авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление Долинская В.В., Фалеев В.В. Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление /отв. ред. В.В. Долинская. – М.: "Волтерс Клувер", ...»

-- [ Страница 4 ] --

Сейчас с подачи Конституционного Суда РФ мы говорим о балансе интересов акционерного общества и акционеров, предотвращении их конфликтов. При этом показана конституционно-правовая основа этих процессов. Так, в абз. 2 п. Постановления Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона "Об акционерных обществах", статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО "Медиа-Мост" и ЗАО "Московская Независимая Вещательная Корпорация""*(288) указано, что в силу ст. 8, 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2), (ч. 1), 35 (ч. 1 и 2) и 55 Конституции РФ и конкретизирующих их основных начал гражданского законодательства осуществление предпринимательской деятельности, свободы договоров и права собственности не должно нарушать права и свободы других лиц;

поэтому при определении правового положения акционерного общества как участников гражданского оборота и пределов осуществления ими своих прав и свобод законодатель обязан обеспечивать баланс прав и законных интересов акционеров и третьих лиц, в том числе кредиторов.

В абз. 3 п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г.

N 3-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта статьи 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан"*(289) указано, что федеральный законодатель в рамках соответствующего регулирования должен обеспечивать - в силу требований ст. 1 (ч. 1), 7 (ч. 1), 8 (ч. 1), 17 (ч. 3), 19 (ч. 1 и 2), 34 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ - баланс конституционных прав и свобод, справедливое согласование прав и законных интересов сторон, являющееся необходимым условием гармонизации отношений в Российской Федерации как социальном правовом государстве*(290).

В продолжение принципа соответствия осуществления прав их социальному назначению мы говорим о том, что принцип разумности и добросовестности осуществления прав связан с защитой прав акционерного общества от злоупотреблений со стороны акционеров, в первую очередь миноритариев, так называемого корпоративного шантажа.

От принципа соответствия осуществления прав их социальному назначению, разумности и добросовестности и корпоративного принципа организации дел в акционерном обществе производен, на наш взгляд, принцип подчинения меньшинства большинству.

Кворум для действительности заседаний органов акционерного общества большинство (например, ст. 58, п. 2 ст. 68 ФЗ "Об АО"), решения принимаются простым или квалифицированным большинством, за исключением тех случаев, когда требуется единогласное решение (п. 2, 4 ст. 49, п. 3 ст. 68 ФЗ "Об АО").

При обжаловании акционером решения, принятого общим собранием акционеров, суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, т.е. у него незначительное количество голосов (п. 7 ст. ФЗ "Об АО").

По мнению знаменитого дореволюционного ученого А.И. Каминки, "организация товарищества с отношением подчинения и господства между участниками - вот характерная особенность товариществ современного права, вызывающая настолько своеобразное отношение, что право, их регулирующее, составляет особую дисциплину, отличную от права частного"*(291).

Связь осуществления прав акционеров с количеством принадлежащих им акций, в первую очередь голосующих, требует ее рассмотрения в самостоятельном параграфе.

Подведем итоги.

Исследованы принципы, способы и формы осуществления прав акционеров.

На основе анализа действующего законодательства выделены несколько видов ограничений:

- ограничения прав инвесторов и акционеров в их собственных интересах;

- ограничения прав третьих лиц в интересах акционеров;

- ограничения прав миноритарных акционеров в пользу мажоритарных;

- ограничения прав мажоритарных акционеров в пользу миноритарных;

- ограничения прав акционерного общества в пользу акционеров.

При реструктуризации ФЗ "Об АО" в главу "Акционеры и их права" необходимо включить нормы о таких ограничениях (пределах осуществления) прав акционеров, а также акционерного общества и третьих лиц в интересах акционеров хотя бы с отсылками к нормам других глав закона.

Выявлена зависимость осуществления акционерных прав от количественных характеристик принадлежащих участнику акций.

Природа акционерного общества подразумевает подчинение меньшинства большинству в управлении обществом. Частное право базируется на равенстве субъектов правоотношений. Потенциальное противоречие этих принципов нейтрализуется через категорию "баланс интересов".

§ 3. Специфика осуществления прав миноритарными акционерами.

Акционерные соглашения ФЗ "Об АО" устанавливает, что акции определенной категории (типа) наделяют своих владельцев одинаковым объемом прав (ст. 31 и др.). Однако общий объем прав акционера определяется количеством принадлежащих ему акций.

По ФЗ "Об АО":

Обладание не менее чем 1% голосующих акций дает право требовать для ознакомления список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров (абз. 1 п. 4 ст. 51).

Обладание не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества дает право обратиться в суд с иском к члену совета директоров, единоличному исполнительному органу, члену коллегиального исполнительного органа акционерного общества, к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями, бездействием (п. 5 ст. 71).

Владение более 1% голосующих акций открывает доступ к реестру акционеров и обязывает держателя реестра (акционерное общество или независимого регистратора) по запросу такого акционера предоставить данные из реестра об имени (наименовании) зарегистрированных в реестре владельцев и о количестве, категории и номинальной стоимости принадлежащих им ценных бумаг (п. 3 ст. 8 ФЗ "О РЦБ"), причем без их согласия. Указанные сведения имеют характер деловой информации и не могут быть отнесены к личной и семейной тайне, в связи с чем их предоставление без согласия граждан, зарегистрированных в реестре, не может рассматриваться как нарушение конституционных прав (Определение Конституционного Суда РФ от 2 марта 2000 г. N 38-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Л.А. Межерицкой, А.А. Аксеновой, Е.П. Горбуновой и И.А. Стяговой на нарушение их конституционных прав положением абзаца шестого части одиннадцатой пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 22 апреля 1996 года "О рынке ценных бумаг""*(292)).

Обладание не менее чем 2% голосующих акций дает право:

- на внесение вопросов в повестку дня годового общего собрания акционеров (п. 1 ст. 53 ФЗ "Об АО");

- на выдвижение кандидатов в совет директоров, коллегиальный исполнительный орган, ревизионную комиссию, счетную комиссию, на должность единоличного исполнительного органа (п. 1 ст. 53 ФЗ "Об АО").

Обладание не менее чем 10% любых акций дает право требовать проведения аудиторской проверки деятельности акционерного общества (п. 5 ст. 103 ГК РФ).

Обладание не менее чем 10% голосующих акций дает право требовать:

- созыва внеочередного общего собрания акционеров (п. 1 ст. 55 ФЗ "Об АО");

- осуществления поверки (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности (п. 3 ст. 85 ФЗ "Об АО").

Обладание не менее чем 25% акций дает право доступа к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа (п. 1 ст. 91 ФЗ "Об АО").

30% голосов позволяет провести повторное общее собрание акционеров (абз.

2 п. 3 ст. 58 ФЗ "Об АО").

50% + 1 голос при участии в общем собрании акционеров позволяет принимать решение по большинству вопросов повестки дня общего собрания акционеров (п. 2 ст. 49 ФЗ "Об АО").

75% голосов в таких же условиях - принимать решение по наиболее значимым вопросам деятельности акционерного общества (его реорганизации, ликвидации и т.п. - п. 4 ст. 49 ФЗ "Об АО").

100% голосов - принимать решение о преобразовании акционерного общества в некоммерческое партнерство (п. 1 ст. 20 ФЗ "Об АО").

Здесь важно учитывать, что речь не идет об обязательности наличия требуемого числа акций у одного акционера: допускается "кооперация", сотрудничество акционеров с целью реализации акционерных прав (подсчет акций поэтому осуществляется исходя из акций всех "объединившихся" лиц). Известный дореволюционный ученый П.П. Цитович замечал по этому поводу: "Права акционера двоякого рода: одни принадлежат ему в одиночку без всякого отношения с другими акционерами, другие принадлежат лишь в совокупности с другими акционерами:

права первого рода могут быть осуществлены каждым акционером независимо от воли других акционеров, права второго рода могут быть осуществлены только вместе с другими"*(293).

Единолично или в индивидуальном порядке могут осуществляться как имущественные права, так и права в сфере управления: например, право собственности на акцию;

обязательственные права участников общества по отношению к акционерному обществу;

право свободного отчуждения принадлежащих акционеру акций без согласия акционерного общества и других акционеров;

право преимущественного приобретения акций, возмездно отчуждаемых другим акционером закрытого акционерного общества;

право участия в общем собрании акционеров;

право голоса на общем собрании акционеров;

право требовать у держателя реестра (акционерного общества или независимого регистратора) выписку из реестра, подтверждающую права на акции, и др. Ряд прав может осуществляться как единолично, так и коллективно (в зависимости от количества любых акций или голосующих акций).

В мировой практике для коллективного осуществления прав используются соглашения акционеров (shareholder's agreement). Исследователи утверждают, что их "предтечей" являются соглашения партнеров, направленные на совместное финансирование коммерческих проектов и распределение рисков, которые существовали еще до формального закрепления и регулирования статуса юридических лиц*(294). В настоящее время соглашения акционеров широко распространены за рубежом, особенно в западных станах англо-американской правовой системы (возможно, потому, что английская концепция корпорации как договора предопределяет гибкое регулирование взаимоотношений акционеров по поводу участия в корпорации). С 2009 г. понятие "акционерные соглашения" легализовано, хотя единственная норма ФЗ "Об АО" не решила все вопросы содержания и применения этого института.

В литературе предлагаются различные определения акционерных соглашений.

Р. Ибрагимов считает, что "соглашение акционеров представляет собой соглашение о правах и обязанностях на акции и вытекающих из акций, заключаемое прямыми или косвенными собственниками акций с целью извлечения частных выгод, сотрудничества сторон по вопросам управления акционерным обществом и минимизации рисков возникновения конфликтных ситуаций"*(295).

Н.С. Каржавина предлагает свое определение акционерного соглашения:

"Акционерное соглашение есть договор (соглашение), заключаемый между акционерами либо между акционерами и акционерным обществом и направленный на определение порядка действий, прав и обязанностей сторон, непосредственно связанных с управлением акционерным обществом (общие собрания акционеров, порядок голосования, избрания исполнительных органов), распределением прибыли, реализацией основных прав и обязанностей акционеров, разрешением "тупиковых" ситуаций, когда число голосов у акционеров, имеющих разные точки зрения на решение того или иного вопроса, оказалось равным"*(296).

А.А. Кирилловых дословно повторяет эту характеристику в своей книге*(297).

Е. Петрова и М. Храпов акционерным соглашением признают "соглашение между акционерами компании, регулирующее их взаимные права и обязанности, включая весь круг договоров подобного рода, используемых в юридических лицах различных организационно-правовых форм"*(298).

Родовым можно считать определение Ф. Фукуямы: корпоративные соглашения - это соглашения об ограничении уровня конкуренции. Когда возникают группы, между ними начинается конкуренция, способствуя достижению более высокого уровня кооперации внутри самих групп;

"человеческие существа сотрудничают, чтобы конкурировать"*(299) Согласно п. 1 ст. 32.1 ФЗ "Об АО" "акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции". Недостаточность этого краткого определения восполняется разрозненными характеристиками такого соглашения в семи пунктах этой же статьи закона.

Рассмотрим основные вопросы акционерных соглашений с позиций сравнительного правоведения.

В английском праве (Англии и Уэльса), где акционерное соглашение известно давно, прямым основанием для его заключения является ряд положений Закона о компаниях 2006 г. (Companies Act of 2006):

1) ограничения на осуществление директорами компании своих полномочий, установленных ее учредительными документами, могут накладываться любыми соглашениями между участниками или ее акционерами*(300);

2) норма, регулирующая предоставление информации об имущественных правах на акции компании (interest in shares), также дает ссылку на соглашения по осуществлению каких-либо прав, вытекающих из владения акциями компании*(301);

3) положение, устанавливающее последствия процесса присоединения к компании (при этом английский законодатель также предусматривает ответственность за нарушение такого акционерного соглашения в форме компенсации в размере, определяемом по справедливому усмотрению суда)*(302);

4) в положении, закрепляющем содержание ежегодного отчета директоров в плане раскрытия информации, необходимого для компаний, ценные бумаги которых торгуются на регулируемых рынках, говорится о "любых соглашениях между владельцами ценных бумаг, которые известны компании и могут повлечь наложение ограничений на передачу ценных бумаг или на права голоса"*(303).

Помимо Закона о компаниях 2006 г., вопрос об акционерных соглашениях в английском праве регулируется нормативными актами Агентства по финансовым услугам (Financial Services Authority - FSA). Издаваемые в виде правил, они носят обязательный характер, поскольку FSA хотя и является независимой неправительственной организаций, наделено законодательными полномочиями в соответствии с Законом о финансовых услугах и рынках 2000 г.

Одним из таких актов являются Правила листинга на Лондонской фондовой бирже (требования, предъявляемые к эмитенту в случае котировки его ценных бумаг на бирже).

В разделе Правил, содержащем некоторые нормы относительно создания совместных предприятий, установлено, что "при создании совместных предприятий общей практикой для партнеров является включение положений о выходе из проекта в условия соглашения. В соответствии с данными условиями каждому партнеру предоставляется ряд прав и обязанностей либо по продаже, либо по выкупу своей доли в совместном предприятии при наступлении событий определенного характера"*(304).

Кроме того, ссылка на соглашения акционеров содержится в пункте Правил, где разъясняется понятие об акциях, которые не считаются принадлежащими общественности (not held in public hands). Этот подпункт упоминает "любое лицо, которое в соответствии с каким-либо соглашением обладает правом назначать кандидатов на должность в совет директоров компании, обращающейся за получением допуска ее акционерных ценных бумаг к первичному листингу"*(305).

В одном из пунктов Правил составления проспекта эмиссии (Prospectus Rules), также издаваемых FSA, указывается на необходимость раскрытия информации о соглашениях акционеров эмитента, предусматривающих договоренность о неотчуждении акций (lock up agreements)*(306).

В Великобритании соглашения акционеров заключаются главным образом между участниками частных акционерных компаний (private companies), так как участники публичных акционерных компаний (public companies) уже в некоторой степени защищены Правилами листинга на Лондонской фондовой бирже (наделены правом на свободное распространение акций на рынке), а также Кодексом Сити о слияниях и поглощениях (The City Code on Takeovers and Mergers), изданным Комиссией по слияниям и поглощениям в соответствии с Законом о компаниях 2006 г. В то же время отметим единообразное регулирование акционерных соглашений публичных и частных компаний, хотя в других аспектах публичные компании обычно являются объектом более жесткого регулирования.

Соглашения акционеров ввиду сложившейся в Великобритании правоприменительной практики значатся в перечне юридических документов, которые должны быть оформлены при создании совместного предприятия. Кроме того, акционерные соглашения наряду с договорами другого характера, как правило, заключаются в рамках совершения сделки с инвестированием венчурного капитала в целях защиты интересов инвестора.

Общеправовыми основаниями заключения акционерных соглашений в России выступают нормы ГК РФ о свободе договора (п. 1 ст. 1, ст. 421, 422). Из них выводится право на существование такой конструкции, как соглашение акционеров, которое представляет собой непоименованный договор.

Конкретизация норм ГК РФ содержится в вышеперечисленных нормах ФЗ "Об АО" и ФЗ "О РЦБ".

Косвенным основанием для заключения соглашений акционеров служат положения Кодекса корпоративного поведения, согласно пп. 2.1.4 гл. 7 которого, "в ряде случаев для оказания влияния на деятельность общества между группами акционеров, владеющих по отдельности сравнительно небольшими пакетами акций, заключаются специальные соглашения, используемые для формирования блока акционеров, придерживающихся единой политики при голосовании".

Все это и ранее позволяло отдельным исследователям писать об отсутствии принципиальных препятствий для признания российским правопорядком таких соглашений*(307).

С момента дополнения ФЗ "Об АО" ст. 32.1 появилось непосредственное правовое основание для акционерных соглашений.

В российском праве к существенным условиям договора (главные (conditions) в англо-американском праве) всегда относится условие о предмете.

В английском праве предмет соглашений акционеров довольно широк. Кроме запрета на включение в акционерное соглашение положений, противоречащих закону и публичному порядку, в законодательстве Англии не устанавливается никаких ограничений и запретов в отношении подлежащих такому договорному регулированию вопросов. То есть предметом акционерных соглашений могут быть любые вопросы деятельности и управления компании, которые акционеры сочтут необходимым урегулировать.

Это может быть формирование органов управления обществом, вопросы контроля над обществом, договоренность о неотчуждении акций (lock-up agreements). Английская правоприменительная практика свидетельствует об отражении в качестве предмета отдельных акционерных соглашений различных финансовых аспектов взаимоотношений акционеров. Часто здесь имеются в виду налоговые аспекты, регулирующие способы финансирования компании*(308).

Общераспространенным является заключение соглашения на предмет того, кто будет являться должностными лицами, аудиторами и профессиональными консультантами компании. Интересам акционера противоречит назначение на должность лиц, которые чрезмерно привержены другому акционеру. Такие требования также обеспечивают минимальный уровень качества независимых профессиональных консультаций, которые, в частности, могут быть полезны институциональному инвестору, не принимающему ежедневное участие в управлении компанией или ищущему возможность реализовать в итоге свои инвестиции путем котировки на рынке государственных ценных бумаг.

Помимо этого, соглашение акционеров также заключается по поводу юридического адреса компании и исходной даты составления отчетности.

Последнее может быть важным для материнской компании в целях подготовки консолидированных счетов или получения права на подачу заявления на предоставление налоговых льгот для концернов;

установление исходной даты составления отчетности также имеет значение, так как оценка стоимости акций для опционных схем некоторым образом зависит от периодов, к которым относится отчетность*(309). Наряду с этим английское право предусматривает возможность в качестве предмета акционерных соглашений фиксировать распоряжение инвестированными денежными средствами. В интересах любого акционера позаботиться о том, чтобы деньги, которые он вкладывает в компанию, расходовались надлежащим образом, особенно в том случае, если он не является держателем контрольного пакета акций компании. Способы распоряжения денежными средствами, которые выделены на оплату подписки на акции, могут иметь основное значение, если акционер собирается получить отдельные налоговые льготы.

Среди других вариантов предмета акционерных соглашений по английскому праву фигурируют такие аспекты реализации прав акционеров, как разрешение тупиковых ситуаций - deadlock resolution.

В ФЗ "Об АО" предмет правового регулирования, на наш взгляд, сужен и в то же время недостаточно конкретизирован.

Ограничения касаются как прав и обязанностей акционеров, так и их объема.

Во-первых, в соответствии с п. 2 ст. 32.1 ФЗ "Об АО" предметом акционерного соглашения не могут быть обязательства стороны акционерного соглашения голосовать согласно указаниям органов управления общества, в отношении акций которого заключено данное соглашение. Правда, закон не запрещает обязательства голосовать в соответствии с указаниями члена органа управления, например, представителя группы миноритариев или, наоборот, мажоритарного акционера, к которому по определенным причинам примкнули миноритарии. Главное при этом регулярно при переизбрании соответствующих органов управления и их членов переоформлять соглашения.

Во-вторых, согласно п. 3 ст. 32.1 ФЗ "Об АО" акционерное соглашение должно быть заключено в отношении всех акций, принадлежащих стороне акционерного соглашения. То есть отношения между участниками соглашения носят исключительный характер. Очевидно, речь идет не о том, что акционер не может вступить в аналогичные отношения с другим акционером, а о предупреждении недобросовестного поведения, когда по одному и тому же предмету (например, порядок голосования при формировании совета директоров (наблюдательного совета)) заключаются разные соглашения с разными контрагентами. При распределении акций, осуществление прав по которым согласуется, было бы возможно создание не только конфликтных, но и тупиковых ситуаций (например, равенство голосов).

Однако эта формулировка не снимает всех проблем. В п. 5 рассматриваемой статьи по законопроекту "О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "Об акционерных обществах" (в части урегулирования акционерных соглашений)", разработанному еще в 2007 г.*(310), указывалось, что акционерное соглашение распространяется как на акции, принадлежащие акционеру на дату заключения соглашения, так и на акции, приобретенные после заключения соглашения, если этим соглашением не предусмотрено иное.

Правомерность такого подхода можно обосновать существованием сделок с отлагательным условием (п. 1 ст. 157 ГК РФ) и предварительных договоров (ст. ГК РФ), а также опять-таки противодействием недобросовестному поведению, когда сторона соглашения распоряжается иным образом, чем это предусмотрено в договоре, вновь приобретенными акциями и правами, удостоверенными этими ценными бумагами.

Котраргументом могла бы выступать неопределенность предмета договора (количество, категории акций, предоставляемые ими права, в первую очередь число голосов).

Неопределенность порождают две различные по содержанию формулировки в п. 1 ст. 32.1 ФЗ "Об АО": права, удостоверенные акциями, и права на акции. В литературе по ценным бумагам и по акционерному праву эти права различают.

В той же норме дан примерный перечень вопросов, по которым может быть заключено соглашение: "Акционерным соглашением может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств, воздерживаться от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества" (выделено нами. - В.Д., В.Ф.). То есть речь идет как об имущественных правах акционеров, так и об организационно имущественных, корпоративных, в сфере управления.

Пункт 7 ст. 32.1 ФЗ "Об АО" добавляет в предмет договора еще два момента:

"Акционерным соглашением могут предусматриваться способы обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из акционерного соглашения, и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств" (выделено нами. - В.Д., В.Ф.), к чему мы еще вернемся.

Четко прослеживается, что предметом соглашения могут быть как действия, так и бездействие: "По акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав" (п. ст. 32.1 ФЗ "Об АО").

Существует некоторая неопределенность в субъектном составе. Статья 32. ФЗ "Об АО" названа "Акционерное соглашение". В зарубежной практике также встречается термин "соглашение акционеров", причем эти понятия неравнозначны.

Чуть позже мы будем говорить о такой разновидности акционерных соглашений, как соглашения соинвесторов. Различия в понятиях "инвестор" и "акционер" выявлены еще в § 2 гл. 1 настоящей работы. В законопроекте инвесторы не исключались из состава участников соглашения.

Лицо может изъявить желание приобрести акции определенного акционерного общества. Мажоритарные акционеры готовы помочь будущему партнеру приобрести определенное число акций, но при условии заключения особого соглашения*(311).

Кроме того, в английской правоприменительной практике все большее распространение получает положение, при котором сама компания становится стороной акционерного соглашения по одной или нескольким из следующих причин:

1) связывание компании обязательствами из соглашения, которые в противном случае были бы включены в устав компании (пример - ограничение на займы и возмещение директорам), но которые акционеры предпочитают закрепить в акционерном соглашении. В частности, это может применяться к ситуации, когда не все акционеры являются участниками соглашения;

остальные стороны соглашения акционеров в таком случае смогут полагаться на договорные обязательства, данные компанией;

2) наложение на компанию обязательства по признанию и принудительному исполнению прав акционера-бенефициара в отношении акций или исполнению соглашения акционеров о голосовании определенным образом;

3) обязывание директоров компании (косвенно) исполнять соглашения при осуществлении предоставленных им полномочий. Это будет иметь значение в случае с директором, не являющимся акционером;

4) требование от компании взять на себя обязательства по осуществлению надлежащего контроля над ее дочерними предприятиями*(312).

В то же время соглашения между акционером и компанией зачастую используются для установления каких-либо дополнительных обязанностей в отношении акционеров. Включение подобных обязанностей в устав компании может быть прямо запрещено законом.*(313) В законопроекте в п. 2 будущей статьи особо подчеркивалось, что общество, в отношении акций которого заключено акционерное соглашение, не может быть стороной этого соглашения, однако в принятой редакции эта норма отсутствует.

Статья 32.1 ФЗ "Об АО" говорит о сторонах акционерного соглашения и о лицах. Представляется, что с учетом предмета договора ими могут быть акционерное общество, акционер, номинальный держатель, доверительный управляющий и иные лица, обладающие возможностью распоряжаться акциями и (или) правами, удостоверенными акциями. Один из авторов*(314) на практике сталкивался с заключенным в обеспечение исполнения другого обязательства договором, по условиям которого (обеспечивающего) среди прочего не только ограничивались имущественные права должника-акционера (распоряжение акциями, пользование и распоряжение дивидендами), но и кредитору на определенный срок фактически передавались права в сфере управления (явка на общее собрание акционеров только с представителем кредиторов, голосование только по указанию кредитора и т.п.).

Учитывая постоянную смену владельцев акций, разработчики законопроекта предусматривали, что переход прав на акции не влечет перехода к приобретателю акций прав и обязанностей отчуждателя по акционерному соглашению, за исключением случаев реорганизации юридического лица, если иное не предусмотрено соглашением приобретателя и отчуждателя акций.

При этом если правопреемником стороны акционерного соглашения становится общество, в отношении акций которого заключено соглашение, то соглашение прекращает свое действие, за исключением случая, когда этим соглашением предусмотрено, что оно прекращает действие только в отношении общества и сохраняет действие в отношении остальных его сторон.

В действующей редакции этот вопрос не урегулирован. В общегражданском законодательстве есть примеры договоров, права и обязанности по которым переходят к правопреемникам, и договоров личного или исключительного характера, не предусматривающих правопреемства. По какому пути пойдет правоприменительная практика, пока не ясно.

В Англии нет законодательных норм, обязывающих новых акционеров присоединяться к действующему акционерному соглашению. Защитить интересы участников может лишь положение действующего акционерного соглашения о том, что выходящий из компании акционер обязан обеспечить продажу своих акций только тем лицам, которые принимают на себя обязательство по подписанию действующего акционерного соглашения.

Новый акционер присоединяется к акционерному соглашению путем подписания документа Deed of Adherence, принимая таким образом на себя те же обязательства, что и существующие акционеры (либо акционер, выходящий из компании).

В законопроекте предполагалось, что прекращение прав акционера на акции влечет прекращение действия акционерного соглашения, если иное не предусмотрено этим соглашением. Представляется, что такой подход обоснован и в отсутствие прямого указания закона.

Резко изменилась ситуация по другой характеристике договора. В законопроекте предлагалось акционерное соглашение по умолчанию считать безвозмездным (п. 7), но стороны могли изменить это общее правило.

В отсутствие какого-либо упоминания об этом в ФЗ "Об АО" должна применяться норма п. 3 ст. 423 ГК РФ: "Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное".

Законопроект также предусматривал акционерное соглашение заключенным на неопределенный срок (п. 6). Английское право не устанавливает жестких норм в отношении срока акционерного соглашения, который определяется сторонами по их усмотрению*(315).

В п. 5 ст. 32.1 ФЗ "Об АО" для определенных лиц ("лицо, приобретшее в соответствии с акционерным соглашением право определять порядок голосования на общем собрании акционеров по акциям общества, выпуск эмиссионных ценных бумаг которого сопровождался регистрацией их проспекта... если в результате такого приобретения это лицо самостоятельно или совместно со своими аффилированными лицом или лицами прямо либо косвенно получает возможность распоряжаться более чем 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75 процентами голосов по размещенным обыкновенным акциям общества") устанавливается обязанность уведомить акционерное общество о заключенном соглашении, в том числе о его сроке.

Акционерное соглашение заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 1 ст. 32.1 ФЗ "Об АО").

Акционерным соглашением могут быть предусмотрены способы обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из него, и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств (п. 7 ст. 32.1 ФЗ "Об АО").

Существуют ситуации, когда невозможно принудить к исполнению, и для этих случаев в числе возможных способов защиты прав участников акционерных соглашений прямо предусмотрены:

- возмещение причиненных нарушением акционерного соглашения убытков;

- взыскание неустойки (штрафа, пеней);

- выплата компенсации (твердой денежной суммы или суммы, подлежащей определению в порядке, указанном в акционерном соглашении), или - применение иных мер ответственности в связи с нарушением акционерного соглашения.

Права участников акционерных соглашений, в том числе указанные, подлежат судебной защите.

В процессе обсуждения законопроекта была высказана идея о неснижаемой неустойке. Стороне достаточно сложно доказать убытки, тем более упущенную выгоду. Но в результате обсуждения победила общегражданская концепция, в соответствии с которой суд вправе снизить неустойку за неисполнение акционерного соглашения (ст. 333 ГК РФ). Еще один вариант принуждения или побуждения стороны к исполнению акционерного соглашения - возможная угроза в виде штрафного опциона, выкупа акций или, по примеру американского права, возможной ликвидации общества. Эти варианты ФЗ "Об АО" прямо не предусмотрены, но, во первых, предмет акционерного соглашения позволяет включать в него обязательства сторон о распоряжении акциями и можно предусматривать опционы, т.е. обязательства одной стороны продать в будущем другой стороне акции в случае нарушения акционерного соглашения;

во-вторых, перечень п. 7 ст. 32.1 ФЗ "Об АО" открытый и предусмотрено применение иных мер ответственности.

И, наконец, вопрос о юридической силе акционерных соглашений.

Согласно п. 4. ст. 32.1 ФЗ "Об АО" "акционерное соглашение является обязательным только для его сторон". То есть нарушение соглашения не может являться основанием для признания недействительными решений органов общества, сделок, заключенных обществом или любой из сторон соглашения.

Таким образом, нарушение одним из участников условий такого соглашения не создаст последствий ни для акционерного общества (оно не будет являться основанием для признания недействительными решений органов общества, например, решения общего собрания акционеров, принятого в нарушение установленного акционерным соглашением порядка голосования), ни для третьих лиц (оно не будет являться основанием для признания недействительными сделок, заключенных обществом или любой из сторон соглашения, например, сделки по отчуждению акций в нарушение установленного акционерным соглашением запрета на их продажу третьему лицу).

Для последнего случая законом предусмотрено одно исключение: "Договор, заключенный стороной акционерного соглашения в нарушение акционерного соглашения, может быть признан судом недействительным по иску заинтересованной стороны акционерного соглашения только в случаях, если будет доказано, что другая сторона по договору знала или заведомо должна была знать об ограничениях, предусмотренных акционерным соглашением" (п. 4 ст. 32.1 ФЗ "Об АО").

Для придания акционерным соглашениям юридической силы в отношении третьих лиц рекомендуется созыв внеочередного собрания акционеров и внесение основных положений соглашения в качестве изменений и дополнений в устав, их оформление в качестве локального правового акта или закрепление в рамках решения общего собрания акционеров.

Формальным основанием может служить, например, п. 3 ст. 11 ФЗ "Об АО", согласно которому, помимо обязательных положений, устав акционерного общества может содержать и другие положения, не противоречащие самому акционерному закону и другим федеральным законам.

Возникает вопрос: могут ли положения акционерного соглашения отклоняться от норм, содержащихся в уставе общества? Ответ, несмотря на кажущуюся очевидность, неоднозначен, ведь, с одной стороны, устав регулирует только отношения между обществом и акционерами и никак не затрагивает отношения между акционерами, а с другой стороны, есть норма п. 2 ст. 11 ФЗ "Об АО", устанавливающая, что требования устава общества обязательны для исполнения его акционерами.

Если все можно урегулировать в уставе, то зачем акционерные соглашения?

Несмотря на тот факт, что устав акционерного общества в российском праве, несомненно, обладает более высокой юридической силой по сравнению с акционерным соглашением, последнее имеет ряд преимуществ.

Во-первых, конфиденциальность, так как соглашение является частным документом, оформляющим отношения сторон, в котором, кроме того, могут содержаться специальные требования о конфиденциальности. Поэтому в соглашении акционеров можно прописать такие деликатные моменты, как, например, вознаграждение директоров. В отличие от законопроекта, по которому условия акционерного соглашения могли составлять коммерческую тайну его сторон либо охраняться в качестве конфиденциальных иным образом (п. 10), п. 5 и ст. 32.1 ФЗ "Об АО", наоборот, предусматривают обязанность предоставления информации о соглашении под угрозой ограничения числа голосов в распоряжении лица, не исполнившего предписание закона. Но установлены ограничения по субъектному составу:

- обязанное лицо - "приобретшее в соответствии с акционерным соглашением право определять порядок голосования на общем собрании акционеров по акциям общества, выпуск эмиссионных ценных бумаг которого сопровождался регистрацией их проспекта... если в результате такого приобретения это лицо самостоятельно или совместно со своими аффилированными лицом или лицами прямо либо косвенно получает возможность распоряжаться более чем 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или процентами голосов по размещенным обыкновенным акциям общества" (п. 5 ст. 32. ФЗ "Об АО");

- получатель информации - акционерное общество.

В ФЗ "О РЦБ" ситуация выглядит иначе. В ст. 30 речь идет не о предоставлении, а о раскрытии информации, т.е. об "обеспечении ее доступности всем заинтересованным в этом лицам независимо от целей получения данной информации в соответствии с процедурой, гарантирующей ее нахождение и получение".

В случае регистрации проспекта ценных бумаг эмитент обязан осуществлять раскрытие информации в двух формах, одной из которых являются сообщения о существенных фактах (событиях, действиях), касающихся финансово-хозяйственной деятельности эмитента эмиссионных ценных бумаг (сообщения о существенных фактах). В число последних входят сведения о приобретении лицом или лицами акций акционерного общества - эмитента, выпуск ценных бумаг которого сопровождался регистрацией их проспекта, или права по соглашению с акционером определять порядок голосования по таким акциям на общем собрании акционеров, если в результате такого приобретения лицо самостоятельно или совместно со своими аффилированными лицами прямо или косвенно получает возможность распоряжаться более чем 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75% голосов по размещенным обыкновенным акциям акционерного общества - эмитента. Такие лица обязаны уведомить эмитента и регистрирующий орган (ФСФР России или иной).

Открытыми остаются вопросы о статусе ФАС России и ее территориальных органах и о необходимости получения разрешения антимонопольного органа на такие соглашения.

Ограничен и объем информации, доводимой до акционерного общества. В уведомлении согласно п. 5 ст. 32.1 ФЗ "Об АО", должны содержаться сведения о:

"полном фирменном наименовании общества;

своем имени или наименовании;

дате заключения и дате вступления в силу акционерного соглашения, или о датах принятия решений о внесении изменений в акционерное соглашение и о датах вступления в силу соответствующих изменений, или о дате прекращения действия акционерного соглашения;

сроке действия акционерного соглашения;

количестве акций, принадлежащих лицам, заключившим акционерное соглашение, на дату его заключения;

количестве обыкновенных акций общества, которые данному лицу предоставляют возможность распоряжаться голосами на общем собрании акционеров, на дату возникновения обязанности направить такое уведомление;

дате возникновения обязанности направить такое уведомление".

Второе преимущество акционерного соглашения перед учредительным документом акционерного общества - широкий круг обязательств. Устав накладывает обязательства на участников компании только как акционеров, а соглашение может также предусматривать дополнительные обязательства этих лиц в качестве директоров, кредиторов или представителей.

Третье - порядок внесения изменений. В отличие от устава соглашение может быть изменено только по взаимному согласию сторон или предусматривать другой порядок внесения изменений.

Английская практика подсказывает еще два момента:

1) акционерное соглашение предоставляет возможность наделять акционера правами, которые, если они установлены в уставе компании, не обеспечиваются исковой защитой. Например, предоставление акционеру личных прав не как участнику компании, таких как право пожизненно состоять в должности директора компании или быть назначенным профессиональным советником компании;

2) в акционерном соглашении могут быть зафиксированы конкретные аспекты, касающиеся договоренностей и различных фактов до инкорпорации компании*(316).

Судья Сэлмонд по делу Shalfoon v Valley Cooperative Dairy Co Ltd [1924] сформулировал основные различия в правовом режиме устава компании и дополнительного соглашения между компанией и ее участниками. В частности, было отмечено: "Существует два различных способа, при помощи которых обязательства могут возникать между компанией и ее акционером. В первом случае их источником выступает внутреннее регулирование, принятое компанией в установленном законом порядке и существующее в виде устава. Во втором случае источником таких обязательств служит контракт, заключенный между компанией и акционером"*(317).

Но в любом случае в английском праве акционерные соглашения могут порождать права и обязанности и для третьих лиц без внесения соответствующих норм в устав компании.

При реализации соглашения акционеров, обладающих 1/10 выпущенного капитала компании, или 200 ее участников о получении сведений о собственниках компании может возникнуть право должностных лиц Департамента торговли Великобритании на назначение инспектора для выяснения данных по правам собственности на компанию.

При реализации соглашения, которое содержит оговорку piggyback, третьему лицу, желающему приобрести акции компании у мажоритарного акционера, вменяется в обязанность обеспечить, чтобы данное третье лицо сделало предложение о выкупе акций другим акционерам компании на тех же условиях.

Соглашение акционеров может налагать на компанию (а значит, и ее должностных лиц) обязательство по признанию конкретных прав и обязанностей акционеров, которые в противном случае она не обязана была бы признавать. Если рассмотреть соглашения акционеров, где субъектами выступают миноритарии, разумно предположить, что их воздействие будет касаться других акционеров общества, у которых может, например, исчезнуть возможность путем принятия специальных резолюций реализовать право на внесение изменения в устав компании. Это объясняется наделением миноритарных акционеров полномочиями, исходя из акционерного соглашения о голосовании, наложить вето на внесение изменений в устав компании*(318).

Соглашение акционеров может фактически привести к тому, что третье лицо будет обязано присоединиться к соглашению акционеров, если оно захочет приобрести акции одного из участников акционерного соглашения.

Стороны также могут предусмотреть в акционерном соглашении наложение абсолютного запрета на отчуждение акций общества в течение оговоренного периода. Причина этого заключается в обеспечении минимального установленного периода действия в интересах компании. В частности, такая оговорка распространена среди институциональных инвесторов с целью наложить ограничения на деятельность руководителей компании. Последствие такого соглашения для третьего лица будет заключаться в невозможности реализовать его право на покупку акций компании.

Даже неформальные соглашения между участниками компании (коими могут являться соглашения акционеров), имеющие целью внесение изменений в устав, обладают юридической силой при такой цели (см., например: прецедент Cane v Jones*(319)).

В том случае, когда возникает обязательство зарегистрировать изменения в уставе, неподача соглашения на регистрацию может повлечь наложение штрафа на саму компанию и каждое должностное лицо компании, которое не выполнило данное обязательство, но обязано это сделать. Тем не менее невыполнение обязательства по регистрации изменений, которые вносит в устав акционерное соглашение, не влияет на действительность такого соглашения.

Примечательно, что в зависимости от юридической силы, соотношения с учредительными документами компании и от возможности применения мер ответственности, юрисдикционной формы защиты страны, признающие институт акционерных соглашений, делятся на три неравные группы:

1. Страны, в которых акционерные соглашения зарегистрированной в этих юрисдикциях компании полностью признаются и подлежат принудительному исполнению как квазичредительные документы.

В таких странах соглашения, не являющиеся обязательным документом для создания компании, в случае их заключения имеют силу учредительного документа, например, по вопросам компетенции органов управления соответствующей компании и процедуры принятия решений (что предполагает потенциальную возможность оспаривания принятых в нарушение соглашений решений органов управления).

2. Страны, где акционерные соглашения, положения которых не "продублированы" в учредительных документах соответствующей компании, лишь частично подлежит принудительному исполнению.

Нарушение установленного соглашением порядка не позволяет признать недействительными решения органов управления акционерного общества, когда таковые были приняты хотя и в нарушение акционерного соглашения, но в соответствии с правом страны учреждения акционерного общества. В то же время акционер, чьи права ущемлены, может привлечь нарушившего соглашение акционера к договорной ответственности, взыскав убытки и (или) неустойку, а также в ряде случаев потребовав исполнения обязательств в натуре.

Это преобладающая по числу входящих в нее государств группа. В нее входит, например, столь любимый инвесторами Кипр. То есть часто отдается предпочтение правопорядку, обязывающему по отношению к инвесторам, акционерам не компанию, а других инвесторов.

3. Государства, в которых принудительное исполнение акционерных соглашений крайне затруднено или невозможно.

На практике это проявляется в том, что соглашения между акционерами компании, учрежденной в такой юрисдикции, будут признаваться недействительными по крайней мере в части, предусматривающей порядок реализации прав акционеров, отличный от установленного национальным законодательством (т.е., по сути, именно в той части, ради которой соглашение и заключалось), как противоречащие ему.

При передаче спора в международный коммерческий арбитраж третьей страны и вынесения решения о привлечении нарушившего соглашение акционера к ответственности велик риск, что в стране инкорпорации компании в принудительном исполнении такого решения будет отказано (например, в силу оговорки о противоречии публичному порядку)*(320).

С дополнением ФЗ "Об АО" ст. 32.1 Россия из третьей группы переместилась во вторую.

Многообразие акционерных соглашений подразумевает их классификацию.

Из текста закона просматривается возможность деления соглашений акционеров: (1) по предмету регулирования и (2) по субъектному составу.

Английское право и международная практика значительно богаче, и их опыт может быть полезен как российскому законодателю, так и правоприменителям, в первую очередь акционерам. Обобщение зарубежного опыта и его соотнесение с российской правовой системой позволило выработать предлагаемую ниже классификацию.

По предмету регулирования соглашения акционеров делятся на следующие виды:

А. Соглашения в области корпоративного управления.

1. По особенностям формирования органов управления и иных органов акционерного общества.

Это относится и к порядку предложения кандидатов каждым из акционеров, и к критериям допуска к рассмотрению, и к порядку избрания. Например, соглашение может устанавливать, что акционеры обеспечивают избрание в органы управления кандидатов, предложенных акционерами в определенном соотношении, зачастую ином, чем они могли бы обеспечить, исходя из их долей участия. Постоянной практикой является предоставление каждой стороне права назначать определенное число директоров в совет директоров компании, которое может быть равным или не равным. Если стороны назначают неравное число директоров, совместный контроль обычно обеспечивается включением положений о защите прав меньшинства, требующих единогласия сторон (или их назначенных директоров) или наличия квалифицированного большинства голосов при принятии решения по ряду важных вопросов деятельности общества и его управления*(321).


2. По компетенции органов управления.

К этой же группе относится "перенос" вопросов из компетенции "нижестоящих" органов в вышестоящие.

3. По определению порядка голосования или принятия ряда решений.

Например, соглашение может предусматривать, что:

- конкретный акционер или акционеры обязаны голосовать определенным образом по соответствующему, оговоренному в соглашении вопросу;

- решение по соответствующему, оговоренному в соглашении вопросу должно приниматься большим, отличным от установленного законодательством, количеством голосов.

Б. Соглашения, предметом которых выступает назначение некоторых должностных лиц компании (например, корпоративного секретаря), аудиторов и профессиональных консультантов компании.

В. Соглашения в сфере имущественных отношений.

1. О привлечении дополнительного финансирования акционерами (например, посредством увеличения уставного капитала, в том числе без изменения соотношения долей инвесторов при неравных вкладах и т.п.).

2. О порядке покупки, продажи и размещения акций или, по другой терминологии, об ограничении свободы распоряжения акциями.

Например, соглашение может предусматривать:

- установление обязанности не отчуждать или обременять акции в течение определенного срока (так называемый lock up period);

- преимущественное право приобретения акций другими акционерами;

- установление права (но не обязанности) одного акционера при определенных обстоятельствах (или в течение определенного срока) купить принадлежащие другому акционеру (акционерам) акции (с корреспондирующей обязанностью последнего/последних продать такие акции - так называемый call option);

- установление права (но не обязанности) одного акционера при определенных обстоятельствах (или в течение определенного срока) продать принадлежащие ему акции другому акционеру (акционерам) (с корреспондирующей обязанностью последнего/последних купить акции первого - так называемый put option);

- установление процедуры обязательного выкупа акций, принадлежащих одному акционеру, другим акционером или продажи акций таким другим акционером (по его выбору) первому акционеру, после получения таким другим акционером от первого требования сделать описанный выше выбор, по одинаковой цене за акцию, указанной в таком требовании (так называемая русская (или техасская) рулетка);

- право акционера потребовать от другого акционера, продающего свои акции третьему лицу, обеспечить покупку его акций таким третьим лицом на аналогичных условиях (так называемый tag-along right) - разновидность механизмов следования за сделкой (tag along);

- право акционера, продающего акции третьему лицу, потребовать от другого акционера обеспечения продажи им его акций такому третьему лицу (на аналогичных условиях) (так называемый drag-along right) - разновидность механизмов требования присоединения к сделке (drag along). Считается, что соглашения об ограничении прав акционеров на продажу акций без согласования с другой стороной способствуют обеспечению более стабильной деятельности общества.

3. О распределении прибыли.

Например, соглашение может предусматривать, что прибыль подлежит распределению непропорционально участию акционеров в капитале и (или) что определенная часть прибыли должна регулярно распределяться между акционерами, которые обязаны голосовать соответствующим образом по этому вопросу.

Г. Соглашения по организационно-техническим вопросам.

1. С обязательствами акционеров воздерживаться от конкуренции с акционерным обществом, участниками которого они являются, включая обязательство не приобретать акции других компаний, конкурирующих с этой компанией.

2. О механизме разрешения так называемых тупиковых ситуаций (так называемые deadlocks).

Стороны такого соглашения предусматривают особый порядок разрешения возникающих разногласий при принятии решения по различным вопросам деятельности общества, например, когда каждый из двух акционеров, владеющих по 50% акций, не может обеспечить принятие выгодного для него решения из-за несогласия второго, что парализует работу всего акционерного общества.

3. О праве, применимом к акционерным соглашениям, отличном от права страны учреждения акционерного общества.

4. О разрешении споров акционеров в международном коммерческом арбитраже.

По субъектному составу (и в некоторой степени предпосылкам заключения) выделяют:

1) соглашения соинвесторов;

2) соглашения миноритариев;

3) соглашения между акционерным обществом и его участниками*(322).

Соглашение соинвесторов - это акционерное соглашение, заключаемое несколькими крупными акционерами/инвесторами с целью обеспечения управления компанией и ее активами за счет создания эффективного механизма согласования их интересов.

Как правило, они заключаются на стадиях создания компании (особенно это касается компаний с иностранными инвестициями и (или) создаваемыми на территории государства, отличного от страны нахождения инвесторов), размещения ценных бумаг. На наш взгляд, они близки по предмету к договору о создании акционерного общества.

Соглашение миноритариев - акционерное соглашение, заключенное несколькими миноритарными акционерами для консолидированного влияния на управление компанией.

Обобщенный анализ таких соглашений, проведенный на основании зарубежного (в первую очередь английского) опыта, позволяет подразделить такие соглашения на два типа.

1. Соглашения, имеющие целью улучшить положение всех миноритарных акционеров общества по сравнению с определенным законом минимумом и оградить этих участников корпоративных отношений от злоупотреблений со стороны менеджмента и крупных акционеров.

В корпоративной практике миноритарные акционеры, считающие себя "слабой стороной", часто настаивают на дополнительной защите своих интересов, закрепить которую можно двумя основными способами. Первый заключается в составлении списка вопросов, отнесенных к исключительной компетенции общего собрания акционеров и потому требующих учета мнения миноритариев. Второй сводится к предоставлению миноритарным акционерам дополнительных прав при голосовании:

через установление повышенных порогов для прохождения решения (в зависимости от количества голосов миноритарных акционеров);

через наделение их дополнительными голосами для принятия решения по определенным вопросам на общем собрании.

Кроме того, встречаются соглашения, в силу которых у мажоритарных акционеров возникает обязательство приобрести акции, принадлежащие миноритарным акционерам, по требованию последних в определенных случаях (отсутствие прибыли или падение ее показателей по сравнению с запланированными, изменение структуры акционерного капитала не в интересах миноритариев и др.).

Участником таких соглашений обычно выступает само акционерное общество, на которое ложится дополнительная обязанность по исполнению соглашения другими участниками.

2. Соглашения, заключаемые миноритарными акционерами с целью усиления влияния на управление компанией.

По английскому праву миноритарные акционеры, в совокупности обладающие более 25% голосующих акций общества, обладают правом блокировать принятие специальных резолюций и экстраординарных резолюций общего собрания акционеров. Данные резолюции необходимы, когда предлагается внести изменения в конституцию компании (в частности, в ее устав) или предстоит принятие решений по другим исключительно важным вопросам*(323). Вопросы, требующие принятия специальных и экстраординарных резолюций, изложены в ряде положений Закона о компаниях 2006 г. и Закона о несостоятельности 1986 г.

Такие соглашения акционеров позволяют миноритариям установить так называемый негативный контроль над обществом, что в принципе может отрицательным образом сказаться на его хозяйственной деятельности.

В российской и мировой практике известны случаи, когда акционер, владеющий незначительным количеством акций, создавал препятствия для деятельности акционерного общества и других акционеров в виде запрета органам управления выполнять свои функции, вплоть до препятствий выплачивать зарплату работникам общества, причиняя при этом ущерб обществу и другим акционерам.

Исходя из этого, в английском законодательстве прослеживается позиция, указывающая на принципиальную желательность правила большинства.

Меньшинству не должно быть позволено срывать реализацию законных целей компании, преследуя свои собственные ограниченные интересы. С другой стороны, миноритарные акционеры не должны подвергаться угнетающему и несправедливому воздействию со стороны мажоритарных акционеров. Отстаивание прав миноритариев и предоставление им права влиять на принятие решений по различным аспектам хозяйственной деятельности акционерного общества как раз и достигается путем установления различных вариантов средств защиты по закону, а также возможностью предусматривать отдельные положения в акционерном соглашении.

Одновременно акционерные соглашения могут быть средством борьбы (иногда - превентивной) с гринмейлом, недобросовестным поведением миноритарных акционеров, если стороны соглашения договариваются о совместных действиях в таких негативных ситуациях против недобросовестных миноритарных акционеров.

Несмотря на то что в немногочисленной судебной практике РФ по акционерным соглашениям ранее наблюдались негативные тенденции*(324), представляется, что это скорее вопросы международного частного права и политики.

По неофициальной информации, акционерные соглашения заключаются во многих крупных акционерных обществах.

Из опубликованных сведений чаще всего ссылаются на следующие примеры:

Акционерное соглашение 2001 г., заключенное крупными акционерами ОАО "ВымпелКом" (торговая марка "Билайн") - Telenor и Altimo (группа компаний "Альфа Групп"), согласно которому каждый из акционеров мог выдвинуть в совет директоров сотового оператора по четыре человека, при этом один из четырех от каждой стороны должен быть независимым директором, еще один может выдвигаться Telenor только с согласия Altimo.


Акционерное соглашение, заключенное между акционерами ОАО "Вимм Билль-Данн Продукты Питания", по условиям которого закреплена приверженность контролирующей группы соблюдению прав миноритарных акционеров. Соглашение предусматривает наличие независимого большинства в совете директоров*(325).

Соглашение 2005 г. между крупными акционерами ОАО "Силовые машины" с условием о предоставлении участникам этого соглашения преимущественного права на выкуп акций, продаваемых другим его участником.

Акционерное соглашение, заключенное между ОАО "НК "Роснефть"" и китайской нефтехимической корпорацией Sinopec 11 ноября 2006 г. в Пекине и определяющее принципы совместного управления совместно приобретенным ОАО "Удмуртнефть", и заключенный между теми же лицами 13 ноября 2006 г. в Гонконге договор о передаче акций ОАО "Удмуртнефть" совместному предприятию, через которое они будут контролировать это акционерное общество.

В ходе проведения публичного размещения акций (IPO) акционеры ОАО "МТС" - АФК "Система" (основной акционер) и Deutsche Telecom (владелец 10,15% акций) заключили акционерное соглашение, согласно которому немецкая компания в обмен на гарантию двух мест в совете директоров обязалась в течение полугода после размещения акций не продавать принадлежащие ей акции ОАО "МТС"*(326).

Акционерное соглашение крупных акционеров ОАО "МегаФон", заключенное по шведскому праву и устанавливающее повышенный кворум в 75% голосов для принятия решений общим собраний акционеров данного общества*(327).

В декабре 2006 г. между холдингом "МАРТА" в лице ее головной структуры MARTA Unternehmensberatungs GmbH и Pilot Holding GmbH было заключено предварительное акционерное соглашение о совместном развитии группы "РТМ", объединившей девелоперские активы холдинга "МАРТА" и часть активов ГК "Время".

Согласно данному документу предполагается владение компанией Pilot Holding GmbH пакетом акций группы "РТМ" с холдингом "МАРТА" на условиях, приведенных в предварительном акционерном соглашении. Подтверждением данного факта является уже состоявшаяся передача в группу "РТМ" 100% акций ЗАО ФПК "Орбита" (собственник "Парк Хаус 1", г. Самара) и 100% акций ЗАО "Меркурий" (собственник "Парк Хаус 2"), ранее принадлежавших группе компаний "Время".

Таким образом, даже в отсутствие четкого правового регулирования складывалась практика заключения акционерных соглашений, которые в том числе являются средством коллективного осуществления прав миноритарных акционеров.

Надеемся, что с легализацией этого института такое средство будет применяться эффективней.

Выводы:

По специфике осуществления права миноритарных акционеров делятся на осуществляемые: (1) в индивидуальном порядке и (2) коллективно, в рамках акционерных соглашений.

При реструктуризации ФЗ "Об АО" в главу "Акционеры и их права" необходимо включить нормы об акционерных соглашениях как о способах осуществления прав акционеров, расширив рамки действующей ныне ст. 32.1.

В ожидании изменения акционерного законодательства предложенную схему можно использовать в локальных правовых актах акционерных обществ, в частности, в уставе и кодексе корпоративного управления.

IV. Охрана и защита прав миноритарных акционеров § 1. Защита субъективных прав и смежные категории Одним из основных начал гражданского законодательства является обеспечение восстановления нарушенных гражданских прав, их защита.

"Субъективное право, - справедливо указывал В.П. Грибанов, - предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь "декларативным правом""*(328).

В ст. 7, 8, 12 Всеобщей декларации прав человека провозглашено право всех людей на равную защиту закона и право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения их основных прав, предоставленных им конституцией или законом. Сходные нормы содержатся в ст. 17, 26 и др. Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого и открытого для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г. (вступил в силу марта 1976 г.)*(329). Основной акцент в этих актах сделан на тайны (личной жизни и т.п.) и нематериальные блага, входящие в круг объектов гражданских прав (п. ст. 2, ст. 128, 150 и др. ГК РФ).

Примечательна ст. 13 подписанной членами Совета Европы Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.*(330), которая устанавливает своеобразный примат частного интереса: "Каждый человек, чьи права и свободы нарушены, имеет право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве" (выделено нами. - В.Д., В.Ф.).

Весьма прогрессивна, хотя и имеет серьезные терминологические различия с актами международного права, международными договорами и актами ЕС Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека, подписанная в Минске 26 мая 1995 г. Наряду с правом на равную защиту закона (ст. 20) она специально выделяет право каждого несовершеннолетнего на особые меры защиты, требуемые его положением со стороны семьи, общества и государства (ст. 17);

равный режим осуществления и защиты некоторых прав (права на собственность) в отношении физических и юридических лиц (ст. 26). Согласно ст. 19 каждый человек, права и свободы которого нарушены, имеет право на эффективное восстановление в правах и свободах в соответствии с национальным законодательством.

Конституция РФ (ст. 35, 45, 46) провозглашает и гарантирует защиту прав и свобод граждан. Вслед за Конституцией ст. 11 ГК РФ закрепляет защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав. В то же время понятие "защита прав" является одним из наиболее дискуссионных в науке. В законодательстве отсутствует определение термина "защита". В Конституции РФ неоднозначно используются термины "защита", "охрана", а также "обеспечение", "гарантирование" и т.п. (ср., например: ст. 38, 46, 52, а также ст. 17, 18, 45). В правовых актах и юридической литературе часто допускается смешение "защиты" и "охраны" субъективных прав*(331).

Вопросы обеспечения и гарантий тяготеют к осуществлению субъективных прав (обеспечить - "сделать вполне возможным, действительным, реально выполнимым"*(332)).

Защиту и охрану ряд авторов рассматривают как синонимы (Э.В. Аванесов, Г.А. Караваева, В.Л. Слесарев и др.)*(333).

Из сферы материального права в процессуальное переносит решение вопроса М.С. Мурашко, отмечая, что закон фактически не разделяет понятия "защита" и "охрана", т.е. делает их тождественными. "В том смысле, в каком они использованы, - это всегда правовая процедура устранения последствий посягательства... В первом случае - на субъективное гражданское право, во втором на законный интерес. Различия между ними проявляются в сфере оформления предпринимаемых мер по возбуждению охраны и защиты, в самом порядке осуществления таких мер и в особенностях предмета, ставшего объектом посягательства. Так, защита охраняемого интереса, как правило, осуществляется в особом, гражданском, судопроизводстве, субъективного права - в исковом производстве".*(334) Иные исследователи различают эти категории, отдавая предпочтение то одной, то другой.

Четко и определенно раскрывает содержание понятия "охрана" через правоохранительные правоотношения С.С. Алексеев: "Они складываются на основании охранительных юридических норм и представляют собой правоотношения, при помощи которых осуществляются меры юридической ответственности, меры защиты субъективных прав, превентивные средства государственного принуждения"*(335).

Ю.Г. Басин писал о защите как о предусмотренной законом системе мер для борьбы с правонарушениями, опирающихся на принуждение и направленных на обеспечение неприкосновенности права и ликвидацию его нарушения*(336).

Д. Закройщикова отмечает, что согласно ст. 11 ГК РФ через судебные и административные органы осуществляется лишь защита нарушенного (оспоренного) права, и на этом основании делает вывод о более широком понимании защиты гражданских прав, которая включает в себя наряду с изложенным также и способы, направленные на охрану, укрепление гражданских прав от возможных нарушений третьими лицами*(337).

Т.И. Илларионова определяла меры охраны как закрепленные в санкции нормы объемы поведения управомоченного лица (или компетентного органа) по восстановлению или компенсации нарушенных прав (интересов), по созданию условий беспрепятственного осуществления прав, по пресечению правонарушения, в том числе по ущемлению имущественных прав нарушителя*(338).

Л.О. Красавчикова указывает: "Гражданско-правовая охрана личной жизни представляет собой систему установленных... государством гражданско-правовых мер и способов обеспечения свободы гражданина определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению, исключающую вмешательство в личную жизнь со стороны других лиц, кроме случаев, прямо предусмотренных законом". Она дифференцирует охрану на три звена:

регулятивное, обеспечительное и защитное*(339).

А.И. Базилевич формально критикует данную позицию как раскрывающую скорее "осуществление права", иначе можно сделать вывод об отсутствии средств охраны и защиты прав как таковых. В свою очередь, этот автор подчеркивает неразрывную связь защиты и охраны, также иногда допуская их смешение: считает, что с понятием охраны связаны мероприятия, направленные на предупреждение нарушения права, а целью защиты является восстановление прав: нарушенных или тех, которым грозит нарушение*(340).

Своеобразную точку зрения высказывает Е.А. Крашенинников: "Притязание на государственную (в лице суда) защиту нарушенного субъективного права не объединяется в единое целое с материальными правомочиями этого права вследствие их различной отраслевой принадлежности. Отсюда следует, что структура регулятивного субъективного права слагается не из трех, а из двух регулятивных правомочий: правомочия обладателя права на свои собственные действия и правомочия требовать известного поведения обязанного лица. Никаких других правомочий в его структуре нет"*(341).

Н.С. Малеин под защитой гражданских прав понимал "систему юридических норм, направленных на предупреждение правонарушений и устранение их последствий"*(342).

С. Сабикенов, подчеркивая недопустимость их отождествления, считает, что охрана в юридическом смысле должна означать статическое состояние норм права, направленное непосредственно на ограждение субъективных прав и законных интересов граждан от возможных нарушений. Нарушение прав и интересов ведет к динамическому состоянию правоохранительных норм, в связи с чем лицо реализует свое право на защиту*(343).

Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг отмечают, что "защита гражданских прав" представляет собой более узкое понятие, по сравнению с понятием "охрана гражданских прав", поскольку второе охватывает всю совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав*(344).

В.И. Синайский писал, что "юридические отношения нуждаются в правовой защите. Эта защита может даваться в трех случаях: не только тогда, когда право уже нарушено, и - во избежание нарушения права в будущем, но и тогда, когда нарушение только происходит". И далее: "Для наступления судебной защиты необходим спор, а это может иметь место при нарушении права, а не в том случае, когда лицо желает предупредить возможность нарушения права"*(345).

Б.Ю. Тихонова под защитой понимает принудительный (в отношении обязанного лица) способ осуществления нарушенного права в целях его восстановления, т.е. меры, применяемые уже после нарушения права, для его восстановления. Охрана же - это меры, направленные на предупреждение правонарушения и устранение причин, их порождающих, т.е. это меры, применяемые до совершения правонарушения*(346).

Справедливо предостерегает от смешения защиты и принуждения В.Ф. Яковлев: "Принудительные меры в гражданском праве - средство защиты субъективных гражданских прав. И дело не только в том, что они, обладая превентивным воздействием, предупреждают гражданское правонарушение. Это характерно для принуждения в любой отрасли права. Суть в том, что своим конкретным применением принудительные меры пресекают нарушение субъективного гражданского права и обеспечивают необходимые условия для его осуществления либо восстанавливают нарушенное право или иным способом устраняют последствия его нарушения"*(347).

На наш взгляд, охрана и защита как общетеоретические понятия являются хотя и различными, но тесно взаимосвязанными категориями.

Далее позиции соавторов настоящей работы несколько различаются.

В.В. Долинская обращается к этимологическому методу. В русском языке смысловое значение термина "охрана" определяется через слово "охранять", что означает "оберегать", "бережно относиться". Таким образом, понятие охраны имеет явно выраженный превентивный характер, предусматривает систему мер (в том числе норм), обеспечивающих рациональное использование и сохранение. Как функция, охрана связана с обеспечением прав до тех пор, пока права и (или) законные интересы не будут ограничены на основании закона или нарушены. Защищать же значит, охраняя, оградить от посягательства, от враждебных действий, от опасности*(348). Следовательно, защита как вид деятельности направлена на выполнение правоохранительных задач. Их соотношение по поводу субъективных прав удачно охарактеризовал Н.И. Матузов: "Охраняются они постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются"*(349).

В.В. Фалеев считает, что понятие "защита" имеет характер активного противодействия постороннему вмешательству, а "охрана" предполагает и защиту, и сбережение того, что охраняется. Поэтому защита является лишь одной из сторон юридической охраны*(350). Соответственно, понятия "охрана" и "защита" - это целое и его часть. Охрана - понятие более широкое, оно предусматривает общее регулирование и закрепление общественных отношений в нормах объективного права, в том числе и защиту. Охрана прав существует постоянно, предупреждает, не допускает их нарушения. Защита имеет место тогда, когда субъективное право нарушено*(351).

В литературе также говорят о защите в широком смысле слова (охране, с точки зрения В.В. Долинской) и о защите в узком смысле слова, которая предусматривает специальный объект, специальные основания, специальные меры.

ГК РФ и ГПК РФ в основном ориентируются на это "узкое" понятие.

Известно, что вопрос о защите гражданских прав всегда рассматривается в совокупности с проблемой содержания субъективного права. Как отмечал В.П. Грибанов, "при всей дискуссионности вопроса о содержании субъективного права бесспорным и общепризнанным в литературе является положение о том, что, признавая за тем или иным лицом субъективные права и обязанности, гражданское законодательство предоставляет управомоченному лицу и право на их защиту"*(352).

Ряд ученых считают указанное право одним из обязательных или составных частей самого субъективного права. В частности, такой позиции придерживались Д.И. Мейер, М.И. Бару, С.Н. Братусь, О.С. Иоффе, А.А. Пушкин, М.Д. Шаргородский*(353). "Право судебной защиты не составляет какого-либо особенного права, так как право судебной защиты сопутствует всякому праву, входит в состав самого понятия о праве - право без права судебной защиты - не право"*(354).

Данный взгляд на субъективное право и, соответственно, право на защиту разделяют и ряд современных ученых-цивилистов (В.В. Витрянский, В.В. Долинская и др.)*(355).

Другая позиция высказана О.В. Ивановым, который считает, что право на защиту не есть свойство самого субъективного права, а есть самостоятельное право, хотя и тесно связанное с субъективным правом*(356).

Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг допускают возможность существования права на защиту вне правоотношения (при осуществлении действий в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости), в связи с чем, по мнению названных авторов, не следует привязывать право на защиту к конкретному правоотношению. В то же время указанные авторы отмечают, что право на защиту может проявляться и как неотъемлемый элемент правоотношения, и как элемент правового статуса участника гражданского оборота, и как абсолютное право, и как элемент сложного правоотношения*(357).

Е.Е. Богданова такое понимание права на защиту считает аморфным, точно не определенным, непонятным по своей правовой природе*(358).

Третью, компромиссную, позицию занял Р.Ш. Менглиев: право на защиту - это одно из правомочий субъективного права, но в результате правонарушения оно трансформируется в самостоятельное субъективное право*(359). М.К. Сулейменов несколько корректирует ее, указывая, что право на защиту, будучи по своей природе одним из правомочий субъективного гражданского права, в то же время, как любое право, может существовать и самостоятельно. Это происходит в момент нарушения или оспаривания субъективного гражданского права в рамках охранительного гражданского правоотношения. "Возникновение самостоятельного субъективного права, - отмечает М.К. Сулейменов, - является одновременно реализацией правомочия основного субъективного гражданского права"*(360).

Представляется, что, предполагая трансформацию субъективного гражданского права, авторы размывают его суть.

Сравнительный анализ законодательства позволяет утверждать, что право на защиту - это одно из правомочий субъективного гражданского права;

как часть, оно по своим признакам полностью повторяет целое, т.е. субъективное право.

Одновременно субъективное право является и объектом защиты. Так, п. 1 ст. 1 ГК РФ в качестве одного из начал гражданского законодательства устанавливает обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Согласно ст. 1.2 КоАП РФ задачей законодательства об административных правонарушениях является защита личности, охрана прав и свобод человека и гражданина, защита законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений. В соответствии со ст. 2 АПК РФ одной из основных задач является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую или иную экономическую деятельность, а также прав и законных интересов Российской Федерации, субъектов РФ в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, органов государственной власти РФ, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц в указанной сфере. Аналогичные положения содержатся и в других нормативных актах (ст. 1 УПК РФ, п. 2 ст. 1 от января 1992 г. N 2202-1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации"*(361) и др.).

Природой права на защиту (его неразрывной связью с субъективным правом) определяются его характер и содержание. Это выражается, во-первых, в том, что право на защиту, как и субъективное право в целом, есть мера возможного поведения управомоченного лица, но поведения целевого и более узкого по объему - направленного на достижение восстановительно-пресекательной цели и связанного с использованием мер правоохранительного характера. Во-вторых, меры правоохранительного характера должны соответствовать характеру самого субъективного права. В-третьих, право на защиту, как и субъективное право в целом, включает в себя несколько возможностей, обеспечивающих реализацию субъективного права на различных ее этапах и в различных ситуациях.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.