовательно доказывал, что "правоспособность - неотъемлемое качество", "правоспособность - основа для правообладания", "приобретение конкретных субъективных прав означает реализацию правоспособности", "правоспособность нельзя смешивать с конкретными субъективными правами"*(65), правоспособность "представляет собой общественно-юридическое свойство", "она - необходимая общая предпосылка их (конкретных субъективных прав и обязанностей. - В.Д., В.Ф.) возникновения и тем самым их реализации"*(66).

До вступления в силу части первой ГК РФ под дееспособностью понималась способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности (ст. 11 ГК РСФСР 1964 г.*(67), п. 3 ст. Основ гражданского законодательства Союза СССР и республик 1991 г.*(68)). На дееспособность юридических лиц, так же как и сейчас, прямо не указывалось: в ст. 23 ГК РСФСР существовала та же формула, что и в п. 1 ст. 48 ГК РФ. Причины нам видятся в том, что, во-первых, некоторые цивилисты ставят знак равенства между правосубъектностью и правоспособностью*(69);

во-вторых, по общему правилу право- и дееспособность юридического лица возникают одновременно (с возникновением самого юридического лица) и прекращаются, как правило, одновременно (с прекращением деятельности юридического лица).

При этом основы вообще не говорили о возможности юридического лица от своего имени приобретать права и лишь указывали на то, что оно "отвечает по своим обязательствам" (абз. 1 п. 1 ст. 11), т.е. обращали внимание на такой элемент дееспособности, как деликтоспособность, игнорируя сделкоспособность.

Новеллой является такая составляющая дееспособности граждан, как их способность своими действиями осуществлять имеющиеся у них гражданские права и исполнять обязанности (п. 1 ст. 21 ГК РФ), легализацию которой давно обосновали ученые*(70).

Применительно к юридическим лицам в ст. 48 ГК РФ используется половинчатый вариант: "осуществление прав", но "нести обязанности". В то же время понятие "нести" в данном контексте тождественно понятию "исполнять". Так как возможность приобретения прав означает одновременное создание для кого либо соответствующих обязанностей, существенного пробела в действующей формулировке закона нет.

Традиционно в составе дееспособности выделяют сделкоспособность и деликтоспособность. Но, во-первых, каждое родовое понятие является не арифметической суммой, а системой, во-вторых, нельзя оставлять за пределами рассмотрения целый ряд действий, создающих объективированный результат (результативные действия)*(71): юридические поступки, неправомерные действия, приобретение прав на товарный знак в силу его разработки и регистрации и т.д.

Гражданский кодекс прямо указывает лишь на правоспособность юридических лиц (ст. 49). Однако из анализа правовых актов (в том числе ГК РФ), судебных решений и доктринальных исследований следует, что юридическое лицо, так же как и физическое, обладает правоспособностью (ст. 49 ГК РФ), дееспособностью (п. ст. 48 ГК РФ: "может... приобретать... права"), деликтоспособностью (ст. 56, п. ст. 48 ГК РФ: "отвечает по своим обязательствам."), наименованием (п. 1 ст. 54, п. ст. 52 ГК РФ), местом нахождения (п. 2 ст. 52, п. 2 ст. 54 ГК РФ).

За рубежом право- и дееспособность также часто разделены при нормативном закреплении. Например, во Французском гражданском кодексе основные положения о правоспособности содержатся в Книге 1 "О лицах", дееспособность рассматривается как условие действительности договоров и положения о ней помещены в Книгу 3 об основаниях приобретения права собственности (о сделках). Германское гражданское уложение аналогично рассредоточивает нормы: о правоспособности (физических лиц) - в раздел "Лица", о дееспособности - в раздел "Сделки". Судебная практика Великобритании и США различают "пассивную правовую способность" (passive capacity) - аналог российского понятия "правоспособность" и "активную правовую способность" (active capacity), "способность к совершению правового акта" (capacity for performance of legal act), что тяготеет к российскому "дееспособность".

Итак, правоспособностью называется признаваемая и предоставляемая государством способность быть носителем субъективных прав и юридических обязанностей (ст. 17, 18, 49 ГК РФ).

Под дееспособностью понимается признаваемая государством за лицами и их организациями способность своими действиями самостоятельно осуществлять права и обязанности (ст. 21, 48, 56 ГК РФ).

В нее включают (или изредка выводят из ее состава) сделкоспособность и деликтоспособность. Право- и дееспособность характеризуют признание за определенным лицом соответствующих способностей, свойств. А субъективное право, с которым их часто сравнивают, выражает право на конкретные материальные или нематериальные блага: это элемент правоотношения, а не свойство субъекта права. При этом правоспособность выступает общей предпосылкой, на основе которой при наличии определенных юридических фактов у лица возникает конкретное субъективное право. Оно соотносится с правоспособностью как реализованная возможность с абстрактной*(72). Кроме того, возможности иметь права, заключенной в правоспособности, в отличие от субъективного права не соответствует обязанность других субъектов*(73).

Имя (наименование) и место жительства (место нахождения) являются средствами индивидуализации субъекта права, необходимой для осуществления и защиты прав лица и устойчивости правоотношений (ст. 19, 20, 52, 54 ГК РФ).

Установлен легальный запрет на приобретение прав и обязанностей под именем другого лица (п. 4 ст. 19 ГК РФ) за исключением случаев использования псевдонима - вымышленного, но не чужого имени. Это не только гарантия прав заинтересованных лиц, но и отголосок дореволюционных взглядов на купца, обязанного осуществлять торговую деятельность от своего имени*(74).

Существуют специальные требования к наименованию юридического лица.

Оно должно содержать указание на организационно-правовую форму юридического лица, а для некоммерческих организаций и в предусмотренных законом случаях*(75) для других коммерческих организаций - на характер деятельности (п. 1 ст. 54, ст. 1473 ГК РФ).

Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, на использование которого организации принадлежит исключительное право в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (ст. 1226, 1473, 1474 ГК РФ).

Фирменное наименование определяется в учредительных документах и включается в Единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица (п. 4 ст. 54, п. 1 ст. 1473 ГК РФ).

Некоммерческая организация, наименование которой зарегистрировано в установленном порядке, также имеет исключительное право его использования.

Наименование юридического лица должно быть указано в его учредительных документах и на его круглой печати.

В Англии, например, название компании прежде всего должно отражать ее организационную форму. До выбора названия компании необходимо изучить алфавитный указатель названий, хранящийся в Регистрационном бюро компаний.

Если название, предложенное в документах компании, не соответствует государственным стандартам, оно будет отклонено. Есть категории названий, которые запрещены, но разрешаются с одобрения органов власти.

Физические лица обладают правом на свободное передвижение, выбор места пребывания и места жительства. В отличие от них место нахождения юридического лица по общему правилу определяется местом его государственной регистрации (п. 2, 3 ст. 54 ГК РФ). Исключение составляют случаи, когда в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица установлено иное.

Место нахождения юридического лица должно указываться в его учредительных документах (ст. 4 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208 ФЗ "Об акционерных обществах"*(76) (далее - ФЗ "Об АО"), ст. 4 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"*(77)).

В международном частном праве используется термин "национальность организации", для установления которой используются критерии инкорпорации (места учреждения), - в Австрии, Германии, Франции, Швейцарии и др.;

места нахождения административного (управленческого) центра;

места деятельности.

Кроме классического выделения правоспособности, дееспособности, наименования и места нахождения в составе гражданской правосубъектности также можно выявить вещный, обязательственный и исключительный элемент.

Один из элементов метода гражданско-правового регулирования имущественная обособленность участников отношений. Имущество принадлежит им на праве собственности или иных (ограниченных) вещных правах. Наличие вещных прав открывает доступ как в процесс производства, так и в сферу обмена. Имеет оно первостепенное значение и для способности участвовать в правоотношениях иной отраслевой принадлежности.

Обязательственный элемент имеет наибольший удельный вес среди других элементов гражданской правосубъектности благодаря тому, что опосредует через совокупность сделок процесс движения товаров и услуг, гражданский оборот. Этот элемент, в котором особо выделяют сделкоспособность и деликтоспособность, реализуется в первую очередь в договорных отношениях.

Исключительный (иногда говорят: личный) элемент опосредует необходимость строгой индивидуализации. Это достигается при помощи, как правило, неотчуждаемых от его носителя личных неимущественных прав, которые также называют исключительными и которые носят абсолютный характер. В числе таких прав:

а) право на имя (фирму);

б) право на товарный знак (знак обслуживания);

в) права, связанные с результатами творческой деятельности;

г) право на защиту чести, достоинства и деловой репутации.

В характеристике категории "правовой статус" и смежных понятий появился новый аспект. В п. 2 ст. 1202 ГК РФ наряду со статусом организации в качестве юридического лица, организационно-правовой формой юридического лица, вопросами его создания, реорганизации и ликвидации, в том числе вопросами правопреемства, требованиями к наименованию юридического лица, содержанием его правоспособности, порядком приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей (сделкоспособность как элемент дееспособности), а также его способностью отвечать по своим обязательствам (деликтоспособность как элемент дееспособности), которые в совокупности мы рассматриваем как правосубъектность, выделены "внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками".

Подведем итоги.

Правовой статус (положение) является стержнем статутных (организационно имущественных) отношений, и только при наличии правосубъектности возможно участие в правоотношениях.

Исследуя правовой статус любого субъекта, необходимо и достаточно рассматривать:

1) правовые основы его деятельности;

2) в структурно-организационном аспекте процедуры создания данного субъекта или признания его в качестве такового, т.е. получения определенного статуса;

3) содержательный аспект (правосубъектность данного лица, его субъективные права, юридические обязанности и ответственность);

4) в структурно-организационном аспекте условия прекращения статуса (деятельности, существования субъекта или функционирования его в определенном качестве).

В целом понятие "статус" носит комплексный характер. Аналогичный вывод - о комплексном характере - мы делаем в отношении правосубъектности. Под правосубъектностью понимают категорию, представляющую собой единство право и дееспособности, а по действующему законодательству также имени (наименования), места жительства (места нахождения) и являющуюся обязательным условием участия в правоотношениях.

Кроме этого в составе гражданской правосубъектности также можно выявить вещный, обязательственный и исключительный элемент.

Эти принципиальные, на наш взгляд, позиции лягут в основу дальнейшего исследования.

§ 2. Понятие "акционер" в науке и законодательстве Акционер является ключевой фигурой при создании акционерного общества, так как последнее согласно классификации, предложенной в ст. 48 ГК РФ, создается по воле его учредителей (участников). Акционеры за счет своего имущества формируют уставный капитал акционерного общества. Деятельность акционерного общества тесно связана с акционерами: они составляют высший орган его управления - общее собрание акционеров - и решают основные вопросы этой деятельности;

за счет их имущества может увеличиваться уставный капитал акционерного общества;

они могут претендовать на определенные денежные или иные имущественные выплаты в некоторых случаях уменьшения уставного капитала акционерного общества;

действительность решений органов управления акционерного общества и его сделок зависит от соблюдения субъективных прав и обеспечения законных интересов акционеров.

Таким образом, для акционерного, гражданского и предпринимательского права большое значение имеет правовой статус акционеров и возможности его различий у отдельных акционеров.

Однако закон не дает определения акционера. Доктрина не вносит определенности в этот вопрос.

В словаре С.И. Ожегова акционер - владелец акций, совладелец акционерного предприятия*(78). Соответственно акция там же определяется как "ценная бумага, свидетельствующая о взносе определенного пая в предприятие, дающая ее владельцу право участия в прибылях"*(79). Эта традиция сохранилась в советском энциклопедическом словаре: акционер - "физическое или юридическое лицо, владеющее акциями данного акционерного общества", а акция - это "ценная бумага, свидетельствующая о внесении пая в капитал акционерного общества, которая дает ее владельцу право на присвоение части прибыли в форме дивиденда"*(80).

В Словаре иностранных слов "акционер" определяется как "владелец акций", а под "акцией" понимается "ценная бумага, выпускаемая акционерным обществом и дающая право ее владельцу на получение определенного дохода (дивиденда) из прибылей акционерного общества"*(81).

И.Т. Тарасов считал, что в понятие "акционер" входит в качестве существенного элемента не владение акцией, которого может и не быть, в случае если акции еще не оплачены, но пользование акционерным правом, поэтому акционером И.Т. Тарасов называл лицо, пользующееся акционерным правом на основании участия его в образовании акционерного капитала. Акция же, по его мнению, "есть документ на участие в акционерном предприятии с определенной долей акционерного капитала, дающий определенные права и возлагающий определенные обязанности, составляющие содержание так называемого акционерного права"*(82).

Г.Ф. Шершеневич был сторонником имущественной концепции правового статуса акционера и указывал, что "акционером признается тот, кто обладает акцией или временным свидетельством"*(83). Он также отмечал значение фигуры акционера, признавая акционерную компанию соединением лиц*(84).


А.И. Каминка считал, что акционерная компания представляет собой не мертвый капитал, а союз лиц, являющихся представителями данного капитала*(85).

Нам близка дореволюционная традиция (в первую очередь в лице И.Т. Тарасова), базируясь на которой, природу прав акционеров мы видим не столько во владении акцией, сколько в участии акционера в акционерном обществе*(86). Также мы указывали ранее на дискуссионность вопросов о понятии, природе акций и ценных бумаг в целом в законодательстве и научной литературе, несовпадение понятий "акционерные отношения" и "отношения на рынке ценных бумаг", несовпадение легального перечня прав владельца акции исходя из функций этого вида ценных бумаг и перечня прав акционера*(87).

Идея о природе акционерных отношений как отношений по поводу акций, имеющая свои истоки в начале англо-голландского периода развития акционерных обществ и акционерного права, неоднократно подвергалась критике*(88). Бесспорно, и в ней присутствует рациональное зерно: акционерное общество - исключительный эмитент акций;

его уставный капитал формируется посредством размещения акций;

акция удостоверяет право участия своего владельца в обществе и его уставном капитале.

Однако понятие, природа акций и ценных бумаг в целом до сих пор остаются дискуссионными вопросами*(89). В законодательстве отсутствует унифицированное определение ценных бумаг (см. ст. 142 ГК РФ, ст. 2 Федерального закона от апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг"*(90) (далее - ФЗ "О РЦБ"), п. 1 ст. ФЗ "Об АО"), а именно через нее определяется акция. Содержание ценной бумаги раскрывается через категорию, которая должна определяться, но не определяется в законе (имущественное право).

Акционерные отношения и отношения на рынке ценных бумаг не являются тождественными понятиями. Отношения, связанные с созданием и деятельностью акционерных обществ, а также отношения с участием акционерных обществ и акционеров не ограничиваются выпуском и обращением акций, здесь задействуются как другие виды имущества, так и иные ценности.

Легальный перечень прав владельца акции исходя из функций этого вида ценных бумаг гораздо уже прав акционера (ср.: ст. 142 ГК РФ, ст. 31, 32 ФЗ "Об АО" и, например, ст. 67 ГК РФ, п. 3 ст. 25, ст. 53, 75, 91 и др. ФЗ "Об АО"). Акция может находиться во владении третьего лица, но при этом акционер сохраняет статус субъекта акционерных правоотношений, имеет, осуществляет и приобретает права, несет обязанности.

Вопрос об определении и статусе акционера также ставили Ю.А. Метелева, С.Д. Могилевский, Е.Б. Сердюк, П.В. Степанов и некоторые другие*(91). Например, С.Д. Могилевский дает такое определение: "Акционер - это лицо, участвующее в формировании уставного капитала акционерного общества, имеющее обязательственные права (права требования) в отношении этого акционерного общества, удостоверенные специальными эмиссионными ценными бумагами акциями, находящимися у него на праве собственности, и зарегистрированное в реестре акционеров этого акционерного общества"*(92). А.Н. Михайлова трактует правовой статус акционера как "совокупность закрепленных за ним (акционером. В.Д., В.Ф.) прав и обязанностей с определением способности осуществлять их и отвечать за неправомерную реализацию при необходимых юридических гарантиях в целях обеспечения его законных интересов"*(93). То есть исследователи чаще делают акцент на правах акционера и их осуществлении, упуская из виду иные значимые элементы правового статуса.

Анализ правовых актов по акционерному праву и рынку ценных бумаг, с одной стороны, и научных исследований, с другой стороны, позволил нам выделить следующие элементы, через которые раскрывается понятие "акционер" и его положение.

1. Имущественная характеристика:

- участие в формировании уставного капитала акционерного общества;

- владение акциями на праве собственности;

- права требования к акционерному обществу (части прибыли в виде дивидендов, ликвидационной стоимости);

- иные имущественные права при деятельности акционерного общества.

2. Характеристика в сфере отношений по управлению:

- положительное решение вопросов о создании акционерного общества, утверждении его устава, избрании его органов, оценке вкладов, вносимых в неденежной форме и др.;

- права на участие в управлении акционерного общества.

Организационно-имущественная характеристика или формальная 3.

определенность:

- фиксация данных акционера в специальном списке акционеров (реестре).

Причем два первых элемента в имущественной характеристике и первый элемент в характеристике в сфере отношений по управлению выступают обязательными предпосылками установления статуса акционера, а остальные правовыми последствиями такого установления.

Применив аналогию, сошлемся на дело в отношении юридического лица другой организационно-правовой формы.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении исковых требований о признании недействительным учредительного договора компании в части включения в ее состав одного из участников. Этой фирмой внесен вклад в уставный капитал компании, и она участвовала в управлении делами компании. Указание в учредительном договоре неверных данных о регистрации фирмы не может служить основанием для признания этого договора в части включения ее в состав участников компании ничтожным со ссылкой на то, что такого юридического лица не существует*(94).

На стадии учреждения акционерного общества инвесторы (будущие акционеры) вносят вклады в уставный капитал общества. Пункт 2 ст. 99 ГК РФ гласит, что "не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества", хотя эта формулировка не совсем корректна: речь идет именно об инвесторах, учредителях, но еще не акционерах. Именно акционеры могут быть освобождены от такой обязанности: согласно п. 5 ст. 28 ФЗ "Об АО" увеличение уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных акций может осуществляться за счет имущества общества, а путем увеличения номинальной стоимости акций осуществляется только за счет имущества акционерного общества.

Серьезную проблему представляет соотношение понятий "акционер" и "инвестор", особенно в связи с легальной неопределенностью обоих.

Анализ законодательства позволяет сделать первый вывод: о несовпадении этих категорий (например, Федеральный закон от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг"*(95), ч. ст. 7 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях"*(96)).

Далее. Инвесторы входят в число субъектов инвестиционной деятельности (например, ст. 4 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений"*(97)). "Инвесторы - субъекты инвестиционной деятельности, осуществляющие вложение собственных, заемных или привлеченных средств в форме инвестиций и обеспечивающие их целевое использование" (п. 3 ст. 2 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-I "Об инвестиционной деятельности в РСФСР"*(98)).

Под инвестиционной деятельностью понимают процесс вложения материальных и нематериальных благ в объекты предпринимательской и иных видов деятельности (инвестиций) и осуществление практических действий для достижения поставленных инвестором целей - получения прибыли и (или) достижения иного полезного социального эффекта*(99).

Слово "инвестиции" (англ. investment, нем. investition) происходит от латинского слова investio "одевать, украшать, облачать"*(100). В терминологическом словаре по инвестициям под последними понимается "использование денег для получения больших денег. Для извлечения дохода или достижения прироста капитала либо для того и другого"*(101). В экономическом словаре: "совокупность затрат, реализуемых в форме долгосрочных вложений капитала в промышленность, сельское хозяйство, транспорт, другие отрасли"*(102).

В Европе и США под инвестициями обычно понимаются вложения в ценные бумаги.

В российском законодательстве вначале понятие "инвестиции" использовалось как синоним "капитального строительства" и/или в сфере международного частного права. В межгосударственных соглашениях по вопросу взаимной защиты и поощрения инвестиций в форме капиталовложений в экономику государств рассматривались все виды имущественных ценностей, которые инвестор одной стороны вкладывает на территории другой стороны. Под ними понимались:

а) движимое, недвижимое имущество, имущественные права на него: ипотека, залог, арендные права;

б) акции, вклады, другие формы участия в предприятиях;

в) права требования по денежным средствам и исполнению договоров;

г) права на интеллектуальную собственность;

д) любые права на осуществление хозяйственной деятельности, включая права на разведку природных ресурсов*(103).

В Конвенции о защите прав инвесторов, совершенной государствами участниками Содружества Независимых Государств 28 марта 1997 г.*(104), под инвестициями понимаются вложенные инвестором финансовые и материальные средства в различные объекты деятельности, а также переданные права на имущественную и интеллектуальную собственность с целью получения прибыли (дохода) или достижения социального эффекта, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в соответствии с национальным законодательством сторон (п. 1).

Закон РСФСР "Об инвестиционной деятельности в РСФСР" (ст. 1) и Закон РСФСР от 4 июля 1991 г. N 1545-I "Об иностранных инвестициях в РСФСР"*(105) (ст. 2) определяли инвестиции в целом идентично - как все имущественные и интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода). В первом законе в качестве взаимосвязанной цели вместе с получением дохода рассматривалось также достижение социального эффекта;


во втором - инвестиции определялись применительно к специальному субъекту (иностранному инвестору).

В Федеральном законе "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" под инвестициями понимаются денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. Для иностранных инвесторов это понятие сужено вложением в объекты предпринимательской деятельности и запретом иных общественно полезных целей*(106).

На основе анализа нормативных и литературных источников можно выделить следующие признаки инвестиций как правовой категории:

1) это имущество (в широком смысле слова), иные права, имеющие денежную оценку;

2) подлежат вложению в объект какой-либо деятельности (связь с оборотоспособностью);

3) цель - получение прибыли или достижение иного полезного эффекта;

4) потенциальный признак рискового вложения;

5) ценности (первый признак) квалифицируются в качестве таковых с момента вовлечения в инвестиционный процесс путем заключения соответствующих гражданско-правовых договоров.

Итак, инвестиции - это имущество, а также иные права, имеющие денежную оценку, подлежащие вложению в объекты какой-либо деятельности с целью получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта.

Традиционно в нормативных и литературных источниках выделяют следующие виды инвестиций.

I. В зависимости от характера вложений:

1) финансовые (в ценные бумаги);

2) реальные или капитальные (в производственный основной капитал).

II. В зависимости от направленности (пересекается с первой):

1) прямые инвестиции: происходит непосредственное вложение ценностей в производство товаров (работ, услуг);

2) ссудные: осуществляются в форме предоставления займов, кредитования;

3) "портфельные": вложение инвестором средств в ценные бумаги.

III. По направлениям в производстве:

1) реинвестиции: идут на замену изношенного или устаревшего оборудования, по объему соответствуют амортизационным отчислениям, служат сохранению величины капитала;

2) инвестиции на развитие производства: идут на расширение и (или) повышение научно-технического уровня производства, приводят к созданию нового реального капитала или увеличению действующего капитала:

а) экстенсивные капиталовложения - направляются на увеличение производственной мощности без изменения технологии или организации производства;

б) интенсивные - направляются на создание новых или переоснащение действующих производств на новой технологической основе;

3) инвестиции в запасы: сырье, вспомогательные материалы, продукция поставщиков и еще не проданная собственная продукция.

IV. В зависимости от формы собственности:

1) государственные;

2) муниципальные;

3) частные;

4) смешанные.

V. По источникам инвестирования:

1) за счет собственных средств;

2) за счет привлеченных источников.

VI. По сроку вложения:

1) разовые;

2) краткосрочные;

3) среднесрочные;

4) долгосрочные.

VII. По способам и правовым последствиям:

1) с созданием нового юридического лица;

2) с участием в уже существующем юридическом лице;

3) договорные*(107).

Итак, акционер по общему правилу является инвестором. Исключение составляют случаи безвозмездного получения акций (например, в порядке наследования, при реорганизации юридического лица). Таким образом, понятия "акционер" и "инвестор" пересекающиеся.

Права акционеров на акции закреплены как в ГК РФ, так и в специальном законодательстве - ФЗ "Об АО" и ФЗ "О РЦБ". Правда, неопределенность природы акции отрицательно сказывается на регулировании отношений, в содержание которых входят эти права.

В обмен на вклад инвестор получает акцию. При рассмотрении ее с классических позиций - ценная бумага, документ, вещь - исследователи приходят к выводу о наличии права собственности акционера на акцию. При учете бездокументарной формы акций усложняется правовое регулирование отношений.

Формулировка п. 4 ст. 454 ГК РФ (положения о купле-продаже как возмездной передаче товара в собственность по общему правилу применяются к продаже имущественных прав) является только первым уровнем приближения к решению проблемы. На первое место выходят права, которыми акция наделяет своего владельца по отношению к акционерному обществу. Из имущественных прав все правовые системы выделяют как имманентно присущие статусу акционера, владельца акции право требования части прибыли (дивиденда) и части имущества, остающегося при ликвидации акционерного общества после расчетов с кредиторами. Российский законодатель характеризует их как обязательственные (например, ст. 48 ГК РФ).

Первый элемент характеристики в сфере отношений по управлению императивно закреплен в ст. 9 ФЗ "Об АО". Здесь следует лишь уточнить различия в оформлении положительного решения вопросов о создании акционерного общества, утверждении его устава, избрании его органов, оценке вкладов, вносимых в неденежной форме, и т.д.

Учредители выражают свою волю по перечисленным выше вопросам непосредственно на учредительном собрании, решение которого оформляется соответствующим протоколом, а также оказывает существенное влияние на содержание устава акционерного общества (ср. ст. 9 и п. 3 ст. 11 ФЗ "Об АО").

При этом решение об учреждении общества, утверждении его устава и утверждении денежной оценки ценных бумаг, других вещей или имущественных прав либо иных прав, имеющих денежную оценку, вносимых учредителем в оплату акций общества, принимается учредителями единогласно (п. 3 ст. 9 ФЗ "Об АО"), а избрание органов управления общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества осуществляется учредителями общества большинством в три четверти голосов, которые представляют подлежащие размещению среди учредителей общества акции (п. 4 ст. 9 ФЗ "Об АО").

Для лиц, ставших акционерами впоследствии на возмездной и безвозмездной основе (договор купли-продажи акций на первичном и вторичном фондовом рынке, наследование акций и т.д.) (участники акционерного общества в узком смысле слова), обязательны нормы устава общества как источника права, локального правового акта*(108) и в силу прямого указания п. 2 ст. 11 ФЗ "Об АО". Содержание устава акционерного общества как учредительного документа юридического лица определяется п. 2 ст. 52 ГК РФ, ст. 11 и рядом других норм ФЗ "Об АО" и, как мы выявили ранее, включает основные из перечисленных ранее вопросы. Кроме того, через участие в деятельности общего собрания акционеры также решают вопросы о внесении изменений и дополнений в устав акционерного общества, об утверждении устава в новой редакции и избрании его органов (п. 1 ст. 48 ФЗ "Об АО").

Переходим к правовым последствиям, которые рассмотрим на примере.

На основании договора о создании акционерного общества осуществляется размещение акций среди их первоначальных приобретателей. Однако, следуя положениям ФЗ "О РЦБ", можно сделать вывод, что факт государственной регистрации акционерного общества не легализует статус учредителей как акционеров общества. В соответствии со ст. 17, 18, 24, 25 ФЗ "О РЦБ" вновь созданному акционерному обществу необходимо произвести государственную регистрацию решения о выпуске ценных бумаг в отделении ФСФР России, которое удостоверяет права, закрепленные акцией, а также отчета об итогах выпуска*(109).

Государственная регистрация выпуска ценных бумаг представляет собой особый юридический акт признания и подтверждения государством факта полноты и достоверности представленных акционерным обществом сведений, законности связанных с выпуском действий на момент такой регистрации, а также условие правомерности совершения последующих юридических действий, необходимых для реализации выпуска ценных бумаг.

В противном случае удостоверенные акцией права не могут быть легализованы, что влечет ничтожность действий по размещению акций, исключает оборотоспособность акции, может повлиять на деятельность общества и его органов управления по принятию ими законных решений, и в конечном счете влечет причинение убытков обществу и его акционерам.

Президиум ВАС РФ в постановлении по конкретному делу со ссылками на п. ст. 149 ГК РФ и ст. 28 ФЗ "О РЦБ" также указывал на удостоверительную, служебную функцию фиксации прав и правообладателей в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра:

"...наличие в реестре акционеров... записей о спорных акциях не является доказательством существования самих акций, поскольку в силу статьи Гражданского кодекса Российской Федерации регистратор осуществляет только фиксацию прав, закрепленных бездокументарной ценной бумагой... В соответствии со статьей 28 Федерального закона от22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра"*(110).

Аналогичный вывод можно сделать из анализа п. 1 ст. 52 Закона Республики Армения от 27 октября 2001 г. N 3Р-232 "Об акционерных обществах"*(111).

К сожалению, законодательство не дает однозначного ответа на вопрос о моменте трансформации инвестора в акционера.

Договор купли-продажи наиболее распространенное основание приобретения акций инвесторами - в силу ГК РФ является консенсуальным.

Следовательно, инвестор становится акционером с момента заключения договора?

Статья 45 ФЗ "Об АО" говорит о внесении записи в реестр акционеров общества по требованию акционера или номинального держателя акций. То есть статус акционера не связан с удостоверительной записью.

После государственной регистрации созданного акционерного общества и до государственной регистрации выпуска ценных бумаг акционер не может подтвердить свои права записями на лицевом счете у держателя реестра. Его права подтверждаются заключенным договором о создании общества и защищаются акционерным и инвестиционным законодательством.

На статус акционера не влияет факт оплаты акций*(112). Однако реализация прав акционеров связана с исполнением обязанности по оплате вклада в уставный капитал: до этого владелец акции не может совершать сделки с акциями, не имеет права голоса по ним, права требования дивиденда (например, п. 1 ст. 34 ФЗ "Об АО").

Весьма интересна и проблемна для практики норма ст. 835 ГК РФ. В случае привлечения денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным, наступают последствия, предусмотренные п. 2 этой статьи: инвестор может потребовать немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков. ФЗ "О РЦБ" использует другую терминологию:

признание выпуска несостоявшимся или недействительным (например, ст. 26)*(113).

Отношения между эмитентом и инвестором также урегулированы Положением о порядке возврата владельцам ценных бумаг денежных средств (иного имущества), полученных эмитентом в счет оплаты ценных бумаг, выпуск которых признан несостоявшимся или недействительным, утв. постановлением ФКЦБ России от сентября 1998 г. N 36*(114). Процедура предполагает, что вначале осуществляется изъятие акций из обращения и аннулирование их, после этого эмитент осуществляет возврат средств инвестирования. Открытым остается вопрос: какова будет судьба тех отношений, в которые инвестор вступил именно в качестве акционера данного акционерного общества (сделки, в совершении которых хозяйственным обществом имеется заинтересованность, занятие определенных должностей и т.д.)?

Армянский законодатель именует инвестора акционером вне зависимости от факта оплаты акции (п. 6 ст. 42 Закона Республики Армения "Об акционерных обществах"). Но игнорирование проблемы не приближает к ее решению.

Принцип свободы отчуждения акций означает, что, помимо прекращения физического существования акционера - физического лица, деятельности акционера - юридического лица, статус акционера утрачивается при полном и окончательном отчуждении акций.

Основное содержание характеристики акционера в правовых актах сводится к его правам и обязанностям. Ответственность акционера практически не освещается (редкое исключение - норма п. 1 ст. 34 ФЗ "Об АО"), что, на наш взгляд, связано не столько с неразработанностью в доктрине, сколько с отсутствием этих норм и, может быть, урегулированностью этих отношений договорным правом.

Спорным остается вопрос о статусе акционеров с позиций участия их в гражданском, торговом обороте, предпринимательской деятельности. Среди ученых, не признававших их предпринимателями, можно назвать С.Н. Ландкофа, Л.И. Петражицкого, П.А. Писемского. Среди ратовавших за признание акционеров предпринимателями - Г.Е. Авилова, А.И. Каминку, В.В. Лаптева, с некоторыми оговорками - Г.Ф. Шершеневича*(115). Конституционный Суд РФ в Постановлении от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы"*(116) попытался укрепить позицию ГК РФ (абз. 3 п. 1 ст. 2), указав, что деятельность акционеров не является предпринимательской, а относится к иной не запрещенной экономической деятельности. Однако экономическая наука и тяготеющие к ней налоговое законодательство и законодательство о занятости населения обнаруживают иной подход.

Также стоит обратить внимание на постановление ФАС Московского округа от 11 июня 2003 г. N КГ-А40/3462-03, в котором суд отметил, что предпринимательская деятельность хозяйственного общества осуществляется не сама по себе, а в связи с реализацией участниками общества своих неимущественных прав, в частности, по формированию органов общества, определению направлений его деятельности и т.д.

Таким образом, хотя приобретение акций и не является предпринимательской деятельностью (за исключением акционерных инвестиционных фондов, брокеров, дилеров, других профессиональных участников рынка ценных бумаг), оно не может не затрагивать сферу экономической деятельности и тесно связано с предпринимательской деятельностью.

Итак, понятие "акционер" недостаточно разработано в науке и законодательстве.

В ходе 1155-й сессии Совета Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), состоявшейся 10-13 мая 2007 г., была согласована "Общая процедура вступления новых членов" [документ Совета ОЭСР C(2007)31/FINAL], в которой излагаются общие правила и основные этапы процесса присоединения, получившего название "дорожная карта". 16 мая 2007 г. Совет ОЭСР на уровне министров принял резолюцию, согласно которой начаты переговоры с Российской Федерацией и Генеральному секретарю поручается разработать условия и процедуру присоединения нашей страны к ОЭСР для дальнейшего рассмотрения и принятия Советом [документ Совета ОЭСР на уровне министров C/MIN(2007)4/FINAL]. 30 ноября 2007 г. на 1163-й сессии Совета ОЭСР принята "дорожная карта" присоединения Российской Федерации к Конвенции об учреждении ОЭСР. Согласно Приложению к "дорожной карте" Рабочая группа по корпоративному управлению и ее вспомогательные органы должны будут проверить готовность и возможность стран-кандидатов обеспечить выполнение рекомендаций, содержащихся в таких основных правовых документах, как: Принципы корпоративного управления ОЭСР (2004 г.) и Директивы ОЭСР по корпоративному управлению государственными предприятиями (2005 г.).

Принципы корпоративного управления (OECD Principles of Corporate Governance)*(117) были приняты еще 26-27 мая 1999 г. на заседании Совета ОЭСР и восприняты мировым сообществом как основополагающий международно правовой документ в области корпоративного управления. 2-й и 3-й Принципы посвящены правам акционеров.

В Кодексе (Своде правил) корпоративного поведения, одобренном на заседании Правительства РФ от 28 ноября 2001 г. (протокол N 49) и рекомендованном к применению распоряжением ФКЦБ России от 4 апреля 2002 г.

N 421/р*(118) в гл. 1 "Принципы корпоративного поведения" правам акционерам посвящены 3 из 7 принципов (1-й, 2-й и 5-й).

В локальных кодексах корпоративного управления российских акционерных обществ*(119) главы об акционерах содержатся у 16 из 18 компаний.

В ФЗ "Об АО" отдельной главы ни об акционерах, ни об их правах нет.

В целях повышения эффективности правового регулирования и содействия присоединению Российской Федерации к Конвенции об учреждении ОЭСР целесообразно реструктуризировать ФЗ "Об АО", в частности, объединить многочисленные права акционеров в специальную главу.

В главу "Акционеры и их права" необходимо включить нормы об основаниях и порядке приобретения статуса акционера: при создании акционерного общества путем учреждения;

при реорганизации юридических лиц других организационно правовых форм в акционерные общества;

при реорганизации акционерного общества;

при приобретении акций на основании договоров;

при приобретении акций в порядке наследовании;

при приобретении акций по другим основаниям.

Третий элемент предложенной схемы раскрытия понятия и правового статуса акционера должен найти отражение в нормах о регистрации акционеров (внесении их в реестр) и учете прав по акциям.

Выводы:

Понятие "акционер" и его положение раскрывают следующие элементы:

1. Имущественная характеристика:

- участие в формировании уставного капитала акционерного общества;

- владение акциями на праве собственности;

- права требования к акционерному обществу (части прибыли в виде дивидендов, ликвидационной стоимости);

- иные имущественные права при деятельности акционерного общества.

2. Характеристика в сфере отношений по управлению:

- положительное решение вопросов о создании акционерного общества, утверждении его устава, избрании его органов, оценке вкладов, вносимых в неденежной форме, и др.;

- права на участие в управлении акционерного общества.

3. Организационно-имущественная характеристика или формальная определенность:

- фиксация данных акционера в специальном списке акционеров (реестре).

Два первых элемента имущественной характеристики и первый элемент характеристики в сфере отношений по управлению выступают обязательными предпосылками установления статуса акционера, а остальные - правовыми последствиями такого установления. Понятия "акционер" и "инвестор" пересекающиеся. Понятие "акционеры" ("участники акционерного общества") включает в себя две составляющие: (1) "учредители" и (2) "иные акционеры" (участники в узком смысле слова).

Адекватное правовое регулирование и практика защиты прав и интересов инвесторов и акционеров требует четкого определения в законодательстве момента трансформации инвестора в акционера. В целях повышения эффективности правового регулирования и содействия присоединению Российской Федерации к Конвенции об учреждении ОЭСР целесообразно реструктуризировать ФЗ "Об АО", в частности, объединить многочисленные права акционеров в специальную главу, в которой одновременно конкретизировать понятие "акционеры" и требования к ним.

В ожидании изменения акционерного законодательства такой раздел можно выделить в локальных правовых актах акционерных обществ, в частности, в уставе и кодексе корпоративного управления.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.