авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Л.М.ФИЛИНСКИЙ КВАДРОЛЕКТИКА ПРИРОДЫ Том I Теория и практика матричной систематики 2012 г. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Причина – активный фактор, генерирующий следственные состояния Системы и их функциональную связь в результате взаимодействия с условием в системном пространстве-времени. Иначе говоря, причина отражает весь спектр действия (левая часть матрицы: от максимальных величин до среднего значения, правая часть матрицы – от среднего значения до минимального) и противодействия (правая часть матрицы: от максимальных величин до среднего значения, левая часть матрицы – от среднего значения до минимального). Энергетическая эквивалентность и инверсионная симметрия действия и противодействия предопределяют правомерность и принципа Кюри, и Нетер-теоремы. Следует также отметить важный атрибут координатной оси абсцисс, характеризующий соотношения категорий внешнего – внутреннего: таким образом, действие обязано проявлению внешнего фактора, а противодействие – внутреннего.* *Контекстовое примечание. Приведенные соотношения диалектических категорий «внешнего – внутреннего» даны для характеристики причинного основания Систем «реального макромира». В Системах «мнимого макромира» и реального микромира имеет место примат внутреннего причинного действия, что диктуется общим принципом относительности.

Условие – выражает связь среды с конкретной причиной по их общему генетическому свойству: эта связь может быть ковариантной (т.е., адекватной или унаследованной – знак «+»), контравариантой (полярной или наложенной – знак «–») и (переходными). Как подчиненный буферными системообразующий каузальный фактор «условие» отличается от активной причины «пассивным» характером и, как отмечалось выше, локальным распределением своих значений – по статистическим группам тотального причинного фактора в каждом квадранте системной матрицы. При дальнейшем рассмотрении всего ансамбля Систем – непосредственно в нижестоящей («вложенной») Системе данное условие меняет свой «пассивный» статус на «активный» – т.е., становится тотальным причинным фактором, генерирующим соответствующую группу системных событий. В традиционных схемах ОТС такое свойство приписывается следствию как якобы результату развития системы с последующей инверсией причинно-следственных отношений. (Впрочем, следствие природных Систем – т.е., энергия конкретных физических взаимодействий – приобретает статус причинного фактора, но только в Системах техносферы. Иными словами, в Природе силы действия рождают энергию взаимодействий, а в технике, напротив, энергия рождает силу). Представленная характеристика условия как локального «пассивного»

фактора, меняющего свой системный статус на тотальный активный фактор при переходе в иерархически нижестоящую систему, является принципиальной при рассмотрении межсистемных связей в едином ансамбле позиционных Систем.

Временная характеристика – последовательные фазы и периоды в цикле развития Системы, одновременно отражающие также степень интенсивности и соотношения соответствующих видов физических взаимодействий. Последние, в свою очередь, представляют функциональную следственную связь состояний иерархически вышестоящей системы (!!! – см. «следствие»). Таким образом, межсистемные связи в ансамбле позиционных Систем также характеризуются двойственностью: условие трансформируется в причину, а следствие – во временную характеристику.

(Именно временная характеристика системных событий наиболее показательна в плане анализа диалектических категорий – сущность и явление: последовательность событий как явление отражает её сущность в изменении энергетического режима процесса. Образно говоря, время – это полевой энергетический режим).

Пространство – характеризуется группой из трех факторов. Первый фактор – отражает степень изолированности или, напротив, открытости данного состояния. Второй фактор характеризует его структурные взаимоотношения с окружающей средой (согласные – несогласные состояния), третий – тенденции масштабных (объемных) изменений. В этом свете, детализированная объемная характеристика пространства (длина х ширина х высота) в традиционных – классических и релятивистских – физических концепциях представляется механистически тривиальной: физическая сущность изложенных выше пространственных измерений как системообразующих факторов гораздо глубже и содержательней. В пространственно-временном континууме системообразующих факторов, как уже указывалось, пространственные характеристики представляются локальными – в границах статистических групп тотального распределения временного фактора в каждом квадранте матрицы «Уникласс» (в отличие от сингулярной матрицы).

Следствие, являясь результатом взаимодействия причины и условия в конкретном пространстве-времени, выражает не только возможное число состояний и событий, но и, главным образом, их функциональную связь в форме энтропийно-вероятностных соотношений выявленных полярно противоположных внутрисистемных свойств, отражающих по своей скрытой физической сущности определенный вид спаренных физических взаимодействий. Иначе говоря, пара локальных физических взаимодействий генерируется причинным действием и противодействием (а не «искривлением пространства-времени», которое отражает режимно-морфологическую характеристику энергетических полей!!), представляя собой функции состояний конкретной Системы. При переходе на следующий уровень ансамбля данная пара взаимодействий приобретает статус тотальных (точнее, переходных – тотально-локальных) временных режимов состояний «вложенной» Системы.

Это системное свойство следствия имеет архипринципиальное значение, давая возможность проследить в едином ансамбле позиционных Систем всю цепь физических взаимодействий и построить их единую теорию – т.е., решить проблему, сформулированную А. Эйнштейном как «единую теорию поля». Эта проблема является не узкоспециальной физической, а более общей – философско-естественнонаучной, и при ее решении Науки о Земле, непосредственно имея дело с ансамблем природных Систем, играют ведущую роль (см. ниже – главы 3,4).

Собственно, сама системная матрица представляется как диалектическое единство внутрисистемных противоположностей: наиболее вероятные значения описываемых максимальными значениями функциональных свойств, логарифмической функции и минимальными – экспоненциальной, на матрице геометрически интерпретируются классами, образующими диагональную полосу, идущую с левого верхнего угла матрицы на правый нижний, а наиболее вероятные значения полярных им свойств, описываемых, напротив, максимальными значениями экспоненциальной функции и минимальными – логарифмической, – классами, образующими, в свою очередь, диагональную полосу, идущую с левого нижнего на правый верхний угол матрицы. Таким образом, полученный инверсионный крест наглядно иллюстрирует весь спектр вероятностных соотношений полярных системных свойств, явления их инверсии и редукции, прямой и обращенной периодичности, дивергенции и конвергенции в цикле развития Системы, являясь – в буквальном и переносном смыслах – квинтэссенцией структуры матрицы «Уникласс».* *Контекстовое примечание. По своей философской сущности онтологический инверсионный крест классификационной матрицы является геометризацией знаменитого диалектического тезиса Гераклита из Эфеса: «Все течет, все изменяется – от одной противоположности к другой и наоборот». Закон прямой и обращенной периодичности системных событий сформулирован, таким образом, ещё в античную эпоху.

Именно благодаря инверсионному кресту матрица «Уникласс» при построении соответствующих естественнонаучных классификаций трансформируется в графическую интерпретацию теории исследуемых процессов и явлений, представляя собой, в конечном счете, эффективный инструмент прогноза.

(Следуя терминологии И.П. Шарапова [18], инверсионный крест классификационной матрицы можно интерпретировать как геометризацию соотношений эмерджентных свойств Системы).

Итак, любая фундаментальная Система, интерпретируемая унифицированной матрицей «Уникласс», как фрактал физического мира характеризуется семью системообразующими факторами: причинным (1), условия (1), режимно временным (1), пространсвенными (3), следственным (1). В свою очередь, геометрический анализ каждого из перечисленных семи факторов с учетом их двойственности осуществляется посредством бинарной – прямой и обращенной – шкалы измерений. Таким образом, общее число измерений каждой Системы составляет 14 (в т.ч., число измерений факторов каузального континуума – 4, пространственно-временного – 8 и функционального –2), а с учетом полярных значений локального космологического фактора – 16. В отличие от унифицированной, «сингулярная матрица» (см. выше – контекстовое примечание при изложении методологического принципа относительности) при том же общем числе измерений характеризуется четырехмерностью пространственно-временного континуума, октавностью каузального континуума и двухмерностью функционально-временных состояний (от «хаоса к порядку» и «от порядка к хаосу»). В конечном счете, с учетом значений общего космологического фактора физический мир характеризуется 32 измерениями.

При теоретическом анализе исследуемых природных процессов и явлений вероятностные соотношения внутрисистемных функциональных свойств должны интерпретироваться как в интегральном, так и в дифференциальном аспектах, выражая сущность основных методологических принципов системных исследований – соответственно, принципа эквивалентности (иначе – компенсации) этих свойств в Системе и принципа дополнительности. Первый принцип иллюстрирует прямую пропорциональность интегральных отношений, второй – обратную пропорциональность дифференциальных отношений между установленными внутрисистемными полярными свойствами. Именно учет конкретного аспекта рассмотрения соотношений исследуемых функциональных свойств дает возможность решать те или иные научные парадоксы. Таким образом, матрица «Уникласс» подчеркивает относительный, диалектический характер свойств любого состояния, возможность установления в Системе как дивергентных, так и подобных (конвергентных) состояний, иллюстрируя сложную периодичность изменения этих свойств, заключающуюся в двойственном характере закономерной смены явлений – прямом и обращенном, скачкообразном и эволюционном.

Структура классификационной матрицы наглядно иллюстрирует правомерность 3-его закона Ньютона о равенстве действия и противодействия, представляя его не только как ставший тривиальным принцип механики, но и как всеобщий фундаментальный закон, раскрывающий физическое содержание и генерирующую сущность принципа причинности. УКСМ дает наглядное представление о принципе Кюри, согласно которому «симметрия причины сохраняется в симметрии следствия», о сущности Нетер-теоремы, раскрывающей связи симметрии с законами сохранения системных энергетических характеристик, а также об их синтезе – фундаментальном законе сохранения причинно-следственных отношений.

Вероятностно-детерминистский характер матрицы «Уникласс», совмещенной с декартовой системой координат, подчеркивает глубину высказывания Ф.

Энгельса в его «Диалектике природы»: «…В природе, где как будто господствует Случайность, мы давно уже установили в каждой отдельной области внутреннюю необходимость и закономерность, которые пробивают себе дорогу в рамках этой случайности». По существу, эта цитата раскрывает природу энтропийно-вероятностных соотношений имманентных свойств любой Системы: вероятностная сущность классификационной матрицы определяет закономерности внутрисистемных связей классифицируемых объектов, процессов, явлений, событий конкретного рода. Действительно, наш «мир построен на вероятности» [19], детерминирующей природный алгоритм прямой и обращенной периодичности функциональных свойств системных состояний в полном цикле их развития. Этот природный алгоритм и является тем искомым всеобщим философско-методологическим принципом, геометризованным в форме онтологического инверсионного креста матрицы «Уникласс».

*** Строго говоря, любая Система вследствие ее диалектичности должна быть генетической, представлена двумя классификациями: основанием классификационного подразделения в которой служит причинный фактор, и функционально-феноменологической, основанием классификационного подразделения в которой служит следствие – установленная генетической классификацией функциональная связь состояний в виде полярно противоположных внутрисистемных свойств, но уже не в генерализованном виде, а при полном спектре их состояний. В философском аспекте эти классификации могут быть определены, соответственно, как онтологическая и гносеологическая. В зависимости от аспекта рассмотрения Системы дается соответствующая интерпретация связи состояний: онтологическая связь состояний (иначе – онтологический инверсионный крест) – эта генерализованная характеристика видов взаимодействий (следствия), а гносеологическая связь состояний (соответственно, гносеологический инверсионный крест) – это установленные действие и противодействие (причинная характеристика Системы ) – также в генерализованном виде.

Относительность примата в диалектической паре категорий причина–следствие объясняется, таким образом, сугубо различными аспектами их философского рассмотрения, оставляя незыблемым сам фундаментальный принцип причинности.* *Контекстовое примечание. Многие физики-теоретики предполагают, что в субмикромире возможны виртуальные ситуации, когда следствие опережает причинное действие. Этот казус, казалось бы, вполне логичен в свете общей относительности примата той или иной категории. Но следует иметь в виду, что причина и следствие – сугубо философские понятия, и относительность их примата обязана лишь соответствующему аспекту их философского рассмотрения – онтологическому либо гносеологическому.

Обе классификационные матрицы учитывают соотношения зеркальной и инверсионной симметрии, подобия и полярных различий системообразующих характеристик-координат и внутрисистемных свойств следующим образом: в онтологической матрице – зеркальная симметрия характеристик условия и асимметрия (инверсионная симметрия) пространственных характеристик состояний, тогда как в гносеологической, напротив, – зеркальная симметрия пространственных характеристик и асимметрия характеристик условия.

В данном контексте уместно привести следующее положение Ю.А. Урманцева [18, стр. 194]:

«Система (вообще) представлена как единство противоположностей: симметричная относительно одних и асимметричная относительно других признаков и изменений (преобразований), что следует из законов симметрии и дисимметрии систем.

Фундаментальное значение имеет тот факт, что требования, предъявляемые определениями симметрии и асимметрии к условиям их реализации, столь общи, что им отвечают все формы движения, существования, изменения, сохранения, развития, действия и все формы отношения материи – словом, вся реальность – материальная и идеальная, объективная и субъективная». (Здесь под понятием «асимметрия» имеется ввиду инверсионная симметрия.

Л.Ф.). К этой цитате следует добавить, что установленный алгоритм прямой и обращенной периодичности состояний в цикле развития природных Систем также отражает весь спектр соотношений зеркальной и инверсионной симметрии их функциональных свойств.

Совместное рассмотрение обеих классификаций позволяет с максимальной достоверностью выявить и объяснить различные ассоциативные связи состояний в Системе, усилив, соответственно, их предсказательную функцию на всю систему событий – реальных и вероятных. Таким образом, матричными классификациями иллюстрируется общая методология теории познания: от известной причины – к неизвестному следствию (онтологическая матрица) и, напротив, – от известного следствия к неизвестной причине (гносеологическая матрица), решая одновременно прямую и обратную задачи системных исследований.

Общий макет обобщенной модели Системы с онтологической (генетической) и гносеологической (функционально-феноменологической) классификационными матрицами представляется на примере Системы рудных формаций (таблицы 2.6, 2.7).

В серии авторских публикаций по результатам системных исследований (Приложение 1), а также в последующих главах данного раздела практическое применение матрицы «Уникласс» иллюстрируется примерами анализа некоторых наиболее изученных Систем микро- и макромира.

2. Апробация матрицы «Уникласс»

на примерах фундаментальных Систем микро - и макромира «Пока еще никто не пытался построить теорию, в которой бы не было предположения о полной вероятности или не учитывался бы принцип причинности».

Richard Feynman Метод матричной систематики, обоснование и принципы которого изложены выше, здесь иллюстрируется фундаментальными примерами построения матричных классификаций химических элементов и рудных формаций, отражающих общий алгоритм самоорганизации, существования и функционирования природных Систем как микро -, так и макромира – прямую и обращенную периодичность внутрисистемных функциональных свойств.

Представленные матричные классификации являются геометризованной формой теории соответствующих Систем и эффективным инструментом прогнозных системных исследований.

2.1. Система химических элементов «... Тут мало оптикой поможешь глазу, – Тут мысль пытливая всего верней».

Степан Щипачев («Читая Менделеева») Периодическая система элементов Д.И. Менделеева (ПСЭ) является не только общепризнанным рабочим инструментом естествоиспытателя (достаточно напомнить работы В.И. Вернадского, В.М. Гольдшмидта, А.Н. Заварицкого, А.Е. Ферсмана и многих других по построениям геохимических классификаций, базирующимся на ПСЭ Д.И. Менделеева), но и методологическим «пробным камнем» любых классификационных построений. Квантово-механическое содержание ее теории отражает в этом случае лишь генетическую и пространственно-временную специфику данной системы, но не специфику методологии – напротив, именно теория ПСЭ ввиду ее фундаментальности всегда представляла и будет представлять собой учебную иллюстрацию методологии системных исследований. Поэтому апробация матрицы «Уникласс» на этом фундаментальном примере – логически оправданная цель.

В полной мере приходится сознавать всю сложность поставленной задачи: по данному вопросу существует, пожалуй, самая обширная литература – как в естественнонаучном, так и в философско-методологическом аспектах. Кроме того, многие положения современной теории ПСЭ канонизированы (так, например, идентификация заряда атома химического элемента с его порядковым номером, выделение гипотетических g- и h-подуровней [2], «скандиевый провал» на 3d-подуровень, определение лютеция и лоуренсия как f-элементов и др.), что создает непреодолимые трудности в изложении и защите нового материала. Тем не менее, сам факт разработок многочисленных вариантов ПСЭ, число которых давно перевалило за 900 [20], красноречиво свидетельствует о неудовлетворенности исследователей ни состоянием ее теории, ни формой ее графической интерпретации. В своей обобщающей работе Д.Н. Трифонов [20, стр. 262] справедливо отмечает, что полная теория ПСЭ еще не разработана, а общепринятые принципы ее построения «могут быть существенно дополнены и изменены, что приведет к построению вариантов таблиц новой, непривычной для нас формы, но более полно отражающих периодичность». В заключении своей монографии автор выразил единодушное мнение исследователей об актуальности решения вопроса о границах ПСЭ и уверенность, что «исследования ближайших лет принесут новые неожиданности и заставят пересмотреть многие закономерности, которые уже начинали казаться незыблемыми». Да и сам творец ПСЭ более века назад указывал: «Периодический закон ждет не только новых приложений, но и усовершенствований, подробной разработки и свежих сил». [8]. (Следовало бы перефразировать это высказывание классика науки, акцентируя его глубокую идею: периодический закон ждет не только усовершенствований и подробной разработки, но и новых приложений. Универсальное проявление установленного закона прямой и обращенной периодичности системных свойств позволяет с большей достоверностью проводить палеореконструкции и прогнозные построения конвергентных и дивергентных состояний в каждой из исследуемых природных Систем всего геономического ансамбля, что проиллюстрировано в ряде авторских публикаций (Приложение 1).

Одну из неудачных попыток последних лет дать симметричную интерпретацию ПСЭ представил Ю.К. Дидык в сборнике за 1988 год «Система. Симметрия. Гармония» [18]. В этой работе иллюстрируется искусственная зеркальная симметрия по оси ординат (ось абсцисс отсутствует вообще), разделяющей всю систему на «левое» и «правое»

подмножества химических элементов, каждое из которых описывается, соответственно, «отрицательными» и положительными значениями электронного конфигурационного индекса k (см. ниже – стр. 52). Единственно, что удалось автору этого варианта – справедливо определить характеристику лютеция и лоуренсия как d-элементов и поляризовать позиции (но не свойства!) кислорода и серы, фтора и хлора и др. элементов четных и нечетных периодов – и только. Ни полное квантово-механическое описание атомных структур, ни границы, ни структура самой ПСЭ, ни природные связи и особенности физических и химических свойств элементов в этом варианте не нашли отражения.

Основной же недостаток этого варианта – полное игнорирование причинного основания классификации, подмененного «пространственной» характеристикой атомных структур – орбитальным квантовым числом, а также других видов симметрии (инверсионной симметрии «верх-низ» и диагональной зеркальной симметрии). Тем не менее, сама попытка привлечения законов симметрии в систематике, несомненно, является позитивным направлением в системных исследованиях. (В этом контексте следует заметить, что годом раньше уже была публикация сокращенного варианта настоящей главы, а годом позже – в 1989 году – состоялся секционный доклад автора «Теория и практика систематики» на Ш Всесоюзной научной конференции «Системный подход в геологии» (Приложение 1).

Сообщение привлекло внимание специалистов и, в частности, известного системолога Ю.А.

Урманцева, и было рекомендовано в качестве пленарного доклада в программе очередной – IV Всесоюзной конференции. Но история распорядилась иначе – и Всесоюзные научные конференции, и сам Союз канули в Лету, прихватив с собой авторские надежды на скорое признание его системных разработок).

Следовало бы упомянуть один из новейших вариантов ПСЭ – т.н. «Алтайский вариант»

Ю.И. Кулакова, – к сожалению, каких-либо комментариев он не заслуживает, так же как и вариант Б.В. Болотова, иллюстрирующий позиции свыше 10 000 элементов.

Весьма вероятно, что представленный здесь симметричный вариант ПСЭ (таблицы 2.1-2.2) и станет ключом к кардинальному решению проблем ее современной теории, связанной с границами и структурой Системы, позволит более четко определить тенденции изменения и связь различных свойств химических элементов, объяснить известные факты, которые до сих пор не находили своего научного объяснения [1], и, соответственно, дать более обоснованный прогноз свойств еще не открытых элементов – до 117-го (см.

ниже – пункт 5). На сегодняшний день известные прогнозы имеют общий характер, определяя положение еще не открытого элемента только в соответствующей группе электронных аналогов. Но и в группах последних имеет место закономерная дифференциация свойств (левые и правые электронные аналоги с совершенно противоположным соотношением электромагнитных взаимодействий, окислительных и восстановительных свойств). Иначе говоря, более обоснованный прогноз должен строиться не только на базе закона прямой, но и обращенной периодичности системных свойств. Прямая и обращенная периодичность свойств являются полярными общесистемными закономерностями, составляя вместе единый закон развития соответствующей Системы. В свете диалектического единства этих законов как основного положения ОТС предлагаемый симметричный вариант ПСЭ следовало бы назвать просто «Системой химических элементов», но в знак несомненных заслуг автора ПСЭ менять традиционное название не имеет смысла.

Фундаментом для симметричного варианта ПСЭ и явился УКСМ, построенный на основе семимерной матрицы общесистемных (системообразующих) координат – причина – условие, время – пространство, следствие. Последние в данном случае имеют следующее конкретное содержание:

(жирным шрифтом выделены тотальные факторы, обычным – локальные) Причина – интенсивность силового поля атомного ядра, определяющая соответствующие значения силы связи электронных орбиталей с ядром: от минимальных до максимально возможных. Двойственность причинного фактора здесь выражается представлением двух видов силового поля атомного ядра – энергии (точнее, силы) ионизации (правая часть матрицы) и энергии (точнее, силы) сродства электронов с ядром (левая часть матрицы). Как и положено в общем случае, здесь силы действия и противодействия характеризуются противоположными знаками и тенденциями, отражающими из инверсионную симметрию в Системе. (А согласно принципу Кюри – симметрия причины сохраняется в симметрии следствия). В таблице 1.1 выделены следующие группы логарифмических статистических классов значений энергии (точнее, сил) связи (в масштабе среднеквадратических отклонений) левые и правые единичные (1), переходные и группы экстремальных значений (3 ).

Обращает на себя внимание эффект сохранения суммарного заряда по соответствующим левым и правым статистическим группам и в Системе в целом: суммарный заряд левой части матрицы равен суммарному заряду ее правой части – по 3453, дифференцируясь по статистическим группам следующим образом:

Левая (-1) и правая (+1) единичные группы - по 1095, Левая и правая переходные группы – по 1931, Левая и правая экстремальные группы – по 427.

Аналогичный эффект сохранения имеет место и по временным – верхним и нижним периодам элементов – по суммам значений их электронных конфигурационных индексов k (см. ниже – «Следствие») – по 681, которые дифференцируются по соответствующим периодам следующим образом:

Верхний (-1) и нижний (+1) «периаксиальные» периоды - по 496, Верхняя и нижняя переходные диады – по 181, Верхний и нижний экстремальные периоды – по 4.

Приведенные суммарные значения k характеризуют общее число недостающих в соответствующих периодах и в Системе целом электронов до их полного заполнения. В свою очередь, по диагоналям матрицы четко иллюстрируется зеркальная симметрия химических свойств атомных структур для s,p-элементов и инверсионная симметрия – для переходных d,f-элементов (правый верхний – левый нижний, левый верхний – правый нижний углы), отражающие сохранение суммарных значений волновых чисел соответствующих групп химических элементов и симметрию их цветового спектра.

(Цветная вкладка (альбомный формат): Система химических элементов.

На лицевой стороне – Таблица 2.1, на обратной – таблица 2.2 ) Баланс суммарных значений k по верхним и нижним периодам и суммарного заряда по левым и правым группам, а также баланс суммарных значений волновых чисел групп химических элементов, разделяемых диагоналями классификационной матрицы, подчеркивает симметрию системных свойств и цветового спектра;

этот факт определяет высокую степень достоверности представленной матричной интерпретации ПСЭ, наглядно иллюстрируя правомерность принципа Кюри и Нетер-теоремы о связи симметрии с законами сохранения.* *Контекстовое примечание. Следует иметь в виду, что полный баланс суммарного заряда левой и правой частей Системы – только по модульным значениям атомных зарядов, – если же учесть отрицательный заряд ядер антиводородов, то баланс нарушается: это позволяет предположить возможность развития Системы с обращением левых химических элементов на правые, нижних – на верхние.

Условие – типы связей характеристических электронных орбиталей с ядром:

1. ковариантный («унаследованный» - знак условия «+») тип – при положительном значении магнитного квантового числа me для электронов с высокими значениями энергии сродства и при отрицательном me - для электронов с высокими значениями энергии ионизации;

2 контравариантный тип (знак условия «–») – при противоположных соотношениях знака me и энергии связи электрона с ядром. (Следует еще раз обратить внимание на обращенные квантово-механические соотношения ковариантности и контравариантности для левой и правой частей матрицы, что отвечает общей характеристике условия в ОТС в соотношениях с действием и противодействием);

3. переходные типы – при относительном преобладании того или иного знака me,, приближенно равном 0.

Так как и внутри-, и межатомные электронные связи объясняются единой квантово механической природой, то в таблице 2.2 приведена общепринятая систематика типов химических связей:

– ионная связь: ковариантный тип для верхних правых и нижних левых элементов, контравариантный тип – для верхних левых и нижних правых элементов;

– ковалентно-полярная и донорно-акцепторная связи – переходные типы;

– ковалентная связь: ковариантный тип – для верхних левых и нижних правых элементов, контравариантный тип – для верхних правых и нижних левых элементов.

(Вообще говоря, природа химической связи, несомненно определяемая типом внутриядерных взаимодействий и знаком магнитного квантового числа, требует более углубленного изучения, поскольку играет определяющую роль в Системе молекулярныз структур).

Временная характеристика – частота колебаний волн характеристического излучения – волновое число ;

по характеру распределения геометрических статистических классов значений выделены следующие периоды и диады (также в масштабе стандартных отклонений статистического распределения):

периоды с экстремальными значениями (1 и 8 периоды), верхняя (2+ периоды) и нижняя (6+7 периоды) переходные диады с оптимальными значениями, периаксиальные периоды (4 и 5) – со средними значениями.

В общей структуре системы – в контуре пересечения единичной группы и периаксиальных периодов - четко выделяется главная срединная группа химических элементов: sp-элементы – галлий, германий, олово, индий ;

d-элементы – цирконий, гафний, иттрий, лютеций, осмий, рутений, иридий, родий;

f-элементы – актиний, лантан, гадолиний, кюрий, торий, церий, тербий, берклий. (Предполагается также, что временная характеристика отражает степень проявления электрослабых взаимодействий в Системе – для «верхних» элементов – существенно электрических, для «нижних» – существенно слабых. Это имеет принципиальное значение при построении общей теории взаимодействий, а при автономном описании Системы химических элементов, по-видимому, соотношениями этих физических взаимодействий можно пренебречь. Именно слабыми взаимодействиями можно объяснить эффект радиоактивного распада тяжелых элементов, расположенных в нижней половине матрицы).

Пространственные характеристики:

1) главное квантовое число n, 2) спин ms= 1/ 3) орбитальное квантовое число l, имеющее численные значения: 0, 1, 2, 3, которые характеризуют соответствующие электронные подуровни s, p, d, f.

Строго говоря, обозначения электронных подуровней должны иметь дополнительные символы, отражающие их левые и правые, верхние и нижние конфигурации.

Соответственно, электронные уровни должны иметь дифференцированные обозначения: sp, ps, df, fd – с учетом левых и правых, верхних и нижних частей электронных оболочек.

В классификационных матрицах иллюстрируется сбалансированное распределение электронных подуровней в каждой подоболочке: s+f = d+p, а также возможность объединения пространственных характеристик в одну (nl) группу, что отвечает современным теоретическим представлениям [9, 20]. Более того, – классификационная матрица уточняет это представление новым выражением: (n 1/2 l)-группа, адекватно отражающая традиционное понятие период. Таким образом, период объединяет в одну группу атомные структуры, описываемые всем спектром значений квантовых характеристик при едином модульном значении главного квантового числа.

Дополнительно к названным пространственным измерениям следует отнести тенденции изменений атомных и ионных радиусов в Системе, которые характеризуются инверсионной симметрией в онтологической матрице и зеркальной симметрией – в гносеологической.

Главное квантовое число n характеризует не только возможную емкость электронной оболочки и ее радиус, но и тенденции их изменений, – т.е., является векторной величиной. (В этой связи достаточно напомнить понятие радиус-вектор в уравнении Шредингера). Такое определение имеет принципиальное значение для интерпретации структуры и границ всей ПСЭ в свете ее пространственно-временной инверсионной симметрии: левый верхний и правый нижний квадранты матрицы характеризуются подобными и модульными, и векторными значениями главного квантового числа, а верхний правый и нижний левый квадранты – противоположными векторами. Также принципиален учет явлений инверсии значений орбитального и знаков магнитного и спинового квантовых чисел (как локальных системообразующих факторов) при переходах через соответствующие оси симметрии.

Дополнительный анализ (n1/2l)-групп по конкретным периодам m с соответствующими значениями главного квантового числа n приводит к выводу формулы Паули, определяющей теоретическую емкость этих периодов (число элементов в периоде Nm ):

Nm = n [(n+Ѕl) + (n - Ѕl)] = 2n2 (1) Следует также ввести понятие приведенной емкости периода m – с учетом заполнения соответствующей диады: m= 0,5 (Nm –чет. + Nm -нечет ). Учитывая формулу (1), упрощаем:

m = n2m–чет + n2m-нечет (2) Матрица позволяет также ввести критерий разрешенных электронных подуровней – критерий их «рабочих состояний», определяемый выражением = n – (l 0,5) 0 (3) В представленной формуле акцентируется роль отрицательного знака спинового квантового числа в определении действенности критерия : при значениях электронные подуровни не застраиваются (см. далее пункт 3 – о «скандиевом s- и p-водородах). Ниже даны величины, провале» и пункт 4 – об характеризующие емкости периодов при относительно последовательном заполнении электронных уровней («фактически наблюдаемые» и «теоретические») и их приведенные значения – с учетом заполнения всей Системы:

Таблица 2.3. Емкость периодов Номер Главное Период Число химических элементов диады квантовое число При последовательном заполнении уровней Приведенные m n значения «Факт. наблюдаемое» Теоретическое (формула 1) (формула 2) (-3) 1 1 2 2 (-2) (-1) (±1) (+1) (+2) (+3) 0 (8) 1 - 2 Тот факт, что нулевой (восьмой) период замыкает Систему, подчеркивает ее генерализованную октавную структуру, подтверждая «закон октав», установленный в 1864 году Джоном Ньюлэндсом.* (*Контекстовое примечание. «Закон октав» имеет столь общий характер, что должен быть причислен к основным законам ОТС. Более того – уровневая структура и микро-, и макромира также подчиняется этому закону).

Наконец, следствие отражает не только общее число реальных и возможных атомных структур простых веществ (120), но и их связь в форме генерализованных соотношений их окислительных и восстановительных свойств. Эти вероятностные генерализованные соотношения основных химических свойств интерпретируются в структуре физической матрицы (табл.2.1) в виде инверсионного креста: окислительные свойства – диагональю с левого верхнего угла матрицы (фтор, кислород, марганец, хром и др.) на правый нижний угол (117, 116, 111, 112, и др.);

преимущественно восстановительные свойства – противоположной диагональю. Этот же инверсионный крест отражает вероятностные соотношения не только химических свойств элементов, но и их физических эквивалентов – электроотрицательности и электроположительности.

Если при систематизации ограничиться только принципом подобия (только прямой периодичностью), то можно построить разнообразные варианты классификаций, каждая из которых не может претендовать на статус естественнонаучной. Так, пользуясь значениями электронных конфигурационных индексов k, а также учитывая октавную структуру Системы и векторный характер главного квантового числа n, можно представить ряды химических элементов (электронных аналогов) в виде таблицы 2.4.

Таблица 2.4. Ряды химических элементов-электронных аналогов по значениям их электронного конфигурационного индекса (с учетом октавной структуры системы) Значения индекса Еk Электрон.тип Главное 1 2 3 4 5 6 7 0 sp-элементы Период 9 квант.

11 12 13 14 15 16 17 число d-элементы 19 21 22 23 24 25 26 27 20 f-элементы n m 29 31 sp-элементы H H 1 sp-элементы 2 Li He F O N C B Be sp-элементы Na Ne Cl S P Si Al Mg Cu Zn 3 Co Fe Mn Cr V Ti Sc Ni d-элементы sp-элементы K Ar Br Se As Ge Ga Ca Ag Cd Rh Ru Tc Mo Nb Zr Y Pd d-элементы Tm Yb 4 Ho Dy Tb Gd Eu Sm Pm Er f-элементы Pr Nd La Ce Ac Th Pa U Es Cf Bk Cm Am Pu Np Fm f-элементы Md No 5 Ir Os Re W Ta Hf Lu Pt d-элементы Au Hg sp-элементы Rb Kr I Te Sb Sn In Sr 109 108 107 106 Ns Ku Lr 110 d-элементы 111 6 Cs Xe At Po Bi Pb Tl Ba sp-элементы Fr Rn 117 116 115 114 113 Ra sp-элементы 7 sp-элементы 0 aH* aH *Примечание. aH-– s- и p -антиводороды, замыкающие Систему химических элементов.

Пары элементов-аналогов (и электронных, и химических) устанавливаются в каждом ряду методом отражения. Например, Li – Fr, Na – Cs, K – Rb, Cu – 111, Ag – Au, Fe – 108, Zn – 112, Cd – Hg, Nd – U, Ce – Th, Be – Ra, Mg – Ba, Ca – Sr и т.п.

Существенным отличием структуры этого табличного варианта от структуры матричной классификации является ничтожная степень заселенности периаксиальной области (что противоречит общей структуре любой Системы) и исключительно четко проявленная зеркальная симметрия структурных и химических свойств соответствующих пар верхних и нижних химических элементов.

Значения величин k – конфигурационного индекса электронной структуры нейтральных невозбужденных атомов – вычислены В.М.Клечковским [9] по формуле:

k = 1/6 (у+1)3 + (у+1) (0,5sin2 0.5 y - 1/6) –Z (4) где у = (n + 1) = 1, 2, 3… и т.д., при условии, что /6 у3 + у (0,5 cos2 0.5 y –- 1/6) Z 1/6 (у+1) (0,5sin2 0.5 y – 1/6) По В.М. Клечковскому, электронный конфигурационный индекс k определяется как число электронов, которых недостает в атоме до заполнения всех уже начатых заполнением (n+l) групп, с выражением его математической зависимости от атомного заряда. Еk обоснованно вошел в теорию ПСЭ как важнейший параметр, однозначно характеризующий тип электронной конфигурации атомов. Именно этот параметр позволил В.М. Клечковскому сгруппировать химические элементы с подобными электронными конфигурациями в виде таблицы 2.5 (см. ниже). В этой таблице каждое значение Еk, определяет автономный ряд элементов-электронных аналогов без отражения связей между электронными конфигурациями химических элементов различных электронных групп.

Таблица 2.5. Ряды химических элементов-электронных аналогов по значениям их электронного конфигурационного индекса (По В.М.Клечковскому, [9,20]) Химические элементы Конфигурации* Ek а б f1 f0d 31 La Ac f f d (Th) 30 Ce Th f3 f2d1 (Pa) 29 Pr Pa f4 f3d1 (U) 28 Nd U f f d (Np) 27 Pm Np f 26 Sm Pu f 25 Eu Am f8 f7d 24 Gd Cm 23 Tb Bk f 22 Dy Cf f 21 Ho Es f 20 Er Fm f 19 Tm Md f 18 Yb 102 f d Sc Y Lu Lr d Ti Zr Hf Ku d3 d4s1 (Nb) V Nb Ta d4 Cr Mo W 14 ds (Cr, Mo) d Mn Tc Re d6 d7s1 (Ru) Fe Ru Os d7 d8s1 (Rh) Co Rh Ir d8 10 Ni Pd Pt 10 d s (Pd, Pt) d10s1 (Cu,Ag,Au) Cu Ag Au 9 d Zn Cd Hg 8 d p B Al Ga In Tl p C Si Ge Sn Pb p N P As Sb Bi p O S Se Te Po p F Cl Br I At p 118 (?) Ne Ar Kr Xe Rn s 119 (?) H Li Na K Rb Cs Fr s He 120 (?) Be Mg Ca Sr Ba Ra y 1 2 3 4 5 6 7 *Примечание: а – конфигурации, предсказываемые общим правилом;

б – все случаи встречающихся отклонений.

Сравнительная характеристика приводимых таблиц (тт.2.4 и 2.5) свидетельствует о более корректной – системной интерпретации электронных конфигураций, представленной в таблице 2.4. В ней приведены значения индексов k с учетом октавной структуры Системы, что позволяет более корректно и полно сгруппировать химические элементы разных электронных уровней, а также определить её границы. Кроме того, октавная интерпретация позволяет выделить специфические группы химических элементов, характеризующихся переходными квантово-механическими свойствами: при восьмеричном исчислении значения k = 8-9, 18-19, 28-29 исключаются из числовой последовательности, формируя экстремальные ряды переходных аналогов (8 -18 -28;

9-19-29): Zn - Cd - Hg -112 - Yb - Nd - No -U, Cu - Ag - Au 111 - Tm - Pr - Md - Pa, а также элементы с предельными значениями k, (30-31):

Се–La, Th-Ac. Эти переходные свойства перечисленных химических элементов и объясняют частые отклонения от стандартных электронных конфигураций, а также их «плавающее» положение в различных вариантах ПСЭ. Большое разнообразие последних, построенных с учетом только принципа подобия, свидетельствуют об его недостаточности при разработке естественнонаучной классификации химических элементов и в систематике вообще. Предлагаемый матричный вариант ПСЭ исключает этот недостаток дополнительным учетом внутрисистемных противоположностей, углубляя наши представления и о структуре всей Системы, и о периодичности: кроме типов по характеру тенденций изменения свойств (прямая и обращенная периодичность), устанавливаются ее следующие структурные типы:

- экстремальный тип (для sp-элементов), - аксиальный (осевой) тип (для переходных df -элементов).

Таким образом, посредством матрицы установлены следующие типы периодичности:

1) экстремальный прямой ( слева направо), 2) экстремальный обращенный (справа налево), 3) аксиальный прямой ( от центра налево), 4) аксиальный обращенный (от центра направо).

Установленный сложный характер периодичности свойств с указанными выше типами, рассматриваемыми в системном единстве, иллюстрирует некорректность классических формулировок закона периодичности, а именно:

периодичность изменения свойств химических элементов зависит не от их массовых чисел (как по Д.И. Менделееву) и не от их «порядкового номера»

(заряда), а от электронных конфигураций атомных структур, определяемых комбинациями значений волновых чисел и энергии связи валентных электронов с атомными ядрами, – т.е., от композиции временной и причинной системообразующих характеристик-координат.

Такое определение периодического закона отвечает авторской формулировке общего фундаментального закона ОТС о прямой и обращенной периодичности внутрисистемных свойств. Со времени работ Г.Мозли (1913 г.) и Д.Чэдвика (1920 г.) традиционное представление об атомном заряде как о «порядковом номере» химического элемента сыграло, как ни парадоксально это звучит, негативную роль в объективной графической интерпретации ПСЭ.

Идентификация заряда с порядковым номером приемлема по отношению к «менделеевским числам» отдельных фрагментов ПСЭ (по отдельным электронным уровням), а не для всей Системы.

Матричный вариант ПСЭ отражает также связь и соотношения диалектических законов качественно-количественных переходов и отрицания отрицания.

Кстати, еще Энгельс в «Диалектике природы» отметил эффект действия первого закона диалектики в ПСЭ Д.И. Менделеева, но ничего не мог сказать о системной роли второго закона, отражающем скачкообразные переходы в Системе.

В свете своей диалектической природы полная Система химических элементов может и должна быть представлена двумя классификациями: квантово физической (генетической) и химической (функциональной). Для графической интерпретации последней (таблица 2.2) необходимо предусмотреть следующие два важных момента:

1) основанием классификационного подразделения должно стать следствие – весь спектр соотношений между окислительными и восстановительными свойствами элементов. Это позволяет расчленить всю Систему на следующие химические группы элементов: суперокислители, окислители, амфотеры, восстановители, супервосстановители;

2) в связи с подобной «инверсией» причины и следствия каузальная координатная ось трансформируется в ось зеркальной симметрии пространственно-временных состояний. Это дает возможность максимально приблизить химическую классификацию к классическому варианту ПСЭ Д.И.Менделеева, углубив его содержанием причинности химических различий атомных структур: гносеологический инверсионный крест интерпретирует генерализованные соотношения полярных типов внутриядерных взаимодействий с соответствующими видами энергии связи – энергии сродства и энергии ионизации.

Совместное рассмотрение обеих классификаций (таблицы 2.1,2.2) позволяет с максимальной достоверностью и полнотой выявить и объяснить весь спектр соотношений подобия и полярных различий, зеркальной и инверсионной симметрии системных свойств, различные ассоциативные связи состояний в системе и, соответственно, в природных и технологических процессах. Уже беглый анализ матричной классификации ПСЭ позволяет сформулировать ряд новых положений, а также объяснить известные факты, не получившие научного объяснения до настоящего времени [1]:

1) В представленных матричных классификациях – как ни в каком ином варианте ПСЭ – любой химический элемент строго идентифицируется с соответствующей энергетической ячейкой, описываемой конкретной и неповторимой комбинацией квантово-механических характеристик системообразующих координат. Таким образом, сама матрица является теоретическим обоснованием известного принципа Паули, до сих пор носящим эмпирический характер [20];

наглядно иллюстрируется относительная плотность заряда ячеек различных уровней* а также наиболее вероятные комбинации межуровневых переходов электронов (s - p, s – f, f – d, d – p) и их связей при химических взаимодействиях.* * Контекстовое примечание. Точнее, иллюстрируется противоположная характеристика – дисперсия электронного заряда, геометрически выраженная площадью соответствующих энергетических ячеек: для s,p-элементов (кроме инертных газов) величина дисперсии в масштабе стандартных отклонений – 0,5 2 (2), для d-элементов переходных диад – 0,25 (4), для периаксиальных f,d-элементов – 0,125 (8), а для инертных газов – 0,1 (10) (в скобках даны относительные значения плотности зарядов). Таким образом, инертные газы, характеризуясь наименьшей степенью дисперсии электронных зарядов – т.е., максимальной их плотностью – обоснованно являются наиболее эффективными в лазерной технике.

2) Положение в таблицах элементов трехвалентной группы – бора, алюминия, галлия, индия, таллия, 113– как s-элементов – обосновывается их электронной конфигурацией n(s2 p1), в которой имеет место преобладание в соответствующих подоболочках s-электронов над единственным p-электроном.

Именно поэтому указанная группа близка по свойствам к типичным s элементам. В этом свете находит свое объяснение инверсионная симметрия квантово-механических и химических свойств у соответствующих пар s- и p элементов: бор – азот, бериллий – кислород, литий – фтор, натрий – хлор и т.п.

Эффект симметрии наглядно подчеркивается соотношениями s- и р-электронов относительно осевых элементов группы углерода, которые характеризуются сбалансированной электронной конфигурацией n (s2 p2).

3) Явление энергетической компенсации в Системе особенно наглядно при анализе характера заполнения побочных fd-уровней: так, например, «скандиевый провал» – внутренний скачок d-электрона – компенсируется в Системе противоположным эффектом – внешним выбросом d-электрона для элемента №108. Любые межуровневые переходы в верхней части Системы компенсируются противоположными эффектами в ее нижней части. Этот компенсирующий эффект, подчеркивая структурную симметрию Системы, является основанием для прогноза и корректировки электронных конфигураций нейтральных невозбужденных атомов для любого химического элемента. Так, выделение в матричных классификациях как 2d-элементов – скандия, титана, ванадия, хрома, марганца, а также как 7d-элементов - №№ 108-112 – не противоречит существующей теории ПСЭ, а, напротив, подчеркивает правомерность критерия и правила Гунда о последовательности заполнения электронных уровней, иллюстрируя известный в квантовой механике тезис:

измерить – значит, нарушить. В этом свете (по крайней мере, в данном случае) можно сказать об относительном примате научной теории над экспериментом.

Такой же эффект имеет место и с интерпретацией цветового спектра – его истинная картина не может быть подтверждена опытными данными – абсолютной чистоты химического элемента в природе не существует.

4). Предельными атомными структурами вещества являются водород и антиводород, каждый из которых характеризуется и s-, и p- состояниями – т.е., являются, соответственно, аналогами щелочных элементов и галогенов.

Антиводород представляет собой атомную структуру, состоящую из античастиц, отличаясь от водорода, кроме того, максимальным значением волнового числа ;

он крайне нестабилен – особенно при галогеноподобном р состоянии. Таким образом, водород представляет собой самый интереснейший химический элемент, а точнее, четыре самостоятельных элемента: s водород (ортоводород – с положительными значениями спина и магнитного момента единственного электрона), р-водород (параводород – с отрицательными значениями этих квантовых характеристик), s-антиводород (с положительными значениями спина и магнитного момента позитрона), р антиводород (с отрицательныыми их значениями), а также их тяжелые изотопы.

Анализ классификационных матриц позволяет сделать следующие выводы:

– широко распространенный в природе молекулярный водород Н2 является, строго говоря, не простым веществом, а химическим соединением орто- и параводорода, реакция между которыми характеризуется высокой экзотермичностью, используемой в т.н. «атомной горелке» Лэнгмюра. (Принято считать, что и орто-, и параводород сами являются молекулярными структурами, но их линейчатый спектр свидетельствует об атомарной индивидуализации этих простых веществ);

– антивещество – прерогатива только водорода как специфической переходной атомной структуры от элементарных частиц к простому веществу (см. пункт 7 – о гелии);

– р-водород отличается от s-водорода отрицательными значениями спина и магнитного момента электрона и большей химической активностью, являясь суперокислителем.

5). Последним химическим элементом, замыкающим ПСЭ (исключая антиводороды), является недавно открытый галоген № 117 – электронный и химический аналог фтора – также с максимальной электроотрицательностью (в своей диаде) и соответствующей окислительной способностью (суперокислитель). Новый элемент отличается от своего химического аналога – фтора – квантово-механическими характеристиками, а именно: минимальной энергией связи и максимальным значением волнового числа, что определяет крайнюю степень его нестабильности. По классическому и другим многочисленным вариантам ПСЭ, построенным без учета закона обращенной периодичности, прогноз свойств элемента № 117 базируется на прямой экстраполяции свойств его электронного аналога-предшественника – астата.


Подобный прогноз, не учитывающий явлений инверсии свойств в той или иной диаде Cистемы, не корректен.

Кедров Б. и Трифонов Д. в своей брошюре [8] рекомендовали названия для еще не открытых элементов – вплоть до № 131 (!??). Так, для № 117-го элемента дано название «фаянсий» с символом Fa. Предлагается принять рекомендуемый символ, но с другим названием его как замыкающего Систему – финалий.

Проявление закона инверсии свойств подтверждается известными фактами: так, например, хлор является лишь электронным аналогом фтора, резко отличаясь от последнего наличием всех возможных степеней окисления – т.е., по химическим свойствам хлор (также как и астат, бром и йод), – супервосстановитель, в то время как фтор – суперокислитель. (Приходится глубоко сожалеть, что со времен Й.Я. Берцелиуса представления химиков о свойствах хлора не изменились). Аналогичная картина отмечается для всех элементов 2-го периода при их сравнении с ближайшими электронными аналогами 3-его периода: при сравнении кислорода с серой, азота с фосфором, углерода с кремнием, бора с алюминием, бериллия с магнием, лития с натрием.

Во всех указанных парах для первых элементов (2-ого периода) ближайшими химическими аналогами являются, соответственно, 116-й, 115-й, 114-й, 113, радий, франций. В этом свете, вполне рациональным является предложение поиска изотопов еще не открытых элементов или их следов в соединениях их ближайших химических аналогов: 113-го – в боратах, 114-го – в углеродистых образованиях и т.д. Для косвенного подтверждения этой идеи следует провести тщательный анализ количественных соотношений концентраций радия – в соединениях бериллия, а франция – в минералах лития. Подобные симметричные соотношения иллюстрируются и для 2d и 7d, 3d и 6d-элементов (табл. 2.1). Весьма показательна также системная связь f-элементов: легких лантаноидов с тяжелыми актиноидами и, напротив, легких актиноидов с тяжелыми лантаноидами, чего нет ни в одном из известных вариантов ПСЭ.

Таким образом, принципиальным отличием матричного варианта ПСЭ от всех существующих, построенных с учетом только принципа подобия, является ее логическая структурная завершенность и строгость с четким выражением связей и тенденций изменения системных свойств. Если в классическом и других вариантах изменения свойств характеризуются общими (и совершенно невыдержанными) тенденциями для всей Системы, то в предлагаемом варианте эти тенденции дифференцированы по ее квадрантам, разделенным координатными осями, играющими одновременно роль осей зеркальной и инверсионной симметрии. Словом, обращенная периодичность системных свойств – неотъемлемая черта Cистемы, – столь же существенная, как и прямая.

Важно также еще раз подчеркнуть, что полная инверсия основных квантово механических характеристик в Cистеме редуцирует химические свойства элементов 7-го периода, практически замыкающих Cистему, представляя их и электронными, и химическими аналогами соответствующих по рядам элементов 2-го периода (таблицы 2.2, 2.4).

6) Изменения атомных и ионных радиусов, которые также системно взаимосвязаны, характеризуются наибольшей степенью дифференциации также по квадрантам Системы: в каждом квадранте – свое направление изменений радиусов, которое компенсируется противоположными векторами, имеющими место в сопряженном квадранте. Такой дифференцированной картиной изменений атомных и ионных радиусов (а, следовательно, и объемов атомов и ионов) объясняется эффект лантаноидного сжатия: этот эффект назван по феномену лютеция, который обычно относят к подгруппе тяжелых («иттриевых») редких земель. Как явствует из представленных таблиц, лютеций является 4d-элементом, характеризуясь очень тесной связью с иттрием, что и определило исторический казус с названием подгруппы тяжелых TR. Ряд лантаноидов начинается лантаном и замыкается иттербием, также как ряд актиноидов – от актиния до нобелия, причем, имеет место четкая дифференциация этих рядов на подгруппы легких и тяжелых f-элементов. Факт, что лютеций – 4d-элемент (соответственно, лоуренсий – 6d-элемент) был обстоятельно аргументирован американским химиком Вильямом Б. Иенсеном (Journal of Chemical Education, 59,634, 1982). И лантаноиды, и актиноиды характеризуются высокими значениями атомных объемов, тогда как 4d- и 5d элементы, также заселяющие периаксиальную область – вдоль оси пространственно-временной симметрии – минимальными атомными объемами.

Наименьшие объемы атомов платиноидов, золота и др, обычно объясняют их высокой плотностью, тогда как, наоборот, их большую плотность следует объяснять минимальными значениями их атомных объемов. Словом, тенденции изменений атомных и ионных радиусов в Системе также подчиняются закону прямой и обращенной периодичности.

7). Симметричный матричный вариант ПСЭ однозначно определяет положение гелия в Системе. Если придерживаться традиционного представления об его положении в первом периоде (что, якобы, подтверждается его электронной конфигурацией 1s2), то его конфигурационный индекс, по В.М. Клечковскому, k = 0 [9,20]. Это значение обязывает считать гелий электронным аналогом щелочноземельных элементов, также застраивающих подуровень ns2 (см.

табл.2.5). Если же представить гелий как начальный элемент 2-го периода (n=2), то его k= 2 – как и у всех благородных газов (табл. 2.4). Таким образом, атом гелия уже имеет подуровень 2s0, являющийся базовым для застройки его электронами 2s-элементов – лития и бериллия. Такая интерпретация электронной структуры атома гелия и др. благородных газов позволяет объяснить их инертные свойства при стандартных химических взаимодействиях: их электронные оболочки экранируются очередным беззарядовым (нейтринным?) подуровнем.

В своем последнем прижизненном издании ПСЭ Д.И.Менделеев, основываясь на законах пространственной симметрии, также поместил гелий во втором периоде: могучая интуиция творца ПСЭ и здесь намного опередила существующие теоретические представления. Особо следует отметить некорректность бытующих представлений о т.н. «антигелии»: в экспериментах на ускорителях было получено (по утвердившемуся мнению) не ядро «антигелия», а всего лишь «антиальфа-частица». Как уже отмечалось выше, понятие «антивещество» ограничивается лишь уровнем водородов – как переходных структур от элементарных частиц к веществу, что уже нашло экспериментальное подтверждение на ускорителях. Следует также отметить гелия – его максимальную степень специфическое свойство электронасыщенности, что впервые было обнаружено в опытах известного физика П. Капицы по установлению эффекта холодного свечения жидкого гелия. Это специфическое свойство гелия, несомненно, будет использовано в технологиях энергетики недалекого будущего.

8). Любая атомная структура в той или иной степени характеризуется и квантово механической, и химической двойственностью. Минимальная степень двойственности выражена у предельных элементов Системы – у водородов и у благородных газов;

максимальная – у 4-f,d– и 5-f,d-элементов, заселяющих периаксиальную область – непосредственно вдоль оси пространственно временной симметрии, а прежде всего, у амфотерных элементов главной срединной группы (см. выше). Иначе говоря, степень двойственности (амфотерности) химического элемента является мерой его отклонения от сбалансированного центра Системы – начала координат. Центрально-осевые элементы основных s,p- и переходных d,f-элементов, характеризуясь средними значениями энергии связи и амфотерными химическими свойствами, несут, кроме того, важную функцию структурных детерминант Системы. Так, например:

ZH +ZC + ZSi = ZSc ZH + ZC + ZGe = ZY ZH + ZC + ZSn = ZLa ZSn – ZC - Z H= ZTc ZSn – ZH = ZIn ZC – ZH = ZB и т.п.

Роль центрально-осевых элементов, а также водорода в расшифровке структуры и границ ПСЭ отвечает физической сущности теоремы о среднем. Граница Системы и, соответственно, общее число возможных химических элементов могут быть определены с помощью следующего эмпирического выражения, в котором использованы значения электронных конфигурационных индексов k (табл.2.4) водорода и антиводорода (естественно, с учетом их конкретных s- и р-состояний), а также центральных элементов (f-элементов – лантана и актиния, а также d-элементов – лютеция и осмия) и элементов, характеризующих известный предел – начало системы (не считая водород) – гелия и фтора:

k (La+Ac) - k(Lu+Os) Zlim = ----------------------------- k2He = 117 (5) kF Если же вместо фтора и гелия использовать значения k соответственно р- и s водородов, то определится общее число элементов в Системе, равное 120.

Установленный симметричным вариантом ПСЭ факт относительной неопределенности ее центра, как ни парадоксально, является достоверным критерием относительной детерминированности ее теоретических границ. А «без знания границ ПСЭ нельзя получить четкого представления о ее структуре» (Sommerfeld A., 1931). Представленная на матрицах теоретическая расшифровка структуры и границ Системы позволит дать более эффективные схемы для постановки и производства научно-исследовательских экспериментов.* *Контекстовое примечание. Так, в 2002 году появились сообщения о синтезе 118-го элемента – вернее, о фальсификации результатов работ калифорнийских физиков и о радужных мечтах физиков Дубны на подобный успешный эксперимент в 2003 году. Более чем вероятно, что и физикам из лаборатории Беркли, и физикам Дубны придется утешаться известным афоризмом – «отрицательный результат – тоже результат», ибо такого химического элемента в Системе нет.


Особо следует подчеркнуть роль центральных элементов главной срединной группы, характеризующихся средними значениями системных свойств, при определении относительных значений этих свойств для любого элемента – например, при определении относительной электроотрицательности, относительных атомных объемов и др.

9) Небезынтересно отметить характерную особенность в структуре Системы:

левого и правого концентров, четкое выделение образованных соответствующими 4f,d– и 5f,d-элементами, полярно противоположными по типу внутриядерных взаимодействий и, соответственно, по физико-химическим свойствам: легкоплавкие элементы – в левом концентре, тугоплавкие – в правом. Предполагается, что взаимодействие ядер активных изотопов этих элементов представляет одну из природных схем, генерирующих протон антипротонное и др. виды излучений. (Более вероятна такая схема по инверсионной симметрии – например, при взаимодействии радиоактивных изотопов урана и гафния, которые имеют место в циркониевых твэлах атомных реакторов. Именно этот эффект мог послужить причиной известных техногенных катастроф на АЭС).

10) В геохимическом аспекте представленный симметричный вариант ПСЭ дает возможность наглядно объяснить все разнообразие явлений изоморфизма, а также широко известные в природе геохимические связи, которые до последнего времени представляются «странными и загадочными» [1]: иттрий лютеций, скандий-железо, железо-кремний, серебро-теллур, уран-золото, золото-палладий (т.н. ”белое” золото), никель-фосфор, медь-сера, медь молибден и т.п., а также соответствующие этим парам ассоциации. Особенно показательна симметрия свойств 4fd– и 5fd-элементами, – как, например, в парах: актиний – лютеций, торий – гафний, протактиний – тантал, уран – вольфрам, нептуний – рений и др. Известное химическое сходство соответствующих пар f- и d-элементов находит, таким образом, объяснение их симметричным расположением в Системе. (Именно симметрия свойств дало основание Д.И. Менделееву расположить уран под вольфрамом). Для установления ассоциативных связей в этом варианте наиболее эффективно использование «звезд Ферсмана» – с учетом их отражения осями симметрии.

Именно матричный вариант ПСЭ является основанием для выделения не только четырех классификационных таксонов, отвечающих содержанию соответствующих общесистемных координат (группы, ряды, диады, периоды), но и для выделения квинтэссенции – пятого – следственного таксона – химических типов элементов – по соотношениям их окислительных и восстановительных свойств. Иначе говоря, химические типы выделяются по степени сродства с кислородом и серой, играющим определяющую, но противоречивую роль в процессах эндогенного рудообразования. Именно этот факт принимается нами за основу геохимической классификации рудных формаций, что согласуется с известными представлениями А. Бетехтина, А.

Маракушева и др. [12].* *Контекстовое примечание. Проблема геохимической классификации представляет отдельный предмет обсуждения. Здесь следует лишь отметить двойственный аспект этой проблемы: 1) экзогенный – отражающий причинные геохимические свойства ландшафта как среды гипергенного перераспределения петрогенных и рудогенных элементов, входящих в состав как вмещающих горных пород, так и рудных образований, и 2) – эндогенный аспект, связанный непосредственно с ПСЭ и систематикой рудных формаций – см. ниже – «Система рудных формаций».

.

Предсказательная функция симметричного варианта ПСЭ в технологическом аспекте наиболее эффективна, если уже установлен какой-нибудь феномен. Так, например, известно свойство полисветановых пленок (с примесью соединений европия) обращать ультрафиолетовое излучение в красное. Пользуясь знанием соотношений подобия и полярных различий свойств химических элементов, можно прогнозировать аналогичный эффект полисветановых пленок с соединениями америция и противоположный эффект – обращение красного света в ультрафиолет – у пленок с соединениями иттербия и нобелия. Или, к примеру, актуальнейшая проблема создания сверхпроводников: известный эффект сверхпроводимости иттриево-бариевой керамики позволяет целенаправленно вести поиск производства сверхпроводящих соединений, учитывая обязательную полярность свойств составляющих их элементов с использованием буферных амфотерных элементов главной срединной группы.

Так, одной из возможных комбинаций может стать соединение на основе амфотеров (олова и германия или иттрия и рутения, осмия и лютеция) и полярных по свойствам фторидов и хлоридов цезия, цинка и марганца.

Кроме предсказательной функции, матричная интерпретация ПСЭ наглядно иллюстрирует следующие важнейшие принципы методологии системных исследований: принцип внутренней композиции системы из противоположных по свойствам и структурам состояний и принцип межсистемного подобия. Именно эти принципы должны быть учтены при выполнении системных исследований, в частности, при геотектонических и структурно-металлогенических построениях (что, к сожалению, практически нигде не реализуется, поскольку исповедуется «принцип аналогии»).

Таким образом, уже беглый анализ симметричного варианта ПСЭ, представленного на базе матрицы «Уникласс», выявил его многоплановость как в теоретическом, так и прикладном аспектах: кроме освещения проблемных вопросов теории ПСЭ (что уже немаловажно), этот вариант позволит дать направление для более глубокой интерпретации систематики изотопов (так, структура матрицы определяет теоретическое предельное значение изотопного массового числа, равное 288 – по общему числу вероятных и «запрещенных»

энергетических ячеек), элементарных частиц, разработать новые эффективные схемы химико-технологических процессов, реакций ядерного синтеза, а главное и прежде всего, иллюстрирует возможности матрицы «Уникласс» в методологии системных исследований как на микро- так и на макроуровнях природных процессов и явлений. В качестве иллюстрации этого положения, подкрепленного отражением в симметричном варианте ПСЭ природных связей между химическими элементами и разделением их по сродству с кислородом и серой, определяющими весь спектр окислительно-восстановительных геохимических процессов, ниже представлена матричная интерпретация Системы эндогенных рудных формаций с рассмотрением некоторых дискуссионных вопросов современной теории рудообразования.

2.2. Система рудных формаций «... всеми признается неудовлетворительное положение с существующими классификациями магматогенных месторождений. Классификации эти мало помогают в практической работе по поискам, разведке, оценке и эксплуатации месторождений. Мало способствуют они и прогрессу учения о минеральных месторождениях».

С.С. Смирнов [].

Общий макет системы эндогенных рудных формаций представлен на табл. 2.6 2.7, который – с обязательным сочетанием с геолого-структурным анализом конкретного рудного района – должен стать эффективным инструментом при проведении прогнозно-металлогенических исследований.

Прежде чем дать детальное описание представленного макета, проиллюстрируем в общем виде структурные части тектономагматической системы (ТМС) в свете соотношений ее рудогенерирующих и рудолокализующих свойств. Схематично такая система представлена:

– рудогенерирующей эвтермальной частью – с преимущественными свойствами рудогенерации;

– буферной перитермальной частью, характеризующейся, в основном, свойствами рудогенерации и, в меньшей степени, рудолокализации;

– буферной телетермальной частью, характеризующейся в большей степени свойствами рудолокализации;

– рудолокализующей миотермальной частью, характеризующейся преимущественной ролью рудолокализации.

В общем виде здесь уже устанавливается закономерная связь процессов рудолокализации (как следственного выражения дифференцированной кинетики различных ассоциаций рудообразующих элементов и их соединений) с тепловым режимом ТМС. В этой связи напомним положение классической термодинамики: тепловая энергия – мера кинетической энергии газов. Но необходимо учитывать не только интегральные, но и дифференциальные энтропийно-вероятностные соотношения теплового и газодинамического режимов ТМС: в интегральном аспекте – по принципу эквивалентности (компенсации) – чем больше тепла во всей системе, тем большая активность в ней газовой кинетики, но в дифференциальном аспекте – по принципу дополнительности – напротив, чем больше тепла в рудогенерирующей части системы, тем меньше в этой части проявлена газодинамика, максимум активности которой приходится на противоположную – рудолокализующую часть. В этих энтропийно-вероятностных соотношениях раскрывается газодинамическая природа т.н. стратиформных месторождений, первичные руды которых представляют собой, в общем случае, твердые растворы газов тех или иных простых веществ или их соединений в осадочном субстрате.

(В этой связи весьма уместно сослаться на мнение ак. К.И. Сатпаева о «телетермальном»

генезисе медистых песчаников Джезказгана: в данном случае, термин «телетермальный»

соответствует принятому здесь понятию «миотермальный», определяющему, в общем случае, генетические особенности стратиформного сульфидного оруденения – с доминантой газовой кинетики, подтвержденной тонкими минералогическими исследованиями последних лет [16]).

При матричной интерпретации системы рудных формаций (табл.2.6-2.7) общесистемные координаты наполнены следующим содержанием (жирным шрифтом выделены тотальные системообразующие факторы, обычным курсивом – локальные):

Причина – петрохимические типы магматических образований (точнее, магматических расплавов, генерирующих рудные формации), выделенные по соотношениям сиалических и мафических компонентов. По этой характеристике, служащей основанием классификационного подразделения, определяются следующие колонны рудных формаций (рудогенерации):

ультрамафическая, мафическая, сиальмафическая (переходная), мафесиалическая (переходная), сиалическая, ультрасиалическая.

(Предполагается, что конкретная рудогенерация отражает соответствующую стадию тектономагматического цикла развития соответствующей геотектонической области с гомодромным рядом магматических комплексов, а для геотектонических областей с антидромной последовательностью – обращенный вариант: от ультрасиалической до ультрамафической - ср. с [4,5,6,9]).

Условие: химизм вмещающей среды относительно химизма рудогенерирующего источника. По этой сравнительной характеристике выделяются следующие ряды рудных формаций:

– конхемный ряд – с адекватным химизмом среды и источника;

-– буферный ряд – с доминирующей ролью конхемных свойств;

-– буферный ряд – с доминирующей ролью контрахемных свойств;

-– контрахемный ряд – с полярным химизмом среды.

Здесь следует сделать акцент на тот факт, что химизм вмещающей среды определяет ее окислительно-восстановительные свойства, соотношения которых для конхемных и контрахемных рядов в левой и правой частях классификационных матриц совершенно различны, что и нашло отражение при построении геохимической классификации рудных формаций (табл. 2.7) (При более детальной систематике конкретных рудноформационных рядов в качестве каузальных факторов – причины х условия -– выступает профиль редокса:

рН•Еh).

Временная характеристика: фазы магматического процесса, определяющие степень теплового режима противодействующей (рудолокализующей) части ТМС и уровневую структуру соответствующих генерационных колонн и рядов, отражающую особенности их минералого-геохимической зональности (МГЗ).

По данной характеристике выделяются следующие группы рудных формаций, каждая из которых характеризуется определенным режимом с соответствующей геохимической ассоциацией:

- протомагматическая – с миотермальной асоциацией, - парамагматическая – с телетермальной ассоциацией, - ортомагматическая – с перитермальной ассоциацией, - теломагматическая – с термальной ассоциацией, - позднемагматическая – с эвтермальной ассоциацией.

Выделенные группы характеризуют соответствующие уровни генерационных колонн и рядов, подчеркивая существенно газодинамическую природу рудных формаций верхних уровней, существенно флюидную – многочисленных рудных формаций средних уровней и тепловую – нижних уровней. Таким образом, временная характеристика обусловливает весь спектр режимов рудообразования, а не только флюидный механизм.

Пространственные характеристики учитывают следующие факторы рудообразования:

1) степень экранированности или, напротив, открытости рудолокализующей части ТМС в конкретном случае, 2) структурные взаимоотношения формируемой рудной формации с вмещающей средой.

По этим характеристикам выделяются следующие классы рудных формаций, определяющие, в конечном счете, их конкретные парагенотипы:

- открытые несогласные, - полуоткрытые несогласные, - квазизамкнутые согласные, - экранированные согласные.

Дополнительно – по композиции пространственно-временных характеристик – выделяются периоды рудных формаций, иллюстрирующие их наиболее тесные парагенезисы. Кроме того, учитываются 3) тенденции развития (изменения масштабов проявления) рудных формаций, которые должны иметь противоположные векторы в правой и левой частях онтологической классификационной матрицы (табл.2.6)* * Контекстовое примечание. С учетом этого фактора ведется феноменологический прогноз относительных масштабов проявления компенсирующих друг друга сульфидных и оксидных рудных формаций в каждой конкретной рудогенерации. Именно ранговая оценка прогнозируемого рудного объекта (точнее, его рудного поля) является основополагающей операцией в программе прогнозно-металлогенических исследований [Приложение 1].

Наконец, Следствие отражает не только возможное число классов рудных формаций в системе, но и их функциональную связь посредством определенных соотношений сульфидных и оксидных ассоциаций: именно эти соотношения и характеризуют геохимический тип рудной формации. На онтологической матрице (таблица 2.6), представляющей генетическую классификацию рудных формаций, иллюстрируются генерализованные соотношения этих типов в форме онтологического инверсионного креста, тогда как на гносеологической матрице (табл. 2.7), представляющей геохимическую классификацию рудных формаций, – полный спектр их соотношений. В последней выделены следующие геохимические типы рудных формаций:

оксидный, оксифильный, переходные, тиофильный, сульфидный, отражающие, по существу (с учетом их мафических и сиалических генераций), эндогенный аспект геохимической классификации. В свою очередь, геохимические подтипы характеризуют ряды рудных формаций по соотношению окислительно восстановительных свойств рудовмещающей среды с источником. Различие контуров геохимических типов рудных формаций на онтологической и гносеологической матрицах иллюстрируют статистический характер состава геохимических ассоциаций, представляющих соответствующие рудные формации.

Таким образом, предлагаемая систематика рудных формаций иллюстрирует соотношения зеркальной и инверсионной симметрии, подобия и полярных различий их свойств и характеристик, прямой и обращенной геохимической зональности рудных формаций, объясняя явления конвергенции и дивергенции в системе различными соотношениями причинных и временных факторов рудообразования. В классификационных матрицах находят свое место не только общепризнанные морфогенетические типы явно эндогенных рудных формаций (как, например, редкометалльные альбититы, различные типы пегматитов, грейзенов, скарнов, штокверковых ЗРМ, парагенетически связанных с вторичными кварцитами, пропилитами, березитами, тальк-карбонатными породами, эруптивно- и эксплозивно-вулканические образования и т.п.), но и другие, интерпретация природы которых не всегда однозначна и объективна (например, «стратиформные» месторождения). В то же время, представленная систематика учитывает условность границ выделяемых классов, объясняемую постепенностью качественно-количественных переходов рудно-формационных свойств. Полное представление системы рудных формаций как концентрированного выражения теории эндогенного рудообразования – актуальная задача, которая может и должна быть решена общими усилиями рудно-геологической науки и практики.

За последние десятилетия только в бывшем СССР геолого-геохимическими исследованиями накоплен мощный арсенал фактов, требующих обобщения и теоретического анализа. Существующие представления об универсальном ряде зональности, ставшие стереотипным кредо многих исследователей, отражает лишь частный фрагмент противоречивой картины эндогенной минералого геохимической зональности (МГЗ). Об этом свидетельствует само статистическое обоснование «универсального ряда» (Овчинников, Григорян, 1970 и др.), а также тот парадоксальный факт, что количество рядов зональности, претендующих на универсальность, росло с каждым годом. В то же время, широкая практика использования данных изучения МГЗ для оценки уровня эрозионного среза исследуемых разнотипных рудных объектов, несмотря на разрекламированную эффективность метода, в конечном счёте, свела все результаты к классической схеме случаев – «орлу-решке».

Создавшаяся ситуация диктует необходимость переосмыслить и теорию, и практику изучения МГЗ. Бинарный анализ Системы рудных формаций посредством биматричной ее интерпретации – генетической и геохимической – на базе матрицы «Уникласс» (табл.2.6-2.7) отрицает существование универсального ряда и иллюстрирует наличие 6-и генерализованных колонн МГЗ – соответственно числу главнейших рудогенераций: от ультрамафической до ультрасиалической. Каждая из этих колонн состоит из рядов МГЗ, близких по одноуровневым соотношениям оксидных и сульфидных ассоциаций, но, в конечном счете, с полной инверсией этих соотношений в колоннах, соответствующих указанным выше полярным рудогенерациям-антиподам:

верхний уровень ультрасиалической колонны характеризуется существенно сульфидными ассоциациями, в то время как ультрамафической – оксидными;

соответственно, нижний уровень ультрасиалической колонны – существенно оксидный, а ультрамафической – напротив, сульфидный (ср. с традиционными представлениями о рудных формациях – например, [10, 11, 15]).

Теоретическая аргументация явлений инверсии МГЗ, подтвержденная фактическим материалом мировой рудно-геологической практики, определяет необходимость практического использования данных изучения МГЗ не для оценки уровня эрозионного среза, а прежде всего, для более достоверной интерпретации генезиса исследуемого объекта с последующим определением – на системно-классификационной основе – его генетических связей с возможными однородными рудными формациями на различных структурных уровнях рудно-формационных систем (рудное поле – рудный узел–рудный район). В этом свете, в программу изучения МГЗ следует включить определение показателя зональности в виде коэффициента сульфидности исследуемых рудных образований – для более достоверной интерпретации генезиса изучаемого рудного объекта и его позиции в матричной классификации.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.