авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление Долинская В.В., Фалеев В.В. Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление /отв. ред. В.В. Долинская. – М.: "Волтерс Клувер", ...»

-- [ Страница 5 ] --

Если исходить из того, что содержание субъективного права составляет определенное поведение в рамках, установленных законом, то содержание права на защиту также будет представлять собой определенное поведение в рамках, установленных законом.

Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг представляют содержание субъективного права на защиту трехуровневой системой дозволения. Первый уровень предоставляет возможность управомоченному лицу определить способ и форму защиты нарушенного права;

второй позволяет реализовать выбранный способ в рамках, установленных законом;

третий заключается в возможности обжаловать в судебном или административном порядке действия, нарушающие его права*(362).

С таким пониманием данного вопроса можно было бы согласиться. Однако этот подход представляется несколько односторонним и потому ограниченным.

Авторы совершенно не учитывают возможность управомоченного субъекта защитить свое право без обращения к органам государства, т.е. путем использования так называемых оперативных мер или самозащиты. Думается, что для определения типа указанного поведения и его содержания следует обратиться к ГК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 1 ГК РФ гражданское законодательство основывается на необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. В ст. ГК РФ закреплено право на защиту нарушенных прав прежде всего посредством суда, а в ст. 12 ГК РФ перечислены способы защиты гражданских прав, т.е.

определено содержание поведения по защите. Также в ст. 12 ГК РФ указано на возможность самозащиты гражданских прав, которая согласно ст. 14 ГК РФ может осуществляться различными способами, хотя сама статья их не называет. Однако указывается критерий выбора способа самозащиты - он должен быть соразмерен нарушению субъективного права и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Анализ указанных статей позволяет определить содержание субъективного права на защиту, которое включает:

1) использование обладателем субъективного права возможности своими действиями, направленными на восстановительно-пресекательные цели, способствовать нормальному осуществлению этого права (применение самозащиты, а также "мер оперативного воздействия");

2) возможность обладателя субъективного права обратиться к компетентному органу с требованием о восстановлении нарушенного права и пресечении действий, его нарушающих.

А.И. Базилевич предлагает включить в содержание права на защиту и возможность обратиться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (например, в Европейский Суд по правам человека)*(363). Думается, что нет необходимости говорить о такой возможности особо, поскольку подобные организации - один из многочисленных видов компетентных органов, призванных оказать содействие управомоченному лицу в принудительном осуществлении принадлежащего ему субъективного права.

Следовательно, право на защиту можно определить как меру возможного поведения, включающую в себя возможность совершения собственных действий обладателем субъективного права, направленных на восстановление или защиту права, а также на обращение к компетентным органам с требованием о его защите или восстановлении.

Законодатель в ст. 10 ГК РФ совершенно четко установил пределы осуществления гражданских прав. Управомоченному лицу запрещается злоупотреблять своими правами, нарушая права и интересы третьих лиц. Имеются в виду три случая злоупотребления:

1) злоупотребление правом с прямым умыслом нанести ущерб интересам третьих лиц;

2) злоупотребление правом, хотя и не имеющее такой цели, но объективно причиняющее вред третьим лицам;

3) злоупотребление доминирующим положением на рынке в целях ограничения конкуренции.

Как следствие нарушения указанных пределов, в п. 3 ст. 10 ГК РФ предусмотрен отказ суда в защите права.

С точки зрения института защиты гражданских прав важным пределом являются условия, касающиеся объекта защиты. Ранее нами уже было отмечено, что объектом защиты является субъективное право. Однако не все субъективные права могут являться объектом защиты, а лишь те, которые признаны гражданским правом и удовлетворяют требованиям гражданского законодательства.

Одним из главных условий законности субъективных гражданских прав является законность основания их возникновения*(364). Однако гражданское право, которое использует в основном дозволение, допускает возникновение прав из оснований, не предусмотренных законодательством, в отношении которых не существует легальных ограничений.

Таким образом, для характеристики права и определения отношения к нему закона кроме (вместо) конкретной нормы подчас требуется использование "основных начал гражданского законодательства", "общих начал и смысла гражданского законодательства" (ст. 1, 6, 8 и др. ГК РФ).

При несоответствии действий смыслу гражданского законодательства за совершенными действиями не признается юридическая сила, они рассматриваются как юридически нейтральные, и в отношении порождаемых ими прав не осуществляется гражданско-правовая защита.

Так, не подлежат судебной защите требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари или с участием в них, за исключением требований лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари, а также требований, указанных в п. 5 ст. 1063 ГК РФ (ст. 1062 ГК РФ).

Вышеуказанные действия не являются противозаконными, но они требуют специального разрешения (лицензии), подпадают под более строгий налоговый режим;

убытки от участия в играх, лотереях и пари не подлежат страхованию (ст. 928 ГК РФ) - налицо отрицательное отношение к ним государства и общества.

Наоборот, оказание материальной помощи родственникам, с которыми лицо не связано алиментными правоотношениями, обязательствами по возмещению вреда и т.п., является положительным действием (поведением) с точки зрения нравственности, но права, возникающие из моральных обязательств, также не подлежат гражданско-правовой защите как не соответствующие смыслу гражданского законодательства в силу их нелегитимности.

В случае несоответствия действий общим (основным) началам гражданского законодательства (его принципам) такие действия считаются противозаконными независимо от содержания или отсутствия запретительных норм и могут повлечь за собой гражданское, административное или уголовное преследование. Права, порождаемые такими действиями, не подлежат гражданско-правовой защите.

Так, приобретение животного предполагает возможность его физического наказания. В то же время право на совершение физического насилия не соответствует общим началам гражданского законодательства. Более того, в случаях, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, эти животные могут быть изъяты у собственника на основании и в порядке ст. 241 ГК РФ.

Итак, защищаться может только то и в таких пределах, что и в каких пределах признается. Однако не все субъективные права имеют четко очерченные законодательством или индивидуальными волевыми актами границы, к которым примыкают общие и специальные запреты.

Закон может защищать те или иные права в зависимости от того, осуществлялись ли они в соответствии с его требованиями относительно способов осуществления права, сроков, соблюдения установленной формы и т.д.

Отсюда вытекают выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст. 240 ГК РФ), прекращение прав несобственников на земельный участок ввиду его ненадлежащего использования (ст. 287 ГК РФ), прекращение права собственности на бесхозяйственно содержимое жилое помещение (ст. 293 ГК РФ), требования разумного срока для осуществления ряда обязанностей в договорах. Все они так или иначе корреспондируют общему пределу осуществления прав в соответствии с их целевым назначением.

В тех случаях, когда такие требования отсутствуют либо их сложно определить, защита будет зависеть от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно (п. 3 ст. 10 ГК РФ).

Например, при защите прав лица, не являющегося собственником имущества, следует выяснить, владел ли он этим имуществом добросовестно, открыто, непрерывно в течение установленного законом срока, т.е. соблюдались ли требования ст. 234 ГК РФ.

Указанное требование - разумности и добросовестности, - на наш взгляд, следует считать вторым пределом защиты гражданских прав.

Характер общего правила носит отказ в защите права лицу, осуществляющему его с нарушением общих и частных пределов. Окончательное решение по этому вопросу должно быть принято с учетом всех обстоятельств, связанных с субъективным правом.

Выводы:

Понятия "охрана" и "защита" тесно взаимосвязаны. Первое предусматривает общее регулирование и закрепление общественных отношений в нормах объективного права, существует постоянно, предупреждает, не допускает нарушения прав. Защита имеет место тогда, когда субъективное право нарушено.

Пределами защиты субъективных прав и законных интересов выступают:

- признание субъективных прав гражданским правом и удовлетворение их требованиям гражданского законодательства, законность субъективных прав и интересов;

- разумность и добросовестность осуществления прав.

§ 2. Защита и восстановление нарушенных прав акционеров Равенство участников правоотношений как элемент метода частноправового регулирования обуславливает разрешение споров органом, не связанным в административном отношении ни с одной из сторон. Применительно к защите различают юрисдикционную и неюрисдикционную ее формы*(365). В.В. Долинская и С.И. Носов говорят о трех путях разрешения спора между акционером и акционерным обществом в случае нарушения прав первого: внутрикорпоративный (внесудебный), административный (за правонарушения на рынке ценных бумаг), судебный*(366).

Юрисдикционная форма защиты - это защита прав и законных интересов государственными органами, обладающими соответствующими правоприменительными полномочиями.

В рамках данной формы защита прав и интересов акционеров производится преимущественно в судебном порядке, а в случаях, установленных законом, - в административном (ст. 11 ГК РФ).

ФЗ "Об АО", в частности, специально предусматривает возможность обращения акционера в суд за защитой своих прав и законных интересов со следующими требованиями.

1. К акционерному обществу, а также независимому регистратору, которому поручено ведение и хранение реестра акционеров, - об обязании внести соответствующую запись в реестр (п. 2 ст. 45).

2. К акционерному обществу:

1) о признании недействительными решений органов управления, в том числе:

а) решения общего собрания акционеров (п. 7 ст. 49);

б) решения совета директоров (наблюдательного совета):

- об отказе во включении вопроса в повестку дня общего собрания или кандидата в список кандидатур для голосования по выборам в соответствующий орган (п. 6 ст. 53);

- если оно принято с нарушением требований ФЗ "Об АО", иных нормативных правовых актов РФ, устава общества в случае, если указанным решением нарушены права и (или) законные интересы общества или этого акционера (п. 6 ст. 68);

в) решения коллегиального исполнительного органа (п. 6 ст. 68, п. 3 ст. 70).

Несмотря на то что акционерный закон четко формулирует только один случай обжалования действий (бездействия) совета директоров, решения органов управления могут быть оспорены в судебном порядке путем предъявления иска о признании их недействительными и при отсутствии прямого указания, если они не отвечают требованиям правовых актов и нарушают права и охраняемые законом интересы акционера (см. также: п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах""*(367));

2) о признании недействительными сделок, совершенных обществом в нарушение установленных правил, в случаях, предусмотренных законодательством (п. 6 ст. 79 - при нарушении правил одобрения крупных сделок, п. 1 ст. 84 - при нарушении правил совершения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, п. 2 ст. 84.6 - при нарушении порядка принятия решений органами управления открытого акционерного общества после получения добровольного или обязательного предложения);

при этом иск подлежит удовлетворению лишь в случае представления доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционера (п. 38 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19).

3. К членам совета директоров (наблюдательного совета), лицам, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, члену коллегиального исполнительного органа - о возмещении убытков, причиненных действиями данных лиц обществу, а при нарушении порядка приобретения акций открытого общества (гл. XI.1) - обществу или акционеру (ст. 71).

4. К основному обществу (товариществу) - о возмещении убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, акционером которого является истец (п. 3 ст. 6).

В двух последних случаях иски о возмещении убытков обществу относятся к группе косвенных (или производных) исков, поскольку участники здесь защищаются опосредованно: присуждение по иску происходит в пользу акционерного общества, а не акционера, т.е. именно компания выступает прямым выгодоприобретателем;

но соблюдение интересов общества означает и обеспечение интересов его участников*(368).

Понятие косвенных (или производных) исков (derivative suit (action)), пришедшее к нам из англо-американского права*(369), в отечественном законодательстве не используется, хотя признается судебной практикой. Например, в постановлении ФАС Московского округа от 12 апреля 2007 г. N КГ-А40/2523- указано: "...право на заявление особого рода исков предоставлено законом только определенным лицам. К таким искам в силу п. 3 ст. 6 ФЗ "Об акционерных обществах" относятся иски акционеров дочернего общества о возмещении основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу.

Подобные иски именуются косвенными исками (выделено нами. - В.Д., В.Ф.) и не могут быть рассмотрены без участия лиц, в интересах которых они заявлены. При этом, принимая во внимание, что рассмотрение подобного рода исков предполагает принятие решения именно о правах и обязанностях данных участников, необходимо определение их надлежащего правового положения в процессе. Вопрос о процессуальном положении лиц - выгодоприобретателей по косвенным искам непосредственно нормами АПК РФ не разрешен, однако и закон, и судебная практика (ч. 2 ст. 51 АПК РФ, постановление ВАС РФ N 5082/01 от 18.12.2001) исходят из того, что данные лица в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, к участию в деле привлечены быть не могут".

Примечательно, что в ФРГ такой механизм также не используется. Но акционер (группа акционеров), владеющий(ая) акциями, составляющими одну десятую часть основного капитала акционерного общества, вправе потребовать предъявления самим обществом иска к членам его органов управления и контроля о возмещении ущерба, причиненного обществу их действиями*(370). От злоупотреблений со стороны акционеров общество защищает возложение судебных расходов на инициирующих судебное разбирательство акционеров (§ 147(4) Акционерного закона).

С вступлением в силу Федерального закона от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"*(371) можно использовать аналог институту англо-американского права - иски в защиту прав и законных интересов других лиц (ст. 53 АПК РФ)*(372).

Указанные выше случаи (п. 3 ст. 6, ст. 71 ФЗ "Об АО") нашли также прямое отражение в процессуальном законодательстве - ст. 225.8 АПК РФ.

5. К лицам, выступающим контрагентами договора о приобретении акций закрытого общества в нарушение правил о преимущественном праве покупки, - о переводе прав и обязанностей покупателя (п. 3 ст. 7).

6. К приобретателю более 30% акций открытого общества (так называемому поглотителю) - о защите прав и интересов в случаях, предусмотренных гл. XI.1 ФЗ "Об АО".

ФЗ "Об АО" устанавливает два порядка предъявления исков в зависимости от правового статуса акционера:

1) независимо от числа принадлежащих ему акций (например, акционер вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному исполнительному органу акционерного общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей организации (управляющему) о возмещении причиненных ему убытков в случае их причинения виновными действиями (бездействием) этих лиц, нарушающими порядок приобретения акций открытого общества, предусмотренный гл. XI.1 ФЗ "Об АО" (абз. 2 п. 2 и абз. 2 п. 5 ст. 71 ФЗ "Об АО");

2) при наличии определенного числа акций (например, акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), временному единоличному исполнительному органу акционерного общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), равно как и к управляющей организации (управляющему) о возмещении причиненных обществу убытков в случае их причинения виновными действиями (бездействием) этих лиц, если иные основания ответственности не установлены федеральными законами (абз. 1 п. 2 и абз. 1 п. 5 ст. 71 ФЗ "Об АО").

Промежуточное положение занимает норма п. 7 ст. 49 ФЗ "Об АО". С одной стороны, любой акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований ФЗ "Об АО", иных правовых актов РФ, устава акционерного общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его права и законные интересы. Такое заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении. С другой стороны, суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру. Если акционер обладает достаточным числом голосующих акций, чтобы "повлиять на результаты голосования", то он именно это и сделает, чтобы предотвратить нарушение своих субъективных прав и законных интересов, а не будет защищать свои права в суде после нарушения.

Принципы ОЭСР, правда, предостерегают от допуска к исковому производству любых акционеров, это соответствует такому принципу корпоративного управления, как защита членов органов управления акционерного общества от ненадлежащего воздействия, но это одновременно ограничивает право на защиту миноритарных акционеров.

Возможность обхода ограничения, установленного нормами материального права, предоставляет, на наш взгляд, новая глава АПК РФ - 28.2 "Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц". В США этот процессуальный механизм известен под названием class action*(373). Представительство акционером, выступающим в качестве истца, группы акционеров компании, имеющих одинаковый интерес в судебном процессе, допускается и законодательством Великобритании.

По новому российскому законодательству участник правоотношения, из которого возникли спор или требование, вправе обратиться в арбитражный суд в защиту нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов других лиц, являющихся участниками этого же правоотношения (далее - группа лиц). Иск будет рассматриваться как дело о защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов группы лиц в случае, если ко дню обращения в арбитражный суд заявителя к его требованию присоединились путем подачи в письменной форме заявления лица или решения нескольких лиц не менее чем пять лиц (ст. 225.10).

Этот вариант имеет, на наш взгляд, природу, близкую акционерным соглашениям, и дает некоторые преимущества заявителям*(374).

Одновременно возникают и отмеченные ранее трудности - реализация этого способа возможна только коллективными действиями.

Индивидуально и независимо от числа акций, тем более голосующих, участник акционерного общества может защищать свои права в административном порядке.

Защита прав и интересов акционеров в административном порядке может, например, осуществляться ФСФР России (ее региональными отделениями), одной из функций которой является контроль за соблюдением эмитентами и профессиональными участниками рынка ценных бумаг требований законодательства РФ о ценных бумагах (п. 10 ст. 42 ФЗ "О РЦБ"). Она также наделена правом направлять указанным субъектам предписания, обязательные для исполнения (п. 4 ст. 44 ФЗ "О РЦБ").

Например, при нарушении преимущественного права акционера на приобретение акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, размещаемых посредством закрытой подписки (ст. 40 ФЗ "Об АО"), могут быть применены меры защиты, предусмотренные ст. 26 ФЗ "О РЦБ": отказ в государственной регистрации выпуска акций, признание выпуска акций несостоявшимся или приостановление эмиссии акций*(375).

Недобросовестная эмиссия является основанием наступления административно-правовой ответственности в виде наложения штрафа на юридическое лицо (акционерное общество) и его должностных лиц (ст. 15.17 КоАП РФ). Органом, уполномоченным рассматривать дела о совершении административных правонарушений, в данном случае является ФСФР России (ст. 23.47 КоАП РФ).

Блок норм КоАП РФ направлен на защиту субъективных прав и законных интересов акционеров в сфере управления, в первую очередь в отношении общего собрания акционеров.

Предусмотрена административная ответственность (в виде штрафа) граждан, должностных лиц и юридических лиц:

- за незаконный отказ в созыве или уклонение от созыва общего собрания акционеров (ч. 1 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за незаконный отказ или уклонение от внесения в повестку дня общего собрания акционеров вопросов и (или) предложений о выдвижении кандидатов в органы акционерного общества (ч. 1 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за нарушение порядка или срока направления (вручения, опубликования) сообщения о проведении общего собрания акционеров (ч. 2 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за непредоставление или нарушение срока предоставления информации (материалов), подлежащей (подлежащих) предоставлению в соответствии с федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами, при подготовке к проведению общего собрания акционеров (ч. ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за нарушение требований федеральных законов и принятых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов к составлению списков лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров (ч. 3 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за ненаправление (невручение, неопубликование) или нарушение срока направления (вручения, опубликования) бюллетеня для голосования лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров (ч. 4 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за нарушение требований федеральных законов и принятых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов к форме, сроку или месту проведения общего собрания акционеров (ч. 5 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за проведение общего собрания акционеров с нарушением формы, даты, времени или места его проведения, определенных органом акционерного общества или лицами, созывающими общее собрание акционеров (ч. 5 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за проведение общего собрания акционеров при отсутствии кворума, необходимого для его проведения (ч. 6 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за нарушение членом счетной комиссии акционерного общества (лицом, осуществляющим ее функции) требований федеральных законов и принятых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов к порядку определения кворума общего собрания акционеров (ч. 8 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за рассмотрение отдельных вопросов повестки дня общего собрания акционеров при отсутствии необходимого кворума (ч. 6 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за изменение повестки дня общего собрания акционеров после направления (вручения, опубликования) сообщения о проведении собрания (ч. 6 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за выполнение функций счетной комиссии акционерного общества ненадлежащим органом (лицом) или лицами, избранными в состав счетной комиссии акционерного общества с нарушением требований федерального закона, либо лицами, срок полномочий которых истек (ч. 7 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за незаконный отказ члена счетной комиссии акционерного общества (лица, осуществляющего ее функции) регистрировать для участия в общем собрании акционеров лиц, имеющих право на участие в общем собрании (ч. 8 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за нарушение членом счетной комиссии акционерного общества (лицом, осуществляющим ее функции) требований федеральных законов и принятых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов к подсчету голосов при голосовании на общем собрании для определения результатов голосования (ч. ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за нарушение членом счетной комиссии акционерного общества (лицом, осуществляющим ее функции) требований федеральных законов и принятых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов к содержанию, форме или сроку составления протокола об итогах голосования на общем собрании акционеров либо уклонение указанных лиц от подписания указанного протокола (ч. 8 ст. 15.23. КоАП РФ);

- за нарушение председателем или секретарем общего собрания акционеров требований к содержанию, форме или сроку составления протокола общего собрания акционеров, а равно уклонение указанных лиц от подписания указанного протокола (ч. 9 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- за нарушение требований федеральных законов и принятых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов по оглашению или доведению до сведения акционеров решений, принятых общим собранием, либо результатов голосования (ч. 10 ст. 15.23.1 КоАП РФ).

Акционеры также могут использовать нормы:

- ст. 13.25 КоАП РФ "Нарушение требований законодательства о хранении документов" об ответственности за неисполнение акционерным обществом, профессиональным участником рынка ценных бумаг обязанности по хранению документов, которые предусмотрены законодательством об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами и хранение которых является обязательным, а также за нарушение установленных порядка и сроков хранения таких документов;

- ст. 15.20 КоАП РФ "Воспрепятствование осуществлению прав, удостоверенных ценными бумагами" об ответственности за воспрепятствование эмитентом либо лицом, осуществляющим ведение реестра владельцев ценных бумаг, осуществлению прав, удостоверенных ценными бумагами (за исключением случаев, предусмотренных ч. 1, 2, 4, 5, 8 и 10 ст. 15.23.1 КоАП РФ);

- ч. 1 ст. 15.22 КоАП РФ "Нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг" об ответственности за незаконный отказ или уклонение от внесения записей в систему ведения реестра владельцев ценных бумаг, либо внесение таких записей без оснований, предусмотренных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами, либо внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, а равно за невыполнение или ненадлежащее выполнение лицом, осуществляющим ведение реестра владельцев ценных бумаг, требований владельца ценных бумаг или уполномоченного им лица, а также номинального держателя ценных бумаг о предоставлении выписки из системы ведения реестра владельцев ценных бумаг по лицевому счету;

- ч. 2 ст. 15.22 КоАП РФ "Нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг" об ответственности за незаконное ведение реестра владельцев ценных бумаг их эмитентом, а равно в случае замены лица, осуществляющего ведение реестра владельцев ценных бумаг, уклонение такого лица от передачи полученной от эмитента информации, данных и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг, или нарушение предусмотренных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами порядка и сроков их передачи;

- ч. 3 ст. 15.22 КоАП РФ "Нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг" об ответственности за иное нарушение лицом, осуществляющим ведение реестра владельцев ценных бумаг, установленных федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами требований к порядку ведения реестра владельцев ценных бумаг.

Достоинства перечисленных выше случаев состоят в четкой формулировке прав акционеров и корреспондирующих им обязанностей акционерного общества, членов его органов и других лиц в ФЗ "Об АО", ФЗ "О РЦБ" и принятыми в соответствии с ними иными правовыми актами (например, Положение о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденное постановлением ФКЦБ России от 31 мая 2002 г. N 17/пс*(376), Положение о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденное постановлением ФКЦБ России от 2 октября 1997 г.

N 27*(377)), доступности средств защиты независимо от числа принадлежащих акционеру акций/голосов и без необходимости объединения с другими лицами, персонификации (индивидуализации) ответственности.

Е.И. Никологорская выделяет также межотраслевые способы защиты гражданских прав и прав акционеров, в частности, и относит к ним обращение в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод*(378).

Конституционный Суд РФ наделен полномочиями по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверять конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ст. 125 Конституции РФ, ст. 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации"*(379)). Его решения окончательны, не подлежат обжалованию, действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами (ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). Участники акционерных правоотношений активно используют свое право на обращение в Конституционный Суд РФ*(380).

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой защиту гражданских прав и законных интересов, осуществляемую физическими и юридическими лицами без обращения к специально уполномоченным на разрешение конфликта органам (в судебные или административные инстанции), имеющим возможность принятия обязательных для сторон спора решений, исполнение которых подкреплено возможностью государственного принуждения*(381).

В рамках неюрисдикционной формы защиты субъективных прав и законных интересов участников акционерных правоотношений по сложному классификационному критерию, включающему (а) субъект, применяющий способы защиты, и (б) характер процедуры урегулирования конфликта, выделяют:

1) порядок защиты прав самостоятельными действиями управомоченного лица;

2) согласительный (согласовательный) порядок защиты, при котором урегулирование конфликта осуществляется преимущественно путем согласования конфликтующими сторонами своих интересов.

К порядку защиты прав самостоятельными действиями управомоченного лица можно отнести самозащиту (меры фактического порядка) и меры оперативного воздействия юридического плана*(382). О.П. Зиновьева считает, что неюрисдикционная форма охватывает как самозащиту, так и самостоятельное восстановление положения, существовавшего до нарушения, самостоятельное прекращение или изменение правоотношения и т.д.*(383) Представляется, что в случае совершения субъектом самостоятельных односторонних действий по защите своего права или законного интереса следует говорить о самозащите, а в случае, если для защиты необходимы действия обязанного лица, совершения которых управомоченное лицо вправе добиваться самостоятельными действиями, следует говорить о применении мер оперативного воздействия. Применение мер оперативного воздействия в отношении обязанного лица обеспечивается закреплением соответствующей обязанности данного лица в законе. В юридический состав, являющийся основанием возникновения такой обязанности, включается событие, установленное законом (например, некоторые из существенных корпоративных действий), и обращение управомоченного лица к обязанному с соответствующим требованием.

Закрепленной в законе возможностью применения самозащиты в акционерных правоотношениях является, на наш взгляд, упоминавшийся в прежней редакции п. 8 ст. 55 ФЗ "Об АО" вариант: в случае если в течение установленного законом срока советом директоров акционерного общества не принято решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров или принято решение об отказе в его созыве, внеочередное общее собрание акционеров может быть созвано органами и лицами, требующими его созыва.

В качестве мер оперативного воздействия можно выделить заявление акционером требования акционерному обществу о выкупе акций в случаях, предусмотренных законом (ст. 75 ФЗ "Об АО"). Требование о выкупе является реакцией акционера на действия акционерного общества, совершение которых он полагает влекущим, например, снижение стоимости акции и тем самым нарушающим его интересы. К оперативным мерам воздействия относятся также требование акционера о выкупе лицом, которое приобрело более 95% акций открытого акционерного общества, принадлежащих ему акций (ст. 84.7 ФЗ "Об АО");

о выкупе лицом, которое приобрело более 95% акций открытого общества, ценных бумаг открытого общества (ст. 84.8 ФЗ "Об АО");

принятие акционером обязательного предложения о приобретении акций в случае поглощения, направленного "поглотившим" акционерное общество лицом (ст. 84.2, 84.3 ФЗ "Об АО").

К согласительному порядку в рамках неюрисдикционной формы защиты относят способы разрешения конфликтов, альтернативные судебному и третейскому разбирательству, например, примирительные процедуры*(384), и корпоративный порядок урегулирования конфликтов.

Основным условием для возникновения возможности применения согласительного порядка является намерение сторон достигнуть компромисса, конструктивно преодолеть противоречия, составляющие основу возникновения конфликта. В том случае, если конфликтующие стороны настроены на конфронтацию, эффективнее юрисдикционная форма решения конфликта.

По сложившейся в России практике акционеры чаще защищают свои права в юрисдикционной форме в порядке искового производства. Дела по спорам между акционером и акционерным обществом, вытекающим из деятельности акционерного общества, за исключением трудовых споров, рассматривают арбитражные суды (п. ч. 1 ст. 33 АПК РФ). Дела по спорам между акционерным обществом и членами органов управления - физическими лицами подведомственны судам общей юрисдикции (ст. 22 ГПК РФ, Постановление Президиума Верховного Суда РФ от декабря 2002 г. N 27пв02 "О рассмотрении судами Российской Федерации дел с участием акционерных обществ"*(385), Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 ноября 2003 г. N 17 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ"*(386)).

С введением в АПК РФ новой главы - 28.1 "Рассмотрение дел по корпоративным спорам" назрела необходимость пересмотра правил о подведомственности.*(387) Исковые способы защиты по критерию материально-правового результата воздействия на спорные правоотношения разделяются в литературе на:

- исполнительные (результат - исполнение обязанности в принудительном порядке);

- установительные (результат - признание наличия либо отсутствия правоотношения);

- преобразовательные (результат - прекращение или изменение правоотношения, возникшего из факта нарушения либо оспаривания права)*(388).

В качестве примеров исполнительных способов защиты нарушенных (оспариваемых) прав и законных интересов акционеров можно привести:

- требование о выплате объявленных дивидендов (ст. 42 ФЗ "Об АО")*(389);

- требование о внесении записи в реестр акционеров (ст. 44, 45 ФЗ "Об АО")*(390);

- требование об обязательном выкупе акций акционерного общества (ст. 75, 76 ФЗ "Об АО")*(391);

- требование о предоставлении информации (ст. 91 ФЗ "Об АО")*(392).

К установительным способам относится, в частности, требование о признании сделки акционерного общества недействительной. В рамках указанного способа можно выделить требование о признании недействительной крупной сделки с активами акционерного общества (п. 6 ст. 79 ФЗ "Об АО")*(393), требование о признании недействительной сделки акционерного общества с заинтересованностью (п. 1 ст. 84 ФЗ "Об АО")*(394).

Основным преобразовательным и наиболее часто используемым на практике способом защиты прав акционеров является требование о признании недействительными решений органов управления АО (п. 7 ст. 49, п. 5 ст. 68 ФЗ "Об АО")*(395). Реже предъявляется также относящееся к преобразовательным способам защиты требование о переводе прав и обязанностей покупателя акций на акционера, чье преимущественное право покупки акций нарушено (п. 3 ст. 7 "Об АО")*(396).

При наличии соглашения между акционерным обществом и акционерами, например, в случае заинтересованности в конфиденциальности и оперативности разбирательства, акционеры для решения корпоративного спора могут обратиться в третейский суд.

В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации"*(397) в России могут образовываться постоянно действующие третейские суды и третейские суды для разрешения конкретного спора.

Среди постоянно действующих третейских судов, в которых стороны корпоративных конфликтов могут разрешить свои противоречия, в силу своего состава и практического опыта интерес представляют, например, Третейский суд при Торгово-промышленной палате РФ*(398), Третейский суд саморегулируемой организации профучастников рынка ценных бумаг "Национальная ассоциация участников фондового рынка"*(399). Но третейское разбирательство пока не получило распространения при урегулировании корпоративных конфликтов. И нам представляется более эффективной в этих случаях неюрисдикционная форма защиты.

Таковы основные формы защиты нарушенных прав и законных интересов акционеров. Вместе с тем нельзя игнорировать возможность "упреждения" и внутреннего регулирования корпоративных конфликтов (между органами общества и его акционерами, а также между акционерами, если такой конфликт затрагивает интересы общества), что в равной мере позволяет обеспечить соблюдение и охрану прав акционеров и защитить имущественные интересы и деловую репутацию общества. С учетом этого Кодекс корпоративного поведения предлагает хозяйственным обществам, в первую очередь акционерным обществам, энергично использовать механизмы досудебного урегулирования корпоративных конфликтов (гл. 10).

Выводы:

Исходя из доказанности нами ситуативной характеристики акционера как миноритарного, мы делаем вывод о том, что последний может использовать все освещенные выше формы и способы защиты своих субъективных прав и законных интересов.

В то же время именно акционер, обладающий незначительным числом акций, в первую очередь голосующих, и имеющий незначительные шансы на рассмотрение и удовлетворение его иска в суде, будет более активно использовать неюрисдикционную форму защиты, защиту в широком смысле слова.

§ 3. Система внутрикорпоративной охраны и защиты прав миноритарных акционеров В литературе справедливо отмечается в качестве одной из тенденций развития системы источников гражданского права "ориентация императивных норм на защиту более слабой стороны правоотношения"*(400). С одной стороны, императивные нормы отражают необходимость государственного регулирования рыночных отношений, защиты публичных интересов, а с другой стороны, они обеспечивают нормативно-правовую поддержку более слабой в экономическом отношении стороны обязательства*(401). По своей сути соответствующие положения предусматривают не только отступление от доминирующего в гражданско-правовых отношениях принципа диспозитивности, но и содержат некоторые исключения из принципов юридического равенства сторон, свободы договора, правовой инициативы, автономии воли субъектов, правонаделения.

Выравнивание положения сторон возможно с позиции как одностороннего усиления прав одной стороны (слабого субъекта в обязательстве), так и с позиции усиления гражданско-правовой ответственности или увеличения обязанностей другой стороны (сильной стороны в обязательстве). Эффективность (оптимальность) того или иного метода зависит от природы конкретного правоотношения, его содержания, а также от правового статуса субъектов правоотношения.

Например, участники акционерных отношений, в общем имея единый (родовой) правовой статус акционера акционерного общества, обладают различными ресурсами для принятия обществом тех или иных решений, в которых они могут быть персонально заинтересованы. Исходя из этого, законодатель с целью защиты законных интересов слабой стороны в определенных имущественных и организационных отношениях отходит от принципа юридического равенства участников. Одним из таких случаев является механизм "сдерживания" совершения акционерным обществом сделки, в которой имеется заинтересованность отдельных должностных лиц органов управления акционерного общества, лиц, имеющих право давать обществу обязательные для него указания, или акционеров, владеющих совместно со своими аффилированными лицами 20 или более процентами голосующих акций общества. Положения ст. 81-84 ФЗ "Об АО" направлены "на предотвращение конфликта интересов между органами управления акционерным обществом... и акционерами, в том числе миноритарными акционерами, не способными на этапе заключения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, защитить свои законные интересы"*(402). Конституционный Суд РФ характеризует миноритарных (мелких) акционеров именно как слабую сторону в системе соответствующих имущественных и организационных отношений (абз. 4 п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. N 5 П)*(403).

В соответствии с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ защита прав и свобод может осуществляться способами, хотя и не предусмотренными в гражданско-правовых нормативных актах, но не противоречащими им;

способами, вытекающими из общих начал и духа закона. Таким образом, законодатель оставляет перечень способов защиты открытым, т.е. не ограниченным в количественном показателе (составе). Это служит одной из важнейших гарантий возможности беспрепятственной реализации гражданами своих прав и охраняемых законом интересов.

Однако из материалов правоприменительной практики явствует, что очень часто гражданские права не могут быть осуществлены именно по причине отсутствия реальной действенной их защиты. Во многих случаях гражданские права остаются незащищенными, а значит, всего лишь продекларированными законодателем. Таким образом, нарушается принцип гарантированности государственной защиты прав и свобод граждан (ст. 45 Конституции РФ).

В литературе подробно рассматриваются вопросы защиты гражданских прав*(404). В основном идет поиск наиболее оптимальных способов защиты гражданских прав, их систематизация, классификации. Однако как бы ни были разнообразны способы защиты, их количество в законах, они не могут быть реализованы, эффективно использованы без выработки и закрепления в правовых актах, в обычаях делового оборота или договорах механизма защиты субъективных гражданских прав.

С.Д. Могилевский делит гарантии прав акционеров на две группы: (1) гарантии реализации прав акционеров и (2) гарантии восстановления нарушенных прав.

Последние он связывает с возможностью акционера в судебном порядке восстановить уже нарушенные права*(405), что, на наш взгляд, сужает палитру мер и способов защиты.

Для теории и практики представляет интерес, что в Германии защита прав акционеров понимается и как охрана, и как обеспечение. Ее основными принципами по немецкому законодательству являются: предоставление каждому владельцу хотя бы одной акции акционерного общества права голоса на общем собрании акционеров;

отсутствие препятствий в регистрации прав собственности на акции;

возможность свободного осуществления прав, связанных с обладанием и распоряжением акциями;

участие в формировании совета директоров;

участие в распределении прибыли компании*(406).

Аналогичный подход мы наблюдаем при анализе законодательства штатов США, а также уставов американских корпораций. В качестве механизмов для защиты прав и интересов мелких акционеров в штатах применяются методы повышения эффективности участия миноритарных акционеров в управлении корпорацией при осуществлении ими права голоса. К ним относятся:

- использование кумулятивного голосования при избрании членов совета директоров (как правило, при условии включения соответствующего положения в устав корпорации);

- соглашения акционеров о голосовании принадлежащими им акциями определенным образом;

- ограничение количества голосов, которые могут принадлежать одному акционеру;

- выпуск неголосующих акций, акций с ограниченным правом голоса или, напротив, "многоголосых" акций;

- предоставление миноритариям права "вето" при принятии корпоративных решений.

Положения законов в определенных случаях могут быть изменены уставами корпораций, например, путем установления повышенных требований к кворуму или количеству голосов акционеров, необходимых для принятия того или иного решения, по сравнению с требованиями, предусмотренными законом штата.

Указанные юридические инструменты рекомендованы также Примерным (Модельным) законом о предпринимательских корпорациях США 1984 г. (MBCA) (с послед. изм.)*(407).

Рассматривая вопросы защиты в широком смысле слова по российскому праву, следует обратить внимание на возможность обеспечения и защиты акционерами своих прав через органы акционерного общества.

Через общее собрание акционеров, право участия в котором не зависит от числа и категории акций, не подлежит ограничению, акционеры, в том числе миноритарные, решают следующие вопросы:

1. Существования и деятельности акционерного общества (например, пп. 1, 2, 3, 6, 7, 11 п. 1 ст. 48 ФЗ "Об АО":

- внесение изменений и дополнений в устав общества или утверждение устава общества в новой редакции;

- реорганизация общества;

- ликвидация общества, назначение ликвидационной комиссии и утверждение промежуточного и окончательного ликвидационных балансов;

- увеличение уставного капитала общества путем увеличения номинальной стоимости акций или путем размещения дополнительных акций, если уставом общества в соответствии с ФЗ "Об АО" увеличение уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества;

- уменьшение уставного капитала общества путем уменьшения номинальной стоимости акций, путем приобретения обществом части акций в целях сокращения их общего количества, а также путем погашения приобретенных или выкупленных обществом акций;

- утверждение годовых отчетов, годовой бухгалтерской отчетности, в том числе отчетов о прибылях и убытках (счетов прибылей и убытков) общества, а также распределение прибыли (в том числе выплата (объявление) дивидендов, за исключением прибыли, распределенной в качестве дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года) и убытков общества по результатам финансового года).

2. Управления и контроля в акционерном обществе (например, пп. 4, 8, 9, 10, 13 п. 1 ст. 48 ФЗ "Об АО":

- определение количественного состава совета директоров (наблюдательного совета) общества, избрание его членов и досрочное прекращение их полномочий;

- образование исполнительного органа общества, досрочное прекращение его полномочий, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества;

- избрание членов ревизионной комиссии (ревизора) общества и досрочное прекращение их полномочий;

- утверждение аудитора общества;

- избрание членов счетной комиссии и досрочное прекращение их полномочий).

3. Непосредственно своих прав (например, пп. 5, 6, 7, 10.1, 11, 14, 19 п. ст. 48 ФЗ "Об АО":

- определение количества, номинальной стоимости, категории (типа) объявленных акций и прав, предоставляемых этими акциями;

- увеличение уставного капитала общества путем увеличения номинальной стоимости акций или путем размещения дополнительных акций, если уставом общества в соответствии с ФЗ "Об АО" увеличение уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества (через реализацию преимущественных прав приобретения размещаемых посредством открытой и закрытой подписки дополнительных акций в соответствии со ст. 40 ФЗ "Об АО");


- уменьшение уставного капитала общества путем уменьшения номинальной стоимости акций, путем приобретения обществом части акций в целях сокращения их общего количества, а также путем погашения приобретенных или выкупленных обществом акций (через реализацию нормы п. 3 ст. 29 ФЗ "Об АО" о выплате всем акционерам общества денежных средств и (или) передаче им принадлежащих обществу эмиссионных ценных бумаг, размещенных другим юридическим лицом);

- выплата (объявление) дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года;

- утверждение годовых отчетов, годовой бухгалтерской отчетности, в том числе отчетов о прибылях и об убытках (счетов прибылей и убытков) общества, а также распределение прибыли (в том числе выплата (объявление) дивидендов, за исключением прибыли, распределенной в качестве дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года) и убытков общества по результатам финансового года;

- дробление и консолидация акций;

- утверждение внутренних документов, регулирующих деятельность органов общества.

Защита своих прав через совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества может осуществляться акционерами только косвенно, через своих представителей с соблюдением ряда ограничительных условий.

Акционеры (акционер), являющиеся в совокупности владельцами не менее чем 2% голосующих акций общества (п. 1 ст. 53, ст. 66 ФЗ "Об АО"), выдвигают кандидатов в совет директоров (наблюдательный совет). Это пример реализации права миноритарных акционеров на участие в управлении акционерным обществом:

- во-первых, через участие в высшем органе управления - общем собрании акционеров;

- во-вторых, через формирование органа управления, осуществляющего общее руководство деятельностью акционерного общества.

По классификации механизмов, применяемых для обеспечения прав миноритарных акционеров в ФРГ, это специальные права, принадлежащие миноритарным акционерам, обладающим определенным числом акций*(408).

Если акционеры, в том числе миноритарные, выдвигают и избирают кого-либо в совет директоров, то они вправе рассчитывать, что их кандидат будет при решении вопросов управления акционерным обществом выражать их интересы и обеспечивать, охранять их субъективные права.

Ассоциация по защите прав инвесторов (АПИ) разработала характеристику независимого директора, при этом наиболее тщательно регламентируются ожидаемые взаимоотношения независимого директора с группами заинтересованных лиц (9 требований из 15)*(409). Есть требования, адресованные и конкретно к директорам - представителям миноритарных акционеров.

В самом общем виде АПИ от сотрудничающих с ней представителей миноритариев требует учитывать пожелания членов Ассоциации и других миноритарных акционеров, оказывать содействие улучшению финансовой и информационной прозрачности акционерного общества для других акционеров. В рамках второй задачи директора представители миноритарных акционеров и независимые директора действуют в одном направлении.

Однако, несмотря на то что независимых директоров в России начали выдвигать в основном миноритарные акционеры (в 2000 г.;

на декабрь 2000 г. по неофициальной статистике ФКЦБ России*(410) - около 60), эти два вида директоров не тождественны. Сопоставим характеристики директоров - представителей миноритариев и независимых директоров.

И те, и другие должны быть независимы (в финансовом и ином смысле) от руководства (менеджмента) акционерного общества, владельца контрольного пакета акций (преобладающего акционера), крупных контрагентов и конкурентов компании.

Но к представителям миноритариев не предъявляются требования независимости от аффилированных лиц акционерного общества. На практике миноритарии платят вознаграждение своим представителям в совете директоров (в этом нет ничего противоправного), что обеспечивает некоторую финансовую зависимость.

Отличия по субъектному составу: государство может обладать незначительным числом акций, и тогда его представитель в совете директоров по формальным признакам должен быть признан директором от миноритариев (содержательная характеристика, специфика правового статуса не позволяют нам признавать государство миноритарным акционером).

Помимо общих требований к членам совета директоров (действовать в интересах акционерного общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно - п. 1 ст. 71 ФЗ "Об АО") представители миноритариев должны голосовать против сделок, наносящих ущерб этим акционерам (по версии АПИ, также акционерам - членам АПИ).

Институт корпоративного права и управления (ICLG) в своем определении независимого директора*(411), с одной стороны, косвенным образом также выделяет различия между директорами - представителями миноритарных акционеров и независимыми директорами, а с другой стороны, четче устанавливает критерии отнесения акционеров к миноритариям. Так, независимый директор не может и не должен представлять акционера, контролирующего более 2% голосующих акций компании. Таким образом, констатируется связь независимого директора с акционерами и раскрывается понятие миноритария как владельца не более 2% голосующих акций акционерного общества.

Встречаются, на наш взгляд, и излишне категоричные суждения. В отчете Ассоциации менеджеров "От независимого директора к профессиональному члену совета директоров"*(412) в противовес "традиционному определению" независимого директора предложено "новое определение": реально независимый директор не зависит ни от кого (включая миноритарных акционеров) и сводит интересы различных групп воедино, помогая им найти баланс и выполняя роль профессионального арбитра. По мнению Найджэла Моббса (председатель совета директоров компании "Слау Эстейтс", имеющего многолетний опыт "независимого представительства" в составе советов директоров различных компаний), независимый директор не должен быть проводником чьих бы то ни было интересов ни акционеров, ни кого-то еще. Он должен быть независимым контролирующим фактором, призванным обеспечивать хорошее управление, подвергать критике стратегию и работу компании и предлагать взвешенные советы*(413).

Несколько мягче вариант: "Под независимым директором понимается лицо, не являющееся должностным лицом или сотрудником компании или аффилированных с ней структур либо лицом, связанным с ними или кем бы то ни было еще так, что, по мнению Совета директоров, это препятствовало бы вынесению независимых суждений при исполнении обязанностей директора"*(414). То есть возможность представления интересов миноритариев независимым директором не отрицается вовсе, но его характер и последствия подлежат оценке со стороны совета директоров*(415).

На наш взгляд, понятия "директора - представители миноритарных акционеров" и "независимые директора" различаются. Помимо упомянутых выше критериев, выделим главный: директора - представители миноритарных акционеров в отличие от независимых директоров, призванных обеспечивать реализацию интересов акционерного общества в целом и баланс интересов различных групп акционеров, могут отстаивать интересы исключительно миноритариев.

Для исполнения избранными от миноритариев членами совета директоров своих обязанностей перед "доверителями" возможно оформление отношений между ними договором, предусматривающим права, обязанности и ответственность сторон, вознаграждение директорам. В этом случае миноритарный директор не может быть независимым. Более того, при решении вопроса с коллизией интересов акционерного общества и миноритарных акционеров может возникнуть ситуация, когда директор должен будет нарушить свои обязанности либо перед обществом, либо перед доверителем. Чтобы освободить его от ответственности, необходимо предусмотреть иерархию требований к поведению директоров во внутренних актах акционерного общества, в его уставе, а в дальнейшем и в ФЗ "Об АО".

Разделение понятий независимого и миноритарного директоров не означает взаимоисключающего выбора между ними. Их сосуществование в рамках совета директоров (наблюдательного совета) одного акционерного общества допустимо и желательно, так как предусматривает обеспечение баланса интересов в обществе*(416).

Через своих представителей в совете директоров миноритарный акционер защищает свои права, решая следующие вопросы:

- увеличение уставного капитала общества путем размещения обществом дополнительных акций в пределах количества и категорий (типов) объявленных акций, если уставом общества в соответствии с ФЗ "Об АО" это отнесено к его компетенции (через реализацию преимущественных прав приобретения размещаемых посредством открытой и закрытой подписки дополнительных акций в соответствии со ст. 40 ФЗ "Об АО");

- рекомендации по размеру дивиденда по акциям и порядку его выплаты;

- утверждение внутренних документов общества, за исключением внутренних документов, утверждение которых отнесено ФЗ "Об АО" к компетенции общего собрания акционеров, а также иных внутренних документов общества, утверждение которых отнесено уставом общества к компетенции исполнительных органов общества (пп. 5, 11, 13 п. 1 ст. 65 ФЗ "Об АО").

Е.И. Никологорская считает, что совет директоров, в котором возможно создать специальный комитет, и единоличный исполнительный орган являются органами акционерного общества, уполномоченными разрешать корпоративные конфликты*(417).

Возможности совета директоров (наблюдательного совета) мы уже рассмотрели. Заявление относительно генерального директора представляется хотя и не лишенным логики с позиций трудового права и должностных характеристик руководителя, но не находящим легального подкрепления в ФЗ "Об АО", где компетенция исполнительных органов намечена весьма расплывчато.

При желании мы можем выявить рычаги воздействия на правонарушителей и превентивные меры в компетенции счетной комиссии и ревизионной комиссии (ревизора), но непосредственно защищать права акционера, на наш взгляд, должны корпоративный секретарь и служба внутреннего аудита (контроля).


Как отмечается в Кодексе корпоративного поведения (ККП), эффективно обеспечить соблюдение процедур, установленных законодательством, уставом и иными внутренними документами (при созыве и проведении общего собрания, раскрытии информации и т.п.) и гарантирующих реализацию прав и интересов акционеров общества, может только постоянно действующее лицо, обладающее необходимой профессиональной квалификацией и не совмещающее эту деятельность с выполнением иных функций в акционерном обществе, в связи с чем ККП призывает назначать (избирать) корпоративного секретаря общества.

Сама идея корпоративного секретаря заимствована ККП из опыта некоторых зарубежных стран (преимущественно англо-американской правовой системы). В последнее время в них явственно наблюдается тенденция к усилению роли данного института, а в отдельных государствах (в Великобритании и Австралии) положения о специальном должностном лице нашли законодательное закрепление.

"В международной практике представлены два сходных института:

корпоративный секретарь... (в США и Канаде) и секретарь компании... (в Великобритании, Австралии, Сингапуре, Гонконге, Таиланде). Главное отличие секретаря компании от корпоративного секретаря состоит в том, что функция и зона ответственности у первого несколько шире, чем у второго"*(418). В рамках континентальной правовой системы названные институты оказались менее востребованными*(419).

В России с 2007 г. корпоративный секретарь включен в Квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих, утвержденный постановлением Минтруда России от 21 августа 1998 г. N 37*(420).

В его должностные обязанности среди прочего входят:

- обеспечение соблюдения подразделениями и должностными лицами акционерного общества требований норм действующего законодательства, устава общества, а также других документов, гарантирующих реализацию прав и законных интересов акционеров;

- консультирование должностных лиц и акционеров общества, а также членов совета директоров по вопросам корпоративного права и управления;

- обеспечение доступа акционеров к документам;

- организация хранения документов, связанных с деятельностью совета директоров и собрания акционеров акционерного общества, и доступа акционеров к содержащейся в них информации, изготовление копий документов, удостоверение их подлинности;

- осуществление учета и рассмотрение обращений и запросов, поступающих от акционеров, по вопросам корпоративного управления и реализации прав акционеров;

- содействие расширению прав акционеров и их участию в корпоративном управлении;

- обеспечение выполнения установленных правил и процедур, в том числе связанных с реализацией прав акционеров по размещению акций общества, иных процедур, направленных на защиту прав и имущественных интересов акционеров;

- принятие мер по предотвращению убытков акционерному обществу и (или) его акционерам*(421).

Реализация поставленных перед корпоративным секретарем задач осуществляется в том числе благодаря такому требованию к его квалификации, как высшее профессиональное (юридическое или экономическое) образование.

В акционерном обществе с большим числом акционеров может быть предусмотрено создание аппарата корпоративного секретаря общества, состав, численность, структура и должностные обязанности сотрудников которого следует определять во внутренних документах организации.

Внутренний аудит или служба внутреннего контроля в обязательном порядке создается в организациях - профессиональных участниках рынка ценных бумаг и в кредитных организациях*(422).

В Положении о внутреннем контроле профессионального участника рынка ценных бумаг используется узкое значение внутреннего аудита. Из функций контролера для акционеров наиболее интересны:

- контроль путем проведения выборочных проверок соблюдения профессиональным участником требований законодательства РФ о рынке ценных бумаг, о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг и внутренних документов профессионального участника (п. 4.1.3);

- рассмотрение поступающих профессиональному участнику обращений, заявлений и жалоб, связанных с осуществлением профессиональным участником профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг (п. 4.1.4).

Раздел VII подробно освещает процедурные и содержательные моменты рассмотрения обращений, заявлений и жалоб: их регистрацию, сроки рассмотрения, содержание ответа.

В квартальный отчет контролера входят в обязательном порядке обобщенные сведения:

- о проведенных за квартал проверках, выявленных при их проведении нарушениях требований правовых актов и внутренних документов профессионального участника, причинах допущения выявленных нарушений;

- о принятых мерах по устранению выявленных нарушений, а также рекомендации по предупреждению аналогичных нарушений;

- о результатах рассмотрения обращений, заявлений и жалоб (о количестве рассмотренных обращений, заявлений и жалоб, о выявленных по итогам рассмотрения обращений, заявлений и жалоб нарушениях требований правовых актов и внутренних документов профессионального участника, причинах допущения соответствующих нарушений, о принятых мерах по устранению и предупреждению аналогичных нарушений в дальнейшей деятельности профессионального участника) (п. 6.2).

Косвенным образом в этом Положении освещены и функции исполнительных органов по защите прав акционеров. В функции контролера входит незамедлительное уведомление руководителя профессионального участника о выявленном нарушении профессиональным участником правовых актов и внутренних документов (п. 4.1.5). А руководитель профессионального участника не позднее 10 рабочих дней с даты представления ему контролером отчета о проверке выявленного нарушения либо квартального отчета, содержащего сведения о следующих нарушениях профессиональным участником правовых актов, информирует в письменной форме федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг о соответствующих нарушениях и о принятых профессиональным участником мерах, в том числе по устранению нарушений и предупреждению аналогичных нарушений в дальнейшей деятельности профессионального участника (п. 9.2).

Положение Центрального банка РФ интересно своей связью с актами международных организаций (рекомендациями Базельского комитета), более длительным сроком применения рекомендациями органам управления по осуществлению контроля за организацией деятельности юридического лица (Приложение 1).

Так, к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) рекомендуется отнесение следующих вопросов:

- создание и функционирование эффективного внутреннего контроля;

- регулярное рассмотрение на своих заседаниях эффективности внутреннего контроля и обсуждение с исполнительными органами вопросов организации внутреннего контроля и мер по повышению его эффективности;

- рассмотрение документов по организации системы внутреннего контроля, подготовленных исполнительными органами организации, службой внутреннего контроля (далее - СВК), иными структурными подразделениями, аудиторской организацией, проводящей (проводившей) аудит;

- принятие мер, обеспечивающих оперативное выполнение исполнительными органами организации рекомендаций и замечаний СВК, аудиторской организации, проводящей (проводившей) аудит, и надзорных органов;

- своевременное осуществление проверки соответствия внутреннего контроля характеру, масштабам и условиям деятельности организации в случае их изменения.

К компетенции исполнительных органов рекомендуется отнесение следующих вопросов:

- установление ответственности за выполнение решений совета директоров (наблюдательного совета), реализацию стратегии и политики юридического лица в отношении организации и осуществления внутреннего контроля;

- делегирование полномочий на разработку правил и процедур в сфере внутреннего контроля руководителям соответствующих структурных подразделений и контроль за их исполнением;

- проверка соответствия деятельности организации внутренним документам, определяющим порядок осуществления внутреннего контроля, и оценка соответствия содержания указанных документов характеру и масштабам деятельности организации;

- распределение обязанностей подразделений и служащих, отвечающих за конкретные направления (формы, способы осуществления) внутреннего контроля;

- рассмотрение материалов и результатов периодических оценок эффективности внутреннего контроля;

- создание эффективных систем передачи и обмена информацией, обеспечивающих поступление необходимых сведений к заинтересованным в ней пользователям;

- создание системы контроля за устранением выявленных нарушений и недостатков внутреннего контроля и мер, принятых для их устранения.

Органам управления в целом рекомендуется:

- оценивать риски, влияющие на достижение поставленных целей, и принимать меры, обеспечивающие реагирование на меняющиеся обстоятельства и условия в целях обеспечения эффективности оценки рисков;

- обеспечить участие во внутреннем контроле всех служащих организации в соответствии с их должностными обязанностями;

- установить порядок, при котором служащие доводят до сведения органов управления и руководителей структурных подразделений организации информацию обо всех нарушениях законодательства РФ, учредительных и внутренних документов, случаях злоупотреблений, несоблюдения норм профессиональной этики;

- принимать документы по вопросам взаимодействия СВК с подразделениями и служащими организации и контролировать их соблюдение;

- исключить принятие правил и (или) осуществление практики, которые могут стимулировать совершение действий, противоречащих законодательству РФ, целям внутреннего контроля.

Даже в широкой (и ошибочной, по мнению ряда исследователей) трактовке внутреннего контроля в Положении Центрального банка РФ есть свои достоинства:

п. 2.2 Положения предлагает нормативную базу для возложения на органы управления, ревизионную комиссию (ревизора), главного бухгалтера и специализированные службы и должностных лиц обязанностей по соблюдению законодательства и внутренних документов, в нашем случае обеспечивающих реализацию прав и интересов акционеров.

Примечательно, что ККП предлагает органам акционерного общества (их членам) участвовать в урегулировании конфликта даже между акционерами (посредничество между акционерами при урегулировании конфликта): с согласия акционеров, являющихся сторонами в корпоративном конфликте, участвовать в переговорах между акционерами, предоставлять акционерам имеющиеся в их распоряжении и относящиеся к конфликту информацию и документы, разъяснять нормы акционерного законодательства и положения внутренних документов акционерного общества и т.д.

Вообще практикой наилучшего корпоративного поведения значительная роль в совершенствовании механизмов защиты прав и законных интересов акционеров отводится развитию корпоративного (локального) порядка урегулирования корпоративных конфликтов (гл. 10 ККП), процедура осуществления которого может быть включена в устав и иные внутренние документы акционерного общества.

На наш взгляд, участие органов и должностных лиц акционерного общества в защите прав акционеров является таким же проявлением процессов саморегулирования бизнеса, как и неюрисдикционная форма защиты прав.

Последнюю мы подробно рассмотрели в предыдущем параграфе и поэтому обратимся в заключение еще к одному варианту охраны и защиты прав миноритарных акционеров внутренними средствами акционерного общества.

Ряд авторов (Р.Ю. Ивлиев, С.Д. Могилевский, М.В. Молодцов*(423)) отмечают необходимость для реализации и защиты прав одних лиц конкретизацию этих прав и возложение соответствующих обязанностей на контрагентов.

Например, С.Д. Могилевский пишет о четкой фиксации определенного объема прав акционеров в законе;

о законодательном установлении процедур, которые позволяют акционерам реализовывать их права;

об обязанностях акционерного общества и его органов управления и должностных лиц.

Р.Ю. Ивлиев - о конкретизации правовых норм, затрагивающих права акционеров, как в нормативных правовых актах, так и в учредительных, во внутренних документах акционерного общества;

о процедурной регламентации процесса осуществления прав акционеров и совершения юридически значимых для акционерного общества действий, способных повлиять на реализацию акционерами своих прав;

об установлении запретов и корреспондирующих обязанностей, обращенных к обязанным по отношению к акционерам субъектам.

М.В. Молодцов утверждает: "В цивилизованном правовом государстве механизм реализации прав должен включать не только систему гарантий по обеспечению прав... но и систему гарантий по обеспечению исполнения другой стороной корреспондирующих с этими правами обязанностей"*(424).

В.С. Анохин и Е.Ю. Асташкина настаивают на выделении организационного (внутрикорпоративного) элемента специальных гарантий прав акционеров*(425).

Исходя из этих указаний, эффективным, а в ряде случаев (с учетом пробелов в действующем законодательстве) необходимым считаем конкретизацию прав акционеров, процедур их осуществления и защиты, встречных обязанностей акционерного общества, его органов и должностных лиц, а также их ответственности за нарушение прав акционеров и неисполнение (ненадлежащее исполнение) своих обязанностей во внутренних документах общества*(426).

Например, у акционера есть методы защиты своих прав в случае отказа совета директоров в созыве по инициативе первого внеочередного общего собрания акционеров (п. 8 ст. 55 ФЗ "Об АО"), но довольно слабы рычаги воздействия на этот орган управления в случае невключения предложенных им вопросов в повестку дня общего собрания акционеров и кандидатур в члены органов акционерного общества (ведь незаконность отказа, которая является основанием для привлечения к административной ответственности по п. 1 ст. 15.23.1 КоАП РФ, еще надо доказать).

Ярким примером нарушения прав акционеров в последнее время стало завышение платы за копии документов, предоставляемых по его запросу, путем необоснованного увеличения "затрат на их изготовление" (п. 3.8 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденного постановлением ФКЦБ России от 31 мая 2002 г. N 17/пс. Цена одной страницы копии должна быть зафиксирована не просто в одном из решений общего собрания акционеров, а, например, в локальном Положении об общем собрании акционеров или о доступе акционеров и инвесторов к информации об акционерном обществе и его деятельности.

Кроме четкого оформления прав это дает акционеру возможность обжаловать решение общего собрания акционеров в случае принятия локальных правовых актов, ухудшающих его положение.

В целом система внутрикорпоратиной охраны и защиты представляется более выгодной миноритарным акционерам с экономической точки зрения (экономия на судебных расходах), с точки зрения оперативности и конфиденциальности, а также за счет создания более гибких процедур рассмотрения жалоб и заявлений, оперативного вмешательства при выявлении правонарушений.

Выводы:

Итак, система внутрикорпоративной охраны и защиты прав акционеров ориентирована в большей степени на слабую сторону, т.е. миноритарных акционеров. В настоящее время в России целесообразно по опыту ряда зарубежных стран рассматривать ее в широком смысле слова. В этом случае в нее предлагается включать:

- обеспечение и защиту акционерами своих прав через органы и должностных лиц акционерного общества;

- локальное правотворчество;

- самозащиту прав акционеров;

- меры оперативного воздействия;

- внутрикорпоративный согласительный (согласовательный) порядок защиты.

Именно в таком понимании нормы об охране и защите прав акционеров целесообразно включить в главу "Акционеры и их права" при реструктуризации ФЗ "Об АО".

В ожидании изменения акционерного законодательства предложенную схему можно использовать в локальных правовых актах акционерных обществ, в частности, в уставе и кодексе корпоративного управления.

Заключение В настоящей работе проведено комплексное исследование правового статуса акционеров и миноритарных акционеров, в частности. Акционеры являются ключевыми фигурами для акционерного общества, инвесторами, за счет средств которых происходит развитие одной из основных организационно-правовых форм бизнеса.

Выявлены типичные, наиболее часто повторяющиеся, атипичные, специальные и факультативные, случайные характеристики при определении акционера путем сравнительно-правового анализа легальных и доктринальных позиций;

выработана авторская характеристика акционера.

Понятие "акционер" и его положение раскрывают следующие элементы.

1. Имущественная характеристика:

- участие в формировании уставного капитала акционерного общества;

- владение акциями на праве собственности;

- права требования к акционерному обществу (части прибыли в виде дивидендов, ликвидационной стоимости);

- иные имущественные права при деятельности акционерного общества.

2. Характеристика в сфере отношений по управлению:

- положительное решение вопросов о создании акционерного общества, утверждении его устава, избрании его органов, оценке вкладов, вносимых в неденежной форме, и др.;

- права на участие в управлении акционерным обществом.

3. Организационно-имущественная характеристика или формальная определенность: фиксация данных акционера в специальном списке акционеров (реестре).

Два первых элемента имущественной характеристики и первый элемент характеристики в сфере отношений по управлению выступают обязательными предпосылками установления статуса акционера, а остальные - правовыми последствиями такого установления.

Характеристика акционера как миноритарного является ситуативной: зависит не от абсолютной величины пакета его акций, а от "распределения сил" в акционерном обществе. В связи с этим она не может быть легализована.

В широком смысле миноритарным является акционер, владеющий меньшей долей, чем контрольный пакет акций.

Все права акционеров непосредственно или опосредованно связаны с имуществом. Но так как имущественные отношения в акционерном праве строятся исходя из числа акций, а не акционеров, для характеристики миноритарности/мажоритарности необходимо обратиться к сфере управления и контроля. Непосредственно осуществить право на участие в управлении акционер может на общем собрании акционеров. Таким образом, преобладающее участие в капитале, точнее - мажоритарность, означает такую долю обладания акциями акционерного общества, которая с учетом всех значимых корпоративных обстоятельств позволяет ее владельцу обеспечивать принятие решений общего собрания акционеров.

Определение управленческой монополии - достаточность голосов для принятия решений на общем собрании акционеров - зависит от моментов корпоративной практики, типичных для данного акционерного общества, наиболее значимые из которых:

1) категории (типы, классы) акций;

2) состав акционеров, в том числе участие в акционерном обществе государства и муниципальных образований, а также основания такого участия;

3) "распыленность" акций;

4) оборот акций;

5) наличие отношений аффилированности;

6) наличие акционерных соглашений;

7) возможность "поглощения", наличие интереса со стороны рейдеров;

8) потенциальные и реальные условия предоставления права голоса по акциям на конкретном общем собрании акционеров;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.