авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Л.М.ФИЛИНСКИЙ

КВАДРОЛЕКТИКА

ПРИРОДЫ

Том I

Теория и практика матричной систематики

2012 г.

Оглавление

Стр.

Предисловие 2

......................................................

..

Раздел I. Глава 1.Теория и практика матричной систематики......... 25 1.1 Унифицированный классификационный макет на базе обобщенной модели системы*(УКСМ или матрица «Уникласс»)..... 25 2. Апробация матрицы «Уникласс» на примерах фундаментальных Систем микро - и макромира................ 2.1. Система химических элементов.......................... 2.2. Система рудных формаций............................... 3. Геономический ансамбль позиционных природных систем....... 3.1.Общие положения....................................... 3.2. Граф геономического ансамбля............................ 4. К проблеме «великого объединения» физических взаимодействий.. 4.1. Общие положения....................................... 4.2. Структура и размерность физического мира.................. 4.3. Бинарная геометрофизика энергетических полей.............. Выводы.................................................... Из неопубликованного........................................ Литература................................................. Приложение 1............................................... Предисловие «Именно диалектика является для современного естествознания наиболее важной формой мышления…».

Ф. Энгельс. «Диалектика природы»

Главной целью настоящей работы является обоснование с иллюстрацией на конкретных примерах установленного общего алгоритма образования, организации и функционирования любых фундаментальных Систем – прямой и обращенной периодичности внутрисистемных полярных функциональных свойств. Именно в свете этого общесистемного инварианта раскрывается сущность названия работы – Квадролектика природы. Этот новообразованный термин имеет неслучайное семантическое сходство со всем известным философским методом мышления: квадролектика – это системная диалектика, учитывающая не только прямые диалектические связи полярных внутрисистемных свойств, генерируемых причинным действием, но и обратные связи этих же свойств, но, в свою очередь, генерируемых противодействием.

Правомерность введения в практику системных исследований нового термина подтверждается и квадратной формой разработанной и апробированной на фундаментальных примерах системно-классификационной матрицы «Уникласс», концептуальное, философско-методологическое и физико математическое обоснование которой изложено в начальной главе.

Методология системных исследований имеет свою богатую историю, связанную, прежде всего, с историей развития естествознания и философии, свою понятийно-терминологическую базу, в которую органично включаются полностью категориальный аппарат диалектики, ее законы и принципы. Ниже ограничимся изложением энциклопедических определений основных философских и естественнонаучных понятий: система, систематика, системный подход, связь. В данных понятиях кратко, но достаточно содержательно отражена история системных исследований, их философско методологическая направленность и перспективы развития. Энциклопедические определения перечисленных фундаментальных понятий даны в алфавитном порядке с последующими авторскими комментариями.

Связь – взаимообусловленность существования явлений, разделенных в пространстве и (или) во времени. Понятие связи принадлежит к числу важнейших научных понятий: с выявления устойчивых, необходимых связей начинается научное познание, а в основании любой науки лежит анализ связей причины и следствия – универсальной связи явлений, действительное наличие которой делает возможным установление законов природы.

В истории познания принцип всеобщей связи предметов и явлений выступал как один из основных принципов диалектики. Однако вплоть до 20 века главным предметом обсуждения был именно принцип всеобщей связи, а не понятие «связь» само по себе, не его логическая структура. Отчасти это объяснялось тем, что наука оперировала сравнительно узким набором типов связей: по существу, учитывалось деление связей лишь на внутренние и внешние, необходимые и случайные, существенные и несущественные. Важный шаг в развитии представлений о связи был сделан в 19 в., когда на основе критики механицизма, сводившего все разнообразие связей к связям механическим, была выявлена специфика связей, присущих различным формам движения материи. Фактическим основанием для этого послужили успехи химии, биологии, доказавшие глубокое своеобразие химических и биологических связей и их несводимость к связям механического движения.

В философско-методологическом плане эта проблема была сформулирована в немецкой классической философии, а ее обстоятельный анализ с позиций матдиалектики дали Ф.

Энгельс и В. Ленин. С этого времени принцип всеобщей связи предметов и явлений утверждается в качестве одного из ведущих в методологии научного познания. Развитие науки в 20 в. Сопровождается расширением типологии связей, становящихся предметом изучения. Необходимость одновременного учета нескольких типов связи порождает системный подход. Многообразие современных представлений о связи находит отражение в множестве их классификаций. С философско-методологической точки зрения, определяющее значение имеет классификация связей по формам движения материи.

Важным является разделение связей по степени детерминизма: если классическая наука оперировала преимущественно однозначно-детерминистскими связями, то в ряде областей современного познания изучение статистических совокупностей опирается на вероятностные и корреляционные связи. Различают также связь по их силе (степени жесткости), по характеру результата, который дает связь (связь порождения, преобразования), по направлению действия (прямые и обратные), по типу процессов (связь функционирования, развития, управления), по субстрату или содержанию, которое является предметом связи (связи, обеспечивающие перенос вещества, энергии, информации).

Э.Г. Юдин, 1973. БСЭ, т. 23, стр. 93.

Авторский комментарий к энциклопедическому определению понятия «связь».

Следует выделить самое главное: «в основании любой науки лежит анализ связей причины и следствия – универсальной связи явлений, действительное наличие которой делает возможным установление законов природы». Из этого тезиса вытекает два аспекта рассмотрения системных связей – онтологический (при примате причины в исследовательском процессе – от причины к следствию) и гносеологический (при примате следствия). Онтологическая – функциональная (следственная) связь системных событий также двойственна: с одной стороны, это генерализованные соотношения видов соответствующих физических взаимодействий, отражающих сущность внутрисистемных полярных свойств. Последние, с другой стороны, обусловлены феноменологической спецификой конкретной системы по роду и ступени форм движения материи. Анализ онтологических связей – с учетом изучения соотношений категорий сущности и явления – предмет общей теории взаимодействий. Понятие онтологической связи тесно связано с понятием периодичности качественно-количественных изменений внутренних свойств любой системы: периодичность – это временное выражение прямых и обратных функциональных связей внутрисистемных полярных свойств. Из этого определения следует дифференциация периодичности на прямую и обращенную: именно эта особенность периодичности является всеобщей для всех фундаментальных Систем, выражая единый природный алгоритм их самоорганизации и функционирования.

Гносеологическая связь состояний – это генетическая (причинная) связь системных событий, установленная в процессе познания изменений их функциональных свойств (от следствия к причине) и выраженная генерализованными соотношениями причинного действия и противодействия.

Таким образом, установлением онтологической (функциональной) и гносеологической (генетической) связей системных событий решаются прямая и обратная задачи системных исследований, имеющих своей конечной целью построение объективной теории изучаемых процессов и явлений и последующий обоснованный прогноз вероятных событий. В свою очередь, собственно системные исследования представляют собой комплексный анализ внутрисистемных связей классифицируемых событий – и генетических, и кондиционалистских, и режимно-временных, и рангово-структурно морфологических, и функциональных – в строгом соответствии с дискурсивностью системообразующих факторов: причины, условия, времени, пространства, следствия. Именно перечисленные философские категории позволяют поставить точку в извечном споре системологов о том, какие же факторы следует отнести к связе- и системообразующим. Диалектический принцип всеобщей связи отражает системность окружающего нас мира, а, следовательно, вышеуказанные основные философские категории, обусловливающие его существование, самоорганизацию и развитие, и являются связе- и системообразующими факторами.

Построение полной теории изучаемых явлений необходимо предполагает также анализ межсистемных связей. Л.Ф.

(По вопросу о соотношениях причинности и связи состояний следует порекомендовать брошюру Г.А. Свечникова «Причинность и связь состояний в физике», М. Наука, 1971).

Система (от греч.– целое, составленное из частей, связанное соединение), множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которое образует единство.

Претерпев длительную эволюцию, понятие «система» с середины 20 в становится одним из ключевых философско-методологических. И специально-научных понятий. Современная разработка проблематики, связанной с понятием система, проводится в рамках системного подхода, общей теории систем, различных спец. Теорий, в кибернетике, системотехнике, системном анализе и т.д.

Первые представления о системе возникли в античной философии, выдвинувшей онтологическое истолкование системы как упорядоченности и целостности бытия.

Воспринятые от античности представления о системности бытия развивались как в системно-онтологических концепциях Б.Спинозы, Г.Лейбница, так и в построениях научной систематики 17-18 вв. (К. Линней). Принципы системной природы знания разрабатывались в нем. Класс. Философии (И.Кант, Ф.Шеллинг, Г.Гегель). Ряд проблем системных исследований разработан на базе различных философских концепций (неокантианство, холизм, гештальтпсихология, неопозитивизм). Общефилософской основой системных исследований являются законы и принципы мат.диалектики (принципы всеобщей связи явлений, развития, противоречия и др.).

Для начавшегося со 2-й половины 19 века проникновения понятия «система» в различные области научного знания важное значение имело создание эволюционной теории Ч.

Дарвина, теории относительности, квантовой механики, структурной лингвистики и др.

Возникла задача строгого определения понятия «система» и разработки операционных методов системных исследований. Интенсивные исследования в этом направлении начались только в 40-50 г.г. 20 века. Однако, многие принципы системных исследований уже были сформулированы в работах А.А. Богданова (тектология), В.И. Вернадского, Т.

Котарбиньского и др. Предложенная в конце 40-х годов Л. Берталанфи программа построения «общей теории систем» явилась одной из первых попыток обобщенного анализа системной проблематики. Дополнительно к этой программе, тесно связанной с развитием кибернетики, в 50-60 годах был выдвинут ряд общесистемных концепций и определений понятия «система». (в США, СССР, Польше, Великобритании, Канаде и др.

странах).

При определении понятия «система» необходимо учитывать теснейшую взаимосвязь его с понятиями целостности структуры, связи элемента, отношения, подсистемы и др. Поскольку понятие «система» имеет чрезвычайно широкую область применения (практически каждый объект может быть рассмотрен как система), постольку его понимание предполагает построение семейства соответствующих определений – как содержательных, так и формальных. Лишь в рамках такого семейства определений удается выразить основные системные принципы: целостности, структурности, взаимозависимости системы и среды, иерархичности, множественности описания каждой системы и др (сравни с авторским комментарием по данному вопросу. Л.Ф.) Существенным аспектом раскрытия содержания понятия «система» является выделение различных типов систем. Предложен ряд классификаций систем, использующих разные основания. В наиболее общем плане системы можно разделить на материальные и абстрактные. Первые, в свою очередь, делятся на системы неорганической природы и живые. Особый класс материальных живых систем образуют социальные системы, чрезвычайно многообразные по своим типам и формам. Абстрактные системы являются продуктом человеческого мышления;

они также могут быть разделены на множество различных типов. К числу абстрактных относятся и научные знания о системах разного типа, как они формулируются в общей теории систем, специальных теориях систем и др. В науке 20 в большое внимание уделяется исследованию языка как системы.(лингвистическая система);

в результате обобщения этих исследований возникла общая теория знаков – семиотика. Задачи обоснования математики и логики вызвали интенсивную разработку принципов построения и природы формализованных, логических систем (металогика, метаматематика). Результаты этих исследований широко применяются в кибернетике, вычислительной технике и др. При использовании других оснований классификации выделяются системы статичные и динамичные, детерминированные и вероятностные, закрытые и открытые, равновесные и неравновесные и т.д. Поведение названных классов систем описывается с помощью дифференциальных уравнений, задача построения которых решается в математической теории систем.

Современная научно-техническая революция привела к необходимости разработки и построения систем управления, автоматизированных систем сбора и обработки информации в национальном масштабе и т.д. Теоретические основы для решения этих задач разрабатываются в теориях иерархических, многоуровневых, целенаправленных, самоорганизующихся и др. систем. Сложность, многокомпонентность, стохастичность и др.

важнейшие особенности современных технических систем потребовали разработки теорий систем «человек и машина», сложных систем, системотехники, системного анализа.

В процессе развития системных исследований в 20 в более четко были определены задачи и функции разных форм теоретического анализа всего комплекса системных проблем.

Основная задача специализированных теорий – построение конкретно-научного знания о данных типах и аспектах систем, в то время как главные проблемы общей теории систем концентрируются вокруг логико-методологических принципов системных исследований, построение метатеории анализа систем. В рамках этой проблематики существенное значение имеет установление методологических условий и ограничений применения системных методов. К числу таких ограничений относятся, в частности, т.н. «системные парадоксы» – например, парадокс иерархичности (решение задачи описания данной системы возможно лишь при условии решения задачи описания всего ансамбля систем, а решение последней задачи возможно лишь при условии решения первой). Выход из этого и аналогичных парадоксов состоит в использовании метода последовательных приближений, позволяющего путем оперирования неполными представлениями постепенно добиваться более адекватного знания об исследуемой системе. Анализ методологических условий применения методов системных исследований показывает как принципиальную относительность любого описания конкретной системы, так и необходимость использования при анализе любой системы всего арсенала содержательных и формальных средств системного исследования.

В.Н. Садовский, БСЭ, т. 23, стр. 463- Не менее содержательна статья А.Ю. Бабайцева во Всемирной энциклопедии издания 2001 года, заслуживающая полного цитирования:

Система – категория, обозначающая объект, организованный в качестве целостности, где энергия связей между элементами системы превышает энергию их связей с элементами других систем, и задающая онтологическое ядро системного подхода. Формы объективизации этой категории в разных вариантах подхода различны и определяются используемыми теоретико-методологическими представлениями и средствами.

Характеризуя систему как таковую в самом общем плане, традиционно говорят о единстве и целостности взаимосвязанных между собой элементов. Семантическое поле такого понятия системы включает термины «связь», «элемент», целое, «единство», а также «структура» – схема связей между элементами. Исторически термин «система» возник в античности и включался в контекст философских поисков общих принципов организации мышления, и знания. Для понимания генезиса понятия «система» принципиален момент включения мифологических представлений о Космосе, Мировом порядке, Едином и т.п. в контекст собственно философско-методологических рассуждений. Например, сформулированный в античности тезис о том, что целое больше суммы его частей, имел уже не только мистический смысл, но и фиксировал проблему организации мышления. Пифагорейцы и элеаты решали проблему не только объяснения и понимания мира, но и онтологического обоснования используемых ими рациональных процедур (сведения одних знаний к другим, использования схем-чертежей, введения элементов доказательств и др.). Число и бытие – начала, не столько объясняющие и описывающие мир, сколько выражающие точку зрения рационального мышления и требование мыслить единство многого. Платон выражает это требование уже в явном виде: «Существующее единое есть одновременно и единое, и многое, и целое в части…». Только единство многого, т.е., система, может быть, согласно Платону, предметом познания. Отождествление стоиками системы с мировым порядком можно понять только с учетом всех этих факторов. Таким образом, генезис понятия «система» имел главным образом эпистемолого-методологическое значение, задавая принцип организации мышления и систематизации знания. В последующей истории философии закрепляется чисто эпистемологическая трактовка понятия «система». Однако, начиная с 19 века, распространяются онтологические и натуралистические интерпретации системы. Системность начинает трактоваться как свойство объектов познания, а связи между различными слоями знания – как фиксация связей в самих объектах. Речь теперь идет не столько о том, чтобы сформировать систему знания, сколько о том, чтобы воспроизвести в знании объект исследований как систему. Этот поворот порождает ряд совершенно новых и специфических проблем. Материальны ли связи? Что можно считать элементом? Может ли система развиваться? Как связана система с историческими процессами? И т.д. Развитие инженерного подхода и технологий в 20 в открывает эру искусственно-технического освоения систем. Теперь системы не только исследуются, но и проектируются и конструируются. Объекты управления также начинают рассматриваться как система. Это приводит к выделению все новых и новых классов систем: целенаправленных, самоорганизующихся, рефлексивных и др. Сам термин «система» входит в лексикон всех профессиональных сфер. Начиная с середины 20 века, широко разворачиваются исследования по общей теории систем и разработки в области системного подхода, складывается межотраслевое и междисциплинарное системное движение. Тем не менее, категориальный и онтологический статус «системы как таковой» остается во многом неопределенным. Это вызвано, с одной стороны, принципиальными различиями в профессиональных установках сторонников системного подхода, с другой стороны, попытками распространить это понятие на чрезвычайно широкий круг явлений, и наконец, процедурной ограниченностью традиционного понятия «система». Вместе с тем, во всем многообразии трактовок системы продолжают сохраняться два подхода. С точки зрения первого из них (его можно назвать онтологическим или, более жестко, натуралистическим) системность интерпретируется как фундаментальное свойство объектов познания. Тогда задачей системного исследования становится изучение специфически системных свойств объекта: выделение в нем элементов, связей и структур и пр. Причем элементы, связи, структуры и зависимости трактуются как «натуральные», присущие «природе» самих объектов и в этом смысле – объективные. Система при таком подходе полагается как объект, обладающий собственными законами жизни. Другой подход (его можно назвать эпистемолого-методологическим) заключается в том, что система рассматривается как эпистемологический конструкт, не имеющий естественной природы, и задающий специфический способ организации знаний и мышления. Тогда системность определяется не свойствами самих объектов, но целенаправленностью деятельности и организацией знаний и мышления. Различие в целях, средствах и методах деятельности неизбежно порождает множественность описаний одного и того же объекта, что порождает в свою очередь установку на их синтез и конфигурирование (системно-мыследеятельностная – СМД-методология). Традиционная точка зрения заключается в том, что поведение и свойства системы, ее целостность и внутреннее единство определяются, прежде всего, ее структурностью. Функционирование системы и материальная реализация её элементов в этом случае вторичны по отношению к структуре и определяются ею. Новая постановка проблемы вызвана, в свою очередь, развитием новых областей человеческой деятельности, в первую очередь – технического и социального проектирования. Если в классическом естественнонаучном анализе исследовательское движение осуществлялось от материально выделенных объектов к идеально представленным процессам и механизмам, присущим этим объектам, то при проектировании идут противоположным путем: от функции к процессу функционирования и лишь потом к материалу, обеспечивающему функционирование.

«Процесс» и «материал» его реализации образуют исходную категориальную оппозицию понятия системы в СМД-методологии. Другие категориальные слои системы возникают на пути «реализации» процесса на материале: «функциональная структура», задающая пространственный модус процесса;

«организованность материала», представляющая результат «наложения» структуры на материал;

«морфология» - материальное наполнение функциональных мест структуры. Связи и отношения этих категорий между собой задаются с помощью ряда других категорий (в частности, таких, как «механизм», «форма», «конструкция»). Таким образом, понятие «система» оформляется как определенная организация и иерархия категорий. (Курсив мой. Л.Ф.). С этой точки зрения, рассмотреть какой-либо объект в виде системы – это значит представить его в четырех категориальных слоях: 1) процессов, 2) функциональной структуры, 3) организованностей материала, 4) морфологии. Затем слой морфологии может быть снова разложен по слоям процессов, структур и организованностей, и это разложение будет образовывать уже второй уровень системного описания. И такая операция.может повторяться до тех пор, пока не будет получено представление объекта необходимого уровня конкретности. На этой основе в СМД-методологии была отработана достаточно подробная схема полисистемного анализа, получившая целый ряд перспективных приложений. Прежде всего, это возможность соединить любые процессуальные представления о системе со структурными и организационными. Другим преимуществом явилось эффективное решение проблемы взаимодействия структур.

А.Ю. Бабайцев, Всемирная энциклопедия. Философия. Москва, АСТ, Минск, Современный литератор, 2001, с. 936-937..

Систематика ( от греч. Systёmatikos.– упорядоченный, относящийся к системе) – область знания, в рамках которой решаются задачи упорядоченного обозначения и описания всей совокупности объектов, событий, состояний, образующих некоторую сферу реальности.

Необходимость систематики возникает во всех науках, которые имеют дело со сложными, внутренне дифференцированными системами объектов: в химии, биологии, географии, геологии, языкознании, этнографии и т.д. Принципы систематики могут быть разнообразными – начиная от упорядочения объектов по чисто формальному внешнему признаку (например, путем нумерации объектов) и кончая созданием естественной системы объектов – т.е., такой системы, которая основана на объективном законе (примером и эталоном такой системы является периодическая система химических элементов). Решение задач систематики опирается на общие принципы типологии, в частности, на выделении в объектах, образующих систему, некоторых устойчивых характеристик: признаков, свойств, функций, связей. При этом единицы (таксоны) должны удовлетворять определенным формальным требованиям;

в частности, каждая единица должна занимать единственное место в системе, ее характеристики должны быть необходимы и достаточны для отграничения от соседних единиц. Этим требованиям удовлетворяет систематика, построенная на основе развитых теоретических представлений. Поскольку, однако, создание теории системы в ряде случаев оказывается исключительно трудным, на практике систематика осуществляется обычно путем привлечения соображений как теоретического, так и практического порядка. (Термин «таксономия» употребляют иногда как синоним систематики). Э.Г. Юдин, БСЭ, т.23, стр. 470-471.

Системный подход – направление методологии познания и социальной практики, в основе которого лежит исследование объектов как систем. Системный подход способствует адекватной постановке проблем в конкретных науках и выработке эффективной стратегии их изучения. Методологическая специфика с.п. определяется тем, что он ориентирует исследование на раскрытие целостности объекта исследования и обеспечивающих ее механизмов, на выявление многообразных типов связей сложного объекта и сведение их в единую теоретическую картину.

В 20 веке системный подход занимает одно из ведущих мест в научном познании.

Предпосылкой его проникновения в науку явился прежде всего переход к новому типу научных задач: в целом ряде областей науки центральное место начинают занимать проблемы организации и функционирования сложных объектов;

познание начинает оперировать системами, границы и состав которых далеко не очевидны и требуют специальных исследований в каждом отдельном случае… Наряду с экстенсивным развитием системного подхода («вширь»), с середины 20 в начинается разработка методологических принципов. Первоначально методологические исследования группировались вокруг задач построения общей теории систем (первая программа ее построения и сам термин были предложены Л. Берталанфи). Однако, развитие исследований в этом направлении показало, что совокупность проблем методологии системного исследования существенно превосходит рамки задач общей теории систем. Для обозначения этой более широкой сферы методологических проблем и применяют термин «системный подход», который с 70 годов прочно вошел в научный обиход (в научной литературе разных стран используют и др.

термины – системный анализ, системные методы, системно-структурный подход, общая теория систем, при этом за понятиями системного анализа и общей теории систем закреплено еще и более специфическое, узкое значение;

с учетом этого термин «системный подход» следует считать более точным, к тому же он наиболее широко распространен в литературе на русском языке).

Будучи в принципе общенаучным направлением методологии и непосредственно не решая философских проблем, системный подход сталкивается с необходимостью философского истолкования своих положений. Сама история становления системного подхода убедительно свидетельствует, что он неразрывно связан с фундаментальными идеями материалистической диалектики, что признают и многие западные ученые. Именно диалектический материализм дает наиболее адекватное философско-мировоззренческое истолкование системного подхода: методологически оплодотворяя его, он вместе с тем обогащает собственное содержание. При этом, однако, между диалектикой и системным подходом постоянно сохраняются отношения субординации, т.к. они представляют собой разные уровни методологии – системный подход выступает как конкретизация принципов диалектики.

И.В. Блауберг, Э.Г. Юдин, там же.

Авторский комментарий к энциклопедическим определениям понятий «система», «систематика», «системный подход».

Прежде всего, целостность системы как объекта исследований не следует понимать буквально – как его пространственно-временную обособленность.

При таком тривиальном понимании каждый физический и т.п. объект действительно может представлять собой систему, поскольку обладает и внешними, и внутренними связями. Но в философско-методологическом плане система, как правило, идентифицируется с рассеянно понятие композиционным множеством объектов исследований, которые, характеризуясь каузальным и пространственно-временным спектром состояний, взаимообусловлены общими причинно-следственными связями (см. связь). К этому многоликому множеству приложим полностью категориальный аппарат диалектики, ее законы и принципы. Иначе говоря, система – это понятийно категориальная целостность, классификационное единство противоположностей, полная (и абстрактная, и конкретная) матричная форма выражения диалектических законов, принципов, категорий при описании взаимообусловленных вероятностно-детерминистских событий. Мы говорим:

«система» – подразумеваем диалектику, мы говорим: «диалектика» – подразумеваем систему. Дополняя приведенное выше по А.Ю. Бабайцеву определение (выделено курсивом), следует уточнить, что понятие «система»

оформляется как целостная организация и иерархия диалектических категорий. В этом контексте актуально звучит цитата из «Диалектики природы» (изд. 1965, стр.180): «…объективная диалектика царит во всей природе, а так называемая субъективная диалектика, диалектическое мышление, есть только отражение… первой». Приведенное высказывание Ф.Энгельса полностью следует отнести к понятию «системность» – в аспектах онтологии и гносеологии этого понятия.

Впрочем, любой объект, характеризуясь наличием внешних и внутренних связей, системен, но атрибут системности еще не «система». Принято считать, что существует категория систем, характеризующихся относительной пространственно-структурной автономией – например, технические объекты (по Ю.А. Урманцеву [17] «объекты-системы»). Но, строго говоря, пространственно временная однозначность исключает атрибут фундаментальности таких систем, поскольку фундаментальная система должна характеризоваться всем спектром и пространственно-временных, и каузальных состояний.

Полное отождествление понятий «системность» и «система» обусловливает неоправданно широкое использование последнего термина. В связи с этим неизбежным фактом имеет смысл разделять системы на формальные (тривиальные) и фундаментальные, выделяя их соответственно строчными и прописными начальными буквами: система – Система. Общее число матричных классификаций фундаментальных природных Систем, вероятно, не превышает ста (без учета обращенных вариантов для их мнимых состояний), тогда как число тривиальных систем практически неограниченно. (В свете такого представления даже «Солнечная система» является формальной – как фрагмент Нашей Галактики, действительно фундаментальной звездной Системы. Именно объективно формальный статус «Солнечной системы» не позволяет корректно разработать ее теорию). В специальной литературе по системным исследованиям все чаще фигурируют понятия о «полной» или «сложной системе» – близкие по смыслу понятию «фундаментальная Система».

Следует отдать предпочтение последнему термину, так как в ансамбле позиционных фундаментальных Систем выделяются сложные – «композиционные Системы» (Глава 3 и Приложение 1).

Неоднозначность определения понятия «система» и обычное отождествление понятий «система» и «системность» создают тупиковую ситуацию в создании понятийной базы общей теории систем (ОТС). Этим и объясняется полнейшая неудовлетворенность системологов существующими определениями Системы.

Достаточно полный критический анализ современного состояния разработок многочисленных вариантов ОТС и ее понятийной базы изложен в работе В.С.

Тюхтина [18]. Решение проблемы четкого однозначного определения этого фундаментального понятия ОТС аналогично ситуации с Буридановым ослом при выборе правого – левого.

В философско-методологическом плане понятие «Cистема» и по форме, и по содержанию связано с понятием «систематика» (см. выше), которая по существу является креативным процессом;

Система – в субъективном аспекте – результат систематики – т.е., логических построений, операционных действий по упорядочению объективного совокупного множества взаимосвязанных элементов (объектов, событий, состояний). В структурном отношении Система – это классификационная абстрактно-общая форма конкретного диалектического содержания. Учитывая двойственный характер и объективных природных явлений, и их субъективной интерпретации (что отвечает содержанию диалектического метода), можно дать следующее полное определение фундаментального – и гносеологического, и онтологического – понятия «Система»:

Фундаментальная Система – это результат креативной биматричной (онтологической и гносеологической) классификационной интерпретации рассеянно-композиционных каузального и пространственно-временного континуумов, объективно представляющих конкретный род и структурный уровень действительного, виртуального либо мнимого мира.

Полученный результат должен отражать: 1) полновероятностную комбинаторику континуальных тотальных и локальных* связеобразующих факторов каузального и пространственно-временного содержания с полной (зеркально-инверсионной) симметрией их соотношений, 2) статико динамическую позиционность в общем ансамбле, 3) вероятностно детерминированные внешние и внутренние связи следственных событий состояний, которые сохраняют полную симметрию их общих полярных свойств.

Полная симметрия следственных состояний проявляется в ортогональной инверсионной и диагональной зеркальной формах отражения прямой и обращенной периодичности их свойств в матричной интерпретации цикла развития исследуемого континуума* (*В данном контексте континуум – связанное множество объектов, являющееся онтологическим содержанием Системы, а тотальность и локальность связеобразующих факторов отражает соотношения диалектических категорий «общего и частного».

Характеристика системообразующих континуальных факторов – матричных координат – изложена в первой главе).

В свете приведенной формулировки однозначное клеймо «Системы» – равновесная, неравновесная, линейная, нелинейная, закрытая, открытая и т.п. – некорректно и неправомерно: эти определения должны быть отнесены к полярным структурным частям Системы либо к тривиальной системе.

Онтологический смысл понятия «Система» заключается в скрытой сущности внешних и внутренних связей исследуемых системных континуумов, выявляемых в творческом процессе их познания. Строго говоря, понятие «Система» определяется синтезом онтологии и гносеологии исследуемых континуумов, а творческий характер их системной интерпретации не исключает ошибочных вариантов. (В качестве классического примера «артефакта»

является всем известная Периодическая Система химических элементов (ПСЭ), число вариантов которой превышает 900, и ни один из них не может считаться достоверным).

В свою очередь, системный подход объединяет все известные методические подходы – и генетический, и кондиционалистский, и сравнительно исторический, и рангово-структурно-морфологический, и функциональный – в единый комплекс с учетом строгой дискурсивности системообразующих факторов-координат. Как указывалось выше, роль последних играют философские категории: причина-условие, время-пространство, следствие.

Системные исследования в плане изучения природных (а также социальных и технологических) процессов и событий должны состоять из трех направлений, имеющих единую прогностическую цель и общее концептуальное основание – идею симметрии. Первое – генетическое направление: биматричная систематика исследуемых событий онтологическая и гносеологическая, соответственно иллюстрирующие функциональные и генетические связи классифицируемых событий. Второе – картографическое направление: их картографическое представление, т.е., районирование – согласно родовой и уровневой позиции исследуемой Системы в общем ансамбле позиционных Систем (сейсмотектоническое, геотектоническое, орогидрографическое, структурно-формационное, петро-металлогеническое, ландшафтно геохимическое и т.п.). Третье – функциональное направление: системно феноменологический анализ исследуемых событий – также в соответствии с конкретной Системой, а именно: сейсмологический, геодинамический (рифтогенно-коллизионный и седиментогенно-складчатый), кластогенно литологический, хемогенно-литологическкий, петрохимический, рудно формационный, ландшафтно-геохимический анализы, выводы по которым имеют объективный ретроспективный либо прогнозный характер. Таким образом, операционный комплекс прогнозных процедур функционального направления предполагает синтез генетического и картографического направлений системных исследований, имеющих общее концептуальное основание – идею симметрии. Так, например, синтез матричной систематики рудных формаций и геотектонического районирования и есть сущность системно-рулноформационного анализа как эффективного инструмента прогнозирования при структурно-металлогенических построениях.

При любом варианте определения фундаментального понятия «Система» – как при систематике, так и при районировании – следует учитывать три основополагающих принципа ОТС: принцип причинности, отражающий соотношения действия и противодействия, принцип полной вероятности – т.е., полного распределения системы двух случайных величин причинного и временного содержания, а, главное – принцип компенсационного соотношения зеркальной и инверсионной симметрий, отражающих соответствующие законы сохранения. Окружающий нас мир системен, – построение его полного ансамбля позиционных фундаментальных Систем и их анализ – высшая цель познания.

Рекомендуемая литература: Месарович М. Основания общей теории систем. М., 1966.

Месарович М., Мако Д., Такахара И. Теория иерархических многоуровневых систем.

М., Система. Симметрия, Гармония. / Под ред. В.С. Тюхтина, Ю.А. Урманцева. М., 1988.

Уемов А.И. Системный подход и ОТС. М., 1978;

Урманцев Ю.А. Начала общей теории систем. М., 1978.

Настоящая работа представлена тремя разделами («томами»), решение актуальных проблем каждого из которых характеризуется новизной и перспективностью как в плане дальнейшей разработки ОТС, так и в ее конкретных приложениях в любой области научных исследований, имеющих своей целью построение объективной теории изучаемых явлений и эффективное прогнозирование. В представленной работе авторский вариант ОТС адаптирован к прогнозно-металлогеническим исследованиям и сформулирован как «концепция Нового униформизма» (Приложение 1).

Первый раздел (настоящее издание – том I) посвящен непосредственно теории и практике матричной систематики. Последовательно решались следующие задачи:

1. Построение и описание структуры и прогнозных свойств унифицированной системно-классификационной матрицы «Уникласс», ее концептуальное, философско-методологическое и физико-математическое обоснование.

Изложена общая характеристика системообразующих тотальных и локальных факторов-координат, роль которых играют философские категории: причина условие, время-пространство и следствие, сформулированы основные понятия и принципы системных исследований, в том числе и фундаментальный постулат о природном алгоритме генезиса, самоорганизации и функционирования любых Систем, отражающем прямую и обращенную периодичность внутрисистемных полярных свойств. Дана общая характеристика онтологической и гносеологической матричным классификациям системных событий как иллюстративной геометризации их теории и эффективного инструмента морфогенетического моделирования реальных и прогноза вероятных состояний этих событий.

2. Апробация матрицы «Уникласс» на фундаментальных примерах.

В этой главе представлены конкретные матрично-классификационные построения и детальная интерпретация фундаментальных природных Систем микро- и макромира, достоверная теория которых имеет неоспоримое мировоззренческое и научно-прикладное значение, а именно:

2.1. Система химических элементов. Иллюстрируется новый симметрично матричный вариант периодической системы химических элементов (ПСЭ) в двух взаимосвязанных модификациях – генетической («квантово механической») и химической – с характеристикой системообразующих факторов-координат;

дана более углубленная интерпретация закона периодичности системных свойств, генерализованной октавной структуры системы, ее границ и др. Сформулирован ряд новых положений теории ПСЭ, а также дана интерпретация известных фактов, которые до сих пор не получили научного объяснения;

демонстрируется предсказательная функция классификационных матриц в различных аспектах их применения. (В связи с сообщениями о настойчивых попытках синтеза «118-го элемента» в Беркли и Дубне актуальность представленного варианта очевидна – такого элемента в Системе нет).

2.2. Система рудных формаций. Во второй части главы представлены генетическая и геохимическая матричные классификации эндогенных рудных месторождений с иллюстрацией прямой и обращенной зональности оксидных и сульфидных рудных формаций мафических и сиалических генераций. В свете новейшей системной интерпретации рудных формаций рассмотрены некоторые дискуссионные вопросы современной теории эндогенного рудообразования и прогнозные функции матричных классификаций. На представленных примерах матричной интерпретации фундаментальных событий микро- и макромира аргументирована эффективность использования матрицы «Уникласс», что позволяет использовать ее одновременно и как концептуально методологический фундамент, и как эффективный прогнозный инструмент при анализе полного ансамбля позиционных природных систем.

3. На основе системных соотношений зеркальной и инверсионной видов симметрии построен граф геономического ансамбля позиционных природных Систем с описанием «верхних» (макромир), «нижних» (микромир), левых («действительный» мир), правых («мнимый» мир) фундаментальных Систем – в т.ч., физико-географических и геологических – и их связей. Представленный граф отражает как родовую, так и уровневую октавную структуру окружающего макро- и микромира и служит не только для иллюстрации межсистемных связей, но и, главным образом, для объективного определения ведущих системообразующих факторов-координат – причинного основания и временной характеристики матричных классификаций конкретных Систем.

Акцентируется философско-методологический тезис о том, что при анализе любой конкретной системы необходим учет ее структурной позиции и связей в общем ансамбле. (Такой мировоззренческий подход и называется «системным»). Построенный граф является методологическим фундаментом разрабатываемой концепции «нового униформизма», основанной на анализе причинно-следственных связей природных процессов, событий, явлений с учетом их полной симметрии как в плане систематики, так и районирования.

Кроме того, представленный граф явился ключом к построению общей теории физических взаимодействий.

3.3. Рассмотрены цепь фундаментальных физических взаимодействий в геономическом ансамбле природных Систем и проблема построения общей теории взаимодействий (ОТВ) в свете разрабатываемой концепции «нового униформизма».

Во втором разделе («Том II») дана детальная характеристика суперпозиционных, эквипозиционных и субпозиционных динамических Систем физико-географического и геологического родов ансамбля макромира, их исходной и результативной композиционных Систем в следующей последовательности:

– II-я ступень макромира. Сейсмогенез как исходная композиционная Система физико географического и геологического родов ансамбля суперпозиционных (наложенных) природных систем. Системность энергетических классов землетрясений, их сейсмогенетическая и феноменологическая классификации. Энергетическая эквивалентность приливных и отливных серий сейсмических событий, а также геодинамических процессов растяжения и сжатия как отражение соотношений действия («центробежные силы») и противодействия («центростремительные силы») и теоретическая основа прогноза землетрясений. Прямая (в приливной серии событий) и обращенная (в отливной серии) периодичность гравитационных (шоковых) и инерционных (роевых) сейсмических событий. Сейсмотектоническое районирование и феноменологический долгосрочный прогноз катастрофических землетрясений. Каталог катастрофических землетрясений, прогнозируемых в пределах Прииссыккульского сегмента Тянь-Шаня.

– Ш-я ступень. Суперпозиция одноуровневых геодинамических систем физико географического и геологического ансамблей. Межсистемная связь и соотношения парадигмы «тектоники плит» и классической геосинклинально-платформенной концепции.

Геодинамические Системы рифтогенно-коллизионных и седиментогенно-складчатых режимов, их генетические и феноменологические матричные классификации. Инверсионная симметрия рифтогенеза и коллизионных процессов, геосинклинально-платформенного седиментогенеза и складчатости, их прямая и обращенная периодичность.

– IV-я ступень. Вулканизм и тафро-орогенез как эквипозиционные Системы физико географического ансамбля. Линейность и полигональность (ареальность) вулканогенных и тафро-орогенных структур как их внутрисистемные инверсионно симметричные свойства, их прямая и обращенная периодичность. Хемогенные – солевые и углеводородные – формации рифтогенных и коллизионных серий и кластогенные – псефитовые и пелитовые – формации трансгрессивных и регрессивных серий как эквипозиционные Системы геологического ансамбля;

их прямая и обращенная зональность. Суперпозиция Систем вулканизма и хемогенных геологических формаций, тафро-орогенеза и кластогенных геологических формаций.

- V-я ступень. Гидрология и магматические формации как суперпозиционные Системы.

Генетическая и петрохимическая матричные классификации магматических формаций.

Прямая и обращенная периодичность щелочных и щелочноземельных свойств, антидромная и гомодромная последовательность мантийного и корового магматизма в Системе магматических формаций. Специфика гранодиоритового и габбро-диоритового магматизма.

Системно-формационный анализ тектономагматических полей.

– VI-я ступень. Климатические зоны планеты и рудные формации как суперпозиционные Системы. Энтропийно-вероятностные термодинамические соотношения кинетической энергии газов и тепловой энергии, а также локальных термоэлектрических взаимодействий в процессах рудогенеза и их значение в построениях теории и систематики рудных формаций.

Генетическая и геохимическая классификации рудных формаций как иллюстративный пример при апробации матрицы «Уникласс» (см. главу 2.2).

–VII-я ступень. Ландшафт как результативная композиционная Система геономического ансамбля. Прямая и обращенная зональность сингенетических и эпигенетических литохимических аномалий петрогенных и рудообразующих элементов породной и рудогенной природы, их генетическая и геохимическая матричные классификации и методологическое значение в геолого-поисковой практике. (Общая систематика литохимических аномалий на базе матрицы «Уникласс» была одним из первых примеров построения матричных классификаций. Примечательно, что этот пример явился ключом к построению полного ансамбля позиционных физико-географических и геологических Систем с интерпретацией их межсистемных и внутрисистемных связей).

– Нулевые (восьмые) ступени макро- и микромира. Суперфундаментальные «статические» Системы минеральных видов и молекулярных структур, определяющие сопряжение макромира и микромира. Двойственная (микро- и макро-) природа электромагнитной индукции и электромагнитных взаимодействий, их прямая и обращенная периодичность.

Таким образом, систематика природных процессов, событий и явлений макромира строится по нисходящим, а микромира – по восходящим уровням геономического ансамбля согласно его иерархической структуре, каждый из которых характеризуется своим видом взаимодействий.

В этом же разделе рассмотрены проблемы сейсмотектонического, геотектонического, структурно-формационного и петро-металлогенического районирования в свете методологии системных исследований. Акцентируется внимание на роль регматической системы бордюрных (граничных) тектонических разломов как осей полной (и зеркальной, и инверсионной) симметрии геодинамических, структурно-формационных и металлогенических свойств сопряженных частей взаимодействующих геотектонических систем.

Изложена критика существующих геотектонических схем, составленных на основе выделения структурно-вещественных комплексов (т.е., структурно формационного анализа) с нарушением основных методологических принципов геотектонического районирования – принципа межсистемного подобия и принципа внутрисистемных противоположностей.* (*Контекстовое примечание. Традиционно геолого-структурные карты и схемы строятся по принципу отождествления структурно-формационного и геотектонического планов, тогда как это «две большие разницы»: структурно-формационный план наложен на геодинамика геотектонический, «размывая» границы последнего. Иными словами, маскирует геотектонику).

Сформулированы принципы построения структурно-металлогенических карт как синтеза рудноформационных, структурно-формационных и геотектонических построений: само районирование представляется как картографическая система пространственного разделения природных объектов, отражающая их внутри- и межсистемные генетические связи. Определены связь и полярные основания (базовые принципы) методов геотектонического и геодинамического (формационного) анализа, являющихся фундаментом методологии прогнозных структурно-металлогенических исследований.


В отличие от систематики геологических событий построение плана геотектонического районирования ведется не по нисходящим, а по восходящим уровням геологического ряда ансамбля согласно его иерархической структуре – от составления общего металлогенического плана, характеризующего рудноформационные типы и ранг рудных объектов и дополненного накладками геохимических полей и аномалий, структурно-формационного плана развития магматических и литолого-стратиграфических комплексов к построению геотектонического плана. Последний учитывает полную симметрию металлогенических и геолого-формационных свойств взаимодействующих геотектонических систем, что отражает общее концептуальное основание всего комплекса системных исследований. Единое концептуальное основание и противоположные методические подходы при решении задач систематики и районирования природных событий свидетельствуют об их общности как логически необходимых сторон «одной медали» – единой методологии системных исследований. Иначе говоря, эффективный прогноз строится с учетом обеих сторон – систематики и районирования исследуемых событий.

Если только одной из этих сторон будет дана некорректная интерпретация, то и конечный прогноз будет неверен.

В качестве иллюстрации представлена системная интерпретация современного структурного плана буферной Казахской седиментогенно-складчатой страны и краевого Тянь-шаньского подвижного пояса. Иллюстрируются их структурная позиция и геодинамические взаимоотношения с сопряженными террейнами «родной» Сибирско-Арктической, а также смежных Индийской и Синийской литосферных плит.

Третий раздел (Том III) посвящен описанию и применению метода феноменологического системно-рудноформационного анализа (СРФА) по конкретным горнорудным районам (ГРР) Балхашской провинции. Определены цель и назначение СРФА – геолого-методическое оснащение прогнозно металлогенических исследований эффективной методикой, базирующейся на рудно-формационно-классификационных матричных построениях и структурно-металлогеническом районировании соответствующих ГРР с учетом их палеотектонических реконструкций. Иначе говоря, данный раздел является синтезом системных разработок предшествующих разделов и наглядно иллюстрирует эффективность всего комплекса системных исследований итоговым сводным каталогом прогнозных объектов и площадей, перспективных на выявление промышленных типов месторождений твердых полезных ископаемых в контурах Балхашской провинции.

В философско-методологическом плане все три раздела авторской работы и по форме, и по содержанию отражают сущность классической диалектической триады («тезис–антитезис–синтез»), в целом представляя собственно системный подход для эффективного решения прогнозно-металлогенических задач. В данном издании представлен только первый раздел, представляющий собой фундамент методологии системных исследований.

Естественно, первый опыт целенаправленной матричной систематики и системно-феноменологического анализа характеризуется некоторой фрагментарностью и рядом недоработок, которые дадут богатую пищу для недоброжелательной критики. Как правило, любые разработки подобного теоретического плана, к тому же насыщенные философскими категориями и «вышедшей из моды» диалектикой не приветствуются ни редакционными коллегиями авторитетных академических изданий, ни научной аудиторией, ни производственниками. В качестве подтверждения такой негативной реакции дословно приведу цитату из отзыва на авторскую статью о симметрично матричном варианте ПСЭ одного достойного ученого-химика: «…кажутся не слишком уместными термины, заимствованные из философии: «причина», «условие» и т.д.». Тем не менее, автор глубоко убежден, что решение проблемных вопросов современной геологической науки и практики просто невозможно без философско-методологического подхода, называемого «системным». В связи с этим, в заключение уместно процитировать высказывание А.И. Герцена из «Писем об изучении природы»: «Совершенная отрезанность естествознания и философии часто заставляет целые годы трудиться для того, чтобы приблизительно открыть закон, давно известный в другой сфере, разрешить сомнение, давно разрешенное… Вот плод раздробления наук – этого феодализма, окапывающего каждую полоску земли валом и чеканящего свою монету за ним».

Часть изложенных в настоящем издании теоретических разработок была опубликована в статьях, тезисах докладов или докладывались на различных семинарах, совещаниях, конференциях в период с 1969 по 2012 год включительно, перечень которых дан в Приложении 1.

Автор искренне признателен всем товарищам и сотрудникам по Институту геологических наук имени К.И. Сатпаева и бывшей Центральной геохимической экспедиции КазИМС’а. Персональную благодарность хочу выразить В.Н. Голеву, А.С. Демченко, А.В. Дубинкину, А.М. Дудику, Ю.И.

Киму, А.К. Курскееву, В.С. Ревякину, Р.П. Рынковскому, Ю.А. Урманцеву, В.И.

Фомичеву, А.Н. Эсминцеву и др., принимавшим участие в обсуждении вопросов данной тематики и способствовавшим реализации авторских идей.

Авторская признательность адресуется также доктору философии С.Ю.

Колчигину и доктору г-м наук Б.М. Ракишеву, давшим зеленый свет к публикациям проблемных статей в периодической печати. Автор признателен также Р. Гадееву, Т.Л. Корецкой, З.В. Толубаевой, своим сыновьям Сергею и Александру, внучке Маргарите – за помощь в решении технических вопросов.

Считаю своим долгом вспомнить имена ныне покойных: своего учителя профессора Томского Госуниверситета Ивана Кузьмича Баженова, своих коллег Юлия Андреевича. Сергийко, Александра Дмитриевича Строителева, первых рецензентов Людмилу Константиновну Алексееву и Александра Фурмана, академика НАН РК Ш.Е. Есенова. Особое место в этом ряду занимает имя достойного научного оппонента проф. Александра Петровича Соловова, очная и заочная полемика с которым оказалась весьма плодотворной.… В реализации авторских идей неоценимую помощь оказывала жена и коллега Лилия Георгиевна, памяти которой и посвящается этот труд. Особую признательность и благодарность автор выражает коллективу издательства LAP LAMBERT, взявшему на себя все издержки по изданию первого раздела данной монографии.

Сверхзадача автора – убедить Читателя в эффективной действенности теоретических построений, базирующихся на матричной интерпретации обобщенной модели фундаментальной Системы С глубоким уважением. Автор.

Раздел I. Глава 1. Теория и практика матричной систематики.

«Не мнения авторитетов, а доводы разума – – вот универсальная форма поиска истины»

Пьер Абеляр Дано концептуальное, философско-методологическое и физико-математическое обоснование новому унифицированному методу матричной систематики. Доказывается, что разработанная классификационная матрица «УНИКЛАСС», отражая внутри- и межсистемные связи, а также общий алгоритм самоорганизации и развития любых Систем – прямую и обращенную периодичность внутрисистемных полярных свойств, является геометрической интерпретацией теории исследуемых реальных и вероятных событий и инструментом их эффективного прогноза. Метод матричной систематики объединяет все известные методы познания – и генетический, и кондиционалистский, и сравнительно исторический, и рангово-структурно-морфологический, и функциональный – в единый комплекс с учетом строгой дискурсивности системообразующих факторов-координат. Роль последних играют философские категории: причина–условие, время–пространство, следствие.

1.1 Унифицированный классификационный макет на базе обобщенной модели системы (УКСМ или матрица «Уникласс») «Симметрия является той идеей, посредством которой человек на протяжении веков пытался постичь и \создать порядок, красоту и совершенство»

Г. Вейль Вниманию широкой научно-исследовательской аудитории представляется Унифицированный Классификационный Системный Макет (УКСМ или матрица «УНИКЛАСС» – табл.1.1), разработанный для эффективного решения задач классификации различных геологических объектов, процессов и явлений – и не только геологических – с последующей интерпретацией генетических, кондиционалистских, режимно-временных, рангово-структурно морфологических и функциональных связей всех их возможных состояний в цикле развития конкретной Системы (Приложение 1).

Концептуальным основанием матрицы «Уникласс» является теорема Нетер (Noether Е.) о связи симметрии с законами сохранения [2,17]. В своей непростой формулировке Нетер-теорема утверждает, что «для физической системы, уравнения движения которой имеют форму системы дифференциальных уравнений и могут быть получены из вариационного принципа механики, каждому непрерывно зависящему от одного параметра преобразования, оставляющему инвариантным вариационный функционал, соответствует закон сохранения». А поскольку преобразования тесно связаны со свойствами симметрии причины-условия, времени-пространства и следствия, то каждому из этих свойств должен соответствовать определенный закон сохранения. Связь законов сохранения со свойствами симметрии установлены на всех структурных уровнях материи – как в классической механике, так и в квантовой механике и теории поля.

Таблица 1.1 Унифицированный классификационный системный макет (Матрица «Уникласс») Причинное внешнее действие (Внутреннее противодействие) ПРИЧИНА группы состояний) ( пространств ВРЕМЯ/ +3 +2 +1 –1 –2 – контравариантн. Условие контравариантное ковариантное ковариантное + + + + - —— - - —— ++ ++ Следствие по кз — + - +3 о э о э — + по кз - +2 кз по — + э о э о — + - +1 кз по по кз — + + –1 о э о э — + + –2 по кз кз по — + э о + –3 э о — +.Следствие кз - по + + - + + —— - - —— ++ ++ ковариантное контравариантное контравариантное ковариантное -3 -2 -1 +1 +2 + Внутреннее противодействие (Внешнее действие) Эта связь настолько фундаментальна, что ее справедливо считают наиболее полным выражением всеобщей идеи сохранения в природе. Современной физикой решается проблема формулирования соотношения симметрии, инвариантности, новых законов сохранения и фундаментального закона природы – закона сохранения и превращения энергии в его обобщенной форме.


Строго говоря, эта проблема должна решаться гораздо шире – в философском аспекте. В этом свете, матрица «Уникласс» не только использует Нетер теорему, но и углубляет ее философско-методологическое содержание рассмотрением каузальных, пространственно-временных и функциональных соотношений в природных системах микро- и макроструктурных уровней.

Одним из вариантов решения поставленной философской и естественнонаучной проблемы является синтез Нетер-теоремы и принципа Кюри. Если Нетер теорема определяет связь симметрии с законами сохранения системных свойств, то принцип Кюри раскрывает взаимосвязь симметрий причины и следствия. В свою очередь, учитывая двойственность причины (силы действия и противодействия), достоверно уcтанавливается функциональная двойственность следствия, отражающая соотношения полярных видов физических взаимодействий. В этом свете, общепринятое разделение фундаментальных физических взаимодействий на гравитационное (?), электромагнитное, электро-слабое, слабое (?), сильное (?), не спаренных и не привязанных к соответствующим уровням физического мира, совершенно некорректно. Формальные попытки физиков-теоретиков [4, стр. 286-287] их спарить («грави-сильные») или строить («грави-электро-слабые») вызывает, по меньшей мере, недоумение. Тем не менее, сама идея построения «суперуровней физического мира» по композиции физических взаимодействий уровней макромира и микромира, несомненно, заслуживает внимания (см. главу 4).

Итак, Нетер-теорема позволяет сформулировать общесистемный закон сохранения причинно-следственных отношений в их дифференциальном аспекте:

«Произведение дифференциальных значений действия и противодействия, представляющих причинное основание конкретной Системы, – – величина постоянная по всем ее пространственно-временным и функциональным состояниям»

Закон дифференциальных отношений действия и противодействия может быть выражен в более краткой форме:

«Момент действия дополняется моментом противодействия и наоборот»

Кроме дифференциального аспекта этого закона, следует дать его интегральное определение:

Все группы следственных состояний в полном цикле развития Системы, обязанные своим происхождением причинному действию, с одной стороны, и противодействию – с другой, характеризуясь полной симметрией структур и свойств, энергетически эквивалентны (иначе – скомпенсированы в Системе как целом).

В свою очередь, для следственных состояний также имеет место баланс в интегральных соотношениях конкретных видов полярных физических взаимодействий. Иначе говоря, согласно принципу Кюри (см. выше), формулировка законов дифференциальных и интегральных отношений соответствующих внутрисистемных полярных видов физических взаимодействий, представляющих сущность функциональных следственных свойств Системы, аналогична приведенным выше для отношений сил действия и противодействия:

«Произведение дифференциальных значений энергий видов физических взаимодействий, представляющих функциональную связь состояний конкретной Системы, величина постоянная по всем ее каузальным и пространственно-временным состояниям».

И, соответственно:

интегральных значений энергий видов физических «Отношение взаимодействий, представляющих функциональную связь состояний конкретной Системы в полном цикле ее развития и обязанные своим происхождением причинному действию и противодействию, с одной стороны, и полярным временным режимам – с другой, равно единице (что также отражает принципы эквивалентности и полной вероятности)»

В последнем определении отмечен акцент на бинарный (точнее, квартетный) механизм формирования функциональных состояний любой фундаментальной Системы: причинное действие и противодействие, с одной стороны, а с другой – полярные временные режимы (энергетические поля), характеризующиеся полным энергетическим спектром значений видов тотальных физических взаимодействий, которые являлись локальными функциями состояний иерархически вышестоящей Системы.

И в философско-методологическом, и в метафизическом аспектах приведенные определения отражают общесистемные принципы: законы дифференциальных отношений – принцип дополнительности, законы интегральных отношений – принцип эквивалентности. Данные четыре определения, подчеркивая сущность названия авторской работы: «Квадролектика природы», являются принципиально важными постулатами при прогнозе компенсирующих друг друга однородных следственных состояний одного ранга. Словом, законы сохранения момента действия, количества движения, вещества, а также энергии геометрически отраженные в полярных видов взаимодействий, соответствующих видах симметрии следственных состояний, и являются концептуальным основанием матрицы «Уникласс» – как для онтологического ее варианта (первые два «каузальных» определения), так и для гносеологического варианта («функциональные» определения).

матрицы «Уникласс» являются Методологическим основанием диалектическая логика и принципы системных исследований. Так, в структуре матрицы заложены следующие методологические принципы:

1) принцип причинности, определяющий основание онтологической систематики и отражающий весь спектр соотношений действия и противодействия;

2) принцип полной вероятности (иначе – принцип тотального распределения причинной характеристики системы в цикле ее развития, математически интерпретируемого нормальным законом на плоскости – т.е., полным общим распределением системы двух случайных величин причинного и временного содержания – см. табл. 1.2). Принцип полной вероятности по существу адекватно выражает вариационный принцип системности;

3) Принцип двойственности распределений континуальных характеристик координат: локальные распределения соподчиненных характеристик в пределах статистических групп тотальных распределений ведущих характеристик;

4) принцип запрета («принцип Паули»), согласно которому в Системе нет двух абсолютно одинаковых состояний. Кроме квантово-механического аспекта, принцип Паули должен рассматриваться как более общий – каждая ячейка классификационной матрицы, характеризующая определенное следственное состояние Системы, строго описывается лишь своей комбинацией координат;

5) принцип относительности как системообразующих координат, так и внутрисистемных свойств, включающий частные принципы эквивалентности и дополнительности, прямой и обращенной периодичности, зеркальной и инверсионной симметрии, дивергенции (расхождения) и конвергенции (подобия) состояний, инверсии и редукции этих свойств*;

6) принцип парности функциональных свойств – соответствующих видов физических взаимодействий, определяющий основание гносеологической систематики.

*Контекстовое примечание. Двойственность и, соответственно, относительность координат ограничивает применение матрицы «Уникласс» рамками Систем «нашего физического мира» – от кварк-глюонного поля до Нашей Галактики. Для анализа сингулярных субстанций мегамира и субмикромира необходима совершенно иная композиция указанных выше философских категорий, в которой на первый план – на место причины – выступает тотальное пространство («гипер- и гипопространство») с инверсией тотальных свойств причины и времени на локальные. Анализ такой особой («сингулярной») конструкции системной матрицы, в которой принцип тотальной причинности уступает место принципу тотального пространства, приводит к интересным космологическим выводам, идущим вразрез с парадигмой «Большого взрыва»: этот феномен имел не общий, а локальный характер (в масштабах мироздания). Принцип относительности объясняет также незначительные локальные нарушения симметрии (а следовательно, и законов сохранения) для экстремальных состояний фундаментальных Систем, иллюстрируя известное положение, что «нет правил без исключения».

Принцип относительности напрямую исходит из гегелевского тезиса: «нельзя изучать природу, не учитывая ее двойственности». Диалектический характер всевозможных процессов, явлений, событий, состояний, структур, свойств с вероятностно-детерминистскими соотношениями их необходимости и случайности определяет предмет диалектической логики как эффективный инструмент естествоиспытателя и любого исследователя: наш мир системен, а суть Системы – в ее абсолютной, всеобъемлющей диалектичности.

Как указывалось в предисловии, философское определение Системы как диалектического единства, целостности всех взаимосвязанных общих категорий, описывающих тот или иной конкретный родовой уровень действительного, виртуального либо мнимого мира, более адекватно понятию «Система», чем любое ее физическое определение. В этом свете однозначное клеймо «Системы» – равновесная, неравновесная, линейная, нелинейная, закрытая, открытая и т.п. – некорректно и неправомерно – эти определения должны быть отнесены к части фундаментальной Системы или к формальной системе.

Согласно изложенным основным методологическим принципам, матрица «Уникласс» объединяет все известные методические подходы в единый комплекс: и генетический, и кондиционалистский, и сравнительно исторический, и рангово-структурно-морфологический, и функциональный – с учетом строгой дискурсивности системообразующих факторов-координат. Роль последних, как уже указывалось, играют философские категории: «причина условие, время- пространство, следствие».

Ушедший 20-й век ознаменован многочисленными попытками создания общенаучных междисциплинарных концепций с целью построения общей теории систем (ОТС). К сожалению, все эти концепции, верные по своей диалектической сущности, носят спекулятивный и излишне формализованный характер, не позволяющий применить их с достаточной эффективностью на практике конкретной отрасли знания, а, напротив, дискредитируют саму идею системного подхода: пока на сегодняшний день ОТС – это пустоцвет на живом древе познания. В этом плане, матрица «Уникласс» является концентрированным выражением и основным инструментом общей теории систем, дающим возможность при соответствующей ее «перезагрузке» любому варианту ОТС плодоносить.

В физико-математическом плане УКСМ является геометрической (матричной) интерпретацией обобщенной системной модели Больцмана Гиббса. Обобщение этой физико-математической модели выражается в трансформации узкоспециального языка термодинамических потенциалов на общесистемный язык философских категорий – язык каузальных, пространственно-временных и следственных свойств с сохранением энтропийно-вероятностного характера их отношений. Впрочем, термодинамическая модель идентифицируется с шенноновской моделью информационной Системы, имеющей более общий характер. Более того,– общая математическая модель Системы может базироваться на взаимосвязанных возрастающей и убывающей тригонометрических функциях – тангенсоиде и котангенсоиде – с последующим их преобразованием в экспоненциальную и логарифмическую [3].

В истории естествознания со времен Аристотеля известны неоднократные высказывания о возможности открытия универсального закона, из которого можно вывести все другие частные законы. Наиболее четко эта мысль выражена М.Планком – мысль об открытии единого простого принципа, который охватил бы все наблюдаемые и доступные явления природы и дал бы возможность вычислить на основании известных фактов вероятности будущих событий. Весьма показательно также высказывание Марио Бунге о «Системе теорий» [2, c. 253]: «Любая физическая теория может быть аккуратно и четко сформулирована.… А как обстоит дело по отношению ко всей совокупности теорий?

Можно ли упорядочить их в единую теорию в качестве фундаментальной основы различных частных теорий?.. О таком упорядочивании мечтали не однажды. Сто лет назад механика рассматривалась как основание всего здания физики. Позднее надежды переместились на электродинамику, а затем – и на общую теорию относительности, и на квантовую механику.

Однако, до сих пор не было найдено какой-либо унифицируемой (или, вернее, унифицирующей) теории, которая могла бы дать объяснение физической реальности в целом и содержать в себе любую теорию». (Курсив мой. Л.Ф.). В этом свете, матрица «Уникласс», структура и свойства которой изложены ниже, при исследовании конкретного круга явлений позволяет, трансформируя общесистемные координаты (философские категории) в конкретные факторы, с большей степенью объективности определить особенности структур, периодичность свойств, связь и тенденции изменений всех реальных и вероятных состояний данной Системы. Говоря современным языком компьютерных технологий, для каждого конкретного исследования производится операция по соответствующей «перезагрузке» классификационной матрицы новой рабочей программой – именно в предлагаемой матричной форме построенная классификация представляет собой концентрированное выражение теории исследуемых процессов и явлений и, соответственно, инструмент эффективного прогноза (Приложение 1).

Структура классификационной матрицы определяется соотношениями и особенностями распределения значений системообразующих характеристик координат. Первые две характеристики – причина и условие – составляют каузальный континуум Системы с распределением своих значений по оси абсцисс. Пространственно-временной континуум, в свою очередь, характеризуется осью ординат. В каждом континууме распределение значений ведущих координатных характеристик (в каузальном континууме – значений причинной характеристики, в пространственно-временном – временной) имеет вид вероятностных функций – с градацией групп статистических классов соответствующих значений в масштабе среднеквадратических отклонений:

причинная характеристика (ось Х): х ± 3,7х временная характеристика (ось Y): y ± 3,7y а модальные значения этих распределений (х,y) определяют положение центра координатных осей и всей матрицы.

Строго говоря, системообразующие континуумы связаны не только единой координатной системой, но и взаимопроникновением своих функциональных свойств. Так, распределение причинной характеристики (действия и противодействия) характеризуется временным спектром полного цикла развития Системы, а распределение временной характеристики, в свою очередь, – полным спектром энергетических значений полярных видов физических взаимодействий, генерируемых иерархически вышестоящей Системой (см. ниже – следствие). Это сходство причинного фактора с временным характеризует их конгруэнтность и единую интерпретацию посредством нормального закона распределения их вероятностей на плоскости. Конгруэнтностью характеризуются и локальные факторы системных континуумов–условие и пространство. (Сравните с общепринятой интерпретацией «конгруэнтности пространства–времени» по [7]).

Итак, макроструктура классификационной матрицы определяется декартовой системой координат и законом распределения системы двух случайных величин, соответственно характеризующих системообразующие факторы причинного и временного содержания. Для построения матрицы принят нормальный (либо логнормальный) закон, имеющий наиболее широкое распространение в исследовательской практике в любых областях естествознания. Так как система двух случайных величин интерпретируется точками на плоскости, нормальный закон для такой системы обычно называют нормальным законом на плоскости [3]. (Формулы плотности нормального распределения двух случайных величин хорошо известны и здесь не приводятся).

Поверхность распределения представленной функции имеет вид холма, вершина которого расположена над центром, обозначенным положением модальных значений ведущих характеристик-координат причинного и временного содержания. Проекции распределений величин Х (причинной характеристики) и Y (временной характеристики) на плоскость и являются соответствующими координатными осями классификационной матрицы – т.е., декартовой системой координат. А главным свойством последней является строгая детерминированность анализируемых функциональных отношений.

В свою очередь, проекции точек кривых распределений, взятых с полуинтервалом значений их среднеквадратических отклонений, определяют ячеистую структуру классификационной матрицы с суммарным значением интеграла вероятности нормального закона на плоскости, равным 1. Это, в конечном счете, иллюстрирует целостность системной матрицы, выраженную в вероятностно-детерминистских свойствах, ее генерализованную октавную структуру и симметрию ее квадрантов. В таблице 1.2 вынесены значения интегралов вероятности нормального закона на плоскости только для одного квадранта, иллюстрируя их суммарное значение в этом квадранте, равное ~0, (таблица 1.2 – альбомный вариант).

Полную структуру классификационной матрицы представляет геометрическая интерпретация зеркально-симметричных логарифмической и экспоненциальной функций, которыми описываются энтропийно-вероятностные отношения в системной термодинамической модели Больцмана-Гиббса (а также в системно информационной модели Шеннона): прямоугольники, площади которых иллюстрируют значения интегралов указанных функций, дополняя друг друга, формируют общий контур квадратной классификационной матрицы, а вероятностная сущность указанных системных моделей обусловливает приведенную выше ячеистую структуру этой матрицы. Общее число классов ячеек в матрице, каждая из которых описывается своей комбинацией системообразующих координат, составляет 224 основных + 56 дополнительных приосевых (периаксиальных), причем, 48 из 56 периаксиальных ячеек формируются из 24 раздвоенных, т.е., имеют вид треугольных ячеек, основания половины которых прилегают к оси абсцисс. (Согласно принципу запрета, если периаксиальные треугольные ячейки, основания которых расположены на оси, – находятся в верхней половине матрицы, то их координаты условия считываются внизу матрицы, если подобные ячейки нижние – их координаты вверху).

Все классы-ячейки распределяются (как по оси Х, так и по оси Y) на следующие статистические группы: единичные (х 1 х, y 1 y), переходные («оптимальные») и экстремальные. Пересечение единичных групп классов, выделенных по причинной и временной осям, представляет главную срединную группу, характеризующуюся среднесистемными свойствами.

В отличие от ведущих координат, имеющих сквозные (тотальные) распределения по осям матрицы, соподчиненные координатные величины (в каузальном континууме – условие, в пространственно-временном – пространство) характеризуются локальными распределениями – в границах статистических групп значений ведущих характеристик. Соответственно, эти локальные распределения характеризуются весьма существенным свойством – инверсией своих значений при переходах через соответствующие координатные оси. В то же время, границы статистических классов сходятся подобием знаков соподчиненных величин. Следует отметить, что свойства этих локальных факторов (также как и отмеченные выше свойства причины и времени) характеризуются подобной взаимообусловленной двойственной природой, определяя относительный характер континуумов системообразующих факторов.

Общесистемные факторы-координаты имеют следующий физический смысл (жирным шрифтом выделены тотальные факторы, курсивом – локальные):



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.