авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«Л.М.ФИЛИНСКИЙ КВАДРОЛЕКТИКА ПРИРОДЫ Том I Теория и практика матричной систематики 2012 г. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Основным же контраргументом правомерности методики оценки уровня эрозионного среза по данным изучения МГЗ является ложная предпосылка об определении ранга рудного поля по соотношению геохимических спектров его «вершков-корешков»: проблема ранговой оценки месторождений связана, главным образом, непосредственно с процессами дифференциации, рассеяния и концентрации рудного вещества в продуктивных геологических структурах и лишь в последнюю очередь – с процессами их денудации.

Словом, практическое изучение МГЗ должно стать геолого-геохимической основой методики системно-рудноформационного анализа горнорудных районов (СРФА), а матричные классификации, иллюстрирующие генетическую характеристику и системные связи известного промышленного месторождения с объектами парагенетического ряда рудных формаций, – инструментом металлогенического прогноза. Так, по онтологической матрице (табл.2.6), на которой определен генетический класс известного («эталонного») промышленного месторождения, используя принцип компенсации верхних и нижних рудноформационных уровней по инверсионной симметрии, ведется относительно локальный (в пределах соответствующего рудного узла) прогноз рудного поля объекта полярного (дивергентного) рудно-формационного класса, но близкого по рангу с эталонным объектом.

Более подробно методика феноменологического прогноза на системно классификационной основе с привлечением геотектонических и структурно металлогенических построений изложена в последнем разделе с результатами СРФА конкретных горнорудных районов, а также в серии авторских публикаций и докладов (Приложение 1).

В свою очередь, по гносеологической матрице (табл. 2.7.), используя тот же принцип компенсации верхних и нижних рудно-формационных уровней, – но уже по зеркальной симметрии, можно проводить региональный прогноз объекта (точнее, его рудного поля) геохимически конвергентного рудно-формационного класса, но иной – полярной – рудогенерации и, соответственно, иной стадии тектономагматического цикла, но, тем не менее, близкого по рангу с рудным полем эталонного промышленного месторождения.

Прямая и обращенная геохимическая зональность в системе рудных формаций, а также проиллюстрированная выше прямая и обращенная периодичность свойств химических элементов являются закономерностями общего плана, отражающими баланс в соотношениях диалектических законов качественно количественных переходов и отрицания отрицания в цикле развития любой фундаментальной Системы.

Таким образом, на рассмотренных примерах матричной интерпретации фундаментальных событий микро- и макромира аргументирована эффективность использования матрицы «Уникласс», что позволяет использовать ее одновременно и как концептуально-методологический фундамент, и как эффективный прогнозный инструмент при анализе полного ансамбля позиционных природных Систем.

3. Геономический ансамбль позиционных природных систем «Натура тем паче всего удивительней, что в простоте своей многохитростна, и от малого числа причин производит неисчислимые образы свойств, перемен и явлений»

М.В. Ломоносов «Если бы я захотел читать, еще не зная букв, это было бы бессмыслицей. Точно так же, если бы я захотел судить о явлениях природы, не имея никакого представления о началах вещей, это было бы такой же бессмыслицей.»

М.В. Ломоносов На основе системных соотношений зеркальной и инверсионной видов симметрии построен граф геономического ансамбля позиционных природных систем. На графе иллюстрируются «верхние» (макромир), «нижние» (микромир), левые («действительный» мир), правые («мнимый» мир) фундаментальные системы, а также их связи. Представленный граф отражает как родовую, так и уровневую структуру окружающего мира и служит не только для иллюстрации межсистемных связей, но и, главным образом, для объективного определения ведущих системообразующих факторов-координат – причинного основания и временной характеристики матричных классификаций конкретных Систем [Приложение 1].

Граф ансамбля природных Систем является ключом к решению проблемы «великого объединения» физических взаимодействий всех уровней микро- и макромира.

3.1. Общие положения На общепризнанный факт существования причинно-следственных связей различных природных процессов исследователи особенно часто ссылаются при анализе процессов тектогенеза, седиментогенеза, магматизма и эндогенного рудообразования, но, как правило, эта связь обосновывается декларативно – в лучшем случае, картографически. Картографическая же интерпретация связей природных явлений выражает не столько генетический, сколько пространственный или пространственно-временной их характер. В этом контексте уместно привести цитату из последних научных публикаций [15]:

«Дальнейшая разработка рудно-формационного анализа для отдельных видов полезных ископаемых, проводившаяся в ВИМС’е, ЦНИГРИ и других научно исследовательских организациях, показала, что он представляет новый более широкий подход к геологическому прогнозу, имеет универсальное значение, повышает объективность прогнозных построений и, соответственно, поисковых работ. Это обусловлено не только использованием генетических представлений, но и прослеживанием всей цепи связей между геологическими явлениями и рудообразованием по схеме: структурно-тектонические условия в период рудообразования – геологические формации, отвечающие этим условиям, – геохимический тип месторождений (рудная формация) и его место в структуре геологической формации». Или вот – уместная цитата, звучащая весьма актуально: «При построении геологической теории совершенно необходимо учитывать все факторы, оказывающие влияние на ход геологических событий.

Однако следует, чтобы все это было учтено не путем перечисления и описания, а путем генетического выведения всей совокупности явлений из единого основания. Только в таком случае геологическая история предстанет историей образования минералов, горных пород, геологических формаций и геосфер во всей конкретности этого сложного и многопланового процесса» [10]. Но ни в одной из этих и др. исследований, к сожалению, методика прослеживания межсистемных связей отсутствует.

Полвека назад для территории Центрального Казахстана Кассиным Н.Г. и Сатпаевым К.И.

сформулирован важный металлогенический постулат о том, что «совместный учет роли и влияния» тектонических, магматических и литологических факторов в их неразрывном единстве обеспечит действительно объективное раскрытие всех закономерностей, которые управляют ходом процессов эндогенного рудообразования. По единодушному мнению исследователей основными требованиями к рудно-формационному анализу является, с одной стороны, строгое соблюдение принципа адекватности понятий «геологическая формация» и «рудная формация», который определяет единую систему признаков для выделения той или иной формации, а с другой - соблюдение единого принципа систематики геологических и рудных формаций. Именно матрица «Уникласс» и обеспечивает выполнение этих требований при решении указанных задач, вызывающих до последнего времени оживленную полемику [10, 11, 12, 15 и др.].

Принципиальным положением настоящей работы является признание причинно-следственных связей указанных природных процессов, и эти связи должны интерпретироваться, прежде всего, при систематике изучаемых явлений. Иначе говоря, связь природных явлений должна быть выражена через системообразующие факторы-координаты их матричных классификаций. В свою очередь, такие взаимосвязанные природные явления и представляют ансамбль позиционных Систем. В таком ансамбле межсистемные связи имеют тройственный характер: эти связи могут быть выражены общими причинной и временной координатами (вариант полной матричной суперпозиции), общими пространственно-временными координатами при полярных причинных основаниях (вариант матричной эквипозиционности), либо отражают различные уровни ранговой иерархии (иерархической Систем в ансамбле (вариант матричной субпозиции).

субординации) Перечисленные варианты межсистемных связей с учетом законов симметрии являются необходимым и достаточным условием построения общего графа геономического ансамбля фундаментальных природных Систем.

3.2. ГРАФ ГЕОНОМИЧЕСКОГО АНСАМБЛЯ «Симметрия является той идеей, посредством которой человек на протяжении веков пытался постичь и\\ создать порядок, красоту и совершенство» Г. Вейль Для иллюстрации межсистемных связей с целью определения причинного основания и временной характеристики конкретных классификаций рассмотрим общий граф геономического ансамбля фундаментальных природных Систем (цветная вкладка – рис.3.1.).

Генеральная структура представленного графа отражает композицию фундаментальных Систем «окружающего мира»*, их реальные и «мнимые»

состояния, группирующиеся по квадрантам графа. Квадранты отделены полярными осями симметрии: верхние и нижние («макромир» и «микромир») квадранты отделены осью инверсионной симметрии пространственно временных состояний, а левые и правые (соответственно, «реальные» и «мнимые» системы) – осью зеркальной симметрии каузальных состояний.

Положение Систем относительно этой оси позволяет расклассифицировать их на относительно «статические»* и «динамические». «Статические» Системы «нанизаны» прямо на ось каузальной симметрии, «динамические» – локализованы в квадрантах по обеим ее сторонам, что определяет вероятность их трансформаций («левых» на «правые» и наоборот, т.е. «действительные»

Системы становятся «мнимыми», а «мнимые» – действительными).

Системность видов симметрии, иллюстрируемая графом, определяет его целостность и высокую степень объективности при выделении Систем «действительного» и «мнимого» физического мира.

*Контекстовое примечание. Здесь окружающий мир рассматривается в аспекте только «физического мира», который представляет его скелет, несущий вторичные царства флоры, фауны и ноосферы (антропосферы+техносферы). Полный граф всех «царств» топологически может быть представлен в форме объемной «снежинки». Следует отметить, что «действительность» и «мнимость» физического мира определяются различным кинематическим режимом Солнца в настоящем, прошлом и будущем его положениях на галактической орбите, характеризуясь полярными кинематическими соотношениями ускорения и замедления – иными словами, полярными значениями локального космологического фактора. В свою очередь, понятия «статические – динамические Системы» отражают соотношения диалектических категорий «общее – частное».

Статические Системы (на графе – желтым цветом) – «постоянные» для всех «царств»

окружающего мира (его «скелет»), тогда как динамические Системы – переменные и специфичны для каждого «царства». При инверсии знака локального (но не общего!) космологического фактора позиции «статических» Систем в ансамбле не изменяются.

Двойственная структура физического мира (макромир+микромир) определяет, по словам М.В. Ломоносова, «начало вещей»: кинематико-гравитационные взаимодействия объектов звездно-планетного населения Нашей Галактики вследствие градиента масс, а также виртуально-спиновые взаимодействия субчастиц.

Другим важным свойством графа является его родовая структура: в общем геономическом ансамбле макромира выделяются физико-географические и геологические суперпозиционные («наложенные») системы с их относительным приматом – в зависимости от значения локального космологического фактора.

Так, в настоящее («действительное») время обозначен примат Систем физико географического ансамбля, тогда как в будущем (или прошлом) «мнимом времени» – примат геологических процессов. Аналогично, в микромире выделяются ансамбли адронов и лептонов – также с относительным приматом соответствующих видов излучений. Такая интерпретация ограничивает возможности принципа актуализма – с учетом сигнатуры локального космологического фактора.

Кроме относительно индивидуализированных родовых систем, выделяются «композиционные» – сложные системы, объединяющие родовые ансамбли макро- и микромиров. Композиционные системы подразделяются на «исходные» и «конечные». В ансамбле макромира исходной композиционной Системой является Система сейсмотектонических событий, определяющих последующие уровни и физико-географических, и геологических процессов.

Конечной композиционной Системой в макромире является «геохимия ландшафта» – с полями рассеяния петрогенных и рудогенных элементов. В свою очередь, в ансамбле микромира симметрично выделяются «Система химических элементов» (конечная композиционная Система) и «кванты (фотоны)» – исходная композиционная Система, изначально определяющая ансамбли лептонов и барионов.

Итак, и для «статических», и для «динамических» структурных уровней геономического ансамбля акцентируется ведущая роль каузального континуума системообразующих факторов. Соответственно, ведущим является философско методологический тотальный принцип причинности, определяющий унифицированный системный подход к их изучению. Также на графе выделены сингулярные субстанции: надуровневая и подуровневая, для которых тотальный принцип причинности приобретает атрибут локальности, уступая ведущее место и атрибут тотальности пространственным факторам – соответственно, гиперпространству и виртуальному гипопространству.

В отличие от унифицированной, «сингулярная матрица» при том же общем числе измерений характеризуется четырехмерностью пространственно-временного континуума, октавностью каузального континуума и двухмерностью функционально-временных состояний (от «хаоса к порядку» и «от порядка к хаосу»). Такая интерпретация мироздания, трансформируя тотальные системообразующие факторы – причину и время – в локальные, в принципе меняет методологический подход к его изучению. Сложность анализа этих сингулярных состояний Универсума обусловлена не столько отсутствием необходимого и достаточного фактического материала, сколько стереотипом мышления – экстраполяцией традиционных исследовательских подходов за пределы их возможностей. (Именно таким формальным подходом «грешат» сторонники концепции-парадигмы «Большого взрыва».) Не останавливаясь детально на анализе сингулярных состояний, отметим их общие свойства:

и мегамир, и субмикромир отражают двойственность тенденций их временных состояний – от «порядка к хаосу» и от «хаоса к порядку». Также можно с уверенностью предполагать о существующем в Универсуме динамическом балансе между «хаосом» и упорядоченными состояниями, причем, для макромира, в целом, характерен примат «порядка», а для микромира – «хаоса».

Общей чертой внутрисистемных полярных свойств для всех фундаментальных Систем без исключения является прямая и обращенная периодичность изменений соотношений конкретных пар свойств в соответствующих циклах их развития, что и отражает общий алгоритм самоорганизации и функционирования природных Систем.

Физико-географические и геологические Системы, характеризуясь одноуровневой суперпозицией, совместно образуют сложные природные комплексы, анализ которых – без дифференциального их рассмотрения – весьма затруднен. Для иллюстрации этого положения достаточно привести пример «непримиримой борьбы» плейт-тектонической и геосинклинально платформенной концепций в современной геотектонике. Именно факт наложения физико-географических и геологических Систем определяет необходимость их изучения и в дифференциальном, и в интегральном аспектах* (рис. 3.1).

*Контекстовое примечание. Особо следует отметить эффект наложения эквипозиционных физико-географических Систем – вулканизма рифтогенной и коллизионной природы и тафро-орогенеза – с симметричными им эквипозиционными геологическими Системами кластогенных и хемогенных формаций. Эти связи позволяют дать объективную генетическую интерпретацию хемогенным (сульфатно-галлоидным, карбонатным, кремнистым, углеродисто-кремнистым, а также и углеводородным) формациям, происхождение которых обязано горизонтальным движениям и, соответственно, вулканическим процессам (прежде всего, подводным). В отличие от хемогенных, природа кластогенных формаций ни у кого из исследователей не вызывает сомнений – их происхождение обязано вертикальным движениям и, соответственно, процессам тафро орогенеза. Гибридные кластогенно-хемогенные комплексы обязаны своим происхождением переходному тектоническому режиму с переменными соотношениями вертикальных и горизонтальных движений. Здесь же необходимо отметить различные аспекты в соотношениях категорий сущности и явления: вулканические и тафро-орогенические процессы как физико-географические явления характеризуются, тем не менее, геологической (геотектонической) сущностью своей природы, тогда как сущность природы формирования литолого-стратиграфических комплексов как сугубо геологических явлений – физико-географическая (рис.3.1). Этими перекрестными соотношениями сущности и явления отражается общая причинная связь фундаментальных физико-географических и геологических Систем, отражающая общие для них процессы сейсмотектогенеза.

Самостоятельные ряды Систем физико-географического и геологического ансамблей характеризуются ранговой иерархией, отражающей последовательность структурных уровней этих ансамблей – это ряды субпозиционных («вложенных») Систем. В геологическом ансамбле такой субпозицией характеризуется ряд следующих Систем: геотектоника (складчатость и седиментогенез) – геологические формации – магматические формации – рудные формации, причинное основание матричной классификации каждой из которых вытекает из характеристики условия иерархически вышестоящей Системы. Детальное описание структуры графа изложено в ряде авторских публикаций (Приложение 1).

Ниже в табличной форме дан краткий перечень статических и динамических Систем.

(Жирным шрифтом – «статические» Системы;

на рис. 3.1 и таблицах – желтым цветом).

Таблица 3.1. «Статические» и «динамические» фундаментальные Системы макромира 1–Галактическая Система («Наша Галактика») Фундаментальные динамические Системы 2–Исходная композиционная Система сейсмотектонических событий Физико-географические Системы Геологические Системы 3 –Система литосферных плит (террейнов) 3’–Система тектоносферных тектоногенов Эквипозиционные системы:

4– Вулканизм 4а– Тафро-орогенез 4a’–Кластогенные ф. 4‘–Хемогенные ф.

5– Гидрологическая Система 5’– Система магматических формаций 6– Система климатических зон 6’– Система рудных формаций 7–Результативная композиционная Система «Геохимия ландшафтов»

8(0)– Cистема минеральных видов Таблица 3.2. Статические и динамические фундаментальные Системы микромира *1– Система субмикромира («Кварк–глюонное поле») Фундаментальные динамические Системы *2 –Исходная композиционная Система квантов (фотонов) Лептонные Системы Барионные Системы *3–Система нейтрино 3’– Система нейтронов Эквипозиционные системы мезонов:

*4 *4 ‘4 ‘a *5– Система электронов ‘5– Система протонов *6– Система бета-частиц ‘6– Система альфа-частиц *7– Результативная композиционная Система химических элементов *8(0) – Система молекулярных структур В настоящем разделе акцентируется внимание на общей картине геономического ансамбля фундаментальных природных Систем, тогда как детальное описание каждой из них представлено в следующих разделах, а также в серии авторских публикаций и докладов (Приложение 1). При детальном описании природных фундаментальных Систем (в последующих разделах) не дан анализ ансамбля Систем микромира – за исключением «Системы химических элементов» и «Системы молекулярных структур», – т.к. это сугубо физические проблемы квантовой механики и хромодинамики. Тем не менее, следует сделать акцент на принципиальном тезисе о полной симметрии («суперсимметрии») структурных уровней ансамблей микромира и макромира, из которого вытекает общефизическое определение массы как меры температуры – на основании эквивалентности известных энергетических зависимостей Эйнштейна (для микромира) и Стефана-Больцмана (для макромира). Такое общефизическое определение массы коррелируется с законом Нернста – о недостижимости значения абсолютного нуля. Более того – этот же принцип «суперсимметрии» взят в основу «великого объединения»

энергетических полей инверсионно симметричных уровней макромира и микромира, чему и посвящается следующая глава.

4. К проблеме «великого объединения» физических взаимодействий «...Мудрость – в понимании связей и причин»

Гераклит Эфесский, Y век до н.э.

«Нельзя изучать Природу, не учитывая ее двойственности»

Г.Гегель 1. Общие положения В 2009 году вышла в свет содержательная книга Ю.С. Владимирова «Метафизика», в которой автор дал исторический обзор и обстоятельный анализ общефизических проблем по построению «единой теории поля». В целом, книга производит двойственное впечатление. С одной стороны, поражает формальный подход известных авторитетов в области теоретической физики, но с другой – заставила «шевелить мозговыми извилинами» по реализации высказанных идей о размерности физического мира и «бинарной геометрофизике». Да и сам автор «Метафизики» в Заключении выразил надежду, «что настоящая книга поможет глубже понять истоки целого ряда физических проблем и наметить пути их решения…, привлечет внимание философов, способствуя более тесному сотрудничеству представителей различных сфер науки и культуры». [4, с.554]. Настоящая работа – альтернатива парадигмальным общефизическим концепциям и основывается на принципиальном тезисе: наш мир системен, а само определение ансамбля фундаментальных Систем, да и каждой из них – как целостности категориального аппарата диалектики требует методологических подходов с позиции диалектической логики, а не формальной. Именно системный подход является методологической основой формирования целостной естественнонаучной картины Мира.

4.2 Структура и размерность физического мира Согласно принципу относительности, и размерность физического мира, и размерность системообразующих факторов-координат (в том числе, и «пространства_времени»), и размерность видов физических взаимодействий должны рассматриваться в трех аспектах, отражающих соотношения диалектических категорий «общего–частного»: тотальном, переходном тотально-локальном и локальном.

Относительность указанных аспектов определяется уровнем рассмотрения исследуемых структур. Так, «физический мир» представляется локальной структурой на уровне всего мироздания – только в границах Нашей Галактики (а таких миров – бесчисленное множество, хотя и ограничено четырьмя известными типами), тотально-локальной – как «минеральное царство» в контурах окружающего мира наряду со всеми остальными «царствами» – флоры, фауны, ноосферы (антропосферы и техносферы), и, наконец, тотальной – как ансамбль позиционных природных Систем (см. граф геономического ансамбля – рис.3.1). Локальная размерность «физического мира» определяется общими соотношениями макромира и микромира с учетом сигнатуры локального и общего космологических факторов: «физический мир» четырехмерен при однозначности общего космологического фактора, а при полной сигнатуре последнего – характеризуется октавной структурой.

В этом свете, «закон октав» Дж. Ньюлендса имеет общий характер, подчеркивая «гармонию мира». В конечном счете, общая размерность физического мира определяется числом фундаментальных природных Систем (52 – рис. 1), удвоенным с учетом полной сигнатуры общего космологического фактора (104). В бесчисленных мирах – бесчисленное множество Систем, а, как заметил «Козьма Прутков», «Нельзя объять необъятное».

Итак, макромир и микромир характеризуются уровневой структурой: число уровней (ступеней) подчиняется «закону октав», а каждому уровню (с учетом межуровневых переходов) соответствует определенная пара видов физических взаимодействий. Именно этот факт и должен быть положен в основу их теории – общей теории взаимодействий (ОТВ). Ниже представлена таблица 4.1 со схемой последовательности видов локальных физических взаимодействий, характеризующих структурные уровни макромира и микромира (в скобках даны их обозначения на графе):

Таблица 4.1.. Виды локальных физических взаимодействий по уровням макро- и микромира (Зеркальная симметрия пространственно-временных и функциональных состояний) МАКРОМИР МИКРОМИР Уровни Уровни Виды физических заимодействий Символ Символ Виды физических заимодействий (Km*G) 1 (v*l) Кинематико-гравитационные Виртуальные-Левоспиновые ?

2 Гравитационно-инерционные Обменно-спиновые (ch-sp) (l*r) (G*I) 3 Инерционно-динамические (I*D) (r*s) ? Правоспиновые-сильные 4 Динамико-кинетические (D*K) (s*f) ? Сильные-осцилляционные ( f*w) 5 Кинетико-термальные (K*T) Осцилляционные –слабые 6 Термоэлектрические (T*E) (w*e) Слабые–электрические («электро-слабые») (e*m) 7 Электромагнитные («ионные») Электромагнитные (электронн.) (E*M) 8 (0) Электромагнитная индукция (M*e) (m*E) Электростатическая индукция 8 (0) (фарадеевская) ВОЛЬТА-ГАЛЬВАНИ Примечание. Первые и последние уровни макро-и микромира с суперфундаментальными видами физических взаимодействий (выделены жирным шрифтом) отвечают т.н.

«статическим» Системам – т.е., общим для всех «царств» окружающего мира. По остальным уровням – «динамические» Системы, специфичные для каждого «царства». Символы видов физических взаимодействий уровней макромира обозначены заглавными буквами, а уровней микромира – строчными. Символ обменно-спиновых взаимодействий представлен по конкретным спиновым значениям – левым (l) и правым (r).

Таблица 4.1. иллюстрирует зеркальную симметрию уровней макро- и микромира и соответствующих им видов физических взаимодействий.

Зеркальная симметрия уровней позволяет теоретически выделить в микромире сильные– флуктуационные (осцилляционные) – s*f и флуктуационные (осцилляционные)–слабые (f*w) взаимодействия, «подобные», соответственно, динамико-кинетическим и кинетико-термальным взаимодействиям макромира.

Таким образом, зеркальная симметрия позволяет скорректировать виды физических взаимодействий ансамблей элементарных частиц, до настоящего времени не имеющих корректной теории. Соотношения парных физических взаимодействий всех структурных уровней физического мира адекватно выражаются математически в виде канонических уравнений Больцмана-Гиббса, иллюстрирующих энтропийно-вероятностные отношения в термодинамике.

(Такой же эффект дают уравнения Шеннона в информатике).

4.3. Бинарная геометрофизика энергетических полей Любые природные процессы характеризуются суперпозицией энергетических полей тотальных физических взаимодействий соответствующих структурных уровней макро- и микромира, происходящей по закону инверсионной симметрии пространственно-временных и функциональных состояний. Такое наложение энергетических полей иллюстрируется таблицей 4.2. Системам «статических» уровней отвечают суперфундаментальные физические взаимодействия (выделены жирным шрифтом): кинематико-гравитационные и электромагнитные (фарадеевское индукционное электричество электронной природы) – в макромире, «электростатическая индукция» Вольта-Гальвани (электричество ионной природы) и виртуальные–левоспиновые (?) – в микромире. Следует также отметить общую структурно-морфологическую характеристику любых энергетических полей, отражающую «кривизну пространства-времени». В этом свете, основное положение Общей теории относительности о «кривизне пространства-времени» как причине гравитации совершенно некорректно. Как указывалось выше, причиной кинематико гравитационных взаимодействий («растяжения – притяжения») объектов звездно-планетного населения Нашей Галактики (естественно, и любых галактических Систем Универсума) является градиент масс объектов центральных и периферических структур звездной Системы. Такая формулировка причинности гравитации согласуется с известной теоремой Онсагера, определяющей сущность любых природных процессов.

Таблица 4.2. Виды тотальных физических взаимодействий по уровням макро- и микромира (Инверсионная симметрия пространственно-временных и функциональных состояний) МАКРОМИР МИКРОМИР Уровни Уровни Символ Виды физических заимодействий Символ Виды физических заимодействий (Km*G) (m*Е) 1 8 (0) Электростатическая индукция Кинематико-гравитационные Вольта-Гальвани (e*m) 2 Гравитационно-инерционные 7 Электромагнитные (электронные) (G*I) 3 Инерционно-динамические (I*D) 6 Слабые–электрические (w*e) («электрослабые») ( f*w) 4 Динамико-кинетические (D*K) 5 Осцилляционные – слабые 5 Кинетико-термальные (K*T) 4 Сильные - осцилляционные (s*f) ?

6 Термо-электрические (T*E) 3 Правоспиновые – сильные (r*s) ?

7 Электромагнитные («ионные») 2 Обменно-спиновые (ch-sp) (l*r) (E*M) 8 (0) Электромагнитная индукция 1 Виртуальные-Левоспиновые (v*l) (M*e) («фарадеевская») («кварк-глюонное поле») Системам статических уровней отвечают суперфундаментальные физические взаимодействия (выделены жирным шрифтом).

Из всех видов физических взаимодействий электромагнетизм характеризуется наиболее сложной природой, характеризуя функциональные состояния 4-х уровней физического мира (а если учитывать термоэлектрические и электрослабые взаимодействия, то даже шести уровней), что не находит отражения в классических уравнениях Максвелла.

фундаментальных физических Таким образом, непрерывная цепь взаимодействий в ансамбле природных Систем выглядит следующим образом:

макромир * микромир * Km – G – I – D – K –T – E – M – e :: E – m – e – w – f?– s – r – l – v * Рис. 4.1. Цепь физических взаимодействий в ансамбле фундаментальных Природных Систем Примечание. Жирными овалами выделены «статические» уровни – общие для всех царств окружающего мира. Белым и серым цветами отражены полярные соотношения «порядка» и «хаоса» (макромира и микромира): порядок рождает хаос, а хаос– порядок. Рисунок.4. углубляет содержание древнекитайской символики – «инь и ян» [4].

Как проиллюстрировано приведенной выше таблицей 4.2, связь между видами физических взаимодействий симметричных структурных уровней макро- и микромира осуществляется по закону инверсионной симметрии: так, например, гравитационно-инерционные взаимодействия дополняются не зеркально симметричными обменно-спиновыми, а электромагнитным излучением электронно-протонной природы. Благодаря именно инверсионной симметрии, вся цепь взаимодействий (рис.4.1) трансформируется в двойную спираль, подобную структуре молекулы ДНК: «змея макромира» кусает за хвост «змею микромира» и наоборот. Эти «укусы» акцентируют роль индуктивного электричества и электромагнитных взаимодействий (также как и кинематико гравитационных и виртуально-спиновых) во всех «царствах» мира.

Ни граф ансамбля позиционных фундаментальных Систем (рис.3.1), ни иллюстрация цепи физических взаимодействий (рис.4.1) не отражают в полной мере относительный масштаб и двойственный – локальный и тотальный – характер последовательности уровней физического мира. Композиционная интерпретация полной симметрии всех видов физических взаимодействий и их энергетических полей (рис.4.2) устраняет названные графические недочеты, являя собой иллюстративный пример бинарной геометрофизики. И форма, и содержание последней представляют геометрическую интерпретацию общей теории взаимодействий, релятивистская сущность которой определяет ее как синтез и дальнейшее развитие СТО и ОТО. Образно говоря, рисунки 3.1, 4.1, 4.2 иллюстрируют «физический геном планеты Земля» – впрочем, как и любого другого объекта звездно-планетного населения Универсума.

Автор глубоко убежден, что решение проблемных вопросов естествознания (и науки в целом) просто невозможно без философско-методологического подхода, называемого «системным». В связи с этим, уместно в заключение ещё раз процитировать высказывание А.И. Герцена из «Писем об изучении природы»: «Совершенная отрезанность естествознания и философии часто заставляет целые годы трудиться для того, чтобы приблизительно открыть закон, давно известный в другой сфере, разрешить сомнение, давно разрешенное... Вот плод раздробления наук – этого феодализма, окапывающего каждую полоску земли валом и чеканящего свою монету за ним».

Выводы причинных 1.Сформулированы общесистемные законы сохранения (генетических) и следственных (функциональных) отношений в их дифференциальных и интегральных аспектах. Доказывается, что двойственность причинного фактора (силы действия и противодействия) отражается, согласно принципу Кюри, в двойственности внутрисистемных видов локальных физических взаимодействий. Сформулированные положения явились методологическим фундаментом системных исследований – как в онтологическом аспекте (от причины к следствию), так и в гносеологическом (от следствия к причине). Сформулированные законы отражают общие системных исследований:

принципы принцип дополнительности (дифференциальный аспект) и принцип эквивалентности (иначе – принцип компенсации – интегральный аспект).

2.Инструментальной основой системных исследований явилась унифицированная матрица «Уникласс», разработанная автором специально для систематики и решения прогнозных задач (не только геологических) и апробированная на фундаментальных примерах. Матрица «Уникласс» отражает не только внутри- и межсистемные связи, но, главное, общий алгоритм самоорганизации и функционирования всех фундаментальных Систем – прямую и обращенную периодичность внутрисистемных событий (природных явлений). Сущность последних выражена в соответствующих видах физических взаимодействий. В своих конкретных приложениях матричная систематика представляет геометризацию теории исследуемых реальных и вероятных событий и инструмент для их эффективного ретроспективного анализа и прогноза. Метод матричной систематики (ММС) объединяет все известные методы познания – и генетический, и кондиционалистский, и сравнительно исторический, и рангово-структурно-морфологический, и функциональный – в единый комплекс с учетом дискурсивности системообразующих факторов координат, роль которых играют философские категории: причина–условие, время–пространство, следствие. Дано концептуальное, методологическое и физико-математическое обоснование матрицы «Уникласс» и ММС с последующей их апробацией на конкретных примерах анализа фундаментальных природных Систем микромира («Система химических элементов») и макромира («Система рудных формаций»). Принципиальным положением настоящей работы является признание причинно-следственных связей природных процессов, и эти связи должны интерпретироваться, прежде всего, при систематике изучаемых явлений. Иначе говоря, связь природных процессов и явлений должна быть выражена через системообразующие факторы-координаты их матричных классификаций. В свою очередь, такие взаимосвязанные природные события и представляют ансамбль позиционных Систем.

3. На основе системных соотношений зеркальной и инверсионной видов симметрии построен граф геономического ансамбля позиционных природных Систем. Представленный граф отражает как родовую, так и уровневую структуру нашего физического мира, иллюстрируя ведущую позицию Системы сейсмотектонических событий как фундаментальной композиционной Системы, генерирующей последующие уровни и физико географических, и геологических «динамических» Систем. Граф служит не только для иллюстрации межсистемных связей, но и, главным образом, для объективного определения ведущих системообразующих факторов-координат – причинного основания и временной характеристики матричных классификаций конкретных Систем. Он же явился основанием для бинарной геометризации локальных тотальных видов физических взаимодействий и по соответствующим структурным уровням макромира и микромира. Физические взаимодействия в Системах всех структурных уровней макромира и микромира адекватно выражаются математически в виде канонических уравнений Больцмана-Гиббса, иллюстрирующих энтропийно-вероятностные отношения в термодинамике. Такой же эффект дают уравнения Шеннона в информатике.

4. Суперпозиция уровней микромира и макромира по закону инверсионной суперуровни симметрии формирует физического мира, которые характеризуются комплексными энергетическими полями двух пар физических взаимодействий – одной парой макроуровня и соответствующей (инверсионно симметричной) парой микроуровня. Данная геометризация отражает взаимосвязанные каузальные, пространственно-временные и функциональные особенности всех природных процессов по соответствующим уровням макро- и микромира. Авторский вариант бинарной геометрофизики – с учетом полной сигнатуры локального и общего космологических факторов – иллюстрирует «гармонию мира», его общую и локальную октавную размерность.

Композиционная интерпретация полной симметрии («суперсимметрии») всех видов взаимодействий, иллюстрируя частные теории соответствующих конкретных процессов, представляет геометризацию общей теории взаимодействий (ОТВ). Релятивистская сущность последней определяет ее как синтез и дальнейшее развитие СТО и ОТО. Образно говоря, прилагаемые рисунки иллюстрируют «физический геном планеты Земля» впрочем, как и любого другого объекта звездно-планетного населения.


5. Физический мир, здесь отождествляемый с Нашей Галактикой и его фрактальными структурными уровнями макромира и микромира, анализируется посредством унифицированной матрицы «Уникласс».

В отличие от физического мира, собственно Универсум представлен «сингулярной матрицей». Эта особая матрица характеризуется также октавной структурой, но с приматом пространственно-временного континуума при подчиненном каузальном континууме и «следствиями», характеризующими временные соотношения прошлых и будущих функциональных состояний 4-х типов галактических Систем («первопричин») и их соответствующих связей – «от хаоса к порядку» и, напротив, «от порядка к хаосу».

Все изложенное основывается на принципиальном тезисе: наш мир системен.

Именно системный подход является методологической основой формирования целостной естественнонаучной картины мира. В заключение следует повторить изречение античного мудреца, взятого в качестве эпиграфа последней главы и которое должно служить правилом системных исследований: понять и установить связи и причину изучаемых явлений.

Из неопубликованного Мученическая жертва истины и свободомыслия (К 400-летию со дня казни Великого Ноланца) В мартирологе жертв борьбы за научную Истину особое место занимает имя Великого Ноланца – Джордано Филиппо Бруно, чья жизнь трагически оборвалась ровно 4 столетия назад, 17 февраля 1600 г от Рождества Христова в пламени инквизиторского костра на римской площади Цветов. И все прошедшие столетия языки пламени этого костра были и будут маяком беззаветного служения Истине не одному поколению исследователей и мыслителей… Джордано Бруно родился в 1548 году в небольшом городке Нола под Неаполем.

Послушник одного из неаполитанских монастырей, поэт, философ, внесший идею развития всего сущего, провозвестник научного мировоззрения, бескомпромиссный борец за Истину – вот основные вехи его яркой жизни, отразившей время такой же яркой эпохи Возрождения. Именно в эту эпоху родилось представление о том, что человек свободен в своих поступках и не может быть только хранителем традиций. Гуманистические идеи Возрождения проявились во всех сферах общественной жизни – возникали новые взгляды в искусстве и литературе, новые течения в религии. Крепкие тиски традиционной схоластики слабели, вековое невежество уступало место глубокому изучению оригинальных трудов античных мудрецов;

производство бумаги и изобретение печати способствовали распространению знаний, а развитие навигации – прогрессу ремесел и новому отношению к окружающему миру, а также новым возможностям интеллектуального развития, свободе выражения – в искусстве.

Сама эпоха способствовала проявлению беспокойного человеческого духа, страждущего Знания.

…Еще будучи молодым послушником, Бруно ознакомился по популярному сокращенному изложению с гелиоцентрической теорией Коперника. Вначале – как и следующей знаменитой жертве суда инквизиции – Галилею, – новая теория показалась ему нелепой, но заставила критически изучить официальное учение Птолемея и еще более внимательно – учение древнегреческих атомистов о бесконечности Вселенной. Особенно большую роль в формировании взглядов молодого монаха сыграло его знакомство с натурфилософским учением Николая Кузанского (1401 – 1464 г.г.), в котором аргументированно отрицалась возможность для любого тела быть центром Вселенной, поскольку оно бесконечно. Пораженный этой идеей, Бруно осознал, какие ошеломляющие перспективы открывал гелиоцентризм, если его понимать не как учение об Универсуме, а как теорию строения рядовой для Вселенной планетной системы.

Это свое открытие он с пафосом выразил в своей поэме о природе:

«Кристалл небес мне не преграда боле.

Но вскрывши их, проникну в бесконечность…»

Гармонично объединив гераклитовский принцип диалектического развития «от одной противоположности к другой и наоборот» с философской концепцией Николая Кузанского и революционной теорией Коперника, Бруно создал собственную естественнонаучную картину вечно развивающейся бесконечной вселенной, которая и в наши дни поражает глубиной идей и достоверностью научного подхода. Эта картина была изложена им в 1584 году в двух трактатах:

«О причине, начале и едином» и «О бесконечности, Вселенной и мирах ». В этих трактатах Бруно определил и «сверхзадачу» человеческого разума – познание законов Природы.

В своих трактатах и многочисленных диспутах «по городам и весям» Европы Бруно настойчиво проводил идею изменчивости всех небесных тел, полагая, что между ними существует непрерывный обмен космическим веществом. Эту же идею он приложил и к геологической истории Земли. «Поверхность нашей планеты меняется – убеждал Бруно – только через большие промежутки эпох, в течение которых моря превращаются в континенты, а континенты – в моря». В конце XVI века подобные утверждения звучали дерзким вызовом всемогущей церкви с ее богословской претензией объяснить всю природу на основе священного писания: все в мире неизменно, раз и навсегда создано Богом, который один только может вызывать какие-то изменения в наказание за грехи людские. Новое смелое учение неистового ноланца, открыто провозглашавшееся им в бурных диспутах с представителями официальной науки, определило дальнейшую трагическую судьбу мыслителя, им предсказанную за много лет до рокового события на римской площади Цветов.

«Страх смерти был чужд ему, скажут потомки, – писал он, – силой характера он обладал более, чем кто-либо, и ставил выше всех наслаждений в жизни борьбу за Истину». Силы мои были направлены на то, чтобы заслужить признание будущего».* Спустя почти три столетия после казни обвиненного в ереси Великого Ноланца, на месте, где 17 февраля 1600 года от РХ пылал инквизиторский костер, потомки воздвигли ему памятник с посвящением, начинающимся словами: «От столетия, которое он предвидел…»

И сегодня, на рубеже не только веков, но и тысячелетий, хочется верить, что дух Великого Еретика вечно будет сопровождать всех пытливых, ставящих выше всех мирских наслаждений стремление к Истине. Было бы заблуждением считать борьбу с «ересью» лишь особенностями эпохи Бруно и Галилея – нечто подобное происходит практически в каждом столетии. И каждый раз такие конфликты между сторонниками общепринятых «парадигм» и новых взглядов представляются столь серьезными, что быть на стороне новой концепции не всегда безопасно. Как это ни печально, но уроки истории не востребованы ни настоящим, ни будущим временем… … Следующий мученик в отнюдь не законченном мартирологе жертв борьбы за научную Истину – кто он?

*Примечание. Событие 400-летней давности не было отмечено ни в одном из средств масс-медиа. Настоящая заметка также не была востребована… Л.Филинский, геолог 17 февраля 2000 г.

Литература 1. Бок И.И Периодическая система Д.И. Менделеева и геологические науки / Алма-Ата, 2. Бунге Марио. Философия физики / «Прогресс». М.,1975. 347 с.

3. Вентцель Е.С. Теория вероятностей / «Наука». М., 1964. 576 с.

4. Владимиров Ю.С. Метафизика. 2-е изд. М. БИНОМ, Лаборатория знаний 2009.508 с.

5. Гольданский В.И. Новые элементы в периодической системе Д.И.

Менделеева / М. Атомиздат, 6. Грибанов Д.П.Философские основания теории относительности / Изд-во «Наука». М. 1982. 219 с.


7. Грюнбаум А. Философские проблемы пространства и времени / «Прогресс».

М.,1969. 590 с.

8. Кедров Б.М., Трифонов Д.Н. О современных проблемах периодической системы / М. Атомиздат, 1974. 73 с.

9. Клечковский В.М. Распределение атомных электронов и правило последовательности заполнения (n+l)-групп / М. Атомиздат, 1969.

10. Козловский Е.А., Кривцов А.И. Моделирование рудных месторождений.

Направление и задачи / Сов. геология, 1988, N7.

11. Кузнецов В.А. Генетические ряды и серии рудных месторождений / «Современное состояние учения о месторождениях полезных ископаемых».

Ташкент, 1975, с. 12. Маракушев А.А. Петрогенезис и рудообразование. М. Наука, 13. Маракушев А.А. Электросродство химических элементов и периодический закон. // Геохимия, №6, 1979 с.803-820.

14. Менделеев Д.И. Периодический закон. Основные статьи / Серия «Классики науки» М. АН СССР, 1958, с. 320.

15. Покалов В.Т. Рудноформационный анализ и некоторые аспекты его применения / Отечественная Геология, № 5, 1993, с.9-14.

16. Сатпаева М.К Тонкая минералогия руд – путь к эффективным поискам месторождений / Геология Казахстана, № 3-4, 2001, с. 17. Свешников Г.А. Причинность и связь состояний в физике / М. «Наука», 18. Система. Симметрия. Гармония / Сборник под ред. В.С. Тюхтина, Ю.А.

Урманцева. М., «Мысль», 19. Тарасов Л.В. Мир, построенный на вероятности / М. «Просвещение», 20. Трифонов Д.Н Структура и границы периодической системы / М., Атомиздат, 1969. 271 с.

21. Emsley J. Mendeleev”s dreem table. / London. New Scientist, 7, 1985, pp 32- Приложение Перечень авторских докладов и публикаций по тематике системных исследований (Жирным шрифтом выделены публикации, использованные в настоящем издании) 1. Геохимия и научный прогноз / Сб. материалов научной конф-ции.–Томск, ТГУ, 1969.

2. Проблемы рассеяния и концентрации рудного вещества с точки зрения статистической физики / Сб. материалов Республик-го совещания.– Чимкент, 1970.

3. Закономерности размещения и перспективы выявления рудных месторождений в Северном Телле (рудный район Музая– Герумма). / Доклад в Алжире. SONAREM, 1977.

4. Спор Плутона с Нептуном не утихает / Материалы дискуссии журнала «Техника молодёжи», 1979, № 12. (Статья включена в сборник по материалам дискуссии).

5. Методологические аспекты изучения природы стратиформных месторождений / Сб.

докладов совещания «Условия локализации медных месторождений» – Джезказган, 1982.

С. 68–69.

6. К вопросу о дифференциации вещества в активных зонах тектоносферы / Там же.

С. 158–160.

7. К проблеме систематики эндогенных рудных месторождений / Доклад на Республиканском геохимическом совещании. – Алма-Ата, 1983.

8. Симметричный вариант периодической системы на базе унифицированного классификационного системного макета / Межвузовский сб. «Структуры и минералого геохимическая характеристика месторождений Казахстана» А-А, 1987, с. 51- 9. Системно-рудноформационный анализ горнорудных районов / Сб. материалов Всесоюзной конференции «Повышение эффективности научного обоснования локального прогноза месторождений рудных полезных ископаемых». – Москва, 1987. С. 154.

10. Прямая и обращенная периодичность системных свойств / Доклад на секции межнаучных контактов. Дом ученых АН КазССР. – Алма-Ата, 1.12. 1987.

11. Унифицированный классификационный макет на базе обобщенной модели системы / Тезисы докладов на Всесоюзном совещании «Рудные формации структур зоны перехода «континент-океан».– Магадан, 1988. Т.1. С. 12. Некоторые методические вопросы производства глубинных поисков / Сб. материалов совещания Всесоюзной школы передового опыта «Использование геохимических данных для оценки прогнозных ресурсо и подсчета запасов месторождений цветных металлов» – Челябинск, 29–31 марта 1988.

13. Практикуемые формальные и альтернативные методы оценки прогнозных ресурсов (критический обзор) / Там же.

14. Опыт интерпретации геохимических данных при поисковых и поисково-оценочных работах / Там же 15. О цели и задачах изучения минералого-геохимической зональности оруденения / Сб. материалов научной конф. «Актуальные вопросы геологии Сибири» – Томск, 1988.

16. О соотношениях сульфидных и оксидных ассоциаций в системе рудных формаций / Тезисы докладов на Всесоюзном совещании «Теория и практика геохимических поисков в современных условиях».– Ужгород, 1988. Т.7. С.133.

17. Теория и практика систематики / Сб. материалов III-й Всесоюзной конференции «Системный подход в геологии».– М., 1989.

18. Матричная интерпретация термодинамической системной модели Больцмана Гиббса и ее практические приложения / Доклад на юбилейной научной конференции в ТГУ. – Томск, 1990.

19. Систематика и синергетика / Доклад на семинаре «Синергетика в геологии».

– Алма-Ата, 1991.

20. Общая систематика геохимических аномалий / Сборник «Топорковские чтения».– Рудный, 1994. С. 266–270.

21. Опыт длительных геохимических сейсмопрогностических исследований в Казахстане / Сб. тезисов докладов III-его Казахстанско-Китайского симпозиума «Теория и практика прогноза землетрясений на территории Тянь-Шаня» – Алматы, 1996. 10-14 сентября. (В соавторстве с сотрудниками института сейсмологии.) 22. К систематике землетрясений (генетический аспект феноменологического прогноза) / Сборник «Топорковские чтения».– Рудный, 1997. Выпуск III. С. 353–355.

23. Матричная систематика сейсмотектонических событий / Сб. материалов международной конференции «Самоорганизация природных, техногенных и социальных систем, междисциплинарный синтез фундаментальных и прикладных исследований».– Алматы, 1998.

24. О методе матричной систематики // Алматы, НАН РК. Известия. Серия геол., N6. 2003.

С.54–65. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 25. Геономический ансамбль позиционных природных систем // Известия, серия геол.

N3-4, 2004. С. 17–29. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 26. Фрактальный анализ ансамбля фундаментальных природных систем / Материалы XLI Тектонического совещания: «Общие и региональные проблемы тектоники и геодинамики».Т.II – М., 2008. С. 138–142. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 27. Геотектоника и геодинамика: картографический аспект (принципы геотектонического районирования) / Там же. С. 374–378.

28. Интерпретация современного структурного плана Казахской складчатой страны в свете методологии системных исследований / Известия НАН РК, 2003, N 5. С. 92-98.

29. Рудноформационная матричная систематика // Известия, серия геол, N6, 2004.

С. 60–83. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 30.. Геотектоническая матричная систематика // Там же. N5, 2004. С. 76–86.

(В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 31. Матричная систематика магматических формаций // Там же. N4, 2005. С. 60–72.

(В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 32. Системно-рудноформационный анализ горнорудных районов // Там же. N1, 2005.

С. 72-85. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 33. О методологии системных исследований (к общей теории систем) // Там же. 2008.

№2. С. 75–84.

34. Метод системно-рудноформационного анализа горнорудных районов // Материалы науч.

Конференции «Магматические, метасоматические формации и связанное с ними оруденение» – Ташкент, 2005. С. 304–308. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 35. Геотектонические факторы и магматические формации в свете методологии системных исследований / Там же. С. 301–304. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 36 Композиционная ландшафтно-геохимическая система и матричная систематика литохимических аномалий. // Геология и охрана недр, № 2/2006. С. 43–47.

(В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 37. Геохимия ландшафта: природный и техногенный аспекты // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Института географии:

«Географические проблемы устойчивого развития: теория и практика».– Алматы, Казахстан. 27-29 августа 2008. С.666–672 (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 38. Геотектоника, геодинамика, магматизм, металлогения в свете концепции «нового униформизма» / Сборник докладов «Геология Казахстана», посвященный международному геол. Конгрессу. – Алматы, 2007. С. 73–79.

39. Принципы геотектонического районирования / Там же. С. 108– 40. О генетических и функциональных межсистемных связях процессов рудообразования с магматизмом // Материалы Научной конференции, посвященной памяти А.Н. Заварицкого,.

М., 2008 г. С.267– 271.

41. Тектоника и магматизм: системный подход. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 42. Абстрактное моделирование процессов рудообразования / Тезисы доклада к научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Ф.И. Вольфсона. – Москва, 2007.

С.170–174. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 43. Акбакай-Ботабурумский рудный район Южного Казахстана (пример системно рудноформационного анализа)./ Там же. С.. 215–218.

44. К проблеме построения естественнонаучной теории рудообразования // Сб.

материалов международной научно-практической конференции «Сатпаевские чтения»

«Актуальные проблемы наук о Земле»:–Алматы, 2008.С.112–115.

45. Джезказган-Улутауский рудный район (пример системно-рудноформационного анализа) Там же. С. 145–148.

46. Индикация мантийных и коровых петрогенераций в свете методологии системных исследований / Сборник материалов международного симпозиума «Петрология литосферы и происхождение алмазов» (СО РАН, г. Новосибирск). С. 76 (рус), 191 (англ.) (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 47. Теоретические аспекты минерагении алмазов / Там же. С. 103 (рус), 136 (англ.) 48. Интерпретация природы литохимических аномалий в свете их матричной систематики / Сб. материалов Международной конференции «Месторождения природного и техногенного сырья, геохимия, геохимические и равии ческие методы поисков, экологическая геология» – Воронеж, 2008. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 49. О минералого-геохимической зональности и структурно-минерагенических типах рудных полей / Там же.

50. Системно-рудноформационный анализ горнорудных районов // Результаты работ ИГН за 2006 – 2008 ее. Известия НАН РК, серия геол., 2009, N 1,2. С. 73-76.

51. Литоформации в свете методологии системных исследований // «Отечественная геология».2009, № 4. С.89–96.

52. Тайсоган-Актогайский рудный район. (Пример системно-рудноформационного анализа) // Известия НАН РК, серия геол.. 2009, N 5. С. 99–103.

53. Косачино-Васильковский рудный район Северного Казахстана (пример системно рудноформационного анализа) / Материалы научной конференции, посвященной 100-летию Н.В.Петровской. М., 2010. (В соавторстве с Фомичевым В.И.) 54. Вулканизм и хемогенные формации в свете методологии системных исследований // Материалы симп-ма «Вулканизм и геодинамика», Петропавловск-Камчатский, 2009. Т.I.

С.107–111 (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 55. О природном алгоритме сейсмических событий и долгосрочном прогнозе катастрофических землетрясений // Там же. Т. II. С. 669– 56. Повторенье – мать ученья: еще раз о системно-рудноформационном анализе. // Сб.

материалов международной научно-практической конференции «Сатпаевские чтения»:

«Геология, минерагения …»:–А., 2009. С. 238–243. (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 57. О причинах и связях сейсмотектонических событий (к проблеме долгосрочного прогноза катастрофических землетрясений) // Там же. С. 436–443.

58. Тянь-шаньский подвижной пояс и буферная Казахская «складчатая» страна: тектоника и геодинамика. / Материалы XLIII тектон. Совещания «Тектоника и геодинамика складчатых поясов и платформ». Т.II.–М. 2010 г. С. 394– 59. «Край несметных богатств» в свете методологии системных исследований // Сб.

материалов международной научно-практической конференции «Сатпаевские чтения»:

«Проблемы геологии и минерагении …»:–А., 2010. С. 117– 60. About parities of.mirror’s and inversional symmetry in Tectonics, Geodynamics and Metallogeny of the Bolshoi Altai / EAGE– KAZGEO–2010, 15–17 November 2010, A., Kazakhstan.

61. Кайнозойский рифтогенез в зонах фланговых границ Тянь-шаньского подвижного пояса:

картографическое значение осей рифтов при геотектоническом районировании // Материалы Всероссийского научного симпозиума »Кайнозойский континентальный рифтогенез».

Иркутск, 1–5 июня 2010 г. С. 178–181.

62. Матричная систематика изверженных горных пород как геометризация теории петрогенезиса / Материалы XI Всероссийского петрографического совещания, 24–26 августа 2010 г. Екатеринбург, Россия. С. 298–299.

63. Долгосрочный прогноз катастрофических землетрясений в Иссык-кульском сегменте Тянь-Шаня / Материалы 7–го Казахстанско-Китайского международного симпозиума.- А., 2010. С.70– 64. Актуальные проблемы Наук о Земле / Там же. С. 105– 65. Минеральные индикаторы природных процессов и матричная систематика минеральных видов / Материалы Всероссийского совещания с международным участием «Минеральные индикаторы литогенеза». Сыктывкар. 14–16 марта 2011 т.

66. К проблематике рудногеологической науки / Сборник материалов международной научно-практической конференции «Сатпаевские чтения».– А., 2011. С. 227 – 67. Матричная систематика вулканических событий как геометризация теории рифтогенного и коллизионного вулканизма / V Всеросс. Симпозиум по вулканологии и палеовулканологии «Вулканизм и геодинамика». Екатеринбург, 2011. С.459- 68. К проблеме повышения эффективности сейсмомониторинга / Там же. С. 455–458.

69. Азбука естествознания (полемика геолога с физиками-теоретиками). К 300-летию со дня рождения М.В. Ломоносова / Известия НАН РК. Серия геологии и технических наук.

2011. № 4. С. 60– 70. Каратауская металлогеническая провинция / Юбилейный сборник трудов ИГН имени К.И. Сатпаева – «Геологическая наука независимого Казахстана: достижения и перспективы». А., 2011. С.237– 71. Коксу–Текелийский горнорудный район / Там же. С.246– 72. Сейсмотектоника и нефтяная геология Прикаспия / Сб. материалов международной научно-практической конференции «Сатпаевские чтения»: «Актуальные проблемы современной геологии и минерагении Казахстана». – А., 2012. С. 466–469.

73. (с коллективом авторов). Современные проблемы минерагении Казахстана и перспективная оценка развития минерально-сырьевой базы / Серия геологии и технических наук. 2012, № 1. С. 32–45.

74. К проблеме восполнения минерально-сырьевой базы горнорудных районов. / Серия геологии и технических наук. 2012 № 2 (В соавторстве с Ракишевым Б.М.) 75. «Химия земной коры». (О матричной систематике минеральных видов и молекулярных структур) / Международная конференция «Вернадские чтения», посвященная 150-летнему юбилею В.И. Вернадского.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.